Стихотворение море державина

Стихотворение море державина

В море (Алексей Михайлович Гмырев)
Стонет, рокочет могучее море… Волны косматой толпой Шумно вздымаются, тонут в просторе, Тонут во мгле грозовой. Ветер гудит над безбрежной пучиной, По небу тучи ползут… Борются волны с отвагою львиной, Падают, снова встают. Белые чайки кричат над волнами… Люб им мятежный простор! Любо им в бурю прорезать крылами Ветра сердитый напор… Стонет, рокочет безбрежное море… Парус белеет вдали… Что его гонит: нужда или горе, Иль клевета — от земли? Эй, берегися, храбрец одинокий, Гнева бушующих волн! Счастье не сыщет в пучине жестокой Твой неподатливый челн. Если ж не счастья, но смерти ты в буре Вышел безумно искать, То не страшись: тяжело средь лазури Вольным борцом умирать. Выше вздымай роковое ветрило, Правь свой отважный челнок. Много безумцев здесь смерть находило… Слава им! Счастлив их рок. Эх, хорошо умирать под грозою В битве с открытым врагом. Любо схватиться с холодной волною В гневе борьбы молодом. Стонет, рокочет угрюмое море… По небу тучи бегут… Шумно в сердитом, ликующем хоре Волны победу поют. Тонет челнок. Роковая стихия Стала могилой пловцу.

Слышатся ветра стенанья глухие. Слава безумцу-борцу! Вечная память погибшему в буре: Слава мятежным душой! Тесно им жить среди тихой лазури. Счастье их — в битве с грозой.
«В огне зари бушует море…» (Николай Николаевич Шрейтерфельд)
В огне зари бушует море… Порыва грозного полна, На окровавленном просторе Встает и падает волна. И, точно реквием суровый, Звучат раскаты бури злой… И день встает, как призрак новый, Окутанный багровой мглой!
«Вздымаются волны как горы» (Алексей Константинович Толстой)
Вздымаются волны как горы И к тверди возносятся звездной, И с ужасом падают взоры В мгновенно разрытые бездны. Подобная страсти, не знает Средины тревожная сила, То к небу, то в пропасть бросает Ладью без весла и кормила. Не верь же, ко звездам взлетая, Высокой избранника доле, Не верь, в глубину ниспадая, Что звезд не увидишь ты боле. Стихии безбрежной, бездонной Уймется волненье, и вскоре В свой уровень вступит законный Души успокоенной море.

«Вскипает немолчное море» (Яков Павлович Бердников)
Вскипает немолчное море, Вздымая седые валы, Разлившись на вольном просторе, В ненастье предутренней мглы. Вскипает под рокот и стоны Сурово бушующих волн, Срывая глухие затоны, Все глубже бросая мой челн… И хочется чайкой свободной Летать мне над ширью морской, Иль слиться с пучиной холодной, Вздыматься могучей волной, Вскипать, бушевать на просторе — И бурей всю глубь всколыхнуть, И зло, и народное горе Волною навек захлестнуть!..
Голос в тучах (Александр Александрович Блок)
Нас море примчало к земле одичалой В убогие кровы, к недолгому сну, А ветер крепчал, и над морем звучало, И было тревожно смотреть в глубину. Больным и усталым — нам было завидно, Что где-то в морях веселилась гроза, А ночь, как блудница, смотрела бесстыдно На темные лица, в больные глаза. Мы с ветром боролись и, брови нахмуря, Во мраке с трудом различали тропу… И вот, как посол нарастающей бури, Пророческий голос ударил в толпу. Мгновенным зигзагом на каменной круче Торжественный профиль нам брызнул в глаза, И в ясном разрыве испуганной тучи Веселую песню запела гроза: «Печальные люди, усталые люди, Проснитесь, узнайте, что радость близка! Туда, где моря запевают о чуде, Туда направляется свет маяка! Он рыщет, он ищет веселых открытий И зорким лучом стережет буруны, И с часу на час ожидает прибытий Больших кораблей из далекой страны! Смотрите, как ширятся полосы света, Как радостен бег закипающих пен! Как море ликует! Вы слышите — где-то — За ночью, за бурей — взыванье сирен!» Казалось, вверху разметались одежды, Гремящую даль осенила рука… И мы пробуждались для новой надежды, Мы знали: нежданная Радость близка!.. А там — горизонт разбудили зарницы, Как будто пылали вдали города, И к порту всю ночь, как багряные птицы, Летели, шипя и свистя, поезда. Гудел океан, и лохмотьями пены Швырялись моря на стволы маяков. Протяжной мольбой завывали сирены: Там буря настигла суда рыбаков.
16 декабря 1904
«Завыла буря; хлябь морская» (Евгений Абрамович Баратынский)
Завыла буря; хлябь морская Клокочет и ревет, и черные валы Идут, до неба восставая, Бьют, гневно пеняся, в прибрежные скалы. Чья неприязненная сила, Чья своевольная рука Сгустила в тучи облака И на краю небес ненастье зародила? Кто, возмутив природы чин, Горами влажными на землю гонит море? Не тот ли злобный дух, геенны властелин, Что по вселенной розлил горе, Что человека подчинил Желаньям, немощи, страстям и разрушенью И на творенье ополчил Все силы, данные творенью? Земля трепещет перед ним: Он небо заслонил огромными крылами И двигает ревущими водами, Бунтующим могуществом своим. Когда придет желанное мгновенье? Когда волнам твоим я вверюсь, океан? Но знай: красой далеких стран Не очаровано мое воображенье. Под небом лучшим обрести Я лучшей доли не сумею; Вновь не смогу душой моею В краю цветущем расцвести. Меж тем от прихоти судьбины, Меж тем от медленной отравы бытия, В покое раболепном я Ждать не хочу своей кончины; На яростных волнах, в борьбе со гневом их Она отраднее гордыне человека! Как жаждал радостей младых Я на заре младого века, Так ныне, океан, я жажду бурь твоих! Волнуйся, восставай на каменные грани; Он веселит меня, твой грозный, дикий рев, Как зов к давно желанной брани, Как мощного врага мне чем-то лестный гнев.
1824
«Задрожали листы, облетая» (Афанасий Афанасьевич Фет)
Задрожали листы, облетая, Тучи неба закрыли красу, С поля буря ворвавшися злая Рвет и мечет и воет в лесу. Только ты, моя милая птичка, В теплом гнездышке еле видна, Светлогруда, легка, невеличка, Не запугана бурей одна. И грохочет громов перекличка, И шумящая мгла так черна… Только ты, моя милая птичка, В теплом гнездышке еле видна.
Зимний вечер (Александр Сергеевич Пушкин)
Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя, То по кровле обветшалой Вдруг соломой зашумит, То, как путник запоздалый, К нам в окошко застучит. Наша ветхая лачужка И печальна и темна. Что же ты, моя старушка, Приумолкла у окна? Или бури завываньем Ты, мой друг, утомлена, Или дремлешь под жужжаньем Своего веретена? Выпьем, добрая подружка Бедной юности моей, Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей. Спой мне песню, как синица Тихо за морем жила; Спой мне песню, как девица За водой поутру шла. Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя. Выпьем, добрая подружка Бедной юности моей, Выпьем с горя: где же кружка? Сердцу будет веселей.
1825
Зимняя буря (Вячеслав Иванович Иванов)
Гнет и ломит ноша снега Кипарисы нежные, И корчует вал с разбега Грабы побережные. Всё смесилось в тусклой хляби Твердь и зыби вьюжные. Кто вас губит, кто вас грабит, Вертограды южные? И сквозь лязги волн и визги Племени Эолова Зевс гремит и плещет брызги Плавленного олова. Смертью ль мутные зеницы Водит над пучинами Ветхий Кронос, бледнолицый, Треплющий сединами?
После бури (Платон Александрович Кусков)
Посмотри, как стихла буря; Посмотри, как горы эти, Поднимаясь вверх над нами, Мрачно тонут в лунном свете! Как в разрезы черной тучи Ясно смотрит месяц полный И под нами лижут камни Успокоенные волны — Лижут нехотя, угрюмо, Пенясь в воздухе стемневшем, Точно всё забыть не могут Распри с ветром присмиревшим.
1859

Всего стихотворений: 22

Количество обращений к теме стихотворений: 5094

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *