Высказывания святых отцов

Высказывания святых отцов

Сокровищница духовной мудрости

Священство

Образ священника

…Те, которые в Церкви Божией избираются в духовный сан, не должны ничем отвлекаться от Божественного служения, не должны связываться хлопотами и занятиями мирскими… (свт. Киприан Карфагенский, 63, 113).

***

…Священники должны быть смиренны, так как Господь и его апостолы были смиренны (свт. Киприан Карфагенский, 63, 303).

***

Да не надмевает тебя степень церковного чина, но более да смиряет; ибо преуспеяние души — преуспеяние в смирении; а лишение и бесчестие рождаются от высокомудрия. В какой мере будешь приближаться к высшим священным степеням, в такой мере смиряй себя, боясь примера сынов Аароновых.

Познание богочестия — познание смирения и кротости. Смирение — подражание Христу, а превозношение, вольномыслие и бесстыдство — подражание диаволу (свт. Василий Великий, 9, 51).

***

Он <священник> должен не знать даже меры в добре и в восхождении к совершенству, почитать не столько прибылию то, что приобретено, сколько потерею то, что не достигнуто, пройденное же обращать всегда в ступень к высшему, и не высоко думать о себе, если и многих превосходит, но признавать уроном, если не соответствует в чем сану. Ему должно измерять успехи свои заповедаю, а не примером ближних (порочны ли они, или успевают несколько в добродетели), не взвешивать на малых весах добродетель, какою обязаны мы Великому, от Которого все, не думать, что всем прилично одно и то же; так как не у всех один и тот же возраст… (свт. Григорий Богослов, 12, 25).

***

Блажен, кто, восприяв на себя власть над народом, чистыми и великими жертвами примиряет Христа с земнородными (свт. Григорий Богослов, 15, 274).

***

…<Необходимо>, чтобы намеревающийся быть священнослужителем перед Богом, тело свое представить в священнодействие, и соделаться не мертвенным закланием в жертве живой и в служении словесном, не повреждал души каким-либо грубым и многоплотяным облачением жизни, но чистотою оной, подобно какой-либо паутинной нити, утончат все житейские предначинания, приближатся к тому, чтобы стать парящим горе, легким, воздушным и сокрушить в себе это телесное естество (свт. Григорий Нисский, 18, 328—329).

***

Священство есть достояние божественное, а не человеческое, учит же <пророк Моисей> сему так: жезлы каждого колена, означив именами давших, Моисей полагает при алтаре, чтобы жезл, отличенный от прочих некиим Божественным чудом, соделался свидетельством рукоположения свыше (см.: Чис. 17, 2—7). И поскольку это исполнилось, жезлы других колен остались тем же, чем были, а жезл иерея, укоренившись в себе самом, не от посторонней какой влаги, но вложенною в него божественною силою, произрастил ветвь и плод; и плод пришел в зрелость; плодом же был орех; то по совершении сего все подвластные Моисею обучались благочинию. По причине же плода, произращенного жезлом иерейским, надобно прийти к мысли, сколько воздержною, строгою и суровою надлежит быть жизни в священстве по внешнему ее поведению, а внутренно, втайне и невидимо какую содержать в себе питательность, что в орехе обнаруживается, когда питательное со временем созреет, твердая оболочка распадется, и деревянистый этот покров на питательном плоде будет сокрушен. Если же дознаешь, что жизнь какого-либо так называемого иерея похожа на яблоко, благоуханна, цветет как роза (весьма же многие из них украшаются виссоном и червленицею, утучняют себя дорогими яствами, пьют вино процеженное, мажутся первыми вонями (ср.: Ам. 6, 6), и все, что только по первому вкушению кажется сладким, признают необходимым для жизни приятной), — то прекрасно будет сказать тебе при этом Евангельское слово: вижу плод, и по плоду не узнаю древа священства (ср.: Мф. 12, 33). Инаков плод священства; а иной этот; тот плод — воздержание, а этот — роскошь; тот земною влагою не утучняется, а к этому с дольних мест стекается много потоков наслаждений, с помощью которых такой красотою рдеет зрелый плод жизни (свт. Григорий Нисский, 18, 363—364).

***

…Священнодействующему нужно быть столь чистым, как бы он стоял на самых небесах посреди тамошних Сил (свт. Иоанн Златоуст, 44, 425).

***

…Душа священника должна со всех сторон блистать красотою, дабы она могла и радовать и просвещать души взирающих на него (свт. Иоанн Златоуст, 44, 434).

***

Даже и того, кто отличался бы великим благочестием, немало полезным для этой власти <священника>, и его не осмелюсь тотчас избрать, если он не окажется имеющим вместе с благочестием и великое благоразумие (свт. Иоанн Златоуст, 44, 437).

***

<Священник> должен быть важным и негордым, суровым и благосклонным, властным и общительным, беспристрастным и услужливым, смиренным и не раболепным, строгим и кротким, чтобы он мог удобно противостоять всем препятствиям… (свт. Иоанн Златоуст, 44, 439—440).

***

Священник должен иметь душу чище самих лучей солнечных, чтобы никогда не оставлял его без Себя Дух Святый… (свт. Иоанн Златоуст, 44, 468).

***

Он <священник> так приступает к Богу, как бы ему вверен был весь мир и сам он был отцом всех, прося и умоляя о прекращении повсюду войн и усмирении мятежей, о мире и благоденствии, о скором избавлении от всех тяготеющих над каждым бедствий частных и общественных. Посему он сам должен столько во всем превосходить всех, за кого он молится, сколько предстоятелю следует превосходить находящихся под его покровительством. А когда он призывает Святаго Духа и совершает страшную Жертву и часто прикасается к общему всем Владыке, тогда, скажи мне, с кем наряду мы поставим его? Какой потребуем от него чистоты и какого благочестия? Подумай, какими должны быть руки, совершающие эту службу, каким должен быть язык, произносящий такие слова, кого чище и святее должна быть душа, приемлющая такую благодать Духа? Тогда и Ангелы предстоят священнику, и целый сонм небесных сил взывает, и место вокруг жертвенника наполняется ими в честь Возлежащего на нем (свт. Иоанн Златоуст, 44, 471).

***

Тот, кто молится… за всю вселенную, и умилостивляет Бога за грехи всех, не только живых, но и умерших, — тот каким сам должен быть? Даже дерзновение Моисея и Илии я почитаю недостаточным для такой молитвы (свт. Иоанн Златоуст, 44, 471).

***

Священник должен быть не только чист так, как удостоившийся столь великого служения, но и весьма благоразумен и опытен во многом, знать все житейское не менее обращающихся в мире и быть свободным от всего более монахов, живущих в горах (свт. Иоанн Златоуст, 44, 472).

***

Выходящий на поприще священства в особенности должен презирать славу, преодолевать гнев, быть исполнен великого благоразумия (свт. Иоанн Златоуст, 44, 474).

***

…Как золото, смешанное с грязью, не терпит вреда и блестящий Маргарит не испытывает изменения, когда войдет в соприкосновение с некоторыми нечистыми видами, таким же точно образом и священство не оскверняется никем… (свт. Иоанн Златоуст, 45, 919).

***

…Нужно, чтобы священник, бодрствуя, вел подвижническую жизнь и чтобы последняя была зеркалом для народа… (свт. Иоанн Златоуст, 49, 707—708).

***

…Иерею Божию, священнодействующему пред Богом, надлежит быть мирным и тихим, не хищником, не коварным, не сребролюбивым, чтобы прежде всего в его душе Бог был совершен, и потом изменял бы так по своему образу свой народ (свт. Иоанн Златоуст, 53, 897).

***

Звание наставника и священника весьма важно и достойно удивления, и воистину Божеское указание потребно для того, чтобы для этого был избран человек достойный (свт. Иоанн Златоуст, 54, 652).

***

…Если Христову служишь алтарю, то по Христовым заповедям проходи свое служение; будь кроток и смирен сердцем. У тебя в руках не гражданская какая-либо власть, надмевающаяся кичением и пышностию, но мирное и безмятежное служение (прп. Исидор Пелусиот, 60, 106—107).

***

Если иерей наименован и должен быть образом стада (см.: 1 Пет. 5, 3) и светом Церкви (см.: Мф. 5, 14), то нравам его необходимо отпечатлеваться в подчиненных, как печати на воске. Посему если хочешь быть светом, то не терпи шутливости и смехотворства, чтобы не научить многих бесчинию. Иерей — Ангел Господа Вседержителя есть (Мал. 2, 7). Ангел же не знает смеха, служа Богу со страхом (прп. Исидор Пелусиот, 60, 185—186).

***

Определяя ведущий к нему <священству> путь, сказываю, что приступивший к сему начальствованию прежде нежели понес на себе власть законов, не ко благу подначальных проходит сие домостроительство. А кто в чине подчиненного упражнялся, и оказался благоискусным в начальнических добродетелях, тот приступает к прохождению служения, имея самое высокое доброе качество — опытность. Первый, предпринимая благоустроять других прежде, нежели благоустроил себя, погрешает против истины, а другой, благоустроив прежде себя и изведав дело на опыте, окажется способным благоустроять других. Первый, прежде нежели обучился владеть оружием, замышляет о том, чтобы поставили его военачальником, а другой, став благоискусным воином, будет и благоискуснейшим военачальником. Один, будучи неопытен в управлении движениями войск, думает быть предводителем, а другой, подвизавшись в таких упражнениях, поставляется воеводою (прп.

Исидор Пелусиот, 61, 45—46).

***

Тем, на кого возложен драгоценнейший венец священства, должно украшаться добродетелями, нежели богатствами, приличным для себя удовольствием почитать целомудрие, и не уступать над собою власти чреву и страстям, которые от чрева, потому что надлежит не власть почитать чем-то служащим к удовлетворению пожеланий, но терпение признавать властию, а если предстоит опасность за добродетель или благочестие, не бежать от смерти; убоявшись, подвергнутся они осмеянию, если не с охотою пойдут туда, приходящим куда есть надежда достигнуть чего желали здесь в продолжение жизни; желали же сопребывания с Богом (прп. Исидор Пелусиот, 61, 68—69).

***

Поелику любомудрствовать на словах легко, а на деле трудно, и одно услаждает слух, а другое обучает души, то посему Бог удостоенных священнического служения взывает… священницы глаголите в сердце Иерусалиму (Ис. 40, 2). Поскольку любомудрствующие на словах не только наскучивают слушателям, но, поступая противно тому, что сами говорят, заставляют над ними смеяться; то Бог требует от них добродетели в делах, которая трогает душу слушателей. Посему-то освященному надлежит быть священным; потому что неосвященному непозволительно священствовать (прп. Исидор Пелусиот, 61, 266—267).

***

Для священнодействующего украшение добродетели — богатство, целомудрие — услаждение, довольство малым — утеха, успех подчиненных в добродетели — веселие. Если же кто, водясь правилами противными сему, хвалится именем священства, то он не священ и недостоин права начальства (прп. Исидор Пелусиот, 61, 354).

***

…Хотя священство возвышеннее и достоинством больше даже и царской власти, однако же приявшим оное надлежит не превозноситься им над другими, но самым приличным и соответственным для него украшением почитать благоразумную кротость, представляя себе в уме, что священство выше всякой человеческой почести и всякого сана, но, по Божественной благодати и по Божиему распределению, сподобившиеся оного прияли на себя оное ради пользы других, и несправедливо было бы оскорблять оное самоуправством (прп. Исидор Пелусиот, 62, 402).

***

…Священникам надлежит быть мудрыми и учительными; потому что поставленный над словесным стадом должен быть трезвен и учителен (свт. Кирилл Александрийский, 65, 384).

***

Будем же непрестанно о себе самих рассуждать и постараемся, сколько можем, и других отклонять от покушения — искать и брать недостойно… власть <священства>, чтобы и их избавить от осуждения и самим пожить прочее безопасно. Кто, впрочем, исследуя себя с точностию, находит, что он свободен от всякого славолюбия и даже следа не имеет сластолюбия и плотской похотливости, чист также совершенно от сребролюбия и злопамятства, имеет безгневие и совершенную кротость, стяжал такую любовь к Богу, что лишь только услышит одно имя Христа, тотчас начинает гореть пламенем к Нему и проливать слезы, плакать при этом и о братиях своих, почитая грехи других собственными своими и от всей души имея себя самого грешнейшим паче всех, — и наконец видит в себе благодать Святаго Духа, просвещающую его богатно и делающую сердце его солнцем, — видит, что в нем явно совершается чудо купины, так что он горит, поскольку душа его соединена с неприступным огнем Божества, и не сгорает, поскольку она свободна от всякой страсти, — еще смиряется так, что почитает себя недостойным и недовольным <непригодным> для такой степени, зная немощь человеческого естества, но питает дерзновенное упование на Божественную благодать и силу, ею подаемую, и если с готовностию решается на такой шаг, то делает это понуждаемый теплым веянием и мановением благодати, и с отвержением при сем всякого человеческого помысла, и с желанием живот свой положить за братий, во исполнение заповеди Божией и любви к ближнему, — при всем же сказанном имеет еще ум, обнаженный от всякого мерзкого воспоминания, и одеян в светлую одежду смирения, так что ни к тем, которые содействуют ему по такому предмету, не имеет особенного расположения и любви, ни на тех, которые противятся тому, не держит ни малого зла в сердце и не ненавидит их, но равно относится ко всем с благорасположением, простотою и незлобием сердца, — кто все такое имеет, тот пусть решается принять предлагаемое ему достоинство. Однако же и при этом всем да не дерзает он приступить к сему без воли и разрешения отца своего духовного. Пусть смирится перед ним и решается на такое дело, как бы по приказанию его и с молитвою его, приемля такой сан единственно для спасения братий. Впрочем, так следует поступать ему, если знает, что духовный отец его имеет явно благодать Святаго Духа и сподобился приять свыше ведение и премудрость, чтобы не сказал ему при сем того, что противно воле Божией, но по сущему в нем дару, сказал то, что Богу угодно и для души его полезно, — дабы не оказалось, что он слушается человека, а не Бога. Если найдет он доброго содейственника и советника в духовном муже, то принятие им сана будет более безопасно и мудрование более смиренно (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 461—462).

***

…<Иерей> должен быть чист не только телом, но и душою и при этом непричастен никакому греху. Во-вторых, он должен быть смирен не по внешнему только держанию себя и обычаю действовать, но и по внутреннему настроению. Потом, когда предстоит священной и Святой Трапезе, должен всеконечно, видя чувственно Святые Дары, мысленно созерцать Божество. И не это только, но и Самого Того, Кто невидимо присущ в Дарах, должен он стяжать и иметь обитающим в себе, в сердце своем сознательно, чтобы таким образом с дерзновением мог он возносить моления к Богу и, как друг с другом беседуя, говорить: Отче наш, Иже еси на небесех, да святится имя Твое (Мф. 6, 9); потому что молитва сия показывает, что произносящий ее имеет живущим в себе сущего по естеству Сыном Божиим, со Отцом и Святым Духом… (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 569).

***

Не обольщайтесь, братие, и отнюдь не дерзайте прикоснуться или приступить к Неприступному естеством. Ибо кто не отречется от мира и того, что в мире (ср.: 1 Ин. 2, 15), и не отвержется души своей и тела, и весь, всеми чувствами не сделается мертвым, ни на что из приятного в мире сем не взирая с пристрастием, ничего совершенно не желая из вещей мира и не услаждаясь никакими речами человеческими, кто не сделается глухим и слепым для мирских дел и обычаев, действий и слов, хотя и видя то, что оку свойственно видеть, но не дозволяя ничему войти внутрь, в сердце, и запечатлеваться в нем чертам и образам этих (предметов), равно и слушая то, что воспринимает слух человеческий, но пребывая как бы бездушным и бесчувственным камнем и не помня ни звуков, ни значения слов, — тот не может таинственную и Бескровную Жертву приносить чисто по естеству чистому Богу (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 167).

***

…Кто прежде не оставит мира, и от души не возненавидит (всего) мирского, и искренно не возлюбит единого Христа, и ради Него не погубит душу свою, не заботясь ни о чем для человеческой жизни, но как бы ежечасно умирая, не будет много плакать о себе и рыдать, и не будет иметь желания только к Нему одному, и через многие скорби и труды не сподобится воспринять Божественного Духа, которого дал Он Божественным апостолам, дабы через Него изгнать всякую страсть, и легко исправить всякую добродетель, и стяжать обильные источники слез, откуда очищение и созерцание души, откуда познание Божественной воли, откуда просвещение Божественным озарением и созерцание неприступного света, откуда бесстрастие и святость дается всем, сподобившимся видеть и иметь Бога в сердце, и быть Им хранимыми и хранить неповрежденными Его Божественные заповеди, — тот да не дерзнет принимать священство и предстоятельство над душами или стать начальником (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 232-233).

***

…Сподобившийся быть служителем Христовым сам совершенно не должен иметь ничего своего, ни приобретать чего-либо мирского, кроме необходимого для тела и только; все же прочее принадлежит бедным и странникам, и его церкви (в которой он служит). Если же, напротив, он дерзнет для своих расходов безвременно пользоваться этим со властию и принадлежащее странникам раздавать сродникам, и строить дома, и покупать поля, и набирать толпу рабов, — то, увы, какой суд (ожидает) его? Без сомнения, он подобен человеку, все приданое жены своей худо расточившему по неразумию, который, будучи схвачен и не имея (чем) уплатить, когда с него требуют для нее денег, конечно, для возмещения его супруги, предается в темницу на заключение. Так будет и с нами, священниками и священнослужителями, которые ради себя самих, и сродников, и друзей злоупотребляют церковными доходами и совершенно не пекутся о бедных, но строят дома, бани, монастыри, башни, дают приданое и устраивают браки, церкви же свои, как чужие, презирают и нерадят о них (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 233—234).

***

Приявшему священство и от всех страстей надлежит быть чисту, особенно же от блуда и злопамятства, о коих даже легких помышлений иметь не следует… (прп. Феогност, 91, 381).

***

Блистателен чин священства и священное облачение, но <только>… тогда, когда посвященный имеет при сем внутри и душу, блестящую чистотой (прп. Феогност, 91, 392).

***

Не осилив же отстать и очиститься от страстного расположения, по причине долговременной привычки, как дерзаешь ты, окаянный, касаться того, что и для Ангелов неприкосновенно? Итак, или вострепещи и воздержись от Божественного священнодействия и тем умилостиви правду Божию, или как бесчувственный и неисправимый, попускай себя впасть в руки Бога живого, Который не пощадит тебя человеколюбно, но накажет немилосердо за то, что ты бесстыдно дерзаешь приступать к царской брачной вечери, с душою оскверненною и в рубищах, когда ты недостоин даже входа в Царский Чертог, а не только возлежания на Его вечери (прп. Феогност, 91, 392).

Откровения Марии. Высказывания Святых Отцов

Приветливая Незнакомка

Высказывания Святых Отцов
О молитве за усопших.
СТАРЕЦ ПАИСИЙ СВЯТОГОРЕЦ: «Бог хочет помочь усопшим, потому что Ему больно за них, однако не делает этого, потому что у Него есть благородство. Он не хочет дать диаволу право сказать: «Как же Ты спасаешь этого грешника, ведь он совсем не трудился?» Молясь за усопших, мы даем Богу право на вмешательство. Нужно сказать и о том, что в большее умиление Бога приводят наши молитвы об усопших, чем о живых». «Заупокойные службы — это самый лучший адвокат о душах усопших. Заупокойные службы обладают такой силой, что могут даже вывести душу из ада».
***
Бесстрастие.
«Бесстрастие же не в том состоит, чтобы не чувствовать страстей, но в том, чтобы не принимать их в себя!

Раздражение непростительно, так как в это время мы находимся во власти темных сил. Чистоту помыслов и чистоту чувств нетрудно приобрести уединением, чтением духовным и упражнением в молитве. » Святой Схиигумен Савва.
***
Бесы говорят — Ненавижу, когда человек мужественно борется со скорбью. На душе кошки скребут, а он вида не показывает. Эта борьба мне крайне не нравится.
— Сейчас многие прямо с низших мытарств к нам в ад отправляются, за осуждение других (особенно священников и монахов). И чревоугодников много: все любят поесть и попить повкуснее. Они и не каются в этом; придут в храм, на лавочку сядут и говорят о мирском. У них и мысли нет, чтобы покаяться.
Иеромонах Пантелеймон Ледин говорил : «Что у нас брань духовная и здесь неизбежны раны и тесноты от врага. На войне как на войне: это подвижники терпели напраслину, я же по делам приемлю». Какие книги особенно бесам не нравятся?Новый Завет и Псалтирь, затем Святоотеческие и прежних, XVIII-XIX веков, старцев книги и поучения.
Силуан Афонский о молитве.
«Господи, — говорит Силуан, — научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа». И снова в сердце ответ от Бога: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся.»
«Все спасутся, один я погибну.» Он духом узрел, что самым глубоким корнем греха является гордость, — этот бич человечества, оторвавший людей от Бога и погрузивший мир в неисчислимые беды и страдания; это подлинное семя смерти, окутавшее человечество мраком отчаяния. Отныне Силуан, выдающийся гигант духа, все силы свои сосредоточит на подвиге за смирение Христово, которое ему было дано познать в первом Явлении, но которое он не сохранил. «Скоро я умру, и окаянная душа моя снидет в тесный черный ад, и там один я буду томиться в мрачном пламени и плакать по Господе: «Где Ты, свет души моей? Зачем Ты оставил меня? Я не могу жить без Тебя».
Это делание привело скоро к миру души и чистой молитве. Но даже и этот огненный путь оказался некратким.
Душа его томилась сознанием, что люди живут, не ведая Бога и Его любви, и он молился великою молитвою, чтобы Господь по неисповедимой любви Своей дал им Себя познать.
***
О признаках благодати и прелести ( Св.Силуан Афонский).
В СВОЕМ желании узнать от Старца, есть ли несомненный признак, дающий возможность достоверно отличить истинный духовный путь от тех «призраков истины», которые лежат на отступлениях от этого пути, мы вели с ним беседы об этом предмете, и слово его было для нас бесценно дорогим. Он говорил:
«Когда Дух Святой исполнит всего человека сладостью любви Своей, тогда мир забыт совершенно, и душа вся в неизреченной радости созерцает Бога; но когда душа снова вспомнит мир, тогда от любви Божией и жалости к человеку — она плачет и молится за весь мир.
Предавшись плачу и молитве за мир, порожденный любовью, душа от сладости Духа Святого снова может забыть мир и снова упокоеваться в Боге; вспоминая же мир, опять в великой печали слезно молится, желая всем спасения.
И это есть истинный путь, которому научает Дух Святый.
Дух Святый есть любовь, мир и сладость. Дух Святый научает любить Бога и ближнего. А дух прелести — есть гордый дух; он не щадит человека и прочую тварь, потому что он ничего не создавал; он действует, как вор и хищник, и путь его исполнен разрушения.
Дух прелести не может дать истинной сладости; он приносит только тревожную сладость тщеславия; в нем нет — ни смирения, ни мира, ни любви; а есть холодное безразличие гордости.
Дух Святый учит любви Божией, и душа скучает о Боге и сладко со слезами ищет Его день и ночь, а враг приносит свою тоску, тяжелую и мрачную, убивающую душу.
По этим признакам можно ясно распознавать благодать Божию от прелести вражией».
Мы говорили Старцу, что есть люди, которые бесстрастие понимают не как любовь Божию, а как особое созерцание бытия, стоящее выше различения добра и зла, и что такое созерцание они считают большим, чем христианская любовь. На это Старец сказал:
— Это вражья наука; Дух Святый так не учит.
И слушая Старца, мы не могли не вспоминать демонических образов тех «сверхчеловеков», которые восходят «по ту сторону добра и зла». Старец говорил:
— Дух Святый есть любовь, и Он дает душе силу любить врагов. И кто не любит врагов, тот не знает Бога.
Этот последний критерий в душе Старца занимал совершенно исключительное и бесспорное место. Он говорил:
— Господь — милостивый Создатель, и Ему всех жалко. Господь жалеет всех грешников, как мать жалеет своих детей даже тогда, когда они идут недоброй дорогой, и где нет любви к врагам и грешникам, там нет Духа Господня.
Постоянно пребывая в подвиге, Силуан Афонский воздерживался во всем и от всего, что могло бы мешать стяжанию благодати: спал мало, до двух часов в сутки, не делал послаблений в посте и ограничивал себя в еде, советуя обращавшимся к нему «кушать столько, чтобы после принятия пищи хотелось молиться»; отсекал свою волю, считая, что это приносит «пользу большую» для души. Она тоскует, молится, плачет, пребывая в борьбе, чтобы удержать благодать, но Божественный свет, если и возвращается, то ненадолго, а затем, как прежде, снова оставляет послушника. «За то страдаем мы, — пояснял старец, — что не имеем смирения. В смиренной душе живет Дух Святой, и Он дает душе свободу, мир, любовь, блаженство». Стяжать смиренный дух «это великая наука, которую скоро не одолеешь».
***
Многие родители, имея слепую любовь к детям, жалеют наказывать их за проступки: но после, когда дети вырастут и будут безнравственны, такие родители сами поймут свою погрешность в том, что не наказывали детей, пока они были малы. Сам Бог избранных чад Своих наказывает, как видим в Писании, так разве Он не любит их? «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12, 6). В этом деле и христиане должны подражать Небесному Отцу и детей своих любить и наказывать. Не наказанные в юности, в зрелости остаются, как кони необъезженные и дикие, ни к какому делу не пригодные. Поэтому, христианин, люби детей своих по-христиански и наказывай их, чтобы стали исправными и добрыми. Святитель Тихон Задонский (104, 1600-1601).
***
Крепко держал в памяти преподобный Феодор Санаксарский слово Сирахово: «Лучше слово, нежели даяние» (Сир.7,35). И в творениях Златоуста тоже: «Случается часто, что приятное (полезное) слово больше довольствует неимущего, чем подаяние…добрым советом может быть большее приобретение, ибо не голод насыщается, но спасается от лютой смерти» (25 беседа на Деяния;41 беседа на Бытие). Перед выходом из келлии в церковь и обратно, молитвы: «Боже, милостив буди мне грешному! Боже, очисти грехи моя и помилуй мя! Без числа согреших, Господи, прости мя! Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим!» и «Достойно есть» до конца.
Каждый христианин должен иметь четки и по благословению духовного отца читать каждый день молитву Иисусову. Это духовный меч каждого православного.
БОЖЕ. МИЛОСТИВ БУДИ МНЕ, ГРЕШНОМУ! ГОСПОДИ , ИИСУСЕ ХРИСТЕ, СЫНЕ БОЖИЙ, ПОМИЛУЙ МЯ ГРЕШНОГО(УЮ)!…
Да, блюдите како опасно ходите, рече Господь !!! Надо быть готовыми ВСЕГДА! к нападкам нечистого…… Осторожно!….
«Бог ждет, чтобы мы попросили его о помощи, и только потом вмешивается». Наставления афонского старца Паисия Святогорца.
****
Советы духовного отца Григория. (Опыт построения Генеральной Исповеди)
ГЕНЕРАЛЬНАЯ ИСПОВЕДЬ ЗАНИМАЕТ ОКОЛО ГОДА.
ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ ИСПОВЕДИ АРХИМАНДР. ИОАННА КРЕСТЬЯНКИНА-ПО 1О ЗАПОВЕДЯМ- исповедь по МИН.10
9ИСПОВЕДЕЙ ПО 9 БЛАЖЕНСТВАМ…
20 ИСПОВЕДЕЙ ПО 20 МЫТАРСТВ БЛАЖ ФЕОДОРЫ. http://psylib.org.ua/books/rouzs01/txt12.htm
1-3 ИСПОВЕДИ ПО ЧИНУ ОТРЕЧЕНИЯ ОТ САТАНЫ..
А ПОТОМ ПО ГОДАМ ЖИЗНИ-ОТ 7ДО8ОТ 8 ДО 9 ,ОТ 9 ДО 10 И ТД
ГОД ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ-ОДНА ИСПОВЕДЬ И ТОГО БОЛЕЕ 50-60 ИСПОВЕДЕЙ…
В течение дня читать нужно:
ЧТЕНИЕ ЕВАНГЕЛИЯ.
ВООБРАЖАТЬ ОПАСНО.
ДИСЦИПЛИНУ ЖЕЛАТЕЛЬНО ВЫРАБАТЫВАТЬ И ПО СИЛАМ, ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ-НО со ВНИМАНИЕМ.
ЛЮБАЯ СЛУЖБА ИМЕЕТ НАЧАЛО И ОКОНЧАНИЕИ ПОРЯДОК И СМЫСЛ. И ВРЕМЯ. ОПРЕДЕЛИТЕСЬ ВРЕМЕНЕМ И ЧТО ДОЛЖНО ВХОДИТ В МОЛИТВЕННУЮ БЕСЕДУ,ЗАПИШИТЕ СЕБЕ.СО ВРЕМЕНЕМ МОЖНО КОРРЕКТИРОВАТЬ С ПОДСКАЗКОЙ И БЛАГОСЛОВЕНИЕМ
ГОСПОДИ, БОЖЕ МОЙ! УДОСТОЙ МЕНЯ БЫТЬ ОРУДИЕМ МИРА ТВОЕГО! ЧТОБЫ Я ВНОСИЛ ЛЮБОВЬ ТАМ, ГДЕ НЕНАВИСТЬ. ЧТОБЫ Я ПРОЩАЛ, ГДЕ ОБИЖАЮТ. ЧТОБЫ Я СОЕДИНЯЛ, ГДЕ ЕСТЬ ССОРА. ЧТОБЫ Я ГОВОРИЛ ПРАВДУ, ГДЕ ГОСПОДСТВУЕТ ЗАБЛУЖДЕНИЕ. ЧТОБЫ Я ВОЗВИГАЛ ВЕРУ, ГДЕ ДАВИТ СОМНЕНИЕ. ЧТОБЫ Я ВОЗБУЖДАЛ НАДЕЖДУ, ГДЕ МУЧАЕТ ОТЧАЯНИЕ. ЧТОБЫ Я ВНОСИЛ СВЕТ ВО ТЬМУ, ЧТОБЫ Я ВОЗБУЖДАЛ РАДОСТЬ, ГДЕ ГОРЕ ЖИВЕТ. ГОСПОДИ, БОЖЕ МОЙ! УДОСТОЙ! ЧТОБЫ НЕ МЕНЯ УТЕШАЛИ, НО Я УТЕШАЛ. ЧТОБЫ НЕ МЕНЯ ПОНИМАЛИ, НО Я ДРУГИХ ПОНИМАЛ. ЧТОБЫ НЕ МЕНЯ ЛЮБИЛИ, НО ЧТОБЫ Я ДРУГИХ ЛЮБИЛ. ИБО КТО ДАЕТ — ТОТ ПОЛУЧАЕТ. КТО СЕБЯ ЗАБЫВАЕТ — ТОТ ОБРЕТАЕТ. КТО ПРОЩАЕТ, ТОМУ ПРОСТИТСЯ. КТО УМИРАЕТ — ТОТ ПРОСЫПАЕТСЯ К ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ. АМИНЬ.
Где искать Царствия Божия?
«Если демоны будут склонять сердце твое к подвигу, превышающему силы твои, не слушай их: ибо это их обычное коварство — возбуждать человека к тому, чего совершить не может, дабы впал он в руки их, и они возрадовались об нем» (авва Исайя).
«Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17,21).
Кому открывается оно?
Тому, кто исполнит Божий закон.
В чем состоит Божий закон?
Он весь в двух заповедях
«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22,37-39).
Или, как говорит Апостол Павел:»Ибо заповеди: «не прелюбодействуй», «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «не пожелай чужого» и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя» (Рим. 13,9).
А для того, чтобы душа достигла состояния любви, мало отречься от мира, от привязанностей, от богатства — надо побороть этот мир в самом себе, надо побороть свои страсти.
Таким образом: Царствие Божие, находящееся внутри нас, достигается умерщвлением плоти.
Это определило весь дальнейший подвижнический путь христианства.
Господь сказал:»Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф. 5,29-30).
Эту основную заповедь аскетизма Святые Апостолы раскрыли подробно:»Умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание» (Кол. 3, 5).Они говорят, что этот путь умерщвления плоти — необходимое условие для духовной жизни:»Если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете» (Рим. 8, 13).
Умерщвление плоти Апостолы считают признаком христианина:
«…Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5,24).
На пути в Царствие Божие стоят гордость, самолюбие, сластолюбие, чревоугодие, леность, зависть, чувственность — все это надо побороть в себе.
Схиигумен Савва.
Богу уподобляется тот, кто прощает обиды ближнему. Перенесшие без ропота обиды по смерти причитываются к лику мучеников и становятся настолько близки к Богу, что молитвы их могут спасти даже и своих оскорбителей.
Кто злодея помянет добром, тот великий человек пред Богом.
Терпи обиды, неприятности, несправедливости, не дерзай по гордости винить в них своего ближнего. Поверь, вина лежит не на нем, а на тебе: Господь желает очистить грехи твои, вот и посылает тебе как бы незаслуженную скорбь и обиду. Но опять напоминаю тебе: она заслужена тобою, твоими грехами разными прежними, и приими скорбь с радостью, как лекарство от Самого Господа, а обидчика считай небесным другом, целителем твоей души; тогда никакая обида не потревожит тебя, а только будет звать тебя к покаянию, смирению, терпению и увеличивать здравие твоей души и делать тебя любезным Богу.
Если грехов у тебя мало, а обид много, то опять не беспокойся: за все получишь богатые возмездия от Бога. Сказано: «Блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради; радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5, 11-12).
Обиды, несправедливо претерпеваемые нами от кого бы то ни было, Бог вменяет нам или в отпущение грехов, или в награду.
Будь покоен за обидчика, и над ним есть строгий Судия — Господь, Который будет судить и его и тебя нелицемерно. Но ты не радуйся, если обидчик впадает в беду, все же он твой целитель был, допущенный или прямо посланный Богом. Осуждая его или злорадствуя о его беде, ты сам становишься другом демонов, поэтому по истине поступишь, если о всех будешь иметь только доброе, за всех молиться и всем благотворить, особенно обидчикам: они твои целители и духовные друзья.
Но скажешь: «Как стерпеть, когда близкий обижает, поступает несправедливо?» Хорошо, а ты не оскорбляешь сам ежеминутно Бога? Не хулишь Его всесвятое имя своими беззакониями всяческими и маловерием? А Он, вместо казни, тебя щадит, о тебе заботится и необходимое посылает тебе в жизни, а за покаяние поставляет тебя в число Своих друзей; разве не должен потому и ты прощать ближнему от всего сердца все обиды? Если не прощаешь, и тебе Господь не простит.
Часто за одно приветствие ближнему душа чувствует в себе добрую перемену; напротив, за один косой взгляд на ближнего теряется благодать и любовь Божия. Опыт показал, что не надо плохо мыслить о человеке, потому что за это теряешь благодать Святаго Духа.
Для мира душевного надо свою душу приучить, чтобы она любила оскорбившего и молилась за него. Мы страдаем до тех пор, пока не смиримся. Если кто тебя обидел, молись за него Богу, и тогда сохранишь мир в душе.
Не на ум рассчитывай и не на здоровье, а на благодать. Потеря благодати страшнее всех потерь; нет бедственнее состояния человека, потерявшего благодать. Весьма немногие возвращали ее великими подвигами. Надо иметь непрестанную бдительность, чтобы сохранить ее.
***
Блаженная Синклитикия: много у дьявола острых орудий. Когда не победил он душу бедностью, – приносит богатство к обольщению. Не одолел ее обидами и поношениями, – расточает на нее похвалы и славу. Побежден здравием человека, – тело его поражает болезнями. Ибо, не могши обольстить его удовольствиями, покушается совратить душу невольными трудами, поражает человека тяжкими болезнями с тем, чтобы через сие в нерадивых помрачить любовь к Богу (Древний патерик. 7:23).
***
Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рождён, и всякий, любящий Родившего, любит и Рождённого от Него.
Что мы любим детей Божиих, узнаём из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его.
Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки. 1Ин.5:1—3)
Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?
Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
сия есть первая и наибольшая заповедь;
вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;
на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.(Мф.22:36—40)
Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть;
и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими.
И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоём(Втор.6:4—6)
Любовь к Богу и ближним является плодом Духа Святого: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.(Гал.5:22,23)
Любовь к ближним неразрывно связана с любовью к Богу: Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас.
Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?
И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего. (1Ин.4:19,21)
В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши.
Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга.(1Ин.4:10-11)
Любовь к Богу возникает при осознании того, кто есть Бог. Это чувство может начать развиваться на основе благодарности к Богу, когда человек осознаёт, как Господь любит его, что Бог сделал для него лично и для всего человечества в целом:
Апостол Павел пишет замечательный гимн любви: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестаёт, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.(1Кор.13:1—8)
Церковь Христова.
Если же мы верим во Христа, то мы верим и каждому Его слову. А Он сказал: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». И еще сказал: «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6:53). Причащение Телом и Кровью Христовыми происходит в Церкви, которую Он основал, завещал апостолам и которая пребудет непоколебимой до скончания века. Можно ли одновременно верить во Христа и не верить Христу? Можно ли верить во Христа и не быть в Его Церкви?
У святого Иоанна Лествичника спросили, как определить: приближается ли человек к Богу или отдаляется от Него. На это он ответил: «Верный признак заблуждения — это уклонение от церковных служб». Через участие в Богослужениях православные христиане входят в таинственное общение с Богом и получают от Него благодатные силы для праведной жизни. Но путь христианина всегда увенчан страданием, и только со Христом этот путь — радость!
Святой апостол Павел говорит, что “Церковь Бога живаго стопл и утверждение истины”. Церковь основана Господом Иисусом Христом. Господь Иисус Христос является главой Церкви, которую Он основал. Апостол святитель Иоанн Богослов говорит: «Церковь Бога живаго есть столб и утверждение истины.» И она (церковь) имеет на это основание, потому что сам Господь сказал в Евангелии: «Созижду церковь свою и врата ада не одолеют ее».
И действительно Господь говорит: «Кто упадет на этот камень, тот разобьется, а на кого он упадет – тот будет раздавлен.» Вспоминая историю ,мы знаем сколькие выступали против церкви – и материалисты и коммунисты и прочие, которые пытались опровергнуть учение церкви. Но вот мы видим с Вами что их след «простыл» , и память о них почти исчезла. А они были в силе, а церковь — в гонении. Но тем не менее мы видим, что те кто был в силе, воинствующие атеисты и прочие – претерпели полное фиаско — то есть полное поражение. А церковь, с помощью Божьей , выстояла. Мы видим как Римская империя, которая была языческой , поверглась и стала христианской, хотя очень много мучеников христианских сжигали на кострах, убивали, предавали му

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *