Все о богатстве

Все о богатстве

Содержание

Приглашение на исповедь: сколько зарабатывают священники в России

Обновлено: 17 июля 2019 2814 Шрифт A A Нет времени читать?

Долгие годы церковь была далека от жизни российского общества. Сейчас персоны клира и зарплаты православных священников стали предметом пристального внимания. Служители церкви получают вознаграждение за свою деятельность. Доходы могут составлять минимальную заработную плату, а могут достигать сумм, намного превышающих 100 тыс. рублей в месяц.

Каков доход священников

В обычном понимании должностного оклада священнослужителей нет. Священники и члены их семей живут на процент от спонсорских отчислений, пожертвований прихожан, оказывая услуги, на которые в церкви установлены расценки. В разных странах суммы доходов разнятся.

Зарплаты священников в зарубежных странах

В зарубежных странах представители клира (это касается православных, католических и протестантских священников) зарабатывают в среднем (в рублях):

  • Беларусь — 24 тыс.;
  • Украина — 32 тыс.;
  • Греция — 40 тыс.;
  • Франция 56 тыс. и бесплатное жилье;
  • Италия, Испания — 65 тыс.;
  • Бельгия — 240 тыс.;
  • США — около 230 тыс.

В богатых странах с сильными религиозными традициями зарплаты священнослужителей выше.

Заработок священника в России в 2019 году

В России, стране с обширными территориями, зарплата священнослужителей разнится кардинально, иногда на порядок, в зависимости от места расположения храма, в которых они служат.

На проповеди. Пастве нужны молодые и образованные священники

В большинстве случаев оплата труда священника зависит от настоятеля церкви, который назначает ее для конкретного соискателя по результатам собеседования. В руках настоятеля сосредоточен доход, получаемый храмом от проведения обрядов, продажи книг и свечей, пожертвований при проведении служб, доходов от коммерческой деятельности.

Церковная лавка при храме приносит ему доход

Из общей суммы отчисляется 20 % в епархию, оплачиваются коммунальные услуги и начисляется зарплата. Ее размер ориентирован на среднюю заработную плату работников социальной сферы в разных регионах. Самыми высокооплачиваемыми могут считаться батюшки Приморского края; 100 тыс. рублей — это их ежемесячный доход. В Северной столице попы получают в два раза меньше — 50 тыс. рублей. Вдвое, а иногда и втрое меньше эта сумма для священников маленьких сельских храмов российской глубинки.

Сколько получает священник в Москве

Рядовые столичные клирики зарабатывают в среднем в 60–80 тыс. рублей в месяц.

Бывший настоятель Елоховского Богоявленского собора в Москве Александр Агейкин, ныне председатель Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по развитию русского церковного пения; его зарплата исчисляется суммой с шестью нулями

Настоятели московских храмов, по свидетельству издания «Рамблер. Финансы» со ссылкой на информацию Businessman.ru, имеют доход от 100 тыс. до 1 млн рублей.

Льготы и выход на пенсию

Все священнослужители имеют трудовые книжки, зарегистрированные в Пенсионном фонде, и медицинские страховки. Отчисления в Пенсионный фонд совершаются настоятелем и имеют стандартный размер, определенный Трудовым законодательством. Священникам полагается отпуск продолжительностью 28 дней. Они могут выйти на заслуженный отдых в 65 лет, но понятия «пенсия» для них не существует. Батюшки работают до глубокой старости и могут отказаться от работы лишь по состоянию здоровья.

Сколько зарабатывает РПЦ?

Русская православная церковь (РПЦ) — разветвленная корпорация, богатая и влиятельная. Реальные ее доходы, как и статьи, по которым осуществляются расходы, широкой публике и даже заинтересованным лицам не известны.

По косвенным признакам можно сделать вывод, что они исчисляются триллионами рублей. Это следует из того, что необлагаемые налогом на прибыль доходы церкви (проведение церемоний и обрядов, пожертвования, поступления от реализации религиозной литературы) по данным двухлетней давности, находящимся в открытом доступе, составили 5,6 млрд рублей.

Церковь в Российской Федерации отделена от государства, но она получает от государства финансовую поддержку на культурные программы, проекты, связанные с реставрацией исторических памятников, функционирование больниц при епархиях и создание Благотворительных фондов.

Из чего складывается доход священника

Сумма средств, которые зарабатывает батюшка, — величина совокупная. Она состоит из фиксированного дохода, который получает священник исходя из плановых поступлений в бюджет храма за счет оплаты услуг венчания, крещения и пр.

Церковные приходы часто занимаются коммерческой деятельностью, имеют собственные производства, доходы от которой также пополняют церковную казну и влияют на размер дохода священника.

Монастырские куличи и хлеб, продаваемые прихожанам храма, — это одна из статей доходов

В храмах, где есть состоятельные прихожане, существенную часть прибыли составляют их пожертвования.

Есть у церкви и обязательные расходы, которые уменьшают общую сумму — ремонт или восстановление церкви, содержание воскресных школ, домов престарелых, пожертвования идут на оказание материальной помощи малоимущим гражданам.

Патриаршее служение в Храме Христа Спасителя в Москве

Два священника, служащие в разных церквах, будут получать доход, значительно отличающийся друг от друга в зависимости от:

  • наличия или отсутствия дополнительных источников прибыли;
  • размеров необходимых плат на нужды прихода;
  • местоположения храма;
  • числа прихожан;
  • количества обеспеченных прихожан и попечителей.

Не секрет: любой священник мечтает о приходе в центре крупного города, где нет конкурирующих храмов и куда стекается вся паства.

Где учат на священников

Чтобы стать священником, нужно получить высшее специальное образование. Его дают православный университет, духовная семинария либо академия. Наиболее престижные из них — Российский православный университет, Духовная семинария в Москве, столичная Троице-Сергиевская академия, Духовная академия в Северной столице. Полный курс обучения — пять лет.

Поступая в семинарию, нужно успешно сдать экзамен по Закону Божьему. Основными предметами являются педагогика пастыря, история церкви, богословие, история русской церкви, Ветхий Завет, Новый Завет, библеистика, сектоведение. Чтобы приравнять полученный диплом к степени бакалавра, в программу добавлены иностранный и русский языки, литература. Основной упор, кроме профильных предметов, делается на изучение психологии.

Чтобы стать священнослужителем, необходимо отвечать следующим требованиям:

  • иметь документ об окончании духовного училища, а затем семинарии или академии;
  • заручиться рекомендацией действующего священника;
  • быть прихожанином;
  • достичь возраста 30 лет;
  • сочетаться браком только один раз.

Для построения успешной карьеры на религиозном поприще важно удачно распределиться из учебного заведения, быть гибким и коммуникабельным в отношениях с властями предержащими, пройти все ступени иерархической лестницы.

Выгодна ли эта профессия?

«Паки, паки… иже херувимы!» Эта профессия не про выгоду! Выбирая стезю служения церкви и людям, каждый должен решить, для чего он это делает. Нет гарантий, что соискатель будет распределен в столичный храм, в приходе которого состоят богатые спонсоры, и он будет получать хорошую зарплату, а в качестве благодарности за услуги — дорогие автомобили. Местом службы может оказаться глухая провинция, где приход будет состоять из десятка малоимущих пенсионеров.

Отец Сергий из провинции на свои средства построил храм

Поэтому если говорить о чистой выгоде, стоит поискать другие виды деятельности, стабильно гарантирующие высокий доход. В эту профессию идут в основном по призванию, по зову сердца. Много среди священников выходцев из среды служителей церкви — это их дети. В духовную семинарию принимают также девушек из семей священников — после окончания они становятся регентами церковных хоров.

На занятиях в Саратовском межъепархиальном женском духовном училище хором руководит выпускница-регент

Величина зарплат священнослужителей в России имеет большой разброс. Размер доходов зависит от многих факторов, которые способны повысить получаемые прибыли или снизить их до уровня минимальной заработной платы.

Личный счётНа что живут священники

The Village продолжает рассказывать, как устроен бюджет людей разных профессий. В новом выпуске — священник. В России церковь живет на пожертвования, зарплата священникам выплачивается из тех денег, которые собирает его же храм. Бюджеты небольшого деревенского храма с простыми прихожанами не сравним с доходом крупного столичного прихода, у которого есть ктиторы (крупные благотворители). И доходы, которые получают священники, могут отличаться в десятки раз. Приходской священник анонимно рассказал The Village, как получить место в богатом храме, на что живет приход, какова наценка на свечки и куда идут пожертвования.

Профессия

Священник

Доход

20 000–200 000 рублей

в среднем 70 000–120 000 рублей

Траты

4 000–5 000 рублей

оплата коммунальных услуг

15 000–20 000 рублей

продукты и кафе

20 000 рублей

бензин и обслуживание автомобиля

15 000–20 000 рублей

одежда

3 000 рублей

тренажерный зал

10 000–15 000 рублей

хобби

20 000–40 000 рублей

накопления

Духовное образование

Священниками становятся только те, кто получил духовное образование и окончил семинарию. Раньше было проще: обычный человек мог стать священником, если имел желание и долго прислуживал в церкви. Несколько лет назад семинарии приравняли к государственным вузам, но сделано это было только на бумаге, потому что на самом деле духовное образование сильно отличается от светского.

Вступительные экзамены в семинарию проводятся по Закону Божьему. Когда принимают ребенка в школу, требуют, чтобы он умел считать и писать. Здесь точно так же. Все то же самое ему будут преподавать в течение четырех лет, только углубленно. Основные предметы — Новый Завет, Ветхий Завет, библеистика, история церкви, история русской церкви. Чтобы диплом был приравнен к диплому бакалавра, добавили общеобразовательные предметы: русский язык, русскую литературу, иностранный. Полный список предметов зависит от места, где находится семинария.

Престижными считаются Московская духовная академия и семинария и Санкт-Петербургская семинария. Это давно существующие школы. В новообразованных или переделанных из училищ семинариях не дают как такового образования, обучение там основано на заповедях Русской православной церкви, а именно на послушании. Послушание — это, например, работа под началом своего собрата, чистка снега, уборка листьев, мытье полов и туалетов. Фактически это превращается в систему унижений, потому что провинившиеся делают такую работу чаще, чем понравившиеся начальству.

В семинарии есть должность помощника проректора по воспитательной работе. Он занимается распределением послушаний. Это такая психологическая «давилка» на более-менее свободолюбивых ребят, чтобы заставить их смирить свой пыл. Многие не выдерживают и уходят. Дежурные помощники так и говорят: «Ты пришел смиряться, отдать все и положить свою жизнь церкви». Здесь срабатывает эффект позвоночника: кто гибкий, тот освобождается от работы и потом получает лучшие места. Некоторых освобождают от грязной работы вовсе, если те приближаются к священнику и начинают заниматься церковной службой. Так выстраивается иерархия.

Здесь срабатывает эффект позвоночника: кто гибкий, тот освобождается от работы и потом получает лучшие места.

В моей семинарии воспитательную работу возглавлял очень мягкий человек. Сначала мне было удивительно, как он может быть лоялен к слабостям семинаристов, которым разрешается пить или курить. Потом я понял, что так определялись слабости человека, а потом его брали на крючок. Такие люди оставались как бы в кулаке и после окончания семинарии.

Сейчас почти в каждой епархии и митрополии большого областного центра есть семинария. Хотя это абсолютно не нужно: слишком много священников выпустили в последнее время. Если все «выйдут в поля», то не смогут себя прокормить. Поэтому кто-то ушел на светскую работу, а кто-то живет в деревне подсобным хозяйством. Чем дальше от центра, тем уровень семинарий ниже, несмотря на то, что диплом везде один.

Во время обучения бывают дежурства в храме и череды, когда студент помогает на клиросе, прислуживает на церковном богослужении, участвует в общей молитве. В каждом городе есть духовный глава — епископ, митрополит или архиепископ. Для его службы нужно большое количество церковных служителей. На эту роль берут ребят из семинарий. Те, кто более-менее способен к пению, долгим стояниям на службе и отличается представительским видом, становятся иподиаконами. Они помогают в богослужении — подают митрополиту свечу, снимают с него шапку, держат книгу и делают еще сто малозначимых мелочей.

Как стать священником

Человеку, который окончил семинарию, очень сложно устроиться на нормальную, «светскую», работу, поэтому он находится как бы в крепостническом положении и согласен выполнять то, на что обычный человек не согласится. У того, кто оканчивает семинарию, стоит выбор: либо он оканчивает ее неженатым и постригается в монашество (но редко кто выбирает такое — это сложно), либо ему срочно нужно жениться. От этого зависит, получит ли он место, рукоположение (посвящение в духовный сан. — Прим. ред.) и должность. Есть условный клуб православных девушек, которые общаются с учащимися семинарии и выбирают себе мужа.

Если семинарист очень удачливый, то он женится на дочери попа, и его определяют в тот же храм, где служит священником ее отец. В Петербурге были целые священнические семьи, кланы, династии, когда места в лучших центральных храмах передавались по наследству — от отца к сыну или к мужу дочери.

После женитьбы выпускник семинарии пишет на имя епископа прошение определить его в священники. Либо просит пострига в монашество, и уже после определения в монастырь может стать священником. После этого менять семейное положение или уходить из монастыря уже нельзя.

Все стараются выбить себе место через каких-то друзей, знакомых, покровителей. Могут договориться о практике — пойти в храм в качестве чтеца. Там уже священник смотрит, нужен ли ему такой потенциальный «коллега» или нет, сможет ли он с ним сработаться или нет. Обычно быстро берут глупеньких, которые не будут совать нос в дела, управление и финансы.

Церковная карьера

В церковной иерархии есть церковнослужители и священнослужители (вторые прошли рукоположение и могут совершать таинства и обряды). Промежуточное между ними звено — иподиаконы. Церковнослужители не допущены к совершению таинств, они лишь помогают в ведении служб. Священнослужители — это диаконы, потом иереи, то есть священники, которые могут совершать богослужения, выполнять любые требы и управлять приходом. Следом — архиереи, епископы, архиепископы, митрополиты и патриарх.

То, сколько времени у семинариста займет путь в священники, зависит от способностей конкретного человека. Можно пройти посвящение из иподиакона в дьяконы, а на следующий день стать иереем. Я знаю случаи, когда в 17 лет человек уже был священником. Вообще, после окончания семинарии в 21 год человек может стать священнослужителем. Если к этому времени он нашел себе место, то для посвящения нет никаких препятствий.

Обычные люди относятся к священнику с благоволением. Как правило, он не делает никакой грязной работы. Если это приход с большим количеством прихожан, нанимаются уборщицы, привратники, свечницы, а священник приходит только на службу. Если приход в деревне, то там доход небольшой и ему с матушкой приходится делать все самим.

Судьба священника зависит от симпатий начальства. Если человек очень способный, но неуживчивый, то у него не будет никакой карьеры. Способность к послушанию стоит на первом месте. Если у человека есть связи в миру, то его не будут продвигать, потому что это означает слишком большую самостоятельность. Как правило, карьеру делают напористые, не очень далекие и крайне лояльные к руководству люди. Такие мальчики могут в 22 года стать ректором гимназии или правой рукой епископа. Но обычно они остаются там ненадолго, потому что работа нервная и даже опасная. У человека сразу образуется множество завистников. А в юном возрасте сложно понять баланс сил, расстановки в городе или области, тем более, если мальчишка приехал из деревни. Где-то он перегибает палку, где-то срабатывает жадность.

В приходах своя история. Есть глава прихода. Это либо давно назначенный священник, либо молодой, который только что получил приход. Внутри прихода между священниками тоже постоянно идет борьба за влияние, власть и деньги. Новый человек начинает переманивать часть паствы, прихожан на свою сторону, старается им угодить, показать, что он гораздо лучше, чем предстоятель, чтобы со временем его заменили. Он перетягивает на свою сторону и влиятельных пожертвователей прихода, и самых активных бабушек, которые могут усложнить жизнь его начальству.

В первые века христианства было хорошо: священника избирали люди из своего состава там, где он проживал. Там до своей смерти он и оставался. Теперь в России перевод священников — дело очень частое. Сами священники уходят редко: если разочаровываются в христианстве вообще. Бывает, что священник разочаровался в религии, но остается служить все равно. Таких случаев больше, потому что человек, не имея профессии, не может никуда уйти.

Провинившегося могут сначала отправить в деревенский приход, потом в неоплачиваемый отпуск, а потом и вовсе уволить.

Увольняют за проступки, которые повлекли за собой публичный ущерб церкви. Провинившегося могут сначала отправить в деревенский приход, потом в неоплачиваемый отпуск, а потом и вовсе уволить. Не терпят пьянства. Но часто дела заминаются, если это удается. Если все попадает в газеты, как история про священника на большой машине, который сбил человека, его карьера заканчивается. В целом в личную жизнь никто не лезет, главное, чтобы никакие порочащие церковь действия не вышли в публичное пространство.

Каждый сам осознает, где он может остановиться. Чем выше по карьерной лестнице, тем выше конкуренция. Только очень хитрые и пронырливые люди могут балансировать между силой главы церкви, архиереем и теми, кто хочет их сместить. Это очень шаткое положение, и если раз его потерять, то сложно завоевать заново. Репутация в церкви очень важна.

На что живет приход

Приход живет только на пожертвования прихожан и захожан. Тех, кто приносит денежки, покупает свечи, иконки, крестики, записки, заказывает требы (священнодействия, которые совершает священник по просьбе отдельных людей — крещение, венчание, освящение и так далее. — Прим. ред.). Тут месяц на месяц не приходится. Летом люди разъезжаются по дачам, и доход сразу падает. Самый большой доход приходится на Пасху, а также на рождественские и крещенские службы. Еще все зависит от места, где находится приход. Я знаю, что есть приходы, где и 10 тысяч рублей не наберется в месяц. Потому что там придут бабульки, принесут банку варенья, десяток яиц, конфеты, положат на канон и говорят: «Помяни моего дедушку». Большие храмы в областных городах могут иметь 1–2 миллиона рублей в месяц. Если храм в Москве, то доход может исчисляться миллионами. Этими деньгами распоряжается настоятель. Настоятель — глава юридического лица, местной православной религиозной организации. Храм не может считаться храмом, если на бумаге у государства не зарегистрирован.

Деньги, которые проходят через расчетный счет и отражаются в бухгалтерских документах, нельзя использовать нецелевым образом. Цели прописаны в уставе религиозной организации. Все такие поступления действительно идут на уставную деятельность. Неофициальные доходы у прихода возникают потому, что настоятель не хочет фиксировать большое количество денег. По разным причинам. Я знаю, что одного священника вызывали наверх, потому что на счету у прихода скопилась большая сумма, а он никуда не тратил. Его из-за этого сняли: надо уметь тратить любые суммы.

Самая большая наценка на свечи — в десятки раз. Это деньги из воздуха.

Не все пожертвования и деньги от продаж иконок проходят через бухгалтерию. Кстати, вы только думаете, что покупаете крестик в церкви, а на самом деле вы жертвуете рекомендуемую сумму, а взамен получаете крестик. Чисто юридически вы его потом не сможете вернуть, потому что получили его как бы бесплатно. В основном речь как раз об обычных пожертвованиях, когда дядечки и тетечки приносят деньги за свечечки. Если кто-то отстегнул миллиончик на новую колокольню, это большая редкость. В общем, основной доход — торговля православными сувенирами. Какую наценку делать на товары в церковной лавке, решает настоятель. Самая большая наценка на свечи — в десятки раз. Это деньги из воздуха.

Церковные предприятия вроде свечного заводика — это скорее исключение. В ручном труде задействовано много людей. Они должны где-то жить, их нужно кормить, заказывать производные для товаров. Это сложная схема, но без перспективы получения каких-то сногсшибательных доходов. Производство —затратное, а потому редкое явление. Если оно и есть, то это скорее социальная деятельность — занять людей или приютить бомжей.

Священники в России выполняют роль недопсихологов. С ними люди не лукавят, стараются рассказать самое сокровенное, легко идут на контакт. Если священника пригласили освящать квартиру, то стараются ему всячески угодить — таким образом завязываются отношения. Священник начинает поздравлять семью с праздниками, те в ответ приглашать его на семейные торжества. Более состоятельным людям священник, конечно, уделяет больше внимания, потому что они пожертвуют больше, чем какая-нибудь старушка. Бывает, священник, видит, что человек работает на заводе, и делится с ним, что вот, мол, строим колокольню, нужна сетка-рабица. И человек от чистого сердца сетку-рабицу несет. Бывает, приходят священники к директору организации и в лоб говорят: «У меня вот храм в вашем районе, нам нужна машина щебня». Но, как правило, это все же свободная воля. Или появился в области новый завод — приходит батюшка его освящать, а потом мельком говорит о проблемах прихода. Некоторые могут даже задружиться с директорами.

Крупные поступления редко бывают денежными — их часто дают строительными материалами, оплатой счетов за электричество, но не напрямую. Но некоторые конторы заинтересованы в выводе капитала через благотворительность, потому что очень сложно посчитать, сколько денег ушло на строительство храма. Бывает, что смета завышается в два раза.

Расходы

Самые крупные расходы — это содержание штата. На зарплаты и обязательные налоговые отчисления тратится около 40 % всей прибыли. Есть штатное расписание, где указаны все сотрудники: настоятель, священник, диаконы, свечницы, уборщицы, звонари. Если я глава прихода, могу нанять не свечницу, а владычицу морскую. Унифицированных окладов нет. Стараются делать не ниже прожиточного минимума, чтобы не было проблем с налоговой. Если человеку нужен стаж, оформляют его на полставки. Зарплата свечницы, допустим, 9 тысяч рублей. У священника чуть больше, чтобы как-то отличаться. Но там может быть что угодно написано — в основном по минимуму, чтобы платить поменьше налогов.

Другая официальная статья расходов — крупные закупки товаров. Здесь действуют вполне рыночные отношения, и настоятель старается найти, где подешевле. В течение года ему звонят разные поставщики, привозят образцы, присылают предложения на электронную почту. Если в ходу определенные серебряные крестики, их заказывают с запасом. Сейчас все просто: компании доставляют все что угодно. В РПЦ есть «Софрино» — это крупное предприятие, которое производит всю церковную утварь, иконы, сосуды для богослужений, иконостасы, свечи, облачения. Несмотря на то что это необязательный поставщик, каждая епархия должна оформить там заказ, чтобы загрузить производственные мощности. Обычно епархиям нужно закупиться в «Софрино» на несколько миллионов в год, чтобы не получить проблем с руководством.

Если приход очень богатый, то самое дорогое, что могут заказать, — иконостас. Заменить его или сделать новый стоит от 1,5 до 10 миллионов рублей. Хотя такие покупки редки даже в богатых храмах. В церквях на окраине иконостас часто печатают на фотобумаге, чтобы издалека не было понятно, икона это или репродукция. Кадила, литургические наборы, другие предметы богослужения могут стоить десятки и сотни тысяч рублей. Иногда такие подарки делает какой-нибудь богатей, который выбирает себе храмик и считается его покровителем.

Крупные расходы в приходе бывают, когда готовятся к приезду высокого чина. Некоторые священники в маленьких храмиках даже берут кредиты, чтобы накупить цветов. Так демонстрируют лояльность. Если архиерей один раз сказал священнику, что тут нужен забор, а там надо украсить дорожку, в следующий его приезд священник просто обязан поставить забор и постелить дорожку, даже если она пригодится всего один раз. Самодурство епископов не так глупо, как может показаться на первый взгляд. Это проверка послушания.

Отчисления

Нельзя занимать хорошее место, если не отстегиваешь наверх. Без этого священник не продержится и месяца. Каждый большой праздник глава епархии старается служить в крупных храмах. Там происходит передача денег, не только ему, но и всем, кто с ним служит, — каждому по конверту. Настоятель может отдавать больше половины (иногда доходит даже до 80 %) прибыли, которая вчерную идет мимо кассы, нигде не проходя по бумагам. Дальше все идет по цепочкам выше и выше. Одна цепочка очень короткая: в епархии, где мало священников, все отдают напрямую епископу. Если это большая разросшаяся бюрократическая машина, как в Московской области, то все идет через благочинных. Все это, помимо церковного налога (около 20%), который платится официально.

Церковная верхушка аккумулирует эти средства. Когда человек приходит на первый курс семинарии, он уже видит эту цель. Плох тот семинарист, который не хочет стать архиереем. Почему? Именно из-за благ, которые можно получать.

Через год после назначения епископ может купить дом где-нибудь в Италии.

Через год после назначения епископ может купить дом где-нибудь в Италии. Хранить деньги на счетах — дурной тон. Как правило, люди покупают себе дорогие украшения, кресты с драгоценными камнями, улучшают быт настолько, насколько это вообще возможно: обустраивают дом как барскую усадьбу, не отказываются от дорогих кушаний. Один человек при должности в Петербурге просил приносить ему устриц, чтобы они «аж пищали». Он ее кушает, а она пищит.

Доход священника

Рабочий день священника зависит от расписания богослужений. Как правило, утренняя служба начинается в 7–8 утра, а заканчивается в 11 часов. Потом садятся за трапезу прямо в храме или берут еду из дома, потому что утреннее богослужение совершается натощак. Священнику нельзя есть после полуночи, нельзя есть и пить до причащения во время богослужения. После этого священник устраивает себе небольшой отдых или у него назначены требы.

Требы — это частные богослужения, которые люди заказывают для себя: венчание, освящение, отпевание, беседы перед крещением. Всем этим занимается батюшка. Доход рядового священника складывается из оклада и денег, полученных от треб.

Рекомендованная сумма пожертвований за требы ограничивается только фантазией настоятеля. Иногда все четко прописано в объявлении на притворе храма. Иногда, когда спрашивают, сколько должны, священники отвечают «Ну, обычно дают 3 тысячи» или «Сколько можете подать». Человек переживает, что мало, и дает больше. Некоторые священники могут упасть в ноги и начать плакаться, говорить, что дети в обносках ходят, а матушка болеет. Но это крайность, конечно.

Если человек заказал требу в храме — пришел в церковную лавку и попросил освятить квартиру, — то доход пойдет на нужды храма. Если священник «получает заказ» по своим каналам, то деньги кладет себе в карман. Одна треба стоит от 500 рублей до 30 тысяч рублей. Знают историю, когда за освящение вертолета дали именно 30 тысяч. Но в среднем освящение дома стоит 3 тысячи рублей.

В областном городе у рядового священника, не настоятеля, в месяц выходит от 20 до 200 тысяч рублей. Начинающий священник априори не может много зарабатывать: 20 тысяч на требах и 15 тысяч зарплата — всего 35 тысяч. Но для выпускника вуза в областном городе это нормально. Я не говорю о Москве. Москва — другая страна. Священники тут могут 200 тысяч в среднем получать. Настоятель центрального храма — от миллиона рублей.

Светские траты

Очень редкий священник вне церкви ведет жизнь, отличную от светского человека. Деньги уходят на аренду квартиры или покрытие ипотеки, на еду, бензин, ремонт машины, отдых. Что-то откладывается на крупные покупки. Все как у обычного человека. Если у священника есть несколько детей, конечно, основные траты будут на питание, школу и детские сады, одежду, лекарства.

Специальные служебные квартиры имеют редкие богатые храмы. Это скорее исключение. Священник должен сам оплачивать жилье. Деревенские храмы, как правило, находятся рядом со священническим домиком. Но домики эти пребывают в жалком состоянии, и туалет там на улице. При некоторых монастырях бывают гостиницы, но все это временные варианты на переночевать. Жилье священник ищет сам. Снимает комнату или квартиру, а со временем продает жилье в своем городе, переезжает и перевозит семью. Мой доход колеблется от 70 до 120 тысяч рублей. У меня есть своя квартира, на оплату коммунальных услуг уходит 4–5 тысяч рублей.

На еду можно потратить 15–20 тысяч рублей. На это уходит не так много, потому что в России есть традиция приносить продукты за поминовение усопших. Так что хлеб, крупы, растительное масло, кагор, конфеты мы вообще не покупаем. Священник может спокойно уносить домой этот «сухой паек» — это обыденные вещи, но в питании вполне пригодные. Часто приносят что-то с огорода — лук, яблоки. В основном ем дома, но могу зайти в кафе или перекусить в фастфуде несколько раз в неделю. Это никак не возбраняется ни начальством, ни обществом. Конечно, люди оглядываются на человека в рясе, но большинство священников выходят в город в нормальной одежде.

На бензин и обслуживание машины расход большой, потому что на требы приходится выезжать на автомобиле: нужно везти с собой облачение и специальные предметы. Доходит до 20 тысяч рублей в месяц.

На одежду много не трачу. Какие-то расходные предметы гардероба могу обновить за 15–20 тысяч рублей. А подрясник и ряса настолько медленно изнашиваются, что покупается раз в пять-десять лет. Ряса стоит 15 тысяч рублей, подрясник еще 10 тысяч.

Ряд священников в крупных городах открывают мелкий бизнес — кафешки или магазины. Мечта каждого священника — чуть-чуть подкопить и получить свободу от духовного руководства. Потому что прессинг достаточно высокий, а хочется быть спокойным за свое будущее.

Священники редко берут кредиты, потому что есть постоянный приток денег. Чаще образуются накопления, которые переводят в недвижимость. У меня, например, есть вторая квартира, и я ее сдаю. Ряд священников в крупных городах открывают мелкий бизнес — кафешки или магазины. Мечта каждого священника — чуть-чуть подкопить и получить свободу от духовного руководства. Потому что прессинг достаточно высокий, а хочется быть спокойным за свое будущее.

Почти все священники стараются посещать спортзал, чтобы себя не запустить, потому что богослужения,длящиеся часами, требуют физических сил. Ведь от долгого стояния со временем начинает болеть поясница. В месяц на это уходит около 3 тысяч рублей.

Все специфические траты идут за счет прихода. Например, облачение священника — это расходы церкви. Священник пользуется одним и те же облачением чуть ли не в течение всей жизни. Конечно, какое-то облачение может находиться в его собственности, но в основном все храмовое. Если человек хочет, то может дополнительно покупать для треб масло, свечи и иконки. Но это настолько малая сумма, что вряд ли отражается на его бюджете.

По законодательству священнику предоставляется отпуск — 28 дней. Нужно подгадать, чтобы он не совпал с отпуском другого священника. Как и где отдыхать, священники вольны выбирать. Редкий священник едет в отпуск в церковной одежде. Хотя в облачении священников часто пропускают без очереди или продают что-то подешевле. Я людей, которые этим пользуются, считаю позерами. В остальном священника в очереди на вылет на юг России не так просто отличить: мода на бороды отняла последний шанс.

Один-два раза в год священники выезжают за границу в паломнические поездки. Если победнее, то на русский юг. Стараются хоть раз в жизни побывать в святых местах — в Иерусалиме или на Афоне. Но, откровенно говоря, священники избегают таких поездок. Они относятся к этому как к работе: в таких местах их будет ждать куча прихожан. Соглашаются, если их зовут бесплатно сопроводить группу паломников и поработать гидом. В свой отпуск священник редко ездит по святыням. Предпочитает море, чтобы позагорать.

А удобно ли бедному?

«Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19: 24).Все мы не раз читали, слышали, что эти слова Спасителя нельзя понимать буквально, по-пролетарски: богач не пройдет, а бедняк – легко. Не о достатке как таковом здесь речь, а о привязанности к имуществу, к мирскому благополучию; о немощи духовной, неспособности отказаться от земных благ ради благ иных.

Фото: Гена Михеев

Более того, бедному, малоимущему, малообеспеченному человеку отказаться, освободиться от этой зависимости, от связанности духа материальной стороной жизни не легче, а подчас гораздо труднее, чем человеку обеспеченному. Груз бедности в этом смысле тяжелее, чем груз достатка.

Конечно, бедность – понятие относительное. Среди моих друзей и знакомых нет голодающих, однако есть те, кто делает мучительный выбор между покупкой зимней обуви и лечением зубов; между ремонтом квартиры и скромной внутриграничной поездкой в летний отпуск. И все это, заметьте, – люди, добросовестно и трезво трудящиеся. Либо уже отработавшие свое. Таких бедняков много, это показатель неразрешенности российских проблем, социального и экономического неблагополучия общества. Сегодняшняя бедность прячется за фасадами и вывесками другой, «успешной», «продвинутой» жизни. На саратовских улицах – пробки из иномарок, дорогие рестораны и бутики на каждом шагу, рекламные щиты зовут на Мальту и на Багамы. Это более чем заметно. А человека, мерзнущего на остановке, пропускающего маршрутки и ждущего троллейбус (на маршрутке билет 14 рублей, на троллейбусе – 12), – кто ж его заметит, такого маленького?.. А он таки существует.

Бедность, иначе говоря – малообеспеченность, хроническая нужда и постоянная борьба с нею, – это очень большое искушение. За хронической усталостью от этой борьбы так часто следует уныние, а за ним и отчаяние. Мало кто, находясь в этих обстоятельствах, избегает зависти – подчас неосознанной, подспудной, но от того только более опасной. Периодическое унижение бедностью воспаляет и без того больную гордость. Бессильное возмущение несправедливостью разрушает человека духовно, даже если оно направлено на государственную власть и справедливо само по себе; но зачастую это возмущение, этот бессильный протест определяет отношение человека и к Богу тоже – и порождает ропот. Все это вместе может привести к ожесточению сердца, утрате любви, надежды и веры.

Но не вступает ли все изложенное выше в противоречие с тем, что писали о бедности святые отцы, учителя Церкви?

«Бедность не порок, а главное средство к смирению и спасению» (преподобный Амвросий Оптинский). «Бедность при благочестии служит вернейшим средством к ограждению смирения» (святитель Григорий Богослов). «Бедность – великое стяжание для тех, которые мудро переносят ее» (святитель Иоанн Златоуст). Много еще можно подобных цитат набрать, начав с апостольских посланий: «Не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия?» (Иак. 2: 5). А если мы обратимся к тому евангельскому эпизоду, с которого начали, то увидим, что Учитель предложил богатому юноше именно стать бедным, более того – нищим.

Но ведь не ради бедности как таковой. И из всех приведенных цитат, из всех трудов видно: не сама по себе бедность спасительна, нет – она благо лишь постольку, поскольку может способствовать духовному труду. Только в этом смысле бедность хороша – как и болезнь. Болезнь может человека смирить, может научить его терпению, помочь ему понять нечто важное. Но из этого никак не следует, что ее не надо лечить. Ни у одного православного автора вы такого не прочитаете: Церковь издревле благословляет врачей. С бедностью, как мне кажется, так же.

Максимов. Больной муж. 1881.

Один священник сказал мне недавно, что мы не должны «вставать на духовные цыпочки», иначе говоря – преувеличивать собственные духовные силы. Человек, считающий, что он готов во спасение собственной души принять любую нищету, находится – за редким исключением – в состоянии самообмана. Нищета материальная совсем не приводит автоматически к нищете духа: «Материальная нищета, – пишет ученик святителя Иоанна Златоуста преподобный Нил Синаит, – гораздо чаще толкает человека на всякого рода обманы и злоупотребления. Она не имеет ничего общего с нищетой духовной, потому что последняя принимается человеком добровольно, по воздержанию и свободному движению произволения».

Наша бедность – это почти всегда и бедность наших близких тоже, тех, за кого мы в ответе. Не обеспечить всем необходимым своего ребенка, старость родителей не сделать сносной, лечения не оплатить, когда близкий человек в опасности, – это тяжелый камушек на совести!

Итак, здесь нет никакого противоречия: с бедностью надо одновременно и смиряться, и бороться. Кстати, борьба будет гораздо более успешной, если мы хотя бы в какой-то мере смиренны. Смирение не имеет, как известно, исчерпывающего определения, но проявляется, в частности, в доверии к Богу, в умении вверять свою судьбу Ему. Человек, доверяющий Творцу, спокоен, он не тратит энергию на бессильный гнев, на слезы от жалости к себе, на изнурительный страх завтрашнего дня. Он уверен в помощи Бога, а это, в переводе на теперешний мирской язык, позитивный настрой. Однако он отличен от безрелигиозного позитивного настроя – тем, что никогда не бывает посрамлен, никогда. Человек, вооружившийся доверием к Богу и молитвой, непременно одержит в своем сражении с бедностью ту победу, которая ему нужна. А большая, возможно, лишила бы нас какого-то стимула к духовному самоустроению: «Не уничижай бедность, ибо она соделывает борца закона нерассеянным» (святитель Феофан Затворник). Бедность – благо, как писали святые отцы, и борьба с бедностью – благо, если она учит нас смирению и доверию.

Тому, что я изложила выше, меня, должна признаться, научили не столько книги, сколько живые примеры. Можно ведь сказать, что борьба с бедностью возможна не всегда, но лишь тогда, когда человек ну хотя бы еще не на пенсии. Но как умеют воевать некоторые наши пенсионеры! Например, одна моя родственница – виртуоз крайне экономной кухни. Ее оладушки из овсяных хлопьев, пироги с килькой в томате и пшенная каша с поджаренным луком пользуются неизменным успехом у родни, друзей и соседей, не упускающих случая заглянуть на вкусный запах. Я неоднократно пыталась повторить ее кулинарные фокусы, у меня получалось нечто в общем съедобное, но не более того. Она же загадочно улыбалась и намекала, что Бог дал ей талант. Еще она умеет делать изумительные панно из осенних листьев и птичьих перьев. Такая вот победительница.

А еще меня многому научили семьи наших провинциальных священников. «Сейчас-то уже ничего! – сказал мне один из них, отец троих детей, служащий в глухом степном селе, – было время, когда я вставал в четыре часа утра и шел с удочкой на речку – хоть что-то поймать, чтоб жена уху сварила. Потом заносил рыбешку жене и шел в храм служить. А самому хотелось этого червяка съесть, которого на крючок насаживал… Сейчас уже ничего. Да сейчас просто здорово! Дети подрастают, старший, слава Богу, уже семинарист, приход окреп, а какой мы праздник на Светлой седмице организовали для детей! Какой концерт был!..»

Две таких священнических семьи на моих глазах усыновили брошенных детей – не от бездетности, нет, а – в обоих случаях – вдобавок к двоим кровным. Причем одно из этих семейств живет на съемной квартире и решилось даже на небольшой мухлеж, чтоб суд разрешил усыновить двухмесячного сироту. Еще одна пара, тоже снимающая квартиру и не имеющая никаких жилищных перспектив, пошла иным путем – родили своих четверых и намерены продолжить. Когда спрашиваешь: «На что вы рассчитываете?!» – и слышишь абсолютно трезвое: «На Бога» – тогда ясно знаешь, что надежда этих людей посрамлена не будет. И столь же ясно видишь, что нет в родителях ни страха, ни уныния, ни обиды, ни зависти – есть вера.

Фото: Гена Михеев

Это ведь вообще великое дело – переключить свою озабоченность с себя самого на кого-то другого, а о себе, насколько возможно, забыть. Это не у всех получается, но это великое средство в борьбе с искушениями бедности.

Хотя не будем рисовать идиллическую картинку. Мама упомянутых выше четверых детей рассказывала мне о минутах запредельной усталости и безумных слезах – вот именно от жалости к себе. Но ей каждый раз приходилось искать выход из этого состояния – не ради себя, но ради мужа и детей – и поиск выхода каждый раз приводил к некоему духовному открытию, которым ей тут же хотелось поделиться с другими – с теми, кому тоже трудно на этом свете.

Вообще желание делиться, помогать, поддерживать других свойственно людям, прошедшим суровую школу бедности. Иначе говоря, знающим, что такое скудость – скудость материальная и, в связи с нею, бедность и болезненность душевная. Мне известны люди, которых бедность научила именно этому. Одна из них прикована к инвалидной коляске и смысл своей жизни видит в том, чтобы «помогать таким, как я, – потому что здоровые и богатые не понимают, что с нами происходит». С бедностью, кстати, эта моя знакомая упорно борется, осваивая профессию компьютерного дизайнера. Компьютер ей в свое время купили добрые люди – пустив шапку по кругу. «Те, кому живется легко, могут ведь и не знать, сколько на свете добрых людей, а я знаю», – говорит она.

Еще один мой знакомый, уже, к сожалению, покойный, провел лучшие годы – с 18 до 28 лет – на одном из островов архипелага ГУЛаг. За чтение Есенина в студенческой компании. Потом он всю жизнь числился неблагонадежным и перебивался случайными заработками, одновременно захлебываясь стихами: всю русскую поэзию – от Ломоносова до Чичибабина – знал, кажется, наизусть и мог читать вслух сутками. Так вот, когда кто-то сокрушался о его нищете, он отвечал: «Знали бы вы, насколько мне сейчас лучше, чем на нарах!» Мы не были на нарах, но вспомнить о тех, кому было или есть гораздо хуже, мы в силах. И это тоже очень важное средство в борьбе с искушениями бедности.

И в том, чтобы обернуть эти искушения себе на пользу. Это ведь главное.

Бедность – расплата за грехи?

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним коротким письмом — они требуют обстоятельной беседы. Какое-то время назад к нам пришел один из таких вопросов. Мы попросили ответить на него нашего постоянного автора Александра Ткаченко.

Письмо читателя:

Светлана, Самара

На вопрос читателя отвечает психолог Александр Ткаченко

Бедные люди по понятным причинам всегда относились к богатым без особых симпатий. В этом легко убедиться, посмотрев в любом фольклорном словаре пословицы и поговорки на тему бедности и богатства. В них богатый обманывает бедного, нещадно его эксплуатирует, отнимает у него за долги последнюю копейку. В общем, ведет себя безобразно и никак не может служить назидательным примером христианского благочестия. Бедняк же, как пострадавший, вызывает в этих сюжетах симпатию и выглядит вполне нравственно. Можно объяснить это тем фактом, что бедных во все времена и в любом народе было значительно больше, чем богатых, а людям свойственно оправдывать свою социальную группу и обвинять чужую. Но если посмотреть текст Евангелия, то картина будет примерно та же: богач из притчи идет в ад, бедняк Лазарь наследует блаженство, и вообще путь в Царство Божие для обладателей большого имения подобен попыткам наивного верблюда протиснуться в игольное ушко.

В результате такого совпадения народной рефлексии и целого ряда мест из Евангелия, может возникнуть мысль о заведомой безнравственности богатых людей и столь же заведомой святости бедняков. Что, в общем-то, совпадает и с собственным эмоциональным опытом очень многих жителей нашей планеты. Ведь не зря же говорят: «От трудов праведных не наживешь палат каменных». Поэтому мысль о том, что материальное богатство — благословение Божие, может прозвучать как резкий диссонанс этому по-своему стройному и ясному представлению о бедности как необходимом условии богоугодного жития. Однако не стоит торопиться с выводами.

Как это ни странно прозвучит,
но слова «Бог» и «богатый»
в русском языке однокоренные

Этимология слова «Бог» восходит к индоевропейскому bhágas — податель благ, господин. Ну а «богатый», соответственно, — тот, кто эти блага получил. Все, что является благом для человека, он получает только от Бога и только по воле Божьей, поскольку сам человек приходит в этот мир ни с чем и уходит из него тоже с пустыми руками. И материальные богатства среди этих подаваемых Богом благ отнюдь не были исключением.

Древние люди понимали это очень хорошо: не будет к тебе благоволения Божьего — твои сады засохнут, поля сожрет саранча, скот угонят разбойники. И все твое богатство в одночасье пойдет прахом, а сам ты окажешься нищим, которого ждет долговая яма за кредиты, которые тебе нечем будет возвращать. Кому же не благоволит Бог? Конечно, грешнику. Поэтому, если хочешь быть здоровым и богатым, а не бедным и больным, старайся жить так, чтобы угодить Богу. Логика вполне очевидная, и в Библии ей можно найти множество убедительных подтверждений. В целом их смысл сводится к следующему утверждению: Если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий (Еккл 5:18).

Среди жителей Израиля это было традиционное понимание отношений Бога и человека. Ведь важнейшая часть истории иудейского народа — исход из египетского рабства — была связана для них как раз с материальным процветанием, обещанным им не кем-нибудь, а Самим Богом: И сказал Господь : Я увидел страдание народа Моего в Египте и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед (Исх 3:7–8). Будь верен Богу Израиля — и твоя праведность будет вознаграждена многочисленным потомством, обильными стадами, плодородной землей и ее щедрым урожаем.

Хотя, конечно, бывает и такое, что Бог посылает испытания Своим верным слугам. Благочестивый человек может впасть в бедствие, его имение может быть отнято злодеями, доброе имя опозорено. Он вообще может потерять все, включая семью и здоровье, как праведный Иов. Но в итоге правда все равно восторжествует, праведник снова станет богатым и счастливым, а захваченные злодеями имения будут у них отняты вместе с жизнью, и временно полученное ими богатство не принесет им в итоге никакой радости.

Обо всем этом пел любимый народом Израиля вдохновенный царь и пророк Давид в своих знаменитых псалмах: Малое у праведника — лучше богатства многих нечестивых, ибо мышцы нечестивых сокрушатся, а праведников подкрепляет Господь. Господь знает дни непорочных, и достояние их пребудет вовек: не будут они постыжены во время лютое и во дни голода будут сыты; а нечестивые погибнут, и враги Господни, как тук агнцев, исчезнут, в дыме исчезнут. …Я был молод и состарился, и не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба: он всякий день милует и взаймы дает, и потомство его в благословение будет. Уклоняйся от зла, и делай добро, и будешь жить вовек: ибо Господь любит правду и не оставляет святых Своих (Пс 36:16–20, 25–28).

Казалось бы, вопрос исчерпан. Всякий день творить милостыню и давать другим взаймы может лишь тот, у кого есть некий избыток, то есть — богатство. Представить себе нищего праведника было для иудеев делом очень сомнительным. Так было до тех пор, пока в Израиле не зазвучала все громче и громче странная проповедь нового Учителя из провинциальной полуязыческой Галилеи.

Поразительный факт:
если посмотреть, к каким темам обращался в беседах Христос,
окажется, что шестая их часть
связана с деньгами и имуществом

Каждый седьмой стих Нового Завета говорит о материальном благосостоянии человека. Но земное богатство в этой новой проповеди вдруг оказалось скорее тяготой, нежели счастьем для его обладателя. Богатство может обольстить (Мф 13:22; Мк 4:18–19) оно является тернием и не позволяет слову Божию укорениться в сердце человека (Лк 8:14). Наконец, Иисус буквально наводит ужас на Своих учеников фразой, вполне обычной для любого современного церковного человека: И, посмотрев вокруг, Иисус говорит ученикам Своим: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! (Мк 10:23–24). Что же ужаснуло апостолов в этих привычных для нас словах?

Вот как объясняет это святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Всем нам, христианам, надо усвоить должное отношение к богатству, заповеданное Господом. Даже апостолы, те, кто ближе всех людей был к Богу, услышав Его слова, ужаснулись и спросили в изумлении: Кто же может спастись, если и богатым это невозможно (см. Мк 10:26)? Почему они так удивились? Они были евреи, а евреи тогда считали, что богатство — это Божие благословение. В израильском народе на богатых смотрели с великим почтением и думали, что, если человек получил благословение от Бога богатством, значит, он близок к Нему. Но Господь ответил: Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие (Мк 10:25).

Так же отрицательно говорит о богатых и апостол Иаков: Послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками царствия, которое Он обещал любящим Его? А вы презрели бедного. Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды? Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь (Иак 2:5-7)? О пресыщении богатством еще более ясно сказал Иисус Христос в Нагорной проповеди: Горе вам, богатые! Ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! Ибо взалчете (Лк 6:24–25). Взалчут и будут страдать неизбывным голодом, потому что богатство — это страшное бремя, огромный груз, который тянет книзу, не позволяя поднять глаза к небу. Ибо разве не знаете, что богатый — раб своих сокровищ, а …где сокровище ваше, там и сердце ваше будет (Лк 12:34). И сердца богачей заперты в сундуках с деньгами, вместе с молью».

На первый взгляд может показаться, будто евангельская проповедь — это революция, это полное опровержение ветхозаветных представлений о богатстве как о благословении Божьем. Однако Иисус Христос не опровергал эту мысль. Точно так же, как и во многих других случаях, Его слова были не нарушением, а восполнением закона Моисеева, раскрытием во всей полноте того, что закон давал прикровенно. В древности материальные блага были самым наглядным и доступным для восприятия признаком благоволения Божия. Но ко времени воплощения Христова человеческое общество изрядно «повзрослело» и стало способно к более тонкому пониманию отношений между Богом и человеком. Земное богатство как знак милости Божьей отходит на второй план, уступая место небывалой ранее возможности — уже здесь, на земле открыть для себя Царство Небесное.

В притчах Христа
многократно звучит мысль о том,
что все имение каждого человека не является его собственностью
и лишь на время дано ему в управление
подлинным Господином всего, что есть в мире

Богатство по-прежнему рассматривается в Новом Завете как благословение Божье, но при этом постоянно подчеркивается, что к пользованию этим благословением следует подходить очень ответственно. Если решишь, будто Бог дал тебе богатство лишь для твоего собственного удовольствия, развлечения и упоения своим высоким социальным статусом, то помни: Господин этого богатства непременно спросит с тебя, как ты пользовался вверенным тебе капиталом. Наиболее ярко это предупреждение звучит в притче о неверном управителе (Лк 16:1–9).

Если перевести ее содержание на язык современных реалий, получится следующая картина: нерадивому менеджеру, разбазарившему хозяйский капитал, становится известно о предстоящем увольнении. Он списывает должникам хозяина огромную часть долга, чтобы обеспечить себе их благосклонное расположение после того, как будет уволен. Хозяин узнает об этой махинации, но, вместо того чтобы наказать мошенника, почему-то хвалит его за сообразительность.

Так что же в действиях управляющего оказалось достойным хозяйской похвалы? Ведь, списывая долги, он тем самым лишь подтвердил свою репутацию расточителя чужого имения. Получается, что хозяин за одни и те же действия вначале собирается лишить вороватого менеджера должности, а потом хвалит и поощряет? В общем, вместо поучительности — сплошные загадки.

Однако все эти недоразумения совсем легко разрешаются, если на мгновение отвлечься от сюжета притчи и задаться одним-единственным вопросом: а за что вообще, в принципе, хозяин может хвалить слугу? Ответ очевиден: за исполнение воли хозяина. Но если хозяин из притчи похвалил управителя за раздачу его имущества должникам, значит, именно этого действия он и ждал от слуги. Управляющему было поручено распределять имение хозяина между неимущими, но вместо этого он пожадничал и стал тратить его на свои нужды. Такое поведение хозяин счел расточительством.

Блаженный Феофилакт Болгарский толкует притчу о неверном управителе так: «Господь желает здесь научить нас хорошо распоряжаться вверенным нам богатством. И, во-первых, мы научаемся тому, что мы не господа имения, ибо ничего собственного не имеем, но что мы управители чужого, вверенного нам Владыкой, с тем чтобы мы располагали имением хорошо и так, как Он повелевает. Если мы поступаем в управлении богатством не по мысли Владыки, но вверенное нам расточаем на свои прихоти, то мы такие управители, на которых сделан донос. Ибо воля Владыки такова, чтобы вверенное нам мы употребляли на нужды ближних, а не на собственные удовольствия».

Иначе говоря, управитель был поставлен раздавать, а не присваивать. Поэтому когда он стал списывать чужие долги за счет хозяйского имения, то вовсе не обманывал хозяина, а просто вернулся к исполнению своих прямых обязанностей. То есть начал употреблять вверенное ему на нужды других людей. И заслужил от хозяина похвалу.

Между благочестием и богатством нет линейной зависимости.
Точно так же, как нет ее и между грешной жизнью и нищетой

Определить всех состоятельных людей как безусловных праведников, а всех бедняков — как грешников было бы очевидной глупостью, противоречащей элементарному житейскому опыту каждого из нас. Но греховный образ жизни действительно может стать для человека причиной потери бизнеса, работы, имущества, здоровья, да и самой жизни тоже. А твердое следование Божьим заповедям может оказаться надежной опорой для человека во всех сферах его деятельности, в том числе и в вопросах материального благополучия.

Наверное, правильнее всего будет всегда помнить слова Спасителя о том, что …жизнь человека не зависит от изобилия его имения. И богатство, и бедность, и всевозможные промежуточные состояния между этими двумя крайними вариантами — все это никак не определяет наше духовное состояние, пока рассматривается лишь в социальных или экономических аспектах. Уповать на собственную бедность как на гарант своего спасения столь же наивно, как и кичиться посланным от Бога имением. Погубить свою душу можно как в нищете, так и в роскоши. Потому что и то, и другое не является нашим достоянием. Как ни странно прозвучит, но нищета и бедность — тоже дар Божий. Господь Своим промыслом ставит каждого из нас в условия наилучшие с точки зрения приобретения того состояния души, которое делает человека способным принять Царство Божие.

Но каждый человек может либо воспользоваться полученным даром по назначению, либо пренебречь им. Богач может духовно сломаться под бременем своего богатства точно так же, как и бедняк может не выдержать груза своей нищеты и сжечь свою душу обидой, завистью и злобой на весь мир. Жизнь человека не зависит от изобилия его имения.

Любимый ученик Христа апостол Иоанн Богослов писал: …весь мир лежит во зле (1 Ин 5:19). Как ни горько это признавать, но за две тысячи лет мир в этом смысле мало изменился. Ужасающая бедность одних людей по-прежнему соседствует в нем с наглой, вопиющей роскошью других.

Обладая громадным состоянием, богатые люди сегодня порой распоряжаются им безумно с евангельской точки зрения. Они демонстративно растрачивают его на собственные прихоти и развлечения в то время, когда множество людей рядом с ними испытывают острую нужду в самом необходимом. И, конечно, такое распоряжение благословением Божьим никак нельзя назвать угодным Богу. Даже обильные пожертвования на храмы и монастыри могут оказаться бессмысленными для вечной участи состоятельного человека, если, подобно богачу из евангельской притчи, он очерствеет сердцем и просто будет инвестировать деньги в свое посмертное будущее. При таком подходе есть огромный риск услышать после смерти нечто подобное фразе из невеселого анекдота про стоящего у райских врат «очень добродетельного» богача: «Вам в ад. А о пожертвованиях не волнуйтесь, деньги вернем».

Но и у бедных тоже есть свои немалые риски — озлобиться на чужую черствость, впасть в зависть к богатству других, превратить свое сердце в комок ненависти ко всем, кто преуспел более, чем они.

Всё, что мы имеем,
любое наше достояние, которое мы считаем своим,
на самом деле вверено нам Богом как то малое,
с помощью которого можем пробрести многое — вечное

И в этом смысле нищета тоже может рассмат­риваться как богатство, дар Божий, врученный тому, для кого она наиболее полезна с точки зрения его спасения. Но распорядиться этими дарами каждый из нас может по-разному. И олигарх, и небогатый человек в равной степени способны употребить полученное от Бога имение как для своего спасения, так и для своей погибели. И единственная «бухгалтерия», которая здесь будет иметь смысл и значение, — это не сопоставление зарплат, прибылей и цифр на банковских счетах, а постоянная память о простой вещи, которую почему-то бывает очень трудно удержать в сознании: мы не хозяева всему, чем обладаем. Все это лишь дано нам в управление Богом на время нашей земной жизни. И чем больше из этого чужого имения мы раздадим нуждающимся, тем меньше шансов будет у нас услышать от Бога слова обличения на Страшном суде.

Причем речь здесь не только о деньгах или имуществе. Все наши способности и таланты, красоту и ловкость тела, силу ума и благородство душевных качеств мы легкомысленно привыкли считать своим достоянием и думаем, что можем распоряжаться им по своему усмотрению.

Но ведь все перечисленное выше — тоже не наше. Все это — тоже наше имение, полученное от Господа. По прошествии не такого уж долгого времени Он спросит каждого из нас, как мы распорядились этим вверенным нам богатством. Расточили ли мы его ради собственного удовольствия или, подобно опомнившемуся управителю из притчи, все-таки успели раздать тем, кто нуждался в нашей помощи?

Не от нашего богатства или бедности, а от ответа на этот вопрос и будет зависеть участь каждого из нас в вечности.

Мутация ценностей

«Кто не христианин, тот не армянин», — такая присказка часто звучит в религиозных спорах в Армении. За последние четверть века страна стала едва ли не самым религиозным государством Восточной Европы. Однако ее власти, особенно новые, как-то не ладят с церковью: между чиновниками и клириками все чаще возникают трения и даже скандалы, которые никто не старается замалчивать. Церковь пеняет руководству страны на безбожие и другие прегрешения, а государство продолжает уменьшать ее роль в жизни граждан. Но, что удивительно, этот процесс вытеснения церкви на периферию общественной жизни не встречает реального сопротивления со стороны верующих. В парадоксальности ситуации вокруг самой древней христианской церкви мира разбиралась «Лента.ру».

Власть не от бога

С приходом к власти Никола Пашиняна в Армении запустили кампанию под лозунгом «Новая Армения — новый патриарх». Участниками инициативы стали верующие и священники, недовольные главой Армянской апостольской церкви (ААЦ), католикосом всех армян Гарегином Вторым. Они требовали «отставки» католикоса, обвиняли его в том, что за почти 20 лет своего служения патриарх превратил церковь в бизнес, набрал в божий дом свою родню, а также всяких многоженцев, аморальных бизнесменов и прочих сомнительных личностей. Активисты проводили акции протеста, устраивали шествия, преследовали католикоса, доходило даже до драк со священнослужителями.

Команда Пашиняна, только-только освоившаяся тогда у руля, бунтарей не поощряла, но и церкви благоволить не стала — власти демонстративно проигнорировали конфликт и дистанцировались от него. Когда Мигран Акопян, депутат из фракции ранее правившей в стране Республиканской партии Армении (РПА), предложил включить католикоса в список лиц, подлежащих государственной охране, его не поддержали.

«Не нужно создавать впечатления, будто католикосу в Армении что-то угрожает. Если есть такое восприятие , оно неверно», — поставил точку в вопросе сам Пашинян.

Очевидно, что положение ААЦ в Армении изменилось. Руководство страны уже не проявляет той заботы и того внимания к нуждам и чаяниям церкви, к которой та привыкла. В прошлом году премьер заявил, что армянская церковь «дискредитирована как никогда прежде» и что ее превратили в придаток прежних властей. Эта фраза прозвучала в одной из его регулярных перебранок с РПА во время подготовки к внеочередным парламентским выборам, так что критиковал Пашинян в первую очередь своих политических оппонентов. Но священники наперебой принялись утверждать, что они никакой не придаток.

Духовное против мирского

Но не только премьер является сегодня раздражителем для религиозной общественности — ряд чиновников правительства вызывает у них постоянное недовольство. Например, человек из ближайшего окружения Пашиняна, министр здравоохранения Арсен Торосян. Он известен как бывший координатор армянского атеистического Facebook-сообщества, за что регулярно подвергается нападкам, в том числе со стороны коллег.

Бывший советник Торосяна по онкологии после своего увольнения недавно заявил, что стране «не нужен такой министр, который ненавидит армянскую церковь». Теми же словами критиковал министра один из самых известных армянских священников, архимандрит Комитас Овананян: «Торосян неприкрыто ненавидит христиан. Так что это ужасно — представлять, насколько искренне, скажем, он желает крепкого здоровья христианам».

Впрочем, реальных поводов для недовольства христиан Торосян не давал. Другое дело — министр Араик Арутюнян, отвечающий за науку, образование, спорт и культуру. Открыто он не объявлял себя атеистом, но явно придерживается антиклерикальных взглядов. По инициативе министра из школ Армении убирают предмет «История армянской церкви», который ввели в 2003 году по договоренности католикоса Гарегина Второго и премьер-министра Андраника Маркаряна (РПА).

Людям, знакомым с программой этого курса, очевидно, что это в первую очередь пропаганда религии в школе. Известны случаи, когда детей в обязательном порядке строили на молитву. Однако новая власть намерена интегрировать этот курс в уроки общей армянской истории, что на деле значит отказ от религии в школе. Естественно, в ААЦ кипят от злости.

В январе 2019-го Арутюнян схлестнулся в публичной дискуссии с ААЦ. Во время посещения одной из школ Араратской области чиновник увидел в стенах учебного заведения местного священника и намекнул, что это неуместно. «А что ты тут делаешь?» — спросил у представителя церкви министр. На это отреагировал служитель из другого села, пастырь Казар Петросян. В соцсетях он публично обратился к Арутюняну на «ты», назвал его «необразованным министром образования» и «молодым человеком». Арутюнян в долгу не остался и через несколько дней заявил журналистам, что среди священников в Армении «немало необразованных людей».

Нападкам религиозной общественности подверглась и новый мэр Эчмиадзина (Вагаршапат), первая в истории Армении женщина-градоначальник Диана Гаспарян. С точки зрения верующих, 32-летняя атеистка не подходит на роль руководителя «сурового» города, где располагается сердце армянского христианства — Первопрестольный святой Эчмиадзин. Впрочем, единственная претензия, которую смогли предъявить к Гаспарян активисты — это ее религиозные взгляды: мэр честно выиграла выборы и исправно выполняет свои обязанности.

Раздражает верующих Армении и невиданная ранее терпимость новых властей к ЛГБТ-сообществу. Сам премьер недавно лично вступился за армянскую штангистку Мелине Далузян, сменившую пол и ставшую Мелом. На счету спортсмена золото Чемпионатов Европы и бронза Чемпионата мира. Про него снимается фильм, 14 процентов бюджета которого выделило правительство. Пашинян назвал критику властей по этому поводу дешевой пропагандой. «Этот человек — рекордсмен, чей рекорд до сих пор остается непобитым, благодаря его победам поднимался флаг Армении и звучал гимн. У человека была проблема, которая вовсе не нова для нашей действительности. Современный мир дает возможность решить эту проблему», — заявил премьер.

У власти, в свою очередь, к церкви появляются претензии иного рода. Так, руководство Еревана заинтересовалось заброшенными земельными участками, которые прошлое руководство выделило ААЦ под строительство церквей в Ереване — за счет зеленых территорий города. В августе муниципальный депутат Левон Закарян («Мой шаг») предложил вернуть эти земли муниципалитету.

Новое поколение армянских чиновников — молодое, либеральное и выражает откровенно антиклерикальную позицию. ААЦ в этих условиях приходится несладко. С властью у нее возник конфликт, причем он не межрелигиозный, а секулярный, и это самый нежелательный для церкви сценарий. Ведь история в целом и Артур Шопенгауэр в частности учат, что проигравшей стороной в этом противостоянии всегда оказывается религия. Отчасти церковь и сама виновата в том, что власти надоело с ней считаться.

Неизбежный процесс

Христианство — одна из важнейших составляющих армянской национальной идентичности. Армения первой из существующих государств приняла эту религию в 301 году при царе Трдате III Великом. По иронии судьбы, уничтожение языческого наследия происходило под руководством парфянина Григория — сына убийцы армянского царя Хосрова II. Впоследствии его нарекут Просветителем, он станет первым армянским католикосом. Есть гипотеза, что первым христианским государством в мире стало Эдесское царство (Осроена), опередившее Армению примерно на век. Однако внушительный процент населения Осроена составляли все те же армяне.

Слава первого христианского народа неоднократно помогала армянам спастись от полного истребления и ассимиляции, когда их захватывали различные иноверцы — персы, арабы, турки, монголы, и когда население Армении начало разъезжаться по всему миру. Церковь была не столько религиозным, сколько социальным институтом. Однако с развитием идей Просвещения, Реформации и гуманизма роль ААЦ, как и других церквей, начала слабеть.

В XX же веке с приходом советской власти армяне в приказном порядке изучали марксизм-ленинизм, ходили в вузы с кафедрами научного атеизма и смотрели на плакаты, высмеивающие религию, хотя формально ее никто не запрещал. Снова церковь попыталась отвоевать ведущие позиции в обществе с развалом СССР, но в условиях светской демократии и открытого капиталистического рынка ей пришлось, цитируя Пашиняна, стать придатком.

Наконец, репутацию ААЦ серьезно подмочили сами ее служители, то и дело попадающие в некрасивые истории. Из последних громких скандалов наиболее примечателен случай с главой Араратской епархии Навасардом (Самвелом) Кчояном.

Выяснилось, что архиепископ был бизнес-партнером владельца офшорной компании Ашота Сукиасяна, занимавшегося добычей алмазов в Африке. Еще одним партнером бизнесмена оказался человек по имени Тигран Саркисян. Так зовут бывшего премьер-министра Армении, ныне председателя коллегии Евразийской экономической комиссии. Сукиасян был знаком и с премьером, и с Кчояном, они часто встречались. Но оба партнера Сукиасяна заявили, что не знают, как оказались совладельцами офшора, через который проходили сотни тысяч долларов. Дело сумели спустить на тормозах.

Навасарда Кчояна, катающегося на «Бентли», прозвали в народе Бентли Само — за роскошный образ жизни, который он ведет․ Он известен тесными связями с бывшими властями Армении, его арестовывали за владение оружием, а также писали о том, что как-то глава епархии «в шутку» направил ствол на прибывшего в Армению Патриарха Константинопольского Варфоломея — тот от страха потерял сознание.

Но какой спрос с архиепископа, если сам глава ААЦ Гарегин Второй, долларовый миллионер, не прочь продемонстрировать миру различные богатства, а по стране годами упорно ходят слухи о его внебрачных детях.

Такое «лицо» ААЦ еще больше отдаляет паству от пастырей, священники и церковь буквально перестают ассоциироваться с христианством. Вера — одно, люди в рясах — другое. ААЦ не спасает даже зашкаливающая религиозность общества, которое при этом не рвется восстанавливать ее авторитет.

Христианская нетерпимость

Весной 2017 года Pew Research Center опубликовал исследование об отношении к религии в странах Восточной Европы. Армения показала рекорд: 89 процентов респондентов отнесли себя к адептам ААЦ, при этом 82 процента опрошенных высказали категоричную позицию «кто не христианин, тот армянин». Атеисты, католики и мусульмане вместе взятые умещаются в рамки статистической погрешности — не более 3 процентов. Но одновременно с этим выяснилось, что время на ежедневные молитвы выделяют только 45 процентов населения, а хотя бы раз в неделю в церковь ходит менее 10 процентов. Это при том, что в Армении и в Карабахе с 1991 по 2017 год было построено около сотни храмов — в среднем по четыре в год.

Разгадка такого парадокса кроется в заявлении депутата парламента Армении от правящего блока «Мой шаг» Овика Агазаряна, который в интервью одной из местных газет заявил, что он «христианин, но неверующий», и никогда не молился. Дело в том, что религия в Армении все больше превращается в традицию и некий обряд, в систему распознавания «своих среди чужих». Мало кто из тех 89 процентов людей, назвавших себя христианами, вникал в истории о змее-искусителе, ходившем по воде человеке и так далее. И армян, разделяющих позицию Агазаряна, становится все больше.

Власти же неинтересно вмешиваться в этот процесс, у нее просто нет особой политики в отношении ААЦ, рассказал «Ленте.ру» на условиях анонимности собеседник в правительстве.

«Церковь — это органическая, неотъемлемая часть армянства. Но есть трения с некоторыми отдельно взятыми церковниками, которые ведут себя не очень хорошо. Во-первых, у нас есть претензии к представителям ААЦ или связанным с этой структурой людям, которые живут явно не по средствам, по крайней мере, не по законно нажитым. Во-вторых, часто люди из тех кругов ведут неприкрытую антиправительственную кампанию, участвуют в пропаганде против власти, вмешиваются в политику, тратят на это деньги. Мы строим современное, правовое, светское, демократическое государство, а они хотят прежних привилегий, которых не получат», — пояснил он, отдельно подчеркнув, что речь идет об отдельных священниках.

В руководстве страны, по словам собеседника «Ленты.ру», собрались совершенно разные по религиозным взглядам люди, от глубоко верующих до откровенных атеистов. Никто из них не ставит под вопрос принцип светскости, по которому должна развиваться Армения. Идею «христианского государства» власть не приемлет. «В реальности у нас страна с мутировавшими духовными ценностями. Это обусловлено объективными историческими причинами, — считает собеседник «Ленты.ру». — Но сегодня по факту люди думают, что христианские ценности — это церкви понастроить. Нет, это примитивное, плоское мышление. Я бы на самом деле очень хотел, чтобы в Армении поняли, приняли и укоренили именно христианские и именно ценности. Но пока мы от этого далеки, а то, что есть, — церкви, обряды, декорации и прочее — это бутафория».

Причину конфликта власти и церковных кругов источник видит в нежелании ААЦ подстраиваться под новые реалии и шагать в ногу со временем. Еще одна причина кроется в том, что независимая армянская государственность по историческим меркам очень молода, и у церкви с государством просто не было достаточно времени, чтобы найти взаимоприемлемую формулу сотрудничества. Сегодня ААЦ претендует на «монополию душ» и статус государства в государстве, что и провоцирует непонимание.

«Влияние религии снижается. Чем образованнее человек, тем меньше он верит в магию, это нормально, — считает чиновник. — Мы хотим образовывать людей, и церкви придется с этим смириться. Это не значит, что власть идет против нее, вовсе нет. Мы любим церковь, она часть нашего исторического наследия, самосознания, национального образа. Она, как наш дед — мы уважаем его, ценим, любим. Но каждый дед должен понимать, что нельзя тормозить молодых и заставлять их жить так, как жил он. Наш дед оказался немного консервативным и ворчит. Мы на него не обижаемся, рано или поздно до него дойдет, что можно избежать конфликта поколений. Но лучше, чтобы поскорее».

Пока же светские власти Армении стараются лишний раз не дергать духовенство. А вот духовенство допускает один промах за другим в своей устаревшей пиар-стратегии. То его представители сомневаются в компетентности министра здравоохранения из-за его религиозных взглядов — это мелочи. То Араратская епархия пугает прихожан риском загубить душу, слушая современную музыку. Отдельные священники обвиняют празднующую Хеллоуин молодежь в приобщении к сатанизму и «служении силам тьмы».

Такие нападки по поводу и без регулярны, их много, и они никак не располагают людей к церкви — наоборот. Неудивительно, что при таком раскладе священники роняют свой авторитет и авторитет всей церкви, сами постепенно стирают себя из общественно-политической жизни Армении, толкая страну к атеизму.

Патриарха Кирилла посчитали богатейшим православным иерархом мира

Активные темы

  • Легкий корейский уличный завтрак (83)

    russean Видео 00:15

  • Грешницы нашего города или как я сдавал квартиру одной даме в Пе… (190)

    Giusepper Картинки 00:15

  • Хозяин, бес попутал…. (7)

    pipeclogin Инкубатор 00:15

  • Квинтэссенция современного пациента (44)

    Serbento Инкубатор 00:15

  • В России сократились продажи вина и водки (298)

    глядетель123 События 00:15

  • Города России — ожидание и реальность (275)

    Solace Картинки 00:15

  • Xилькевич заявила, что лучшие мужчины в мире это армяне (461)

    Мундиаль Тексты 00:15

  • Любви все возрасты покорны! (115)

    Vampirchic Картинки 00:15

  • 20 человек рассказали, какие факты о своих супругах узнали уже п… (117)

    AlDianochka Тексты 00:15

  • Делягин: Минфин хочет раздать национальное благосостояние Украин… (2)

    Octacopter Инкубатор 00:15

  • 13-летняя дочь Джоли и Питта официально стала Джоном (209)

    FenriR4791 События 00:14

  • Нужная вещичка (33)

    stas1981 Инкубатор 00:14

  • В США констатировали агонию России как космической державы (139)

    Bush6791 События 00:14

  • В США начались продажи первого в мире летающего автомобиля (16)

    Scodero Инкубатор 00:14

  • будущее (20)

    kazahbl Инкубатор 00:14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *