Учение о нравственности

Учение о нравственности

ХРИСТИАНСКОЕ НРАВСТВЕННОЕ УЧЕНИЕ — основное нормативно-ценностное содержание христианской религии, особенностью которой стало представление о моральной сущности Бога, об отождествлении Бога с моралью. Известно выражение, что «христианство из морали создало Бога, создало морального Бога». Спецификой христианского нравственного учения является теснейшая связь всего ценностного содержания моральной концепции христианства с его основными вероучительными догматами о троичной сущности Творца, его отношении к миру и человеку, о греховной природе человека и необходимости спасения через веру в Бога, принесшего себя в искупительную жертву за грехи людей. Поэтому все этические проблемы — о происхождении и сущности нравственности, о нравственной необходимости и моральной свободе человека, о моральных требованиях и оценках, о нравственных качествах и добродетелях человека, о нравственном идеале, о добре и зле, о долге и совести, о смысле жизни и счастье, — рассматриваются здесь через призму христианского вероучения. Другой особенностью христианского нравственного учения стало наличие в ней пародоксальных с точки зрения нерелигиозной морали положений о необходимости страдания, о всепрощении и любви к врагам, непротивлении злу, о нравственном совершенствовании как спасении для «вечной жизни». Исходным пунктом христианского этического учения является представление о порочности человеческой природы, наследуемой от «первородного греха», о том, что с самого рождения человек «порабощен греху и злу», а потому обречен на страдания в земной жизни и наказания после смерти. Избавление от страданий и обретение блаженства, спасение как избавление от нравственной погибели оказывается невозможным человеку без помощи Бога. Ведь источником нравственности, праведного пути человека от греха и погибели, добродетельного образа жизни, является Творец всего сущего и его добрая воля. Только он дарует человеку «божественный нравственный закон», который от рождения присутствует в душе каждого человека и переживается через «внутреннее чувствование» — совесть. Кроме того, Бог преподаёт свой нравственный закон и внешним образом — в словесной форме как откровение, находящее своё выражение в заповедях, моральных поучениях и заветах, зафиксированных в Священном писании. Этот богооткровенный, или «внешний», закон и есть выражение нравственной необходимости, морального долга человека. Он является всеобщим, одинаковым для верующих, неверующих, еретиков и язычников, вечным и неизменным. Человек, наделённый Богом свободой воли, может следовать ему, однако встречает на этом пути серьёзные препятствия. Его выполнению и постоянному следованию препятствует греховная природа человека, делая его несовершенным, немощным, неспособным к духовной жизни и переживающим ощущение своей вины за это. Всякая вина требует своего искупления, прощения, жертвы, принимающей в христианстве совершенно необычайный вид. Вместо очистительного жертвоприношения людей Богу во имя искупления человеческого несовершенства здесь Бог, чтобы доказать людям свою величайшую любовь, совершает подвиг самопожертвования. В своем втором лице — в качестве Иисуса Христа — он сошёл на землю, родившись как человек, чтобы явить пример праведности, научить людей богоугодной жизни, принять на себя их грехи и страдания и умереть мученической смертью на кресте. Этим Бог продемонстрировал, что любит человечество превыше самого себя, чем только и мог вызвать бескорыстную ответную любовь и восстановление животворящей связи Творца и творения на искренней добровольной основе. Однако эта жертва искупает грехи не всех людей вообще, а лишь обратившихся к христианству, уверовавших в него, стремящихся постичь Бога и его законы и способных обрести его божественное содействие в деле спасения души — божественную благодать. Божественная благодать есть чудесная сверхъестественная сила, дар божий, который направляет душу к праведности, приносит умиротворение и блаженство. Она нисходит на человека различными способами, но вернее всего — через совершаемые церковью таинства. Осенённый ею человек уже не довольствуется переживанием в своей душе божественного нравственного закона в субъективно-чувственной форме, а сознательно обращается к христианскому вероучению, принимает участие в богослужении и культе, идёт по пути спасения с помощью божьей церкви. Становится понятной и роль страданий, мучительных переживания чувства боли от лишений и тягот жизни, которые являются обычным состоянием человека на земле и следствием его греховности, с одной стороны, а с другой, — посланным Богом испытанием крепости веры человека, его смирения и терпения. Страдания и зло, выпадающие на долю любого человека, оказываются необходимы для осознания собственной ничтожности и бессилия, для стремления к преодолению гибельного разрыва человека с Творцом. Бог не вмешивается в течение человеческой жизни, наполненной бесчисленными бедствиями и несчастьями, а лишь даёт верующим силы для перенесения тягот и страданий вместе с надеждой на будущее спасение. Страдание в христианстве — это не бессмысленное и бессловесное перенесение мучений, а всегда очищающее душу со-страдание, несение своего креста и со-распятие Христу, добровольно пострадавшему за людей. Христианская этика формулирует нравственные нормы, принципы, ценности, моральные добродетели и нравственный идеал христианства, черпая их содержание из вероучения. Прежде всего, это ветхозаветный декалог (см. «Десять заповедей»), новозаветные евангельские «заповеди блаженства» и другие нравственные наставления (см. «Нагорная проповедь»), образующие нравственный кодекс христианства. Наряду с этими словесными изложениями нравственного учения христианства здесь огромную роль играет сам облик Иисуса Христа, его жизнь, смерть и чудесное воскрешение, знаменующий новый, невиданный ранее нравственный идеал (см. «Христианский нравственный идеал»), позволяющий верующим следовать ему, даже не будучи основательно знакомы с содержанием учения христианства. Бессильный отказ угнетенных и обездоленных людей от борьбы за улучшение своего положения, отчаявшихся в реальном избавлении, настроения безысходности и разочарования в земной жизни, получают в христианстве религиозное оправдание и санкцию на смирение и покорность. Переживаемые человеком горечь и отчаяние от невозможности исправить царящее в мире зло и одновременно страстная надежда на справедливость заставляют верующего смириться со своим положением, перепоручив решение проблем Господу. Христианская нравственность учит обездоленных возлагать все надежды только на Отца небесного, а не на собственные разумения и силы, перенося осуществление чаяний человека на благополучие и счастье в потусторонний мир, способствуя этим пассивно-примиренческого отношения к действительности. Этим она способствовала умиротворению верующих и сохранению стабильности общества. При этом следует отметить, что таким образом утверждался соответствующий гуманистическим ценностям и единственно им адекватный ненасильственный способ построения межчеловеческих отношений. Сама же христианская мораль явилась значительным вкладом в развитие гуманистической идеологии, провозглашая любовь в различных ее проявлениях абсолютной ценностью человеческой жизни. Любовь как выражение сущности самого Бога и всего нравственного миропорядка лежит в основе всех ценностей христианской морали. Как «наибольшую» заповедь Христос провозглашает требование возлюбить Бога «всем сердцем, всею душою и всем разумением своим». Но любовь к Богу становится реальной в любви к ближнему, не знающему различия между «чужими» и «своими», «хорошими» и «плохими». Поэтому любовь относится к главным христианским добродетелям, то есть нравственным наклонностям человека к деланию добра (исполнению нравственного долга) и отторжению от зла. Наряду с нею к важнейшим христианским добродетелям относятся вера в Бога и надежда на него. Наряду с этими добродетелями в христианстве высоко ценятся производные от них — смирение, послушание, самоотречение, самоуничижение, кротость, милосердие, всепрощение и другие. Наоборот, — гордыня, самонадеянность, самомнение, заносчивость, якобы столь присущие язычникам и неверующим, есть прямое умаление и оскорбление Бога, следовательно, грех. Христианская мораль осуждает поэтому «человеконадеяние» и «человекоугодие», отвлекающие верующего от любви и служения Богу. Важнейшей добродетелью в христианстве выступает требование аскетизма, такого образа жизни, который характеризуется суровым самоограничением, отречением от жизненных благ, удобств и удовольствий, «подавлением плоти». В некоторых случаях это «подавление» и «умерщвление» плоти доходило до полного самоизнурения и самоистязания, чем прославились некоторые святые. Ценность аскетизма определялась его сущностной сопричастностью христианскому вероучению с его пренебрежением к земной жизни и её радостям во имя жизни вечной, со стремлением утвердить первенство духа над материей. Отсюда враждебное отношение христианства к человеческой телесности, плотским потребностям и чувственности, которые неизбежно отвлекают человека от духовных устремлений, разжигают в нём страсти и неизбежно влекут к пороку. Одновременно подчинение чувственности и страстям делает человека их рабом, способствуя развитию эгоизма, погруженности в земные дела и заботы о мелочных интересах, отвлекая его от Бога и спасения. К христианским добродетелям причисляются также молитвы, участия в богослужениях, исполнение таинств, соблюдение постов и религиозных праздников и т.п. К порокам и грехам относится всё, что препятствует человеку общению с Богом, отвлекает его от служения Богу, а значит, от обретения спасения. Вообще этические установки трёх основных христианских направлений построены на едином фундаменте, но имеют различия (см. «Православная этика», «Католическая этика», «Протестантская этика»). В целом христианское учение о нравственности представляет собой важнейший этап в развитии идеологии гуманизма, имеющий культурно-историческое, познавательное и ценностное (идеологическое и нравственное) значение. Это достигается за счёт утверждения возвышенно-духовного характера морали, представлении о морали как высшей инстанции для установления истинных ценностей человеческой жизни. Христианство способствовало распространению идеи отождествления морали с человечностью, любовью и милосердием как высшими нравственным ценностями. Выработанный им величественный нравственный идеал человека всегда вдохновлял лучших представителей общества на служение нравственному развитию человечества.

Tema: Христианская мораль.

План.

1. Источники раннего христианства.

2. Особенности христианской морали.

3. Христианские заповеди.

4. Христианство и гуманизм.

5. Христианский критерий нравственности.

Список используемой литературы:

1. К.Каутский. Происхождение христианства.- М. 1990г.

2. С.Д.Сказкин. Настольная книга атеиста. — М. 1978г.

ристианство, бесспорно, представляет одно из самых величественных явлений в истории человечества. Нами невольно овладевает чувство удивления , когда мы изучаем историю христианской церкви: она насчитывает уже два тысячелетия и все еще стоит перед нами, полная жизни, а в некоторых странах более могущественная чем, чем государственная власть. Вот почему все, что так или иначе способствует лучшему пониманию этого грандиозного явления приобретает громадное практическое значение.

Религиозная мораль представляет собой совокупность нравственных понятий, принципов, этических норм, складывающихся под непосредственным влиянием религиозного мировоззрения. Утверждая, что нравственность имеет сверхъестественное, божественное происхождение, проповедники всех религий провозглашают тем самым вечность и неизменность своих моральных установлений, их вневременной характер.

Нормы нравственности могут быть различными в разных религиозных системах. Это объясняется прежде всего тем, что складывались они в разных странах, у разных народов, на разных этапах общественного развития.

В качестве составной части религии, религиозная мораль преодолевается по мере преодоления религиозный предрассудков, по мере утверждения новых нравственных принципов и норм в условиях справедливого социального строя, свободного от эксплуатации и классового неравенства людей.

Особенности христианской морали.

Христианская мораль находит свое выражение в своеобразных представлениях и понятиях о нравственном и безнравственном, в совокупности определенных моральных норм (например, заповедях), в специфических религиозно-нравственных чувствах (христианская любовь совесть и т.п.) и некоторых волевых качествах верующего человека (терпение, покорность и пр.), а также в системах нравственного богословия и теологической этики. Все вместе перечисленные элементы составляют христианское нравственное сознание.

Главной особенностью христианской (как и вообще всякой религиозной) морали является то, что ее основные положения ставятся в обязательную связь с догматами вероучения. Так как “богооткровенные” догматы христианского вероучения считаются неизменными, основные нормы христианской морали, в их отвлеченном содержании, также отличаются относительной устойчивостью, сохраняют свою силу в каждом новом поколении верующих людей. В этом заключается консервативность религиозной морали, которая и в изменившихся социально-исторических условиях несет груз нравственных предрассудков, унаследованных от прошедших времен.

Другой особенностью христианской морали, вытекающей из ее связи с догматами вероучения, является то, что в ней есть такие нравственные наставления, которые невозможно найти в системах нерелигиозной морали. Таково, например, христианское учение о страдании-благе, о всепрощении, о любви к врагам, непротивлении злу и другие положения, находящиеся в противоречии с насущными интересами реальной жизни людей. Что касается положений христианства, общих с другими системами морали, то они получили в нем значительное изменение под влиянием религиозно-фантастических представлений.

В самом сжатом виде христианскую мораль можно определить как систему нравственных представлений, понятий, норм и чувств и соответствующего им поведения, тесно связанную с догматами христианского вероучения. Поскольку религия есть фантастическое отражение в головах людей внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, постольку и в христианском сознании отражаются реальные межчеловеческие отношения в измененном религиозной фантазией виде.

Нормы морали и христианские заповеди.

Христианская мораль включает в себя некоторую совокупность норм (правил) , призванных регулировать взаимоотношения между людьми в семье, в общине верующих, в обществе. Таковы известные ветхозаветные заповеди, евангельские “заповеди блаженства” и другие новозаветные нравственные наставления. В своей совокупности они составляют то, что можно назвать официальным, одобренным церковью кодексом христианской морали.

Христианство — идеология, по-своему отражающая явления социальной жизни.

Естественно, что создавая свой моральный кодекс, христианство включило в себя и некоторые простые общечеловеческие нормы нравственности. Простейшие общие требования к поведению личности в коллективе, которые получили отражение в ветхозаветном десятисловии, были выработаны коллективным опытом задолго до внесения их в тексты древнееврейской Торы. Такие обычаи, как запрещение убийства сородича или соплеменника, запрещение браков внутри племени, возникли еще в недрах родоплеменного строя.

При ближайшем рассмотрении заповедей ветхозаветного декалога бросается в глаза, что они далеко не исчерпывают всех возможных моральных предписаний, имеющих общечеловеческое значение. Можно добавить, например, такие элементарные требования к поведению личности: не ленись, уважай знание, мудрость, не оскорбляй, уважай человеческое достоинство других, люби родину — и другие истины, самоочевидность которых признается большинством людей.

Первые четыре заповеди десятисловия сами по себе не имеют к морали непосредственного отношения. В них зафиксированы вероучительно-обрядовые предписания древнееврейской религии, а не нравственные нормы. Истинная нравственность — это человечность. Интересы коллективной человеческой жизни требуют дружбы, товарищества, взаимопомощи людей.

Непосредственное отношение к нравственности имеют остальные шесть заповедей ветхозаветного декалога. В них нашли отражение некоторые элементарные правила человеческого общежития: требование почтительного отношения к родителям, запрещение убийства, разврата, воровства, клеветы, зависти.

Христиане считают свою религию воплощением истинного человеколюбия и гуманности. Христианские проповедники особенно подчеркивают гуманный смысл евангельского призыва: “возлюби ближнего своего, как самого себя”.

Действительно, в некоторых новозаветных книгах содержаться изречения, призывающие к человечности, любви, взаимному прощению обид. Подобные проповеди любви и всепрощения определялись особыми условиями существования раннехристианских общин. С одной стороны, они выражали необходимость крепить солидарность членов общин в условиях гонений и преследований со стороны властей. С другой стороны, призыв прощать врагов и не противиться насилию явился результатом осознания христианскими общинниками своего бессилия в сопротивлении притеснителями. Миссию отмщения за свои страдания ранние христиане возлагали на Бога, они верили, что суд Божий будет скоро, “не пройдет род сей, как все сие свершится”, обещал им евангельский Христос. Поэтому готовность прощать врагов сочеталась в из сознании с чувством злорадного превосходства над притеснителями: “Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья” (Римл.,12,20). Таким образом, жертва морально торжествовала над палачом, хотя торжество это было иллюзорным. В причудливой форме любви и прощения врагам угнетенный достигал некоего самоутверждения, несмотря на внешние унижения и страдания.

Отвлеченный христианский альтруизм универсален, он распространяется на всех без исключения, независимо от достоинства человека.

Через устную и печатную проповедь, через эмоционально насыщенную обрядность, приуроченную к важнейшим событиям жизни верующего, кодекс христианской морали верующего оказывает воздействие на нравственное сознание человека, а через последнее- на его практическую мораль. Это кодекс дает верующему идеал праведной с точки зрения христианства жизни, который накладывает отпечаток на все поведение человека, его привычки, быт.

В основании всякого кодекса морали лежит определенный исходный принцип, общий критерий нравственной оценки поступков людей.

Христианство имеет свой критерий различения добра и зла, нравственного и безнравственного в поведении. Христианство выдвигает свой критерий — интерес спасения личной бессмертной души для вечной блаженной жизни с Богом. Христианские богословы говорят, что Бог вложил в души людей некий всеобщий, неизменный абсолютный “нравственный закон”. Христианин “чувствует присутствие божественного нравственного закона”, ему достаточно прислушаться к голосу божества в своей душе, чтобы быть нравственным.

Моральный кодекс христианства создавался столетиями, в разных социально-исторических условиях. Вследствие этого в нем можно обнаружить самые различные идеологические напластования, отражавшие нравственные представления разных общественных классов и групп верующих. Этим определяется крайняя противоречивость христианского нравственного сознания и практической морали христиан.

Как лекарство не достигает цели, если доза слишком велика, так и порицание, и критика – когда они переходят меру справедливости.

А. Шопенгауэр.

Кодекс личной морали христианства

Тот, кто любит Бога, не может более любить человека, он потерял понимание человеческого; но и наоборот: если кто любит человека, поистине от всего сердца любит, тот не может более любить Бога.

И Достоевский, и Ницше были убеждены в том, что человек на определенном этапе истории выбрал неправильные ориентиры для собственного развития, что он скорее деградирует. К этой проблеме оба мыслителя подходили с глубоким психологизмом. И Достоевский, и Ницше принадлежат к экзистенциалистскому направлению. Этот вывод можно сделать из постановки вопроса свободы в трудах русского классика (приверженца религиозной мысли) и немецкого нигилиста (приверженца атеистического направления). Они желали улучшения человечества, вот только каждый предлагал свой путь Кодекс личной морали христианства . Достоевский считал, что общество нужно строить на основе христианской общины, а Ницше – на воспитании в человеке только тех качеств, которые нужны для его личного «выживания» в социуме и природе. Взгляд Фридриха Ницше на христианство диаметрально противоположен убеждениям Федора Достоевского. В своём труде «Антихрист» Ницше утвердил «первую заповедь»: «Пусть гибнут слабые и уродливые!», добавляя при этом, что наихудшее из зол – это сострадание, которое лежит в основе христианской морально-этической системы. Это мнение оппозиционно по отношению к идее деятельной любви Достоевского, которая была развита в романе «Братья Карамазовы». Писатель утверждает, что сострадание помогает исцелять души людей и объединять их в одно целое.

Достоевский полагал, что человек ищет свободу не там, что она состоит не в достижении богатства, социального статуса и прочих атрибутов светской жизни. Она внутри человека, и с помощью веры он способен её найти. Ницше же отвергает путь Достоевского. Для него верный для человечества способ эмансипации – удовлетворения желаний, избавление общества от всего, что может противоречить инстинктам человека. И, вне всякого сомнения, стратегия Ницше ведет как раз к деградации личности, а не её развитию. Ведь человек, совершенно свободный от догм и навязанных обществом основ, становится скорее животным. Ницше писал, что христианство отображает «ненависть к реальности», но как могут представители веры, построенной на любви, ненавидеть то, что, по их мнению, создано Богом. Следующий выпад состоит в том, что христианство – религия слабых людей, которые боятся боли и безропотно принимают мир, обиды и зло, им причинённые. Но если христиане боятся боли, то что же такое посты, аскетизм, если не физические лишения. Ещё один упрёк – боязнь изменить мир. Однако разве деятельная любовь — это не орудие для изменения мира? Да, пусть христиане принимают обиды от окружающих и не отвечают им той же монетой, но вся причина в желании собственным примером показать низость обидчика и ошибочность его позиции.

Ницше упрекал христиан в том, что они боятся разграничения, но вот только мысль христианства не в уравнении всех и вся, а в объединении на основе равенства людей перед Богом. Ницше отмечал, что согласно христианству, можно достигнуть рая только через бедность в этом мире, и следовательно, эта религия является отражением желаний слабых и угнетённых. Достоевский же писал, что человек способен стать свободным, ограничивая свои желания до минимума, — в этом состоит принципиальная позиция, а бедность здесь ни при чём.

Кодекс личной морали христианства Если кто-то беднее тебя, то ему следует помочь из справедливости. Далее Ницше говорит, что вера заключается только в следовании за «жрецом» и церковь этим пользуется. Но здесь, возможно, уместно отметить, что как раз православная церковь никогда не была сверхгосударственной надстройкой и не довела над светской властью. Немецкий философ справедливо обвиняет религию в консервировании мыслей человека, их ограничении. Но у Достоевского есть верный ответ на такое обвинение – христианство даёт свободу выбора человеку, но вот только с последующей ответственностью за это.

Можно дальше продолжать игру: вопрос Ницше – ответ Достоевского. Взгляды первого являются, с точки зрения автора, однобокой негативной реакцией на западное христианство. А второй посредством собственного осмысления христианского учения отстаивал общечеловеческие ценности. Кодекс личной морали христианства

Для того, чтобы воспитание детей было успешным, надо, чтобы воспитывающие люди, не переставая, воспитывали себя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *