Церковь про эко

Церковь про эко

Хоронить нельзя кремировать: взгляд Церкви

  • Часть 1. Хоронить нельзя кремировать: цена вопроса
  • Часть 2. Хоронить нельзя кремировать: из истории кремации в России

Протоиерей Владислав Цыпин: «Я бы советовал не преувеличивать сложности, связанные с преданием земле»

– Отец Владислав, почему Русская Православная Церковь не одобряет кремацию?

– Негативное отношение Русской Православной Церкви к кремации объясняется, прежде всего, тем, что такой способ погребения расходится с церковной традицией. Здесь есть еще и некая богословская проблема, потому что подобный способ погребения не соответствует христианскому учению о Воскресении из мертвых. Не в том, конечно, дело, что Господь не в силах воскресить кремированных. Но со стороны человеческого сообщества ожидается уважительное отношение к останкам усопшего.

– Насколько категорична Русская Православная Церковь в вопросе допустимости кремации?

– Церковь не воспрещает категорически кремацию под угрозой отлучения от Причастия тех близких, которые решили не предавать земле, а кремировать останки своих родных. Дело в том, что бывают разные обстоятельства. Бывают затруднения. Например, в Японии. Это, конечно, случай не для России, но в Японии тоже есть православные люди, принадлежащие к Русской Православной Церкви. А там законодательно запрещено предавать тело земле. Там есть единственный способ, если так можно выразиться, погребения – это кремация. Только этот способ разрешен законами страны.

– Каковы, на ваш взгляд, причины роста популярности кремации сегодня в России?

– Я думаю, что есть общая причина. Она связана с тем, что оставляются и забываются традиции. Ведь в советское время как верующих, так и неверующих все-таки хоронили, как правило, традиционным способом, то есть предавали земле. Хотя, естественно, существовала кремация. Она рекламировалась. Традиции сегодня оставляются. Играет свою роль урбанизация. Сельских жителей, которые обычно наиболее привержены традициям, становится всё меньше. Если 50 лет назад городских жителей была половина, то сейчас связь с деревней значительного большинства соотечественников уже относительная, отдаленная. Уже дедушки, бабушки во втором, третьем поколении – горожане. Но, с другой стороны, казалось бы, восстановление нормальной церковной жизни должно было бы вытеснить кремацию. Тем не менее, мы наблюдаем то, что наблюдаем.

– Отец Владислав, какие могут быть контраргументы, которые позволили бы человеку не принимать поспешного решения кремировать своего родственника?

– Прежде всего, необходимо напоминать о церковном учении, о телесном воскресении из мертвых и о церковных традициях и обрядах. О том, что подобный способ погребения хотя Церковью и допускается, в том смысле, что не подвергается прещениям: не отказывают в отпевании тем, кто сам захотел, чтобы его кремировали, – но, тем не менее, Церковь не благословляет такой способ погребения. Мы можем обращаться к церковной и православной совести.

– Часто сторонники кремации в России приводят в пример цивилизованную Европу с чистыми ухоженными и аккуратными кладбищами, где нет места грустным воспоминаниям. Многие не хотят думать о плохом на кладбище…

Кладбище должно быть местом напоминания о самом важном: о смерти, о бренности человеческой жизни, о вечности

– Чем кладбище чище и опрятнее, тем, конечно, лучше. Но это не значит, что кладбище не должно быть местом напоминания о смерти, о бренности человеческой жизни, о вечности. Оно призвано как раз быть местом напоминания о самом важном. Кто-то из русских мыслителей начала XX века сказал, что кладбище – это школа философии.

Это все-таки разные вещи. Да, в самом деле, и дороги, и тротуары во многих западных городах (я бы не сказал, что во всех, например Южная Италия совсем не такая уж чистая) аккуратнее, чище и опрятнее, особенно в Северной и Центральной Европе. Так же и кладбища там чище и опрятнее. Но я не думаю, что там преобладает кремация. Я думаю, что всё еще и там чаще предают земле останки усопших. Кремация совсем не связана с чистотой и опрятностью кладбищ. Каким бы чистым и опрятным ни было кладбище, оно всё равно должно оставаться напоминанием о смертности человека и вечности.

– Как можно отнестись к позиции человека, который поддерживает кремацию исключительно в силу финансовых соображений?

– Если это человек нерелигиозный, то что ему можно сказать?! Только то, что в этом случае он еще и наплевательски относится к традициям. Все-таки безрелигиозные люди способны традиции уважать. Если он человек церковный, то всё, о чем мы уже говорили, должно быть для него авторитетно и убедительно.

Протоиерей Владислав Цыпин на 1 этаже СДС. Фото: Авдей Правдолюбов / Православие.Ru

– Отец Владислав, возможно, сейчас ваши слова слышат наши читатели, потерявшие своего близкого и родного человека, но которые не могут сделать выбор между традиционными похоронами и кремацией. Что бы вы посоветовали людям, которые оказались в такой непростой ситуации?

Нужно сделать всё возможное, чтобы церковные нормы, церковные традиции были соблюдены

– Я бы им советовал не преувеличивать сложности, связанные с преданием тела земле традиционным способом погребения. И напомнил бы о том, что они долг имеют перед своими близкими усопшими. И этот долг все-таки более всего относится к заботе о спасении своих близких и усопших. Конечно, мы вовсе не утверждаем, что оно, спасение, недоступно тем, кого кремировали. Вовсе не так. Но мы со своей стороны должны сделать всё возможное, чтобы церковные нормы, церковные традиции были соблюдены.

– Бывают случаи, когда уже повзрослевшие и воцерковленные христиане узнают, что кого-то из родственников кремировали. И многие начинают переживать по этому поводу. Они беспокоятся о посмертной участи близких. Как можно их успокоить?

– Им не стоит беспокоиться, потому что вообще всякое обращение назад, сожаления о том, что надо было сделать что-то иначе, чем было сделано, непродуктивно. Они должны только усиленно молиться о своих близких усопших. На них не лежит вины, если против их воли так поступили с ними. А если они сами этого захотели… Ну что ж, это были греховные мысль и дело. Надо молиться Богу о прощении грехов.

В ногу со временем?

Идеологи большевизма сегодня могли бы стоя аплодировать тем данным, которые обнародовал господин Павел Кодыш, президент Союза похоронных организаций и крематориев России. Еще раз процитируем его комментарий «Русской службе новостей»: «В Москве и Санкт-Петербурге кремируют 60% умерших». Сегодня нет транспарантов, призывающих к кремации, никто в обязательном порядке с высокой трибуны не принуждает сжигать тело после смерти.

Единственная сдерживающая сила, открыто выступающая против строительства новых крематориев, – Русская Православная Церковь. Так, митрополит Ижевский и Удмуртский Викторин в июле 2015 года направил главе Удмуртской Республики Александру Соловьеву обращение о недопустимости строительства крематория в Ижевске:

«С глубокой скорбью я воспринял известие о строительстве в Ижевске крематория. Это не мое личное беспокойство, а беспокойство всех православных жителей Удмуртской Республики», – отметил митрополит Викторин.

Тем, кто полагает, что Церковь должна пойти на уступки в данном вопросе, напомним слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по этому поводу:

«Конечно, речь здесь идет только о символах, ибо и похороненное в земле человеческое тело также превращается в прах, но Бог силою Своей из праха и тления восстановит тело каждого. Кремация, то есть сознательное разрушение тела усопшего, выглядит как отказ от веры во всеобщее Воскресение. Конечно, многие, кто верит во всеобщее Воскресение, по практическим соображениям все-таки кремируют усопших. В случае кончины близкого вам человека вы сможете его отпеть, но если есть у вас возможность убедить его не настаивать на кремации, то попытайтесь сделать это!».

Приведем слова из официального документа «О христианском погребении усопших», который был утвержден Священным Синодом РПЦ 5 мая 2015 года:

«Церковь верует, что Господь властен воскресить любое тело и из любой стихии (Откр. 20: 13). “Мы не боимся никакого ущерба при любом способе погребения, но придерживаемся старого и лучшего обычая предавать тело земле”, – писал раннехристианский автор Марк Минуций Феликс».

Русская Православная Церковь и сегодня считает кремацию явлением нежелательным и не одобряет ее.

Отношение к кремации в РПЦЗ

Знаменитое кладбище Пер-Лашез в Париже

РПЦЗ бескомпромиссна в вопросе о кремации, запрещая своим чадам сжигать тела умерших в крематориях

Любой человек, который ознакомится с итоговым документом Архиерейского Собора РПЦЗ, увидит, что решения Синода принципиальны и не допускают различных толкований. Документ отличает бескомпромиссность относительно кремации тел усопших.

«Сторонники кремации – атеисты и враги Церкви. Греческая и Сербская Церкви также отреагировали отрицательно на эту практику. Кремация тел умерших противоречит тому, что было установлено в христианской Церкви с самого начала», – говорится в документе.

«На основании всех рассмотренных фактов Архиерейский Собор запрещает чадам Русской Православной Церкви Заграницей сжигать тела умерших в крематориях. Священники обязаны объяснять своим прихожанам нехристианский характер таких похорон. Они не должны служить церковную панихиду по тем, чьи тела предназначены для кремации. Имена таких умерших христиан могут поминаться только на Проскомидии».

В документе детально рассмотрен вопрос о том, как могут относиться христиане к воле родственника, который захотел, чтобы после смерти его кремировали:

«Может случиться, что какой-нибудь верующий православный по своему невежеству завещает близким родственникам кремировать свое тело и затем умирает, не получив благословения и не раскаявшись в своем намерении… Если близкие обещали покойному кремировать его тело, то они могут быть освобождены Церковью от этого неблагоразумного обещания путем установленной для таких случаев молитвы. Душа покойного после смерти, видя глупость своего желания кремации тела, будет только благодарна своим близким за такое решение».

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей на сессии от 20 августа / 2 сентября 1932 года по вопросу о кремации тел усопших решил: «Принципиально сожжение тел православных христиан в крематориях не разрешается ввиду того, что этот обычай вводится безбожниками и врагами Церкви. Во всех частных затруднительных случаях предоставить решение епархиальному архиерею».

Отношение к кремации Элладской Православной Церкви

Священный Синод Элладской Православной Церкви в октябре 2014 года заявил, что Церковь не будет отпевать тех, кто завещал себя кремировать. Также Церковь почитает своим долгом уведомить клир и благочестивый народ о тех канонических последствиях, которые несет кремация тел усопших.

  • Кремация не согласуется с практикой и Преданием Церкви по богословским, каноническим и антропологическим причинам.
  • Для того чтобы не впасть в богословское и каноническое заблуждение, необходимо уважение религиозных убеждений и уточнение собственной воли умершего, а не соблюдение воли его близких.

Если установлен факт, что умерший разрешил кремацию своего тела, то последование отпевания над ним не совершается.

Почему сожжение – поругание?

Святитель Николай Сербский: “Сжигание тела умершего – это насилие”

Некоторые православные продолжают искренне сомневаться и недоумевать, что плохого в сожжении тел, ведь душа несравненно важнее плоти. К примеру, вот комментарий Анны, нашей читательницы, возмущенной тем, что кремацию ставят под сомнение:

«Кажется, что всё сводится только к мнению священников о том, что к сосуду жизни нужно относиться благоговейно. А сжечь тело – это разве поругание? Ведь и старые рваные книги сжигают, и даже иконы, совсем вышедшие из употребления. В чем тут осквернение? По-моему, это все “оцеживание комара и глотание верблюда”».

Святитель Николай (Велимирович) На эти вопросы можно ответить словами святителя Николая Сербского:

«Вы спрашиваете меня: почему христианская Церковь возмущается сжиганием умерших? Во-первых, потому, что она считает это насилием. Сербы до сегодняшнего дня ужасаются преступлению Синан-паши, который сжег мертвое тело святого Саввы на Врачаре. Сжигают ли люди мертвых лошадей, собак, кошек или обезьян? Я не слышал об этом, но видел, как их закапывают. Зачем же тогда совершать насилие над мертвыми телами людей – повелителей всего животного мира на земле? Да разве сжигание павших животных, особенно в больших городах, может служить оправданием сжигания умерших людей?

Во-вторых, потому, что этот языческий и варварский обычай был вытеснен из Европы христианской культурой почти 2000 лет назад. Кто желает обновить этот обычай, тот хочет привнести не нечто культурное, современное, новое, а наоборот, вернуть давно отжившее старье. В Америке я видел могилы великих президентов: Вильсона, Рузвельта, Линкольна и многих других знаменитых людей. Никто из них не сожжен».

Старец Паисий Святогорец об отношении к останкам

Сложно найти высказывания святых отцов первых веков христианства о кремации в силу того, что в то время писали, что называется, «на злобу дня»: темы их трудов касались вопросов появления различного рода ересей и лжеучений, споры же о кремации усопших тогда еще не приобрели такого размаха, который мы наблюдаем сегодня. Но мы можем узнать, что думали уважаемые современные духоносные старцы, многие из которых прославлены в лике святых.

Афонскому старцу Паисию Святогорцу рассказали о том, что в Греции «из соображений гигиены и для экономии земных площадей» собираются сжигать мертвых. Его ответ был прост и понятен:

Преподобный Паисий Святогорец

Старец Паисий Святогорец: “То, что всю атмосферу загадили, так это ничего, а косточки им, видите ли, помешали!”

«Из соображений гигиены? Да ты только послушай! И не стыдно им такое говорить? То, что всю атмосферу загадили, так это ничего, а косточки им, видите ли, помешали! А насчет «экономии земли»… Неужели нельзя в целой Греции со всеми ее лесами найти место для кладбищ? Как же так: для мусора находят столько места, а для священных останков не находят. Земли, что ли, дефицит? А сколько мощей святых может быть на кладбищах? Об этом они не подумали?

В Европе сжигают мертвых не потому, что их негде хоронить, но потому, что кремацию считают делом прогрессивным. Вместо того, чтобы вырубить какой-нибудь лесок и освободить место для мертвых, скорее освободят место от них самих, сжигая и превращая их в золу. Мертвых сжигают потому, что нигилисты хотят разложить всё – включая человека. Они хотят сделать так, чтобы не осталось ничего, что напоминало бы человеку о его родителях, о его дедах, о жизни его предков. Они хотят оторвать людей от Священного Предания, хотят заставить их позабыть о жизни вечной и привязать к жизни этой временной».

Вместо эпилога

Недавно я специально зашел на Донское кладбище. Посмотрел закрытый колумбарий. Он находится слева от храма преподобного Серафима Саровского. В здании было совсем тихо. Из живых людей никого не увидел. Поймал себя на мысли, что я вообще не привык к тому, что вот так может выглядеть могила: розовая стена, пластмассовые цветы, которые никогда не потеряют своей формы, а на высоте трех метров табличка с фамилией и именем. И таких табличек сотни. Обратил внимание на новую стенку: что-то наподобие массивного стеллажа со стеклянными дверцами. Видимо, новый, поскольку многие ячейки пока пустуют. Мне они напомнили – прошу простить меня за такое, может быть, неуместное сравнение – ячейки в супермаркете, куда можно поставить сумку. Это был мой первый поход в колумбарий. И надеюсь, что последний.

Колумбарий

Клин православный

диакон Иоанн Иванов

Существует не вполне правильное представление, что Церковь запрещает любые способы предохранения от рождения детей.

Позиция Русской Православной Церкви по вопросам брака и семьи выражена в документе, принятом юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 г.: «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (Издательство Московской Патриархии, 2000 г.). В нем сказано: «Человеческое тело является дивным созданием Божиим и предназначено стать храмом Святого Духа. Осуждая порнографию и блуд, Церковь отнюдь не призывает гнушаться телом или половой близостью как таковыми, ибо телесные отношения мужчины и женщины благословлены Богом в браке, где они становятся источником продолжения человеческого рода и выражают целомудренную любовь, полную общности, «единодушие душ и телес» супругов, о которых Церковь молится в чине брачного венчания… Зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно… Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7, 5). Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не дано, и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи».

О проблемах контрацепции в представленном документе сказано: «Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнять нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует понимать, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистичных побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом».

Таким образом средства контрацепции, связанные с убийством уже зародившейся жизни в чреве матери, являются преступлением и абсолютно недопустимы. Иные формы предохранения, включая и наименее духовно вредные – механические средства неабортивного действия, – в большей или меньшей степени несут элементы греха. Поэтому, если невозможно обойтись без большого греха, надо идти по линии наименьшего греха. При использовании средств контрацепции, не связанных с убийством, важно каждому понимать, что все же это хоть и наименьший, но грех. Поэтому надо молить Бога о прощении своих грехов, совершаемых по телесной немощи, и каяться в этом на исповеди.

Фото: Татьяна Балашова

Сложные вопросы: супружеские отношения, контрацепция, период беременности
Протоиерей Борис Балашов
В современном обществе очень болезненно стоят вопросы, связанные с семьей. Иногда приходится даже слышать, что сам институт семьи отмирает. Многие люди хотели бы иметь прочные семьи, в которых тепло и уютно, однако ничего не получается. Огромный процент разводов в настоящее время просто удручает.
Большое количество молодых людей рано начинает половую жизнь, но при этом они долго не могут вступить в брак или очень быстро разводятся — всем известно выражение «сбегать замуж». Да и те семьи, что остались на плаву, тоже не очень радуют. Почему так происходит? Да и возможно ли сейчас строить семьи надолго с доброжелательными взаимными отношениями супругов? Может быть, мы все-таки что-то делаем не так?

Смысл семьи и смысл жизни
Протоиерей Игорь Гагарин
Самым строгим, самым лучшим экзаменатором здесь становится для человека семейная жизнь… Не так уж трудно совершать добрые дела, говорить слова любви тому, с кем мы встречаемся время от времени. Чем дальше человек находится от нас, тем легче проявлять к нему любовь. Чем человек становится ближе, тем делать это уже сложнее.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

>ЭКО: дискуссия продолжается?

Проблема искусственного и экстракорпорального оплодотворения продолжает быть предметом многочисленных дискуссий – как медицинских, так и богословских.

Что Церковь говорит об ЭКО?

Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейсяся между матерью и младенцем уже во время беременности.

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

Дискуссия об ЭКО

Священник Алексий Кнутов, студент Московской духовной академии в недавней публикации о проблеме церковного отношения к искусственному и экстракорпоральному оплодотворению, высказал мнение о том что формулировка в текст Основ социальной концепции Русской Православной Церкви не точна:

Искусственное оплодотворение в современном мире приобретает всё большую популярность. Связано это не с любопытством к последним достижениям в области медицины, но прежде всего со все более распространяющейся проблемой бесплодия. Согласно статистике каждая седьмая супружеская пара в мире сталкивается сегодня с этой проблемой. Но как относится к искусственному оплодотворению Русская Православная Церковь? Может ли православный христианин прибегать к такому способу зачатия ребенка?

Хотелось бы сделать уточнения к 4-му пункту XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ, в котором идёт речь о христианском отношении к разным аспектам искусственного оплодотворения. К сожалению, пункт 4-ый XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ (ниже — Концепция) не излагает эту тему с той ясностью и чёткостью, которая требуется для раскрытия вопросов, касающихся человеческой жизни.

Если внимательно читать этот пункт, то получается, что сегодня согласно Концепции существует два метода репродуктивных технологий: искусственное и экстракорпоральное (т.е. внетелесное) оплодотворение. Первый из них, согласно Концепции, допустим с нравственной точки зрения, второй — в целом нет. Но здесь изначально присутствует серьёзная терминологическая ошибка: искусственное оплодотворение — это не обозначение какого-то конкретного метода, а наименование вообще явления, отличного от естественного зачатия. А экстракорпоральное оплодотворение (ниже — ЭКО) — это уже обозначение конкретного метода искусственного оплодотворения.

Поэтому ЭКО и искусственное оплодотворение соотносятся как частное и общее, в то время как Концепция настраивает читателя, несведущего в вопросах репродуктивных технологий, на то, что это обозначение двух разных методов. Результатом такой неточной терминологии Концепции могут быть и являются ошибки в пастырском душепопечении -— цена которым человеческая жизнь.

Но что же подразумевается под этим неопределённым выражением «искусственное оплодотворение» в Концепции? А подразумевается там как раз не явление, а совершенно конкретный метод искусственного внутрикорпорпорального (т.е. внутрителесного) оплодотворения — искусственная инсеминация. Суть этого метода заключается в следующем: сперматозоиды искусственным образом вводятся в полость матки. Через маточную трубу они проникают в брюшную полость и оплодотворяют одну наиболее созревшую яйцеклетку. Затем она имплантируется (приживляется) и продолжает свое развитие.

Как пишет С.Л. Болховитинова, сотрудник кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова, «в целом, этот метод искусственного оплодотворения для супружеской пары не содержит в себе противопоказаний и трудностей морального порядка, поскольку речь идет о врачебной вспомогательной помощи для того, чтобы супружеский акт деторождения, целостный во всех своих компонентах (физических, психических, духовных) сохранился».

Поэтому это двусмысленное место в Концепции необходимо понимать следующим образом:

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесён метод искусственной инсеминации — искусственного введения в матку жены половых клеток мужа, поскольку этот метод не нарушает целостности брачного союза и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия.

Я глубоко убеждён, что в Концепции, как в документе, носящем юридический характер, должны отсутствовать всякие двусмысленности, чтобы священник, мирянин, не сведущие в каких-то специальных областях знания (в данном случае в репродуктивных технологиях), прочитав Концепцию, могли ясно, чётко уяснить для себя позицию Церкви по тому или иному вопросу.

Здесь нелишним будет отметить, что при применении этого метода возникает щекотливый вопрос о способе получения половых клеток мужчины. Обычно здесь предлагается порочное рукоблудие. Но этот греховный способ может быть заменён на нормальную супружескую близость, при которой мужское семя может быть собрано в медицинский презерватив. Ведь здесь при бесплодии супругов презерватив будет как раз не средством предохранения от беременности, а способом для её возможного наступления.

Кроме того, есть способ получения половых клеток через пункцию половых органов мужчины (она проводится под наркозом).

Концепция об ЭКО говорит следующее: «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью» (п. XII.4 Концепции).

Согласно Концепции заготовление, консервация и разрушение «избыточных» эмбрионов является тяжким грехом. С этим всё ясно. Но Концепция не даёт чёткого ответа на другой вопрос: а является ли нравственно допустимым формирование в «пробирке» ограниченного числа эмбрионов (например двух) с последующей пересадкой всех их в полость матки, при учёте того, что обратившаяся к ЭКО женщина имеет решимость вынашивать в том числе и многоплодную беременность, если таковая возникнет?

Игумен Мелхиседек (Артюхин), член Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, считает, что человек несёт нравственную ответственность не только за «избыточные» эмбрионы, но также и за пересаженные в матку эмбрионы, если беременность не возникнет и они погибнут. Почему? Одним из классических принципов медицины является принцип «не навреди». А риск гибели в матке эмбрионов, пересаженных туда при ЭКО, выше, чем у эмбрионов, появившихся в результате естественного зачатия.

Внешне пересадка эмбрионов в матку является ничем иным как научным экспериментом: повезёт — не повезёт. Но чем рискуют здесь врачи и родители? Это уже не просто какие-то половые клетки, а живые эмбрионы, малюсенькие человечки, которые хотя и являются пока одной клеткой, но они уже — люди.

Итак, ЭКО экспериментирует на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь.

На основании вышесказанного христианское отношение к ЭКО следует выразить следующим образом:

Нравственно недопустимым с христианской точки зрения является экстракорпоральный (внетелесный) метод искусственного оплодотворения, поскольку предполагает заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов, а также несёт риск ненаступления беременности, из-за чего пересаженный(ые) в организм женщины эмбрион(ы) погибнет(ут).

Протоиерей Николай Балашов,

заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, принимавший активное участие в разработке Основ социальной концепции, убежден, что «Основы социальной концепции» достаточно ясно передают церковное отношение к проблеме:

— Конечно, «Основы социальной концепции» — это именно основы. Документ не претендует на исчерпывающее объяснение всех вопросов. Однако выраженная в нем позиция Церкви мне представляется обоснованной. Едва ли следует говорить о «неточной терминологии концепции».

Над документом работали не только пастыри и богословы. К участию в разработке главы XII привлекались и врачи, и генетики, и специалисты в области биотехнологий, известные не только в нашей стране. Однако, хотя автор статьи считает ОСК «юридическим документом» , в действительности это — документ пастырский и богословский, а не юридический, не политический и не гинекологический. Поэтому я не думаю, что он должен был изобиловать формулировками специально-медицинского характера: к ним разработчики старались прибегать лишь в случаях необходимости. Участники процесса подготовки документа также не считали уместным вдаваться в детализированное описание подробностей интимной жизни человека.

Понимая, что по многим вопросам в Церкви могут существовать разные точки зрения, создатели ОСК старались включить в документ лишь те утверждения, которые могут быть убедительно обоснованы исходя из нравственных и богословских норм Предания Церкви. Из текста упомянутого раздела вовсе не вытекает положительное отношение к ЭКО. В нем указаны те аспекты соответствующей технологии, которые признаются нравственно недопустимыми. И ничего не сказано о том, что без намеренного разрушения эмбрионов метод хорош, приемлем и рекомендован православным. Думаю, это именно то, что Церковь могла и должна была сказать по данному вопросу. Не более и не менее.

Что же касается повышенного риска гибели эмбрионов — да, он существует (как и в случае одобряемой или во всяком случае неосуждаемой автором техники инкорпоральной инсеминации), но насколько он выше «естественного риска» – измерить трудно. Хотя бы потому, что мы до сих пор точно не знаем, как много уже оплодотворенных клеток погибает «естественным путем». Сегодня ученые склонны полагать, что — большая их часть. Это не может служить оправданием для тех, кто готов уничтожать эмбрионы намеренно. Но и не может быть основанием для обвинения всех брачных женщин фертильного возраста в едва ли не ежемесячном (хоть и не запланированном) убийстве эмбрионов. С обязательством «покаяться батюшке».

Тут все же важна именно нравственная мотивация.

Напомню, что в цитируемом отцом Алексием разделе «Основ…» в первую очередь говорится о том, что «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными». В случае неизлечимого обычными способами бесплодия пастырские рекомендации включают как смиренное восприятие бесчадия в качестве особого жизненного призвания, так и возможность усыновления ребенка. Далее речь идет о допустимых с нравственной точки зрения (но не рекомендованных) средствах медицинской помощи, а затем – о недопустимых, среди которых упоминается ЭКО. В каждом случае указаны основания, по которым Церковь находит морально неприемлемыми эти средства.

Однако если в будущем – кто знает? – когда-либо появится такая модификация ЭКО, которая исключала бы имеющиеся ныне основания для этического неприятия – нам не придется созывать Собор для срочного пересмотра «Основ социальной концепции».

Полина Дудченко,

педиатр, неонатолог, супруга священника, мать четверых детей призывает осторожно относиться к своим желаниям и ожиданиям

Про ЭКО я не могу высказаться однозначно, не могу сказать, что вижу большой процент патологий.
Однажды я спросила отца Михаила Бойко, как относиться к проведению реанимации. И он ответил, что если не будет воли Господней, не удастся ни одна реанимация. Если переложить это на ЭКО, то я скажу то же самое. Вопрос в принятии того, что посылается Богом и веру в то, что без Господа не происходит ничего.

Очень часто люди, которые не имели детей много лет, когда ребенок появился (не обязательно в результате ЭКО, иногда в результате обычного лечения), не знают что с этим ребенком делать. Они хотели быть беременными, а не родить ребенка, ребенок не представляется им чем-то таким, во что нужно вкладывать силы каждый день. Они видели лубочную картинку с улыбающимся карапузом. Но семейных проблем часто больше, чем ожидалось, эти дети чаще и своеобразнее болеют.
Эти дети другие.

Дети ЭКО лишены, возможно, чего-то сокровенного, моментов, когда они втайне двигались по трубам, и мы не знаем, что происходит в эти моменты. С такой же позиции можно рассматривать и кесарево: это неестественный путь, но он дает возможность выжить ребенку и женщине. Да, эти дети имеют ряд незначительных отличий, но ведь все в руках Божих.

После ЭКО ряд женщин смогли забеременеть самостоятельно. Это как трактовать?

Я бы советовала быть осторожной и в вопросе усыновления: это благое христианское дело, которое, к сожалению, может обернуться очень сильно против детей и против родителей.

Родители как бы отказываются от того, что послал им Господь. Как бездетные они могли бы возможно, послужить людям чем-то другим, они как бы получают новое неожиданное испытание.

Осудить проще, чем понять. Но сформулировать, что точно бездетные семьи хотят, им не всегда удается.

Роман ГЕТМАНОВ,

акушер-гинеколог родильного дома при ГКБ № 70 в комментарии журналу Нескучный сад:

Даже без редукции при современных методиках ЭКО часто происходит убийство эмбрионов на первой стадии, когда они еще не в матке, а в «пробирке». Ситуация, когда женщина придет и скажет — возьмите у меня две яйцеклетки, оплодотворите только их и подсадите, чтобы мне избежать не только редукции, но и «лишних» эмбрионов, вряд ли возможна — какой врач возьмется это делать, если вероятность наступления беременности в таком случае практически равна нулю?

Что же касается того, как ЭКО сказывается на родившихся таким методом детях, то в медицине одним из главных методов проверки любой методики или лекарства является катамнез, т.е. сводка информации о больном, собираемая в течении определенного времени, позволяющая проследить судьбу пациента после применения лечения. Потому что главный критерий применения любой методики устанавливает время.

Первый ребенок, зачатый с помощью ЭКО, родился в 1978 году. И мне всегда было любопытно, какие результаты мы можем видеть за эти 30 лет? То, что по телевизору демонстрируют детишек, рожденных методом ЭКО, меня не убеждает — должна быть официальная статистика по всем детям «из пробирки», а не выборочная реклама. Необходимы данные о том, какие семьи создают ЭКО-дети, чем они болеют или, наоборот, не болеют, каких они рожают детей и т.п. Я тщательно пытался в течении длительного времени найти именно медицинскую, а не просто популярную литературу по этому вопросу. И обнаружил, что никакой медицинской статистики по детям, зачатым методом ЭКО, не опубликовано. Для меня это признак того, что здесь не все благополучно. Нет уверенности, что после ЭКО рождаются совершенно обычные дети. И еще я хотел бы сказать всем сторонникам ЭКО, чтобы они хорошо понимали, что ЭКО — это очень большие деньги. Плати, и получишь, был бы спрос, а предложение будет. ЭКО — это бизнес.

Часто проблема бесплодия — духовная проблема. Бывает, когда у женщины собираешь анамнез и задаешь вопрос о количестве половых партнеров, то многие из них смотрят с удивлением и говорят — а я не помню, сколько их у меня было… И это типичная ситуация сегодня.

Я не хочу говорить про всех, но очень многие случаи бесплодия, с которыми мы сталкиваемся, нажиты самими женщинами. Например, непроходимость труб, при которой многие прибегают к ЭКО, возникает, как правило — а по этому поводу как раз существует официальная статистика — если у женщины за жизнь было более пяти половых партнеров. За этим почти всегда следуют хронические воспалительные заболевания придатков и непроходимость труб. Это, повторюсь, не обязательно характерно для каждой женщины, это средняя статистика. А еще многие из бесплодных женщин неоднократно делали аборты. А потом они говорят — мы страдаем без детей, сделайте нам ЭКО.

Законы духовной жизни существуют независимо от того, принимаем мы их или нет. А многие женщины не хотят слышать про эти законы. И когда священник говорит: опомнитесь, нельзя хотеть детей любой ценой, то кто-то, вместо того, чтобы задуматься о своей жизни, обижается и говорит — священник нас не понимает, он всего это не проходил, он не представляет, как мы хотим сейчас ребенка… Но они думают о себе, а не о ребенке. Можно очень сильно чего-то добиваться и хотеть, только что потом?

Вице-президент РАМН, главный педиатр Минздравсоцразвития РФ Александр Баранов считает, что российское правительство делает ошибку, оказывая на государственном уровне финансовую поддержку технологии экстракорпорального оплодотворения.

«Сейчас мы столкнулись с неожиданными явлениями: появилось очень много детей «из пробирки». Даже на уровне правительства акушеры пролоббировали финансовую поддержку искусственного оплодотворения, якобы за счет этого можно решить демографическую проблему в России. Ничего подобного», – заявил А.Баранов в понедельник на пресс-конференции в «Интерфакса» в Томске.

По данным главного педиатра России, 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами. «Я выступал в Думе и прямо сказал: если вы увеличиваете финансирование на эту технологию, вы сразу закладывайте деньги и на увеличение детей-инвалидов», – сказал А.Баранов.

По его словам, только в России государство выделило деньги на внедрение данной технологии. «Везде идет коммерческое осуществление (ЭКО – «ИФ»)», – подчеркнул он. «Более того, Всемирная организация здравоохранения не рекомендует для внедрения эту технологию. Мы, конечно, не имеем права запретить, но я считаю, что государство делает ошибку, оказывая поддержку этой технологии. Надо быть честным. Если мы знаем про то, чем это грозит, мы обязаны информировать», – сказал А.Баранов, добавив, что вред при ЭКО наносится и здоровью женщин. «Они находятся на колоссальных дозах гормонов. И матери, как правило, в возрасте», – отметил вице-президент РАМН.

Иеромонах Димитрий (Першин):

Поэтапная классификация негативных последствий ЭКО позволяет получить следующую схему (мы пропускаем те этапы лечения, которые не содержат негативных последствий ЭКО):

Негативные последствия для женщины.

— На этапе переноса эмбриона в полость матки, диагностики и ведения беременности и родоразрешения:

1. Многоплодная беременность. По данным исследователей, «индукция суперовуляции увеличила количество многоплодных беременностей более чем в 10 раз»

Чаще всего эта индуцированная многоплодная беременность «протекает на фоне медикаментозной коррекции, хронической бактериально-вирусной инфекции, аутоиммунных нарушений, нарушений в системе гемостаза. Другие исследователи подчеркивают, что беременность у этих пациенток осложняется преждевременными родами, внутриутробной задержкой развития плодов, гестозом, гестационным сахарным диабетом».

2. Редукция эмбрионов при многоплодной беременности. Уничтожение созданных с таким трудом человеческих жизней производится, исходя либо из евгенического принципа селективной выбраковки человеческих эмбрионов «с подтвержденными структурными, хромосомными или генетическими аномалиями», либо из соображений удобства «для выполнения манипуляции». После редукции «всего лишь половина (51%) пациенток донашивали беременность до 38 недель и более. Помимо негативных последствий для материнского здоровья редукция эмбрионов влечет за собой нравственные мучения матери, допустившей уничтожение своего ребенка.

Таким образом, ЭКО не приносит пользы здоровью женщин, а вероятность осложнений достаточно велика. Вот почему здесь возникает вопрос соотношения цели и средства: не слишком ли большую цену платят женщины за право получить своего ребенка? Нам могут возразить: но ведь и при обычном зачатии женщина идет на риск, вынашивая беременность. Это было бы так, если бы в случае ЭКО мы заранее не знали, насколько возрастает этот риск. И, кроме того, в случае ЭКО этим рискам женщин подвергают врачи.

Негативные последствия для ребенка.

— аномалии и патологии

Резко возрастает вероятность аномалий и патологий внутриутробного развития. Ученые из американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) под руководством Дженниты Рифхьюз (Jennita Reefhuis) сравнили распространенность 30 наиболее частых врожденных дефектов у детей, зачатых естественным путем, и у детей, появившихся на свет с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО или ИКСИ). Выяснилось, что дети, зачатые «в пробирке» в 2,4 раза чаще рождались с заячьей губой. Дефекты межпредсердной или межжелудочковой перегородки сердца отмечались у них в 2,1 раза чаще, чем у детей, зачатых естественным путем. Кроме того, у таких детей чаще возникали пороки развития желудочно-кишечного тракта: атрезия пищевода – в 4,5 раза чаще, атрезия прямой кишки – в 3,7 раза чаще.

Таким образом, абсолютный риск возникновения пороков развития у ребенка, зачатого с помощью ЭКО, выше, чем при обычном течении беременности. Следовательно, люди, которые планируют прибегнуть к ЭКО, должны быть осведомлены обо всех потенциальных рисках этого метода..

— уничтожение человеческой жизни на эмбриональной стадии развития

1. Уничтожение «избыточных» эмбрионов. В большинстве случаев существующие технологии ЭКО предполагают оплодотворение нескольких эмбрионов, большая часть которых подвергается криоконсервации.

2. Гибель при криоконсервации. При технологии криоконсервации погибает 20% эмбрионов, а последующая частота наступления беременности и рождения живых детей составляет 28% и 22% случаев соответственно (английская клиника Bourn Hall)22. Выделяют два основных типа физического стресса, которому подвергаются человеческие эмбрионы в процессе заморозки:

— прямое влияние понижения температуры;

— физические изменения, связанные с образованием льда23.

3. Уничтожение эмбрионов с генетическими аномалиями, обусловленное результатами пренатальной и предымплантационной диагностики.

4. Уничтожение эмбрионов в случае их редукции при многоплодной беременности.

— проблема самоидентичности

Технология ЭКО позволяет вовлечь в процесс создания новой жизни до 5 человек: двое заказчиков, двое доноров и суррогатная мать. При этом учитывается стремление «заказчиков» получить ребенка, но не учитывается право самого ребенка быть ребенком своих родителей, быть ими зачатым и выношенным. В том случае, если ребенок узнаёт об истории своего появления на свет, возможны тяжелые переживания и депрессии, связанные с кризисом самоидентичности. Чьих родителей он ребенок — биологических, социальных или суррогатной матери? У таких детей часто возникает желание найти тех, чьи гены они восприняли и чья любовь хранила их под сердцем во время их внутриутробного развития. Поскольку эта информация относится к области врачебной тайны, данная ситуация может обернуться для детей «из пробирки» серьезными нравственными и душевными страданиями. Кто дал нам право обрекать их на эти страдания?

— проблема «детей загробного мира»

Технология криоконсервации эмбрионов порождает еще одну очень сложную и трудноразрешимую проблему — проблему эмбрионов, которые имплантируются «после смерти отца-донора (в случае гомологичного оплодотворения) или после того, как заказчики, как это не раз случалось, погибали в результате несчастного случая, возможно, уже оставив большое наследство будущему ребенку»24. В результате появляются так называемые «дети загробного мира», что происходит тогда, когда донор-отец умирает еще до имплантации или эмбрионы становятся «сиротами» еще до своей имплантации в матку, или же тогда, когда вдова выражает желание родить ребенка от семени умершего супруга после того, как его сперма была специально взята у него во время терминальной болезни25.

2.4. Негативные последствия для человеческой популяции

— генетический груз

Как мы видели выше, технология ЭКО увеличивает риск рождения детей с теми или иными генетическими аберрациями. В случае массового применения ЭКО возрастает генетическая нагрузка на человечество в целом.

— риск близкородственных связей

Одним из негативных последствий ЭКО является проблема генетической анонимности детей, появившихся в его результате использования донорских клеток и особенно спермы. Поскольку с помощью эякуляции только одного мужчины можно оплодотворить множество яйцеклеток, имплантируя полученные таким образом эмбрионы различным женщинам, и поскольку «отцовство» донора должно оставаться неизвестным, то теоретически возможно получение своеобразной популяции единокровных братьев и сестер, которые не будут подозревать о своем родстве. В этом случае возможно заключение браков между единокровными родственниками, что не только имеет юридические последствия, но и напрямую затрагивает здравоохранение: кровнородственные браки увеличивают вероятность генетических заболеваний.

Тем самым, здесь речь идет уже об отдаленных негативных последствиях ЭКО для людей, ни в коей мере неповинных в своих страданиях, что опять же вновь актуализирует вопрос о соблюдении принципа «не навреди».

Таким образом, мы вынуждены констатировать:

1) К сожалению, ВРТ ЭКО является зоной риска для пациентов, прибегающих к ней;

2) Современная медицина не располагает такими методами ЭКО, которые позволяли бы полностью исключить все его негативные последствия для здоровья человека, тем самым, проводя ЭКО, врач сознательно подвергает здоровье обратившихся к нему пациентов вышеперечисленным рискам;

3) Так как проведение процедуры ЭКО не диктуется медицинской необходимостью, в случае причинения вреда врач несет за это нравственную ответственность.

Несоблюдение в случае ЭКО принципа «не навреди» ставит под вопрос нравственную вменяемость этого направления ВРТ, что, в свою очередь, ставит перед медициной задачу, во-первых, минимизировать как медицинские риски, так и нравственные страдания, причиняемые ЭКО, а во-вторых, со всей строгостью осуществлять процедуру информированного согласия.

Откуда берутся дети? Социологи утверждают — из головы

Размышления бездетной — Честно говоря, я никогда не боялась, что в браке у меня не будет детей…

ЭКО – неоправданный риск? Главный педиатр России о последствиях «зачатия в пробирке»

Семейная проблема —Молодой женский голос попросил о встрече. – Вы нас венчали, батюшка. Три года назад. Помните?

Бездетный брак. Часть 1. Цель брака – спасение

Бездетный брак. Часть 2. Бездетность – дар Божий

Чудеса святой блаженной Ксении

Святая из нашего города

Мы поехали к святой блаженной Ксении…

Акафист святой блаженной Ксении Петербургской mp3

Над процедурой ЭКО начали работать с середины прошлого века. Первым в мире ребёнком из пробирки стала маленькая англичанка в 1978 году. Только по официальным данным, до её рождения было более 600 неудачных случаев переноса эмбрионов в полость матки.

Сегодня многие бездетные пары, которые безуспешно прошли лечение от бесплодия, надеются на ЭКО. Недавно Элладская Церковь разрешила использование подобных технологий родителям. Насколько медицинская процедура соответствует православным взглядам на жизнь, этике?

Мы обратились к протоиерею Максиму Обухову, руководителю православного медико-просветительского центра Жизнь.

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra — вне и лат. corpus — тело, то есть оплодотворение вне тела, сокр. ЭКО́) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2—5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.

— Как верующему человеку относиться к ЭКО?

— Мы исходим из того, что человек является таковым с момента зачатия и обладает таким же достоинством, как и взрослый. Будучи ещё совсем маленьким — одна клетка или несколько, у него уже сформирован генотип, обладающий всеми индивидуальностями человека. Далее будет проходить только развитие заложенного: извне поступают только питательные вещества, кислород, вода, минералы. Малыш в утробе матери увеличивается в размерах, развивается нервная система, органы зрения и так далее. Сущность уже не меняется. Соответственно наше отношение к эмбриону: мы не можем допустить его убийство и куплю-продажу, по сути, обращение как с вещью. Ребёнок имеет право на то, чтобы быть рождённым натуральным путём, поэтому противоестественная ситуация вызывает целый ряд вопросов.

— Сейчас появляются клиники, где подсаживают одного эмбриона, что позволяет избежать резекцию «лишних».

— Есть разные методы, технологии. Действительно, раньше подсаживали несколько эмбрионов, а потом часть умервщляли. Получалось: один-два рождались за счёт убийства братиков и сестричек. Сейчас клиники стараются подсадить меньше, и сам заказчик может выбирать — двух имплантировать, меньше или больше. Но всё равно, это не решает проблему гибели эмбрионов, потому что начинается сама процедура с гиперстимуляции яичников гормонами и это часто сопровождается появлением нескольких зародившихся жизней. Их потом замораживают и ждут имплантации.

Представьте: произошла удачная имплантация, использовали один эмбрион, а что дальше? Что делать с оставшимися? «Лишних» можно подарить, можно продать, можно отдать для опытов. Но дети не саженцы, не растения, которые можно отдать соседу или выбросить. Не котята, не щенки, которых можно раздать, а если не нужны — выпустить на улицу или сдать в приют для животных. Это живой человек. Сейчас нет технологий ЭКО, которые бы не допускали гибели эмбриона. Больше половины всё равно погибает. Мы точно не можем сказать, сколько, потому что все эти расчёты условные. Но такой факт говорит о многом: половина попыток неудачна. А что значит неудачно? Значит гибель эмбрионов. Что делает пара, у которой процедура оказалась неуспешной? Она идёт ещё раз, но и снова вероятность гибели эмбриона составит такой же процент. Очередная неудача, и супруги надеются на третью манипуляцию, и вновь будет 50% гибели. Такой риск летальности уже делает процедуру неприемлемой. Что такое 50% смертей — это как прыгать с 3-его этажа – тоже будет подобная вероятность гибели.

Летальный исход возможен на разных стадиях ЭКО: и во время оплодотворения, и хранения, и имплантации. А также никто не скрывает, что идёт селекция эмбрионов – то есть мы берём несколько и выбираем лучшего, а остальные оказываются «ненужными». Сам факт имплантации одного эмбриона не говорит о том, что остальные не страдают. Если говорить обобщённо, то проблема гибели эмбрионов при ЭКО не решена, и её решение не предвидится.

Но это не единственная проблема, которая сопровождает эту технологию.

— Возможно ли перепутать и будущей маме подсадить чужого ребёнка?

— Есть такие случаи. Там, где применяются сложные технологии, есть вероятность ошибки. Они происходят от порочности самого подхода: взять живых людей и разложить по ящикам, хранить, выдавать, как будто игрушки. Бывает и подмен, и ошибки. Есть вопрос бесконтрольности: сдали родители биоматериалы, они не знают, сколько эмбрионов хранится в морозильнике, никто не может проконтролировать, сколько их было, и какая у них судьба. Могут сказать сколько, а могут не сказать, могут разморозить, могут продать, возможно, и сформирован рынок по продаже эмбрионов.

— Правда ли, что дети из пробирки со слабым здоровьем?

— Да, есть такое мнение и данные о том, что дети, рождённые в результате ЭКО более слабые, и отстают по показателям здоровья. Процесс очень тонкий, сложный. Естественным образом от здоровых родителей не всегда дети здоровыми рождаются. А в случае ЭКО: небезопасная стимуляция яичников, вынос из тела матери яйцеклетки, другие разные факторы. А само хранение эмбрионов? Тело человека в течение жизни подвергается мутациям, и мы не можем защитить ни половые клетки, ни эмбрионы, когда они хранятся в замороженном виде, от фонового радиоактивного излучения. Есть данные педиатров об этом. Но заинтересованная сторона в развитии этого рынка, даёт другие данные, отличные от педиатров. Но нас интересует в первую очередь неприемлемость этого метода в силу понимания природы человека, его защиты с момента зачатия.

— Что говорят в Церкви про ЭКО?

Справка:

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов».

Из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви»

— Отношение Церкви к ЭКО пока не является детально разработанным.

Есть две точки зрения среди христиан на процедуру. Одна либеральная: Элладская Церковь, (с которой мы недавно разорвали евхаристическое общение), разрешила ЭКО при соблюдении определённых условий.

Элладская Православная Церковь допускает возможность ЭКО бездетным семьям, если не будет лишних эмбрионов, их элиминации и донорства гамет.

А есть и другая точка зрения. Она предполагает полный отказ от подобного вмешательства. В этом отношении имеется продуманная и обоснованная позиция Римско-католической церкви. Если почитать документы, которые они приводят, увидим результат большой научно-богословской работы, стоит изучить их аргументы. Католики считают ЭКО безнравственным, разрушающим супружескую любовь. В Катехизисе католиков сказано, что воспроизведение людей неразрывно связано с их интимной жизнью в супружеских парах.

Католицизм рассматривает эмбрионы как живых людей, поэтому, как и православные, католики тоже акцентируют внимание на гибели «ненужных» эмбрионов и эмбрионов в маточной полости, если попытка забеременеть оказалась неудачной.

У нас будет продлжение дискуссии, в том числе о неприемлемости ЭКО и недопустимости его финансировании из бюджета. Надеюсь, что позиция Русской Православной Церкви будет ужесточаться и не последует Элладской Церкви, не позволит манипуляции с эмбрионами.

— Сторонники ЭКО порой обвиняют Церковь в том, что она против науки и не хочет помогать людям, в нашем случае стать родителями…

— Главная наша позиция в том, что нет ЭКО без гибели эмбриона, она запланирована даже в самом оптимистическом сценарии. Противоестественность этого процесса приводит к ряду осложнений.

А борьба за ЭКО понятна. Рынок услуг в этой области таков, что речь идёт о миллиардах рублей — огромные, почти астрономические дотации из государственного бюджета.

Из средств налогоплательщиков значительные суммы идут на финансирование абортов и ЭКО. В результате у нас нет денег на спасение жизни. Сколько сейчас в интернете, через соцсети, фонды собирается пожертвований на операцию мальчику или девочке, чтобы сохранить их здоровье или даже жизнь? А в то же время мимо проходят денежные средства на сомнительные процедуры, сопровождающиеся гибелью эмбрионов.

Кроме того, у нас немало семей, у которых нет жилья. Случился пожар, трагедия произошла, неоплаченный кредит, семейная драма и другие ситуации людей выталкивают на улицу. При этом помощь оказывается, но какая: у вас нет жилья, условий, давайте мы вашего ребёнка устроим в приют, из которого детей вернуть назад очень сложно. Вместо расходования миллиардов на ЭКО и аборты лучше было бы создать систему социальной помощи, чтобы ни одна семья, доведённая до крайности жизненными обстоятельствами, не осталась на улице.

— Знакомы мы ли Вам ситуации, когда верующие обращаются к ЭКО?

— Большинство семей, которые считают себя православными, порой бывают не воцерковлёнными и часто не знают об этих правилах. Порой они приходят к священнику и спрашивают:
— Батюшка, что делать с замороженным эмбрионом?
— А что случилось? – удивляется вопросу батюшка.
— Бесплодие, лечились – не помогло, хотели своего ребёнка, пошли на ЭКО, одного подсадили, а что с оставшимися делать?

И получается тупиковая ситуация, потому что в самой процедуре заложены противоречия. Что с эмбрионами происходит? Обычно их размораживают, и они гибнут. У нас пока нет однозначного запрета ЭКО. Он пока такой обтекаемый, потому что концепция Церкви составлялась к Архиерейскому собору 2000 года, и многое было ещё неизвестно. Гарантии того, что эмбрионы не будут гибнуть, данные сотрудниками клиники устно, не являются точными. Нет возможности контроля, что происходит в этих пробирках, это же всё микроскопического размера. Есть работа с клиентами, успокоение их, реклама. Слова, что подсаживаем один эмбрион, не означают, что другие не гибнут.

Текст: Александра Грипас

ЭКО — грех?!

ЭКО и православие. Официальное мнение РПЦ.

С изумлением я обнаружила, что невоцерковленные люди считают будто ЭКО не позволяется с точки зрения церкви, более того, считается, что это грех.

Давайте не будем поддаваться панике и мифам, а просто откроем ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ Русской Православной Церкви (п. XII.4 ):

«К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.»

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).⠀

⠀⠀

Это официальный документ написан для мирян и клириков церкви, именно на него стоит опираться в вопросах ОФИЦИАЛЬНОЙ позиции церкви об ЭКО, но есть еще личное мнение разных священников по теме…

Некоторые уважаемые и любимые мной священники транслируют мысль, что дети зачатые с помощью ВРТ:

— НЕНОРМАЛЬНЫЕ и они не могут быть христианами! ИХ НЕЛЬЗЯ КРЕСТИТЬ!

— не дают потомства

— больны психически — больше 25%

— рождаются инвалидами

— приводят к смерти эмбрионов

— вся семья совершает грех, когда прибегает к ЭКО.

Разве об этом говорится в Концепции?! ⠀

«Священный Синод осудил практику ЭКО не саму по себе, но лишь потому, что она связана с образованием и уничтожением «избыточных» эмбрионов.

Этот вывод подтверждает прот. Максим Козлов, член Библейско-богословской комиссии. В своем комментарии на указанный Синодальный документ он говорит: «При этом ЭКО Церковь не запрещает — за исключением случаев, когда речь идет о редукции, то есть об избавлении от «лишних» оплодотворенных яйцеклеток». Экстракорпоральное оплодотворение может быть нравственно оправданным и допустимым методом терапии бесплодия для православного христианина, если не происходит убийства эмбрионов и не нарушается связь супругов «в единой плоти» даже на уровне половых клеток.»

«В связи с этим, несмотря на этическую небезупречность применения результатов экспериментов с эмбрионами, использование техники ЭКО и переноса эмбрионов может иметь место, т. к. служит для блага других людей»⠀

взято из официального источника Московская епархия РПЦ ⠀

Грехом по мнению церкви считается:

1. Редукция (убийство) эмбрионов;⠀

2. Суррогатное материнство;⠀

3. Донорские программы.

❔Это актуально? Могу разобрать официальные цитаты из концепции.

Личный мой опыт нахождения в православии более 30 лет говорит о том, что некоторые священники с точки зрения ЛИЧНОГО мнения не благословляют пары на этот путь, что не ЯВЛЯЕТСЯ прямой директивой.⠀

Благословение или совет священника на исповеди — это не приказ, это по сути таинство исповеди, которое приходится обнародовать, чтобы мифы и страшилки не владели нами.

В случае, когда у вас есть духовник, даже тогда совет священника относительно той или иной жизненной коллизии — это только СОВЕТ, многие путают его с приказом — это не правильно.

Если духовника нет, а благословение на ЭКО душа получить желает, девочки, ищите священника, мнение которого вам близко с точки зрения психологии, все мы разные, поэтому выбирать друзей, мужей и священников — это нормально, это здорОво, это правильно.

Я жила в православных монастырях и разговаривала с разными священниками, я никогда не злоупотребляла беседами со старцами (не считала нужным ИМХО), но такие беседы были и мнение старцев было противоположно!

В итоге за 14 лет бесплодия я встретила только одного священника (он же старец Илий Ноздрин), который был против ВРТ. И объяснял это просто ЛИЧНЫМ мнением грешного человека.

Решение об ЭКО — это личное решение каждой ПАРЫ. ⠀

Ее ответственность, ее риски, ее боль и ее счастье.

Официально: ЭКО — НЕ ГРЕХ!🙅

PS

14.02.2019 был запрещен в служении о.Владимир Головин из Болгар, он благословлял и призывал молиться по соглашению о даровании чад (акафист БМ «Нечаянная радость» по воскресеньям в 20:30 по Москве).

Мы лично участвовали долгое время в соборных молитвах. Мне нравились проповеди этого священника, не нравилось лишь излишняя монетизация этого процесса. Очень жаль…

Отношение к ЭКО в разных религиях

Многие верующие не сразу соглашаются на ЭКО, их интересует отношение церкви к ЭКО в России и других странах.

Что же такое ЭКО?

Издавна бесплодие, по мнению религии, считалось не медицинской проблемой, а своеобразным божественным наказанием за совершённые грехи. Во многих религиях принято думать о бесплодных женщинах, как о грешницах, которые только позорят семью. Люди давно забыли про такие предрассудки, но проблемы с началом беременности не исчезли, а их стало гораздо больше! Иногда они способны полностью разрушить брак.

Существуют различным методы, которые помогают при бесплодии, но никто не может гарантировать, что хотя бы один из них сработает. По этой причине многие семейные пары обращают своё внимание на экстракорпоральное оплодотворение.

Но нельзя думать, что медицина достигла такого уровня, что ЭКО может гарантировать результат. Экстракорпоральное оплодотворение дорогая процедура, но спрос на него велик, ведь дети — это то, на чём люди не экономят.

Показания

Основные ситуации когда паре показано ЭКО:

  1. Непроходимость маточных труб. В этом случае шанс встречи яйцеклетки с мужской гаметой равен нулю.
  2. Отсутствие маточных труб. Они могут быть удалены по причине наличия каких-либо заболеваний.
  3. Эндометриоз.
  4. Гормональные нарушения. При гормональных нарушениях может произойти прерывание беременности.

Как вы могли заметить, перечисленные причины относятся именно к женщинам. При мужском бесплодии проблема заключается в количестве полноценных сперматозоидов. Сидячая работа и отсутствие физической нагрузки негативно влияет на мужское здоровье.

Мнение церкви об ЭКО

По недавним данным примерно каждая 7 пара страдает бесплодием. Что же считает православная церковь относительно экстракорпорального оплодотворения? Православие совершенно не признаёт данный метод. Если искусственное оплодотворение церковь ещё может как-то принять, то от экстракорпорального священнослужители даже не рекомендуют, а заставляют отказываться.

По мнению церкви, искусственное оплодотворение приемлемо, потому что брак не нарушается, а ребёнок развивается в женщине.

Введение мужских сперматозоидов женщине, принято называть искусственной инсеминацией. Она не сильно отличается от обыкновенного зачатия, поэтому священнослужители вполне принимают и детей, рождённых таким способом.

Почему ЭКО отрицается

В «Концепции» содержится подробная информация о том, что недопустимым оплодотворением считается именно то, которое по каким-либо причинам происходило вне тела женщины. Также к причинам неприятия метода стоит отнести заготовку, удаление, а главное — консервирование эмбрионов, что с этической стороны недопустимо.

Ещё одно мнение, существующее у представителей православной религии, суть которого заключается в ответственности, ложащейся на пару в результате появления лишних эмбрионов. Осуждение происходит и в тех ситуациях, когда в матку женщины были подсажены живые зародыши, но в результате они погибли.

Проблема, связанная с зародышами, очень часто поднимается во время споров об ЭКО, так как они являются целостными и, как вы могли понять, не имеют вообще ничего общего с телом матери. Православная церковь против экстракорпорального оплодотворения также и из-за следующих операций с зародышами:

  • ликвидация «лишних» эмбрионов;
  • консервация, происходящая с использованием жидкого азота.

Ещё доктор задаёт вопросы о пожертвовании парой зародышей для проведения различных исследовательских мероприятий или же обыкновенного усыновления другими парами. Дело в том, что далеко не у всех поднимается рука на утилизацию эмбрионов, что приводит к проведению экспериментов на зародышах.

От чего ещё рекомендует воздержаться православная церковь?

Сразу стоит обсудить и дополнительный вопрос, касающийся донорства гамет и прочих ограничений, выставляемых религией. Манипуляции такого рода запрещены по причине того, что они порочат брачный союз, так как в процесс могут вмешиваться сторонние лица. Таким образом, попирается и единство личности. Также, по мнению священнослужителей, донорская практика ведёт только к тому, что пара не будет любить чадо сильно, так как оно появилось не «от плоти».

Такое мнение можно считать ошибочном, потому что любой ребёнок только объединяет семьи, заставляя их вкладывать в ребёнка силы и заботу. Также церковь не принимает вариант рождения ребёнка от донора, потому что он будет полностью лишён общения с его настоящими родителями.

Суррогатное материнство, когда женщина, на относящаяся к рассматриваемой супружеской паре, вынашивает для них ребёнка, считается крайне аморальным. Церковь старается пресекать такие ситуации. Представители церкви объясняют это тем, что малыш должен иметь определённую связь с матерью для того, чтобы черпать от неё эмоции и то прочее, что очень важно для его развития. А когда малыш имеет духовную связь и получает эмоции от чужой женщины, он не может считаться ребёнком пары, обратившейся за услугой суррогатного материнства.

Обе описанные методики никак не принимаются православием. Но не стоит забывать и про единственный вариант, который одобряется церковью — усыновление.

Обращение с детьми, появившимися при помощи ЭКО

Стоит отметить абсурдные решения обыкновенных священнослужителей относительно детей, которые были рождены благодаря ЭКО. Иногда их, например, просто отказываются крестить. Представители православия практически никогда даже не берут в расчёт причины, из-за которых пара и прибегла к подобным методам решения проблемы с бесплодием.

Если вам даже откажут в одном храме, но вы всё равно захотите крестить ребёнка, то можете смело обращаться в другой. Потому что в проблеме виноват не ребёнок, а его родители, которые и решили прибегнуть к подобному методу. Даже в Библии сказано, что люди несут сами ответственность за все совершённые действия. Нельзя наказывать детей за те ошибки, которые в своей жизни совершили взрослые! Но необходимо понимать, что представители церкви имеют право попросить родителей ребёнка покаяться в совершённом, но процесс крещения всё равно состояться должен.

Церковь, несмотря на полное отрицание экстракорпорального оплодотворения, обязательно примет любого малыша, рождённого «в пробирке». Он сможет и исповедоваться, и причащаться. В глазах священнослужителей ребёнок точно не будет отличаться от его сверстников, рождённых традиционным способом, но таким детям рекомендуется как можно чаще посещать храм.

Что рекомендует православная церковь семейной паре

Бесплодие, по словам представителей церкви, имеет основную причину, с которой и нужно бороться. Они говорят, что мышление и жизненный уклад — это именно то, что составляет основу данной проблемы. Члены православной церкви рекомендуют воспользоваться следующими советами, которые, по их мнению, помогут победить бесплодие и завести детей:

  • Причастие христовых таинств, а также важная исповедь — это именно то, что поможет исцелить душу человека, а также его тело со всеми функциями и возможностями, в которые входит рождение детей.
  • Соборование — это ещё один метод, к которому рекомендуют прибегнуть священнослужители.
  • Заключение брака на небесах также поможет достичь некоторых результатов в постоянной борьбе с бесплодием. Речь идёт именно про венчание.
  • Лечение бесплодия также входит в советы церкви, причём в него должны входить и народные средства.
  • И последней рекомендацией, про которую иногда забывают, являются постоянные молитвы, при помощи которых происходит обращение к богу. Молитвы обязательно должны идти от души и от сердца. Представители церкви считают наиболее эффективной молитву от бесплодия, но читаться она должна во время службы в храме и с обязательным коленопреклонением.

Также стоит преобрести образ, защищающей от невозможности иметь детей (от бесчадия). За помощью с выбором обратитесь к священнослужителям. Что же касается самого прихода в храм, то женщины обязательно должны ставить свечи перед иконой, которая помогает справиться с бесчадием.

Последним советом от представителей церкви можно считать тот, суть которого заключается в постоянных обращениях к ангелу-хранителю человека, у которого необходимо просить помощи в борьбе со страшным заболеванием. Но данный вариант считается только дополнительным, так как жизнь даёт именно бог и только он имеет право наградить семейную пару возможностью иметь детей.

Что в других религиях думают про ЭКО?

Говоря про отношение церкви к ЭКО, каждый человек должен понимать, что стоит рассматривать не только православную церковь. Рассмотрим основные религии, а также их мнение об экстракорпоральном оплодотворении.

Ислам

Ислам — это одна из наиболее распространённых религий в России, но мнение об ЭКО у её представителей сильно отличается от православного. Представители исламской церкви положительно относятся к такому оплодотворению, но только при соблюдении трёх важных условий:

  1. Ни в коем случае нельзя применять донорские клетки.
  2. Пары, которые решаются на ЭКО, должны состоять в законных отношениях (состоять в государственном браке).
  3. Эмбрионы, срок существования которых превышает 0,25 года, не должны уничтожаться.

Представители исламской церкви также утверждают, что все должны стремиться к продлению своего рода, даже посредством лечения бесплодия. А люди, которые не хотят заводить детей, серьёзно грешат.

Буддизм

Данная религия ещё более лояльно относится к ЭКО, точнее сказать, экстракорпоральное оплодотворение тут даже является одним из советов, который можно получить в церкви. Буддисты рады любым детям вне зависимости от способа их рождения, в любом случае родители получат полное благословение. А любые эмбрионы должны быть спасены, ведь только так можно продлить род.

Иудаизм

Церковь не ограничивает родителей в выборе способа, будь то ЭКО, суррогатное материнство или же искусственное оплодотворение. Единственное существующее ограничение касается суррогатного материнства. На самом деле значения не имеет даже процесс выбора женщины. Важна только её беседа с представителем церкви. Дело в том, что она обязательно должна получить божье благословение, чтобы рождение ребёнка прошло успешно.

Итог

Православная церковь не одобряет метод, суть которого связана с экстракорпоральным оплодотворением. А особый грех заключается в использовании одного из следующих методов:

  • прибегание к суррогатному материнству;
  • выращивание, а также убийство зародышей;
  • наличие донора гамет.

Не допустима консервация зародышей, что не относится к половым клеткам мужчины. Лишние зародыши наиболее этично было бы отдать другим семьям, которые также желают завести детей, таким образом, происходит процесс усыновления, который церковь считает абсолютно нормальным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *