Трисвятое по гречески

Трисвятое по гречески

НАЗАД (На предыдущую страницу)

ПРЕДЫДУЩАЯ МОЛИТВА

СЛЕДУЮЩАЯ МОЛИТВА

Трисвятое

Трисвятое

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. (Читается трижды, с крестным знамением и поясным поклоном.)

Святый – святой.

+ Это молитва Трем Лицам Пресвятой Троицы. Под словами Святый Боже разумеется Бог Отец; под словами Святый Крепкий – Бог Сын (Он – Крепкий, или Всесильный, так как Своим воскресением разрушил ад и победил Диавола; Богом Крепким назван грядущий Господь Иисус Христос у пророка Исаии – глава 9, стих 6: Ибо младенец родился нам – Сын дан нам; Владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира); под словами: Святый Безсмертный – Бог Дух Святой (Он, как Бог – вечен, и Он – Дух Животворящий: дает всем жизнь, и особенно духовную, добродетельную жизнь и бессмертие людям). Так как все Три Лица составляют Единого и Нераздельного Бога, заключение молитвы содержит глагол в единственном числе – помилуй нас – относится к одному и тому же Существу Божию.

+ История этой молитвы чудесна. В V веке в Константинополе было страшное землетрясение. Весь народ с плачем молился Богу. Во время всенародного молебствия один мальчик был поднят невидимой силой высоко в воздух, а затем невредимо опущен на землю. Мальчик не мог дать ответа, где он был и что видел; он только слышал стройное и умилительное пение: «Святый Боже! Святый Крепкий! Святый Безсмертные!» Народ понял, что это было пение Ангелов, и все начали петь те же слова, прибавляя: «Помилуй нас!» — и землетрясение прекратилось. Бог помиловал народ Свой. С тех пор эта песнь стала употребляться христианами. Ее поют и читают в Церкви за каждой церковной службой. Она называется также Ангельской песнью Пресвятой Троице.

Песнь Ангелов «Свят, Свят, Свят Господь Бог!» донес до нас еще пророк Исаия: Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его! (Ис. 6, 2-3). Это видение повторяется в Откровении (Апокалипсисе) святого Иоанна Богослова: …посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади… И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: Свят, Свят, Свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет (Откр. 4, 6-8). Эта Ангельская песнь, в которой Бог трижды именуется Святым, была одной из первых вестей о великой тайне Троичности Божества.

«Святые Серафимы через тройное Свят объявляют нам о Трех Ипостасях пресущественного Божества. А через едино господство они возвещают как о единой сущности, так и о едином Царстве Богоначальной Троицы».

Преподобный Иоанн Дамаскин.

«Точное изложение православной веры»

Определение Божества Боже, Крепкий, Безсмертный, по наблюдению преподобного Иоанна Дамаскина, так же рядом стоят в псалме 41, стих 3: Возжада душа моя к Богу Крепкому, живому. И, наконец Трисвятое заключается всенародным воплем Церкви, самой частой ее молитвой: помилуй нас!

«Мы слова Святый Боже понимаем об Отце, не Ему одному только отделяя имя Божества, но зная, как Бога, и Сына, и Духа Святого. И слова Святый Крепкий понимаем о Сыне, не лишая Отца и Духа Святого крепости. И слова Святый Безсмертный относим к Духу Святому, не помещая Отца и Сына вне бессмертия, но относительно каждой из Ипостасей принимая все Божеские имена просто и независимо и верно, подражая божественному апостолу, говорящему: У нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им (1 Кор. 8, 6), и един Дух Святой, в Котором – всё и мы в Нем».

Преподобный Иоанн Дамаскин.

«Точное изложение православной веры»

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Присно – Всегда; во веки веков – вечно.

+ Это краткое, или малое славословие.

Означает оно, что одинаковая слава и поклонение принадлежит и Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и не только теперь, а и всегда, как Единому, Вечному Богу, во все веки, во все роды, постоянно и неизменно.

+ «Бог Един в Трех Лицах. Мы не постигаем этой внутренней тайны Божества, но веруем в нее по непреложному свидетельству слова Божия: Божьего никто не знает, кроме Духа Божия (1 Кор. 2, 11)».

Святитель Филарет.

«Пространный христианский катихизис»

Агиос (греч.ἅγιος — святой; также в жен. родеагиа) — в греческой церковной традиции — обозначение важнейшего лика святости. Было заимствовано в церковнославянский язык (а оттуда в русский) и используется там в двух значениях.

1. Встречается как устойчивое словосочетание с именами изображаемых святых на иконах, фресках, миниатюрах, предметах прикладного искусства. Наиболее ранний пример употребления слова агиос известен в коптском искусстве, в частности, на светильниках конца V века, на рельефе рубежа V—VI вв.

В русской иконописной традиции сначала употреблялось только греческое слово, имевшее несколько вариантов написания, в том числе греческими и славянскими буквами. В последнем случае к греческому окончанию в мужском роде добавляется ъ (агіосъ); в женском роде окончание а приобретает различные варианты написания; не всегда сохраняется артикль; ι иногда заменяется на и. Часто слово «агиос», как несущее сакральный смысл, сокращалось, причём нередко до иероглифического знака с обязательной простановкой титла или а в кружочке со штрихом.

В славянском переводе «агиос» соответствует надписи «святый» («святой») с вариантами сокращения «сты», «сти», «ст», «св». Переводной вариант появляется на русских иконах с XIV века и со временем практически полностью вытесняет греческое слово.

Как начальный текст непрестанного ангельского славословия во имя Святой Троицы (см. Трисвятое) троекратное повторения слова «агиос» может встречаться в изображениях ангелов; однократное — на протодиаконском (в древности на диаконском) ораре, на рипидах, на военных и церковных хоругвях.

2. В русских нотолинейных рукописях второй половины XVII века появление над текстом слова «агиос» указывало на то, что данное песнопение исполнялось при погребении или поминовении усопших.

Значение слова Трисвятое по словарю Брокгауза и Ефрона:

Трисвятое — Молитва Т. (Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас) составлена из серафимского славословия «свят» (Исайи VI, 3) и слов Свящ. Писания: «Боже, крепкий и бессмертный», относящихся к лицам Пресвятые Троицы. Об употреблении ее в древнехристианской церкви упоминает ИоаннЗлатоуст. По учению православной церкви, Т.

вошло в употребление в V в. по следующему поводу. В Константинополе, при патриархе Прокле (438 или 439 г.), произошло страшноеземлетрясение. Из среды молящегося народа был внезапно восхищен на небо один отрок и там слышал ангельское пение Т. По возвращении на землю, отрок поведал, чему был научен, и когданарод воспел эту песнь, землетрясение прекратилось. С того времени Т., по поведению императрицы Пульхерии и брата ее Феодосия, было введено в богослужебное употребление. На халкидонском соборе (451 г.) Т. торжественно было провозглашено отцами собора. Но один из противников собора, Петр, по прозванию Гнафей (сукновальщик), обманом вступивший на антиохийскую кафедру, вздумал воспользоваться молитвою Т. для распространения своих мыслей о лице Иисуса Христа. Следуя Евтихию, он учил, что в Христе — одно только естество — божеское, которым, как капляморем,поглощено было естество человеческое, так что Божество, а отнюдь не человечество, в Нем страдало, распялось и совершало все человеческиедействия. Не принимавших этого учения Гнафей предавал анафеме и для распространения его сделал прибавление к молитве Т. Гнафей решился придать молитве такой вид, чтобы она относилась к одному лицу Иисуса Христа и служила покровом мысли о распятии и страдании на кресте одного Божества Христа, а не человеческой Его природы. По его распоряжению Т. должно было произносить так: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, распныйся за ны, помилуй нас». Добавочныеслова к Т. были отринуты правосл. пастырями церкви, а сам Петр Гнафей в 465 г. низложен был с епископск. кафедры. На его место вступил некто Каландион. Для устранения соблазна, произведенного нововведением его предшественника, он сделал было новоедополнение в молитве Т., предписав произносить ее так: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, Христе Царю, распныйся за ны, помилуй нас». Новое дополнение «Христе Царю» сделано было с целью предостеречь православных от мысли о распятии Бога в Троице. но и оно не могло удовлетворить их: их трудно было заставитьобращаться к одному Христу с тою молитвою, которою они привыкли славословить св. Троицу. Петру Гнафею удалось сновавступить на аннохийскую кафедру и восстановить в прежнем виде сделанное им прибавление. Против него восстали с обличениями Акакий, патриарх константинопольский, папа Феликс III и другие епископы. Они посланиями убеждали его оставитьпроизвольноенововведение. Император Анастасий, следуя внушениям единомышленников Петра Гнафея, не раз покушался ввести в Константинополе его прибавление к Т., но каждый раз встречал противодействие со стороны православных, строго державшихся определений халкидонского собора. Вообще должно заметить, что прибавление к Т. «распныйся за ны» было принимаемо и защищаемо в церквах восточных, а в церкви константинопольской и в западных оно было отвергаемо, или в некоторых из них было заменяемо словами «святая Троица, помилуй нас». После неоднократного осуждения на разных поместных соборах это прибавление окончательно было осуждено на шестом вселенском соборе 81 правилом. Армянедоселе удерживают в молитве Т. слова «распныйся за ны «. См. епископВиссарион, «Обозрение употребительнейших церковных молитв» (изд. 3, М., 1892).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *