Церковь Марии магдалины Минск

Церковь Марии магдалины Минск

История церкви Святой Равноапостольной Марии Магдалины г. Минска. Часть 2-я.

Фото из Альбома «Минск», 1968 г.

О Переспино-кладбищенской церкви сохранились очень интересные, живые воспоминания, принадлежавшие старожилу нашего города Макарской Елене Павловне в детстве часто посещавшей ее. Эти воспоминания относятся к 20-м годам. «Почти всю свою жизнь прожила я возле кладбища, — рассказывает она, — С двух сторон брамы кладбище было ограждено каменной стеной, в других местах — деревянным забором, высотой примерно 2 метра. В нишах брамы извне и изнутри находились цветные, красивые иконы. Вдоль забора с двух сторон кладбищенской ограды росли туи и пихты. К церкви вела вымощенная каменными плитами дорога. Храм выглядел очень богатым. Над куполом сиял золоченый крест. В дни праздников часто звонили колокола. Кладбище охранял сторож с длинной белой бородой по фамилии Крикунов. У него было три сына: Павел, Евгений и Александр. Последний служил в церкви диаконом. Они следили за состоянием кладбища, могилы копали; зимой разводили костры, оттаивали землю, чтобы легче было копать.

До войны на кладбище росли березы, возле храма — каштаны. Весной необыкновенно красиво было: каштаны цветут и кажется будто свечи зажглись на деревьях… Внизу под каштанами хоронилась городская знать. Кладбище было совсем старое мама рассказывала, что на одном месте по раз пять хоронили. Ближе к церкви находили упокоение богатые, а тех кто по-беднее, закапывали ниже… До чего ж там было красиво! Решетки оград резные, памятники мраморные, гранитные, надписи на них не похожи одна на другую. Особенно зимой мне там нравилось. Раньше зимы были не такие как сейчас, морозы стояли сильные. Я в школу бегала через кладбище, но как бы не опаздывала, по кладбищу всегда медленно шла. Решетки в инее, памятники в снегу, а я иду и представляю, что это мое царство… В 1932 году кладбище разграбили. Поснимали мраморные памятники, посвозили решетки. Какую красоту уничтожили!..»

Снятые могильные плиты пошли на изготовление дорожных бордюров и мощение тротуаров. А храм в 1933 году был закрыт под склад для хранения зерна и картофеля. Неожиданно для всех он возобновил свою деятельность на Крещение Господне 1934 года. Власти передали церковь в ведение православной общины Минска объединившейся вокруг епископа Бобруйского Филарета (Раменского), викария митрополита Мелхиседека.

Таким образом, второй раз за историю своего существования небольшая кладбищенская церковь на Сторожевке превратилась в кафедральный храм Минской епархии, так как к этому времени все православные церкви города подверглись закрытию.

По воспоминанию протоиерея Бориса Васильева, «…викарный епископ Филарет, не смотря на свои болезни и немощи, старался служить торжественно, неустанно проповедовал, хотя и уставал после службы, добираясь домой трамваем в район Червенского рынка. В большие праздники народа собиралось очень много. В особенности запомнилась Пасха 1937 года, которая была 2 мая, и погода стояла теплая. Народ заполнил половину кладбища. Хор пел великолепно под управлением регента Барановского».

Вскоре всему этому настал конец. 28 июля 1937 года владыка Филарет был арестован. Вместе с ним под стражу взяли: протоиереев Стефана Кульчицкого и Антония Киркевича, иерея Михаила Рубановича, диаконов Якова Барановского и Владимира Лобача, регента Павла Вершинского, прихожан Александра Навроцкого и Марию Раменскую. 1-го ноября того же года все эти люди были расстреляны, приняв мученическую смерть за исповедования веры в Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. С их арестом в Минске прекратила действовать последняя православная церковь города. Храм святой Марии Магдалины превратили в складское помещение отдела коммунального хозяйства. С колокольни содрали маковку, сняли кресты. На куполе с фресок, изображавших евангелистов, соскоблили лики. Изувеченное православное кладбище осиротело, оставшись без духовного окормления.

С началом Великой Отечественной войны, в день празднования памяти Святой Равноапостольной Марии Магдалины (4 августа 1941 года), верующие открыли храм и после его освящения, совершенного иеромонахом Владимиром (Финьковским), в нем спустя некоторое время возобновились богослужения.

Кто возглавил приход первым пока остается неизвестным. Но с июля 1943 года по июнь 1944 года его окормлял протоиерей Константин Щашко, приехавший в Минск из Западной Белоруссии. Он был женат на родной сестре архиепископа Могилевского Филофея (Нарко), проживавшего в Минске и, насколько позволяли обстоятельства военной поры, принимавшего участие в руководстве местной церковной жизнью. В сентябре 1943 года владыка Филофей назначил отца Константина благочинным храмов города. После изгнания немцев из Минска летом 1944 года отца благочинного арестовали, однако затем освободили и он вновь уехал в Западную Белоруссию.

После этого настоятели Сторожевского храма менялись очень часто. Согласно указу архиепископа Минского и Могилевского Василия (Ратмирова), 15 августа 1944 года им стал священник Иоанн Аладьев; 2 ноября 1945 года эту должность занял протоиерей Василий Голубович; 4 марта 1947 его сменил протоиерей Григорий Гиацинтов; 9 сентября того же года — игумен Иосиф (Стулевич). По распоряжению новоприбывшего архиепископа Минского и Белорусского Питирима (Свиридова) 13 марта 1948 года в должность настоятеля вступил протоиерей Александр Рождественский, одновременно являвшийся бухгалтером Епархиального Управления.

Возможно, такая ротация кадров была связана с тем, что власти намеревались вскоре закрыть храм и не были заинтересованы в том, чтобы кто-либо из настоятелей основательно ознакомился с состоянием приходских дел и хоть в какой-то степени помешал им в этом.

Предчувствуя подобное намерение властей, прихожане храма в 1949 году, проявив огромное прилежание, сумели произвести его капитальный ремонт, но это не остановило сильных мира сего. На заседании Минского городского Совета депутатов трудящихся 27 октября 1949 года церковь постановили закрыть, ее имущество передать в пользование Епархиального Управления, а в помещении храма открыть центральный государственный архив фото-кинодокументов Белорусской Советской Социалистической Республики.

Как развивались события дальше видно из письма прихожан храма, составленного 3 февраля 1950 года на имя Уполномоченного Совета по делам РПЦ при СМ СССР по БССР т. Семенова. В этом письме читаем: «В воскресенье 29 января 1950 года в храм после литургии зашел Областной Уполномоченный и объявил нам, что наш храм на Сторожевском кладбище закрывается и отдается под архив. Присутствующие за богослужением верующие прихожане Сторожевской церкви были поражены таким заявлением. Всех охватило недоумение: за что на нас такая немилость и почему у нас забирают храм? В прошлом 1949 году мы, прихожане, с большими трудностями и затратами произвели капитальный ремонт храма, привели его в надлежащий вид и порядок, оплатили все сборы государству, и вдруг нас лишают нашего религиозного утешения, нашего храма, и когда, накануне Великого поста, накануне Пасхи, когда церковь ежедневно призывает нес к молитве. Чем мы заслужили такую утрату? Горю нашему и печали нет предела. А потому обращаемся к Вам с просьбой вникнуть в наше положение, принять во внимание приближение дней Великого поста, Страстной седмицы, Святой Пасхи и в силу всего этого оставить храм на Сторожевском кладбище в пользовании верующих… Прихожане Сторожевской церкви города Минска: Шевелева, Рыковская, Апацкая».

Слезная просьба осталась безответной. Храм был закрыт. Его здание подверглось основательной перестройке: вместо купола и колокольни положили обыкновенную крышу, полностью изменили интерьер и фасадную часть здания, со стороны алтаря устроили вход, обезображенный идолоподобными колоннами…

Фото Ольги Терещенко, 1986 г.

Четыре десятилетия прошло со времени холодной, вьюжно-скорбной зимы 1950 года. В условиях построения нового общества мало кто верил в возможность возрождения в Минске церкви Святой Равноапостольной Марии Магдалины на бывшем, осиротевшем без нее, Сторожевском кладбище. Но «Бог поругаем не бывает». Пришла пора весеннего обновления и в церковной жизни!

В марте 1990 года по благословению Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита Минского и Гродненского, под руководством назначенного им настоятеля протоиерея Иоанна Хорошевича начались ремонтно-реставрационные работы, имевшие целью придать храму первозданный вид. Параллельно с ними в подвальном помещении церкви стали совершаться регулярные богослужения.

Восстановление церкви. Фото Воложинского В.Г., 1990 г.

25 ноября 1990 года свершилось долгожданное освящение полностью восстановленного, приобретшего свой первоначальный облик храма, которому вернули его исконное наименование. Храм «сбросил» с себя уродливые наслоения последних десятилетий, пробудился от смертельно опасной для всех нас немоты, вновь предстал перед взором людским в красоте своих очертаний и форм.

Освящению храма предшествовал крестный ход, вышедший из из Свято-Духова кафедрального собора. В 9:30 звон колоколов возвестил о начале этого духовного шествия. В дар новооткрытой церкви была передана частица мощей Святой Равноапостольной Марии Магдалины. С трепетом и благоговением в особом ларце эта частица мощей была внесена под своды возрожденной церкви. В тот памятный день храм не смог вместить всех молящихся, многие из которых стояли вокруг него, с радостью внимая звукам Божественной Литургии.

Огромная работа была проделана в последние годы по благоукрашению интерьера церкви, благоустройству прилегающей к ней территории. Вокруг храма возвели каменную ограду. Рядом с ним построили крестильную церковь, освященную в 1995 году владыкой Филаретом во имя Святого Иоанна Предтечи.

Двумя годами раньше (1993 год) в ознаменование празднования 200-летия Минской епархии неподалеку от входа в храм Марии Магдалины соорудили и освятили памятный знак в воспоминание о всех ранее погребенных на многострадальном Переспинском (Сторожевском) кладбище.

Фото Воложинского В.Г., июнь, 2008 г.

В 1997 году Свято-Марии-Магдалининской церкви исполнилось 150 лет. Это событие было отмечено торжественным Архиерейским богослужением. Государство возвратило приходу здание бывшей церковно-приходской школы (1903-1904 гг.), где ныне проводятся занятия с детьми, изучающими Закон Божий.

В 1998 году вблизи церкви возвели и освятили часовню в честь Собора Белорусских Святых, где в настоящее время регулярно совершаются молебны, служатся панихиды и читается Псалтырь.

К 2000 году была завершена роспись храма, начатая в 1996 году художником-иконописцем Виктором Довнаром. Асфальт, на прилегающей к нему территории, заменен декоративной плиткой, цокольная часть облицована натуральным чувашским камнем. При храме работает свечная мастерская, действует сестричество и библиотека-читальня.

Свидетельством немалых трудов, положенных на восстановление храма, является то знаменательное обстоятельство, что за время возобновления в нем богослужения его трижды посещал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: в 1991; в сентябре 1998 года (тогда Святейший приподнес в дар приходу напрестольный крест) и в 2002 году.

Архивные материалы:

  1. Национальный Исторический Архив Беларуси. Фонд 119, опись 1, дело 782а.
  2. Национальный Исторический Архив Беларуси. Фонд 295, опись 1, дело 29.
  3. Национальный Исторический Архив Беларуси. Фонд 136, опись 1, дело 6800; дело 36660; дело 41094; дело 41145; дело 41154.
  4. Национальный Архив Республики Беларусь. Фонд 93, опись 1, дело 450.
  5. Национальный Архив Республики Беларусь. Фонд 951, опись 1, дело 27.
  6. Центральный архив КГБ РБ. Следственные дела №10021-с, №10927-с, №23379-с.
  7. Собрание древних актов и грамот городов Минской губернии, православных монастырей, церквей и по разным предметам. Минск. 1848.

Литература:

  1. Архимандрит Николай. Историко-статистическое описание Минской епархии. СПБ. 1864.
  2. Описание церквей и приходов Минской епархии. Минский уезд. Мн. 1879.
  3. Описание Минского кафедрального Петропавловского собора. Мн. 1878.
  4. Ст.Г. Рункевич. История Минской епархии. Мн. 1901.
  5. Протоиерей Павел Афонский. Триста лет в православии. Мн. 1913.
  6. В.Н. Денисов. Площадь свободы в Минске. Мн. 1985.
  7. Церкви и приходы Минска. Мн. 1996.
  8. А.Л. Грывянёу. Царква Святой Марыi Магдалiны на Старажоускiх могiлках (з пачатку 19 ст. да нашых дзён) — «Архiварыус», вып.2. Мн. 2004.

Периодика:

  1. Минские Епархиальные Ведомости. 1870, №12; 1888, №2; 1915, №2; 1991, №3(19).

Воспоминания:

  1. Протоиерея Бориса Васильева;
  2. протоиерея Иоанна Хорошевича, настоятеля Свято-Марии-Магдалининской Церкви;
  3. Макарской Елены Павловны (в машинописи);
  4. архив священника Феодора Кривоноса, клирика Свято-Духова кафедрального собора.

» В начало » Часть 1-я

» В начало » Часть 2-я

История церкви Святой Равноапостольной Марии Магдалины г. Минска. Часть 1-я.

Фото Ольги Матвеевой, сент. 2006 г.

Земля, на которой ныне возвышается храм Святой Марии Магдалины, с древнейших времен принадлежала православным жителям города Минска. Еще в 1623 году минский судья Мартин Володкович пожертвовал ее на содержание монастыря Святых Апостолов Петра и Павла, который до конца 18 века оставался единственной обителью города, сохранившей приверженность традициям Греко-Восточной Церкви.

В ту пору в этих местах располагался фольварок Переспа. Его название происходило от слова «пересыпать». Оно свидетельствовало о том, что некогда местность вокруг Свято-Марии-Магдалининской Церкви была перекопана валами и являлась своеобразной сторожевой заставой, предварявшей подъезд к Минску со стороны Вильно.

Известный литератор и краевед 19 века Владислав Сыракомля приводит следующее пояснение слов «Переспа»: «…происходит от названия окопа, который окружал городище древних славян. Переспа попросту присыпь, вал оборонительный». Не случайно и ручей, протекавший в этих местах, имел аналогичное название. Он вытекал из бывшего Комаровского болота и впадал в реку Свислочь несколько ниже современного Комсомольского озера. С давних пор местность эта называлась также Сторожевкой.

Фольварок Переспа неизменно пребывал во владении Свято-Петро-Павловского монастыря. По данным ревизии за 1795 год в нем проживало «14 душ обоего пола». Вероятно, задолго до этого подле фольварока возникло кладбище, на котором производились захоронения православных жителей Минска. Эти захоронения стали особенно частыми после вхождения Белоруссии в состав Российской империи, в связи, с чем возник вопрос о необходимости построения на Переспе кладбищенского храма. Важно было благоустроить окружающую местность, придать кладбищу пристойный вид, так как оно находилось в состоянии крайнего разорения: не имело ограды и даже использовалось в качестве выгона для скота.

С инициативой о наведении порядка в районе Переспы и возведении там храма выступил архимандрит Свято-Петро-Павловского монастыря Лазарь, ходатайствовавший об этом перед архиепископом Минским, Изяславским и Брацлавским Виктором (Садковским) в рапорте от 20 мая 1794 года. «В городе Минске на отведенном поле для погребения мертвых тел не имеется церкви», — писал архимандрит, — «между тем на создание оной есть благоволение здешнего правительства и гражданства, к этому приготовлена потребная деревня и имеется денежная сумма… Нижайше прошу архипастырское преподать благословение».

Губернатор Минска Захар Корнеев поддержал инициативу отца Лазаря и летом 1802 года на Переспенское кладбище была перевезена бывшая униатская Свято-Георгиевская церковь, за которую, как свидетельствуют документы, власти заплатили лютеранам (владеющими ею в то время) 150 рублей ассигнационной монетой. 26 сентября 1804 года эту церковь освятили в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины. В том же году при ней открыли богадельню.

Тяжелые испытания выпали на долю жителей Минска в период войны 1812 года. Многие православные храмы Белоруссии подверглись осквернению со стороны захватчиков. В недавно благоустроенной кладбищенской церкви французы разместили пороховой склад.

Но особенно пострадали тогда кафедральный Свято-Петро-Павловский и Свято-Екатерининский храмы города. Богослужения возобновились в них только в 1814 году после проведения основательного и очень затратного ремонта. Поэтому в течении всего 1813 года православное духовенство этих храмов во главе с архиепископом Минским и Литовским Серафимом (Глаголевским) вынуждено было служить на Переспе, церковь которой стала на непродолжительное время кафедральной.

Тогда же значительно расширилась территория Переспинского кладбища, что было связано с массовыми захоронениями на нем воинов, погибших во время боевых действий с французами под Аустерлицем (1807г.) и в Отечественную войну 1812 года.

Свято-Марии-Магдалининская деревянная церковь действовала до 1835 года, пока в Минске не произошел страшный пожар. Вспыхнувший 30 мая в день проведения контрактовой ярмарки, он бушевал около 8 часов и нанес огромный ущерб многим гражданским, культовым и частным зданиям города. Огненная стихия не пощадила и Переспинскую церковь. Она сгорела дотла вместе с богадельней.

Крестный, благостный труд по восстановлению храма было поручено понести протоиерею кафедрального собора Святых Апостолов Петра и Павла отцу Петру Елиновскому. Памятуя о пожаре 1835 года, уничтожившему почти половину Минска, местные власти распорядились о возведении на кладбище каменного храма. Строился он на народные «доброхотные подаяния» в продолжение 3-х лет. Его освятили 26 октября 1847 года, как и предыдущий назвав в честь святой мироносицы Марии Магдалины. Недалеко от храма возобновили деревянную богадельню.

Духовно окормлявший этот добрый почин протоиерей Петр Елиновский, был человеком на редкость самоотверженным, бескорыстным, преданным церковному послушанию. Тридцать шесть лет жизни он посвятил пастырскому служению. За внимательное, милосердное отношение к прихожанам заслужил от них редкое уважение и большую любовь. Когда в 1870 году отец Петр почил, в последний путь его провожали: епископ Минский и Бобруйский Александр (Добрынин) и целый сонм духовенства, более шестидесяти человек! В крестном ходе от кафедрального собора до построенной им новой каменной церкви шли не только православные жители Минска, но также немало поляков, татар и евреев. Свое последнее земное пристанище этот замечательный пастырь обрел в склепе под алтарем Марии-Магдалининского храма.

В богадельне, открытой при церкви, проживало до двадцати четырех человек, в основном, вдовы и инвалиды, в прошлом крестьяне, дворовые или солдаты. Она содержалась за счет Минской городской думы. С 1844 до 1870 через нее прошло 72 человека.

Посещавший Минск в середине 19 века известный этнограф, собиратель фольклора Павел Шпилевский сохранил для нас следующее описание района Переспы: «За семинарским домом (ныне Суворовское училище, — свящ. Ф.К.) начинается Виленская улица, при повороте с которой на Виленскую почтовую дорогу открывается вид православного кладбища, осененного вековыми березами, известного под названием Переспы… кладбище имеет форму овального круга, обнесено с трех сторон рвом, а с четвертой — решетчатой оградой, возле которой находится красивая каменная церковь… построенная вместо сгоревшей… под присмотром минского соборного священника Петра Елиновского».

О Переспинском храме сообщается также в «Описаниях церквей и приходов Минской епархии» (Мн. 1879г.): «К кафедральному собору, — читаем в этом издании, — приписана Сторожевская кладбищенская церковь, с престолом во имя Святых Жен-Мироносиц. Церковь сия зданием каменная, устроена на благотворительные средства… с одним открытым куполом и фронтонною колокольнею. По своему наружному и внутреннему виду находится вполне в удовлетворительном состоянии и, кроме того снабжена всею необходимою утварью для совершения богослужения».

В конце 1879 года храм на Сторожевке получил статус приходского. К нему был назначен отдельный причт. «При этом, — как пишет протоиерей Павел Афонский, — из числа прихожан Екатерининского собора к новообразованному приходу были отчислены все православные купцы, мещане и крестьяне, жившие по левую сторону реки Свислочь, на Троицкой горе и в других заречных частях города».

В 1880 году был учрежден строительный комитет, которому поручили возвести деревянные помещения для причта. Уже к декабрю следующего года эту задачу выполнили. Причтовый дом вырос неподалеку от кладбища, на углу улиц Сторожевской и Николаевской (ныне Кропоткина). Первым настоятелем храма стал протоиерей Иоанн Проволович, входивший в состав Кирилло-Мефодиевского братства, действовавшего при Минской Духовной Семинарии.

В «Памятной книжке Минской епархии за 1901 год» сообщается, что приход Свято-Марии-Магдалининской церкви объединял 773 человека. Кладбище занимало 6 десятин земли.

Так выглядела церковь в конце XIX — начале XX вв.

В 1903-1904 годах для причта был построен каменный одноэтажный двухквартирный дом, в котором в котором разместилась также церковно-приходская школа. На погосте церкви возвели каменную браму, ниши которой благоукрасили иконами.

С 1900 года настоятелем храма служил протоиерей Василий Павлюкевич. Он происходил из простой крестьянской семьи, но сумел одним из лучших окончить в свое время Минскую Духовную Семинарию (1873г.). В дальнейшем «за беспорочную службу» был награжден наперсным крестом, орденом Святой Анны 3-й степени, серебренной медалью в память царствования императора Александра III, серебренной медалью в память участия в деятельности Красного Креста во время русско-японской войны.

В 1914 году отца Василия перевели в Слуцк, назначив настоятелем Свято-Михайловской церкви. 20 августа 1926 года за попытку оказать противодействие монахам Слуцкого Свято-Троицкого монастыря в их стремлении перейти в обновленчество он был арестован, затем освобожден. Как сложилась дальнейшая судьба — неизвестно.

После отца Василия Павлюкевича храм на Сторожевке (с 1915г.) окормлял священник Петр Сущинский, до этого являвшийся настоятелем церкви Преображения Господня в Заславле. В его послужном списке говорилось: «богослужения совершает благоговейно, по чину. Пастырские обязанности исполняет усердно». В Заславле отец Петр особенно проявил себя в деле преподавания Закона Божьего. За «отличное отношение к своим обязанностям законоучительства и заведование церковно-приходской школой» не раз отмечался наградами. И в Марии-Магдалининском храме он немало потрудился на своем любимом поприще научения детей основам Закона Божьего.

В это время шла Первая мировая война, вызвавшая огромное разорение в жизни местного общества. Сторожевское кладбище стало стремительно заполняться все новыми и новыми жертвами военного лихолетья. В Минске действовало несколько тыловых госпиталей, в которых многие умирали. Немало погибших поступало и непосредственно с фронта. В 1915 году площадь кладбища превысила 11 гектаров!

На нем возвели небольшую часовню для отпевания умерших. В целях захоронения павших в боях воинов стали использовать участок земли в районе современной улицы Червякова, где позднее (в 50-е годы XX столетия) был открыт Сторожевский рынок.

По данным на 1917 год настоятелем Переспинского храма служил протоиерей Илья Флеров, которому помогали два псаломщика: Владимир Александрович Спасский и Владимир Валентинович Терравский.

О последнем из них хотелось бы сказать несколько слов особо. Владимир Терравский происходил из семьи духовного звания. В 1902 — 1913 годах являлся регентом минского архиерейского хора. Это был композитор, дирижер, фольклорист, оставивший о себе очень добрую память и среди верующих людей, и в кругах светской музыкальной интеллигенции. В 1920 году он стал художественным руководителем хора первого Белорусского Государственного Драматического Театра (ныне Театр имени Янки Купалы). В том же году издал сборник народных песен под названием «Беларускi лiрнiк». Впервые его арестовали в 1921 году по вздорному обвинению в сотрудничестве с польской разведкой, приговорив к 5 годам заключения в Смоленской тюрьме. После досрочного освобождения он вернулся в Минск и до 1933 года вновь служил псаломщиком в церкви Святой Марии Магдалины. Затем вышел на пенсию и мирно проживал у себя дома. В 1938 году его арестовали второй раз, приговорив к расстрелу…

Жестокие испытания пришлось пережить православным жителям Минска после изменения политического строя в стране, вызванного революцией и последовавшей гражданской войной.

В апреле 1922 года церковь Святой Равноапостольной Марии Магдалины наряду с другими храмами Восточной Белоруссии, была ограблена в ходе проведения компании по изъятию церковных ценностей. С одиннадцати икон, украшавших ее представители властей сняли серебрянные ризы. Кроме того, из алтаря храма безбожники забрали, отлитые из серебра: чашу, дискос, звездицу, лжицу, дароносительницу, дарохранительницу и два напрестольных креста. Общий вес изъятого составил 16 фунтов драгоценного металла. Для сравнения из Свято-Екатерининский церкви было забрано предметов на 19 фунтов, из Свято-Александро-Невской — на 11.

В 20 годы настоятелем Сторожевского храма подвязался протоиерей Иоанн Язвицкий, до революции исполнявший обязанности ректора Минской Духовной Семинарии, в 1925 году несший послушание секретаря митрополита Минского и Белорусского Мелхиседека (Паевского). Вскоре арестованный, он был сослан на Соловки. После освобождения проживал во Владимирской области. Умер в 1936 году.

» В начало » Часть 2-я

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *