Вход в Иерусалим икона

Вход в Иерусалим икона

Икона Андрея Рублева Вход в Иерусалим

Тина Гай 2

Иконография праздника Входа в Иерусалим сложилась достаточно рано, хотя и претерпевала изменения в течение первых веков. На иконографию праздника существенно повлияло изображение триумфального шествия византийского императора, которого встречает ликующая толпа.
В иконах Входа Господня в Иерусалим всегда присутствуют несколько неизменных элементов: Господь, восседающий на коне или ослике; встречающая его у врат Иерусалима толпа; группа апостолов, следующая за Иисусом Христом; дети, постилающие одежды и срывающие ветви с деревьев; Иерусалим с солидными стенами и храмом.
Все это мы видим и на иконе Андрея Рублева начала XV века. Но икона имеет ряд особенностей. Прежде всего, то, что отличает все иконы Андрея Рублева: он дает праздничное изображение в двух или нескольких оппозициях, которые противостоят друг другу и даже сталкиваются.
В данном случае двойственность и антиномичность содержится в самом празднике Входа Господня в Иерусалим: с одной стороны, радость и ликование народа о грядущем Мессии и Царе Израильском, а с другой – начало страстей Господних. Иисус Христос вступает в город в день, когда избирается агнец для принесения его в жертву в день еврейской Пасхи.
Иисус Христос вступает как агнец, избранный для заклания ради спасения рода человеческого. Он знает об этом и добровольно идет на смерть. Поэтому в иконе левая и правая половинки противостоят друг другу.
Вся процессия движется слева направо. На переднем плане и центральной фигурой левой части иконы является Господь. Он восседает на молодом ослике, но ног Его мы не видим, их заслоняет животное. В левой руке Спаситель держит свиток – Священный Завет, а правая покоится на колене в благословляющем жесте, который обращен к народу.
Лик Иисуса обращен не к народу, а к Апостолам. Он дает им последние наставления, готовя к Своей смерти. Служение Господа народу закончилось, теперь все Его помыслы обращены к Апостолам.
После исповедания Петром Спасителя истинным Богом, Господь понял, что настало время открыть ученикам, Кто Он и в чем состоит Его миссия, почему Он должен идти в Иерусалим, в город, где понесет страдания и будет убит. Его мессианское служение завершалось.
Но слова Спасителя не доходили до учеников, даже Петр просил Иисуса Христа не ходить в Иерусалим, где Его ждет верная смерть. На это Господь резко отвечает: «Отойди от Меня, сатана!».
Наверное, об этом на иконе Петр разговаривает с другим Апостолом, более молодым. Это может быть Иоанн, но скорее всего, Фома, который перед входом в Иерусалим сказал: «Пойдем и мы, и умрем вместе с Ним».
Фигура Господа полна достоинства, изящества и покоя. Она опирается на острый конец спускающегося гиматия и ослика. Тонкие, стройные и длинные ноги ослика расположены выше ног апостолов, создавая впечатление парения в воздухе и полета над землей. Это подчеркивается и тем, что ноги апостолов, ступающих по земле, находятся ниже копыт ослика.
Наклону головы Спасителя ритмично вторит наклон горы, которая в такт гибким и мягким очертаниям Иисуса и осляти, вздымается влево вверх к небу, усиливая воздушность и невесомость движения Господа в такт евангельским словам:
«…да сбудется реченное через пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной» (Мф. 21,5).
Поворот головы Иисуса усиливает поворот головы Петра, обращенного к апостолам, которые спускаются с горы, а широкий шаг движения апостолов делает акцент на их решительности и устремленности вперед.
Эту полную динамики, устремленности вперед и к небу группу людей во главе со Спасителем, останавливает толпа справа, которая стоит как стена и никуда не движется.
Статичность правой группы усиливается монолитными каменными многоярусными стенами Иерусалима, расположенными сзади толпы. Народ и стены встают на пути Иисуса и Его учеников как преграда, защищающая от них город.
Храм, расположенный внутри стен Иерусалима, своим куполом напоминает храм Воскресения Господня, который будет сооружен значительно позднее.
Но выбор именно такого изображения храма, показывает конечную цель Спасителя, устремленного не столько к ветхозаветному храму, из которого плетью изгоняет торговцев, сколько к будущей Церкви, которую Он основывает на новых началах.
Цветовые решения левой и правой частей иконы тоже противоположны.

Правая часть более красочная, пестрая, праздничная и яркая, что соответствует праздничному настроению людей, встречающих Мессию.
Левая часть решена в более сдержанных и спокойных тонах, в ней сочетаются светлые и темные оттенки, что соответствует историческому моменту наступающей трагической разрядки: на фоне золотой и лучистой горы четко выделяются более темные силуэты Спасителя и Апостолов. Один ослик выполнен в золотисто-светлых тонах, что делает его прозрачным и теплым.
Цветовое противопоставление левой и правой групп людей, левой и правой частей иконы создает напряженность ситуации, которая станет явной только через пять дней, когда вместо праздничных возгласов «Осанна!» раздадутся крики «Распни Его!»
Правая группа людей состоит из девяти человек. Во главе ее стоит старец, протягивающий веточку пальмы Иисусу, встречая его радостным возгласом. Наклон ветви вторит наклону горы и дерева, словно в приветственном поклоне. Рука Спасителя держит свиток, поднятый кверху, вторя подъему горы. Руки старца и Спасителя являются связующим звеном двух половинок иконы.
Посредине иконы видно темно-зеленое дерево со звездчатой кроной. Оно ритмически повторяет наклон головы Иисуса в сторону Апостолов. На нем мы видим детские фигурки, одетые в белые рубашечки, что олицетворяет их невинные и чистые души, которые от всего сердца и с радостью встречают Спасителя.
Дети видны и на переднем плане иконы: их фигуры иконописец сознательно делает значительно меньших размеров, подчеркивая их младенчество. Внизу около взрослых стоят двое детей, разговаривающих между собой, а рядом с ними у ног – еще двое в белых рубашечках, постилающих красную и серо-голубую одежду под ноги ослика.
Ослик в свою очередь низко склонил перед ними голову, что подчеркивает нежность и близость детей и животного друг к другу. И это еще один, связующий две половинки иконы, элемент, делающий икону по-человечески теплой и нежной.
Еще одного маленького ребенка мы видим на руках у взрослого юноши в толпе. Младенец тоже одет в белую рубашечку. Таким образом, дети служат иллюстрацией евангельского текста:
«…Да! Разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?»
Сзади группы людей иконописец изображает святой град Иерусалим, святость которого обозначена небольшим киворием в виде купола на четырех столбах.
Икона Входа в Иерусалим полна скрытого драматизма и напряженности. Праздничность момента, хотя и присутствует, но уравновешивается темными тонами и предчувствием страстей Господних. На иконе словно лежит страстная печать, и в то же время икона очертаниями храма говорит нам о грядущем Воскресении Христовом.
Автор публикуется в блоге (с иллюстрациями и видео)
http://sotvori-sebia-sam.ru/ikonografiya-2

Великий праздник Входа Господня в Иерусалим исполнен как скорби о предстоящих крестных муках Спасителя, вспоминаемых в следующую за ним неделю, называемую Страстной, так и предпасхальной радости Воскресения.
Источником иконографии Входа Господня в Иерусалим является Евангелие, где рассказывается о том, как Христос, сидя на молодом осле, в сопровождении учеников накануне иудейской пасхи въезжает в город, в котором Его предадут на распятие. Толпа людей приветствует Спасителя у ворот Иерусалима, возглашая хвалу и устилая дорогу срезанными с деревьев пальмовыми ветвями и восклицали: Осанна Сыну Давидову. Благословен грядый (тот, кто идет) во имя Господне, Царь Израилев. Осанна в вышних. Это приветствие означало: Осанна (т.е. спаси, помоги, даруй счастие) Господи, Сыну Давидову; Он царь Израилев. Его вход благословен для всего мира, потому что Он совершается во имя Господне. Осанна в вышних, т.е. помоги, Всевышний.ИЛЛ.1
Общий восторг достиг высшей степени, когда шествие приблизилось к спуску с горы Елеон. К радостным воплям народа и ученики Господа присовокупили свои громкие восклицания: «Благословен царь, грядущий во имя Господне!

Мир на небесах и слава в вышних».
В шествовании Господа верхом на осляти исполнилось ветхозаветное пророчество о Царе Израиля: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Зах. 9:9).
Уже в самых древних изображениях этого евангельского события отражены его основные черты: шествие на осляти и народное ликование. Самые ранние примеры иконографии Входа в Иерусалим можно встретить на саркофагах и в книжной миниатюре, как, например, на детали диптиха из Миланского собора V в. ИЛЛ.2, рельефе кафедры архиепископа Максимина в Равенне (VI в.) ИЛЛ.3

На рельефе кафедры епископа Максимина в Равенне композиция Входа в Иерусалим объединена с «Обращением Закхея». Поскольку первое событие происходило в Иерусалиме, а второе – в Иерихоне, художник располагает детей с пальмовыми ветвями над Христом слева, а Закхей стоит на смоковнице справа, в полном соответствии с описанием – малый ростом и с бородой. В том, что представлен именно Закхей, не может быть сомнений. Еще ни в одной композиции «Вход Господень в Иерусалим» на дереве не изображалось бородатых персонажей. К тому же Закхей облачен в одежды взрослого человека – плащ и хитон, а его поза с распростертыми руками передает восторг от слов Христа, обращенных к нему. Однако наиболее интересной деталью следует считать большой крест-посох, который Христос, сидящий на осле, держит на левом плече, правой благословляя народ. Обычно изображение креста указывает на будущую судьбу Спасителя и не связано с событиями Его земной жизни до Распятия. В этом рельефе все персонажи являются историческими лицами, но одновременно несут определенное символическое значение. Поэтому крест-посох – это и символическая деталь, и знак, объединяющий всю композицию идеей искупительной Жертвы и всеобщего Воскресения.
Еще одна необычная для этой композиции фигура – женщина, устилающая путь Христа тканью. Обычно изображаются дети, постилающие на дорогу свои одежды. Можно предположить, что в данном контексте она олицетворяет собой образ Церкви или Иерусалима.
Детали и персонажи
Иконография насыщена образами торжества и праздника, что соответствует самому событию, которое во многом предваряет Светлую Пасху Христову. К таким моментам можно отнести образ нарядного Иерусалима – белые или красные строения, яркие одежды на встречающих Христа. . Главное значение архитектурных кулис – то же, что и горного «пейзажа»: активно участвовать в создании целостного, динамичного изображения.
Архитектурные кулисы и горный «пейзаж» – это одни из тех изобразительных пространств византийского искусства, где средневековый художник давал в полной мере волю своей фантазии.
Непременным атрибутом ландшафта является изображение горы Елеон с одиноко растущей пальмой. Обычно горный пейзаж в иконе служит фоном для выделения центрального образа.
В XIV–XV вв. усиливается внимание к проработке горок – они становятся вогнутыми, дробными, с расщепленными вершинами, уступами, расщелинами и т.п. Эти изобразительные элементы на Руси приобрели даже специальное иконописное название – лещадки (от древнерус. слова «лещадь», или «лещедь»: колотый на слои камень, скол горной породы, обтесанные каменные плитки). Это своего рода стилизованные ступени, благодаря которым гора приобретает смысл лестницы и является символом духовного восхождения к Богу.
Центральным изображением на иконе является фигура Господа, Который въезжает в город на осле. Спаситель сидит боком, слегка повернув голову в сторону идущих за Ним апостолов, (в других вариантах – в сторону Иерусалима). Спаситель держит в руке свиток – Новый завет, а правой благословляет встречающих Его людей.
На иконе как бы противопоставляется левая часть композиции – плавный изгиб дерева, силуэты гор, фигуры апостолов и Иисуса Христа – строгости и застылости толпы, изображенной на иконе справа.
Ученики в молитвенных жестах Петра и Иоанна устремлены к Христу, а иерусалимские старцы, наоборот, настороженны и неприветливы. С их стороны нет никаких жестов, иконописец даже не изображает их рук, и это еще резче подчеркивает благословляющий жест Христа, направленный в их сторону.
Справа на иконе изображается группа людей с пальмовыми ветвями, — они встречают Спасителя. В древнем Израиле пальмовая ветвь была символом веселья, торжества и радости, с ней евреи встречали знатных людей и полководцев. Здесь люди приветствуют Христа как Победителя смерти.
Перед ослом еще пишется фигура ребенка, который постилает под ноги животного свои одежды. Дети также являются частью процессии, встречающей Мессию. Упоминаний о встрече Христа детьми не содержится у святых евангелистов, однако о детях с пальмовыми листьями в руках, восклицавших: «Осанна!» – говорится в апокрифическом Евангелии от Никодима. ИЛЛ.4
Так же иногда для придания действию на иконе динамики иконописец мог вставить несколько жизненных сценок . Например на псковской иконе в нижнем ряду один ребенок помогает вынуть занозу другу.ИЛЛ.5
Обычай постилать под ноги царя одежды также известен из книг Ветхого Завета: когда пророк Елисей помазал Ииуя на царство, слуги поспешили, и взяли каждый одежду свою, и подостлали ему на самых ступенях, и затрубили трубою, и сказали: воцарился Ииуй! (4 Цар. 9:13)
На пальме можно увидеть человека с топором или серпом, он обрубает ветки , чтобы приветствовать Христа.
Между тем при всей своей торжественности праздник Входа Господня в Иерусалим прямо предшествует Страстной седмице, и эта непосредственная близость праздника к дням Страстей и крестной смерти Спасителя налагает на празднование Входа в Иерусалим как бы страстную печать

Когда во время общенародного прославления и радостных приветствий Христос приблизился к Иерусалиму, то при виде города Его Божественное лицо выразило глубокую скорбь и Он заплакал. Взорам Его ясно представлялось приближающееся запустение Иерусалима и отвержение богоубийственного народа. Господь знал, что настоящий день посещения мог бы составить славу и счастье Израиля, но этот день сделается для него началом ужасных бедствий. Он знал, что торжественное осанна чрез несколько дней будет заменено яростными воплями: смерть! смерть Ему! распни Его! (Ин. 19:15). Он предвидел уже исполнение грозного суда Божия над отверженным городом и народом. Предвидя все это и обратив взор к городу, Он с плачем сказал: «Иерусалим, Иерусалим! О если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но сие сокрыто ныне от глаз твоих: ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего». В этих словах Господь предрек будущую судьбу Иерусалима. Это пророчество исполнилось с поразительной точностью. Еще не успело одно поколение смениться другим, как город был взят римлянами (в 70 г. по Р. Х.) Несмотря на упорную защиту, Иерусалим был взят и предан совершенному разорению, так что подлинно исполнились слова Спасителя: не оставят в тебе камня на камне.

ИЛЛ.1 Современная греческая икона.

ИЛЛ.

2. Вход Господень в Иерусалим и обращение Закхея. Костяной рельеф кафедры архиеп. Максимина

ИЛЛ. 3 Деталь диптиха, собор в Милане, V в.

ИЛЛ.4 Вход Господень в Иерусалим. «Музей Македонии» в Скопье

ИЛЛ.5 Вход Господень в Иерусалим. Великий Новгород, XV в.

Елена Ермакова

В нашем каталоге имеется икона Вход Господень в Иерусалим.

Вербное Воскресенье – это предшествующий праздник Пасхе, который всегда преподает на воскресенье.
Все 4 евангелиста говорят о том, что Иисус Христос вошел в Иерусалим за несколько дней до Его распятия.

После воскрешения Лазаря Иисус Христос за шесть дней до Пасхи собрался идти в Иерусалим для празднования. С ним пошел народ, как в древние времена люди сопровождали царей, с такой же торжественностью сопровождали Иисуса. Иудеи злились на Иисуса, за то, что его почитали люди и решили убить его вместе с Лазарем.

Но для иудеев случилось неожиданное – народ взял в руки пальмовые ветви и люди вышли на встречу Христу, восклицая: «Осанна! Благословен грядущий во Имя Господне, Царь Израилев!». Ветви с пальм срезали и кидали на дорогу, приветствуя Мессию. Уверовавшие люди были всем сердцем готовы приветствовать Его как Царя, пришедшего освободить их от зла и рабства.

Евангелисты повествуют, что Иисус сел на молодого осла и сказал, что это Царь идет на молодом осле . Войдя в храм он увидел покупающих и продающих людей. Он опрокинул столы и скамью продающих со словами — «дом Мой домом молитвы наречется», а вы сделали его вертепом разбойников». Восхищенный народ слушал учение Христа. Подошедшие слепцы, немощные и хромые люди были исцелены. Иисус, покинув Иерусалим, вернулся в Вифанию.

Этот праздник еще называют Неделей ваий (пальмовых ветвей и верб). В церкви почитают этот праздник и воспевают, он преподает на последнюю неделю великого поста. За утреней в храме пришедшим раздают зеленые ветки со свечами. Вход Господень в Иерусалим является торжественным и светлым праздником, который на время преодолевает скорбное настроение Великого поста. Он приносит радость в недолгом ожидании Святой Пасхи. В этот день загорается слава Иисуса как Бога, как сына Владыки, которого почитает христианский народ. Церковь упоминает, что в этот день иудеи относились и ждали Иисуса как Мессию, великого чудотворца, потому что знали, что он воскресил Лазаря. И взрослые, и дети встречали Христа с цветами и зелеными ветвями, этот обычай сохранился, по сей день. У нас этот день называют Вербным воскресеньем, потому что верба одна из первых начинает проявлять свои признаки после зимы. Молящиеся люди встречают Господа как спасителя от ада и победителя смерти.

Верующие приходят в этот праздник помолиться, и икона Вход Господень в Иерусалим помогает им в этом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *