Всяк человек ложь

Всяк человек ложь

«Всяк человек ложь»

«Всяк человек ложь»… Сколько раз каждый из нас читал, слышал или произносил эти слова псалмопевца! Но насколько же по-разному они могут отзываться в сердце… Одно дело, когда ты просто прочитываешь правило ко Причащению, в которое включен начинающийся этой фразой 115-й псалом. Ты можешь даже не задержаться на ней вниманием. Другое, когда понимаешь, что ты сам – ложь. Тут даже какое-то утешение можно найти: да, ты нечестен, лжив, непостоянен, однако ведь не только ты такой, а и вообще – «всяк человек». Но вот если предали тебя, подвели, бросили, оставили без помощи именно тогда, когда она была нужнее всего… Тогда-то ты постигаешь всю силу, всю скорбную глубину этой пророческой констатации. Потому что это очень тяжело – не просто оказаться одному, наедине со своей бедой и болью, но и понять вдруг, что те, на кого ты надеялся, кого считал верным другом, братом, сестрой, на самом деле не питали к тебе таких же чувств. Или – питали и перестали питать. Такое открытие может не только уязвить душу, иногда оно способно ее фактически убить, разрушить в ней что-то очень важное, необходимое для того, чтобы не существовать, а жить. И можно посему так сказать: чем скорее познаем мы, что «всяк человек ложь», тем меньше разочарований нас ждет, тем меньше трагических сюрпризов. То, к чему ты готов, не ранит так сильно. Или, опять же, не убивает, по крайней мере. Только вот – как жить с этим знанием? Видеть во всех окружающих потенциальных предателей, никому не доверять, ни единому слову не верить? Не сближаться и не сродняться ни с кем, от всего мира отгородиться, спрятаться, раз уж «они такие»? Превратиться в затравленную, напуганную, недоверчиво озирающуюся по сторонам дикую зверушку? Нет… Конечно, нет. Любое понимание испорченности и трагичности нашего здешнего бытия, лишенное любви, как утверждал Екклесиаст, лишь умножает скорбь (Еккл. 1, 18). Тем более – подобное понимание. Ты предан и оставлен, тебе больно и страшно? Прибегни, прильни как можно ближе к Тому, Кто Сам был предан и оставлен всеми. Он утешит, успокоит… И ты увидишь, что несмотря ни на что, на все с тобой бывшее, не один, и не брошен, и не забыт, и не предан. Потому что это Он Один никогда не бросает, не забывает и не предает. Только Он Один! Но и этого не просто «достаточно». В этом вообще – все, что только необходимо. И лишь Господь научит – как любить тех, у кого не хватило любви к тебе, как прощать, даст необходимую для этого силу и не менее необходимую мудрость.

Потому что это Господь. И рядом с Ним невозможное становится возможным, нестерпимая боль претворяется в радость, все противоречия снимаются, все преграды рушатся. Только бы быть рядом с Ним – как можно ближе… Игумен Нектарий (Морозов) Ночные хоругви Рассказ Священник Димитрий Первий На непростом жизненном пути православного христианина нужны привалы утешения. В минуты отдыха и дружеского общения особенно ценны поучительные и забавные жизненные истории. Кто-то называет такие рассказы лекарством от уныния, кто-то средством для духовной бодрости. Наверное, у каждого верующего человека есть на памяти какая-нибудь занимательная история. Мне же в этой связи вспоминается такой эпизод. В 2003 году молодежный центр святого Иоанна Богослова из белорусского города Бобруйска организовал крестный ход к дальнему приходу близ деревни Корытное, затерянному в лесной глуши. Порядка тридцати человек шли колонной по обочинам дорог, с фонарем, хоругвями, иконами и киотом. Киот – храмовая икона Спаса Нерукотворного в резном окладе – был весьма внушительного веса, поэтому четверо парней несли его на плечах, на специально устроенных носилках. Так, с пением молитвы Иисусовой, сменяя друг друга в несении святынь, двигался православный духовный отряд. Лето того года выдалось особо урожайным на крестные ходы. Но этот был особенным, и вот почему. В тот день мы сильно задержались в пути. До конечной точки шествия был еще час ходу, а время близилось к полуночи. Проселочная дорога петляла в густом лесу. Из низин потянулся сизый туман. Была полная луна, но она то и дело пряталась в рваные лохмотья облаков. Хорошо известно, что последние километры самые трудные, и ноги просто отказывались идти. Молитва несколько раз ослабевала и совсем затихла. Обессиленные и разбитые, наконец, мы подошли к Корытному. В рассеянном лунном свете показались кресты деревенского кладбища, вдалеке виднелась какая-то ферма. Шли молча, в мыслях были только ужин и тепло костра. И вдруг впереди показался силуэт. Кто-то, наверное, сторож, брел на нас со стороны фермы. Увидев крестный ход, он остановился, почему-то поднял руку… и замер как-то вполоборота. Длинная куртка, может быть плащ, очерчивали фигуру. Белым пятном обозначилось лицо. И тут автор позволит себе немного порассуждать. Все-таки во всех смыслах легче жить верующему человеку. Верующий человек неподвластен действию нелепых предрассудков и суеверий. Утром он легко встает с любой ноги, спокойно относится к пустым ведрам и даже черную кошку может погладить без последствий. Иное дело – человек духовно непросвещенный. Он живет в плену примет и несчастливых совпадений. Место особого мистического ужаса – кладбище. Особенно в полночь. Особенно – в полнолуние… Догадливый читатель уже сообразил, что наш случайный прохожий относился ко второму типу. Вот верующий человек сразу бы понял, что это идет крестный ход. Да, со стороны кладбища. Да, припозднился немного… Но сторож не догадался. При свете луны, из клубов тумана, на него молча надвигались странные тени. Пляшущий огонек фонарной свечи слабо подсвечивал изможденные лица. На высоте над идущими трепетали странные бесформенные тени: это хоругви. А за ними четыре человека на плечах несли какой-то темный массивный предмет. И – тишина… Не меняя строя, ни говоря ни слова, мы прошли мимо сторожа как бесплотные духи. А что нам было делать? Все понимали, что громкий звук или резкое движение просто закончатся обмороком для этого бедного человека. А он так и стоял, не закончив шага и подняв руку словно для приветствия. Минута – и мы опять растворились в тумане… Кто это был? Что подумал о нас этот хранитель колхозного имущества? Нам так и не довелось узнать. Может быть, в тот день родилась еще одна легенда из цикла «мертвые с косами». А может быть (и это очень вероятно), человек произнес тогда первые слова молитвы. Одно только мы усвоили наверняка. С того дня мы имеем в своем арсенале надежное оружие против уныния. Может быть, и читающим эти строки такое средство пригодится.

Когда Простодушный уверовал в Господа нашего Иисуса Христа, то легко использовал к людям слова Спасителя: «Будьте простые как голуби и мудрые как змеи»… Казалось бы, Христианство жизнеутверждающая религия: наставления, переживания и утешения на все случаи жизни. Главное для современного человека, как и для первых Христиан – есть тайна, для Богопознания и Богомыслия. Но благолепие жизни Простодушного иногда нарушали православные споры, как фехтование, но уколы словами.

Невидимое лукавство в том, что оказывается православные не судят другого, а дают православную оценку, а более ловкие очень тонко вставляли слова царя Давида: «всяк человек есть ложь». Получается, лживые люди рождают лживых детей, ходят к лживым священникам и т.д. Более того мы знаем, что «отец лжи дьявол», становится вообще не смешно. Итак, любое понимание испорченности и трагичности нашего здешнего бытия, лишенное любви, как утверждал Екклесиаст, лишь умножает скорбь (Еккл. 1, 18). Тем более – подобное понимание. При этом почему ни кто не тиражирует и не комментирует «Я сказал: вы – Боги, и сыны Всевышнего» (Псал. 81, 6; Иоан. 10, 34)?. Потому, что считают и правильно считают это иносказательно, то есть аллегория в любом переводе.

Поиск истины – это задача каждого человека, а в нашем случае это еще и внимательное чтение первоисточника. Слова Давида были таковы: «Я сказал в опрометчивости моей: всякий человек ложь» (Псалом 115, ст2). Пророк Давид сказал- это в отчаянии, когда отказался от престола и разочаровался в людях.

И так почти 3 тысячи лет, эмоциональная фраза из контекста успешно склоняется. И многие Христиане не задумываясь, легко утверждают с пеной у рта «Всяк человек есть ложь».

Простодушный осознавал, если кто-то позволит себе оспаривать истину, или сомневаться, то может пострадать как Максим Исповедник, которому Архиереи вырвали язык и отрубили правую руку, чтоб он не смог говорить и молиться. Но истина дороже…в отношениях между людьми и в мире в целом. Поэтому, обратимся к Новому Завету (Евн. Мф гл. 12)

«47 И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою.

48 Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои?

49 И, указав рукою своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои;

50 ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь.»

От автора: Иисус Христос принес свет и истину. Святитель Феофан Затворник прямо говорит: «Делайте свое, а как другие на вас смотрят, не считайте того важным. Ибо верен суд только Божий. Люди же и себя плохо знают, тем паче других…»

<<< БИБЛИОТЕКА >>>

А. П. Лопухин. Толковая Библия. Псалтирь

Псалом 115

В сильном смущении от тяжелых обстоятельств, я сказал, что человек — ложь (1-2), а потому прибегал только к Твоей, Господи, помощи. Что я могу воздать Тебе за твои благодеяния? Буду возносить Тебе возлияния и исполнять свои обеты (3-5). Смерть святых дорога пред Тобою. Ты разрешил мои узы, избавил от гибели, за что я буду восхвалять Тебя в дому Господнем (6-10).

1 Я веровал, и потому говорил: я сильно сокрушен.
2 Я сказал в опрометчивости моей: всякий человек ложь.

1-2. Жалоба писателя на свое сокрушение пред Господом служит показателем его глубокой веры. В своей «опрометчивости» (точнее передать — в исступлении), в тяжелых стеснительных обстоятельствах своей жизни, когда он не видел ниоткуда помощи, но встречал только противодействие и обманы со стороны людей, он сказал, что «всякий человек ложь», т. е. что надежда на помощь человека не только обманчива, но что люди и живут даже намеренными и сознательными обманами других. Очень может быть, что писатель здесь делает намек на интриги самарян пред персидским двором. Эта беспомощность писателя своими силами выйти из тяжелых обстоятельств вызвала в нем молитвенное обращение к Богу за помощью, являясь выражением его веры, что только один Господь истинен и только в Нем одном можно найти защиту.

3 Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?
4 Чашу спасения прииму и имя Господне призову.

4. «Чаша спасения» — благодарственная чаша, которую евреи выпивали на пасхальной вечери (тогда пили три чаши: чашу горечи, чашу веселья и чашу благословения).

Здесь разумеется не пасхальная чаша благословения, т. е. не отнесение воздаяния благодарения Господу до праздника Пасхи, а назначение особой благодарственной чаши сейчас, наподобие той, какая выпивалась на Пасху.

5 Обеты мои воздам Господу пред всем народом Его.
6 Дорога в очах Господних смерть святых Его!

6. «Дорога в очах Господних смерть святых Его!» Господь дорожит смертью святых, посылает ее тогда, когда это нужно, а потому избавляет праведников от тяжелого и, по-видимому, безвыходного положения, в которое они попадают (см. 114 Пс 3 ст. ). Таков смысл этого выражения по контексту речи и по параллели с 114 Пс. С этим не стоит в противоречии и обычное понимание, что Господь любит праведников и дорожит ими при их смерти, т. е. Господь по смерти принимает праведников к Себе и награждает их. Здесь тогда заключается ясное учение о загробном мздовоздаянии и бессмертии человеческой души.

7 О, Господи! я раб Твой, я раб Твой и сын рабы Твоей; Ты разрешил узы мои.
8 Тебе принесу жертву хвалы, и имя Господне призову.
9 Обеты мои воздам Господу пред всем народом Его,
10 во дворах дома Господня, посреди тебя, Иерусалим! Аллилуия.

<<< БИБЛИОТЕКА >>>

А.П. Лопухин. Толковая Библия. Псалтирь

В сильном смущении от тяжелых обстоятельств, я сказал, что человек — ложь (1-2), а потому прибегал только к Твоей, Господи, помощи. Что я могу воздать Тебе за твои благодеяния? Буду возносить Тебе возлияния и исполнять свои обеты (3-5). Смерть святых дорога пред Тобою. Ты разрешил мои узы, избавил от гибели, за что я буду восхвалять Тебя в дому Господнем (6-10).

1 Я веровал, и потому говорил: я сильно сокрушен.
2 Я сказал в опрометчивости моей: всякий человек ложь.

1-2. Жалоба писателя на свое сокрушение пред Господом служит показателем его глубокой веры.

В своей «опрометчивости» (точнее передать — в исступлении), в тяжелых стеснительных обстоятельствах своей жизни, когда он не видел ниоткуда помощи, но встречал только противодействие и обманы со стороны людей, он сказал, что «всякий человек ложь», т. е. что надежда на помощь человека не только обманчива, но что люди и живут даже намеренными и сознательными обманами других. Очень может быть, что писатель здесь делает намек на интриги самарян пред персидским двором. Эта беспомощность писателя своими силами выйти из тяжелых обстоятельств вызвала в нем молитвенное обращение к Богу за помощью, являясь выражением его веры, что только один Господь истинен и только в Нем одном можно найти защиту.

3 Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?
4 Чашу спасения прииму и имя Господне призову.

4. «Чаша спасения» — благодарственная чаша, которую евреи выпивали на пасхальной вечери (тогда пили три чаши: чашу горечи, чашу веселья и чашу благословения). Здесь разумеется не пасхальная чаша благословения, т. е. не отнесение воздаяния благодарения Господу до праздника Пасхи, а назначение особой благодарственной чаши сейчас, наподобие той, какая выпивалась на Пасху.

5 Обеты мои воздам Господу пред всем народом Его.
6 Дорога в очах Господних смерть святых Его!

6. «Дорога в очах Господних смерть святых Его!» Господь дорожит смертью святых, посылает ее тогда, когда это нужно, а потому избавляет праведников от тяжелого и, по-видимому, безвыходного положения, в которое они попадают (см. 114 Пс 3 ст. ). Таков смысл этого выражения по контексту речи и по параллели с 114 Пс. С этим не стоит в противоречии и обычное понимание, что Господь любит праведников и дорожит ими при их смерти, т. е. Господь по смерти принимает праведников к Себе и награждает их. Здесь тогда заключается ясное учение о загробном мздовоздаянии и бессмертии человеческой души.

7 О, Господи! я раб Твой, я раб Твой и сын рабы Твоей; Ты разрешил узы мои.
8 Тебе принесу жертву хвалы, и имя Господне призову.
9 Обеты мои воздам Господу пред всем народом Его,
10 во дворах дома Господня, посреди тебя, Иерусалим! Аллилуия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *