Толкование песни песней соломона

Толкование песни песней соломона

Пришло время звучать и этой песне — самой красивой и яркой песни человеческой, песни о верности двух любящих сердец. Воспел её Соломон. Его поразила сила и крепость взаимной любви двух простых молодых людей:
ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные; она пламень весьма сильный.
И хотя говорят о нём, что он — великий знаток любви, нет оснований так думать: если бы он познал истинную любовь, то не смог бы себе завести гарем из семисот жён и трёхсот наложниц .

А если смог, то разливался его источник по площадям, можно сказать, а сердце — было поделено на множество мелких осколков, принадлежащих разным девицам гарема -Пр.5:16-18, потому и утешаться одною женою юностиего — у него не получилось.
Песнь песней родилась у Соломона не потому, чтобы пророчески показать верность невесты — Христу, как считают некоторые Библеисты: слишком по-земному описаны эти отношения, на духовную близость Христа и его верной Церкви первенцев в таком описании — сложно аналогию провести.
А потому эта песнь была написана, что он имел счастье увидеть, как могут любить на земле двое, такую любовь невозможно купить ни за какие богатства мира.
По сути, любовь и верность — одно из главных качеств жениха и невесты, мужа и жены, которая была заложена в человека от сотворения его. Потому и не предусмотрено для Адама нескольких Ев. Потому и сказано было мужьям: «любите своих жён, как свои тела»
Многих удивляет, если Суламита и её жених были богобоязненными людьми — то почему нигде не упоминается, чтобы они вспоминали о Боге?
Но ведь если о Боге не забывать, то и вспоминать не придётся. Есть много способов вспоминать о Боге, и необязательно вслух: любовь и целомудрие, которого держались влюблённые — это те качества, которые сами по себе без слов напоминают о Боге, Основателе семьи. Можно быть уверенными в том, что они в сердцах благодарили Бога за то, что Он дал им друг друга найти. Фарисеи много вслух вспоминали о Боге, а в сердцах его не имели. Необязательно непременно афишировать воспоминание о Боге у двух влюблённых во время их редких встреч.
В общем, самая красивая песня земли — это песня о любви, о которой поведал всем Соломон, ибо много у людей — для песен и восхищения поводов, а такая любовь — Песнь Песней для каждого, кто встретит её.

Основные выводы: если задать вопрос: «что полезного из этой книги могут извлечь нынешние христиане и в чём они могут брать пример у героев этой книги?», — то мы бы ответили, что можно взять пример у Суламиты в верности своему возлюбленному, она не позарилась ни на богатство царя Соломона, ни на положение, которое смогла бы иметь в обществе (положение жены царя несравнимо с положением жены пастуха), ни на славу, ни на возможность иметь всё, что пожелает и т.д.
Мы можем брать с неё пример в том, как сохранять верность Богу и своим брачным спутникам, не соблазняясь ни на что из того, что может нам предложить мир дьявола в веке сём.

И ещё обратили внимание на одну деталь: некоторые богословы утверждают, что Бог дал людям отношения между мужчиной и женщиной исключительно для продолжения рода, а наслаждение — это грех. Однако, книга Песня песней Соломоновых опровергает подобное утверждение.
Глава 1
1:1-3 История описания этой любви начинается с момента, когда Соломон, увидев девушку на прогулке, приказал забрать её в лагерь прогулочных царских шатров, чтобы затем перевезти в Иерусалимский дворец. Суламита же, тоскуя о своём возлюбленном, с которым она неожиданно разлучена, рассуждает в кругу дочерей Иерусалимских -придворных дам царя — так, словно её жених рядом с нею:
1 Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
2 От благовония мастей твоих имя твое — как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя. 3 Влеки меня, мы побежим за тобою;
Она мечтает о том, чтобы снова увидеться с ним, он настолько хорош собой, что многие девушки желали бы стать его возлюбленными.
— царь ввел меня в чертоги свои, Суламита рассуждает о том, что её, можно сказать, похитил царь
— будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино;
достойно любят тебя! однако она всё равно думает о своём возлюбленном и о том, что многие девушки мечтают оказаться на её месте
(здесь не может идти речь о желании Суламиты попасть в объятия царя Соломона: она категорически не желала стать его невестой)

1:4-7 Суламита объясняет обществу придворных дам, рассматривающему её с любопытством, что смугла она — от солнечного загара, а солнечный загар её — от того, что братья заставили её стеречь виноградники:
4 Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. (завесы во дворце Соломона были настоящим произведением искусства и вызывали восхищение, такое же восхищение вызывала Суламита, избранная Соломоном в качестве невесты для себя)
1:5 Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, —
моего собственного виноградника я не стерегла.
Заставив сестру находиться подальше от пастбищ, братья боролись с влюблённостью своей сестры в пастуха, так как собственный «виноградник» — себя самоё – она не устерегла и влюбилась.
Далее Суламита вслух беседует со своим возлюбленным, словно разыскивая его:
6 Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты?

где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?

В ответ она слышит совет Иерусалимских придворных дам, удивлённых её равнодушием к царю Соломону, но интересом к какому-то пастуху:
7 Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих (себя самоё) подле шатров пастушеских.
1:8-10 Приходит Соломон и восхищается красотой своей избранницы, обещая подчеркнуть её красоту ещё более, обрамляя её в золото царских ювелирных украшений:
8 Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
9 Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;
10 золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
1:11-13 Приходит и возлюбленный, Суламита рассказывает ему, что всё то время, пока она вынуждена была сидеть за царским столом с Соломоном, медальон с ароматическим маслом драгоценного бальзама напоминал ей о том, что он — самая важная драгоценность у Суламиты, он — всегда у сердца её, как медальон с бальзамом:
11 Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.
12 Мирровый пучок — возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.
13 Как кисть кипера (винограда), возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.
1:14-17 Эти двое говорят друг другу о том, что не царские дворцы и не несметные сокровища — основание их любви, а сама природа во всей своей силе и красе — отозвалась в них любовью:
14 О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
15 О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас — зелень;
16 кровли домов наших — кедры,
17 потолки наши — кипарисы.

Для понимания книги Песни Песней можно избрать два подхода: мистико-аллегорический и буквальный. Мистико-аллегорическое толкование этой книги было характерно для авторов раввинистического иудаизма, Оригена, Августина, Феофилакта Болгарского. Как правило, персонажи и эпитеты, встречающиеся в книге, толкуются как образы Церкви, Христа, Избранного Народа, Слова Божьего.

Как ни странно, но мистико-аллегорическое толкование книги Песни Песней обычно превалирует над буквальным. Есть ли для этого серьезные основания? Буквальное понимание является исходным при знакомстве с любым текстом вообще, но аллегорическое, художественно-образное уместно, когда в тексте есть указание на такой вид понимания. Таким указанием, например, может послужить описание неестественных явлений или чего-то подобного, например: «Горы прыгали, как овны, и холмы, как агнцы.» (Пс.113:4)

В тексте книги Песни Песней таких указаний нет – в ней говорится о любви между мужчиной и женщиной, которая вполне естественна и понятна каждому. Неестественным представляется то, что книга с описанием столь земной любви находится в Священном Писании. Если она с древних времен рассматривалась как священный текст, можно предположить, что для этого есть основания, которые можно рассмотреть в качестве указаний на необходимость аллегорического толкования. Но так как мы говорим именно о буквальном понимании этой книги, то глубже вникать в вопросы толкования мистико-аллегорического не будем.

В книге явно присутствуют два персонажа – Жених и Невеста. Помимо них, присутствует хор, которому можно отнести реплики, не исходящие от этих двух основных лиц. В книге упоминается и Соломон, которому со временем и приписали авторство этой книги, но отождествлять его с Женихом не стоит. О Соломоне говорится в третьем лице. Ясно также, что книга была написана позже времен Соломона – в ней упоминается Фирца наряду с Иерусалимом: «Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами.» (Песн.6:4) Напомню, что Фирца была первой столицей (еще до Самарии) Северного Царства Израиля.

Невеста названа Суламитой, но скорее всего, это не её собственное имя, а наименование жительницы Сунема, славившегося красивыми женщинами. Оттуда была родом и Ависага – девушка, которая прислуживала престарелому Давиду (3 Цар. 1).

По всей видимости, в основу книги лег следующий сюжет: Царь Соломон хотел взять в свой гарем приглянувшуюся ему девушку, но она осталась верной своему возлюбленному – простому пастуху и не согласилась оставить свою любовь ради роскошной жизни царского двора. На сегодняшний день более популярна трактовка сюжета книги, которую, в частности, передал Куприн в своем рассказе «Суламита», но я сам придерживаюсь той версии, о которой сказал выше. На мой взгляд, в таком сюжете содержится глубокий нравственный и аксиологический (относящийся к системе ценностей) смысл. В этом плане книга Песни Песней была особенно актуальна для общества, где женщина находилась в подчинении мужчины и свобода её выбора часто была под большим вопросом.

Можно предположить, что книга Песни Песней главным образом употреблялась в ходе мероприятий, связанных со свадьбой.

Естественно, книга эта была создана не в одночасье, а претерпела некоторое развитие, приобретая свои нынешние формы. И развитие это шло именно в среде свадебных обрядов. Этим и можно объяснить наличие в книге некоторых подробностей, более уместных для молодоженов, чем для людей, только готовящихся к вступлению в брак.

стол для директора орех Дижон

24 февраля 2009

Другие новости по теме:

  • Страшная опасность мирской музыки
  • Алден Томсон. Библия без цензуры
  • Страшная опасность либерального богословия
  • Хорошие христианские песни
  • Вставка в тексте 1 Ин. 5:7 «Ибо три свидетельствуют на небе…»
  • Колин Уркхарт — «Дорогое мое дитя»
  • О тексте Откр 22:18,19
  • Толкование Матф. 8:22 иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов
  • <<< БИБЛИОТЕКА >>>

    >Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов

    Издание преемников* А. П.

    Лопухина**

    Том V

    1908 г.

    Толкование на книгу Песни Песней Соломона

    Предисловие.

    Глава 1. Невеста, по имени Суламита, сначала в монологе сама с собою, а затем, в обращении к иерусалимским женщинам выражает свою пламенную любовь к жениху и настойчивое искание его. Только что явившейся Жених превозносит похвалами Невесту и в свою очередь выслушивает восторженные повалы себе с ее стороны.

    Глава 2. Третья строфа первого отдела книги. Невеста и Жених взаимно обмениваются похвалами друг другу, но затем под сильными впечатлениями пламенной любви Невеста изнемогает, испытывает как бы болезнь любви и наконец, погружаясь в полусознательное состояние, заклинает дщерей иерусалимских не будить любовь до тех пор пока она не явится сама собою. Описание Возлюбленного со стороны Невесты, весенний привет любви первого к последней и обратно.

    Глава 3. Суламита ночью тревожно ищет своего Возлюбленного и наконец находит его. Торжественный выход царя Соломона и торжество его бракосочетания.

    Глава 4. Похвалы царя своей новобрачной. Признание царя в своих чувствах к ней и новые похвалы ей. Ответное слово невесты.

    Глава 5. Пир возлюбленного. Ночные впечатления невесты в искании своего друга. В беседе с девицами иерусалимскими она превозносит похвалами своего друга.

    Глава 6. Окончание беседы. Невеста с иерусалимским женщинами о своем Возлюбленном. Новые похвалы Соломона своей избраннице. Возлюбленная передает какой-то начальный эпизод из истории своей любви

    Глава 7. Краткая беседа Суламиты с иерусалимскими женщинами. Соломон еще раз восторженно превозносит похвалами свою возлюбленную. Суламита твердо, без всяких колебаний, исповедует свою искреннюю любовь к другу своему и свою безраздельную привязанность ему.

    Глава 8. Возлюбленная выражает страстное желание, чтобы ее отношения к Возлюбленному получили характер большей простоты и интимности. Пламенное исповедание Суламиты несравненной силы истинной любви. О сестре Суламиты. Воспоминание ее о своем первобытном состоянии. В заключение она вновь зовет своего друга, слыша и от него соответствующий призыв, — стремиться на лоно природы для всецелого наслаждения блаженством любви.

    Читать онлайн PDF-версию книги (А.П. Лопухин. Толковая Библия. Том 5. Издание С. Петербург 1908 г.).

    *Список сотрудников, составивших комментарий на книги Св. Писания, вошедшие в состав V тома Толковой Библии:

    • Профессор Киевской Духовной Академии, магистр богословия, Священник Александр Александрович Глаголев.
    • Магистр богословия Профессор Василий Никанорович Мышцын.
    • Профессор Московской Духовной Академии, магистр богословия, Александр Иванович Покровский.
    • Профессор Казанской Духовной Академии, магистр богословия, Василий Иванович Протопопов.
    • Преподаватель Московской Духовной Семинарии, магистр богословия, Николай Петрович Розанов.
    • Преподаватель Петербургской Духовной Семинарии кандидат богословия, Павел Смарагдович Тычинин.

    Примечание. В HTML-версии Толковой Библии в качестве источника библейского текста, использован Синодальный перевод Библии.

    Купить Толковую Библию под редакцией профессора А. П. Лопухина в интернет-магазинах Лабиринт и Ozon.ru.

    Интернет-магазины православной книги

    О неработающей ссылке сообщите нам на e-mail

    Оставить свой отзыв о книге, вы можете на нашем форуме «Душеполезное чтение»

    Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter***

    <<< СОДЕРЖАНИЕ>>>

    Блаженного Феодорита, епископa Киррского, Изъяснительные слова на книгу Песни Песней

    Глава 12345678

    Вступление

    Суемудрый и гордый разум везде высказывает свое неверие, везде находит преткновения. Вдавшись сему толико ненадежному вождю, многие опровергают Богодухновенность книги «Песни песней». Одни говорят, что Соломон в ней писал о себе самом и дщери фараоновой. Другие представляют ее царским разговором, где под именем Невесты разумеется народ, а под именем Жениха – Государь. Какие недоказанные мнения! Если бы сие было так, то знаменитый добродетелями муж Ездра, по пленении народа Иудейского и по сгорении храма и всего в нем заключающегося восставляя чрез Духа Святого священные книги, никогда бы не поместил в число их книгу «Песни песней». Следовательно она, так как и другие Ветхого Завета, имеет творцом своим Святого Духа. Евсевий Палестинский, Ориген Египетский, Киприан Карфагенский, оба Григория, Диодор, Иоанн и другие славные благочестием и мудростью мужи, на коих всегда почти мы можем положиться, никак в этом не сомневаются.

    Но какая же, скажут мне, причина победила других почесть книгу «Песни песней» небогодухновенной? Вопрос сей решить не так трудно.

    А думаю, они, читая ее, и видя в ней мастики, лобзания, бедра, голени, чрево, очи, стакти, нард, крины и прочее, приняли все сие чувственным образом, прилепились только к буквальному смыслу, и потому почли ее недостойною происхождения от такого Божественного начала. Но они обманулись. Им надлежало бы узнать образ изражения Священного Писания. Священное Писание, особенно в Ветхом Завете премногое изражает аллегорически, так что под положенными словами другое замыкает разумение. Таково, например, место у пророка Иезекииля в главе шестнадцатой (Иез. 16) и многие другие.

    Итак, положивши сие, приступим без всякого опасения к истолкованию книги Песни песней, яко Богодухновенной, приступим, призывая в помощь того же Святого Духа и вопия с блаженным Давидом: «Открой очи мои, и уразумею чудеса от Закона Твоего» (Пс. 118:16).

    Я думаю, истолкование сие не неполезно будет. Но может быть, оно иным покажется не выразительным, не точным. В таком случае прошу благосклонного читателя извинить недостатки мои и заменить их своей прозорливостью.

    Поелику мы с Благодатью Божиею приступили к толкованию книги Песни Песней, то прежде всего объясним самую надпись её. «Песнь песней Царя Соломона». Почему Соломон не назвал книгу сию «Песнь», но «Песнь песней»? Мудрые и благочестивые мужи говорят, что в Богодухновенном Писании ничего напрасно не положено, следовательно, и сему должна быть причина.

    Много находим песней у пророков. И великий Моисей сверх других составленных им, воспел победную, когда море, разделившись, открыло Израильтянам путь, а для Египтян соделалось гробом (Исх. 15:1–19). А блаженный Давид на сладкогласных гуслях своих строил также победный, утренний и вечерний гимны. Но Премудрый Соломон ни победную, ни утреннюю, но брачную составил Песн. Победные песни имеют предметом разрушение врагов и освобождение пленных; так как на примере сие: «отъемля брани до конец земли, лук сокрушит и сломит оружие, и щиты сожжет огнем. Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог: вознесуся во языцех, вознесуся на земли» (Пс. 45:9–10) или «Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы… Господь крепок и силен, Господь силен в брани.» (Пс. 23:7–8). В оных убо песнях Пророки воспевают победу Царя и прославляют Его за свободу, дарованную пленным; но в Песни Песней описывается брак онаго Царя и любовь Его к Невесте. Под именем Невесты разумеются здесь избавившиеся от плена, получившие свободу, возвращенные оным Царем, беспрестанно помнящие Его благодеяния, величайшую к Нему любовь и преданность питающие и ни на одну минуту времени от своего Избавителя отделиться не хотящие. Итак, книга Песни Песней, во-первых, потому так называется, что прочие песни для нее составлены и к ней руководствуют; во-вторых, для того, что она научает нас высшим степеням благости Божией и открывает глубокие и Святых Святейшие таинства любви Его к человекам. Ибо это есть верх благости, последняя степень человеколюбия Божия, бесконечная милость, безмерная Любовь, что Творец, Зиждитель, Господь, Бог и Владыка человека, сие бренное, обладаемое страстями, тленное, неблагодарное и бесполезное животное, не только избавил от смерти и ига диавольского, даровал свободу ему и усыновил себе, но и наименовал и учинил его невестой, подобно жениху соединился с ним, излил на него бесчисленные дары, устроил для него и ложе и чертог, облек наготу его, соделался для него сам и одеянием, и пищей, и питием, и путем, и щитом, и жизнию, и светом, и воскресением. Но я бы стал изчислять песок или капли морские, если бы покусился изобразить в точности человеколюбие Божие.

    Юношеский роман

    Часть первая.

    Бузя

    Повествование ведется от лица Шимек — парня, вспоминает о своей первой любви к девочке Буге в те времена, когда им вместе еще не было и двадцати.

    Старший брат Шимек утонул, жена его вышла замуж и уехала, их дочь Бузю взяли к себе родители Шимек. Несмотря на девочку, Шимек, который учился в хедере (еврейской религиозной школе для мальчиков) и поэтому знал много отрывков из Библии, всегда вспоминал «Песнь песней» — строка за строкой: «О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои, как два голубя, волосы похоже на кизочок, спускающихся с горы … »

    Стоял странный день накануне Пасхи, ясный, теплый. Дети могли играть сколько угодно. На улице было очень красиво. Шимек чувствовал себя на удивление легко, ему казалось, что за спиной выросли крылья и он сейчас поднимется ввысь и полетит. Весь двор появилось в новом виде. Двор — замок, дом — дворец, он — принц, Бузя — принцесса. Бревна, сваленные около дома, — это кедры и буки, которые упоминаются в «Песне песней». Бузя, которая уже устала от игры, спросила: «До какого же это времени?» — «Пока не погаснет светило дня и не исчезнут тени с земли», — ответил ей Шимек словами из «Песни песней».

    Его заветным желанием было подняться с Бузэу ввысь к самым облакам и улететь за океан в страну карликов, потомков богатырей царя Давида.

    Самая большая радость для Шимек — ночью под Пасху отправится с отцом в синагогу …

    День пролетел, погасло солнце, бросив последний взгляд на Бузю. Шимек рассказывал о том, как он летит поднебесьем, спускается с вершины, идет лесом, переплывает ручей, чтобы спасти прекрасную царевну, которую украли из-под венца, очаровали и посадили в хрустального замка. «Ты должен ее освободить? «-» А кто же? «-» Не надо лететь так далеко. Послушай меня, не надо «. Очарованный Шимек оглянулся на заколдованную принцессу, которая слилась с волшебным пасхальным вечером. Ему казалось, что она называет его словам из «Песни песней»: «Беги, возлюбленный мой, похожий на серна или молодого оленя на горах бальзамический …»

    Часть вторая

    За зеленью

    Пришло Канун праздника швуес. Дети неслись с горы, любовались природой, чувствовали ветер, слушали голоса птиц и восхищались: «Это наше небо, наш ветерок, наши птички — все наше, наше, наше!

    Обнявшись, они шли земным раем, и Шимек казалось, будто Бузя говорит ему словами «Песни песней»: «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне …»

    Дети сидели на пригорке, забыв нарвать зелень для праздника, и Шимек рассказывал, как они вырастут, с помощью волшебного слова поднимутся выше облаков и облетят весь мир.

    Бузя хотела, чтобы они полетели туда, где живет ее мать, и проучили бы ее отчима. Она закрыла лицо руками и заплакал. Шимек отчитал себя, назвав ослом и болтуном. Ему хотелось сказать ей словами «Песни песней»: «Покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой …».

    Родители, обеспокоенные долгим отсутствием детей, вышли на поиски и, увидев их, обрадовались тому, что они живы-здоровы, а зелень к празднику уже как-нибудь получат. И Шимек подумал: «Замечательные люди — мои родители!

    Часть третья.

    Этой ночью

    Шимек повзрослел, не захотел подражать отцу и поехал учиться. Ранее отец сердился, говорил, что никогда не простит сына, может, только на смертном одре. Потом простил и стал посылать известия: «Посылаю тебе 00 рублей, а также посылает тебе искреннее приветствие мать». Письма Шимек тоже были сухими и краткими: «Твоего письма и 00 рублей получил, посылаю искреннее приветствие матери».

    И вот впервые за время разлуки отец просил приехать на Пасху и сообщил, что Бузя стала невестой и в субботу после швуеса состоится свадьба.

    Шимек примчался домой накануне Пасхи и нашел местечко таким же, каким оставил его много лет назад. «Одного только не стало:» Песни песней «. Двор уже не виноградник царя Соломона. Бревна и доски. уже больше не кедры и буки. И Шимек поставил риторический вопрос: «Куда делся мой юный, свежий, ясный и светлый мир, который благоухает, мой мир с» Песни песней «? ..

    Дом он нашел таким же, каким оставил. Только у отца борода стала еще более серебристой и на широком белом главе добавилось несколько морщин. И мать такая же, только румяное лицо ее немного пожелтело, и, кажется, она стала ниже ростом, и глаза ее покраснели, будто припухли. И Бузя совсем не изменилась, только выросла и стала прекрасной. Когда Шимек смотрел на нее, опять все становилось, которую «Песни песней», как прежде, много лет назад.

    Ему очень хотелось поговорить с ним, но в доме было слишком многолюдно. И Шимек пришли на ум строки из «Песни песней»: «Сад закрыт — сестра моя, невеста. Сад закрыт, источник запечатанный «.

    Они с отцом, как в детстве, отправились в синагогу. Шимек молился вместе со всеми, но мысли его были далеки от молитвы. Полистав свой молитвенник, он открыл «Песнь песней», раздел IV: «О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! ..» Но Бузя теперь чужая невеста, и в душе Шимек вспыхнул гнев против самого себя: «Как я мог позволить, чтобы у меня отобрали Бузю и отдали другому? »

    Отец и сын вернулись домой. «Тихая, теплая, торжественная пасхальная ночь. О ней тихо шепчут звезды наверху. Выход из Египта слышится этой ночью «. Дом был полон очарования. Белые скатерти, серебряные подсвечники, маца на украшенном блюде. «Жаль только, что принца усадили далеко от принцессы». Когда они сидели иначе. Теперь же их рассадили так, что они едва могут видеть друг друга.

    Отец и Шимек громко читали «Песнь песней «, а мать и Бузя тихонечко повторяли:» Много лет не могут потушить любви … и реки не зальют его «.

    Мать отвела Шимек в его комнату, и губы ее прошептали: «Спи спокойно, дитя мое, спи спокойно …» В этих словах — море любви, накопившейся у матери за годы его отсутствия. Он был готов припасть к ней, расцеловать ее руки, но считал, что недостоин этого, и тихо пожелал доброй ночи.

    Оставшись один, Шимек мучительно думал: «Неужели я проиграл свое счастье, проиграл навеки? Неужели я сам, своими собственными руками, сжег свой прекрасный дворец и выпустил прекрасную волшебную царевну, которую я когда очаровал? »

    Этой ночью он понял, что любит Бузю тем священным, пламенным, адским любовью, что так прекрасно описано в «Песни песней»: «Горькое, словно смерть, любовь, жестокие, как преисподняя, ревность. Стрелы его — стрелы огненные. Пламя Божье «.

    Часть четвертая.

    Суббота после швуеса

    Утром мать с сияющими глазами рассказывала о Бузю: «Хорошая партия, красивый жених, порядочный семья, почтенный, богатый дом. Дом — полная чаша «.

    За те считанные минуты, когда Шимек и Бузя остались вдвоем, она рассказала ему о «нем», восхваляя «его» изо всех сил, но вдруг бросила: «Ему далеко до тебя. Где же ему к тебе .. «» Чудесная музыка, прекрасная симфония не прозвучали бы так очаровательно, как эти слова в ушах Шимек «. У них послышался отголосок «Песни песней».

    Бузя пригласила его немного погулять по городу. В последний раз Бузя отпросилась у матери, чтобы пройти с Шимек мест их общего детства. Она подарила ему букет душистых цветов, посмотрев на него прекрасными голубыми глазами из «Песни песней», и взгляд этот проник Шимек прямо в душу. Ему показалось, что он услышал из ее уст слова: «Я принадлежу возлюбленному моему, и мне — любимый мой …»

    Никогда еще Бузя не напоминала ему так Суламифь из «Песни песней», как того дня. И Шимек открыл ей тем утром свое сердце, раскрыл свою душу и признался, что любит ее тем святым, горящим, адским любовью, что описано в «Песни песней».

    «Бузя плакала — и весь мир погрузился в печаль … Так плачет ребенок, когда почувствует, что потеряла родителей. Так плачет любящая мать над ребенком, у нее отбирают. Так плачет девушка, которая оплакивает своего возлюбленного, отвернулся от нее. Так плачет человек над своей жизнью, которая ускользнуло из-под ее ног «. Слишком поздно вспомнил Шимек о Бузю.

    Бузя прекратила плакать, и все ожило. Она стала рассказывать о том, какие письма пишет ей жених. Но она говорила то странным голосом, и Шимек показалось, что этот голос хочет преодолеть другой голос, внутренний. Бузя была такой прекрасной, что Шимек казалось: если бы он назвал ее настоящей Суламифи, это сделало бы честь Суламифи из «Песни песней».

    Прошли дни, недели, прошла первая суббота после шУэса и еще много суббот — а Шимек все еще гостил у себя дома. Каждый день он сидел на горе, где они недавно сидели с Бузэу, где притаились лучшие воспоминания о навеки утраченной юности, о навеки утраченное счастье. Он оплакивал незабываемую Суламифь своего романа.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *