Текст херувимской песни

Текст херувимской песни

В начале Литургии верных отверзаются царские врата, и певцы начинают медленным и протяжным напевом петь так называемую Херувимскую песнь. Слова ее следующие:

Иже херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение.

Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

В переводе на русский язык:

«Мы, таинственно изображающие херувимов, и воспевающие Животворящей Троице трисвятую песнь, отложим ныне всякое житейское попечение. Чтобы поднять Царя всех, невидимо копьеносимого чинами ангельскими, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа».

Составлена эта песнь и введена в употребление, по свидетельству Георгия Кедрина, в VI веке в царствование благочестивого царя Иустина 2-годля того, чтобы во время перенесения Даров с жертвенника на престол наполнять души молящихся самыми благоговейными чувствами.

В этой песни Церковь как бы призывает нас уподобиться херувимам, которые, предстоя престолу Господа славы, непрестанно воспевают Его и славословят трисвятым пением: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф,» и оставить все мысли и заботы о чем бы то ни было земном; ибо в это время Сын Божий торжественно сопровождаемый ангелами («копьеносимый» образ взят из римского обычая, провозглашая императора, поднимать его торжественно на щите, поддерживаемом снизу копьями воинов), грядет невидимо во св. алтарь, чтобы принести Себя на трапезе в Жертву Богу Отцу за грехи человечества и предложить Свое тело и кровь в снедь верным. Эта Херувимская песнь является, в сущности, сокращением древнего песнопения, которое прежде всегда пелось на древнейшей литургии св. апостола Иакова, Брата Господня, а теперь поется у нас только в Великую субботу на литургии св. Василия Великого, совершаемой в этот день: Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет, царь бо царствующих и Господь господствующих, приходит заклатися, и датися в снедь верным. Предходят же сему лицы ангельстии со всяким началом и властию: многоочитии херувими и шестокрилатии серафими, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

В Великий же четверток на литургии св. Василия Великого, вместо Херувимской, поется песнопение, выражающее идею дня и заменяющее собою многие песнопения в этот великий день установления Господом самого Таинства Причащения:

Вечери твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом твоим тайну повем, ни лобзания ти дам, яко иуда, но яко разбойник исповедаю тя: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии твоем; аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

Во время пения Херувимской песни священник, стоя перед престолом, читает особую тайную молитву, начинающуюся словами: Никтоже достоин от связявшихся, плотскими похотьми и сластми, приходити, или приближитися, или служити тебе, царю славы…, в которой просит, чтобы носимый на престоле херувимском Господь очистил душу и сердце его от совести лукавой и удостоил его священнодействовать святое и пречестное тело Его и честную кровь и сподобил быть принесенным дарам сим чрез него грешного и недостойного раба. В это время диакон, взяв в самом начале Херувимской благословение у иерея на каждение, кадит весь алтарь и священника, и с амвона иконостас, лики и народ, причем принято, окадив алтарь, выходить для окаждения иконостаса через Царские врата, а затем, возвратившись в алтарь, покадить на священника, после чего, вновь выйдя через царские врата, кадить лики и народ; в заключение, окадив царские врата и местные иконы Спасителя и Божией Матери, диакон входит в алтарь, кадит престол спереди только и священника, диакон трижды вместе с ним покланяется перед престолом. Священник с воздетыми вверх руками трижды читает первую половину Херувимской, а диакон каждый раз заканчивает ее, читая вторую половину, после чего оба они покланяются по единожды. Прочтя трижды Херувимскую и, поклонившись друг другу по облобызании престола, они отходят, не обходя престола кругом, налево к жертвеннику, чтобы начать Великий вход. Когда диакона нет, священник кадит сам, по прочтении тайной молитвы. Во время каждения и он, как и диакон, читает про себя псалом 50-ый.

Херувимская песнь

херувимская песнь, херувимская песнь слушать
Херуви́мская песнь (греч. Χερουβικός Ὕμνος; кратко по первым словам — И́же херуви́мы) — в византийском обряде (православие и грекокатолицизм) песнопение, которое поётся на Литургии. Херувимская не является молитвой, а есть призыв верующих к духовному сосредоточению, к уподоблению жизни ангелов. Неизвестный автор гимна описывает мистические, невидимые события, происходящие при совершении Литургии.

В частности, Великий вход духовенства из жертвенника в алтарь при хоровом или одиночном исполнении Херувимской песни, — со Святыми Дарами, крестами и евхаристическими малыми копьями, — символизирует добровольное шествие Христа на искупительные крестные страдания в окружении несметных, невидимых воинств копьеносных ангелов, воспевающих Святой Троице троекратное славословие: «Свят! Свят! Свят!». Пение херувимской заканчивается хвалой Богу: «Аллилуиа!».

Церковнославянский перевод херувимской: «Иже херувимы тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех под’имем ангельскими невидимо дориносима чини. Аллилуиа».

Толкование

Трудность вызывает перевод на современные языки второй части древнегреческого текста херувимской (малопонятный глагол и словосочетание в церковнославянском переводе выделены курсивом). Встречающиеся варианты (церковно) — русского изложения гимна в трудах современных переводчиков таковы:

1) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь (ныне) Царя всех приимем, ангельскими невидимо огражденного копиеносными чинми. Аллилуя.

2) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя.

2) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всех в сонмах невидимо копиеносных ангелов. Аллилуя.

3) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всего мира во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

4) Мы все, херувимов тайно (мистически, духовно) образ (икону) являюще и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, — всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем (под’имем) в сонмах невидимо копиеносных ангелов!. Аллилуя.

5) О вы, что херувимов тайно образуете и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспеваете, — всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

«Трижды святой гимн», который упоминает Иоанн Златоуст, может относиться только к анафорической литургии взятой из Ветхого Завета, от книга пророка Исаии, в частности, (6:1-3):

» И это сбылось в год, в котором царь умер Озия, что я видел Господа, сидящего на высоком и возвышенном троне, и дом был полон его славы. И Серафимы стояли вокруг него, каждый из них по шести крыльев, и двумя закрывал свое лицо, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летали. И взывали они друг ко другу, и они сказали, «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!»

В Литургии

На Херувимской песни открываются Царские врата, диакон совершает каждение алтаря, иконостаса и молящихся (малое каждение). Священник в это время стоит перед Престолом и читает особую «тайноводственную» молитву.

Диакон, завершив каждение, становится рядом со священником и они вместе вполголоса, обратившись лицом к иконе Христа на Горнем месте, произносят Херувимскую песнь, причём священник первую часть её, а диакон — вторую. Затем священник и диакон лобызают Престол, отходят к жертвеннику, берут Святые Дары и за свещеносцем выходят из алтаря северными боковыми вратами иконостаса для поминовения Патриарха, правящего архиерея, страны, воинства и всех православных христиан.

При пении второй части Херувимской песни священник с диаконом возвращаются в алтарь через Царские врата со словами «Священство (диаконство) твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно (и во век), и во веки веков. Аминь». Священник поставляет Потир на Престол (точнее — на Антиминс), затем, приняв от диакона дискос, поставляет его слева от Потира. С евхаристической Чаши и дискоса снимаются покровцы и взамен возлагается возду́х (плат), после чего священник трижды кадит Святые Дары, тихо произнося тропари Великой Субботы и покаянные стихи 50-го псалма Давида. Затем Царские врата иконостаса закрываются и алтарная завеса задёргивается.

Херувимская песнь в течение богослужебного года поётся на литургии Иоанна Златоуста и Василия Великого (кроме Великого Четверга и Великой Субботы). В Великий Четверг и в Великую Субботу, а также на литургии Преждеосвященных Даров совершается такой же чин Великого входа, но с иными «херувимскими» песнопениями: «Вечери Твоея тайныя…» — в Чистый четверг на Страстной седмице и «Да молчит всякая плоть человеча…» — в Великую субботу субботу перед Пасхой.

Великий вход духовенства при пение херувимской — одно из самых красочных священнодействий Литургии. Многие русские композиторы написали на текст этого древнего греческого гимна замечательную музыку (например, П.И. Чайковский).

>См. также

  • Херувим
  • Херувимский ладан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *