Святая иулиания лазаревская

Святая иулиания лазаревская

Память ее празднуепия 2 янв. в день престаеления и 23 июня вместе с Собором Владимирских святых. (По старому стилю).

Св. Иулиании родилась в 30-х гг. ХVI в. в богатой и знатной семье дворян Недюревых. Отец ее, Иустин, или Истома, был ключником при дворе царя Иоанна Грозного. Мать ее звали Стефанидой. Шести лет Иулиания осиротела, и ее взяла на воспитание благочестивая бабка ее с материнскои стороны, но, когда девочке минуло двенадцать лет, умерла и она, и Иулиания осталась в семье своей тетки Наталии Араповой. Здесь ее не поняли. Кроткая, молчаливая, молитвенно настроенная, она казалась странной своим двоюродным сестрам, и они преследовали ее насмешками. Но Иулиания была тверда, когда дело касалось ее убеждений. Ее положение было тем труднее, что в ее времена молодых девушек грамоте не учили, наставников у нее не было, а церковь была далеко от усадьбы ее родных, и посещать ее Иулиании не приходилось. Все женские рукоделия она изучила в совершенстве и все ночи напролет проводила, работая для бедных.

На шестнадцатом году ее выдали замуж за богатого и знатного молодого дворянина Георгия Осорьина, сына владельцев села Лазаревское, находившегося в окрестностях Мурома. Там она и провела почти всю свою жизнь. Сильное впечатление произвело на молодую женщину слово священника, сказанное им новобрачным, о семейной жизни. Вся семья мужа сразу же полюбила и оценила ее. Ей поручили управление домом. Но как ни уставала она от ежедневной суеты, она не оставляла ни своей долгои утренней и вечерней молитвы, ни своей тайной ночной работы на бедных. Милостыню она подавала через преданную ей служанку. Услуг от прислуги, по возможности, она избегала, говоря: «Кто я, чтобы Божие создание служило мне.» Однако же много горя пришлось ей претерпеть из-за слуг, часто испорченных и грубых. Как могла, она старалась покрыть недостатки их и взять их вину на себя. И не раз свекор и свекровь упрекали ее за излишнюю доброту.

В неурожайные и голодные годы (1570— 1572) св. Иулиания втайне удвоила свою милостыню. Когда же затем разразилась эпидемия чумы, она так же тайно ухаживала за больными и хоронила умерших. И раньше она всегда хоронила бедных и молилась за них. Когда умерли родители ее мужа, то на поминовение их и на милостьппо св. Иулиания истратила большую часть своего имущества. Муж ее был на царской службе и часто годами не бывал дома, что доставляло супруге его немало скорби. Из их десяти сыновей и трех дочерей четыре сына и две дочери умерли в детстве. Оставшимся в живых мать посвятила всю свою жизнь, но старший из них был убит на охоте, а другой — в бою. Тогда она стала просить мужа отпустить ее в монастырь. Но он уговорил ее остаться в семье ради оставшихся в живых детей.

Св. Иулиания любила слушать чтение Священного Писания, святоотеческих книг и житии святых, которым она старалась подражать, и муж ее, бывая дома, часто читал ей вслух. Уговаривая ее, он указал ей на слова Космы Пресвитера: «Не спасут нас ризы черные, как не погубят ризы светлые». Она покорилась и сказала: «Да будет воля Божия». Но с тех пор она стала проводить жизнь подвижническую. Спала она теперь час или два на дровах, подложив под голову ключи. Когда весь дом засыпал, она вставала на молитву и молилась до утрени.

Потом шла в церковь и, вернувшись после обедни, посвящала весь остальной день домашним делам. По пятницам она совершенно воздерживалась от пищи и проводила весь этот день в строгом уединении, по субботам кормила бедных.

Через 10 лет умер ее муж. Горе детей было страшное, но мать утешала их и наставляла к доброй жизни, чтобы сподобиться христианской кончины, как их отец. «Прежде всего,— говорила она, — любите друг друга, будьте целомудренны и творите милостыню». Милостыня стала ее главной заботой. Имущество свое она уже раздала и входила ради милостыни в долги. Теплые вещи, которые делали еи дети, она раздавала, одевалась зимой как и летом, в башмаки вкладывала ореховую скорлупу.

Однажды суровой зимой, когда Иулиания не в силах была ходить в церковь и молилась дома, пришел к неи священник и сказал, что он услышал голос от иконы Пресвятой Богородицы: «Пойди и скажи милостивой Иулиании: почему она не ходит больше в церковь? Ее домашняя молитва приятна Богу, но не так, как молитва, творимая в церкви. А вы ее почитайте: ей не менее шестидесяти лет, и Дух Святой почивает на ней».

В молодые годы было ей раз в тяжелую минуту жизни явление святителя Николая: задремав после долгои молитвы, она увидела множество бесов, угрожавших ей за ее подвижническую жизнь. Но святитель Николай, к которому она всегда прибегала, явился ей, и бесы исчезли. Он же благословил ее и сказал: «Мужайся, дочь моя, Христос велел мне защищать тебя от бесов и злых людей. Она проснулась и увидела, что кто-то в неизреченном свете выходит из ее комнаты. Она бросилась за ним, но двери все были закрыты,

При конце ее жизни страшный голод несчастного царствования Бориса Годунова заставил ее с семьей и не пожелавшими оставить ее слугами переселиться в пределы нынешней Нижегородской губернии, где еще была пища. Там она велела слугам печь хлеб, смешивая муку с древесной корой и лебедой для себя и для бедных. Количество голодающих увеличивалось, и все они приходили просить у нее хлеба, причем все они уверяли, что он вкуснее испеченного из чистой муки, который раздавало правительство. Там св. праведная Иулиания и скончалась 2 января 1604 г., напутствованная Святыми Тайнами. Болела она всего шесть дней, но на молитву вставала каждую ночь, говоря, что молитву Бог требует и от больных. Перед смертью она сказала: «В молодости я хотела монашеской жизни, но оказалась ее недостойной». Потом она простилась со всеми, обернула четки вокруг своей руки и произнесла свои последние слова на земле: «Слава Богу за все! В руце Твои, Господи, предаю дух мой». И все увидели сияние вокруг ее головы. Утром оказалось, что свечи, которые никто не зажигал, горят вокруг ее тела. Тело свое она велела, явившись одной служанке, погребсти в Лазареве, рядом со своим мужем.

Святые мощи ее были обретены нетленными в 1614 г., когда готовили могилу для сына ее Георгия, причем гроб ее оказался наполненным ароматным миро, от которого исцелялись болящие. Первыми исцеленными быпи дети Чевелевы из Мурома, у которых шла кровь из рук и ног, и множество слепых и других больных Московский дворянин Ковков, страдавший непонятной болезнью, исцелился после того, как натерся песком с могилы праведницы, принесенным ему слугой. Он пришел пешком из Москвы благодарить святую. До последнего времени сохранялся обычай матерям приносить и приводить к мощам св. праведной Иулиании больных детей.

Рядом с ней почивает дочь ее, инокиня Феодосия, могила которой местно чтится. Житие св. праведной Иулиании написано сыном ее Каллистратом (Дружиной) Осорьиным.

  • Село Лазцревасое нахойиось в 4 верастах от Мурома. С 1392 Муром в составе Великого княжества Московского (до начала XV в. — столица Муромскаго княжества). Ныне Муром является районным центрам Владимирской обл. и входит в состав Владимирской епархии. Прав. Иулиания Лазаревская называют также Иулианией Муромской.
  • В пределах Нижегородских прав. Иулиания проживала в с. Вочнево, где и преставилась.
  • В 1614 г. мощи св. прав. Иулиании обретены нетленными и источающими миро. Благочестивый обычай приводить болящих к св. мощам распространился в силу происходящих от них чудесных исцелений.
  • Св. праведница упоминается в числе Муромских святых в рукописи ХXII в.

(+1604 г.)
Память 2 (15) января

Святая праведная ИУЛИАНИЯ ЛАЗАРЕВСКАЯ, МУРОМСКАЯ

Жизнеописание святой Иулиании Лазаревской написано ее сыном. Это единственное сохранившееся подробное описание жизни святой, восполняющее сторицей недостаточность сведений о других.

Родилась Иулиания в 30 е годы XVI в. в г.Плосне у благочестивых дворян Иустина и Стефаниды Недюревых. Шести лет она осталась круглой сиротой. Бабушка с материнской стороны взяла девочку к себе в город Муром. Через 6 лет умерла и бабушка, завещав своей дочери, уже имевшей 9 детей, взять на воспитание 12 летнюю сироту.

Иулиания пользовалась любой возможностью помочь другим. Она избегала детских игр и забав, предпочитая пост, молитву и рукоделие, чем вызывала постоянные насмешки сестер и слуг. Она привыкла подолгу молиться со множеством поклонов. Кроме обычных постов налагала на себя еще более строгое воздержание. Родственники были недовольны, боялись за ее здоровье и красоту. Иулиания терпеливо и кротко переносила упреки, но продолжала свой подвиг. Ночами Иулиания шила, чтобы одевать сирот, вдов и нуждающихся, ходила ухаживать за больными, кормила их.

Слава о ее добродетелях и благочестии разнеслась по окрестностям. К ней посватался владелец села Лазаревское, что неподалеку от Мурома, Юрий Осорьин. Шестнадцатилетняя Иулиания была выдана замуж за него и стала жить в семье мужа. Родители и родственники мужа полюбили кроткую и приветливую невестку и вскоре поручили ей ведение хозяйства всей многочисленной семьи. Она окружила старость родителей мужа неусыпной заботой и лаской. Дом вела образцово, вставала с зарей, ложилась спать последней.

Домашние заботы не прервали духовного подвига Иулиании. Каждую ночь она вставала на молитву со множеством поклонов. Не имея права распоряжаться имуществом, всякую свободную минуту и многие ночные часы занималась рукоделием, чтобы на полученные средства творить дела милосердия. Искусно вышитые пелены Иулиания дарила в храмы, а остальную работу продавала, чтобы деньги раздать нищим. Благодеяния она совершала тайно от родных, а милостыню посылала по ночам с верной служанкой. Особенно заботилась она о вдовах и сиротах. Целые семьи кормила и одевала Иулиания трудами рук своих.

Имея множество слуг и дворни, она не позволяла одевать и разувать себя, подавать воду для умывания; была со слугами неизменно приветлива, никогда не доносила мужу об их поступках, предпочитая брать вину на себя.

Бесы пригрозили Иулиании во сне, что погубят ее, если она не прекратит благодеяний людям. Но Иулиания не обратила внимания на эти угрозы. Она не могла проходить мимо человеческого страдания: помочь, порадовать, утешить было потребностью ее сердца. Когда наступило голодное время и множество людей умирало от истощения, она, вопреки обычаю, стала брать у свекрови значительно больше пищи и тайно раздавала голодным. К голоду присоединилась эпидемия, люди запирались в домах, боясь заразиться, а Иулиания тайком от родных мыла в бане больных, лечила их, как умела, молилась об их выздоровлении. Тех, кто умирал, она обмывала и нанимала людей для погребения, молилась об упокоении каждого человека.

Будучи неграмотной, Иулиания изъясняла Евангельские тексты и духовные книги. И мужа своего она приучила к частой и теплой молитве. Свекор и свекровь ее умерли в глубокой старости, приняв перед кончиной постриг. Иулиания прожила с мужем в согласии и любви много лет, родила десять сыновей и трех дочерей. Четверо сыновей и три дочери умерли в младенчестве, а два сына погибли на царской службе. Преодолевая скорбь сердца, Иулиания так говорила о смерти детей: «Бог дал, Бог и взял. Ничтоже искуса греховна не сотвори, и души их со ангелы славят Бога и о родителях своих Бога молят».

После трагической смерти двух сыновей Иулиания стала проситься отпустить ее в монастырь. Но муж ответил на это, что она должна воспитать и вырастить остальных детей. Всю жизнь Иулиания забывала себя ради других, поэтому и на этот раз она согласилась, но упросила мужа, чтобы им не иметь супружеских отношений, и жить как брат с сестрой. Это был рубеж в жизни праведной Иулиании. Она еще более увеличила свои подвиги и стала вести монашескую жизнь. Днем и вечером занималась хозяйством и воспитанием детей, а ночами молилась, делала множество поклонов, сократив сон до двух трех часов; спала на полу, положив под голову поленья вместо подушки, ежедневно посещала богослужения в храме, держала строгий пост. Жизнь ее стала непрестанной молитвой и служением.

По болезни и усталости Иулиания одно время перестала часто ходить в храм, увеличив домашнюю молитву. Она была прихожанкой церкви святого Лазаря брата святых Марфы и Марии. Священник этой церкви услышал в храме голос от иконы Божией Матери: «Пойди и скажи милостивой Иулиании, очего она не ходит в церковь? И домашняя ее молитва угодна Богу, но не так, как церковная. Вы же почитайте ее, ей уже 60 лет и на ней почивает Дух Святой». После смерти мужа Иулиания раздала свое имущество бедным, лишив себя даже теплой одежды. Она стала еще более строгой к себе; постоянно, даже во сне творила Иисусову молитву. Чем суровее становились подвиги Иулиании, тем сильнее были нападения на нее духов злобы, не желавших признать своего поражения. Однажды, повествует ее сын, Иулиания, придя в маленькую комнату, подверглась нападению бесов, угрожавших убить ее, если она не оставит своих подвигов. Она не устрашилась, а только взмолилась Богу и просила послать святителя Николая на помощь. В то же время явился ей святитель Николай с палицей в руке и прогнал духов нечистых. Бесы исчезли, но один из них, угрожая подвижнице, предрек ей, что в старости она сама начнет «голодом помирать, нежели чужих людей кормить».

Угроза беса исполнилась лишь отчасти Иулиании Действительно пришлось страдать от голода. Но ее любящее и сострадательное сердце не могло оставить умирающих от голода без помощи. Это было в страшные годы (1601 1603), в царствование Бориса Годунова. Люди, обезумевшие от голода, ели даже человеческое мясо. С полей своих Иулиания не собрала ни зерна, запасов не было, скот пал почти весь от бескормицы. Иулиания не отчаялась: распродала оставшийся скот и все ценное в доме. Жила в нищете, не в чем было в церковь выйти, но «ни едина нища… не отпусти тща». Когда все средства истощились, Иулиания отпустила на волю своих холопов (и это в XVI веке!), но некоторые из слуг не пожелали оставить госпожу, предпочитая погибнуть вместе с ней. Тогда Иулиания со свойственной ей энергией принялась спасать близких от голодной смерти. Она научила своих слуг собирать лебеду и древесную кору, из которых пекла хлеб и кормила им детей, слуг и нищих. «Окрестные помещики с упреком говорили нищим: зачем вы заходите к ней? Чего взять с нее? Она и сама помирает с голоду. А мы вот что скажем, говорили нищие: много обошли мы сел, где нам подавали настоящий хлеб, да и он не елся нам так всласть, как хлеб этой вдовы… тогда соседи помещики начали подсылать к Ульяне за ее диковинным хлебом. Отведав его, они находили, что нищие были правы, и с удивлением говорили меж себя: мастера же ее холопы хлебы печь! С какой любовью надобно подавать нищему ломоть хлеба,… чтобы этот ломоть становился предметом поэтической легенды тотчас, как был съедаем!»*

Иулиании приходилось бороться не только с опасностью смерти, спасая своих слуг и близких, но и с еще более страшной опасностью духовной гибели. Ужасна власть голода. Чтобы добыть пищи, люди шли на любое преступление. Иулиания любила своих слуг и считала себя ответственной за их души, которые по ее словам, «были поручены ей Богом». Как воин на поле битвы, она непрестанно боролась со злом, и так сильна была со молитва и влияние на окружающих, что ни один из близких ей людей не запятнал себя преступлением, во время общей разнузданности это было настоящим чудом.

От нее не слышали ни слова ропота, печали, напротив, все три голодных года она была в особом приподнятом и радостном настроении: «Ни опечалися, ни смутися, ни поропта, но паче первых лет весела бе», пишет ее сын.

Жизнь Иулиании подвиг жертвенной любви, до конца отдающей себя людям. Никакие земные блага лично ей были совершенно не нужны, но она знала, что без этих благ людям не прожить и потому жила для других, забывая о себе. Перед кончиной Иулиания призналась, что давно желала ангельского образа, но «не сподобилась ради грехов своих».

Она попросила у всех прощения, дала последние наставления, поцеловала всех, обвернула вокруг руки четки, трижды перекрестилась, и последними ее словами были: «Слава Богу за все! В руки Твои, Господи, предаю дух мой». Присутствовавшие при кончине видели, как вокруг головы ее появилось сияние в виде золотого венца «яко же на иконах пишется». Произошло это 10 января 1604 года.

Явившись во сне благочестивой служанке, Иулиания повелела отвезти свое тело в Муромскую землю и положить в церкви святого праведного Лазаря. В 1614 году, когда копали землю рядом с могилой Иулиании для ее умершего сына Георгия, были обретены мощи святой. Они источали миро, от которого шло благоухание, и многие получали исцеления от болезней особенно больные дети.

Чудеса на могиле праведницы свидетельствовали, что Господь прославил смиренную рабу Свою. В том же 1614 г. святая праведная Иулиания была причислена к лику святых.

В дни Богородичных праздников на Литургии читается Евангелие от Луки о посещении Господом сестер святого праведного Лазаря — Марфы и Марии, ибо Божия Матерь первая среди жен человеческих соединила в полноте путь Марфы и Марии деятельное служение Богу и ближним со служением Духа.

По милости Своей и любви к Руси Пресвятая Богородица дарует святым женам великого народа пройти всю лествицу восхождения для восстановления образа первой жены падшего человечества. На вершину этой лествицы восходит святая праведная Иулиания Лазаревская, исполнившая служение Марфы и Марии. Иулиания удостоилась наставления Пречистой во время молитвы священника в церкви святого Лазаря друга Божия, брата святых жен мироносиц Марфы и Марии, и была погребена в этой церкви. Ее подвиг во всей своей смиренной красоте раскрывает тайну русской женской святости.

О значении имени Иулиании мы говорили раньше, оно знаменует восстановление человеком своего царского достоинства. И не случайно имя Иулиании на Руси было одним из самых распространенных среди мирянок, как Евфросинии среди инокинь.

Подвиг святой Иулиании свидетельствует о том, как глубоко Евангелие вошло в душу и преобразило жизнь древнерусского человека. Эта жизнь не была чем то исключительным и не поражала современников, как поражает нас. Многие безвестные праведницы русской земли прошли и проходят тем же путем.

В ее подвиге особо раскрывается дар любви высшей добродетели и закона Жизни, принесенного на землю Спасителем. Этот дар возрастал в душе праведницы с годами. Для нее «жить» было синонимом слова «любить».

Несмотря на все лишения и тяготы, жизнь Иулиании была поистине святой и счастливой, и она с полным правом могла сказать перед кончиной: «Слава Богу за все!». Любовью горело ее сердце, и те, кому она даровала любовь, утешение, пропитание могли отплатить ей только любовью и молитвами. Потому память о ее святой жизни дошла до наших дней.

Следовать аскетическим путем особенно трудно в миру. Она не была монахиней была почтительной дочерью, любящей матерью, верной и заботливой женой благочестивой, кроткой, работящей, но все добродетели, предписываемые монашеству, она исполняла как истинная подвижница. Оставаясь в миру, она жила по ангельски, ее сердце оставалось непричастным злу, лишения плоти освободили ее дух и подняли на высочайшие ступени восхождения по трудному и страшному пути к Богу.

Мы знаем, что чем труднее становилась жизнь Иулиании, тем светлее и радостнее был ее лик. Благоговейное преклонение вызывает образ этой женщины, жившей в одну из самых темных и страшных годин русской истории. Жизнь святой праведной Иулиании из тех жизней, которые от начала до конца есть прославление имени Божия. Жизнь мира, часто жестокая и кажущаяся бессмысленной становится мудрой и прекрасной в свете великих носителей правды Божией. Их жизнь преодоление зла подвигом любви, явление Неба на земле.

Любовь, окружавшая святую при жизни, продолжает привлекать к ней сердца. И сегодня, как и прежде они находят в ней «печальным утешительницу, болящим посетительницу и сущим в бедах скорую помощницу, приходящим к ней с верою, точащую всем исцеления».

Кроме жития святой, в XVII веке была написана служба, составление которой приписывается ее сыну Дружине Осорьину. На иконе второй половины XVII века «Собор Муромских святых» святая Иулиания изображена вместе со святыми Петром и Февронией, князьями Константином, Михаилом и Феодором Муромскими. В Муромском музее есть икона, на которой святая Иулиания изображена вместе со своим мужем Георгием и дочерью, инокиней Феодосией, ставшей местночтимой святой.

С XVIII века фамилия святой Иулиании Осорьина писалась как Осоргина. В роде Осоргиных старшего сына всегда называли Георгием в память предка. Род святой Иулиании не угас ее потомки оставили свой след в истории России. Один из них, Георгий Михайлович Осоргин, был расстрелян на Соловках это описано у Солженицына в «Архипелаге ГУЛАГ»*

В Париже живет Николай Михайлович Осоргин профессор Православного богословского института, автор ряда книг; он же регент Сергиевского подворья, основанного его дедом в Париже. На подворье есть икона святой праведной Иулиании Лазаревской.

Храм в селе Лазаревское, где находились мощи святой Иулиании (в четырех верстах от Мурома), был закрыт в 1930 году. Рака с мощами, перенесенная в Муромский краеведческий музей, стояла рядом с мощами святых Петра и Февронии Муромских. В год тысячелетия Крещения Руси начались хлопоты о возвращении мощей в православный храм Мурома. И сегодня мощи святой праведной Иулиании Лазаревской открыто почивают в храме Благовещения Пресвятой Богородицы бывшего Благовещенского монастыря города Мурома.

Тропарь, глас 4

Просветившися Божественною благодатию, и по смерти светлость жития твоего явила еси: источавши бо миро благовонное всем болящим на исцеление, с верою приходящим к мощем твоим, праведная мати Иулиание, Христа Бога моли спастися душам нашим.

Тропарь, глас 3

На рамо вземши крест свой последовала еси Христу милостынею, постом и молитвою, всехвальная Иулиание милостивая и всем в мире живущим правило явилася еси жития, темже Вышнее Царствие наследовавши, непрестанно моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Скоропослушливую помощницу вси, сущий в бедах и болезнех, воспоем Иулианию святую, та бо в мире богоугодно поживе и милостыню к нищим безмерну показа, сего ради обрете благодать чудес Божиим ведением.

Величание

Величаем тя, святая праведная Иулиание, и чтим святую память твою, ты бо молиши за ны Христа Бога нашего.

Молитва

Утешение наше и похвале, Иулиание, голубице Богомудрая, яко финикс, преславно процветшая, криле добродетелей священне и посребренне имущая, имиже на высоту Царствия Небеснаго возлетела еси! Похвальная пения памяти твоей радостно днесь приносим, понеже Христос нетлением чудесным тя увенча и благодатию исцелений тебе прослави. Зане любовию Христовою уязвившися, от младости чистоту душевную и телесную хранила еси, пост же и воздержание возлюбила еси, имиже помогающей ти благодати, вся страсти мира сего попрала еси, и, яко пчела, мудро цвет добродетелей изыскавши, пресладкий мед Святаго Духа в сердце свое вселила еси и, еще во плоти бывши, посещения Богоматере сподобилася еси.

Прилежно убо ти молим: молися, госпоже, да подаст нам в Троице славимый Бог твоими молитвами многолетне здравие же и спасение, тишину и изобилие плодов земных и на враги победы и одоления. Сохрани предстательством твоим, преподобная мати, страну Российскую и град сей и вся грады и страны христианский неврежденны от всех навет и козней вражиих. Помяни, госпоже, убогия рабы твоя, днесь в молитве тебе предстоящий, но чрез все житие свое паче всех человек прегрешившия, обаче теплое покаяние о сих приносящий и твоими к Богу молитвами оставление грехов получити просящия, яко да греховных страстей свободившеся, благодарственное пение тебе приносити присно потщимся и прославим всех благих Подателя Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Житие Юлиании Лазаревской

Архангельская А. В.

Повесть о Юлиании Лазаревской (+ 1604) обычно трактуется исследователями не столько как житие, сколько как биографические записки, составленные одним из ее сыновой (Г.П. Федотов называет Дружину Осорьина, Р. Пиккио – Каллистрата Осорьина). В таком случае перед нами — единственная собственно биография древнерусской женщины, замечательная своей правдивостью, простотой и богатством бытового содержания.

С другой стороны, сопоставление структуры «Жития Юлиании Лазаревской» с традиционным житийным каноном позволяет понять, что перед нами – очередной этап эволюции житийного жанра в древнерусской литературе.

Юлиания происходила из муромского дворянского рода. Отец и мать девочки были благочестивы и боголюбивы, но они рано оставили этот свет, и девочка осталась сиротой в 6-летнем возрасте. Юлиания воспитывалась сначала бабушкой (тоже в течение 6 лет), а потом теткой. Родня ее была довольно состоятельной. Описывается, что тихая и послушная Юлиания боголюбива, почтенна, смиренна, не любит детских игр, суеты, песен и смеха, но все ночи проводит за пряжей и пяльцами. Уже тогда она помогает в округе сиротам и нуждающимся. Хотя при отсутствии поблизости храма Юлиания до замужества редко бывала в церкви, но уже в детские годы она терпела насмешки от тетки и двоюродных сестер за свою молитву и постничество: «Сия же блаженная Ульяния от младых ногтей Бога возлюбив и пречистую Его Матерь, и помногу чтяше тетку свою и дети и дщери ея, и имея во всем послушание и смирение, молитве и посту прилежаше, и того ради от тетки много сварима бе и от дщерей ее посмехаема. И глаголаху к ней: «О безумная, что в толицей младости плоть свою изнуряеши и красоту девственную погубляеши?» И принуждаху ея рано ясти и питии. Она же не вдавашеся воли их, но все со благодарением приимаше и с молчанием отхождаше и послушание имея ко всякому человеку. Бе бо измлада крепка и молчалива, небуява и невеличава, от смеха и всякия игры отгребашеся». Таким образом, перед нами предстает традиционный образ ребенка, гнушающегося детскими играми, постника и молитвенника, в силу обстоятельств вступающего в определенный конфликт с властью старших (в данном случае – не родителей, а опекунов-воспитателей). Этот конфликт святая Юлиания, подобно преподобному Сергию, несет с кротостью и смирением, что отнюдь не означает отсутствия внутренней твердости. Представляется весьма характерным упоминание о «крепости» Юлиании: оно находится в русле традиции, неоднократно показывающей телесную и духовную крепость святых подвижников (крепки телом и душою были и преподобный Феодосий, и преподобный Сергий).

Когда Юлиании исполняется 16 лет, она выходит замуж за богатого и добродетельного человека Георгия Осорьина, тоже зажиточного дворянина, и живет с ним в селе Лазаревском, в 4-х верстах от Мурома. Именно с замужеством связывается воцерковление святой: после венчания священник «поучи их по правилом святым закону Божию, она же послуша учения и наказания внятно и делом исполняше». Теперь Юлиания живет близко от храма и никакие внешние препятствия не мешают ей присутствовать на церковных службах. Но в поле зрения ее жизнеописателя попадает не только церковная, и не только духовная сторона ее жизни. Как образцовая жена, она покорна свекру и свекрови и исполнена всяческого почтения к ним. В результате они довольно скоро передают ей все хозяйственные заботы. Послушание родителям мужа и ведение хозяйственной деятельности у Юлиании Лазаревской заменяют собой монашеское послушание. Она кормит и одевает многочисленных рабов и рабынь, задает им работу, но не принимает от них никаких личных услуг: не позволяет им ни снимать обуви, ни подавать воды для умывания. Неразумных она учит кротостию, а не наказанием. Вечером и утром за молитвой она кладет 100 поклонов. Муж ее часто ездит по служебным делам в Астрахань на 2–3 года, но даже в это время она не имеет права распоряжаться имуществом и подает милостыню только из своего рукоделия. Своими руками она обстирывает вдов и сирот и кормит их. После Бога и Богородицы она больше всего чтит св. Николу, который и защищает ее от бесовских страхований.

Во время голода и моровой язвы, еще при Грозном, она хитростью выпрашивает у свекрови пищи, будто бы для себя, и раздает все голодным. Она хоронит умерших, заказывает по ним сорокоусты, а заразных больных, от которых все сторонятся, она моет в бане своими руками, тайно от родителей мужа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *