Вопросы жизни и смерти

Вопросы жизни и смерти

Вопрос жизни и смерти. Или вопрос жизни или смерти

Онисе Баркалая

— Ты пойми, что это согласие Кити на брак для меня вопрос жизни и смерти (из романа Л.Толстого «Анна Каренина»).
Фразеологизм «вопрос жизни и смерти» во всевозможных словарях означает: существенно, много значит, имеет большое значение, имеет принципиальное значение, имеет важное значение, первостепенное значение. Да, по-видимому, это так и есть, учитывая пугающее слово, присутствующее в выражении.

Фраза как бы поднимает на предельную высоту остроту вопроса, усиливает значимость. Но вопрос заключается в том, какой союз должен здесь фигурировать? Союз «и» или «или»?
Если разобраться, все происходящее под луной так или иначе является вопросом жизни и смерти.

Других вариантов просто нет. Так о чем идет речь в конкретном случае, когда приводится данная фраза с «и»? О жизни? О смерти? Дело в том, что союз «и» не обостряет вопрос, он не предполагает радикальный выбор, это всего лишь перечисление того и другого. Фраза с союзом «и» ясно не указывает на то, что возможна противоположная жизни альтернатива.
Несмотря на то, что речь идет о фразеологизмах — сложившихся устойчивых выражениях, вопрос остается. Фразеологизм «вопрос жизни и смерти» не относится к таким фразеологизмам — словосочетаниям, смысл которых невозможно понять из значений составляющих их слов («бить баклуши» или «отбросить копыта»). Как раз значение данного фразеологизма более или менее понятно, и тот или иной союз в какой-то мере меняет смысл фразеологизма.
«Быть или не быть» — вот это радикальный выбор, где нет никаких сомнений в резкости постановки вопроса. Именно союз «или» предполагает пронзительную остроту альтернативы между жизнью и смертью. Кстати, правила русского языка союз «и» относят к соединительным союзам, тогда как союз «или» имеет разделительное значение’, более подходящее фразеологизму.
Представьте себе, что в темном закоулке к вам подходит разбойник и говорит: «Кошелек или жизнь!». Сразу ясна острота вопроса. Он же не скажет: «Кошелек и жизнь!». В этом случае вопрос вообще не нужен. Он без лишних вопросов может забрать у вас и то, и другое.
«Победа или смерть!» — вдохновенно говорит полководец, держа речь перед стройными рядами воинов, ясно указывая, что у мужественных солдат есть только два варианта, где исключено бегство с поля боя. Попробуйте заменить в ней союз «или» на «и». «Для каждого француза, обладающего мужеством, настал час победить или умереть» — из приказа Наполеона перед битвой при Ватерлоо (С.Цвейг «Жозеф Фуше»).
Быть может, вопроса с союзом и не было бы, коль речь идёт о фразеологизмах, для которых даже есть отдельный словарь, но у Тургенева в рассказе «Сон» (в аналогичной фразе) присутствует союз «или». Он пишет: «Но одна мысль засела во мне гвоздем: я решился непременно, во что бы то ни стало, снова найти этого человека! Зачем? с какою целью? – я не давал себе отчета, но отыскать… отыскать его – это сделалось для меня вопросом жизни или смерти!».
Ясно, что возникает неопределенность.
В известном выражении: «Он находился между жизнью и смертью», несмотря на союз «и», видна альтернатива. Но здесь фраза сформулирована таким образом, что есть взаимоисключающий выбор.
Конечно, все эти доводы меркнут перед одним весьма существенным обстоятельством — так принято говорить («вопрос жизни и смерти»), фразеологизм принят в обращение с давних времен и всем ясно, о чем идет речь.
‘ союз «или» имеет также и пояснительное значение, но это явно не тот случай.

Линдэл Хэдоу

Вопрос жизни и смерти

Перевел с англ. А. Шаров

Письмо Германа Школьника в Комиссию по Божественному промыслу, Аделаида, Южная Австралия:

С огромным интересом прочел ваше недавнее объявление в «Удивительном о призраках». Сообщаю вам, что мне жизненно необходимо знать ответ на следующий вопрос: существует ли жизнь после смерти? Прилагаю конверт с маркой. Мой адрес — Аделаида, Главпочтамт.

P.S. Я не шучу. Ответ на поставленный вопрос нужен мне немедленно.

Письмо от Комиссии по Божественному промыслу — Герману Школьнику:

Ответ на этот и многие другие вопросы Вы найдете в нашем «Курсе звездной метафизики», который мы вышлем Вам следом за означенным письмом. Вступительный взнос, дающий право на полное членство, Вы сможете заплатить после того, как приобретете «Курс…». Никаких иных выплат от Вас не потребуется.

Письмо от Германа Школьника в Комиссию по Божественному промыслу:

По-моему, вы не осознаете всей серьезности моих намерений и важности моего вопроса. Я в полном отчаянии и не имею ни времени, ни средств на прохождение вашего «Курса». Умоляю вас ответить толком, существует ли жизнь после смерти?

Письмо от Комиссии по Божественному промыслу — Герману Школьнику:

Из-за некоторых особенностей законодательства, регулирующего порядок распространения сведений и оказания услуг посредством переписки, мы не можем ответить на Ваш вопрос. Ответ на него, как сказано в нашем предыдущем письме, Вы найдете в нашем «Курсе звездной метафизики». Подписавшись немедленно, Вы получите десятипроцентную скидку Мы гарантируем возврат Ваших денег, если после ознакомления с «Курсом» Вы не будете удовлетворены уровнем Ваших знаний.

Письмо от Германа Школьника — Эльзе Уиггинс, миссия «Рука помощи», Аделаида, Южная Австралия:

Я слышал немало хвалебных отзывов о Вашей деятельности и пишу Вам, потому что мне срочно нужна Ваша помощь. Пожалуйста, ответьте (Аделаида, Главпочтамт), существует ли жизнь после смерти?

Письмо Эльзы Уиггинс — Герману Школьнику:

Благодарим тебя, брат наш, за то, что ты веришь в «Руку помощи» и одобряешь её самоотверженную деятельность по наставлению на путь истинный заблудших ближних наших. Мы даем Надежду растерянным и невоздержанным, помогаем слабым и пьющим. Из твоего письма явствует, что и ты — заблудшая душа, однако мы не можем вести тебя по праведной стезе добродетели посредством обмена посланиями. Может быть, тебе лучше обратиться к нам лично? (Ежедневно, ровно в полдень, у нас подают бесплатный ланч, а в шесть вечера — ужин. Похлебку и кофе можно получать круглосуточно. Спиртное и курение запрещены. Пожертвования, большие и малые, принимаются с благодарностью.)

Письмо от Германа Школьника — мисс Доринде, редакция «Аделаида-эмейзмент»:

Мне крайне необходимо знать ответ на вопрос, существует ли жизнь после смерти. Похоже, никто не хочет мне помогать. Ответьте, пожалуйста! (Аделаида, Главпочтамт).

Письмо от мисс Доринды — Герману Школьнику:

Я уловила в Вашем письме нотку неподдельного отчаяния, мистер Школьник, и спешу ответить Вам (как Вы понимаете, самоотверженные доброхоты, такие, как я, должны соблюдать известную осторожность, ибо люди, благодаря которым наши ближние вновь обретают утраченное душевное равновесие, нередко становятся мишенью всевозможных шутников и злословов). Вопрос, есть ли жизнь после смерти, занимал всех истинно мыслящих людей на разных этапах их земной жизни. Однако, мистер Школьник, есть вопросы, ответов на которые попросту не существует. Быть может, Вы обратились за советом и наставлением, потому что переживаете некий кризис личного свойства. Быть может, спокойные сладко-горькие воды Вашей семейной гавани подернулись рябью и близится буря?

Если так, то моя новая книга «Мисс Доринда — о семейных неурядицах», недавно вышедшая в «Набоб-пресс» (розничная цена 6, 95 доллара), поможет вам найти выход, ибо в ней содержатся ценные советы и наблюдения.

Любую иную помощь, мистер Школьник, я сумею оказать Вам лишь в том случае, если Вы доверительно сообщите мне о причинах, побуждающих Вас искать ответ на вопрос о жизни после смерти. Я очень хочу помочь, и, если Вы напишете мне снова, подробно поведав о сути Ваших затруднений, я сделаю все, что в моих силах, дабы содействовать Вам в обретении утраченного душевного равновесия.

Письмо от Германа Школьника — доктору Франклину Пауэрсу, журнал «Психические явления», Мельбурн:

Недавно прочел Вашу колонку в «Психических явлениях», в которой Вы предлагаете всем читателям обращаться к Вам за советом в делах, имеющих для них жизненно важное значение.

У меня есть к Вам вопрос, доктор, и ответ нужен мне незамедлительно. Уверяю Вас, что мне не до шуток, и прошу ответить, есть ли жизнь после смерти? Я в отчаянии! Помогите же! (Аделаида, Главпочтамт).

Письмо доктора Франклина Пауэрса — Герману Школьнику:

Благодарю за интересный вопрос, мистер Школьник. Обычно я стараюсь не высказываться на затронутую Вами тему, хотя и имею вполне определенное мнение, так как, да простится мне некоторая нескромность, считаюсь общепризнанным авторитетом в области Духовного, и со мной советуются многие известные медиумы, даже такие светила, как мадам Зельда.

Выражаясь предельно простым языком, мое мнение таково: да, жизнь после смерти существует, хотя никто, даже моя дорогая почившая тетушка, с которой я имел несколько полезных бесед при посредничестве мадам Зельды, не может точно сказать, какова природа этой посмертной жизни.

Надеюсь, что Вам пригодилась моя помощь. Пожалуйста, напишите мне ещё раз и поведайте, почему Вам так необходимо знать, есть ли жизнь после смерти.

Записка, найденная на теле Германа Школьника:

Вот уже довольно долгое время я опасаюсь за свое душевное здоровье. Каждый день приносит мне все новые страдания, и я уже давно принял бы загодя припасенный крысиный яд, но меня крайне интересовал вопрос, существует ли пресловутая загробная жизнь. Теперь, когда я, наконец, получил неопровержимое подтверждение её существования, ничто более не мешает мне наложить на себя руки. Все свои небольшие сбережения я завещаю моей невесте и прошу у неё прощения за неудобства и хлопоты, которые я причиняю ей своей неожиданной кончиной. Пусть мои друзья и, разумеется, полицейские тоже простят меня. Сейчас я, как бы эгоистично сие ни было, должен позаботиться о собственном высшем благе. Я больше так не могу! Простите и прощайте.

Заявление старшины присяжных на судебном дознании по факту смерти Германа Школьника:

Учитывая показания следователей и странную переписку, обнаруженную в доме покойного, присяжные единогласно считают, что Герман Школьник сам лишил себя жизни в состоянии острого душевного расстройства.

Письмо от мистера Роберта Клейверли к мисс Франсине Аллар, Аделаида:

Быть может, сейчас не время предлагать тебе возобновить наши некогда весьма пылкие и нежные отношения, Франсина, тем паче что теперь ты богатая женщина. Но тебе известно о моих чувствах. Я готов ждать сколь угодно долго (во всяком случае, до окончания приличествующего случаю траура) и уверен, что рано или поздно ты оценишь то, что я сделал для тебя благодаря моим недюжинным графологическим способностям и обширным познаниям в химии. Ты убедишься, что я — единственный мужчина, способный принести тебе истинное счастье и, как выясняется, почти мгновенное благополучие ведь по законам нашего штата завещание не надо подписывать при свидетелях и заверять у нотариуса, а потом полгода ждать его вступления в силу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *