В очью совершается

В очью совершается

Око видит, да зуб неймет

Валерий Паульман

А кисти сочные, как яхонты, горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним не зайдет,
Хоть видит око, Да зуб неймет».
Из басни «Лисица и виноград» (1808) И. А. Крылова.
Доктор экономических наук, профессор кафедры общей экономической теории Башкирского государственного университета Вил Касимович Нусратуллин написал статью «К текущей повестке дня в развитии российского общества. Сущность противоречий в экономике и обществе современной России» (ЭФГ № 4 и 5 2017 — http://www.eifgaz.ru/nusratullin-4-17.htm; http://www.eifgaz.ru/nusratullin-5-17.htm).
Эта статья красноречиво свидетельствует о деградации российской экономической науки. Говоря коротко, этот упадок теоретической мысли выражается в полном пренебрежении методологией исторического и диалектического материализма, а также марксистской политэкономией. Какая-то эпидемия изобретательства искусственных, наукообразных, неординарных схем и конструкций охватила ремесленников от науки, зарабатывающих себе на хлеб насущный в вузах и различных институтах, стремящихся вместе с тем к тому, чтобы их головы были увенчаны лавровым венком выдающихся мыслителей.
В основе концепции В.Нусратуллина лежат три постулата.
Первый – наивная вера в возможность формирования такого психофизиологического состояния людей, чтобы, воздействуя на умы и сердца людей, обеспечивать кардинальное прогрессивное развитие общества.
Второй – убеждение, что первичным в системе общественного воспроизводства является не производство, а распределение общественного продукта, которое должно быть освобождено от сопровождающих эту категорию недостатков, ведущих человечество к регрессу. В.Нусратуллин поясняет, что «…дело тут вовсе не в самой категории прибыли как естественном факторе, стимулирующем процессы негэнтропии в общественном производстве, а в социально-экономических отношениях между людьми за пределами этого производства, где она получила превратное толкование и исполнение в способах своего распределения. Почему-то прибыль превратилась в предмет частнособственнического растаскивания, а не общественного присвоения и использования, хотя производится благодаря усилиям всего общества, а не отдельной кучки людей, тем более богатейшей, непосредственно не участвующей в общественном производстве, но присваивающей ее львиную долю».
И, третье – абсолютно превратное толкование двух основных классов человеческого общества, выделенных В.Нусратуллиным «…по признаку непосредственного участия в общественном производстве. Первый из них, состоящий из научно-технической, управленческой и творческой интеллигенции, предпринимательства и наемного персонала, по традиции институционалистов (Т.Веблен) называется производительным классом, второй по признаку отсутствия непосредственного участия в общественном производстве – абсентеистским».
Разберем эти три постулата по существу.
Начнем, пожалуй, с последнего.
В.Нусратуллин поясняет: «Анализ классовой структуры общества и мирового сообщества показывает, что человечество представляет собой весьма разнообразную структуру различных групп населения со своими зачастую противоречивыми склонностями и интересами. Если взглянуть на эти интересы и склонности с позиции естественных наук, то можно отметить, что каждая из этих групп населения по-своему трансформирует критерий минимума диссипации энергии в своей повседневной деятельности и каждая по-своему чувствует ответственность по реализации принципа Ле Шателье – Брауна и правил эволюционного развития».
Возникает вопрос, на каком основании автор статьи рассматривает общественные процессы с позиции естественных наук, ссылаясь при этом на при;нцип Ле Шателье; — Бра;уна, сущность которого состоит в том, что если на систему, находящуюся в устойчивом равновесии, воздействовать извне, изменяя какое-либо из условий равновесия (температура, давление, концентрация, внешнее электромагнитное поле), то в системе усиливаются процессы, направленные на компенсацию внешнего воздействия? Анри Ле Шателье (Франция) сформулировал этот термодинамический принцип подвижного равновесия, позже обобщённый Карлом Брауном. Принцип применим к равновесию любой природы: механическому, тепловому, химическому, электрическому (https://ru.wikipedia.org/wiki/). Никакого отношения к общественным наукам этот термодинамический принцип подвижного равновесия не имеет.
Следующий вопрос состоит в том, на каком основании предприниматели и эксплуатируемые ими наемные работники объединены В.Нусратуллиным в один класс, несмотря на диаметрально противоположные экономические интересы?
Разъяснение этого антинаучного приема, данное В.Нусратуллиным, противоречит объективным закономерностям капиталистического общества: «Производительный класс видит этот принцип в виде необходимости достижения коллективным трудом наиболее полного удовлетворения растущих потребностей людей при постоянном повышении эффективности общественного производства на основе рационального использования созданной им прибыли. Абсентеистский же класс сохраняет видение этого принципа в виде постоянной устремленности к максимизации своего богатства, главным источником которой остается прибыль, изымаемая абсентеистами посредством легитимно обставленных каналов безвозмездного изъятия ее из реального сектора экономики. В этом в современную эпоху заключается главная и даже антагонистическая сущность противоречий в экономике и обществе».
Спрашивается, с каких это пор капиталисты и наемные работники объединены не функционирующим капиталом, а коллективным трудом в целях «…наиболее полного удовлетворения растущих потребностей людей при постоянном повышении эффективности общественного производства на основе рационального использования созданной им прибыли»? И по какой причине другие капиталисты (абсентеисты) противопоставлены капиталистам, получающим свою прибыль не в процессе функционирования финансового капитала, а путем использования капитала в сфере реальной экономики, где производятся товары (материальные блага и услуги)?
К.Маркс как в период подготовки к написанию “Капитала”, так и в ходе работы над своим великим творением уделил значительное внимание всеобщим категориям. Особенно примечательным в этом отношении является его “Введение” (из экономических рукописей 1857-1858 годов), в котором он дал обстоятельную характеристику таким категориям, как “производство”, “распределение”, “обмен” и “потребление”, а также взаимодействию между ними. К.Маркс тем самым внес, без всякого преувеличения, существенный вклад в создание общей теории политэкономии.
Нет никакого смысла пересказывать содержание этих рукописей, ибо каждый читатель может прочитать их в оригинале (см. К.Маркс. Экономические рукописи. 1857-1861 гг. Часть I. М.: Издательство политической литературы. 1980.). Воспроизведу лишь структуру анализа К.Марксом вышеназванных категорий, а также приведу одну цитату, в которой рассматривается логика взаимодействия между стадиями процесса воспроизводства.
Итак, структура анализа категорий следующая:
Общее отношение производства к распределению, обмену, потреблению:
а) производство и потребление,
в) производство и распределение,
с) обмен и обращение.
Вот как представлял К.Маркс взаимодействие между четырьмя стадиями воспроизводства:
«Производство создает предметы, соответствующие потребностям; распределение распределяет их согласно общественным законам; обмен снова распределяет уже распределенное согласно отдельным потребностям; наконец, в потреблении продукт выпадает из этого общественного движения, становится непосредственно предметом и слугой отдельной потребности и удовлетворяет ее в процессе потребления.

Производство выступает, таким образом, исходным пунктом, потребление – конечным пунктом, распределение и обмен – серединой, которая, в свою очередь, заключает в себе два момента, так как распределение определяется как момент, исходящий от общества, а обмен – от индивидуума. В производстве объективируется личность, в личности субъективируется вещь; в распределении общество принимает на себя, в форме господствующих всеобщих определений, опосредование между производством и потреблением, в обмене они опосредствуются случайной определенностью индивидуума.
Распределение определяет отношение (количество), в котором продукты достаются индивидуумам; обмен определяет те продукты, в которых индивидуум требует часть, доставшуюся ему при распределении.
Производство, распределение, обмен, потребление образуют, таким образом, правильный силлогизм: производство составляет в нем всеобщность, распределение и обмен – особенность, а потребление – единичность, замыкающее собой целое” (цит. изд. с 715).
Как будто яснее, чем К.Маркс, не скажешь – первичным в процессе воспроизводства является производство, а распределение является опосредующим звеном между производством и потреблением.
Однако автор статьи не только продолжает настаивать на приоритете распределения в общей системе воспроизводства, но и увязывает свою превратную идею с другой такой же ошибочной идеей, утверждая, что «…дальнейшая монополизация общественных отношений, в перспективе в соответствии с намерениями абсентеистского класса может быть доведена до всеобщего слияния всех ветвей мировой власти в единую монопольную структуру единовластия этого класса. Результатом такой монополизации власти, что вытекает из многочисленных практических примеров функционирования стран с различными общественно-политическими системами, явится непременное замедление темпов экономического роста и социального развития. Это будет происходить вследствие как бы отключения стимулирующего процессы развития потенциала совершенной рыночной конкуренции в экономике и демократических принципов свободного развития людей в обществе, с помощью которых реализуется потенциал регулирования процессов производства негэнтропии и которые в естественной природе осуществляются с помощью принципов Ле Шателье – Брауна, минимума диссипации энергии и эволюции».
В.Нусратуллин решил опереться на авторитет Д. Рикардо, который в письме Мальтусу от 9 октября 1820 года подчеркивал: «Вы полагаете, что политическая экономия является исследованием о природе и причинах богатства; я же думаю, что ее следовало бы назвать исследованием законов, определяющих распределение произведенного продукта между классами, участвующими в его образовании».
К тому же, наш «теоретик» перепевает пропагандистские песенки о совершенной рыночной конкуренции в экономике, как это в свое время предлагал в своих трудах ордолиберал В.Ойкен и достаточно полно воплотил в жизнь в немецкой экономике Л.Эрхард, а также демократических принципах свободного развития людей в капиталистическом обществе.
Довольно милая получилась картинка. Буржуи рука об руку с пролетариями в поте лица своего куют прибыль, а значительную ее долю через механизм распределения у них отхватывают паразиты-абсентеисты, опираясь на принципы Ле Шателье – Брауна — минимум диссипации энергии и эволюции, а также законы термодинамического равновесия для случая закрытых систем. К паразитам-абсентеистам подключаются еще одни кровососы — высшая бюрократия, которая по мере абсолютизации своей власти стремится объединиться в прослойку олигархо-бюрократии, олицетворяющую собой абсолютную монополию сросшихся друг с другом экономической и административной властей.
И здесь мы переходим к третьему постулату концепции В.Нусратуллина – как обеспечить прогрессивное развитие общества?
Он пишет: «Логика биологического и социального паразитизма не позволяет абсентеистскому классу добровольно отказаться от своих привилегий и обеспечить пересмотр сложившегося положения не в свою пользу. Это выдвигает на повестку дня вопрос о власти в указанной выше последовательности: политической при ее идеологическом обосновании, затем экономической и т.д.».
Вывод о захвате власти вроде бы верный. Но как это на практике осуществить?
В.Нусратуллин предлагает следующую систему мер:
1). «…для ухода с угасающего направления траектории развития человечества требуется оградить финансово-спекулятивный сектор экономики от реального сектора с переводом его в особую организационно-правовую сферу игорно-зрелищных услуг при соответствующем контроле и налогообложении в пользу государства».
Любопытно, а каким образом наш автор намерен загнать могущественный финансово-спекулятивный сектор экономики в сферу игорно-зрелищных услуг, учитывая при этом, что вся власть в западных государствах, да и в России принадлежит паразитам-абсентеистам и высшей бюрократии?
2). «…коммунисты, руководствуясь учением К. Маркса, предлагают дождаться новой социалистической революции, которая, по заветам классиков марксизма-ленинизма, должна вызреть в недрах капиталистического общества. Либералы, опираясь на принцип «невидимой руки» А. Смита, предлагают оставить всё как есть и даже ослабить административную власть в регулировании экономики, хотя это, собственно говоря, уже сейчас привело к полному засилью в стране интересов олигархата и криминала.
Мы предлагаем третий путь, на первом этапе которого широким слоям населения необходимо приложить определенные интеллектуальные усилия, чтобы понять и представить себе, какое общество и экономику нам необходимо строить. На втором – каждый должен осознать свое место в обществе и как личность, и как класс с тем, чтобы способствовать успешной реализации задачи эффективного развития. На третьем этапе необходимо в рамках своих возможностей и профессионального круга деятельности дружно взяться за строительство нашего нового общего дома, то бишь нового, более совершенного общества. И пример в этом должна показать в первую очередь научно-техническая, творческая, управленческая элита и функционирующее в реальном секторе предпринимательство без всякого вступления на путь кровавой революции».
И вновь возникает вопрос: как на практике все эти слова «должны», «необходимо» превратятся в реальность объединенными силами буржуев и наемных работников, чьи интересы диаметрально противоположны?
Ответ на этот вопрос выдержан в духе откровенной буржуазной идеологии: «…рабочий класс и класс функционирующих капиталистов являются основными составляющими личного фактора общественного производства, призванными самой природой своей деятельности рука об руку действовать вместе, совместно и солидарно. Эти классы, только выстраивая общую линию своего поведения в социально-экономической и общественно-политической жизни, добиваются наибольших успехов в созидательной деятельности во имя процветания экономики и общества и повышения благосостояния населения. В настоящее время такое положение становится обычным фактом в повседневной жизни экономики и общества, что подчеркивает явную теоретическую и практическую несостоятельность тезиса о революционном противостоянии рабочего класса и класса капиталистов при разрешении социально-экономических проблем в обществе».
3). «…все вопросы распределения собственности, доходов, благ решаются надстройкой общества в сфере распределения. Отсюда следует вывод: для того чтобы перейти к социально ориентированному обществу и социальной рыночной экономике, необходимо в первую очередь навести порядок не в сфере производства, по заветам классиков марксизма грубо и примитивно отняв средства производства у капиталистов и передав их рабочим, а в сфере распределения…».
4). «…развитие ТНК и других вертикально и горизонтально интегрированных корпораций будет осуществляться при безусловном сохранении контрольного пакета акций за их производственными коллективами или государством…».
5). «В рамках разработки тактических проблем социально-экономического и общественно-политического устройства и развития современной России надо отметить наиболее острые вопросы текущей повестки дня. Камнем преткновения в ее рамках выступает проблема подбора и расстановки кадров на высшем государственном уровне, которая никак в интересах широких слоев населения должным образом не решается или решается неэффективно, в ущерб интересам и страны, и ее населения.
И решение этой последней проблемы видится многим в плоскости выбора одной из следующих альтернатив: верховный субъект власти в нашей стране, не исполняющий должным образом свои прямые обязанности, и не только в сфере подбора и расстановки кадров, должен либо собраться и начать работать в полном соответствии со своим функциональным предназначением, отказавшись от обслуживания интересов отечественного и мирового олигархата, либо уйти со своей должности, освобождая место для лица, способного справиться со своими обязанностями в интересах страны. Уйти добровольно, чувствуя элементарную ответственность за судьбу когда-то великой страны, в которой он не смог разобраться, и в соответствии с историческими примерами своих не состоявшихся в роли отцов и вождей наций и народов России предшественников – Николая II, М.С. Горбачёва, Б.Н. Ельцина – признаться в этом прилюдно и принять соответствующее решение.
Если у него еще не созрело это желание и он не проявляет его, то передовой общественности нашей страны, и в первую очередь элите производительного класса – научно-технической, творческой, управленческой интеллигенции – не остается ничего другого, как и далее пытаться обеспечить возбуждение у него этого желания в преддверии угрозы, что эта проблема в плане своего решения дойдет до крайней черты – массового подъема протестного движения со стороны широких слоев населения, то есть народа, в лице в первую очередь непосредственно трудящегося на рабочих местах производственной сферы населения страны».
Это же очевидно, что ВВП добровольно от своей власти не откажется.
Спрашивается, а кто и как будет организовывать массовый подъем протестного движения со стороны широких слоев населения, то есть народа, в лице в первую очередь непосредственно трудящегося на рабочих местах производственной сферы населения страны?
Буржуи совместно с пролетариатом? А как это вяжется с предыдущей критикой марксизма?
Ответ таков: «…в стране должен начаться сезон мирного, эволюционного перехода к национально и социально ориентированной власти в стране. В этом процессе именно элита производительного класса – научно-техническая, творческая и управленческая интеллигенция – должна взять инициативу в свои руки. В этом отношении, например, любые форумы национально и социально ориентированной прогрессивной общественности должны заканчиваться принятием резолюций с выставлением требований к существующей власти по поводу осуществления немедленных национально и социально ориентированных преобразований на основе возможной отставки не справившегося со своими обязанностями правительства и формирования нового – национально и социально ориентированного…В частности, такого рода требования могли бы быть выставлены, например, в рамках резолюции III Российского экономического конгресса (РЭК), который прошел 19–23 декабря 2016 года в Москве под эгидой Новой экономической ассоциации, экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и Института экономики РАН…Однако, как прокомментировал этот факт один из участников конгресса: «Значит, элите сегодняшней экономической науки сказать по существу повестки дня нечего». Трудно с ним не согласиться…Многие предпочитали делиться обывательскими суждениями, сложившимися, очевидно, под влиянием просмотров ток-шоу на телевидении. Известные ученые вообще предпочитали не выступать, хотя их доклады были заявлены в программе конгресса. Не только не выступать, но и присутствовать, тем самым проявляя откровенное неуважение к данному мероприятию в целом и к его участникам, в частности тем, которые явились из российской глубинки, то есть периферии российской науки, несмотря иногда на существенные трудности, связанные с поездкой на конгресс, в том числе и материальные…Таким образом, в целом РЭК произвел достаточно унылое впечатление: с одной стороны, как отражение общей ситуации, царящей сегодня в нашей стране, с другой – как констатация довольно прискорбного факта деградации отечественной экономической науки, развивающейся по настоянию наших зарубежных и отечественных кураторов на стезе «мейнстрима» западной экономической теории «Экономикс»».
И тем не менее В.Нусратуллин пишет: «надо понимать, что острие общественно-экономических противоречий в нашем обществе сегодня, в отличие от ситуации марксистской эпохи, переместилось из непосредственно производственной сферы – сферы производственных взаимоотношений капиталистов и рабочих, как общественных классов, в сферу духовно-интеллектуальных услуг, то есть в сферу взаимоотношений, с одной стороны, работников этой сферы, превратившихся в маргинальную, самую обездоленную прослойку общества, а с другой – представителей административно-бюрократического аппарата в сфере госслужбы и управления, а также отраслевого управления в сфере духовно-интеллектуальных услуг…самая горючая масса общества теперь сосредотачивается в сфере образования, науки, здравоохранения, медицины, культуры, искусства, физкультуры и спорта.

Поэтому и центр протестного движения сдвигается в эту сферу, то есть в сферу духовно-интеллектуальных услуг, которая по своему призванию в период эффективного экономического роста и развития представляет собой локомотив прогресса, а ее представители находятся на острие не только научно-технического, но и общественно-экономического прогресса».
Много, очень много слов и ничего дельного. Иначе как маниловщиной идеи Вил Касимовича Нусратуллина о переустройстве общества назвать невозможно.
Дэн, профессор
В.Паульман

Видит око, да зуб неймет. Возникновение выражения

В басне И. А. Крылова «Лисица и виноград», написанной в 1808 году, есть такие строки:

А кисти сочные, как яхонты горят;

Лишь то беда, висят они высоко:

Отколь и как она к ним не зайдет,

Хоть видит око,

Да зуб неймет.

Последние слова этих стихов стали крылатым выражением в силу своей образности и афористичности: хитрая лиса не может ухватить зубами ягоды («неймет» зуб, т. е. не берет, не достает).

Буквальный смысл крыловского басенного выражения хоть видит око, да зуб неймет (или просто: видит око да зуб неймет) ясен: глаза видят желанный предмет, а добыть его невозможно. А переносно — это близкая, но недоступная удача (подобная тому локотку, который хоть и близок, а его не укусишь).

Обо всем, что кажется нам доступным, дразнит своей близостью, о разного рода житейских срывах, неудачах, мы и говорим крылатыми словами крыловской басни: хоть видит око, да зуб неймет.

Нет ни одного русского человека, который не знал бы имени великого баснописца, оно известно теперь и народам нашей страны. Басни И.

А. Крылова близки и понятны каждому, они учат нравственному благородству, скромности, трудолюбию, честному служению обществу, они полны глубокой веры в торжество справедливости. И в этом оптимистическом, жизнерадостном мироощущении заключается магическая сила поэта и тайна бессмертия его произведении. Когда Ивана Андреевича Крылова спросили, почему он пишет басни, то он ответил: «Этот род понятен каждому: его читают слуги и дети».

Н. В. Гоголь настойчиво подчеркивал, что «ни один из поэтов не умел сделать свою мысль так ощутимою и выражаться так доступно всем, как Крылов».

Язык И. А. Крылова необычайно живописен и выразителен. А. С. Пушкин, назвавший И. А. Крылова «самым народным нашим поэтом», считал его величайшим знать-™, русского языка. И. А. Крылов, однако, не только широко пользовался сокровищами народной речи, но и сам обогащал литературный язык подлинными перлами. Его мудрые сентенции прочно вошли в речевой обиход нашего народа «Множество стихов Крылова,— писал В. Г. Белинский,— обратилось в пословицы и поговорки, которыми часто можно окончить спор и доказать свою мысль лучше, нежели какими нибудь теоретическими доводами». Напомним лишь некоторые из них: Демьянова уха; а Васька слушает да ест; медвежья услуга; беда, коль пироги начнет печи сапожник; слона-то я и не приметил; ай Моська, знать она сильна, что лает на слона; как белка в колесе; рыльце в пуху; от радости в зобу дыханье сперло; услужливый дурак опаснее врага; чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться; кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку; хоть видит око, да зуб неймет; свинья под дубом; пой лучше хорошо щегленком, чем дурно соловьем; с волками иначе не делать мировой, как снявши шкири с них долой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *