Священномученик Михаил тихоницкий

Священномученик Михаил тихоницкий

Исповедница Хио́ния Архангельская

Священномученик Тихон и исповедница Хиония Архангельские

Свя­щен­но­му­че­ник Ти­хон ро­дил­ся 30 мая 1875 го­да в се­ле Боль­ше-По­по­во Во­ро­неж­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Ар­хан­гель­ско­го. Ро­ди­те­ли умер­ли ра­но, и млад­ших де­тей — Ти­хо­на и его сест­ру — вос­пи­ты­ва­ли их дво­ю­род­ная сест­ра Зи­на­и­да и ее муж Петр. В свое вре­мя они от­да­ли Ти­хо­на учить­ся в Ду­хов­ную се­ми­на­рию, по окон­ча­нии ко­то­рой он же­нил­ся на бла­го­че­сти­вой де­ви­це Хи­о­нии. Она ро­ди­лась 8 ап­ре­ля 1883 го­да в се­ле Но­вый Ко­пыл Во­ро­неж­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Дмит­ри­е­ва. Впо­след­ствии у от­ца Ти­хо­на и Хи­о­нии Ива­нов­ны ро­ди­лось во­сем­на­дцать де­тей; пер­вая дочь ро­ди­лась в 1901 го­ду, а по­след­няя — в 1923-м. Из всех де­тей вы­жи­ли де­вять: шесть до­че­рей и трое сы­но­вей, осталь­ные умер­ли во мла­ден­че­стве. Вско­ре по­сле вен­ча­ния Ти­хон Ива­но­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка ко хра­му в се­ле Тро­е­ку­ро­во Во­ро­неж­ской епар­хии, непо­да­ле­ку от го­ро­да Ле­бе­дянь.
Се­ло Тро­е­ку­ро­во рас­по­ла­га­лось в жи­во­пис­ном ме­сте на бе­ре­гу ре­ки Кра­си­вая Ме­ча непо­да­ле­ку от жен­ско­го мо­на­сты­ря, ныне раз­ру­шен­но­го. Свя­щен­ни­ку вы­де­ли­ли зем­лю, и боль­шая се­мья жи­ла тем, что они по­лу­ча­ли от за­ня­тий сель­ским хо­зяй­ством. Уча­сток зем­ли был не луч­шим, за­со­рен кам­ня­ми, и при­шлось при­ло­жить мно­го тру­да, чтобы его очи­стить. На зем­ле ра­бо­та­ли все стар­шие де­ти, что при­учи­ло их ко вся­ко­го ро­да тру­ду и по­мог­ло впо­след­ствии пе­ре­не­сти об­ру­шив­ши­е­ся на них ис­пы­та­ния.
Вос­пи­та­ни­ем де­тей за­ни­ма­лась Хи­о­ния Ива­нов­на. Она бы­ла жен­щи­ной глу­бо­ко ре­ли­ги­оз­ной и бла­го­че­сти­вой и на­учи­ла де­тей мо­лить­ся и при всех труд­но­стях об­ра­щать­ся к еди­но­му Бо­гу. Во все боль­шие и ма­лые цер­ков­ные празд­ни­ки де­ти вме­сте с нею шли в цер­ковь. Она при­учи­ла их по­стить­ся в со­от­вет­ствии с цер­ков­ным уста­вом, а во вре­мя го­не­ний в два­дца­тых го­дах эти по­сты за­ча­стую пе­ре­ме­жа­лись с го­ло­дом, след­стви­ем на­шед­ших на всю стра­ну бед­ствий. В по­сты от­кла­ды­ва­лось чте­ние свет­ских книг и чи­тал­ся лишь За­кон Бо­жий. Про­чи­тан­ное де­ти рас­ска­зы­ва­ли от­цу или ма­те­ри. По­сколь­ку вре­ме­ни, сво­бод­но­го от ра­бо­ты, бы­ло немно­го, то рас­ска­зы­ва­ли за ра­бо­той — в ого­ро­де или в по­ле, за вя­за­ни­ем чу­лок или ва­ре­жек.
Отец Ти­хон был доб­ро­со­вест­ным и рев­ност­ным пас­ты­рем, он мно­го мо­лил­ся и ча­сто слу­жил. При­вет­ли­вый и от­зыв­чи­вый на люд­ское го­ре, он все­гда мог уте­шить при­шед­ше­го к нему с бе­дой че­ло­ве­ка. Отец Ти­хон был че­ло­ве­ком ре­ши­тель­ным и твер­дым, и в его при­сут­ствии невоз­мож­но бы­ло вы­ра­зить­ся гру­бо или непо­треб­но — он все­гда в этих слу­ча­ях оста­нав­ли­вал и де­лал за­ме­ча­ние. При всем том он был немно­го­сло­вен и сдер­жан. За без­упреч­ное и рев­ност­ное слу­же­ние свя­щен­ник был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.
В 1928 го­ду вла­сти за­кры­ли храм в се­ле Тро­е­ку­ро­во и ре­ши­ли за­пи­сать свя­щен­ни­ка в ку­ла­ки, чтобы за­тем рас­ку­ла­чить и отобрать все иму­ще­ство. Но в сель­со­ве­те мно­гие от­но­си­лись к от­цу Ти­хо­ну с боль­шим ува­же­ни­ем, и один из слу­жа­щих сель­со­ве­та при­шел к нему до­мой и со­об­щил, что за­ду­ма­ли от­но­си­тель­но свя­щен­ни­ка вла­сти.
— Чем мы бу­дем ждать, ко­гда при­дут и вы­швыр­нут нас из до­ма, — ска­за­ла ре­ши­тель­но Хи­о­ния Ива­нов­на, — луч­ше сей­час со­брать все необ­хо­ди­мое и уехать на пер­вое вре­мя в Ле­бе­дянь.
Отец Ти­хон с ней со­гла­сил­ся. Они со­бра­ли са­мые необ­хо­ди­мые ве­щи, за­пряг­ли ло­шадь в ма­лень­кие кре­стьян­ские са­ни, и тот же член сель­со­ве­та, ко­то­рый пре­ду­пре­дил о рас­ку­ла­чи­ва­нии, от­вез их в го­род. Пер­вое вре­мя они сни­ма­ли угол на квар­ти­ре, а за­тем ма­лень­кую ком­на­ту. Епи­скоп Ли­пец­кий Уар (Шма­рин) на­пра­вил от­ца Ти­хо­на слу­жить на при­ход, рас­по­ло­жен­ный в трех ки­ло­мет­рах от Ле­бе­дя­ни; здесь он про­слу­жил око­ло го­да, а за­тем вла­сти и здесь храм за­кры­ли. Это бы­ло вре­мя, ко­гда вла­стя­ми по всей стране бы­ла раз­вер­ну­та кам­па­ния по за­кры­тию хра­мов.
Епи­скоп Уар на­пра­вил свя­щен­ни­ка в храм в се­ле Ильин­ском, но и здесь храм вско­ре за­кры­ли, и то­гда епи­скоп на­пра­вил его в храм в се­ле Пат­ри­ар­ши, где свя­щен­ник про­слу­жил око­ло го­да, а за­тем и здесь храм был за­крыт. В Пат­ри­ар­ши к от­цу Ти­хо­ну при­е­хал по­сла­нец от при­хо­да хра­ма, рас­по­ло­жен­но­го в се­ле Куй­мань, и пред­ло­жил ему пой­ти слу­жить к ним. По­лу­чив бла­го­сло­ве­ние епи­ско­па Уа­ра, отец Ти­хон пе­ре­ехал в Куй­мань. Это бы­ло боль­шое се­ло, на­се­лен­ное пре­иму­ще­ствен­но бла­го­че­сти­вы­ми и глу­бо­ко ве­ру­ю­щи­ми кре­стья­на­ми, так что храм во вре­мя служб все­гда был по­лон мо­ля­щих­ся. От­дель­но­го до­ма здесь для свя­щен­ни­ка уже не бы­ло, и отец Ти­хон сни­мал ма­лень­кую из­буш­ку в кре­стьян­ском дво­ре у Ан­дрея и Еле­ны Жда­но­вых; меж­ду се­мья­ми кре­стья­ни­на и свя­щен­ни­ка сло­жи­лись доб­рые хри­сти­ан­ские от­но­ше­ния, пол­ные вза­им­ной люб­ви и ми­ра. Здесь отец Ти­хон про­слу­жил до аре­ста. Стар­шие де­ти разъ­е­ха­лись, с ро­ди­те­ля­ми оста­лась жить толь­ко млад­шая дочь Еле­на, а в 1936 го­ду по­сле смер­ти му­жа к ним пе­ре­еха­ла дочь Ири­на, у ко­то­рой бы­ло чет­ве­ро ма­лень­ких де­тей.
День 9 ав­гу­ста 1937 го­да вы­дал­ся теп­лым. Вся се­мья хо­зя­ев, свя­щен­ник, ма­туш­ка и де­ти на­хо­ди­лись в до­ме, но по теп­ло­сти дня дверь на ули­цу бы­ла рас­пах­ну­та на­стежь. Вдруг око­ло до­ма оста­но­ви­лась ма­ши­на, из нее вы­шли лю­ди в фор­ме и на­пра­ви­лись к до­му. Вой­дя, один из них сра­зу по­до­шел к от­цу Ти­хо­ну и спро­сил:
— Ору­жие есть?
— Есть! — от­ве­тил свя­щен­ник. — Крест и мо­лит­ва!
Со­труд­ни­ки НКВД раз­бре­лись по до­му и ста­ли пе­ре­во­ра­чи­вать ве­щи. Один из них за­брал­ся за печь, вы­нул из сво­ей ко­бу­ры пи­сто­лет и за­тем, вый­дя из-за пе­чи, по­ка­зал его при­е­хав­шим вме­сте с ним во­ен­ным и ска­зал:
— Вот его ору­жие!
От­ца Ти­хо­на уве­ли в лег­ком лет­нем под­ряс­ни­ке, не дав одеть­ся и со­брать­ся.
По­сле аре­ста свя­щен­ни­ка про­шло три дня, и Хи­о­ния Ива­нов­на ска­за­ла до­че­ри: «Ну, пой­ди ты, что ли, най­ди от­ца. Там ми­ли­ци­о­нер жи­вет, — и она объ­яс­ни­ла до­че­ри, где имен­но, — спро­си его, ку­да они его де­ли». Дочь на­шла ми­ли­ци­о­не­ра и спро­си­ла его об от­це.
— Ну что я мо­гу ска­зать, — от­ве­тил тот, — я мо­гу толь­ко од­но ска­зать, что их увез­ли в Тру­бет­чи­но.
Тру­бет­чи­но бы­ло неболь­шим, рас­по­ло­жен­ным в сто­роне от до­рог, се­лом, ко­то­рое на то вре­мя ста­ло рай­он­ным цен­тром, здесь бы­ли со­ору­же­ны вре­мен­ные тю­рем­ные ба­ра­ки, и сю­да со все­го рай­о­на сво­зи­ли аре­сто­ван­ных, здесь про­хо­ди­ло крат­кое след­ствие, по­сле ко­то­ро­го за­клю­чен­ных уво­зи­ли в Ли­пецк.
Из Тру­бет­чи­на от­ца Ти­хо­на пе­ре­ве­ли в тюрь­му в го­ро­де Ли­пец­ке. Во вре­мя до­про­сов сле­до­ва­тель тре­бо­вал от свя­щен­ни­ка при­зна­тель­ных по­ка­за­ний:
— Сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми вы до­ста­точ­но ули­че­ны в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, про­во­ди­мой сре­ди на­се­ле­ния се­ла Куй­мань. След­ствие тре­бу­ет от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний.
— Да, я со­гла­сен с той фор­му­ли­ров­кой сви­де­те­лей, что в мо­ем по­ни­ма­нии ком­му­ни­сты — лю­ди неве­ру­ю­щие, за­блу­див­ши­е­ся, про­па­щие и ве­дут на­род к по­ги­бе­ли в бу­ду­щей за­гроб­ной жиз­ни. Они долж­ны по­знать Бо­га. На зем­ле аб­со­лют­ной прав­ды нет, а прав­да есть толь­ко на небе.
—Вы вы­ска­зы­ва­ли тер­ро­ри­сти­че­ские на­ме­ре­ния по адре­су пар­тии и пра­ви­тель­ства?
— Тер­ро­ри­сти­че­ских на­ме­ре­ний я ни­ко­гда не вы­ска­зы­вал и не счи­таю се­бя в этом ви­нов­ным.
— Рас­ска­жи­те о ва­ших пре­ступ­ных свя­зях.
— Пре­ступ­ных и дру­гих ка­ких-ли­бо свя­зей у ме­ня нет. По­доб­но­го ро­да до­про­сы про­дол­жа­лись в те­че­ние двух ме­ся­цев. Сле­до­ва­тель спра­ши­вал, со­сто­ял ли свя­щен­ник в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции, ко­то­рую воз­глав­лял епар­хи­аль­ный ар­хи­ерей, и по­лу­чал ли он от него за­да­ния по ве­де­нию контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, на что отец Ти­хон от­ве­чал ка­те­го­ри­че­ским от­ка­зом и несо­гла­си­ем.
— По­ка­за­ни­я­ми сви­де­те­лей вы до­ста­точ­но изоб­ли­ча­е­тесь в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, — про­дол­жал на­ста­и­вать сле­до­ва­тель, — дай­те о ней по­ка­за­ния.
— По­ка­за­ния сви­де­те­лей я от­ри­цаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­ты я не вел.
— Вы го­во­ри­те неправ­ду. Вам за­чи­ты­ва­ют­ся по­ка­за­ния сви­де­те­лей, из ко­то­рых вид­но, что вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, ис­поль­зуя ре­ли­гию, как пред­рас­су­док, и вы­ска­зы­ва­ли тер­ро­ри­сти­че­ские на­ме­ре­ния про­тив ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и со­вет­ский вла­сти.
— Все эти об­ви­не­ния я от­ри­цаю, а так­же от­ри­цаю и по­ка­за­ния сви­де­те­лей, как вы­мыш­лен­ные.
— Рас­ска­жи­те о ва­ших контр­ре­во­лю­ци­он­ных свя­зях и об их ха­рак­те­ре! — по­тре­бо­вал сле­до­ва­тель.
— Ни­ка­ких контр­ре­во­лю­ци­он­ных свя­зей у ме­ня нет, и не бы­ло, — от­ве­тил свя­щен­ник.
На этом до­про­сы бы­ли окон­че­ны. 4 ок­тяб­ря 1937 го­да Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ти­хо­на к рас­стре­лу. При­го­во­рен­ных к рас­стре­лу каз­ни­ли за окра­и­ной го­ро­да Ли­пец­ка. Пе­ред рас­стре­лом со­труд­ник НКВД спро­сил от­ца Ти­хо­на:
— Не от­ре­чешь­ся?
— Нет, не от­ре­кусь! — от­ве­тил свя­щен­ник.
Про­то­и­е­рей Ти­хон Ар­хан­гель­ский был рас­стре­лян 17 ок­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в об­щей ныне без­вест­ной мо­ги­ле.
Хи­о­ния Ива­нов­на не остав­ля­ла по­пы­ток узнать об уча­сти му­жа и не раз хо­ди­ла к мест­ным вла­стям, тре­буя от них от­ве­та. Они от­мал­чи­ва­лись, а она, как че­ло­век ре­ши­тель­ный и пря­мой, сде­ла­ла им за это вы­го­вор. А вы­хо­дя из сель­со­ве­та, ска­за­ла: «Му­жа за­бра­ли, ни­че­го от них невоз­мож­но до­бить­ся, это ка­кое-то без­об­ра­зие». Один из пред­ста­ви­те­лей вла­стей од­на­жды при­гро­зил:
— Смот­ри­те! Вы слиш­ком мно­го бол­та­е­те! Мы и вас за­бе­рем!
— Вот и хо­ро­шо! — от­ве­ти­ла Хи­о­ния Ива­нов­на. — За­бе­ри­те ме­ня, по­жа­луй­ста, я там, мо­жет быть, с от­цом Ти­хо­ном уви­жусь!
Вско­ре по­сле это­го раз­го­во­ра Хи­о­ния Ива­нов­на уеха­ла в Моск­ву к жив­шим там сест­рам — по­со­ве­то­вать­ся, как жить и что де­лать даль­ше, и как про­дол­жать хло­по­ты об от­це Ти­хоне. В ее от­сут­ствие в дом при­шли пред­ста­ви­те­ли сель­со­ве­та, и один из них спро­сил ее дочь Ири­ну:
— Где Хи­о­ния Ива­нов­на?
— Ее сей­час здесь нет, — от­ве­ти­ла Ири­на. — Она уеха­ла к сест­рам в Моск­ву.
Они, од­на­ко, ста­ли де­мон­стра­тив­но обыс­ки­вать дом в по­ис­ках хо­зяй­ки. Вско­ре по­сле это­го при­е­ха­ла Хи­о­ния Ива­нов­на, и ей рас­ска­за­ли об обыс­ке.
— На­до со­би­рать­ся, — ска­за­ла она. — Я уже чув­ствую, что возь­мут. А я пря­тать­ся ведь не бу­ду. И уж раз вы­зы­ва­ли, я са­ма луч­ше пой­ду к ним.
Она оде­лась; при­го­то­вив­шись к аре­сту, со­бра­ла необ­хо­ди­мые ве­щи, и они вме­сте с до­че­рью Еле­ной по­шли в сель­со­вет. Это был ве­чер 12 де­каб­ря 1937 го­да. Хи­о­ния Ива­нов­на по­здо­ро­ва­лась, на­зва­ла се­бя, а за­тем, на­пом­нив, что они уже при­хо­ди­ли за ней, спро­си­ла:
— В чем де­ло? За­чем я вам нуж­на?
— Оста­вай­тесь. Вы тут оста­не­тесь, — ска­за­ли они ей.
И Хи­о­ния Ива­нов­на по­про­ща­лась с до­че­рью. Всех аре­сто­ван­ных от­прав­ля­ли в Тру­бет­чи­но. Дочь, при­дя до­мой, со­бра­ла про­дук­ты, взя­ла би­дон со свя­той во­дой и от­пра­ви­лась в Тру­бет­чи­но, где встре­ти­лась с ма­те­рью и все ей пе­ре­да­ла.
На до­про­се сле­до­ва­тель спро­сил Хи­о­нию Ива­нов­ну:
— Вы об­ви­ня­е­тесь в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, при­зна­е­те се­бя ви­нов­ной?
— В ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти ви­нов­ной се­бя не при­знаю, — от­ве­ти­ла она.
— Сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми вы до­ста­точ­но изоб­ли­ча­е­тесь в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, дай­те прав­ди­вые по­ка­за­ния.
— Сви­де­тель­ские по­ка­за­ния о сво­ей ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я от­ри­цаю.
— Вы лже­те, след­ствие тре­бу­ет от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний.
— Я след­ствию даю толь­ко прав­ди­вые по­ка­за­ния, ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я не про­во­ди­ла.
— Вам за­чи­ты­ва­ют­ся по­ка­за­ния сви­де­те­лей о ва­шей ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, при­зна­е­те се­бя ви­нов­ной?
— Сви­де­тель­ские по­ка­за­ния о мо­ей ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я от­ри­цаю.
Из тюрь­мы Хи­о­ния Ива­нов­на на­пи­са­ла пись­мо де­тям, ко­то­рое смог­ла пи­сать лишь урыв­ка­ми в те­че­ние несколь­ких дней, на­чав его до офи­ци­аль­ных до­про­сов и окон­чив по­сле то­го, как след­ствие бы­ло за­вер­ше­но. «14/ХП. До­ро­гие мои де­ти, — пи­са­ла она, — вот три дня я в клет­ке, а ду­маю — веч­ность. До­про­са фор­мен­но­го не бы­ло еще, но спро­си­ли, ве­рю я в то, что Бог спас ев­ре­ев, по­то­пив фа­ра­о­на в мо­ре, я ска­за­ла, ве­рю, и за это ме­ня на­зва­ли троц­кист­кой, ко­то­рых нуж­но уни­что­жать, как вра­гов со­вет­ской вла­сти. Те­перь я на се­бе ис­пы­та­ла, как сло­во Спа­си­те­ля ни еди­но не прой­дет не ис­пол­не­но. Я в жиз­ни сво­ей име­ла все­гда грех су­дить, дру­гих осуж­да­ла без вся­ко­го на то пра­ва, и вот те­перь са­ма по­па­ла под суд, а ес­ли б ни­ко­го не су­ди­ла, бы­ла бы не су­ди­ма. Бы­ла власт­на, все де­ла­ла, как мне угод­но, вот те­перь ли­ши­ли сво­бо­ды, без раз­ре­ше­ния и на двор не хо­дим, а тер­пим от ран­не­го ве­че­ра до пол­но­го рас­све­та, что неко­то­рым му­чи­тель­но, по­это­му при­хо­дит­ся боль­ше го­веть и мень­ше есть и пить.
До­ро­гие мои, возь­ми­те се­бе на па­мять о мне хоть по ма­лень­кой ве­щич­ке из бед­но­го мо­е­го иму­ще­ства. До­ро­гой Во­ло­дя про­сил кар­точ­ку, дай­те ему… и с птич­ка­ми мою круж­ку, она у Ве­ры в квар­ти­ре, — Во­ло­де. Лене — швей­ную ма­ши­ну и чай­ную ло­жеч­ку. Иру­ша, ес­ли ты не по­лу­чи­ла по кви­тан­ции день­ги, то у Ле­ны есть па­пи­ны день­ги, немно­го, то­гда вме­сте их трать­те, а о нас с от­цом не по­ску­пи­тесь, лам­па­ду Гос­по­ду жги­те и мо­ли­тесь, чтоб Гос­подь ме­ня и вас укре­пил в Его свя­той ве­ре. Не су­ди­те ме­ня, но, про­шу, про­сти­те и мо­ли­тесь. До­ро­го­го Ми­шу и Во­ло­дю очень жа­лею, но ес­ли они же­нят­ся в та­кое труд­ное вре­мя, то еще боль­ше жа­лею; но ес­ли не мо­гут не же­нить­ся, то вы­би­рай­те же­ну с бла­го­сло­ве­ния Бо­жия, а по-со­ба­чьи не схо­ди­тесь, мож­но бла­го­сло­ве­ние по­лу­чить — зна­е­те, как. Ко­му из вас па­пин крест на па­мять, но не для по­ру­га­ния, до­ро­гой Во­ло­дя, бой­ся Бо­га про­гнев­лять. Сла­ву мне очень жаль, как он за­блу­дил­ся, от­ку­да нет воз­вра­та, но для Бо­га ни­че­го невоз­мож­но­го нет — Он раз­бой­ни­ка спас во еди­ном ча­се. Спо­до­би, Гос­по­ди, за­блуд­ших­ся де­тей мо­их спа­сти, Те­бе же ве­си судь­ба­ми, Гос­по­ди, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Бо­го­ро­ди­цы.
До­ро­гая Иру­ша, спе­ши день­ги по­лу­чить по кол­хоз­ной справ­ке и возь­ми из мо­е­го паль­то стеж­ку, от­не­си­те с Ле­ной к Прас­ко­вье Ива­новне, и она с дру­гой ста­руш­кой на­кро­ют те­бе паль­то тво­им спор­ком. Лене к паль­то нуж­но верх или весь но­вый, или под­ба­вить к крас­но­му спор­ку, а луч­ше бы спо­рок крас­ный — ре­бя­там, а ей два мет­ра ку­пить без чет­вер­ти, а сшить ей необ­хо­ди­мо длин­ное паль­то с во­рот­ни­ком… но, в об­щем, спе­ши­те обе вы се­бе паль­то по­де­лать, в Ле­бе­дя­ни, я ду­маю, это сде­лать де­шев­ле, и, ду­маю, они, то есть Прас­ко­вья Ива­нов­на со ста­ру­хой, не уне­сут у си­рот и сде­ла­ют теп­ло. Ря­сы па­пи­ны — дра­по­вую Лене, а хо­лод­ную пусть по­ка бе­ре­жет —сго­дит­ся. А теп­лую сте­га­ную ря­су хо­те­ла я Фро­луш­ке на по­мин, а там как вы зна­е­те, но что-ни­будь ему необ­хо­ди­мо дать. Ря­са-то для вас всех кро­ме как вме­сто оде­я­ла ни на что не го­дит­ся.
Иру­ша! С Ти­мо­фе­ем Ильи­чом необ­хо­ди­мо нуж­но го­во­рить о всех вас, и ес­ли те­бя возь­мут, то еще бо­лее о всех де­тях, воз­мож­но, его Гос­подь умуд­рит с Его по­мо­щью устро­ить всех си­рот у се­бя, вбли­зи те­ток и Шу­ры, а там как Гос­по­ду угод­но, да бу­дет Его свя­тая во­ля. Я ду­маю, вам с хо­зя­е­ва­ми в их из­бу пе­рей­ти, в эко­но­мии топ­ки, но жить вме­сте — не ба­ло­вать­ся де­тям, чтоб хо­зя­ев не оби­деть. Ира, ты свой са­мо­вар не бе­ри у них, до­воль­но вам од­но­го, а в Ли­пец­ке еще есть при­мус. Крест в кор­зине у Ве­ры.
Ира, необ­хо­ди­мо обе бур­ки вам спе­шить сшить, те­бе и Лене, а ко­жу для них из па­пи­ных са­пог, и се­рые ва­лен­ки так­же под­шить ко­жи­цей из го­ле­нищ, и то­гда они в га­ло­ши хо­ро­ши бу­дут… Ира, уж очень в бур­ках удоб­но, де­лай для се­бя, но толь­ко по­тол­ще их на­сте­гать, теп­лее. Не про­да­вай­те обу­ви, вас мно­го. Па­пи­ны ва­лен­ки мне бы хо­те­лось Во­ло­де на па­мять. Ре­бят­ки пусть бе­ре­гут свою обувь; дет­ки, все баш­ма­ки блю­ди­те в по­ряд­ке. Ко­ля, те бо­ти­ноч­ки с га­ло­ша­ми, до­ро­гой, най­ди и ры­бьим жи­ром на­мажь, они со­хра­нят­ся дол­жее.
Ми­лые ре­бят­ки, не ша­ли­те и с Ле­ной друж­ны будь­те, а ты, Ле­на, ти­хо, но учи их, а не оби­жай. С Ти­мо­фе­ем Ильи­чей непре­мен­но нуж­но ви­деть­ся, или его сю­да, или к нему нуж­но до­е­хать и умо­лять его при­ютить вас у се­бя; и с Асей и со все­ми род­ны­ми го­во­рить необ­хо­ди­мо и умо­лять их вас у Ти­мо­фея устро­ить, а в Куй­ма­ни жить вам не да­дут ни ми­ну­ты.
Сию ми­ну­ту ме­ня до­пра­ши­ва­ли, чем я за­ни­ма­юсь в Куй­ма­ни. Вы убе­ре­тесь ли из Куй­ма­ни? Вы аги­та­ци­ей за­ни­ма­е­тесь про­тив со­вет­ской вла­сти, как ваш муж, вы сек­тан­ты, не ве­ле­ли Жда­но­вой ид­ти в кол­хоз, и она не по­шла. Я го­во­рю, что это все ложь, ни­ко­му я это­го не го­во­ри­ла, пусть бу­дет мне оч­ная став­ка, я лжи не бо­юсь, а мой муж сам про­тив сек­тан­тов вы­сту­пал. Он го­во­рит, где ваш муж? Я го­во­рю, не знаю. Как, не знаю? Он контр­ре­во­лю­ци­о­нер, он сам мне ска­зал, что у со­вет­ской вла­сти прав­ды нет, его нуж­но рас­стре­лять; а вы убе­ре­тесь из Куй­ма­ни, па­ра­зи­ты? Я го­во­рю, ес­ли при­ка­же­те, то убе­русь, и дав­но бы убра­лась, ес­ли бы мне си­ро­ты не вя­за­ли рук. Что ва­ша дочь де­ла­ет, чем за­ни­ма­ет­ся, на ка­кие сред­ства вы жи­ве­те? Я го­во­рю, дочь про­да­ла свой до­миш­ко и про­жи­ва­ем его. Что вы в Куй­ма­ни сви­ли гнез­до? Че­го не уби­ра­е­тесь от­ту­да, там лю­ди ра­бо­та­ют, а вы па­ра­зи­ты? Вы у ме­ня до­жде­тесь ла­ге­ря, я вас в ла­герь упе­ку Я го­во­рю: во­ля ва­ша. А я жизнь жи­ла, гре­ши­ла и долж­на по­не­сти на­ка­за­ние за гре­хи. Но на­чаль­ник за­шу­мел: враг! враг! са­мый на­сто­я­щий враг! пи­ши­те акт (к сек­ре­та­рю). И про­во­ди­ли ме­ня опять под за­мок.
Ну, до­ро­гие, спе­ши­те убрать­ся из Куй­ма­ни быст­рее, а то и Иру и всех раз­ме­чут, а я про­шу вас, на­дей­тесь и мо­ли­тесь — Бог не без ми­ло­сти, ни­где Сво­их ра­бов не оста­вит без по­мо­щи, и мо­ли­тесь Бо­гу, чтоб Он укре­пил Сво­их ра­бов, при­вет мой всем, всем и спа­си­бо вам за ва­ши тру­ды. Про­сти­те ме­ня. Хра­ни вас Гос­подь и Его Пре­чи­стая Ма­терь.
До­ро­гая Ва­ря! Как ты? Как твое здо­ро­вье? Че­го те­бе на па­мять, са­ма не знаю, возь­ми се­бе для ха­ла­та де­душ­кин по­яс, на от­дел­ку, и еще че­го най­дешь. Не за­бы­вай Бо­га, ре­бен­ка окре­сти, ес­ли неко­му, то ба­буш­ка лю­бая или са­ма, до­стань свя­той во­ди­цы, а са­мое луч­шее, Со­фья Ива­нов­на у се­бя са­ми окре­стят — это и па­па все­гда го­во­рил баб­ке де­лать, а не кре­ще­но­го не оставь. Будь здо­ро­ва, пе­ки­тесь вме­сте о всех де­тях и Лене, и о их вы­ез­де к Ти­мо­фею.
Ве­ра! При­ни­май уча­стие и ты. Су­дя по до­про­су, у на­чаль­ни­ка ни­ка­ко­го ма­те­ри­а­ла не бы­ло, но он очень и очень стро­го шу­мел на ме­ня. Я ни­ко­гда ни­че­го не го­во­ри­ла ни­ко­му из кре­стьян про со­вет­скую власть, ну а ложь все­гда мо­жет быть. Ну, будь­те здо­ро­вы, ва­ша мать. Хра­ни вас Гос­подь».
31 де­каб­ря 1937 го­да Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Хи­о­нию Ива­нов­ну к вось­ми го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рей. За­клю­че­ние она бы­ла от­прав­ле­на от­бы­вать в тюрь­му в го­ро­де Шац­ке Ря­зан­ской об­ла­сти. 20 мая 1938 го­да тю­рем­ные вра­чи со­ста­ви­ли акт о со­сто­я­нии ее здо­ро­вья и пред­ло­жи­ли осво­бо­дить ее в со­от­вет­ствии с за­ко­ном, так как об­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что она не мо­жет об­хо­дить­ся без по­сто­рон­ней по­мо­щи. Од­на­ко упол­но­мо­чен­ный НКВД по­тре­бо­вал не рас­смат­ри­вать во­прос о ее до­сроч­ном осво­бож­де­нии вви­ду ее рез­ких по от­но­ше­нию к со­вет­ской вла­сти вы­ска­зы­ва­ний.
Хи­о­ния Ива­нов­на бы­ла осво­бож­де­на в кон­це 1944 го­да по­сле то­го, как стал оче­ви­ден смер­тель­ный ис­ход бо­лез­ни. Пер­вое вре­мя она жи­ла у до­че­ри Юлии в Ми­чу­рин­ске, а ко­гда при­е­ха­ла дру­гая дочь, Ве­ра, Хи­о­ния Ива­нов­на по­про­си­ла пе­ре­вез­ти ее по­бли­же к мо­ги­лам род­ных. Они вы­еха­ли в ненаст­ный но­ябрь­ский день и ед­ва до­е­ха­ли, чу­дом пе­ре­брав­шись по гни­лым ялам мо­ста и ед­ва не упав вме­сте с ло­ша­дью и по­воз­кой в глу­бо­кий овраг. Хи­о­ния Ива­нов­на по­се­ли­лась воз­ле се­ла Тют­че­во в де­ревне Кри­вуш­ке, где ее дочь Ири­на ку­пи­ла за две па­ры га­лош неболь­шую из­буш­ку. До­е­хав до до­ма, Хи­о­ния Ива­нов­на со­всем раз­бо­ле­лась и те­перь по­чти не вста­ва­ла с кро­ва­ти, но, несмот­ря на это, она взя­лась под­ра­ба­ты­вать ши­тьем. Да­ва­ли ей за ра­бо­ту про­дук­ты, часть из них она от­да­ва­ла до­че­рям, а часть остав­ля­ла на свои по­мин­ки, — и мо­ли­лась, и за­го­тав­ли­ва­ла все на свою смерть, чтобы по воз­мож­но­сти ни­ко­го не обре­ме­нить. По­след­ние неде­ли пе­ред смер­тью она вслед­ствие бо­лез­ни уже не при­ни­ма­ла ни­ка­кой пи­щи. Скон­ча­лась Хи­о­ния Ива­нов­на в де­каб­ре. По­хо­ро­ни­ли ее на мест­ном клад­би­ще 22 де­каб­ря 1945 го­да.

Игу­мен Да­мас­кин. «Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия». Тверь, Из­да­тель­ство «Бу­лат», т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

Тихон и Хиония Архангельские

Поделиться

Протоиерей Тихон Архангельский и его супруга Хиони́я посвятили себя служению Господу. А когда в России после большевистского переворота настали лихие времена, трудности преодолевали рука об руку, не отрекаясь от Бога. Их жизнь стала примером любви, семейной верности и крепости веры.

Тихон Иоаннович родился в одном из сёл Тамбовской губернии. Дед, отец, дядя мальчика были священнослужителями. Не удивительно, что Тихон хотел продолжить династию. В 18 лет юноша поступил в Тамбовскую духовную семинарию. Окончив её, в 1900-ом году женился на Хионии Дмитриевой. В том же году Тихона рукоположили во священника. Большую часть своей жизни он отдал служению в церкви Димитрия Солунского при женском монастыре села Троекурово, неподалёку от города Лебедянь.

Добросовестный и трудолюбивый батюшка построил дом для своей большой семьи: Хиония Иоанновна родила 18 детей, но девять малышей умерли. Архангельские владели участком земли, на котором сеяли пшеницу и овёс, сажали капусту и картошку. У семьи были две коровы, домашняя птица. Казалось, Архангельские — зажиточные люди. А между тем, жили они бедно, а зимами даже недоедали.

Хиония Иоанновна – строгая мать, приучала детей к труду и молитве. Следила за соблюдением постов, водила дочерей и сыновей в храм. Отца они редко видели дома. Кроме службы в церкви, он работал в церковно-приходской школе, преподавал в местной земской школе. К нему – приветливому, доброму человеку тянулись люди, приходили за советом и помощью. Односельчане не понимали, когда их батюшка отдыхает. Ведь возвращаясь домой поздно вечером, он ещё занимался хозяйством, которое требовало мужских рук.

Жизнь после революции стала для Архангельских не просто тяжёлой, а невыносимой. Отца Тихона объявили «вредным элементом», обложили повышенным налогом, лишили дома, несколько раз арестовывали. В 1929-ом году односельчане предупредили священника о новом аресте и предложили уехать из Троекурова. Архангельские согласились. Переезд стал началом крестного пути батюшки и его супруги: дети были уже взрослыми, с родителями жила только маленькая Елена. Несколько лет семья скиталась по деревням губернии. Отец Тихон переходил из храма в храм. Троицкая церковь села Куймань стала последним местом службы батюшки. Люди обрадовались, когда пустой храм вновь открыл свои двери для прихожан.

Увы, девятого августа 1937-ого года за батюшкой пришли трое. Спросили, есть ли оружие. Он ответил: «Есть! Крест и молитва!». На допросах не признал себя виновным в контрреволюционной деятельности и был расстрелян. Хиония Иоанновна со дня ареста мужа не знала, где он и что с ним. Ходила к местным властям, но, не отвечая на вопросы, ей только грозили арестом. Матушка отвечала: «Вот и хорошо! Заберите меня, я там, может быть, с отцом Тихоном увижусь!».

Позже она выяснила, что муж сидит в липецкой тюрьме. И начались поездки в Липецк, Лебедянь, Москву – к друзьям и знакомым, которые могли бы похлопотать за супруга. Всё было бесполезно. Когда Хиония Иоанновна вернулась домой из очередной поездки, дочь сообщила, что за ней приходили из сельсовета. Матушка поняла, что означает этот приход, прятаться отказалась, собрала вещи и сама пошла к властям. Её арестовали. В тюрьме она, так же как супруг, отрицала все обвинения и писала детям: «Дорогие мои, прошу вас, надейтесь и молитесь – Бог не без милости, нигде своих рабов не оставит без помощи…».

Хионию Иоанновну приговорили к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Смертельно больную освободили в 44-ом. Через год её не стало. А спустя 55 лет Тихон и Хиония Архангельские были причислены к лику святых новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Священномученик Михаил Тихоницкий, пресвитер

Служба священномученику Михаилу, пресвитеру Орловскому

Текст утвержден Священным Синодом
Русской Православной Церкви
14 мая 2018 года (журнал № 37)

Ме́сяца сентября́ в 7-й день
Священному́ченика Михаи́ла, пресви́тера Орло́вскаго

НА ВЕЛИ́ЦЕЙ ВЕЧЕ́РНИ

На Го́споди, воззва́х: стихи́ры на 8, глас 5:

Прииди́те, ве́рнии,/ но́ваго первому́ченика земли́ Вя́тския/ пе́сньми боголе́пными просла́вим,/ Михаи́ла чу́днаго,/ па́стыря до́браго,/ благоче́стия побо́рника,/ ве́ры правосла́вныя защи́тника и раско́ла обличи́теля,/ пра́вды Бо́жия и́стиннаго пропове́дника,/ сме́ртию Го́спода просла́вившаго,/ и вене́ц сла́вы от Него́ прии́мшаго,// и моля́щагося о спасе́нии душ на́ших.

Свяще́нства дар прие́м/ и крест свой на ра́мо взем,/ до́брый па́стырю Михаи́ле,/ до́бле во благоче́стии потруди́лся еси́,/ мно́гия лю́ди во огра́ду церко́вную возврати́л еси́/ и, о гони́телех моля́ся, смерть за Христа́ смире́нно прия́л еси́./ Ны́не же, во oби́телех Небе́сных пребыва́я,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Терпе́ние безро́потное в тебе́, о́тче, показа́ся,/ егда́ погребе́нию предаде́ трие́х чад и супру́жницу до́брую./ Вся сия́ ско́рби тя́жкия,/ я́же со смире́нием прия́л еси́,/ кре́пости ду́ха твоего́ сокруши́ти не возмого́ша,/ поне́же си́ла Бо́жия в не́мощи соверша́ется./ Те́мже во страда́ниих твои́х ве́рою укрепля́лся еси́// и в сме́рти Бо́га просла́вил еси́.

Да ра́дуется земля́ Вя́тская,/ прославля́ющи па́стыря до́браго Михаи́ла,/ и́же, во дни нестрое́ний дух мяте́жный ве́ка сего́ облича́я,/ к ми́ру и моли́тве всех ве́рных призыва́ше/ и о гони́телех свои́х моля́шеся./ И ны́не Престо́лу Бо́жию предстои́т/ со все́ми новому́ченики и испове́дники Це́ркве Ру́сския// и прославля́ет Тро́ицу Живонача́льную.

Сла́ва, глас 2:

Прииди́те, ве́рнии, лик соста́вльше,/ благода́рственную песнь Бо́гу принесе́м,/ дарова́вшему нам му́ченика но́ваго,/ пропове́дника и́стиннаго Боже́ственных слове́с,/ па́стыря до́браго ста́да Христо́ва,/ му́ченика добропобе́днаго,/ те́плаго моли́твенника и усе́рднаго хода́тая,/ и с любо́вию вси возопии́м:/ Го́споди, моли́твами уго́дника Твоего́, священному́ченика Михаи́ла,// поми́луй и спаси́ ду́ши на́ша.

И ны́не, предпра́зднства.

Вход. Проки́мен дне. И чте́ния 3 му́ченическая.

На лити́и стихи́ры, глас 8:

Процвето́ша доброде́тели твоя́, священному́чениче Михаи́ле,/ и плод мног принесо́ша се́мена уче́ния Христо́ва,/ тобо́ю все́янная в ду́ши благоче́стию прилежа́щим/ и скве́рное житие́ отложи́вшим./ Моли́ Христа́, Преблага́го Бо́га,/ проще́ние грехо́в нам дарова́ти// и душа́м на́шим спасе́ние.

Раско́льники му́дрым и кро́тким сло́вом/ в и́стинней ве́ре наставля́я,/ Правосла́вней Це́ркви послу́шная ча́да сотвори́л еси́,/ да не поги́бнут, но восприи́мут спасе́ние,// е́же Христо́с дарова́ ста́ду Своему́.

Сла́ва, глас 1.

Подо́бен: Подо́бен: О, ди́вное чу́до:

О, ди́вное чу́до!/ Исто́чник ра́дости во гра́де Орло́ве яви́ся,/ обрето́ша бо ся честны́я мо́щи твоя́,/ священному́чениче Михаи́ле,/ те́мже архиере́и, свяще́нницы и лю́дие правосла́внии благода́рственно восклица́ют:/ сла́ва Бо́гу в Тро́ице Еди́ному,// подаю́щему ми́рови ве́лию ми́лость.

И ны́не, предпра́зднства.

На стихо́вне стихи́ры, глас 1:

Пострада́вый Тебе́ ра́ди, Христе́,/ священному́ченик Михаи́л/ мно́гия му́ки претерпе́/ и, побе́дный вене́ц на Небесе́х прие́м,// днесь мо́лится о спасе́нии душ на́ших.

Стих: Свяще́нницы Твои́ облеку́тся в пра́вду,// и преподо́бнии Твои́ возра́дуются.

Мно́ги ско́рби пра́ведным,/ и от всех их изба́вит я́ Госпо́дь./ Ты же, священному́чениче Михаи́ле,/ в лише́нии чад и супру́жницы,/ ско́рби тя́жкия претерпе́л еси́,/ оба́че не оскуде́ ве́ра твоя́,/ и ста́до, Бо́гом ти да́нное, до́бре упа́сл еси́,// те́мже помина́й любо́вию тя восхваля́ющия.

Стих: Блаже́н муж, боя́йся Го́спода,// в за́поведех Его́ восхо́щет зело́.

Учи́тельство с непреста́нною моли́твою сочета́в,/ пропове́дничество же со смире́нием показа́в,/ всем житие́м твои́м преподо́бным отце́м уподо́бился еси́./ Ны́не же мо́лим тя,/ помози́ нам, священному́чениче прехва́льне,/ по́двигом до́брым подвиза́тися// и спасе́ние душа́м улучи́ти.

Сла́ва, глас 2:

Просла́вим ны́не, ве́рнии,/ па́стыря до́браго Михаи́ла,/ смире́нием укра́шеннаго,/ усе́рдне лю́дем послужи́вшаго/ и жизнь свою́ за Христа́ положи́вшаго,// ны́не же моля́щагося о спасе́нии душ на́ших.

И ны́не, предпра́зднства.

Тропа́рь, глас 4:

Богоуго́дному житию́ поревнова́в,/ му́ченическою кро́вию ве́рность Христу́ запечатле́л еси́,/ священному́чениче Михаи́ле,/ моли́ Всеблага́го Бо́га на́шего,/ да сохрани́т Це́рковь и зе́млю Ру́сскую/ от ересе́й, раско́лов, мяте́жа и бра́ни,/ укрепи́т нас в Правосла́вии и единомы́слии,/ возниспо́слет нам ми́лости Своя́// и спасе́т ду́ши на́ша.

НА У́ТРЕНИ

По 1-м стихосло́вии седа́лен, глас 4:

Наставле́ния твоя́, Михаи́ле богому́дре, всех, послу́шающих тебе́, духо́вне напита́ша и словеса́ ева́нгельская, усты́ твои́ми прорече́нная, окамене́ние серде́ц людски́х сокруши́ша. Мы же мо́лим тя: помози́ нам крест свой неле́ностно носи́ти и ра́йскаго селе́ния дости́гнути.

Сла́ва, и ны́не, предпра́зднства.

По 2-м стихосло́вии седа́лен, глас 1:

Благода́тию Ду́ха Свята́го просвеща́емь, апо́стольским стопа́м после́довал еси́, Михаи́ле сла́вне, и мно́гия лю́ди во огра́ду Святы́я Це́ркве приве́л еси́, о́вцы ста́да Христо́ва соде́ловая.

Сла́ва, и ны́не, предпра́зднства.

Велича́ние:

Велича́ем тя,/ священному́чениче Михаи́ле,/ и чтим честна́я страда́ния твоя́,/ я́же за Христа́// претерпе́л еси́.

Псало́м избра́нный: Бог нам прибе́жище и си́ла:

По полиеле́и седа́лен, глас 2:

Любо́вь Христо́ву в се́рдце свое́м стяжа́в, ча́да твоя́ к Пастыренача́льнику приве́л еси́, о́тче наш Михаи́ле. Мы же, му́жеству твоему́ во страда́ниих дивя́щеся, усе́рдно взыва́ем: помози́ нам правосла́вную ве́ру свя́то храни́ти и, взе́мше крест свой, во след Христа́ ше́ствовати.

Сла́ва, и ны́не, предпра́зднства.

Степе́нна, 1-й антифо́н 4-го гла́са. Проки́мен, глас 4: Проидо́хом сквозе́ огнь и во́ду,// и изве́л еси́ ны в поко́й. Стих: Разже́гл ны еси́, я́коже разжиза́ется сребро́. Вся́кое дыха́ние: Ева́нгелие от Матфе́я, зача́ло 36.

По 50-м псалме́ стихи́ра, глас 6:

Священному́чениче о́тче Михаи́ле,/ пра́ведно яви́ся житие́ твое́ пред лице́м Бо́га Вы́шняго,/ па́стырския бо труды́ усе́рдно соверша́я/ и вся ско́рби тя́жкия му́жески терпя́,/ смерть от рук богобо́рных смире́нно прия́л еси́./ И ны́не у Престо́ла Влады́чня/ вку́пе с новому́ченики Це́ркве Ру́сския// мо́лишися о спасе́нии душ на́ших.

Кано́н священному́ченика, глас 3.

Песнь 1

Ирмо́с: Во́ды дре́вле ма́нием Боже́ственным/ во еди́но со́нмище совокупи́вый/ и раздели́вый мо́ре изра́ильтеским лю́дем,/ Сей Бог наш препросла́влен есть,// Тому́ еди́ному пои́м, я́ко просла́вися.

Припе́в: Священному́чениче Михаи́ле, моли́ Бо́га о нас.

Боголюби́вою душе́ю твое́ю, свя́те Михаи́ле, ко Го́споду изде́тска прилепи́лся еси́, всем се́рдцем жела́я Тому́ послужи́ти и пе́ти Спа́су Христу́, я́ко просла́вися во ве́ки.

Зна́ния разли́чная улучи́ти жела́я, неле́ностне труди́лся еси́ и сла́ву Еди́ному Бо́гу воспева́л еси́: сла́вно бо просла́вися.

Храм души́ твоея́ в чистоте́ сохрани́в и мно́гия доброде́тели стяжа́в, священному́чениче Михаи́ле, апо́стольски ше́ствовал еси́ и ста́до Христо́во умно́жил еси́.

Богоро́дичен: Пресвята́я Де́во Чи́стая, ру́ку Свою́ ко гре́шным простри́, взыва́ющим Ти: спаси́ ны, Госпоже́ Ми́лостивая.

Песнь 3

Ирмо́с: И́же от не су́щих вся Приведы́й,/ Сло́вом созида́емая,/ соверша́емая Ду́хом,/ Вседержи́телю Вы́шний,// в любви́ Твое́й утверди́ мене́.

Учи́тельство с по́двигом сочета́вый, па́стырь до́брый лю́дем земли́ Вя́тския яви́лся еси́, свя́те Михаи́ле, сло́вом и житие́м твои́м пасо́мыя наставля́яй.

Служе́ние в Це́ркви Бо́жией усе́рдно соверша́я, о еди́нем на потре́бу попече́ние ве́лие прилага́л еси́, благи́я ча́сти приобща́я ве́рных.

Храм Бо́жий созида́я, труды́ мно́гия ко благоустрое́нию того́ приложи́л еси́, и́же и по ны́не зри́ми суть.

Богоро́дичен: Ско́рбных утеше́ние и отча́янных спасе́ние, Ма́ти Христа́ Бо́га, к Тебе́ прибега́ем и мо́лим: исцели́ ду́ши на́ша, грехо́м омраче́нныя.

Седа́лен, глас 1:

Припаде́м к моли́твеннику на́шему, Михаи́лу сла́вному, и испро́сим по́мощи духо́вныя, да возмо́жем воспита́ти ча́да на́ша в ве́ре и благоче́стии, во е́же па́губныя ле́сти им избега́ти и всем се́рдцем ко Христу́ прилепля́тися.

Сла́ва, и ны́не, предпра́зднства.

Песнь 4

Ирмо́с: Положи́л еси́ к нам тве́рдую любо́вь, Го́споди:/ Единоро́днаго бо Твоего́ Сы́на/ за ны на смерть дал еси́./ Те́мже Ти зове́м, благодаря́ще:// сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Попусти́ Госпо́дь испыта́ти тве́рдость ве́ры твоея́, егда́ супру́ги и чад твои́х ма́лых лиши́лся еси́. Оба́че, печа́ль твою́ на Бо́га возложи́в, в моли́тве Тому́ взыва́л еси́: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Не то́кмо отце́м, но и ма́терию ча́дом твои́м по пло́ти был еси́, и́хже и возрасти́л еси́ во благоче́стии и чистоте́; сы́нове бо твои́ во архиере́йстве Бо́гу послужи́ша, дще́ри же лю́дем наста́вницы до́брыя яви́шася.

Пе́ние похва́льное благогове́йно прино́сим ти, свя́те Михаи́ле, Бо́га же, да́вшаго ти кре́пость, прославля́ем, взыва́юще: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Богоро́дичен: Нескве́рная Отрокови́це, чистото́ю удиви́вшая А́нгелы и вся Небе́сныя Си́лы; о Тебе́, Богоизбра́нная, ра́дуются вси земноро́днии, я́ко сподо́бльшейся бы́ти Ма́ти Бо́жия.

Песнь 5

Ирмо́с: На земли́ Неви́димый яви́лся еси́/ и челове́ком во́лею сожи́л еси́, Непостижи́мый,/ и к Тебе́ у́тренююще,// воспева́ем Тя, Человеколю́бче.

Очи́стив ум твой и боже́ственными по́мыслы озари́вся, священному́чениче Михаи́ле, я́ко па́стырь до́брый ду́шу твою́ за о́вцы полага́л еси́.

Милосе́рдный нрав име́я, стра́ждущим оте́ц до́брый был еси́, Михаи́ле сла́вне, ве́дый, я́ко ми́лостивии поми́ловани бу́дут.

Во вся́ком челове́це о́браз Бо́жий ви́дя, в темни́цах заключе́нныя посеща́л еси́, скорбя́щих утеша́я и к позна́нию во́ли Бо́жия наставля́я.

Богоро́дичен: Всяк неду́г врачу́еши и отча́янных от поги́бели спаса́еши, благодаре́ние на́ше приими́ и ско́ро на дела́ блага́я возста́ви, Цели́тельнице душ и теле́с на́ших.

Песнь 6

Ирмо́с: Бе́здна после́дняя грехо́в обы́де мя,/ и исчеза́ет дух мой;/ но простры́й, Влады́ко, высо́кую Твою́ мы́шцу,// я́ко Петра́, мя, Упра́вителю, спаси́.

Па́ству, я́же во Орло́ве, вода́ми жи́зни ве́чныя напои́л еси́, богоно́се Михаи́ле, и, я́ко де́латель до́брый, в вертогра́де Христо́ве усе́рдно потруди́лся еси́.

Весть о Христе́ Воскре́сшем па́стве твое́й непреста́нно возвеща́л еси́, да вси печа́ль жите́йскую превозмо́гут и ра́дости Небе́сныя испо́лнятся.

О сла́ве Бо́жией усе́рдно ревну́я, досточу́дне Михаи́ле, в годи́ну гоне́ний любо́вию ко Го́споду пламене́л еси́, злове́рие нечести́вых му́жески посека́я.

Богоро́дичен: Уны́нием мя отягче́ннаго и по́мощи не иму́щаго от сро́дник свои́х, Де́во Влады́чице, не оста́ви, но возведи́ от тли живо́т мой.

Конда́к, глас 1:

Гра́ду Орло́ву па́стырь до́брый/ и Вя́тстей земли́ пе́рвый новому́ченик яви́лся еси́,/ священному́чениче Михаи́ле,/ Христу́ подража́я, за убива́ющих тя, моли́лся еси́,/ о проще́нии их хода́тайствуя./ И ны́не, Престо́лу Бо́жию предстоя́,/ моли́ о нас непреста́нно,// те́плый засту́пниче и ско́рый помо́щниче.

И́кос:

Кто возмо́жет исчи́слити мно́гия труды́ и боле́зни твоя́, я́же ра́ди любве́ к Бо́гу подъя́л еси́, священному́чениче Михаи́ле? Сего́ ра́ди восхваля́ем тя: Ра́дуйся, чад свои́х по пло́ти в за́поведех Бо́жиих ходи́ти научи́вый; ра́дуйся, сугу́бое попече́ние о ча́дех церко́вных приложи́вый. Ра́дуйся, кро́ткий и ми́лостивый нрав име́вый; ра́дуйся, в пра́веднем житии́ ста́рческих седи́н дости́гнувый. Ра́дуйся, по́двигом твои́м гони́тели удиви́вый; ра́дуйся, смире́нием высоту́ доброде́телей яви́вый. Ра́дуйся, о́тче Михаи́ле, те́плый наш хода́таю и ско́рый помо́щниче.

Песнь 7

Ирмо́с: Я́коже дре́вле благочести́выя три о́троки/ ороси́л еси́ в пла́мени халде́йстем,/ све́тлым Божества́ огне́м и нас озари́,/ благослове́н еси́, взыва́ющия,// Бо́же оте́ц на́ших.

Скорбь и стена́ние о́крест ви́дя, се́рдцем твои́м уязви́лся еси́, о́тче Михаи́ле, те́мже и му́жественне преще́ние святи́теля Ти́хона на богоху́льники па́стве твое́й возвести́л еси́.

Богоотсту́пницы, я́рости испо́лненнии, заключе́нию тя преда́ша, ненави́дяху бо свет и́стиннаго богове́дения и не терпя́ху богоуго́днаго твоего́ жития́.

На суди́щи незако́ннем вси тя оправда́ша, о́тче Михаи́ле, оба́че судии́ гла́са людска́го послу́шати не восхоте́ша и преще́ние на тя возложи́ша.

Богоро́дичен: Скве́рных игра́лищем явля́юся и из ро́ва поги́бели вопию́ к Тебе́, Пресвята́я Влады́чице: воздви́гни мя из пучи́ны грехо́вныя.

Песнь 8

Ирмо́с: Нестерпи́мому огню́ соедини́вшеся,/ богоче́стия предстоя́ще, ю́ноши,/ пла́менем же неврежде́ни, боже́ственную песнь поя́ху:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода// и превозноси́те во вся ве́ки.

Безу́мнии богобо́рцы, лжесвиде́тельства обрести́ жела́юще, труды́ мно́гия прилага́ху, да погубя́т тя и сме́рти предаду́т. Ты же во смире́нии воспева́л еси́: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́сни пасха́льныя воспева́я, я́ко а́гнец на заколе́ние ше́ствовал еси́ и, скорбя́щих о тебе́ утеша́я, взыва́л еси́: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Жене́, иду́щей по тебе́ и пла́чущей, рекл еси́: возьми́ ри́зу мою́ и ча́дом возвести́, да ева́нгельския за́поведи соблюда́ют и путе́м Христо́вым сле́дуют, Бо́га превознося́ще во вся ве́ки.

Богоро́дичен: По́мощь всех еси́, Всенепоро́чная, и́же ве́рою и любо́вию песносло́вят Боже́ственное Твое́ Рождество́, И́мже возсия́ с Небесе́ свет Боже́ственнаго ра́зума.

Песнь 9

Ирмо́с: Но́вое чу́до и боголе́пное:/ Деви́ческую бо дверь затворе́нную/ я́ве прохо́дит Госпо́дь,/ наг во вхо́де,/ и плотоно́сец яви́ся во исхо́де Бог,/ и пребыва́ет Дверь затворе́на;/ Сию́ неизрече́нно// я́ко Богома́терь велича́ем.

На убие́ние влеко́мый, после́днее наставле́ние ча́дом твои́м посла́л еси́, да неле́ностно за́поведи ева́нгельския исполня́ют.

Доше́дшу ти до ме́ста сме́рти твоея́, Михаи́ле священному́чениче, благослови́л еси́ хра́мину, иде́же немощны́я и боля́щия твои́ми труды́ благоустро́ил еси́, о проще́нии мучи́телей Го́споду моля́ся.

Егда́ Собо́р церко́вный, и́же во гра́де Москве́, о убие́нии твое́м извеще́н бысть, тогда́ Ти́хон, Первосвяти́тель Це́ркве Ру́сския, сы́на твоего́, епи́скопа Влади́мира, рыда́юща сле́зне, ми́лостивно утеша́ше.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Хода́таице спасе́ния челове́ком и заступле́ние; ра́дуйся, красото́ Це́ркве и благоле́пие; ра́дуйся, держа́во и сла́во ве́рных. Те́мже Тя неизрече́нно, я́ко Богома́терь, велича́ем.

Свети́лен:

Оте́ц сиро́т и вдов защи́тник, бога́тство ни́щих и боля́щих утеше́ние, ю́ных просвеще́ние и жезл ста́рости еси́, о́тче Михаи́ле, те́плый наш моли́твенниче и неуста́нный пред Бо́гом хода́таю. Моли́ Ми́лостиваго Бо́га, да просвети́т ду́ши на́ша све́том Своея́ благода́ти.

Сла́ва, и ны́не, предпра́зднства.

На хвали́тех стихи́ры, глас 6:

Ди́вно и пречу́дно бысть твое́ служе́ние,/ священному́чениче Михаи́ле,/ непреста́нно бо слу́жбы соверша́я,/ ми́лость Бо́жию на лю́ди привлека́л еси́/ и, сло́вом и житие́м па́ству свою́ наставля́я,/ де́ло Бо́жие во смире́нии соверши́л еси́,/ те́мже и вене́ц му́ченический улучи́л еси́,// Подвигополо́жника спасе́ния на́шего прославля́я.

Се́рдце твое́ в ми́ре сем ско́рбно бысть,/ ты бо, источа́я сле́зы и Бо́гу моля́ся,/ жития́ ми́рнаго непреста́нно проси́л еси́,/ его́же страда́нии твои́ми во oби́телех Небе́сных улучи́л еси́,/ иде́же Госпо́дь вся́ку слезу́ от оче́й твои́х отъя́т// и ра́дость Небе́сную тебе́ дарова́.

Не можа́ху безу́мнии богобо́рцы/ зре́ти твоего́ смире́ния, о́тче Михаи́ле,/ и, ру́ки своя́ просте́рше,/ лю́тей сме́рти тя преда́ша,/ оба́че любо́вь Небе́сную уби́ти не возмого́ша,/ я́ко пребыва́ет во ве́ки,// е́юже ве́рнии спаса́ются.

Сла́ва, глас 8:

По страда́льчестей кончи́не твое́й/ мно́зи, ско́рбию объя́ти, о сиротстве́ свое́м,/ воспла́каша и возрыда́ша,/ утеше́ния ча́юще,/ его́же и обрето́ша в прославле́нии твое́м,// священному́чениче прехва́льне Михаи́ле.

И ны́не, предпра́зднства.

НА ЛИТУРГИ́И

Блаже́нны от кано́на предпра́зднства, песнь 3-я, и свята́го, песнь 6-я. Проки́мен, глас 7: Восхва́лятся преподо́бнии во сла́ве// и возра́дуются на ло́жах свои́х. Стих: Свяще́нницы Твои́ облеку́тся в пра́вду, и преподо́бнии Твои́ возра́дуются. Апо́стол ко Евре́ем, зача́ло 334. Аллилу́ия, глас 4: Мно́ги ско́рби пра́ведным, и от всех их изба́вит я́ Госпо́дь. Стих: Воззва́ша пра́веднии, и Госпо́дь услы́ша их. Ева́нгелие от Луки́, зача́ло 67. Прича́стен: В па́мять ве́чную бу́дет пра́ведник:

Моли́тва

О, избра́нниче и уго́дниче Христо́в, священному́чениче Михаи́ле, Це́ркве Ру́сския сто́лпе непоколеби́мый, земли́ Вя́тския благо́е прозябе́ние, сро́дников твои́х предста́телю и наста́вниче! Ты, от ю́ности во благоче́стии подвиза́яся, добр плод в терпе́нии прине́сл еси́. Егда́ же призва́ тя Госпо́дь на служе́ние па́стырское, тогда́ до́брый де́латель вертогра́да Бо́жия яви́лся еси́ и, ча́да своя́ в ве́ре и доброде́лании наставля́я, мно́гия же ду́ши во огра́ду церко́вную возвраща́я, о всех лю́дех те́плыя моли́твы возноси́л еси́. Во вре́мя же гоне́ния безбо́жнаго во смире́нии смерть кро́тко прия́л еси́, за уби́йц твои́х моля́ся, и в пе́рвых новому́ченицех земли́ Вя́тския просия́л еси́. Ны́не у́бо при́зри на на́с, недосто́йных чад твои́х, умиле́нною душе́ю и сокруше́нным се́рдцем тя призыва́ющих. Бу́ди па́стырем на́шим пра́вило ве́ры, во́ином вождь духо́вный, боля́щим врач изря́дный, печа́льным уте́шитель, гони́мым засту́пник, ю́ным наста́вник, всем же благосе́рдый оте́ц и те́плый моли́твенник. О, свя́тче Бо́жий! Умоли́ Го́спода Бо́га, да соблюда́ется в ве́ре правосла́вней Оте́чество на́ше и в нем досто́йно и пра́ведно прославля́ется и́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Священномученик Михаил Тихоницкий

Одна из первых жертв революции. Отец Михаил своей мученической кончиной открыл врата подвига исповедничества для сотен православных пастырей и мирян Вятской земли. В своей жизни отец Михаил совершил много чудес, врачуя и утешая людей в скорбях и несчастьях. Навстречу смерти под конвоем он шёл, как всегда, неспешно, слегка опустив голову, и молился вслух: «Господи, прости их, они не знают, что делают».

На его могиле происходили и происходят чудеса исцелений. Но, может быть, наибольшее чудо проявилось в его самоотверженной, преодолевающей все преграды христианской любви к Богу, Церкви и людям.

Священномученик Михаил Тихоницкий. Современная икона

Когда пришло время учиться, Михаила отправили в Вятку в Духовное училище. Он с усердием и любовью учил задаваемые уроки. Особенно ему нравились уроки Священного Писания и педагогика. Учитель Александр Добринский отзывался о нём как об ученике довольно хороших способностей, ревностного прилежания и удовлетворительных успехов. Окончив училище, Михаил поступил в семинарию, где он учился весьма успешно. Михаил остался твёрд в вере, решив посвятить свою жизнь служению Святой Церкви и продолжить древнюю священническую династию Тихоницких.В Вятской губернии в селе Ошеть Нолинского уезда в семье псаломщика Спасской церкви Петра Тихоницкого и его жены Анфисы Ивановны в 1846 году родился сын. Его нарекли Михаилом в честь Архистратига Божия Михаила. Ребёнок рос послушным любознательным мальчиком. Михаил с детства слышал слова Святого Евангелия, которое читал в храме его дед — диакон Иван Янкевский. Нередко он и сам помогал отцу читать и петь на клиросе.

Успешно закончив семинарию, вскоре, в 1868, году он был поставлен сначала в диакона, а затем в 1870 году и в священника: «Почему пастухи называются пастухами, потому и епископы, и пресвитеры называются пастырями. Пастухи выбираются из своего села или деревни, чтобы пасли скот их: тако пастыри, епископы и пресвитеры избираются от Церкви, чтобы пасли души христианские».
Своё священническое послушание ему суждено было нести в небольшой Ильинской церкви Ижевского завода. Незадолго до этого храм был отдан единоверцам и молодой священник, ему в это время было только 24 года, стал подвизаться на поприще проповеди Слова Божия и обращения из раскола прихожан. Многих людей он удержал от заблуждений, многих раскольников вернул в лоно Святой Матери-Церкви.

Троицкая улица посёлка Ижевский завод с Ильинской церковью, где начал свое служение отец Михаил

Через некоторое время отец Михаил был переведён с семьёй в село Быстрица. В то время у отца Михаила было четверо детей. Жена Аполлинария Владимировна и мать Анфиса Ивановна всеми силами помогали отцу Михаилу содержать дом. Сознавали они, что дом священника — образец для прихожан. Несмотря на свою постоянную занятость в храме и сельском училище, отец Михаил находил время и для того, чтобы заниматься воспитанием детей. Вениамин и Владимир впоследствии стали священниками, третий сын Елпидифор — педагогом, как и дочери Мария, Юлия и Вера.Спустя два года отца Михаила перевели в село Подрелье Вяткой губернии. Отец Михаил становится преподавателем в сельском земском училище. «Ревностен в проповедании Слова Божия и разъяснения учения Святой Церкви. Располагает к ней заражённых расколом прихожан. По многотрудной пастырской деятельности заслуживает внимания епархиального начальства»— писал об отце Михаиле благочинный. Во всякое воскресенье или праздничный день спешили прихожане в церковь послушать любимого пастыря. Такую же искреннюю любовь и нежную привязанность питали к отцу Михаилу его ученики.
Отличительными качествами отца Михаила всегда были сострадательность и милосердие. Вступая в общество Красного Креста, он старался всеми силами помочь болящим и нуждающимся. Общество наградило его значком Красного Креста II степени.

Но важнейшей для отца Михаила была забота о Доме Божием — храме. По просьбе прихожан он возглавил приходское попечительство, которое начало строительство каменной ограды вокруг церкви. Она и сейчас украшает Троицкую церковь. В Быстрице он продолжал учить детей Закону Божию в сельском училище. Вот как отзывались о нём учителя и ученики: «Законоучитель священник Михаил Тихоницкий усердный и опытный преподаватель закона Божия, уроки преподаёт ученикам самым простым, понятным для детей языком. При спрашивании урока внимание его не останавливается на одном ученике, а относится ко всем».

Троицкая улица посёлка Ижевский завод с Ильинской церковью, где начал свое служение отец Михаил

В 1881 году отец Михаил был переведён в Троицкую церковь города Орлова Вятской губернии. Переезжая из прихода в приход, он всегда довольствовался малым: проживал в церковном доме, не получал жалования, а только пользовался добровольной платой прихожан за требы. Скромность и смирение отца Михаила всегда были примером для прихожан. 11 декабря 1881 года произошла трагедия в жизни семьи Тихоницких — умерла супруга Аполлинария Владимировна. Это была тяжелая утрата: скончался любимый человек и лучший друг, деливший с отцом Михаилом все трудности приходской жизни, бережно и нежно заботившийся о семейном уюте и воспитании детей.

В Орлове батюшка был назначен преподавателем Закона Божия в Татианинской женской гимназии. После одна из его учениц Надежда Васильевна Березина вспоминала: «Он преподавал у нас Закон Божий и был духовником учениц. Всегда наставлял нас на правильный путь, учил, как чтить Господа».

Особое место в жизни отца Михаила занимало служение в маленькой Вознесенской церкви города Орлова, куда он был перемещён в 1898 году. Этот храм был расположен посреди старинного городского кладбища. Крестьяне соседних деревень часто посещали его.

Среди воспоминаний его сына есть те, которые ярко и живописно повествуют об этом периоде жизни отца Михаила. «Однажды в Пасхальную ночь отец Михаил, как обычно, совершал богослужение в своём храме. Обрамлённый серебристой сединой волос в серебряной ризе светился он весь, как угодник с иконы; даже обычно серьёзное, строгое лицо его излучало сияние. Идёт крестный ход вокруг церкви под светлый трезвон особенно усердствующего ради праздника церковного сторожа. Толпа настроена торжественно. Мигающими точками негаснущих в безветренной ночи свечей движется она вслед за хоругвью и запрестольным крестом. В момент, когда мастер-звонарь переводит трезвон на пиано, слышен в ночной тишине старческий тенор священника и молодой бас псаломщика, доносятся отдельные слова: «Ангели поют на небеси». Невольно взор устремляется в тёмное небо и чудится, что оттуда несётся это тихое пение. Крестный ход окончен. Замолкли колокола. На церковной паперти при закрытых дверях начинается торжественное пасхальное Богослужение. По-молодому, бодро, исполненный веры звучит голос старца-священника: «Да воскреснет Бог», а ему вторит любительский хор ликующим напевом: «Христос воскресе из мертвых»… Новый возглас и тот же напев… Кончилось пение. Батюшка поворачивается к молящимся и с сияющими глазами ликующе, звонко восклицает: «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» гудит чётко восторженно толпа и справа, и слева, где подымается над ней золочёный крест, освещённый трёхсвечником… Стихает гул, как уходящий гром. Батюшка делает несколько шагов вперёд, останавливается на ступеньках паперти и, обращаясь в ночную тьму, к разбросанным всюду могилам, каким-то особенно проникновенным, задушевным голосом произносит: «И вы, сущие во гробех — Христос воскресе!». Толпа замерла, глаза всех устремлены туда, где чёрная ночь скрывает могилы, вытянулись шеи, напрягается слух: кажется все ждут чуда, ответа… А оттуда несутся вздохи весенней ночи и пробуждающейся матери-земли, словно действительно вырывается из глубины могил задушевный звук ушедших от нас и в бьющемся сердце живых отражается ответным призывом: «Воистину воскресе!».

Священник Михаил Тихоницкий. Архивное фото

В 1913 году Россия широко отмечала трехсотлетие Царствующего дома Романовых. В эти торжественные дни уважаемый и всеми любимый священник Михаил Тихоницкий был определён в Казанско-Богородицкий собор города Орлова. Несмотря на преклонный возраст, — старцу в те годы было уже шестьдесят семь лет, — он стал духовником городского духовенства, благочинным церквей города Орлова, хотя и по-прежнему нёс учительские труды в Орловской женской гимназии.

На Поместном соборе 1917-1918 годов после двухвекового вынужденного безглавия Церковь вновь обрела Патриарха Московского и всея Руси. Но в это же время Россия оказалась на пороге политического переворота.

Скорбя о горе, постигшем православный русский народ, патриарх Тихон издал послание, в котором анафематствовал участников кровавых расправ над невинными людьми. «Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле, — было сказано в послании, — гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины, и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.… Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые распри…. А вы, братия архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых прав Церкви Православной…».

«Послание я понимаю так, — напишет впоследствии отец Михаил, — с помощью его я могу говорить и проповедовать гражданам о мире, о мире между людьми моим братьям. Иначе понимать это послание, кроме как стремление к миру между людьми, я не могу».

15 февраля 1918 года отец Михаил зачитал послание Святейшего патриарха Тихона за Божественной литургией в Казанском соборе города Орлова. Уже вечером 15 февраля отец Михаил был посажен под домашний арест. Через два дня следственная комиссия постановила передать дело в Революционный трибунал. Обвинительный акт был полон злобы и ненависти к Церкви, но в нем нет ни единого слова в адрес отца Михаила. В вину ему было поставлено лишь прочтение «контрреволюционного» послания. На допросе он показал, что виновным себя не признаёт.

Защитники, присутствовавшие на суде, обратили внимание трибунала на нравственные качества отца Михаила, «на то, что он не является политическим деятелем, и выступление его было направлено не против советской власти, а в защиту Церкви и веры». Надежда обвинения на свидетелей тоже не оправдалась. Последние стали не обвинять, а защищать отца Михаила, рассказывая об его нравственных качествах, о его щедрости к бедным и бескорыстии.

28 февраля 1918 года трибунал Орловского совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, несмотря на выступления свидетелей и защитников, признал протоиерея Михаила Тихоницкого виновным в контрреволюционном выступлении, но «считаясь с его преклонным возрастом, а также с двухнедельным домашним арестом, который он отбыл до суда, постановил: объявить на первый раз общественное порицание, предупредить, что если в дальнейшем он будет вести в пределах Орловского уезда агитацию контрреволюционного характера, Революционный Трибунал должен будет прибегнуть к более суровому наказанию».

Священник Михаил Тихоницкий. Архивное фото

Прошло полгода со времени первого ареста отца Михаила. Всё это время он по-прежнему продолжал служить Богу, Церкви и людям. Здоровье его сильно пошатнулось. Волнения и переживания отразились на здоровье старца. По словам его дочери, «заключение, душный воздух, лишение движения убийственно повлияли на его старческие истощённые силы».

Но желание помогать ближним осталось прежним. Несмотря на свои немощи, он часто посещал больных, помогал нищим и заботился о заключённых.

5 сентября 1918 года Чрезвычайная комиссия при Совете Народных Комиссаров поручила комиссару комиссии Беляеву произвести обыск на квартире Тихоницких. Ничего запрещённого или подозрительного обнаружить не удалось. После обыска, по-видимому, отцу Михаилу было предложено уехать из города, что он и сделал, не догадываясь о готовящейся провокации. На следующий день после отъезда отца Михаила из Орлова, 7 сентября 1918 года, комиссар Чрезвычайной комиссии Воробьёв получил ордер на обыск и арест священника Тихоницкого, «проживающего в селе Русаново Левинской волости Орловского уезда». В ордере существует характерная запись: «задержать гражданина по усмотрению предъявителя в деревнях Левинской волости и по дороге». Так отцу Михаилу вменялся побег от правосудия. Арест состоялся на следующий день — 8 сентября 1918 года в деревне Нижняя Едома Левинской волости в доме Прокопия Семеновича Фокина. В протоколе обыска сделана запись: «обыск без результата». И, тем не менее, трое человек: «священник отец Михаил, кулак деревни Едома Прокопий Семенович Фокин и Екатерина Халтурина из деревни Рябиничи» были арестованы. Обвинение, предъявленное отцу Михаилу, было более чем абстрактное, его обвиняли в контрреволюционной деятельности. В протоколе допроса отец Михаил написал: «В настоящей борьбе не разбираюсь, но только желал бы, чтобы этой борьбы не было между христианским народом. А на аресты вашей комиссии смотрел как на нужное дело. Знал я раньше, что была борьба городской думы с организаторами власти, за что, я предполагаю, сейчас идет расправа». Отсутствие состава преступления позволяли надеяться, что комиссия, проведя расследование, освободит отца Михаила из— под стражи. «На мой арест, — говорил отец Михаил, — я смотрел как на арест для расследования, так как я знал, что меня без суда не накажут, и был уверен, что освободят, ибо я всё время учил народ только добру, а не плохому».

14 сентября одна из дочерей написала прошение в Орловскую комиссию с просьбой освободить отца из заключения: «…Убедительнейше прошу рассмотреть дело Тихоницкого, увериться в его полной невиновности и освободить от заключения, дабы остатки дней своих мог старец в спокойствии приготовляться к смерти…». Всё прошение проникнуто дочерней любовью, уважением и трогательной заботой к престарелому отцу. Однако прошение дочери во внимание комиссии не было взято. 19 сентября был проведён допрос, а 20 сентября 1918 года «следователь Юревиц, произведя следствие по делу священника Тихоницкого, по обвинению его в контрреволюционной деятельности постановил: за распространение воззваний против власти священника Тихоницкого — расстрелять». В тот же день Юревиц написал председателю Орловской ЧК: «Прошу привести к исполнению приговора Тихоницкого расстрелом». 20 сентября 1918 года в 9 часов вечера приговор был приведён в исполнение.

Уводимый на казнь отец Михаил воспевал Пасхальный канон и утешал бывших с ним людей.

Надежда Васильевна Березина вспоминала: «…Я видела с подругами гимназистками, как отца Михаила вели на расстрел. Он молился о своих палачах по дороге к месту расстрела. Он был одет в рясу, которую потом снял и бросил знакомой прихожанке, с просьбой передать домой. Конвоиры не препятствовали. Когда его довели до церкви, при которой была богадельня для престарелых, батюшка осенил себя крестным знамением и благословил здание. Его привели на кладбище. Заставили копать могилу. Торопили. Видимо, боялись, что придут люди на выручку. Старец трудился из последних сил, но выкопал не глубоко. Сказали: хватит. Отец Михаил попросил помолиться. После молитвы повернулся к конвоирам и стал ждать. Не разрешил связывать руки и завязывать глаза. Стоял прямо, как-то даже грозно. Прогремели выстрелы. Он упал в могилу, которую быстро стали засыпать. От страха мы боялись даже дышать, как будто неведомая сила прижала нас к земле. Дождались, когда все ушли, и убежали домой».

О мученической кончине отца его сын епископ Владимир узнал в Москве, будучи участником Поместного собора. По его словам, сам Святейший Патриарх приехал к нему на извозчике выразить свое соболезнование.

В 1926 году сын отца Михаила Елпидифор написал: «Спит вечным сном старичок-священник, сражённый пулей за свою чистую веру. Кругом его улеглись его духовные дети, расстрелянные тогда же за свою крепкую любовь к Родине. Пишут мне, что не зарастает тропа к могиле мучеников и жив в сердцах населения образ светлого старца-молитвенника. Только храм замолк, и в пасхальную ночь не раздается уже христианский привет живого мёртвым. Но в моей душе в полночный час встречи воскресшего Христа звучат трогательные, полные непоколебимой веры слова: «И вы, сущие во гробех — Христос воскресе!». Всем напряжением умилённого чувства шлю я тогда в беспросветную даль мученику-Батюшке святой привет: «Христос воскресе, во гробе сущий и в моём сердце живущий».

Памятник отцу Михаилу

Могила отца Михаила стала местом особого, благоговейного почитания православных людей. Жительница города Орлова Ольга Шалагинова рассказывает: «Я живу рядом с кладбищем, где могила протоиерея Михаила Тихоницкого. Хожу к нему каждый день. Когда у меня сильно болела голова, терпеть не было сил, я взяла песочек с могилки протоиерея Михаила Тихоницкого, помолилась, просила, чтобы помог. Песочек положила в бумажку, прикладывала к голове и все боли прошли».

Подобные случаи рассказывают и другие жители Орлова. Народная тропа к могиле старца ширится. Знавшие его при жизни горожане и те, кто слышал о нём из рассказов своих родителей, уверены в его святости.

8 сентября 2008 года святые мощи протоиерея Михаила Тихоницкого были обретены на кладбище города Орлова в месте, память о котором сохранило церковное предание. Ныне они пребывают в приходской церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви отец Михаил ныне причислен к лику новомучеников и исповедников Российских. Прославление его состоялось в 2003 году.

Тропарь, глас 4

Богоугодному житию всей душею возревновав и мученическою кровию верность Христу запечатлел еси. Священномучениче Михаиле, моли Всеблагого Бога нашего, да сохранит Церковь и землю Российскую от ересей, расколов, мятежа и брани, укрепит нас в православии и единомыслии, возниспослет нам милости своя и молитвами твоими спасет души наша.

Кондак, глас 1.

Во граде Орлове пастырь добрый был еси и Вятския земли первый новомучениче. Спасу подобне за убийц своих молился еси, о их прощении Господеви взывая. И ныне у престола Человеколюбца предстоя о прощении прегрешений наших взывати не престай, Священномучениче Михаиле, теплый наш ходатаю и скорый помощниче.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *