Церковь в леоново

Церковь в леоново

Церковь Ризоположения пресвятой Богородицы в Леонове (Москва)

г. Москва, ул. Докукина, д. 19 (тел.: (499) 181-01-41), метро «Ботанический сад».

Церковь Ризоположения пресвятой Богородицы выстроена на месте древней деревянной в 1719–1722 гг.
Приделы: северный — иконы Богоматери Неопалимая Купина, 1719 г., южный — Николая Чудотворца, также 1719 г.
Пустошь Левонова впервые упоминается в писцовых книгах 1573–1574 гг.
В 1626 г. Леоново было пожаловано князю Ивану Никитичу Хованскому, который вскоре поставил деревянную Ризоположенскую церковь на том самом месте, где стоит и нынешний храм. Первое упоминание о ней имеется в 1633 г., второе — в 1635 г.
Первое время при наследниках И.

Н. Хованского — братьях Иване и Петре Хованских — поселение было весьма немногочисленно, своего прихода почти не было. Причт получал от владельцев поместья ругу.
В начале XVIII в. Леоново перешло в собственность Василия Петровича Хованского, вельможи петровского склада, при котором произошел следующий прискорбный случай, описанный неким Берхгольцем, камерюнкером герцога Голштинского, жившего одно лето на даче в Свиблове рядом с Леоновом. Молодой князь Василий пригласил гостей, преимущественно светскую молодежь, которые, сильно выпив сами, напоили хозяина до бесчувственного состояния и, положив его в гроб, отнесли в церковь, где перед алтарем в кощунственной форме совершили положенные обряды, после чего разъехались, оставив хозяина в церкви, откуда лишь под утро его вывел священник Филипп Леонтьев. Узнавший об этом от канцлера Шафирова царь Петр всех участников выходки приговорил к смертной казни, которую впоследствии заменил телесным наказанием в своем присутствии. После этого случая Хованский обратился в Синод с ходатайством о разрешении построить новую, каменную церковь. Но в связи с повсеместным запрещением каменного строительства везде, кроме Петербурга, сделанным в 1714 г., указ о строении каменного храма был выдан лишь в 1719 г.
Новый храм, выстроенный в 1719–1722 гг. из камня, был освящен в 1722 г. в день праздника Положения Ризы пресвятой Богородицы (2 июля ст. ст.). В указе записано: «Церковь освятить Большого Успенского собора протопопу Феодору Панкратьеву с братией».
В 1767 г. имение было продано Павлу Григорьевичу Демидову, который прожил в нем почти безвыездно 54 года. При нем был создан прекрасный парк, для которого он выписывал из Сибири редкие деревья, устроены оранжереи и пруды с множеством рыбы и птиц. К концу жизни он заболел нервным расстройством (выражавшимся, в частности, в том, что «не выносил» колокольного звона и поэтому настоял на закрытии храма).
Церковь затворили в 1800 г., и она «оставалась без пения до 1859 г.», придя в полное запустение.
Одно из первых изображений церкви — гравюра 1806 г., на которой вид ее во всем соответствует современному, за исключением двух небольших главок, расположенных на скатах кровли над существующими доныне приделами.
В 1812 г. войска Наполеона осквернили церковь, устроив в ней конюшню.
После смерти Демидова 1821 г. его наследники продали имение. Новый владелец, в свою очередь, продал его в 1825 г. купцу Кожевникову. При Кожевникове был вырублен лес и почти полностью парк.
В 1859 г. фабрикант Молчанов, построивший незадолго перед тем Ростокинскую ситценабивную фабрику, отремонтировал храм для духовных нужд своих рабочих. Видимо, в это время были выполнены фресковые росписи на внешних боковых стенах центрального куба. До молчановского ремонта храм, вероятно, был еще холодным. На фото конца XIX в. уже видна железная печная труба. Последними владельцами села до 1917 г. были Капустины.
23 апреля 1922 г. в храме с. Леоново было изъято 26 пудов 3 золотника серебра.
По договору от 17 декабря 1918 г. между районным Советом депутатов и прихожанами леоновская церковь была передана верующим в безвозмездное пользование. Из договора видно, что она в это время являлась приписной и находилась в свибловском Свято-Троицком приходе. В том же году значительное количество икон и, главным образом, церковной утвари, было передано в леоновскую церковь из Свято-Михайловской церкви Гродненской епархии. Эти иконы сейчас находятся в приделах, икона Богоматери «Трех радостей» — у правого клироса главного алтаря, а Феодоровская — у левого клироса.
На участке храма — единственное надгробие прот. Иоакима Вас. Смирнова, скончавшегося на 88-м году жизни в 1917 г. и прослужившего в леоновской церкви 46 лет.
В 1917–1929 гг. здесь служил внук о. Иоакима — о. Владимир Смирнов. Затем храм, видимо, закрыли, так как следующие сведения о нем идут с 13-летним перерывом. Позднее здесь служил прот. Иоанн Марков — с 1942 г. по 1955 г. При нем была сделана электропроводка, печное отопление заменено на водяное. Он приобрел паникадила, много сил отдавал реставрации икон. В годы войны храм вносил большие отчисления в фонд Красной Армии.
Антиминс для главного алтаря освящен Патриархом Алексием 11 (24) апреля 1948 г; по-видимому, Патриарх тогда же и служил в этом храме. Для Неопалимовского придела антиминс был освящен еще митр. Филаретом Дроздовым; по причине ветхости он был заменен новым, освященным Патриархом Пименом 1 ноября 1971 г.
Антиминс Никольского придела был освящен митр. Московским Владимиром (Богоявленским, убит в 1918 г, первый из новомучеников Российских) «для церкви преподобной Ксении при детском Ксениевском приюте в Москве» 20 августа 1900 г. (церковь разрушена). По благословению Патриарха Тихона 10 сентября 1923 г. «сей антиминс был дан священнику московской Николоявленской на Арбате церкви Николаю Громову».
В начале 1930-х годах архиеп. Дмитровский Питирим (Крылов), управлявший Московской епархией, передал антиминс в леоновский храм, о чем гласит надпись на его обороте: «В Ризоположенскую церковь Леонова. А. Питирим».
В 1972 г. храму исполнилось 250 лет. Однако празднование юбилея решено было провести в престольный праздник следующего года, когда 15 июля по благословению Патриарха Пимена литургию и праздничный молебен в храме служил архиепископ Волоколамский Питирим.
В церкви сохранились несколько икон старого письма, перенесенных, вероятно, еще из деревянного храма XVII столетия. Это два одинаковых по размеру, живописной манере письма и оформлению образа Богородицы начала XVIII в. — «Утоли моя печали» и «Казанская», расположенные один против другого в трапезной на стенах боковых приделов. Храмовый образ «Положения честной ризы Богоматери» выполнен маслом в XIX в.
Четырехъярусный иконостас с иконами тонкого письма — XIX в. Росписи на стенах — позднейшего времени, выполнены в разные сроки. Интересна роспись «Избиение младенцев» на западной стене придела св. Николая. По стилю она относится к концу XVIII в. и принадлежит школе Н. П. Аргунова — академика живописи, бывшего крепостным графа Шереметева. Фреска на наружной стене сохранилась только слева.
На колокольне храма сохранились колокола, которые регулярно звонят. Вокруг сделана церковная ограда. Храм стоит на государственной охране под № 185.
В 1989 году храм подвергся ограблению.
В настоящее время храм действующий.

  Церковь Ризоположения Пресвятой Богородицы во Влахерне — таково полное название храма.
  Почему во Влахерне?
  Влахерны в старые времена императора Юстиниана являлись пригородом Константинополя. Здесь находилась церковь Богородицы, где в 910 году произошло знаменитое явление Богоматери верующим.В память этого события православной церковью установлен праздник Покрова Пресвятой Богородицы. В 474 положены были в эту же церковь ризы Богородицы, принесенные из Палестины.

Впоследствии этот район вошел в территорию Константинополя.
  Теперь о самой церкви. Она была построена на месте деревянной владельцем усадьбы Леоново князем Василием Петровичем Хованским. Причем, если верить источникам, история ее возведения была весьма трагикомична.
  В начале XVIII в. селом Леоново владел молодой князь Василий Петрович Хованский, человек богатый веселый и хлебосольный. Как-то устроил у себя шумную вечеринку для такой же как он «светской» молодежи. По обычаю того времени, вечеринка представляла собой неумеренную пьянку. Перепились все, а больше всех гостеприимный хозяин — т.е. до полного бесчуствия.
  Гости решили «пошутить» и отнесли Хованского в тогда еще деревянную, церковь, положили его в гроб и начали отпевать, словно покойника. Под утро все разъехались. Князь Хованский продолжал мирно спать в гробу.
  Далее начинаются разночтения: По одним данным местный священник доложил о случившемся в высшие церковные инстанции, а оттуда дело дошло до Петра I. По другим, Петр узнал о «шалости» от канцлера Шафирова.
  Так или иначе, все виновники «торжества» были приговорены Петром к смертной казни, которая затем была заменена обыкновенной поркой, которую осуществили в его присутствии.
  Эта история была описана неким Берхгольцем, камерюнкером герцога Голштинского, жившего одно лето на даче в Свиблове рядом с Леоновом и надо сказать довольно подозрительна по вранью.
  Во-первых, откуда Петр узнал ? Сомнительно, чтобы местный священник, полностью зависящий от могущественного князя решился на донос.
  Во-вторых, в чем Хованский-то виноват ? Только в том что напился до бесчуствия ? И Государь Император, который по пьянству и богохульству давал сто очков любому тогдашнему шалопаю, приговаривает представителя одной из знатнейших фамилий к смерти ?
  Ну, и в третьих, Петр в то время был озабочен строительством новой столицы и затяжной войной со Швецией (1700—1721), в Москве почти не появлялся и сомнительно чтобы у него было время заниматься таким мелким делом. Хотя, тут надо оговориться что Петр довольно часто занимался мелкими делами и впадал в состояние крайнего гнева, иногда беспричинного.
  Так что история эта могла происходить не совсем так, или совсем не так как ее описал «некий камерюнкер». Или вообще не происходить.Тем более, что в те времена летописцы и не такого калибра, не гнушались подправлять историю по своему вкусу и в меру таланта. Да, и ето из нас, рассказывая забавную «гишторию» не удержится от того чтобы не приврать для большего впечатления.
  Тем не менее, во искуплении греха (по легенде) князь Василий Хованский решил построить вместо деревянной каменную церковь. Однако сразу осуществить это благое деяние ему не удалось. дело в том, что незадолго до этих событий, в 1714 году, Петром был издан специальный указ, запрещающий вести каменное строительство везде, кроме новой столицы – Петербурга.
  Разрешение на строительство было получено в Священном Синоде только в 1719 году и в 1722-м церковь была построена. Ее освятили в день православного праздника Положения Ризы Пресвятой Богородицы. С тех пор она носит именно это название.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *