Все заповеди блаженства

Все заповеди блаженства

Заповеди Божии

(169 голосов: 4.4 из 5)

  • Зачем жить по заповедям? Три заблуждения… о. Г. Максимов
  • Заповеди Божии еп. Александр (Милеант)
  • Заповеди Божии в повседневной жизни иеромонах Серафим (Параманов)
  • Десять Божиих заповедей свт. Николай Сербский
  • Декалог, или Десять заповедей прот. Александр Мень
  • Заповеди. Энциклопедия изречений святых отцов
  • Заповеди Божии священник Павел Гумеров
  • О заповедях Блаженств мит. Кирилл
  • Толкование заповедей Блаженства свт. Николай Сербский
  • Евангельские заповеди блаженства Конспект по нравственному богословию
  • О евангельских блаженствах свт. Игнатий Брянчанинов
  • О блаженствах свт. Григорий Нисский
  • Заповеди Блаженств Виталий Коваленко
  • Заповеди Блаженств прот. Александр Глебов
  • Блаженства Евангельские протоиерей Виктор Потапов
  • Путь от десяти заповедей к девяти блаженствам свящ. К. Галериу
  • Грехи против 10-ти заповедей Божиих прот. Евгений Попов
  • Заповеди Блаженства. Те, кто их исполнил
  • Евангельские Блаженства А. Д. Троицкий
  • Заповеди Господа и Бога нашего Иисуса Христа свт. Иустин (Полянский)
  • Десять Заповедей Закона Божьего: их практическое применение в жизни свящ. Михаил Шполянский
  • О Заповедях блаженства свящ. Василий Куценко
  • Божественные повеления прот. Павел Великанов
  • Как относиться христианину в ветхозаветным заповедям? С. Комаров
  • Обучающий тест: Заповеди Божии
  • Заповеди Божии

За́поведи Бо́жии – внешний закон, данный Богом в дополнение к ослабевшему (вследствие греховной жизни) у человека внутреннему ориентиру – совести.

«Иисус сказал…: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих» (Ин.14:23-24).

Десять ветхозаветных Заповедей (Декалог) Бог дал на горе Синай через Моисея народу еврейскому, когда он возвращался из Египта в землю Ханаанскую, на двух каменных досках (или скрижалях). Первые четыре заповеди содержат в себе обязанности любви к Богу, последние шесть заключают в себе обязанности любви к ближнему (т.е. ко всем людям).

Десять Заповедей Ветхого Завета
(Исх.20:2-17; Втор. 5:6-21)

  1. Я есть Господь Бог твой, и нет других богов, кроме Меня.
  2. Не сотвори себе кумира и никакого изображения; не поклоняйся им и не служи им.
  3. Не поминай имени Господа Бога твоего всуе.
  4. Шесть дней работай и делай всякие дела свои, а седьмой – суббота – есть день отдохновения, который посвяти Господу Богу твоему.
  5. Почитай отца твоего и мать, да будешь благословен на земле и долголетен.
  6. Не убий.
  7. Не прелюбодействуй.
  8. Не укради
  9. Не лжесвидетельствуй.
  10. Не пожелай ничего чужого.

Девять Заповедей Блаженств Нового Завета
(Евангелие от Матфея 5:2-12)

В восполнение 10-ти ветхозаветных заповедей Христос в Нагорной проповеди преподал 9-ть заповедей блаженств. В них Господь начертал образец жизни, свойственный Его последователям, христианам. Не отменяя того, что предписывалось Ветхим Заветом, Спаситель расширяет и возвышает смысл древних заповедей, внушая людям стремление к идеальному совершенству и начертывая путь к этому совершенству.

Заповеди Блаженств – декларация христианских нравственных ценностей. Здесь содержится все необходимое для того, чтобы человеку войти в истинную полноту жизни. Все Заповеди блаженств говорят о наградах, которые те, кто верен Христу, получат в Царстве будущего века: плачущие – утешатся, алчущие правды – насытятся, кроткие – унаследуют землю, чистые сердцем увидят Бога. Но уже сейчас, исполняя заповеди Христовы, человек получает утешение и радость в преддверии полноты бытия – наступления Царства Божьего.

И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря:
1. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
2. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
4. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
5. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
6. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
7. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
8. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
9. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (…).

Десять заповедей даны были ветхозаветным племенам, чтобы диких и грубых людей удерживать от зла. Заповеди блаженства даны христианам, чтобы показать, какие душевные расположения должны иметь, чтобы более и более приближаться к Богу и обретать святость. Святость же, рождаемая близостью к Богу, есть высшее блаженство, какого только может желать человек. Ветхозаветный Закон есть закон строгой правды, а новозаветный – есть закон Божественной любви и благодати. Они не противоречат, но взаимно дополняют друг друга.

Содержание всех заповедей как Ветхого, так и Нового Завета можно изложить в двух заповедях любви, данных Христом: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всем разумом твоим. Вторая подобная ей – возлюби ближнего своего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет.» (Мф.22:37-40, Мк.12:29-31). И еще Господь дал нам верное руководство, как поступать: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф.7:12) .

***

«Бог в Заповедях Своих повелевает делать что-либо и не делать другого не потому, что Ему «просто так хочется». Всё, что Бог заповедал делать – полезно нам, а что запретил – вредно.
Даже обычный человек, любящий своего ребёнка, учит его: «пей морковный сок – он полезный, не ешь много конфет – это вредно». А ребёнку не нравится морковный сок, и он не понимает, почему вредно есть много конфет: ведь конфеты сладкие, а морковный сок – нет. Поэтому он и сопротивляется слову отца, отталкивает стакан с соком и закатывает истерику, требуя ещё сладкого.
Также и мы, взрослые «дети», больше стремимся к тому, что доставляет нам удовольствие, и отвергаем то, что не соответствует нашим прихотям. И, отвергая Слово Отца Небесного, совершаем грех».
протоиерей Александр Торик, «Воцерковление».

***

Почему на вопрос о том, какие существуют заповеди, 80% крещеных людей отвечают не сговариваясь: «Не убий, не укради»? Почему называют именно шестую и восьмую заповеди Ветхого Завета? Не первую, не третью, не десятую?.. Я долго размышлял над этим и пришел к любопытному выводу: из всех заповедей человек выбирает те, для исполнения которых ему ничего не надо делать. «Я не убил, не украл – я отличный парень, и оставьте меня в покое!» А седьмую заповедь «Не прелюбодействуй» знаете, почему пропускают? Да очень «неудобная» в наше распутное время заповедь. Вот и обманывает себя человек, выбирая из закона Божиего только то, что ему удобно, и попирая сознательно или неосознанно то, что мешает ему жить по-своему. Юристы говорят, что незнание закона не освобождает от ответственности. Это верно и в отношении духовной жизни, и именно потому, что знание (или незнание) закона всецело зависит от нас, от нашего доброго или худого произволения. …
Нарушая заповеди, человек ведь не Бога оскорбляет даже. Бог свят и поругаем не бывает. Но человек калечит собственную жизнь и жизнь своих близких, потому что заповеди – это не какие-то кандалы: вот, мол, и так жизнь трудная, а тут еще какие-то заповеди нужно соблюдать! Нет, все не так. Заповеди Божии – это именно условия нормальной, полноценной, здоровой и радостной жизни для всякого человека. И если человек эти заповеди нарушает, он вредит, прежде всего, себе и своим близким.

священник Димитрий Шишкин

***

Из Нагорной проповеди, и прежде всего из Заповедей Блаженства, следует, что человек должен очиститься от страстей, очистить свое сердце от всех помыслов, обитающих в нем, обрести смирение духа, чтобы стать достойным увидеть Бога. Слово Христа ясно:

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят…
(Мф.5:3-8).

Заповеди Блаженства показывают духовную стезю человека, путь обожения, путь, который ведет к исцелению. Сознание своей духовной нищеты, то есть осознание страстей, вселившихся в сердце, приводит человека к покаянию и блаженной скорби. В меру глубины этой скорби в его душу приходит Божественное утешение. Именно на этом пути человек обретает смирение и внутреннее спокойствие. Живя в духовном смирении, он еще сильнее жаждет Божия оправдания и стремится к соблюдению заповедей Божиих в своей повседневной жизни. Храня заповеди Божии, он сподобляется познания милости Божией и еще больше очищает свое сердце. В очищении души и заключается назначение заповедей. Одни из них относятся к очищению разумного, другие – к очищению раздражительного начала души. И когда душа очищается от страстей, человек достигает созерцания Бога.

Заповеди Блаженства раскрывают суть духовной жизни и способ исцеления человека. Человек, соблюдающий заповеди, запечатлевается печатью Святого Духа и становится членом Тела Христова, храмом Всесвятого Духа.
митрополит Иерофей (Влахос)

***

Пусть не подумает кто из нас: мы ходим в церковь Божию, молимся, творя многие поклоны, за это и получим Царствие Небесное. Нет; получит его тот, кто заповеди Божии соблюдает.
преподобный Феодор Санаксарский

***

Часто говорят: для того, чтобы быть христианином, надо выполнять заповеди Христовы. Конечно; однако заповеди Христовы – не приказы, которые Он нам дает: мол, надо прожить так, надо прожить этак, а если не проживешь таким образом, то будешь за это наказан… Нет, заповеди Христовы – это Его попытка нам образно показать, какими мы могли бы быть, если стать и быть настоящим, достойным человеком. Поэтому заповедь Христова – это не приказ, а откровение перед нашими глазами о том, какими мы призваны быть и можем быть; какими мы, следственно, и должны быть.
митрополит Сурожский Антоний, «Быть христианином»

***

Если и трудно быть христианином, то не потому, что заповеди Господа тяжки, но лишь потому, что велика сила греха, наследственная порча души и тела.
профессор В.И. Экземплярский

***

Во времена Иисуса согласно традиции насчитывалось 613 запретов и предписаний, однако к этому же времени сложилась и традиция их сокращения до значительно меньшего числа.
Так, царь-псалмопевец Давид свел все заповеди всего лишь к одиннадцати (Пс.14:1-5):
Господи! кто может пребывать в жилище Твоем? кто может обитать на святой горе Твоей?
Тот, кто ходит непорочно и делает правду,
и говорит истину в сердце своем;
кто не клевещет языком своим,
не делает искреннему своему зла
и не принимает поношения на ближнего своего;
тот, в глазах которого презрен отверженный,
но который боящихся Господа славит;
кто клянется, хотя бы злому, и не изменяет;
кто серебра своего не отдает в рост
и не принимает даров против невинного.
Поступающий так не поколеблется вовек.

Пророк Исайя еще сократил число заповедей и довел его до шести (Ис.33:15-16): Тот, кто ходит в правде и говорит истину; кто презирает корысть от притеснения, удерживает руки свои от взяток, затыкает уши свои, чтобы не слышать о кровопролитии, закрывает глаза свои, чтобы не видеть зла; тот будет обитать на высотах…

Пророк Михей (Мих.6:8) ограничился лишь тремя заповедями: О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим.

Пророк Исайя в другом месте (Ис.56:1) упоминает о двух заповедях: Так говорит Господь: сохраняйте суд и делайте правду…

Наконец, пророк Амос (Ам.5:4) все заповеди обобщил до одной: Ибо так говорит Господь дому Израилеву: взыщите Меня, и будете живы.

Верещагин Е. М.

Евангельские заповеди

Евангельские заповеди Рембрандт1624 г. Изгнание Иисусом торгующих из Храма

Евангельские заповеди, Заповеди Христовы — изложенные в рамках Нового Завета заповеди, данные ученикам Иисусом Христом. Эти заповеди являются основой христианской морали и самого христианского вероучения (см. благочестие). Важнейшей частью этих заповедей считаются Заповеди о блаженствах, данные в Нагорной проповеди.

Заповеди любви

Основная статья: Заповеди любви

В ответе на вопрос книжника о наибольшей, самой важной, из всех заповедей, Иисус Христос называет наибольшими две заповеди, о любви к Богу и о любви к ближнему как к самому себе. Духом этих двух заповедей пронизано всё мессианское учение Христа.

37 Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим.
38 Сия есть первая и наибольшая заповедь.
39 Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя.
40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.
От Матфея 22:37-40

Основная статья: Нагорная проповедь

  • 21 Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду.
  • 22 А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет * брату своему: `рака’, подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной.
  • 23 Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь * против тебя,
  • 24 оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.
  • 25 Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу;
  • 26 истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта.
  • 27 Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй.
  • 28 А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.
  • 29 Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
  • 30 И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
  • 31 Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную.
  • 32 А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.
  • 33 Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои.
  • 34 А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;
  • 35 ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;
  • 36 ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.
  • 37 Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.
  • 38 Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб.
  • 39 А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;
  • 40 и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду;
  • 41 и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два.
  • 42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.
  • 43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
  • 44 А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
  • 45 да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
  • 46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
  • 47 И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?
  • 48 Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.

(Мф 5, 21—48)

  • 1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.
  • 3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,
  • 6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
  • 14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
  • 15 а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
  • 16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
  • 17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
  • 18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
  • 19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
  • 20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
  • 21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.
  • 24 Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.
  • 25 Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?

(Мф 6, 1, 3, 6, 14—21, 24—25)

  • 1 Не судите, да не судимы будете,
  • 2 ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.
  • 3 И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?
  • 4 Или как скажешь брату твоему: `дай, я выну сучок из глаза твоего’, а вот, в твоем глазе бревно?
  • 5 Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.
  • 21 Не всякий, говорящий Мне: `Господи! Господи!’, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

(Мф 7, 1—5, 21)

  • 8 А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья;
  • 9 и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах;
  • 10 и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос.
  • 11 Больший из вас да будет вам слуга:
  • 12 ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится.

(Мф 23, 8—12)

  • Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

style=»text-align: left;»>

Джон МакАртур-младший Заповеди блаженства

«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».

Евангелие от Матфея 5:6

Имейте в виду, что в своем Евангелии, Матфей стремится показать, что Иисус — это истинный Царь. Матфей постоянно подчеркивает признаки царственности Христа, идет ли речь о Его родословной, о поклонении волхвов (официальных восточных влиятельных лиц), о исполнении ветхозаветных пророчеств относительно Царя иудейского или о Его победе над дьяволом. В Евангелии от Матфея Иисус Христос представлен как Царь.

В пятой главе даны слова Царя, манифест Его Царства. Если же Христос — Царь, то каково же Его Царство? Он Сам отвечает на этот вопрос в 5, 6 и 7 главах сразу же подчеркивая, что речь идет о духовном Царстве. В самом конце Нагорной проповеди сказано в Матф. 7:28: «И когда Иисус окончил слова сии, народ дивился учению Его». Почему? «Ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Матф. 7:29).

Не только то, что сказал Христос, свидетельствует о Его царственности, но и то, как Он это сказал. Его подход был царственным, Христос говорил с властью. Он не приводил никаких цитат. Тогда как раввины и книжники всегда приводили цитаты известных личностей. Иисус же говорил просто.

Иисус начал Свою проповедь, говоря, что блаженства, которые Он предлагает, являются благословением, которое Он предлагает. Однако предложения Христа не было таким, какого они ожидали. Он предложил народу такое блаженство, которого они никогда не знали, и такой путь к его достижению, о котором они никогда не слышали, и это их удивило. Но к концу проповеди Христа народ был не просто удивлен, но поражен.

Позвольте мне внести важное пояснение. Люди спрашивают: «Истины, изложенные в Блаженствах, это правила, как войти в Царство Небесное или как жить тем, кто уже вошел в него?» Ответ на оба эти вопроса: «Да». Чтобы войти в Царство Небесное, человеку нужно быть нищим духом. Живя и находясь в этом царстве, он будет продолжать сознавать свою духовную нищету. Для того чтобы войти в Царство Небесное, человеку нужно оплакать и свою греховность. Но и находясь в нем, вы будете продолжать оплакивать ее. Чтобы войти в Царство Небесное, вам нужно быть кротким. Гордые туда не войдут. Но находясь в Царствии, человек будет оставаться кроткими, поскольку все больше будете поражаться величием Божьим. Чтобы войти в Царство Небесное вам нужно быть алчущим и жаждущим правды. Но находясь в нем, этот голод и эта жажда правды будут продолжаться. Очевидно, что по временам мы будем менее верными, а иногда и непослушными по отношению к этим требованиям. И они будут оставаться частью нашей жизни.

Рассматриваемый стих говорит об очень сильном желании, об очень сильной жажде т.е. живучести амбициях, в в природе человека. В Библии дано достаточно ясных примеров когда внутренняя жажда была направлена на неверные цели. Так поступил Люцифер, Навуходоносор, богатый безумец и другие. Тем не менее сами по себе стремления, влечения, решительные меры и великие желания не являются чем-то плохим, если они направлены к достижению правильных целей.

Но что такое правильные цели? Давайте снова прочитаем наш стих: «Блаженны алчущие и жаждущие правды». Это очень сильные слова. Пища и вода — это жизненная необходимость вещи, и здесь Христос говорит, что вы нуждаетесь в праведности так же, как в пище. Наша телесная жизнь невозможна без пищи и воды, наша духовная жизнь невозможна без праведности.

Сегодня тысячи людей умирают от голода и связанных с ним болезней в Африке, Индии и в Латинской Америке. Голод же — как война или эпидемии. Он убивает людей. Он уничтожает. Однако еще более ужасен духовный голод и духовная жажда, если они не удовлетворены.

Неспасенные люди жаждут блаженства и голодны духовно, но они ищут его не там, где нужно искать. Апостол Петр сравнивает неспасенных людей с псами, лижущими свою блевотину, и со свиньями, которые валяются в грязи (см. 2 Пет. 2:22). Сердце каждого человека, живущего в мире, верующего, или неверующего, сотворено Богом, и в него вложена жажда и голод по Богу. Однако люди пытаются утолить голод по Богу, всякими неверными вещами. Они ищут того, что, согласно Писанию, «не является хлебом» (Ис. 55:2).

Иисус знал, что у людей есть такой голод, и предложил им Себя в качестве хлеба. Он знал, что люди жаждут, и предложил им Себя в качестве воды. Однако люди идут неверным путем, как это очень ярко показано в книге пророка Иеремии 2:13: «Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды».

В своем 1 Послании 2:15-16 апостол Иоанн предупреждает, что мы не найдем удовлетворения в этом мире: «Не любите мира, ни того, что в мире: …похоть плоти, похоть очей и гордость житейская». Ничто из этого не пребудет вечно. Оно подобно дуновению ветра. И только те, кто послушен Духу Божьему, приходят в Отцу Небесному и у Его ног наполняют свои пустые сердца.

Таким образом возвратитесь к самому началу и спросите самого себя, чего вы жаждете? Силы? Славы? Богатства? Удовольствий? Уподобились вы псу ли вы псу, лижущему свою блевотину? Или свинье, валяющейся в грязи? Или же вы ищите истинное богатство? Ваш ответ на эти вопросы определит то, находитесь ли вы в Царстве Божьем. Блаженны алчущие и жаждущие правды.

Как и в других случаях, нам нужно найти ответ на несколько ключевых вопросов:

Как это блаженство согласуется с другими?

Мы уже говорили, что «духовная нищета», о которой речь идет в третьем стихе, означает, что у человека нет ничего праведного и вы являетесь духовным банкротом. Человек не можем никак помочь самим себе. Его состояние безнадежно. Он греховен. За этим следует «плач и скорби» — это реакция на вашу духовную нищету. Затем если человек приходит в состояние кротости и говорит: «По сравнению с Богом я ничто!» Это — смирение. В кротости перед Богом человек сознает, что есть только одна надежда на получение праведности — это получение ее из Его рук. И это приводит человека к четвертому блаженству, т.е. к голоду и жажде того, которых нет у него.

Таким образом явно видно постепенное развитие мысли. Мартин Ллойд-Джонс пишет:

Это Заповедь блаженства логически вытекает из предыдущей. Она является логическим выводом, сделанным на основании предыдущих заповедей. И в этом заключается то, за что мы должны быть особенно глубоко благодарны Богу. Я не могу представить себе что-нибудь лучшее для самоиспытания нашей христианской веры, чем этот стих. Если вы обладаете этим блаженством и если оно является для вас самым благословенным утверждением в Священного Писания, можете быть уверены в том, что вы истинно христианин. Если же нет, то нужно проверить на чем основана ваша вера».

Иисус Христос говорит: блаженство — это духовная нищета, блаженство — это плач, блаженство — это кротость, блаженство — это голод и жажда праведности. Обратите внимание как сочетаются между собой результаты этих блаженств. «Их есть Царство Небесное, они утешатся, они наследуют землю, они насытятся». Разве это не удивительно? Если мы суммируем сказанное, мы получим все перечисленное!

Другими словами: приняв Божьи условия, человек получает все. Мир яростно стремится достичь всего этого. Но только приняв Божьи условия, человек войдет в Царство Небесное и получит все это. Люди готовы сломать себе шею, чтобы захватить то, что Бог хочет дать даром! (См. Послания Иакова 4:1-2.)

Иудеи старались создать это Царство. Они делали все, чтобы найти утешение в трудных обстоятельствах и страстно желали наследовать землю. Они старались сделать всю жизнь осмысленной. Но они шли неверным путем, и Господь просто сказал им: «Я дам вам все, что вы хотите. Я дам вам Царство. Я дам вам утешение. Я наполню вашу жизнь всем, в чем вы нуждаетесь. Я дам вам всю землю. Вы будете иметь все, если только придете ко Мне, приняв Мои условия».

Если мы верим Божьим обетованиям, нам не нужно трудиться, мы наследуем. Я читаю свою Библию, и в ней Бог говорит: «Ты Мое дитя. Ты наследуешь землю». Зачем же мне тратить время на попытки заслужить себе эту землю? Абсолютно бессмысленно. Земля все равно будет моей. Я не против, если кто-то временно пользуется ею. Согласно Его обещанию, она принадлежит мне.

Исаак переходил от колодца к колодцу. Всякий раз, когда он выкапывал новый колодец, кто-то предъявлял на него свои права и отбирал. Но в конце концов он выкопал колодец, на который уже никто не претендовал и назвал его «Реховоф»; ибо, сказал он, теперь ГОСПОДЬ дал нам пространное место» (Быт. 26:22). Он знал, что Бог позаботится о нем. В нем нет корысти. А это и есть то главное, на чем основана Нагорная Проповедь.

Блаженство может быть вашим, только если вы получите его из рук Божьих. А это становится мотивировкой для других вещей. Сказано: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Матф. 5:4). Почему? Потому что вы имеете все, что нужно в Царстве Небесном. О чем же вы заботитесь? «И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Матф. 5:41-42). Не полагайтесь на то, на что полагается этот мир. Все в любом случае будет вашим. А потому делитесь с другими. С таким сердцем и с таким духом человек может иметь правильное стремление.

Если вы говорите: «Все, что я хочу, Боже — это иметь Твою праведность. Все, что я хочу — это быть кротким перед Тобой. Все, что я хочу — это иметь Твое Царство на Твоих условиях», — тогда вы можете положиться на Его обещание наследовать все это. Да, все! Апостол Павел говорит коринфянам: «…все ваше; вы же — Христовы, а Христос — Божий» (1 Кор. 3:22-23). Так или иначе — это все ваше!

Об этом же говорит Иисус: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф. 6:33). В любом случае все это наше на Божьих условиях, а потому мы можем сказать: «Блаженны алчущие».

В стихе 3 речь идет о страдании, т.е. о «нищете духовной»; в 4 стихе речь идет снова о страдании — «плачущие»; в стихе 5 речь идет о страдании — «кротость» (т.е. отказе от своего «я»). Однако после страданий, алкания и жажды наступает насыщение, в стихе 6, поскольку мы достигаем того момента, когда принимаем Бога. Вот почему об этом блаженстве и идет здесь речь. В этом состоит весь смысл.

Что означает быть алчущим и жаждущим?

Мы уже вскользь говорили, что означает быть алчущим и жаждущим. Речь идет о желании, очень сильном желании. Слова Христа имеют особую силу, и особенно если учесть те обстоятельства, в которых они были сказаны. Мы не знаем, что такое быть по-настоящему голодным или жаждущим. Когда мы, по нашему мнению, испытываем жажду — это значит мы просто решаем направиться к доступному источнику, чтобы утолить жажду. Когда мы говорим, что мы голодны, то имеем в виду, что уже час дня, время, когда мы привыкли обедать в 12:15.

Жеймс Бойс приводит отчет майора, Гилберта, знаменитого командира отряда, который рассказывает в своей книге «Последний поход» о своих страданиях и страданиях его солдат от жажды в Палестинской пустыне в первую мировую войну.

У нас болела голова. Глаза налились кровью и стали тусклыми от ослепительно яркого света… Язык начал опухать…губы стали фиолетово-черными и потрескались. Тех, кто отстал от колонны, мы больше никогда не видели, но тем не менее мы отчаянно дрались за местечко Шерия. Там был колодец, однако мы так и не смогли до самой ночи овладеть Шерией, и тысячи погибли от жажды.

Мы дрались в тот день за свою жизнь. Преследуя буквально отступающих турок по пятам, мы ворвались на станцию Шерия. Первое, что бросилось в глаза — это большие каменные водоемы, полные прохладной, чистой, питьевой водой…Понадобилось четыре часа, чтобы все наши люди утолили жажду… Я думаю, что это был первый настоящий библейский урок, полученный нами на пути с Беершебы до колодцев Шерии. Если бы мы так жаждали Бога и Его праведности, так стремились исполнять Его волю в нашей жизни, если бы это было нашим постоянным и главным желанием, то насколько бы мы были богаче и плодоноснее в Духе Святом.

Иисус говорил о голоде и жажде тем людям, которые испытали, что это такое. В греческом тексте глаголы алкать и жаждать имеют очень сильное значение. Пейнао — означает нуждаться, испытывать сильный голод. Слово дипсао означает очень сильную жажду. Иисус указывает на самые сильные физические импульсы в развитии, представляя одних голодными, а других жаждущими. Не забывайте что эти качества должны быть присущи не только при входе в Царство Небесное, но и при пребывании в нем.

Когда я пришел к Иисусу Христу, я алкал и жаждал Его праведности, но и теперь, когда я познал Его, я продолжаю алкать и жаждать еще и еще больше Его правды. Известный толкователь Библии Ленский говорит: «Этот голод и жажда не только продолжаются, но и усиливаются с постоянно возрастающим желании удовлетворения». И если вы не испытываете голода и жажды праведности, то само ваше пребывание в Царстве Небесном находится под вопросом.

Позвольте мне показать эту истину на примере Моисея. После сорокалетнего пребывания в пустыне, он был призван Богом. Он видел Бога в горящем терновом кусте. Когда Моисей вернулся, чтобы вывести израильский народ из земли египетской, Моисей видел руку Божью в десяти казнях египетских и в расступившемся Красном море. Он видел Бога, сияние Божьей Славы в огненном столпе, ведшем их через пустыню. Он видел руку Божью в воде для питья и манне для пищи. А после того как по повелению Бога была построена скиния, Моисей сказал: «Боже, я хочу видеть славу Твою».

Можно сказать: «Ну, хватит, хватит, Моисей! Ты и так видел уже очень много». Но Моисей ответил бы: «Нет, мне этого недостаточно». Бог взял его на высокую гору, и там Моисей увидел пламенеющий перст, писавший на каменных скрижалях Закон Божий, но для Моисея и этого было недостаточно. Он никогда не считал, что уже достаточно того, что он имел. «Он снова взывает: «Покажи мне славу твою» (Исх. 33:18). Такими и должны быть сыны Царства Небесного. Они всегда должны желать большего.

Давид был человеком по сердцу Бога и был в близком общении с Господом. Он написал Псалом 22. На протяжении всей своей жизни он знал Бога, Который заботился и хранил его. Усердие к дому Господнью снедало Давида и он имел в себе Божьи переживания. И был близок к Богу.

И все же Давид вопиет: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда прийду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс. 41:2-3). И еще он говорит: «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть Моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (Пс. 62:2).

Голод и жажда Давида по Богу никогда не утолялась. Для истинных сынов Царствия — это повседневный образ жизни.

У апостола Павла было три видения Иисуса Христа: первый раз по пути в Дамаск (Деян. 9:3-9), затем в Коринфе (Деян. 18:9-10) и, наконец, когда он был восхищен до третьего неба (2 Кор. 12:1-4). Апостол Павел в своих посланиях изложил глубокие богословские истины, ставшие основной частью Нового Завета. Мог ли он желать чего-то большего?

Тем не менее он вопиет: «Чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его». Для него никогда это не было достаточно. Конечно же, он знал закон. В стихах 6-8 он говорит: «… по правде законной — непорочный … все почитаю тщетою, ради превосходства познания Христа Иисуса» (Фил. 3:10).

Верный служитель Божий, много потрудившийся на начальном этапе движения Плимутского братства, Дж. Н. Дерби говорил: «Быть только голодным — этого недостаточно; Я должен по-настоящему голодать, чтобы узнать, что желает Бог лично от меня. Когда блудный сын стал голодать, он начал есть рожки, которыми кормили свиней. Однако, когда он взалкал, он решил возвратиться к своему отцу». Это и есть голод, который может утолить только Бог.

Пока люди не алчут и не жаждут правды, они не ищут полноты, которую может дать Бог. В Евангелии от Луки 1:53 сказано: «Алчущих исполнил благ, а богатящихся отпустил ни с чем». (См. также Пс. 106:8). Такой голод и жажда очень сильны, это неутолимые чувства. Думаю, что сейчас я больше алчу Божьей праведности, чем раньше, и верю, что завтра я буду алкать больше, чем сегодня.

Чего же мы должны алкать и жаждать?

Пророк Амос говорит, что миряне гоняются за земною пылью (Амос 2:7). Люди действительно хотят быть счастливыми, однако они ищут счастье в земной пыли. Погоня за развлечениями, столь присущая нашему обществу, всегда удивляет меня. Я не выступаю против Диснейленда или других мест для развлечения. Однако в нашей жизни слишком уж много развлечений и удовольствий. Мы уподобились человеку, который испытывает боль от какой-то болезни, и хотя желает освободиться от боли, он не хочет лечит свою болезнь.

Это верно даже и по отношению к церкви. Некоторые верующие гоняются за разными утехами. Они хотят иметь какие-то захватывающие духовные переживания. Они посещают различные собрания и конференции, а также разных консультантов, как будто хотят получить какие-то духовные уроки, но это все не то, что они должны искать. Они хотят найти блаженство, не сознавая что блаженство — это результат голода и жажды праведности. Оно не приобретается со святостью.

Праведность или оправдание по-гречески дикайосуна и означает быть в правильных взаимоотношениях с Богом. И только такие взаимоотношения с Богом являются настоящим блаженством.

Это блаженство указывает на следующие две вещи: спасение и освящение. Обратим наше внимание сначала на спасение. Человек, алчущий и жаждущий праведности, ищет спасения. Он видит свой грех, сознает, что он противится Богу и признает тот факт, что отделен от святого Бога. Он нищ духом, скорбит, кроток и жаждет возродиться перед Богом. Он хочет прощения, алчет, и жаждет праведности Божьей, которая приходит со спасением. Он жаждет освобождения от своего «я». Он жаждет освобождения от греха, от его присутствия, силы и от наказания за грех.

Пророк Исайя часто сравнивает праведность и спасением (см. Ис. 45:8; 46:12-13; 51:5; 56:1; 61:10). Человек получает ее в момент получения спасения. Фактически рассматриваемую нами заповедь блаженства можно было бы перефразировать следующим образом: «Блаженны алчущие и жаждущие спасения». Хотите ли вы быть счастливым? Жаждайте спасения. Жаждайте, чтобы кровь Христа омыла вас от грехов. Когда человек теряет всякую надежду спасти самого себя, он начинает алкать спасения, которое можно получить только из рук Бога, и только тогда он может познать, что такое быть счастливым.

Именно на этом преткнулись иудеи, жившие во дни пребывания Иисуса Христа на земле. Они пытались заслужить спасение своими собственными делами. Они говорили: «Мы уже достигли праведности». Однако Иисус говорил: «До тех пор пока вы не окажетесь поверженными пред Господом и пока не станете алкать и жаждать праведности, которую вы сами достигнуть не можете, вы не познаете блаженства».

Блаженство принадлежит святым. Помните, что в момент самых трудных переживаний и страданий апостол Павел говорит: «Радуйтесь». И если вы чувствуете себя несчастным, что-то случилось с вашей святостью. Иисус обращался к иудеям, которые считали себя праведными. Для них святость означала исполнение их правил. Это было внешнее проявление святости, чего было недостаточно. Вот почему Иисус Христос говорит: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Матф. 5:20). Заповеди Блаженства призывают отбросить внешнее и сосредоточиться на внутреннем.

Как я уже говорил, есть и второй элемент: освящение. Мы алчем и жаждем освящения, т.е. всевозрастающей святости. Я не могу выразить полностью словами глубину своих чувств, однако я надеюсь, что этот голод в моей жизни никогда не прекратится, т.е. не прекратится мое желание быть все более и более подобным Иисусу Христу. Это характерный признак христианина. Мы никогда не сможем достичь такого положения, когда сможем подумать: «Наконец-то я достиг блаженства». Такая мысль была бы самой трагичной как для невозрожденных людей, которые думают, что они могут спасти самих себя, так и для христиан, которые думают, что они уже достигли всего необходимого (см. Фил. 3:13-14). Сыны Царствия никогда не перестанут алкать.

Апостол Павел говорит: «И молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала» (Фил. 1:9). Несмотря на вашу сильную любовь вы должны любить больше. Несмотря на ваше усердное моление вы должны молиться больше. Несмотря на вашу покорность вы должны быть еще покорнее. Несмотря на близость ваших мыслей к мыслям Христовым, они должны быть еще ближе. Блаженны те, кто продолжает алкать и жаждать.

Это не означает, что мы должны желать какие-то «кусочки» или части праведности. Мы жаждем полной праведности, т.е. всего что составляет праведность. Мы жаждем уподобиться Иисусу Христу. Мы никогда не удовлетворяемся достигнутым. Независимо оттого, какую праведность мы получили по милости Божьей, у нас еще нет всего, что в нее входит, не так ли? А потому, ощущая голод и жажду, мы, подобно Давиду, вопием: «Пробудившись, буду насыщаться образом Твоим» (Пс. 16:15).

Итак, праведность начинается со спасения и продолжается освящением, и мы никогда не удовлетворимся только частью ее. Меня восхищает то, что я должен алкать и жаждать праведности, а не обладать ею, таково повеление. Только иудеи могли сказать: «Это мы, мы обладаем праведностью».

Иисус отверг саму эту идею. Он сказал, что люди, думающие, что у них есть праведность, не имеют блаженства, а люди, знающие, что у них нет праведности, блаженны. Только потому, что человек думает будто он обладает праведностью, он находится в безнадежном состоянии. Бог благословляет алчущих и жаждущих чтобы они всегда желали этого еще больше. Кто-то сказал: «Источники земные жажду не утоляют. Смерть тем, кого Христос не питает». Я это называю Божественной неудовлетворенностью.

Каковы результаты этого голода и жажды?

«Ибо они насытятся». Слово насытятся — особое слово. Оно обычно употреблялось тогда, когда речь шла о кормлении скота. И означало оно полную удовлетворенность. Бог хочет, чтобы мы были счастливыми и удовлетворенными. Удовлетворенными чем? Чего мы алчем? Чего мы жаждем? — Праведности.

Но разве это не парадоксально? Вы удовлетворены и вместе с тем нет. Моя жена умеет приготавливать особенный лимонный пирог с кремом. Я всегда получаю удовольствие, когда ем его, но мне всегда хочется больше. Я уже наелся, но я всегда хочу больше, потому что каждый кусок, разжигает аппетит. Так и с праведностью. Мы насыщаемся и желаем еще и еще большего насыщения.

Если мы жаждем Божьей праведности, Он дает нам ее. Слово Божье говорит: «Ибо Он насытил душу жаждущую, и душу алчущую исполнил благами», «…а ищущие Господа не терпят нужды ни в каком благе». «Я ни в чем не буду нуждаться» и «Чаша моя преисполнена», «…и народ Мой насытится благами Моими, говорит ГОСПОДЬ» (Пс. 106:9; Пс. 22:1, 5; Иер. 31:14).

В Евангелии от Иоанна 4:14 Иисус сказал женщине самарянке у колодца: «А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек». И еще: «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать» (Иоан. 6:35).

Иисус Христос утоляет голод, но вновь появляется этот благословенный голод и мы желаем получать от Него еще больше Полное насыщение наступит только тогда, когда мы увидим Его. Сыны Царствия всегда имеют огромное желание получить у Бога не силу или удовольствия, не какие-то богатства или славу, а праведность.

Как я могу узнать, воистину ли я алчущий и жаждущий?

Удовлетворены ли вы самим собою? Пуритане говорили: «Те, кто меньше желает праведности, больше в ней нуждается». Узнаете ли вы себя в словах: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7:24). Или же вы чувствуете себя настолько праведным, что все другие вам кажутся неправыми. Если вы испытываете чувство самоудовлетворенности, я сомневаюсь, знаете ли вы вообще, что означает алкать и жаждать правду. Ощущаете ли вы постоянную боль неудовлетворенности? Это признаки того, что вы ищете пути Господни.

Удовлетворяют ли вас внешние проявления праведности? Замечаете ли вы, что такие внешние проявления влияют на вас? Можете ли вы утолить ваш аппетит неверными вещами, и исчезает ли он после этого? Голод праведности не может быть утолен ничем.

Большой ли у вас аппетит к Слову Божьему? В Его слове изложены те правила, исполняя которые, мы будем иметь праведность. Пророк Иеремия говорит: «Обретены слова Твои, и я съел их» (Иер. 15:16). Если есть голод и жажда к праведности, у вас будет такой аппетит к Слову Божьему, что вы будете поглощать его. Если же у вас нет голода и жажды к праведности, то, возможно, вы являетесь сыном Царствия, остающимся в грехе. Но, возможно, вы не являетесь чадом Божьим вообще. В любом случае вы теряете право на блаженство.

Услаждает и вас все Божественное? В книге Притчей 27:7 сказано: «… голодной душе все горькое сладко». Я могу узнать любого, кто ищет праведности, если он воспринимает жизненные потери, допускаемые Господом, с благодарением и удовлетворением. Ведь они, даже если причиняют боль, происходят от Бога. Некоторые люди могут радоваться только тогда, когда получают доброе. Если же их постигает что-то трудное, то это им не нравится. Они не алчущие и жаждущие, они просто гоняются за счастьем.

Томас Уотсон говорит: «Тот, кто алчет и жаждет праведности, будет питаться евангельским елеем с таким же наслаждением, как и медом». Я могу сказать вам, исходя из своего собственного опыта, что испытания могут казаться такими же сладкими, как и приятные события, поскольку в них присутствует Сам Бог, и они служат Его целям и делают нас праведнее.

Безусловны ли ваш голод и жажда? Вспомните о богатом юноше, спросившем у Иисуса Христа, что ему нужно делать чтобы унаследовать жизнь вечную, но отказавшемся расстаться со своим богатством. Его голод оказался обусловленным, а потому он никогда так и не утолил его. А как поступаете вы? Говорите ли вы: «Я хочу быть с Христом и с моим грехом одновременно. С Христом и с моей гордостью. С Христом и моими похотями. С Христом и с желанием обманывать людей. С Христом и с моей ложью. С Христом и с моей жадностью. С Христом и с моей погоней за материальными благами. С Христом и…с Христом и…»?

Голодный человек не может одновременно желать пищу и новый костюм. Жаждущий человек не станет желать и воды, и пару новых туфель. Голодный и жаждущий хочет только пищи и воды. «Истомилась душа моя желанием судов Твоих во всякое время» — говорится в Псалме 118:20.

О чем говорит ваш самоанализ? Пророк Исайя говорит: «Душею моею я стремился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внутренности моей» (Ис. 26:9). Давид жаждал Бога искренне и с раннего утра обращался к Нему. Мудрые девы наполнили свои сосуды до того, как пришел жених. Некоторые люди почувствуют жажду, но будет слишком поздно, и их постигнет та же участь, что и богача, о котором сказано в Евангелии от Луки 16:24. Они будут говорить: «О, пошлите кого-нибудь, кто мог бы омочить свой перст в воде и прохладить язык мой, ибо я мучусь в пламени сем!» Такова жажда, которую уже никогда нельзя будет утолить.

Толкования Священного Писания

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся

Сведущие во врачебном искусстве говорят, что страждущие желудком и худым позывом на пищу, от скопления в верхней части желудка дурных каких либо соков и излишеств, всегда представляют желудок свой полным и сытым, и потому имеют отвращение от пищи полезной, по причине ослабления естественного позыва во время этой мнимой сытости. Но если приложено будет о них какое либо попечение врачебного искусства; то, по очищении каким либо разводящим врачебным питием скопившегося в желудочных полостях, произойдет, что ничто чуждое уже не будет беспокоить естества, возвратится же им позыв на пищу полезную и питательную. И признаком здоровья служит, что пища принимается уже не принужденно, но с пожеланием и увлечением. Что же значит у меня это вступление? Поелику слово, руководящее нас на высшие ступени лествицы блаженств, и, по выражению Пророка, полагающее добрые восхождения на сердце нашем (Пс. 83:6), поступая последовательно, после совершенных уже нами прежде восходов указует подобное еще новое четвертое восхождение, говоря: блажени алчущии и жаждущии правды: яко тии насытятся: то хорошо, думаю, избавив душу от утраты позыва на пищу и от пресыщения, сколько возможно, возбудить в себе самих этот блаженный позыв на пищу и питие. Ибо не возможно человеку, ни быть сильным без достаточной пищи, подкрепляющей его силы, ни насытиться пищею, не вкушая ее, ни питаться ею без позыва на пищу. Итак, поелику сила есть некое жизненное благо; и она соблюдается достаточною сытостью; а сытость бывает от пищи, вкушаемым же при позыве на пищу: то позыв сей в живых есть нечто достойное ублажения, служащее в нас началом и причиною силы. Но в рассуждении чувственной этой пищи бывает с нами, что не все желаем тех же снедей, и пожелание вкушающих делится не редко по родам яств, одному приятно сладкое, а другой чувствует побуждение к острому и горячительному; иному же нравится солоноватое, и иному — кислое; случается же часто, что не у всякого бывает побуждение к снеди полезной; ибо иной, по какой-то особенности сложения имея склонность к какой либо страсти, питает болезнь соответственными ей по качеству яствами. А если будет иметь он побуждение к яствам полезным, то, без сомнения, проживет наслаждаясь здоровьем; потому что пища соблюдет телесное его благосостояние. Так и в душевной пище не у всех пожелания склонны к одному и тому же. Одни желают себе славы, или богатства, или какой либо мирской знаменитости; у других не усыпная забота о хорошем столе; иные с жадностью поглощают зависть, как ядовитую какую пищу; а есть и такие, у которых пожелание возбуждается естественно прекрасным. Естественно же прекрасно всегда и для всех то, что не ради чего другого избирается, но само по себе вожделенно, всегда одинаково, и никогда не теряет привлекательности по насыщении оным. Посему-то Слово ублажает не просто алчущих, но тех, у кого пожелание имеет склонность к истинной правде.

Посему что же такое правда? Ибо сие, думаю должно прежде раскрыть в слове, чтобы, когда обнаружится ее красота, тогда уже возбудилось в нас влечение к красоте видимого. Ибо не возможно возыметь пожелание чего либо не виданного; напротив того естество наше в рассуждении незнакомого нам как-то недейственно и неподвижно, если посредством слуха или зрения не приобретет какого либо понятия о вожделеваемом. Потому некоторые исследователи подобного сему говорят, что правда есть соблюдать правила, воздавать каждому равно и по достоинству. Например, если кто сделается полным господином при раздаче денег; то имеющий в виду равенство и подаяние соразмеряющий с потребностью получающих называется правдивым. И если кто, получив власть судить, произносит приговор, не по милости какой и вражде, но следуя свойству дел, и наказывает достойных того, и оправдывает своим приговором неподлежащих ответственности, и о прочих спорных делах творит суд по истине; то и он называется правдивым. И назначающий подати с подначальных, когда налагает подать соразмерную с силами, и владыка дома, и начальник города, и царь народов, — если каждый из них правит подвластными, не властью неразумных побуждений движимый, но по правоте судя ему покорных, и в решении дела сообразуясь с поведением подначальных; то определяющие правду соблюдением сказанного правила все сему подобное означают именем правды. Но, взирая на высоту божественного законоположения, полагаю, что здесь под правдою разумеется нечто большее сказанного. Ибо если спасительное слово изрекается вообще для всего человеческого рода, не всякому же человеку можно быть в числе поименованных (ибо царствовать, начальствовать, творить суд, иметь во власти раздачу денег, или другое какое смотрение, — удел не многих; великое же множество состоит под начальством и смотрением других); то как согласиться кому либо, что истинна та правда, которая не всему роду предлагается в равной степени? Ибо если, по словам внешних мудрецов, цель правды — управление; а где преимущество, там нет равенства: то данного о правде понятия не возможно признать истинным; потому что оно немедленно обличается неравенством в жизни. Посему какая же правда, простирающаяся на всех, вожделение которой, как общее, предлежит всякому, имеющему в виду евангельскую трапезу, богат ли он, или беден, рабствует, или господствует, знатного ли рода, или купленный раб, так что никакое внешнее обстоятельство не увеличивает, и не умаляет, понятия правды? Ибо если может она находиться только в том, кто выше прочих властью какою и преимуществом; то почему праведен поверженный у ворот богатого Лазарь, не имеющий у себя ни какого средства для оказания таковой правды: ни начальства, ни власти, ни дома, ни трапезы, ни другого какого житейского запаса, чем можно на деле совершить оную правду? Ибо если правда возможна тому, кто начальствует, оделяет, или вообще имеет что либо под смотрением; тот, кто не заведывает этим, без сомнения, вне возможности творить правду. Почему же сподобляется успокоения не имевший у себя того, чем, по словам многих, отличается правда? Посему надобно нам искать той правды, вожделевший которой по обетованию насладится ею. Ибо сказано: блажени алчущии правды: яко тии насытятся.

Поелику много всякого рода таких веществ, ко вкушению которых естество человеческое стремится с вожделением; то потребно нам много сведения, чтобы различать в таких снедях питательное и ядовитое, и чтобы то, что, по мнению души, приемлется в пищу, вместо жизни не причинило нам смерти и разрушения. Но, может быть, небезвременно будет понятие о сем уяснить чем либо другим разрешаемым в евангелии. Вступивший в общение с нами по всяческим…, разве греха (Евр. 4:15), и приобщившийся тех же с нами немощей, не признал алкания грехом, и не отказался собственным Своим опытом изведать сию немощь, но допустил до Себя это естественное побуждение к пожеланию пищи. Ибо, сорок дней пребыв без пищи, последи взалка (Мф. 4:2). Так, когда хотел, давал естеству время делать свое. Но изобретатель искушений, как скоро узнал, что и в Нем произошла эта немощь алкания, советовал удовлетворить желанию камнями, то есть, пожелание естественной пищи обратить к неестественному; ибо говорит: рцы, да камение сие хлебы будут (Мф. 4:3). В какой неправде виновно стало земледелие? За что было до того возгнушаться семенами, чтобы обесчестить и пищу из них? За что осуждается Создателева премудрость, будто бы, питая человечество семенами, питает не надлежащим образом? Ибо если теперь камень оказывается более пригодным для пищи; то значит, что Божия премудрость погрешила в должном промышлении о человеческой жизни. Рцы, да камение сие хлебы будут, — сие и до ныне говорит он тем, которые искушаются собственным своим пожеланием, и говоря так, всего чаще взирающих на него убеждает уготовлять себе пищу из камней. Ибо когда пожелание выходить из необходимых пределов потребности, что это иное, как не совет диавола, запрещающей тогда пищу из семен, и вызывающий пожелание неестественного? Из камней едят хлебы предлагающие их от любостяжательности, приготовляющие себе дорогие и пышные трапезы из неправд. У них и приготовление вечери — какое-то торжество, ухищренно устроенное на изумление всем, выходящее за пределы необходимого для жизни. Ибо что общего с естественною потребности имеет не употребляемое в пищу вещество серебра, выставляемое в тяжеловесных и с трудом переносимых приборах? Что такое ощущение голода? Не желание ли восполнить недостаток в необходимом? Поелику сила утратилась, недостающее снова восполняется приличным прибавлением. Хлеба, или иного чего годного в снедь, желает естество. А кто вместо хлеба подносит ко рту золото, тот удовлетворяет ли нужде? Посему, когда вместо годного в снедь ищет кто вещества, неупотребляемого в пищу; тогда он прямо заботится о камнях, потому что иного требует естество, а иным занят он. Естество ощущением голода, как бы внятным голосом, едва не говорит, что теперь потребна снедь, потому что должно возвратить снова телу утраченную силу. А ты не слушаешь естества; даешь ему не то, чего просит. Напротив того заботишься, чтобы на столе у тебя было большее бремя серебра, приискиваешь ковачей этого вещества, любопытствуешь узнать историю чеканимых на веществах изображений, чтобы они в точности передали искусством страсти и нравы, и тебе можно было узнать раздражение воина, когда заносит меч на заклание, и страдание раненого, когда, пораженный смертельно, показывает вид готового заплакать, и рьяность зверолова, и свирепость зверя. и все иное, что с такою изысканностью эти суетные люди искусно изображают на настольных приборах. Естество требует пития; а ты приготовляешь дорогие треножники, лохани, чаши, большие сосуды, и тысячи других приборов, не имеющих ничего общего с требуемою нуждою. Ужели в том, что делаешь, не слышишь явно советующего тебе обратить взор на камень? А что, если кто опишет тебе, чем сопровождается эта каменистая пища, эти гнусные зрелища, страстные услаждения слуха, которыми пролагают в себя путь ряду зол приправляющие пищу тем, что разжигает к распутству? Вот совет сопротивника о пище! Это именно, обращая твой взор к камням, предлагает он тебе вместо законного употребления хлеба!

Но Преодолевающий искушение, не алкание как причину зол, изгоняет из естества, а удалив только излишнюю заботливость, присоединяющуюся к потребности по совету сопротивника, предоставляет естеству иметь о себе смотрение, не выходя из естественных своих пределов. Как очищающие вино не унижают его, и не называют не годным к употребление по причине образовавшейся на нем пенки, но, отделив излишнее в горле сосуда, не оставляют без употребления вина, сделавшегося чистым: так Слово, обозревая и разбирая, что естеству чуждо, при тонкости точного обзора, не отметает алкания, как служащего к соблюдение жизни нашей, но очищает от изысканных прибавлений к потребному, и отвергает их, сказав, что знает питательный хлеб, который усвоен естеству Божиим глаголом. Посему, если взалка Иисус, то достойно ублажения алкание, когда и в нас совершается в подражание Ему. А поэтому, если узнали мы, чего взалка Господь, то, конечно, узнаем силу блаженства, о котором теперь речь. Какая эта снедь, пожелания которой Иисус не стыдится? После беседы с самарянкою говорит Он ученикам: Мое брашно есть, да сотворю волю Отца Моего (Ин. 4:34). Очевидна же воля Отца, Иже всем человеком хощет спастися и в разуме истины приити (1 Тим. 2:4). Итак если желает Он, чтобы мы спаслись, и Его пищею делается наша жизнь; то из сего дознаем, на что должно употребить такое расположение души. На что же именно? Будем алкать своего спасения, жаждать Божией воли, которая желает нашего спасения.

А как можно нам преуспеть в таковой алчбе, дознали это мы теперь из сего ублажения. Ибо кто возжелал Божией правды, тот нашел подлинно достожелаемое, и вожделению сего удовлетворил не одним из тех способов, какими исполняется желание. Ибо не только, как снеди, возжелал причащения правды; потому что желание, остановившееся на этом одном расположении, было бы в половину совершенным; теперь же благо сие соделал и питием, чтобы горячность и пламенность пожелания доказать и самым ощущением жажды. Ибо, во время жажды, делаясь некоторым образом сухим и пламенеющим, с удовольствием употребляем питие, как нечто врачующее в таком положении. Поелику же, хотя побуждение к принятию пищи и пития по роду одно, однако же расположение к тому и другому различно: то Слово предписало нам, что всего выше в пожелании блага, ублажает тех, которые терпят то и другое, и алкание и жажду правды; так как вожделеваемого достаточно для того, чтобы применительно содействовать тому и другому желанию, стать и твердою пищею для алчущего, и питием для привлекшего с жаждою благодать. Блажени алчущии и жаждущии правды: яко тии насытятся.

Ужели же вожделевать правды достоблаженно; а если кто будет иметь подобное расположение к целомудрию, или мудрости или благоразумию, или к другому какому, ежели есть виду добродетели, то Слово не ублажает его? Но, может быть, сказанное имеет какой либо подобный следующему смысл: правда есть одно из разумеемого под именем добродетели; а божественное Писание по обычаю своему в упоминании о части нередко объемлет целое, например, когда естество Божие объясняет какими либо именами. Ибо пророчество как бы от лица Божия говорит: Аз Господь (Ис. 42:8): сие Мое имя вечное, и память родов родом (Исх. 3:15); и еще в другом месте говорит: Аз есмь сый (Исх. 3:14), и у другого Пророка: яко милостив есмь (Иер. 3:12). И тысячами других имен, означающих высоту и боголепие, святое Писание умело наименовать Бога; почему в точности дознаем из сего, что, когда скажет одно которое либо имя, этим одним безмолвно произносится весь список имен. Ибо если именуется Господом, не предполагается этим, что не принадлежат Ему другие имена; напротив того в одном имени именуется всеми именами. А из сего дознаем, что богодухновенное слово под какою либо частью умеет обнимать многое. Посему и здесь, сказав, что блаженно алчущим предлагается правда, именем ее слово означает всякий вид добродетели; так что равно достоин ублажения алчущий и благоразумия, и мужества, и целомудрия, или чего либо другого, что только заключается в том же понятии добродетели. Ибо невозможно одному какому либо виду добродетели, в отдельности от прочих, самому по себе быть совершенною добродетелью. В чем не усматривается чего либо умопредставляемого, как доброе, в том, по всей необходимости, имеет место противоположное ему; а целомудрию противоположно распутство, благоразумию — безумие, да и всему, что берется в лучшую сторону, без сомнения, есть нечто разумеемое противно. Посему, если в правде не усматривается вместе и все, то невозможно остальному быть добром. Никто не скажет, что правда неразумна, или дерзка, или распутна, или имеет что либо иное, усматриваемое в пороке. Если же понятие правды не соединимо со всем худым; то, конечно, сообъемлет в себе всякое добро; добро же все представляемое, как добродетель. Поэтому именем правды, алчущих и жаждущих которой ублажает Слово, обещая им исполнение вожделеваемого, означается здесь всякая добродетель.

Ибо сказано: блажени алчущии и жаждущии правды: яко тии насытятся. Сказуемое же, кажется мне, имеет такой некий смысл: чего домогаются в жизни для удовольствия, то служит к насыщению домогающихся; напротив того заботливость об удовольствиях, как где-то загадочно говорит Премудрость, — сосуд сокрушен (Притч. 23:27), который непрестанно со тщанием наполняя, домогающиеся сего показывают какой-то неисполнимый и ни к чему не служащий труд, всегда вливая что-то в бездну пожелания и прибавляя к удовольствию, но не доводя пожелания до сытости. Познал ли кто предел сребролюбию, приобретая то, чего домогаются сребролюбцы? Успокоился ли кто до неистовства славолюбивый, получив, чего искал? А кто насытил сластолюбие слышанным, или виденным, или беснованием и неистовством чрева и того, что за сим; тот нашел ли какой прибыток в себе от сего наслаждения? Всякого рода удовольствие, ощущаемое телом, не таково ли, что вместе, и приближается, и улетает, и на самое краткое время не оставаясь у коснувшихся его? Посему-то дознаем от Господа сие высокое учение, что одно только утвердившееся в нас рачение о добродетели есть нечто твердое и состоятельное. Ибо кто преуспел в чем либо высоком, например: в целомудрии, или в скромности, или в благочестии пред Богом, или в другом каком из возвышенных и евангельских учений, тот при каждом преспеянии имеет не мимолетное и неустойчивое, но непоколебимое, во все продолжение жизни пребывающее и продолжающееся веселье. По чему же? По тому что все это всегда можно приводить в действие, и во все продолжение жизни нет времени, приводящего в пресыщение и добрую деятельность. И целомудрие, и чистота, и непреткновенность во всяком добре, и необщительность с злом всегда приводятся в действие, пока имеет кто в виду добродетель, и деятельность сопровождается весельем. А у предавшихся бессмысленным похотям, хотя душа всегда имеет в виду непотребство, однако же не всегда бывает наслаждение. Ибо жадность к еде останавливаем сытость, удовольствие пьющего угасает вместе с жаждою, и все другое таким же образом имеет нужду в некотором времени и промежутке, чтобы снова возбудить желание услаждающего, ослабленное удовольствием и насыщением. Но приобретение добродетели, в ком однажды твердо она укоренилась, ни временем не меряется, ни сытостью не ограничивается, но живущим добродетельно всегда доставляет чистое, живое, сильное ощущение собственных своих благ. Почему алчущим сего Бог Слово обещает удовлетворение алчбы, такое удовлетворение, которое сытостью воспаляет, а не угашает, желание.

Итак, вот чему учит Беседующий с высокой горы мыслей, — не занимать нам пожелания ничем таким, домогающимся чего нет впереди и конца, и рачение о чем суетно и неразумно, как у старающихся ступить на вершину своей тени, у которых бег простирается в бесконечность, так как туда от настигающего со скоростью уходит всегда им преследуемое; но обращать желание к тому, о чем рачение делается приобретением домогающегося. Ибо кто возжелал добродетели, тот добро делает своим приобретением, в себе видя то, чего возжелал. Посему блажен взалкавший целомудрия; ибо исполнится чистоты. А насыщение ею производить, как сказано, не отвращение, но усиление желания; и насыщение и желание взаимно возрастают в равной одно с другим степени. Ибо за вожделением добродетели следует приобретение вожделеваемого; и приобретенное благо привносить в душу непрекращающееся веселье. Таково свойство сего блага, что, не в настоящем только услаждает пользующегося им, но на все части времени доставляет действительное веселье, потому что преуспевшего увеселяют, и воспоминание о жизни проведенной правильно, и самая жизнь в настоящем, когда проводится она добродетельно, и ожидание воздаяния, которое не в ином чем полагаю, как в той же опять добродетели, так как она есть дело преуспевающих, и делается наградою преспеяний.

Если же нужно коснуться и смелого некоего слова; то, кажется мне, под именем добродетели и правды, желанию слушающих Себя Самого, может быть, предлагает Господь, Иже бысть нам премудрость от Бога, правда оке и освящение и избавление (1 Кор. 1:30), а также и хлеб сходяй с небесе (Ин. 6:50-51), и вода живая (1 Кор. 4:10), жажду которой исповедует Давид в некоем псалмопении, открывая Богу сие достоблаженное страдание души, когда говорит: возжада душа моя к Богу крепкому живому: когда прииду и явлюся лицу Божию (Пс. 41:3)? И силою Духа, кажется мне, предобученный сим величественным наставлениям Господа, приписал он себе и исполнение такового желания; ибо говорит: аз правдою явлюся лицу Твоему: насыщуся, внегда явитимися славе Твоей (Пс. 16:15) Итак, вот, по моему рассуждению, истинная добродетель, добро без примеси худого, добро, при котором постигается всякое понятие, составляемое мыслию о наилучшем, — Сам Бог Слово, — сия покрывшая небеса добродетель, как выражается Аввакум (Авв. 3:3). И весьма справедливо ублажены алчущие сей Божией правды; ибо подлинно вкусивший Господа, как говорит псалмопение (Пс. 33:9), то есть, приявший в себя Бога, делается исполненным того, чего жаждал и алкал, по обетованию Рекшаго: Аз и Отец приидем, и обитель у него сотворим (Ин. 14:21-23), очевидно, по вселении уже Святого Духа. Так, кажется мне, и великий Павел, вкусивший неизреченных оных плодов из рая, и исполнен был того, чего вкусил, и всегда алкал: ибо исповедует, что исполнен был желаемого, говоря: но живет во мне Христос (Гал. 2:20), и как алчущий, всегда в предняя простирается (Флп. 3:13), говоря: не зане уже достигох или уже совершихся: но спешу, да постигну (Флп. 3:12). Ибо, да позволено нам будет сказать нечто такое что останется только в предположении, и чего нет в природе. Как если бы из чувственной снеди, принимаемой в пищу, ничто не извергалось по излишеству, но всецело принималось в прибавление телесного роста; то тела достигали бы великого роста, потому что величину их приращала бы собою ежедневная пища: так и оная правда, а с нею и всякая добродетель, поелику, будучи вкушаема, как духовная снедь, не извергается, то причащающихся делает всегда более и более от нее рослыми, непрестанно возращая их величину своим прибавлением.

Итак, если уразумели мы блаженную эту алчбу; то, изблевав все обилие порока, взалчем правды Божией, чтобы придти в исполнение ею, о Христе Иисусе Господе нашем. Ему слава во веки веков и аминь.

О Блаженствах. Слово 4.

  • Цсл. шрифт
  • Гражданский

Церковнославянский

Синодальный
||1:1 см. Быт.5:1; Быт.28:13-28:14; Быт.26:3-26:5; Быт.22:18; Быт.2:4; Быт.12:3; 2Цар.7:12-7:16; Пс.89:36; Пс.132:11; Ис.9:6-9:7; Ис.53:8; Ис.11:1; Иер.33:26; Иер.33:15-33:17; Иер.23:5; Ам.9:11; Зах.12:8; Мф.9:27; Мф.3:16; Мф.22:42-22:45; Мф.2:1-2:2; Мф.15:22; Мф.1:18; Лк.3:23-3:38; Лк.3:23; Лк.1:69-1:70; Лк.1:31-1:32; Ин.7:42; Деян.2:30; Деян.13:22-13:23; Рим.9:5; Рим.4:13; Рим.1:3; Гал.3:16; Откр.22:16 Кни́га род­ст­ва́ Иису́са Христа́, Сы́на Дави́дова, Сы́на Авраа́мля. Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова.
||1:2 Быт.49:8-49:12; Быт.46:8-46:27; Быт.29:35; Быт.29:32-29:35; Быт.25:26; Быт.21:2-21:5; Быт.21:2; Исх.1:2-1:5; Нав.24:2-24:4; 1Пар.5:1-5:2; 1Пар.2:1-2:8; 1Пар.1:34; 1Пар.1:28; Ис.41:8; Лк.3:33-3:34; Деян.7:8; Рим.9:7-9:13; Откр.7:5 Авраа́мъ роди́ Исаа́ка. Исаа́къ же роди́ Иа́кова. Иа́ковъ же роди́ Иу́ду и бра́тiю его́. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;
||1:3 Быт.46:12; Быт.38:6; Быт.38:30; Быт.38:29-38:30; Быт.38:24-38:27; Быт.38:11; Чис.26:20-26:21; Руф.4:18-4:22; Руф.4:18; 1Пар.9:6; 1Пар.2:5; 1Пар.2:1-2:15; Лк.3:33 Иу́да же роди́ Фаре́са и За́ру от­ Ѳама́ры. Фаре́съ же роди́ Есро́ма. Есро́мъ же роди́ Ара́ма. Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама;
||1:4 Чис.7:17; Чис.7:12; Чис.2:3; Чис.10:14; Чис.1:7; Руф.4:19-4:20; 1Пар.2:10-2:12; Лк.3:32 Ара́мъ же роди́ Аминада́ва. Аминада́въ же роди́ Наассо́на. Наассо́нъ же роди́ Салмо́на. Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона;
||1:5 Нав.6:22-6:25; Нав.2:1-2:22; Руф.4:21; Руф.1:4; Руф.1:22-2:4; Руф.1:16-1:17; 1Пар.2:11-2:12; 1Пар.2:11; Иак.2:25; Евр.11:31 Салмо́нъ же роди́ воо́за от­ Раха́вы. Воо́зъ же роди́ ови́да от­ ру́ѳы. Ови́дъ же роди́ Иессе́а. Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;
||1:6 Руф.4:22; 1Цар.22:8; 1Цар.20:30-20:31; 1Цар.17:58; 1Цар.17:12; 2Цар.12:24; 2Цар.11:3; 2Цар.11:26-11:27; 3Цар.1:28-1:31; 3Цар.1:11-1:17; 1Пар.3:5; 1Пар.28:5; 1Пар.2:15; 1Пар.14:4; 1Пар.11:41; Деян.13:22-13:23; Рим.8:3 Иессе́й же роди́ Дави́да царя́. Дави́дъ же ца́рь роди́ соломо́на от­ урі́ины. Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею;
||1:7 3Цар.15:8; 3Цар.14:31; 3Цар.11:43-12:24; 3Цар.11:43; 1Пар.3:10-3:14; 1Пар.3:10; 2Пар.9:31; 2Пар.14:1-14:15 Соломо́нъ же роди́ ровоа́ма. Ровоа́мъ же роди́ Аві́ю. Аві́а же роди́ а́су. Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу;
||1:8 3Цар.22:2-22:50; 3Цар.15:24; 4Цар.8:16; 4Цар.3:1; 4Цар.15:1-15:6; 4Цар.14:21; 1Пар.3:11; 2Пар.26:1-26:23; 2Пар.21:1; 2Пар.17:1-17:19 А́са же роди́ Иосафа́та. Иосафа́тъ же роди́ Иора́ма. Иора́мъ же роди́ Озі́ю. Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию;
||1:9 4Цар.18:1-18:20; 4Цар.15:7; 4Цар.15:32-16:20; 1Пар.3:11-3:13; 2Пар.27:1-29:32; 2Пар.26:21; Ис.7:1-7:13; Ис.36:1-36:22 Озі́а же роди́ Иоаѳа́ма. Иоаѳа́мъ же роди́ Аха́за. Аха́зъ же роди́ езекі́ю. Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию;
||1:10 3Цар.13:2; 4Цар.24:3-24:4; 4Цар.20:21-23:30; 4Цар.20:21; 1Пар.3:13-3:15; 1Пар.3:13; 2Пар.32:33-35:27; Иер.1:2-1:3 Езекі́а же роди́ Манассі́ю. Манассі́а же роди́ Амо́на. Амо́нъ же роди́ Иосі́ю. Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию;
||1:11 4Цар.25:11; 4Цар.24:6; 4Цар.23:34; 4Цар.23:31-24:20; 1Пар.3:16; 1Пар.3:15-3:17; 2Пар.36:4; 2Пар.36:20; 2Пар.36:10; 2Пар.36:1-36:8; Иер.52:28-52:30; Иер.52:11-52:15; Иер.39:9; Иер.27:20; Иер.2:10-2:28; Дан.1:2 Иосі́а же роди́ Иехо́нiю и бра́тiю его́, въ преселе́нiе Вавило́нско­е {Ст. 11 въ нѣ́кiихъ гре́ч.: Иосі́а же роди́ Иоаки́ма и бра́тiю его́. Иоаки́мъ же роди́ Иехо́нiю въ преселе́нiе Вавило́нское.}. Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон.
||1:12 4Цар.25:27; 1Пар.3:19-3:24; 1Пар.3:17; 2Пар.36:8; 1Ездр.5:2; 1Ездр.3:2; Неем.12:1; Иер.22:28; Агг.2:2 По преселе́нiи же Вавило́нстѣмъ, Иехо́нiа роди́ Салаѳі́иля. Салаѳі́иль же роди́ зорова́веля. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля;
1:13 Зорова́вель же роди́ Авiу́да. Авiу́дъ же роди́ Елiаки́ма. Елiаки́мъ же роди́ азо́ра. Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора;
1:14 Азо́ръ же роди́ садо́ка. Садо́къ же роди́ Ахи́ма. Ахи́мъ же роди́ Елiу́да. Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда;
1:15 Елiу́дъ же роди́ Елеаза́ра. Елеаза́ръ же роди́ Матѳа́на. Матѳа́нъ же роди́ Иа́кова. Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова;
||1:16 Мф.27:22; Мф.27:17; Мф.2:13; Мк.6:3; Лк.4:22; Лк.3:23; Лк.2:7; Лк.2:48; Лк.2:4-2:5; Лк.2:10-2:11; Лк.1:31-1:35; Лк.1:27; Ин.4:25 Иа́ковъ же роди́ Ио́сифа, му́жа Марі́ина, изъ нея́же роди́ся Иису́съ, глаго́лемый Христо́съ. Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос.
||1:17 4Цар.24:14; Иер.27:20; Мф.11:2; Мф.1:11-1:12; Ин.1:41 Всѣ́хъ же родо́въ от­ Авраа́ма до Дави́да ро́дове четыре­на́­де­ся­те: и от­ Дави́да до преселе́нiя Вавило́нскаго ро́дове четыре­на́­де­ся­те: и от­ преселе́нiя Вавило́нскаго до Христа́ ро́дове четыре­на́­де­ся­те. Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов.
||1:18 Быт.3:15; Иов.15:14; Иов.14:4; Мф.1:1; Лк.1:27-1:38; Лк.1:27; Лк.1:25; Гал.4:4-4:5; Евр.7:26; Евр.10:5 Иису́съ Христо́во Рожде­с­т­во́ си́це бѣ́: обруче́н­нѣй бо бы́в­ши Ма́тери его́ Марі́и Ио́сифови, пре́жде да́же не сни́тися и́ма, обрѣ́теся иму́щи во чре́вѣ от­ Ду́ха свя́та. Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго.
||1:19 Быт.6:9; Быт.38:24; Лев.20:10; Лев.19:20; Втор.24:1-24:4; Втор.22:21-22:24; Пс.112:4-112:5; Мк.6:20; Мк.10:4; Лк.2:25; Ин.8:4-8:5; Деян.10:22 Ио́сифъ же му́жъ ея́, пра́веденъ сы́й и не хотя́ ея́ обличи́ти, восхотѣ́ та́й пусти́ти ю́. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.
||1:20 Быт.46:3; Быт.31:11; Чис.12:6; Суд.13:8-13:9; Суд.13:3; 3Цар.17:13; Иов.4:13-4:16; Иов.33:15-33:17; Пс.94:19; Пс.25:8-25:9; Пс.143:8; Пс.119:125; Притч.3:5-3:6; Притч.12:5; Ис.7:2; Ис.7:13; Ис.51:7; Ис.30:21; Ис.26:3; Иер.40:9; Иер.33:26; Иер.31:22; Иоил.2:28; Мф.28:5; Мф.2:22; Мф.2:19; Мф.2:13; Мф.1:18; Лк.2:8-2:14; Лк.2:4; Лк.1:26-1:38; Лк.1:19; Лк.1:10-1:13 Сiя́ же ему́ помы́слив­шу, се́, а́нгелъ Госпо́день во снѣ́ яви́ся ему́, глаго́ля: Ио́сифе, сы́не Дави́довъ, не убо́йся прiя́ти Марiа́мъ жены́ тво­ея́: ро́ждшеебося въ не́й, от­ Ду́ха е́сть свя́та: Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго;
||1:21 Быт.18:10; Быт.17:21; Быт.17:19; Суд.13:3; Ис.45:21-45:22; Ис.12:1-12:2; Иер.33:16; Иер.23:6; Дан.9:24; Лк.2:11; Лк.1:35-1:36; Лк.1:31; Лк.1:13; Ин.1:29; Деян.4:12; Деян.3:26; Деян.13:38-13:39; Деян.13:23; 1Ин.3:5; 1Ин.2:2; 1Ин.2:1-2:2; 1Ин.1:7; Рим.3:24; Еф.5:25-5:27; Кол.1:20-1:23; Тит.2:14; Откр.7:14 роди́тъ же Сы́на, и нарече́ши и́мя ему́ Иису́съ: то́й бо спасе́тъ лю́ди своя́ от­ грѣ́хъ и́хъ. родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.
||1:22 3Цар.8:24; 3Цар.8:15; 1Ездр.1:1; Мф.8:17; Мф.5:17; Мф.2:23; Мф.2:15; Мф.13:35; Мф.13:21; Мф.12:17; Лк.24:44; Лк.21:22; Ин.19:36-19:37; Ин.18:9; Ин.17:12; Ин.15:25; Ин.12:38-12:40; Ин.10:35; Деян.3:18; Деян.13:27-13:29; Откр.17:17 Сiе́ же все́ бы́сть, да сбу́дет­ся рече́н­ное от­ Го́спода проро́комъ, глаго́лющимъ: А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит:
||1:23 Пс.46:7; Ис.9:6-9:7; Ис.8:8-8:10; Ис.7:14; Ис.12:2; Ин.1:14; Деян.18:9; Рим.9:5; Рим.1:3-1:4; 2Кор.5:19; 2Тим.4:17 се́, Дѣ́ва во чре́вѣ прiи́метъ и роди́тъ Сы́на, и нареку́тъ и́мя ему́ Емману́илъ, е́же е́сть сказа́емо: съ на́ми Бо́гъ. се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.
||1:24 Быт.7:5; Быт.6:22; Быт.22:2-22:3; Исх.40:32; Исх.40:27; Исх.40:25; Исх.40:19; Исх.40:16; 4Цар.5:11-5:14; Ин.2:5-2:8; Ин.15:14; Иак.2:21-2:26; Евр.11:7-11:8; Евр.11:24-11:31 Воста́въ же Ио́сифъ от­ сна́, сотвори́ я́коже повелѣ́ ему́ а́нгелъ Госпо́день, и прiя́тъ жену́ свою́, Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою,
||1:25 Мф.1:21; Лк.2:21 и не зна́яше ея́, до́ндеже роди́ Сы́на сво­его́ пе́рвенца, и нарече́ и́мя ему́ Иису́съ. и не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.

Блаженны кроткие сердцем

Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. (Мат. 5:1-5)

Все заповеди блаженства категорически противоположны тому, о чем думает человек сегодня. Мир думает о проявлении себя силой, властью, знакомствами, самоутверждением.

Но Христос отличался от всех учителей того времени. Он принес нам не просто знание о внешнем, или как всё устроено. Он рассказал как нам найти мир с Богом.

Каково же призвание и назначение человека на земле?

По отношению к Богу самой главной целью человека является непрестанное прославление Его Святого имени.

Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии. (1 Кор. 6:20)

Итак едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте во славу Божию. (1 Кор.10:31)

Наше желание порадовать Бога — как желание ребенка принести радость родителям.

К сожалению, мы видим, что людям нужно много от Бога, но не самого Бога.

По отношению к самому себе важно постоянно развивать и совершенствовать своего внутреннего человека. Человеческая душа — это великое сокровище с богатой, скрытой духовной энергией, которая должна все больше и больше освящаться Святым Духом. Таланты, которые даровал человеку Господь, он должен употребить на освоение природных богатств земли, одухотворение материи и окружающей среды. Словом, человек призван работать над собою и вокруг себя.

Мы что-то потеряли в себе, когда потеряли отношения с Богом. Заповеди блаженства помогают нам вернуть в себе то, что развивает нас и совершенствует. Созданный «по образу и подобию Божию» человек призван содействовать всякому подлинному прогрессу и совершенствованию в любой области жизни. Человек является и посредником тех благ, которые Господь ему даровал для выполнения порученного ему дела. Все человечество в плане Божьем — это единая великая семья, где, подражая Христу, каждый должен трудиться для блага другого.

Нагорная проповедь

Заповеди Блаженства призывают нас понять нашу собственную слабость и нищету. Ставят перед нами необходимость видеть Бога не только в десяти заповедях Моисея, но с большей силой жить как Христос.

10 заповедей Моисея ограничиваются тем, что запрещают делать то, что греховно и повелевают о некоторых приоритетах.

Заповеди Блаженства Христа учат тому, как можно достигнуть христианского совершенства или святости. Они о состоянии сердца. Святость — это наивысшее счастье — блаженство, которого может желать человек.

Вопрос не «что делать?», а «какими нам нужно быть?» Если кто-то думает, что может жить христианской жизнью сам по себе, своими возможностями, знанием, показывает, что еще незрелый последователь Христа.

Каждый христианин независимо от характера и воспитания должен быть кротким. И это качество является результатом новой природы человека.

Кротость — это не слабый, робкий, неуверенный, бездеятельный, вялый, не способный реагировать на острые моменты.

Кротость — не гибкость, сентиментальность, это не мир любой ценой.

Кротость — не то с чем рождаемся, это выбор нашего сердца из-за смелости во Христе.

Примеры кротких людей из библии:

Моисей — кротчайший человек. Вывел миллион евреев из Египта. Вырос при дворце, как сын фараона. Как вы думаете, он мог покорять и подчинять?

Давид — помазали на Царство, но кротко ждал своего времени. С терпением сносил несправедливости царя Саула.

Хороший пример — Савл (Павел). Вам досталось бы от него: не важно православный вы, католик или протестант — для него вы сектант, следующий за Иисусом. Он в итоге отложил знания Закона и позволил Иисусу изменить его взгляд, и потом вся его сила и навыки уже служили Церкви Христа.

Иисус — терпел и благословлял.

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим. (Мат.11:28-29)

Этические добродетели полагаются как середина между двумя крайностями. Например, мужество — середина между безрассудной смелостью и трусливостью, щедрость — между скупостью и расточительством, кротость — между вспыльчивостью и неспособностью к справедливому гневу. (Аристотель)

Если мы спросим, когда можно гневаться и когда нельзя, то мы можем в качестве общего правила предложить, что никогда не нужно сердиться и гневаться из-за оскорблений или обид, причиненных нам лично. Христианин не должен сердиться из-за этого. Однако человек вправе негодовать, когда обиды нанесены другим людям. Эгоистический гнев — это всегда грех, а самозабвенный гнев может быть одной из величайших моральных движущих сил в мире.

Самая большая ошибка христиан, когда они думают, что они никто и ничто. Да, Бог таких призывает, но трансформирует их в сильные личности, которые способны изменить мир.

Быть кротким — быть спокойным, когда всё бушует.

Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города. (Притчи 16:32)

Слово PRAUTES (кротость) — обозначало домашних животных, которые научились жить под контролем, стали домашними. Разве собака не бесстрашная? Разве бык не силен? Разве лошадь не может быстро убежать от меня? Их научили послушанию, и это отделило их от остальных животных.

Кротость — это сила под контролем, сила, подчиненная Божьему контролю. Человек доверяющий, что Бог всё контролирует, не спешит мстить, выказать свою силу. Мир в сердце от Бога — утешает и делает его мужественным.

Кроткий — имеющий правильный взгляд на себя. Уважающий и себя и людей рядом с собой. Он не будет превозносится, хвастаться, и самоутверждаться на фоне других. Если бы Христос хотел на фоне нас самоутвердиться, у Него бы неплохо это поучилось. Но Он сказал : «Я кроток и смерен духом» (Мф. 11:29).

Пусть за тебя говорят твои поступки, а не твои связи, внешний вид, прошлое.

Кроткий знает, что он нищий духом и без Бога — ничто и нуждается в Царстве Бога.

Первая ступень в постижении любого знания — осознание того, что я чего-то не знаю.

Нам не многие знания нужны, нас двигает осознание расти и укрепляться во Христе.

Римский учитель риторики Квартилиан сказал: «Они могли бы быть великолепными студентами, если бы не были совершенно убеждены в том, что все уже знают».

Итак, христианин — новое творение. Его отношение — новое. Он принадлежит к совершенно другому Царству.

Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. (2Кор. 5:17)

Древнее — ἀρχαῖος. Первозданное, первичное, начальное — прошло. Нельзя прийти к Богу на своих условиях.

Мы действительно готовы к этому?

Итак, Он принадлежит к совершенно другому Царству!

«…наследуют землю»

В то время Иудеи были в оккупации Римской империи. Они молили Бога о свободе и независимости, политической свободы от Рима, как это было при Давиде, Соломоне. Они молили о восстановлении полноценного и настоящего служения в храме и о Царе из рода Давида. Их Мессия принесет им долгожданную свободу и победу Иудаизма и Великого Единого Бога над всеми и установление Его власти на земле! Евреи долго не имели своей земли, с трудом получили, были согнаны, потом вернулись, потом оккупированы.

Иисус разочаровывает их. И пальмовые ветви сменяются на возгласы: «Распни его!» И Его проповеди — это не призыв к революции, а призыв к кротости.

А кроткие наследуют землю и насладятся множеством мира. (Пс. 36:11)

Они были на своей земле, но не имели мира на ней. Как же это нервировало их.

Они «наследуют землю» — перефразирование всего Второзакония, в котором наследие Палестиной, как землей обетованной, Богом назначается только для людей нравственно заслуживающих награды от Бога, для праведников.

«Они унаследуют землю».

Эта земля не берется силой, хитростью, коварством, авторитетом. Эта земля — наследие.

Вступали ли вы в наследие? Не иметь — но вдруг стать обладателем. Это манит, на этом аферисты делают деньги — присылают письма от адвоката из ЮАР, о том что ваш однофамилец поручил найти в России после смерти наследника многомиллионного достояния. И вот он дает тебе надежду, а вдруг это ты?

Христиане не спекулируют тем, чего не знают. Мы не были в той земле. Мы сами молимся, чтобы дойти и никого не потерять. Ни себя, ни родных.

Унаследовать землю и постоянно бояться, что тебя прогонят. Даже сегодня границы двигаются. Силой или политикой. Ты получаешь документ на собственность, а приходят обстоятельства выше тебя, и ты со своей бумагой — ничто. В нашей цивилизованной Европе в прошлом веку это было несколько раз.

Если обещания легко можно забрать, то ценность этого не велика.

И тогда я увидел новое небо и новую землю, ибо прежние небо и земля исчезли, и моря больше не существовало. Увидел я и город святой, новый Иерусалим, спускающийся от Бога с небес и украшенный, как новобрачная, нарядившаяся ради мужа своего. И услышал я громкий голос, раздавшийся от престола: «Смотрите, обиталище Бога теперь среди людей. Он поселится теперь среди них, и будут они Его народом, и Он будет их Богом. Осушит Он слезы с глаз их и не будет более смерти. Не будет более ни скорби, ни горя, ни боли, ибо всё старое исчезло». И тогда Сидящий на престоле сказал: … Тот, кто одержит победу, унаследует всё это. Я буду его Богом, он будет Моим сыном.» (Откр. 21:1-7)

Если вы внимательно посмотрите на нагорную проповедь и на обещания данные в конце книги Откровения Иоанна, вы увидите сходство.

Итак, сила облеченная в кротость, доверие Богу.

…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мтф 11:29)

Эта сила запечатана внутри человека для правильного использования. Бог не хочет, чтобы мы были слабыми, Он хочет, чтобы мы были кроткими.

Библия учит, что это один из ключей к снижению напряжения в вашей жизни.

Это позволение Богу быть Богом в вашей жизни.

Виталий Логунов

Опубликовано 4 февраля 2018 г.

Другие библейские уроки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *