Трудник в монастырь

Трудник в монастырь

ОПЫТ ОДУХОТВОРЕННОГО ТРУДА

Трудничество — это особый вид паломничества, когда человек не только молится, но и работает в монастыре наравне с насельниками во славу Божию. Трудом во святых обителях приносят покаяние, вымаливают просимое, благодарят Бога.

О трудничестве рассказывает игумения Введенского женского монастыря г.Иваново игумения Мария (Перепеча):

Ваш свободный выбор

Обычно паломники приезжают в обитель на два-три дня, чтобы вместе с монашествующими помолиться на богослужении, исповедоваться и причаститься. Если кто-то остается в монастыре дольше, то, по правилам Святых Отцов, ему дают послушание.

Но заставлять при этом никого нельзя. На Афоне, например, когда паломник приезжает на остров ему сразу говорят, что есть возможность помочь монахам в храме или по хозяйству. Скажут только один раз и больше никто напоминать не будет. А у нас в монастырях иногда «предлагают» поработать так, что не откажешься. Выбора не оставляют. Думаю, это скорее советская традиция, чем христианская. Трудничество – дело сугубо добровольное.

До того, как стать монахиней, мне довелось побывать трудницей в различных монастырях. В Пюхтицкой обители несла послушание в гладильной. В Жировицкой — трудилась на кухне. Да и в других монастырях доставалась непростая работа: мыла посуду, чугуны, полы, ночью дежурила на вахте. Но чаще всего убирала в храме — чистила подсвечники, ковры вытряхивала. Физически, бывало, устанешь, но на душе так легко, так радостно и благодатно.

Саму возможность поработать в святой обители человек должен воспринимать как Божию милость. Одно дело убирать клуб, другое — храм. Работа вроде бы одна и та же, но пользу для души не сравнить.

Сначала молитва

Помощь монастырям, особенно женским, — дело богоугодное и душеспасительное. Можно прочитать в «Отечнике» святителя Игнатия Брянчанинова о том, как один святой отец говорит послушнику, что подающий милостыню монахиням получит большую награду, нежели подающий милостыню слепым, хромым и прокаженным.
.
Как-то к нам приехал священник из Белоруссии, и я его попросила помочь нам на сенокосе. Он с радостью согласился, а позже, когда вернулся с сенокоса, подошел ко мне и рассказал историю: «Как-то ездил я по святым местам и остановился в одном женском монастыре. Настроение было молитвенное, не хотелось выходить из храма. Вдруг ко мне подошли сестры и попросили помочь им в хозяйственных работах. Тогда я им отказал, но от этого на душе стало настолько тяжело, что теперь я никогда не отказываюсь, если меня просят потрудиться».

Некоторые трудники, наоборот, говорят, что они из-за своей занятости не успевают молиться, перед причастием Правило почитать. Обязательно нужно молиться. Прежде всего молитва, а уже потом труд.

Монахи обязаны посещать все службы. Трудники молятся на Литургии, но по желанию могут приходить и на полунощницу. Я всем послушания даю так, чтобы их можно было выполнить после службы. Очень редко приходится нарушать это правило ради какой-то неотложной работы, но потом весь день на душе бывает тяжело.
Как правило, все послушания в монастырях даются по силам и по личным склонностям трудников. У одних есть желание помочь на сенокосе, у других – ухаживать за больными и немощными.

По благословению духовника

Многие трудники приезжают в монастырь на время своего отпуска, чтобы оторваться от городской суеты, поработать на свежем воздухе, поэтому трудничество, хоть и с натяжкой, но все же можно можно назвать отдыхом, который подразумевает смену деятельности.

Но здесь возникает вопрос: а не против ли такого отпуска домашние? Нужно так объяснить свое желание жене или мужу, чтобы не вызвать у них недовольства. Господу наши ссоры не угодны. Как же тогда «Отче наш» читать? Как причащаться? Ведь в ссоре нельзя!

Я считаю, что трудником можно ехать в монастырь только по благословению духовника. Не такому благословению, как перед паломничеством берут, а настоящему: сначала посоветоваться, взвесить вместе все за и против, а уж потом строить планы на отпуск.

Трудники, будут ли они монахами или не будут, всегда получат опыт молитвы и опыт одухотворенного труда ради Христа. Такой труд начинается с молитвы, кончается молитвой и осуществляется под руководством священноначалия.

Вернувшись в мир, паломник научится послушанию Промыслу Божию, который для мирских людей проявляется через различные обстоятельства жизни.

НА ПОЛЯХ:

Нет паче послушания, как послушание Церкви! И если токмо тряпочкою притереть пол в дому Господнем, превыше всякого другого дела поставится у Бога… И где же и возрадуемся духом, сердцем и всем помышлением нашим, как не в ней, где Сам Владыка Господь наш с нами всегда соприсутствует! (Прп. Серафим Саровский)

Трудница

Елена живет в Рязани, работает юристом. Но уже не первый свой отпуск она проводит в Горненском монастыре: трудится здесь, на Святой Земле, во славу Божию. О том, почему Елена приезжает сюда, какое послушание и в качестве кого здесь несет, мы поговорили с ней за несколько тысяч километров от дома.
– Как давно вы в качестве трудника посещаете эту обитель?

– Впервые я приехала в монастырь в 2013 году в качестве паломника, но уже с твердым намерением потрудиться на Святой Земле. Такая мысль была у меня давно, но я не знала, как это сделать. В Горнем мне сразу все понравилось. Увидела, что здесь есть люди, которые приезжают специально потрудиться. Для меня стало открытием, что сюда можно приехать и работать, что это доступно. Нашу паломническую группу сопровождала матушка из Горненского монастыря, я у нее стала спрашивать о том, как попасть на послушание. Она говорит: «Обычно благословляют приехать и потрудиться в течение трех месяцев, но в исключительных случаях можно взять благословение на месяц». После возвращения домой нашла в интернете сайт, адрес электронной почты монастыря и написала о том, что на три месяца приехать не могу, потому что работаю, попросила разрешить мне приехать на месяц. И меня благословили приехать на месяц. Первый приезд совпал с Успенским постом. Трудников тогда было немало. Благочинная благословила мне подметать дорожки. Потом многие из трудившихся уехали, а мать Алевтина (благочинная) сказала мне помочь матери Александре с цветами. За ними надо было ухаживать, поливать. Множество цветов растет в горшках и около обоих храмов, и у трапезной, и на кладбище. Это послушание было мне дано на два дня, но по истечении двух дней матушка Александра попросила оставить меня на цветах. Так в течение целого месяца я и ухаживала за ними, пока не пришло время лететь домой.

– Скучали по обители?
– Да. Целый год мне снился Горненский. Всеми мыслями я была там. Потом вновь написала письмо, вновь меня благословили приехать на месяц. Я поехала в этом году в январе.

– Чем занимались зимой?
– Вновь занималась цветами. В январе бывает и дождь, и снег, поэтому цветы надо закрывать, чтобы они не замерзли. Если выглянет солнышко хотя бы на два дня, их надо открывать, чтобы они не попрели. В январе здесь дует ветер хамсин из Африки. Он приносит с собой вредителей. Для защиты цветы необходимо специально обрабатывать. Сейчас (в ноябре) идет сезон хризантем и герани, потом пойдут цикламены и анютины глазки. В монастыре много суккулентов. С матушкой мы ездим в специальные парники в Иерусалиме покупать цветы, потом их пересаживаем, расставляем по территории.

– В свои приезды бываете ли вы в святых местах?
– В третий раз я приехала на Пасху. На схождение Благодатного огня попасть не удалось, но я находилась неподалеку от храма. Очень мне понравилось участие в крестном ходе на праздник Входа Господня в Иерусалим. На Елеонской горе есть камень, с которого Спаситель воссел на осленка. Местные жители, греки, паломники приходят к этому камню с пальмовыми веточками и сплетенными из пальмовых веточек крестами. Потом все спускаются крестным ходом с горы, в руках несут ветви пальм, кресты, иконы. Такой особенный тихий крестный ход мне очень понравился.

– Расскажите о матушке Александре, которой вы помогаете в Горнем монастыре.
– В монастыре мать Александра выполняла разные послушания. Раньше трудников не было, приходилось самим со всеми делами справляться. Она и келейницей была, и поваром, и цветами занималась. Долгое время одна жила в Тверии. Как-то просила у батюшки благословение учить арабский язык, но он ее не благословил. В Тверии мимо ее окон часто проходили арабы и что-то громко выкрикивали. Если бы она знала, то, может, смутилась бы или устрашилась. Может быть, ее оскорбляли или ей угрожали. Хорошо, что не знала языка. В монастыре она живет уже двадцать два года. Я учусь у нее благоговейно относиться к послушанию.

Когда возвращаюсь домой, продолжаю с ней общаться. Иногда меня что-то печалит, а она в тот момент, словно почувствовав, присылает письмо по электронной почте. Бывает, стихотворение или какое-то высказывание пришлет, которое меня утешает.

– Что дает вам трудничество в монастыре?
– Оно учит видеть слабые места, порой обнаруживает нерадивость к послушанию. Жизнь в монастыре учит смирению, молчанию. Матушка Александра любит молчать, поэтому иногда пресекает мое любопытство. Наверное, за этим я и приезжаю в монастырь: учиться молчать и послушания выполнять.

***
Соглашусь с Еленой в том, что порой новые обстоятельства жизни помогают нам по-новому взглянуть на себя, оценить свое душевное устроение. Нередко через встречу с людьми, через общение с ними в процессе совместной деятельности мы приобретаем новый жизненный опыт. У моей героини новый опыт познания себя произошел через соприкосновение с жизнью монастыря в молитве и труде.
Наталья Гордиенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *