Труждающиеся и обремененные

Труждающиеся и обремененные

<<< БИБЛИОТЕКА >>>

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Проповеди

НЕДЕЛЯ 36.
«ПРИИДИТЕ КО МНЕ ВСЕ ТРУЖДАЮЩИЕСЯ И ОБРЕМЕНЕННЫЕ…».

Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть».

О какие поразительные слова, о какое безмерное дерзновение сказать что-либо подобное!

Такие слова мог сказать только истинный Сын Божий, Господь и Бог наш Иисус Христос.

«Все предано Мне Отцем Моим». Что же это, что предано Ему Отцом Его?

Все, все: вся вселенная, все бесчисленные звездные миры, все попечение о чинах ангельских, о роде человеческом, все исторические события в жизни народов – все, все предано в руки Его, весь промысл о мире, о человечестве. Он, Вседержитель, недаром так называется, ибо все Ему предано Отцом Его, все содержит Он в длани Своей. Ему, Вседержителю, предан и последний Страшный Суд. Не есть ли это самое ясное свидетельство из уст Самого Господа Иисуса Христа о Его Божественности? О, конечно, есть, о, конечно, так! Только Богу, Богу-Слову мог Бог-Отец предать все.

«И никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому сын хочет открыть». Опять второе свидетельство о Божественности Господа Иисуса Христа: Он непостижим, ни для кого непостижим, а непостижим может быть только Бог.

Он непостижим дотоле, доколе Сам Отец не благоволит кому-нибудь открыть о Нем, открыть, что Он есть Истинный Сын Божий.

Так было со св. апостолом Петром, ибо когда Господь наш Иисус Христос спросил учеников Своих, за кого они почитают Его, тогда блаженный Петр ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго!Тогда Иисус сказал ему в ответ:блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 17), – не плоть и кровь, не люди, не разум человеческий, но Отец Его, Сущий на небесах.

Итак, непостижим Господь наш Иисус Христос в Своей Божественной сущности, итак, Он есть истинный, подлинный Бог, Второе Лицо Святой Троицы. И Он не может быть познан никем, так же, как и Отец Его не может быть познан.

«Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28). Опять какие поразительные по дерзновению слова! Смеют ли какие-нибудь уста человеческие сказать что-либо подобное! Смеют ли призывать к себе все, все бесконечное, бесчисленное множество труждающихся и обремененных, смеют ли им обещать успокоение?!

А Он смел, Он открыл объятия Свои, которые были шире, чем от края земли до края земли, и в эти объятия звал всех, всех бесчисленных труждающихся и обремененных.

О как их бесконечно много! О сколько удрученных нуждой, согбенных старостью; сколько беззащитных, сколько голодных, сколько несчастных больных, сколько униженных и обиженных, сколько страдающих от злобы сильных мира сего!

Если собрать всех с тех пор, когда были сказаны эти изумительные слова, не хватило бы места на земле, чтобы стали все плечом к плечу. И всех этих бесчисленных труждающихся и обремененных зовет Спаситель наш: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы».

Покой, покой, которого так жаждут души несчастных – и не только несчастных – которого так жаждут души всех нас, этот покой обещает Он всем дать.

О как всеобъемлюща Его любовь, как бесконечна широта Его объятий, распростертых ко всем труждающимся и обремененным. О, Господи наш, Господи! Как велик Ты, как свят Ты, как безгранично милостив Ты!

«Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим…». Только тогда, только тогда обрящем покой душам нашим, когда возьмем на себя иго Христово, когда научимся от Него кротости и смирению, ибо без смирения и кротости нельзя идти за Христом, нельзя быть учениками Его, нельзя быть близкими Ему, нельзя быть братьями Его, чадами Его. Только тогда, когда возьмем это иго, найдем покой.

«Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть» (Мф. 11, 27-30). Эти слова, может быть, удивят вас, вы спросите: как, Господи, говоришь Ты, что иго твое благо и бремя Твое легко, когда Сам сказал, что путь к Царствию Божию ведет чрез тесные врата, по узкому пути, когда Сам Ты сказал: в мире скорбни будете, когда святой твой апостол Павел говорит: хотящии жити благочестно гоними будут?

Вы спросите: Господи, Господи! Разве легко быть гонимыми, разве легко идти чрез тесные врата узким и каменистым путем?

Вы спросите с недоумением, у вас, может быть, закрадется сомнение в сердце: легко ли иго Христово?

А я скажу вам: да, да! Легко и чрезвычайно легко.

А почему легко? Почему легко идти за Ним по тернистому пути? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос, потому что Его безмерная благодать укрепляет силы, когда изнываешь под игом Его, под бременем Его; потому что Он Сам будет поддерживать это бремя, этот крест.

Говорю не от разума только, а говорю по собственному опыту, ибо должен засвидетельствовать вам, что когда шел я по весьма тяжкому пути, когда нес тяжкое бремя Христово, оно не было нисколько тяжело, и путь этот был радостным путем: потому что чувствовал совершенно реально, совершенно ощутимо, что рядом со мною идет Сам Господь Иисус Христос и поддерживает бремя мое и крест мой.

Тяжелое это было бремя, но я вспоминаю о нем как о светлой радости, как о великой милости Божией, ибо благодать Божия изливается преизобильно на всякого, кто несет бремя Христово.

Именно потому, что бремя Христово нераздельно с благодатью Христовой, именно потому, что Христос того, кто взял крест и пошел за Ним, не оставит одного, не оставит без Своей помощи, а идет рядом с ним, поддерживает его крест, укрепляет Своей благодатью.

Помните Его святые слова, ибо великая истина содержится в них: «Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть».

Всех вас, всех уверовавших в Него зовет Христос идти за Ним, взяв бремя Его, иго Его. Не бойтесь же, идите, идите смело. Не бойтесь тех страхов, которыми устрашает вас диавол, мешающий вам идти по этому пути. На диавола плюньте, диавола отгоните крестом Христовым, именем Его. Возведите очи свои горе и увидите Самого Господа Иисуса Христа, Который идет вместе с вами и облегчает иго ваше и бремя ваше.

Аминь.

Тружда́ющиеся ( от — «тяжело трудиться») или Фоссо́ры — могильщики, клирики в Христианской церкви, обязанностью которых было подготовка мест для погребения умерших людей.

С распространением Христианства появляется необходимость погребения умерших на специально оборудованных кладбищах . Одним из видов таких христианских усыпальниц становятся катакомбы . Для создания могил и обустройства катакомб появляется специальность — фоссоры. На протяжении первых трех веков трудами фоссоров и создаются катакомбы. На каждом кладбище фоссоры имеют своё объединение. Поскольку изготовление могил это тяжелый труд, то его первые христиане расценивали как религиозный подвиг. Особенно многочисленные надписи с упоминанием о фоссорах относятся к IV веку; но появились они очень рано, в силу необходимости, при сооружении мест погребения. По этой причине фоссоры жили на средства христианской общины данного города и пользовались большим уважением верующих. Их ремесло было сопряжено с опасностью и само по себе, и в силу гонений, когда труд фоссоров объявлялся запрещенным и преступным. От первых трёх веков христианства в катакомбах остались их эпитафии, например: и Домитиллы ). Бароний сообщает о том, что в 336 году император Константин Великий своим указом утвердил 88 человек в качестве фоссоров. Константин освободил их от промыслового налога . Указ Константна подтвердили впоследствии императоры Юстиниан и Анастасий .

Когда устроилась церковь, фосоры были причислены к клирикам . В одном официальном документе 303 года (Gesta purgationis Caeciliani) и в письме (49) Иеронима фоссоры рассматриваются, бесспорно, как клирики. В одной хронике VI века (Mai, Spie. Rom. IX, 133) они ставятся даже выше остиариев ( — » остиарий , фоссор, чтец , иподиакон , диакон , пресвитер , епископ «) и рассматриваются как богоучрежденная степень клира. Под именем «трудников», κοπιαται, κοπιώντες (в смысле fossor, бесспорно, с IV в.; намек на это значение в написи III века), «fossores» являются и на востоке.

При Феодосии II их было в Константинополе свыше 1000. В законах Констанция 357 и 360 года «κοπιαται» прямо называются клириками. В одном прошении сугубой ектении и до нашего времени сохранился след этого церковного положения «копателей»: «Еще́ мо́лимся о плодонося́щих и доброде́ющих во святе́м и всечестне́м хра́ме сем, тружда́ющихся, пою́щих и предстоя́щих лю́дех, ожида́ющих от Тебе́ вели́кия и бога́тыя ми́лости».

Фоссоры занимались не только изготовлением мест для погребения, но и украшениями мест погребения, они были в роли художников и скульпторов. Надписи, барельефы и настенные картины катакомб, всё это — плоды творчества фоссоров.

Начиная с IV века коллегия фоссоров начала вырождаться вследствие изменившихся условий жизни христиан. Фосоры нередко спекулировали местами погребения, продавали локулы в последних катакомбах.

Толкование Евангелия от Матфея 11:28 «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас»

Сначала мы вспомним о распространенной теологической концепции, согласно которой все заповеди Ветхого Завета отменены Новым. После прочтения предыдущих глав, дорогой читатель, я надеюсь, Вы уже поняли, что далеко не все заповеди, изложенные в ветхозаветном Писании теперь недействительны. Потеряли актуальность только те из них, которые Иисус исполнил Своим искупительным служением (см. Мф. 5:17,18) и которые были предназначены для изолированного теократического государства Израиль. Христос Своей миссией никоим образом не исполнил закон о субботе. Указание Бога помнить день, в который Он почил после сотворения Земли, и посвящать Ему этот день (см. Исх.

20:8-11) никак не пересекается с миссией Иисуса. После пришествия Христа Бог не перестал быть Творцом. Давайте вспомним, зачем на землю сошел Христос: примирить человечество с Создателем, явить истинный характер Творца, освободить людей от греха, дать возможность верующим приобрести жизнь вечную через Свою заместительную жертву… Где здесь исполнившийся образ или тень (см. 1 Кор. 10:11, Евр. 8:5) субботы? Как видите, никакой связи со смысловым содержанием четвертой заповеди Декалога в служении Иисуса нет.

Тем более суббота никак не была привязана к государству Израиль и евреям, так как была установлена Богом сразу после творения Земли. В Священном Писании имеется предсказание об ее соблюдении в будущем, о чем мы размышляли в предыдущих главах.

Теперь я попробую доказать Вам, дорогой читатель, путем анализа Библии несостоятельность всех аргументов, которыми сторонники воскресенья пытаются дискредитировать необходимость соблюдения заповеди о субботе.

Некоторые богословы пытаются новозаветное исполнение заповеди о субботе увидеть в знаменитой фразе Христа:

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

Мол, субботний покой христиане нашли в Иисусе. Однако, если проанализировать этот стих без отрыва от контекста, то станет очевидным, что Христос здесь говорил не о замене физического покоя от труда в субботу постоянным успокоением в Господе. Данной фразой Иисус призывает людей, измученных своими грехами и жизненной суетой, обратить свой взор на Него. Человек, познав Бога, начинает смотреть по-другому на многие житейские проблемы, которые раньше занимали его сердце, вызывали переживания и волнения. Узнав через знакомство с Иисусом любящий характер Творца, человек начинает доверять Создателю и Его мудрому закону. Постепенно у истинного христианина изменяются жизненные приоритеты. Поэтому далее, поясняя исследуемый нами текст, Христос так и говорит:

«Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11:29,30).

То есть мы видим, что, согласно данным библейским текстам, покой в Иисусе найдут лишь те, кто научится от Христа, возьмет на себя Его иго, то есть во всем будет следовать мудрому, несложному учению Господа, направленному исключительно на благо самого человека.

Об этом говорил и апостол Иоанн:

«Это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки» (1 Ин. 5:3).

И никакой связи с субботой.

05.09.2013Мф. 11, 28. Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас.
Эта фраза c XIX века забронзовела, превратилась в девиз, причём два боровшихся класса понимали его противоположно. Для «трудящихся», «пролетариев», «рабочих» это — девиз христианского социализма. «Во Христе обретёшь ты право своё» (а не «в борьбе», как у эсеров). Для «ликующих, праздно болтающих» — для всяких «фря», миллионерш — это девиз христианского психоанализа. Мигрень? Нервные припадки? Нет сил слушать разговоры мужа о деньгах и слышать грохот машин в километре от усадьбы?

Обо всех городских штучках в Капернауме слыхом не слыхивали, Иисус говорит совсем о другом. Его «приидите» — цитата из какой-то детской игры вроде «бояре, а мы к вам пришли». Все такие игры по сей день строятся очень просто: одна группа как бы нападает на другую, вторая как бы отбивается. Мы в детстве ещё играли в сватьёв — одни требовали невесту, другие не пускали. Свои отношения с односельчанами Иисус сравнивает именно с такой детской игрой:

«Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели , и вы не плясали».

Сами начали игру, а когда ваш черед подыгрывать, вдруг становитесь в позу и динамите! Это нечестно! Тогда давайте водить буду Я!

«Труждающиеся и обременённые» — это даже не рыбаки с крестьянами. Это жертвы тех самых нечестных водил, так что эта проповедь — на самую любимую Иисусом тему, против ханжей. Да, Иисус не Предтеча, не аскет, неразборчив в знакомствах — так ведь аскет вам тоже не подошёл? Фарисеи, религиозные наставники, истеблишмент Завета, оказывается по сути — Прокруст, который не выдвигает идеал, а предлагает свою смятую простыню считать золотым эталоном и знаменем. Пить надо не со всеми, но и не в полном одиночестве, а вот как раввинат поставит — так и пей. И следи за новыми постановлениями!

Бог не таков — сказал «не убий», значит, не убий, не казни, не мысленно убивай, — в общем, вот чего не хочешь, чтобы сделали с тобой, того и другому не делай. И никаких толкований и приспособлений.

Это вовсе не догматизм и не упёртость, это не слепота, которая не умеет видеть оттенков. Это — камертон, помогающий в хаосе звуков понять, как петь. Никто не должен тянуть одну ноту, как это делает камертон, но без камертона не выйдет затянуть свою уникальную песню.

Конечно, Иисус — не бездушный автомат, повторяющий заповеди. Тогда бы Его не распяли, на Него бы просто не обратили внимания, Его аудитория ограничивалась бы опилками. Иисус — такой же камертон, как Моцарт. Подражать бессмысленно, не слушать — мучение. Проблема в том, что легче всё-таки слушать Сальери. Тем более, Сальери, коли будет надо, может кого-нибудь отравить — главное, пусть травит, кого я укажу.

Среди детских игр одна особенно напоминает отношения Иисуса с соотечественниками. Там, где ведущий кому-то одному незаметно для других даёт колечко и кричит: «Колечко-колечко, выйди на крылечко!» Обладатель колечка должен подбежать к ведущему, все остальные пытаются его схватить. Так и с машиахом: все делают вид, что нетерпеливо его ждут, а сами напряжённо переглядываются с готовностью схватить и распять того, кто посмеет заявить, что кольцо всевластья у него. Потому что интуитивно чувствуют: колечко всевластья вовсе не для блага народного, а для свободы каждого, включая, страшно сказать, женщин и детей. А это вседозволенность и анархия! Такой Христос нам не нужен!! Нам нужен Христос без мытарей и грешников!!!

Ну да, а вы Христу нужны даже такие злобные, вон Он и от вас не отступает. Пошли ко Христу, мужики, хорош понты бросать!

*

«Все». Бывают такие «все», которые вовсе не «все». «Все шахматисты» вовсе не составляют «всего человечества». А вот «все труждающиися и обремененнии» — это все люди, и иудеи, и язычники (Феофилакт, 113).

Слова «труждающиеся» и «обремененные» — разные слова, и можно их противопоставлять, как это сделал Феофилакт (113). Он как бы разделил человечество на две части — иудеи, трудящиеся над исполнением Закона Моисеева, и язычники, просто обремененные грехами.

Иисус и Его слушатели, скорее, воспринимали эти два слова как синонимы, повторение, как описание одного образа двумя красками (в Библии такой параллелизм обычен). Попытка противопоставить эти две краски опасна. Исполняющие Закон обременены грехами, обремененные грехами язычники все-таки имеют свой — или, точнее, природный — закон и трудятся над его исполнением.

Авва Дорофей объяснял эти слова проще, не противопоставляя их: «Как бы говорит: вот вы трудились, вот вы пострадали, вот вы испытали злые вашей непокорности; придите же теперь: обратитесь» (26). Труд и бремя есть труд и бремя гордости, грехопадения, отпадения от Бога.

Постоянное, столь незаметное внешне и даже внутренне усилие быть как бог, а вовсе не труд по выдавливанию из себя пота и из земли хлеба, есть главный труд и главное бремя психики. Понять такое не так легко, для этого нужно целиком переоценить свою жизнь, перевернуть систему ценностей, научиться понимать, что усталость — не от физических усилий, не от творчества, не от любви, не от того, что мы гуляли с любимой под луной, а от того, что, гуляя с любимой, все-таки продолжали любоваться собой, а не любимой и не Богом.

Опасно думать, что «труд» есть труд нравственный, потому что тогда мы впадаем в фарисейство и у нас не остается времени и сил придти ко Христу: мы ведь заняты исполнением закона, пусть даже христианского. Раз и навсегда надо резко сказать себе вслед за блаж. Феофилактом: «Что за труд уверовать, исповедать и креститься!» Ничего трудного в христианстве, в церкви, нет. Это все — отдых после греха. Когда же мы устаем от христианства (а такое ощущение бывает, и часто) это означает, что мы подменили христианство своими планами и усилиями, то есть, собственно, сфарисейничали.

*

Неужели речь идёт о тех, кто увековечен баснями как Муравей? О трудягах, прогоняющих прочь кровоточивых вдов и жалеющих даже крошки для поющих Лазаря? О фарисеях, выгоняющих мытарей?

Или, напротив, речь идёт именно о фарисеях? Ведь это они были обычно нищими, потому что предпочитали изучать Слово Божие, а не «поддерживать минимум благосостояния» семьи. В синагоге, возможно, фарисей и стоял впереди, а «по жизни» он сидел в тёмной лачуге, его пилила жена, плакали детишки… Но был ли он труждающимся и обремененным в точном смысле слова? Не был ли он попросту религиозной богемой, библейским битником, избравшим благую часть?

Значит, «труждающиеся и обремененные» — это ликующие и праздноболтающие, состоятельные, зажиточные, пирующие – за свой счёт, между прочим – заработавшие на скромное пиршество в поте лица? Своего лица, заметьте, не чужого! «Он до смерти работает, до полусмерти пьёт»… Невелика разница с богемным наркоманом, который к тому же себя, может, и не прокормит и даже уморит, зато напишет что-нибудь, отчего тысячи людей повеселеют душой и духом… Если считать соотношение «себе/другим», иная стрекоза куда пользительнее для человечества, чем миллион муравейников… Муравей-то, собственно, отчего остолбенел: он ведь ходил на балет специально посмотреть на танцы Стрекозы, платил безумные по своим меркам деньги, а она почему-то ещё и милостыню просит…

Если понимать «в лоб», то нет более «труждающихся и обремененных» как всевозможные грешники. От чужих грехов человек умирает, от своих устаёт, да так, что иной раз повесится…

В поте лица своего и жене изменяют…

Труд и обременённость следует считать в процентах. Бог зовёт к Себе банкротов, тех, у кого в графе «прибыли» одни убытки. Подобное лечится подобным, говорит гомеопатия. Бог может спасти тех, кто подобен Богу. Таких же неудачников: попытавшихся что-то создать и потерпевших поражение, принявших поражение как часть своей жизни. Бог потерпел поражение в создании человека. Бог это знает о Себе, Откровение Божие есть рассказ Бога человеку о поражении Божием. Человек, правда, склонен рассматривать Откровение Божие как обещание всевозможных побед и одолений, но это именно доказательство того, что человек не соответствует Божьей о себе воле.

«Труждающиеся и обремененные» очень разные. Бог зовёт лишь тех, кто понял тщетность труда, кто несёт бремя, но знает, что бремя человеческой тяжело нести не столько из-за веса, сколько из-за неудобной формы, кривой, да и воняет это бремя, и липкое оно какое-то, всё время хочется руки вытереть… Христово бремя, напротив, лёгкое и прямое. Крест!.. Все человеческие свершения – всего лишь наспех сколоченные имитации, неоконченные шедевры (и это – в лучшем случае!). Сиктинские капеллы и рублёвские иконы, философские системы и научные достижения, — всё выглядит солидно лишь благодаря патине времени либо подслеповатости потребителей. Сами же творцы знают цену своим шедеврам – не того желало сердце, не того… Спаситель и пришёл взыскать погибшее – весь мир… Сгнившее, похожее на небесный свой первообраз как сопля на фонтан… Просто затвердела эта сопля от времени, да позолотили…

Господь и приходит к неудачникам, к тем, кто не смог и, главное, кто признал, что не смог. Признать, что не смог – самое тяжёлое, ибо это признать поражение самого главного в себе, того, что составляет наше достоинство и человечность… Поэтому, может быть, вполне признать своё поражение могут лишь те, кто победил почти все трудности – инертность материала, глухоту людей, собственное тщеславие. Создал картину, государство, теорию единого поля – и, почив на лаврах, вскочил и начал ожесточённо выдергивать лавры из мягких и немягких частей… Всё суета! Всё ничто в сравнении с тем, что должно было бы быть! Чем больше строим, тем больше развалин получается. Чем плотнее приготовляем путь, тем хлипче и болотистее под ногами. Вот таким, кто понял, какое болото под ногами и обратился к Тому, Кто над головой, и открывается Бог. Тем, кто признал своё знание принципиально неполным и опасным этой неполнотой, даётся высший гнозис – Христов агностицизм. Настоящие агностики – именно те, кто знает, что ничего не знает о ближнем, хорош он или плох, спасётся или нет, кто знает, что ничего не знает о Боге, каков Он. Вера вымывает из человека самоуверенность и уверенность, вымывает ложные представления о мире – а они все ложные – и оставляет лишь отчаянную надежду на людей и надеющееся на Бога отчаяние.

Яков Кротов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *