Стихи про войну 1941

Стихи про войну 1941

Содержание

Стихи о войне до слез

На этой странице автор публикации подобрал стихи о Великой Отечественной Войне 1941-1945 г. , которые пробирают для слез. Горечь потерь и разлук , материнские слезы, радость встречи и побед, месть, ярость, любовь к родине — чувства, которые порождает война.

Наш сайт в основном для детей школьного возраста, но чем больше мы подбирали проницательных стихов о войне, тем понятней становилось, что даже у известных авторов, например у Константина Симонова есть очень тяжелые для детской психологии стихи о войне.

Пусть все же в нашей жизни будет больше радостных солнечных дней и меньше слез матерей, детей и отцов.

Роберт Рождественский
БАЛЛАДА О МАЛЕНЬКОМ ЧЕЛОВЕКЕ

На Земле безжалостно маленькой
жил да был человек маленький.
У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую…
И однажды — прекрасным утром —
постучалась к нему в окошко
небольшая, казалось, война…
Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую
и маленькую — по размерам — шинель.
…А когда он упал — некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня в полный рост!

***

В мае 1945 года

А. Д. Деменьтьев

Весть о Победе разнеслась мгновенно…
Среди улыбок, радости и слез
Оркестр Академии военной
Ее по шумным улицам пронес.

И мы, мальчишки, ринулись за ним –
Босое войско в одежонке драной.
Плыла труба на солнце, словно нимб,
Над головой седого оркестранта.

Гремел по переулкам марш победный,
И город от волненья обмирал.
И даже Колька, озорник отпетый,
В то утро никого не задирал.

Мы шли по улицам,
Родным и бедным,
Как на вокзал,
Чтобы отцов встречать.
И свет скользил по нашим лицам бледным.
И чья-то громко зарыдала мать.

И Колька, друг мой,
Радостно и робко
Прохожим улыбался во весь рот,
Не зная,
Что назавтра похоронка
С войны минувшей на отца придет.

***

Давно уже его на свете нет,
Того русоволосого солдата…
Письмо плутало двадцать с лишним лет,
И все таки дошло до адресата.
Размытые годами как водой
От первой буквы до последней точки,
Метались и подпрыгивали строчки
Перед глазами женщины седой…
И память молчаливая вела
По ниточке надорванной и тонкой,
Она в письме была еще девчонкой,
Еще мечтой и песенкой была…
Он все сейчас в душе разворатил…
Как будто тихий стон ее услышал-
Муж закурил и осторожно вышел
И сын куда-то сразу заспешил…
И вот она с письмом наедине,
Еше в письме он шутит и смеется,
Еще он жив, еще он на войне,
Еще надежда есть-что он вернется…

***

РЕКВИЕМ (Роберт Рождественский)
(Отрывок)

Помните!
Через века,
через года, —
помните!
О тех,
кто уже не придёт
никогда, —
помните!
Не плачьте!
В горле
сдержите стоны,
горькие стоны.
Памяти
павших
будьте
достойны!
Вечно
достойны!
Хлебом и песней,
Мечтой и стихами,
жизнью
просторной,
каждой секундой,
каждым дыханьем
будьте
достойны!
Люди!
Покуда сердца
стучатся, —
помните!
Какою
ценой
завоёвано счастье, —
пожалуйста,
помните!
Песню свою
отправляя в полёт, —
помните!
О тех,
кто уже никогда
не споёт, —
помните!
Детям своим
расскажите о них,
чтоб
запомнили!
Детям
детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Во все времена
бессмертной
Земли
помните!
К мерцающим звёздам
ведя корабли, —
о погибших
помните!
Встречайте
трепетную весну,
люди Земли.
Убейте
войну,
прокляните
войну,
люди Земли!
Мечту пронесите
через года
и жизнью
наполните!..
Но о тех,
кто уже не придёт
никогда, —
заклинаю, —
помните!
1962

***

Алексей Недогонов «МАТЕРИНСКИЕ СЛЕЗЫ»

Как подули железные ветры Берлина,
Как вскипели над Русью военные грозы!
Провожала московская женщина сына…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок первый – кровавое знойное лето.
Сорок третий – атаки в снегах и морозы.
Письмецо долгожданное из лазарета…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок пятый – за Вислой идет сраженье,
Землю прусскую русские рвут бомбовозы.
А в России не гаснет свеча ожиданья…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Пятый снег закружился, завьюжил дорогу
Над костями врага у можайской березы.
Сын седой возвратился к родному порогу…
Материнские слезы, Материнские слезы!

***

Ю. Друнина

Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

***

ТЫ ДОЛЖНА!
Ю. Друнина

Побледнев,
Стиснув зубы до хруста,
От родного окопа
Одна
Ты должна оторваться,
И бруствер
Проскочить под обстрелом
Должна.
Ты должна.
Хоть вернешься едва ли,
Хоть «Не смей!»
Повторяет комбат.
Даже танки
(Они же из стали!)
В трех шагах от окопа
Горят.
Ты должна.
Ведь нельзя притворяться
Перед собой,
Что не слышишь в ночи,
Как почти безнадежно
«Сестрица!»
Кто-то там,
Под обстрелом, кричит…

***

Сергей Орлов
ЕГО ЗАРЫЛИ В ШАР ЗЕМНОЙ…

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля-
На миллион веков,
И Млечные Пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой…
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей…

***

Перед атакой
(С. Гудзенко)

Когда на смерть идут – поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
Час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв – и умирает друг.
И, значит смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед.
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год
И вмерзшая в снега пехота…

***

Блокада
Надежда Радченко

Чёрное дуло блокадной ночи.
Холодно,
холодно,
холодно очень.
Вставлена вместо стекла
картонка.
Вместо соседнего дома —
воронка.
Поздно.
А мамы всё нет отчего-то.
Еле живая ушла на работу.
Есть очень хочется.
Страшно.
Темно.
Умер братишка мой.
Утром.
Давно.
Вышла вода.
Не дойти до реки.
Очень устал.
Сил уже никаких.
Ниточка жизни натянута тонко.
А на столе —
на отца похоронка.

***

Муса Джалиль (1943)
ВАРВАРСТВО

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных.. .Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня.. .
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз.. .
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо.. .
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей.

***

НИКТО НЕ ЗАБЫТ
А. Шамарин

«Никто не забыт и ничто не забыто» —
Горящая надпись на глыбе гранита.
Поблекшими листьями ветер играет
И снегом холодным венки засыпает.
Но, словно огонь, у подножья – гвоздика.
Никто не забыт и ничто не забыто.

***

«Мальчик из села Поповки»

С. Я. Маршак

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок —
Последний гражданин села.
Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы —
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.
При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

***

«ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ…»
Исаковский М.

Враги сожгли родную хату
Сгубили всю его семью
Куда ж теперь идти солдату
Кому нести печаль свою
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок
Стоит солдат и словно комья
Застряли в горле у него
Сказал солдат
Встречай Прасковья
Героя мужа своего
Готовь для гостя угощенье
Накрой в избе широкий стол
Свой день свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел
Никто солдату не ответил
Никто его не повстречал
И только теплый летний вечер
Траву могильную качал
Вздохнул солдат ремень поправил
Раскрыл мешок походный свой
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой
Не осуждай меня Прасковья
Что я пришел к тебе такой
Хотел я выпить за здоровье
А должен пить за упокой
Сойдутся вновь друзья подружки
Но не сойтись вовеки нам
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам
Он пил солдат слуга народа
И с болью в сердце говорил
Я шел к тебе четыре года
Я три державы покорил
Хмелел солдат слеза катилась
Слеза несбывшихся надежд
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт
Медаль за город Будапешт

***

Дедушкин рассказ

Андрей Порошин

Вчера мне рассказывал дедушка Женя:
Отряд партизанский попал в окруженье.
Осталось у них восемнадцать гранат,
Один пистолет и один автомат.
Всё больше в отряде погибших бойцов,
Всё крепче фашисты сжимают кольцо, —
Они за кустами, они за камнями.
И крикнул мой дедушка: «Родина с нами!».
И все побежали навстречу врагу,
И стали гранаты бросать на бегу.
Все храбро сражались, о смерти забыв, —
И вот, удалось совершить им прорыв.
Сквозь лес по болоту они уходили:
А деда медалью потом наградили.

***

На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать — это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть…

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко —
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

Ю. Друнина

***

Эдуард Асадов
Чулочки
Их расстреляли на рассвете,
Когда вокруг белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели всем раздеться,
Потом ко рву всем стать спиной,
Но вдруг раздался голос детский.
Наивный, тихий и живой:
«Чулочки тоже снять мне дядя?» —
Не упрекая, не грозя
Смотрели, словно в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже!»
Но смятением на миг эсэсовец объят.
Рука сама собой в мгновенье
Вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим,
Проснулась в ужасе душа.
Нет! Он застрелить ее не может,
Но дал он очередь спеша.
Упала девочка в чулочках.
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат! Что если б дочка
Твоя вот так же здесь легла?
И это маленькое сердце
Пробито пулею твоей!
Ты – Человек, не просто немец!
Но ты ведь зверь среди людей!
… Шагал эсэсовец угрюмо
К заре, не поднимая глаз.
Впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.
И всюду взгляд светился синий,
И всюду слышалось опять
И не забудется поныне:
«Чулочки, дядя, тоже снять?»

***

К. Симонов
» Убей его!»(«Если дорог тебе твой дом…»)

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;
Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме немец топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал…
Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб немец, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель…
Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Снял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал…
Если жаль тебе, чтоб старик,
Старый школьный учитель твой,
Перед школой в петле поник
Гордой старческой головой,
Чтоб за все, что он воспитал
И в друзьях твоих и в тебе,
Немец руки ему сломал
И повесил бы на столбе.
Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви…
Если ты не хочешь отдать
Немцу с черным его ружьем
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Если немца убил твой брат,
Пусть немца убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Если немца убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.
Так убей же немца, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

***

К. Симонов
«Горят города по пути этих полчищ…»

Горят города по пути этих полчищ.
Разрушены села, потоптана рожь.
И всюду, поспешно и жадно, по-волчьи,
Творят эти люди разбой и грабёж.
Но разве ж то люди? Никто не поверит
При встрече с одетым в мундиры зверьём.
Они и едят не как люди — как звери,
Глотают парную свинину сырьём.
У них и повадки совсем не людские,
Скажите, способен ли кто из людей
Пытать старика на верёвке таская,
Насиловать мать на глазах у детей?
Закапывать жителей мирных живыми,
За то что обличьем с тобой не одно.
Нет! Врёте! Чужое присвоили имя!
Людьми вас никто не считает давно.
Вы чтите войну, и на поприще этом
Такими вас знаем, какие вы есть:
Пристреливать раненых, жечь лазареты,
Да школы бомбить ваших воинов честь?
Узнали мы вас за короткие сроки,
И поняли, что вас на битву ведёт.
Холодных, довольных, тупых и жестоких,
Но смирных и жалких как время придёт.
И ты, что стоишь без ремня предо мною,
Ладонью себя ударяющий в грудь,
Сующий мне карточку сына с женою,
Ты думаешь я тебе верю? Ничуть!!!
Мне видятся женщин с ребятами лица,
Когда вы стреляли на площади в них.
Их кровь на оборванных наспех петлицах,
На потных холодных ладонях твоих.
Покуда ты с теми, кто небо и землю
Хотят у нас взять, свободу и честь,
Покуда ты с ними — ты враг,
И да здравствует кара и месть.
Ты, серый от пепла сожжённых селений,
Над жизнью навесивший тень своих крыл.
Ты думал, что мы поползём на коленях?
Не ужас, — ярость ты в нас пробудил.
Мы будем вас бить все сильней час от часа:
Штыком и снарядом, ножом и дубьём.
Мы будем вас бить, глушить вас фугасом,
Мы рот вам совётской землёю забьём!
И пускай до последнего часа расплаты,
Дня торжества, недалекого дня,
Мне не дожить как и многим ребятам,
Которые были не хуже меня.
Я долг свой всегда по-солдатски приемлю
И если уж смерть выбирать нам друзья,
То лучше чем смерть за родимую землю
И выбрать нельзя…

ДВЕ СТРОЧКИ
А.Твардовский

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,
С чего — ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

***

Баллада о матери

Ольга Киевская

Сорок первый – год потерь и страха
Заревом кровавым пламенел…
Двух парней в растерзанных рубахах
Выводили утром на расстрел.
Первым шёл постарше, тёмно-русый,
Всё при нём: и силушка, и стать,
А за ним второй – пацан безусый,
Слишком юный, чтобы умирать.
Ну, а сзади, еле поспевая,
Семенила старенькая мать,
О пощаде немца умоляя.
«Найн, — твердил он важно, — растреляйт!»
«Нет! – она просила, — пожалейте,
Отмените казнь моих детей,
А взамен меня, меня убейте,
Но в живых оставьте сыновей!»
И ответил офицер ей чинно:
«Ладно, матка, одного спасайт.
А другого расстреляем сына.
Кто тебе милее? Выбирайт!»
Как в смертельной этой круговерти
Ей сберечь кого–нибудь суметь?
Если первенца спасёт от смерти,
То последыш – обречён на смерть.
Зарыдала мать, запричитала,
Вглядываясь в лица сыновей,
Будто бы и вправду выбирала,
Кто роднее, кто дороже ей?
Взгляд туда-сюда переводила…
О, не пожелаешь и врагу
Мук таких! Сынов перекрестила.
И призналась фрицу: «Не могу!»
Ну, а тот стоял, непробиваем,
С наслажденьем нюхая цветы:
«Помни, одного – мы убиваем,
А другого – убиваешь ты».
Старший, виновато улыбаясь,
Младшего к груди своей прижал:
«Брат, спасайся, ну, а я останусь, —
Я пожил, а ты не начинал».
Отозвался младший: «Нет, братишка,
Ты спасайся. Что тут выбирать?
У тебя – жена и ребятишки.
Я не жил, — не стоит начинать».
Тут учтиво немец молвил: «Битте, —
Отодвинул плачущую мать,
Отошёл подальше деловито
И махнул перчаткой, — расстреляйт!»
Ахнули два выстрела, и птицы
Разлетелись дробно в небеса.
Мать разжала мокрые ресницы,
На детей глядит во все глаза.
А они, обнявшись, как и прежде,
Спят свинцовым беспробудным сном, —
Две кровинки, две её надежды,
Два крыла, пошедшие на слом.
Мать безмолвно сердцем каменеет:
Уж не жить сыночкам, не цвести…
«Дура–матка, – поучает немец, —
Одного могла бы хоть спасти».
А она, баюкая их тихо,
Вытирала с губ сыновних кровь…
Вот такой, – убийственно великой, —
Может быть у Матери любовь.

Стихи о войне до слез видео

Николай Добронравов — Ополченье: Стих

Во мраке с горя сгорбились мосты.
Тревожно площадей сердцебиенье…
На запад уходило ополченье —
Потомственная гвардия Москвы.
Рабочие, врачи, учителя,
Отставку не приняв военкоматов,
Сапог не получив и автоматов,
Ушли в незащищённые поля.
Кто помнит их последние слова
В последнем и решительном сраженье?
Безмолвна затемнённая Москва.
Убиты летописцы ополченья.

…Мы нынче очень празднично живём,
И многие печали позабыты.
Вокруг грохочут песни в стиле бита,
И ночью так же солнечно, как днём.
Но изредка тревожат наши сны
Те люди с беззащитною улыбкой,
Кто с книгой, кто с указкой, кто со скрипкой —
Пронзительная исповедь войны!
Я слышу их неровные шаги.
Я вижу строй их, нервный и неровный.

Я знаю: в битве дрогнули враги
Пред высшим — перед мужеством духовным.
И если мы по духу москвичи, —
Мы тех людей живое отраженье.
В сердцах у нас их мужество звучит,
И строится в колонны ополченье…


Долгие и тяжелые войны – естественный этап эволюции, несущий за собой боль, разруху, потери драгоценных человеческих жизней. История русского народа неоднократно и очень тесно переплеталась с кровавыми баталиями и героическими битвами. Порой итогом становился триумфальный успех, иногда – горькое поражение. Но самое трагичное то, что зачинщики жестоких противостояний, руководствуясь корыстными целями, забывают о самом важном – беспричинно страдающих мирных людях.

Я только раз видала рукопашный,
Раз — наяву. И сотни раз — во сне…
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Стихи про войну – красивые и грустные до слез – передают всю боль и горечь тяжелых лет сражений, сложность выживания под звуки стрельбы, длинные молитвы матерей за судьбу их сыновей-солдат во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Выбирая детские стихи на конкурс чтецов, загляните в нашу библиотеку. Вы найдете там много трогательной и душевной поэзии русских классиков и современных поэтов.

Красивые стихи про войну для детей

Накануне славного праздника 9 мая в школах, колледжах и лицеях проводят утренники, концерты, открытые уроки, посвященные Дню Победы СССР над фашистской Германией. Взрослые всегда будут помнить о великом подвиге солдат и полководцев, а младшему поколению только предстоит ознакомиться с глубокими историческими фактами. Красивые стихи о войне для детей помогут изучить легендарное прошлое своей родины, научится чтить заслуги ветеранов, переосмыслить жизненные ценности.

Фотоснимок на стене –
В доме память о войне.
Димкин дед
На этом фото:
С автоматом возле дота,
Перевязана рука,
Улыбается слегка…
Здесь всего на десять лет
Старше Димки
Димкин дед.

Застыли ели в карауле,
Синь неба мирного ясна.
Идут года. В тревожном гуле
Осталась далеко война.

Но здесь, у граней обелиска,
В молчанье голову склонив,
Мы слышим грохот танков близко
И рвущий душу бомб разрыв.

Мы видим их — солдат России,
Что в тот далёкий грозный час
Своею жизнью заплатили
За счастье светлое для нас…

День памяти –
Победы праздник,
Несут венков
Живую вязь,
Тепло букетов
Красок разных,
Чтоб не терялась
С прошлым связь.
И плиты скорбные согреты
Цветов дыханьем полевым.
Прими, боец,
Как дар, всё это
Ведь это нужно
Нам,
Живым.

Детские стихи про Великую Отечественную войну 1941-1945

Стихи о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. для детей не зря входят в школьную программу с русской литературы. Ведь именно такая поэзия воспитывает в ребенке чувство патриотизма, уважения к погибшим и выжившим защитникам, любовь к своей многострадальной и героически отвоеванной Родине. Прочтите своим детям несколько военных стихотворений в преддверии Дня Победы, выучите отрывок из поэзии классиков, просмотрите иллюстрации к стихам очевидцев и свидетелей.

Я, ребята, на войне
В бой ходил, горел в огне.
Мёрз в окопах под Москвой,
Но, как видите, — живой.
Не имел, ребята, права
Я замёрзнуть на снегу,
Утонуть на переправах,
Дом родной отдать врагу.
Должен был прийти я к маме,
Хлеб растить, косить траву.
В День Победы вместе с вами
Видеть неба синеву.
Помнить всех, кто в горький час
Сам погиб, а землю спас…
Я веду сегодня речь
Вот о чём, ребята:
Надо Родину беречь
По-солдатски свято!

Бабушка надела ордена
И сейчас красивая такая!
День Победы празднует она,
О войне великой вспоминая.
Грустное у бабушки лицо.
На столе солдатский треугольник.
Дедушкино с фронта письмецо
Ей читать и нынче очень больно.
Смотрим мы на дедушкин портрет
И разводим ручками с братишкой:
— Ну какой, какой же это дед?
Он же ведь совсем ещё мальчишка!

Стоят в России обелиски,
На них фамилии солдат…
Мои ровесники мальчишки
Под обелисками лежат.
И к ним, притихшие в печали,
Цветы приносят полевые
Девчонки те, что их так ждали,
Теперь уже совсем седые.

Стихи для подростков про войну «до слез»

Война для поэта – слишком сильное впечатление: она не позволяет «отмалчиваться» и вызывает шквал рифмованных строк, пронизанных болью. Военная поэзия включает и бравые гимны, и печальные реквиемы, и фатальные повествования, и всяческие рефлексии. Сотни строф в красках излагают о бравых сражениях, отступлениях и победах, выпавших на долю советского народа. Стихи для подростков про войну до слез оголяют душу поэта и читателя, вызывают самые противоречивые чувства, вдохновляют на подвиги и геройства.

Спать легли однажды дети –
Окна все затемнены.
А проснулись на рассвете –
В окнах свет – и нет войны!

Можно больше не прощаться
И на фронт не провожать –
Будут с фронта возвращаться,
Мы героев будем ждать.

Зарастут травой траншеи
На местах былых боёв.
С каждым годом хорошея,
Встанут сотни городов.

И в хорошие минуты
Вспомнишь ты и вспомню я,
Как от вражьих полчищ лютых
Очищали мы края.

Вспомним всё: как мы дружили,
Как пожары мы тушили,
Как у нашего крыльца
Молоком парным поили
Поседевшего от пыли,
Утомлённого бойца.

Не забудем тех героев,
Что лежат в земле сырой,
Жизнь отдав на поле боя
За народ, за нас с тобой…

Слава нашим генералам,
Слава нашим адмиралам
И солдатам рядовым –
Пешим, плавающим, конным,
Утомлённым, закалённым!
Слава павшим и живым –
От души спасибо им!

Дочь обратилась однажды ко мне:
— Папа, скажи мне, кто был на войне?
— Дедушка Лёня — военный пилот —
В небе водил боевой самолёт.
Дедушка Женя десантником был.
Он вспоминать о войне не любил
И отвечал на вопросы мои:
— Очень тяжёлые были бои.
Бабушка Соня трудилась врачом,
Жизни спасала бойцам под огнём.
Прадед Алёша холодной зимой
Бился с врагами под самой Москвой.
Прадед Аркадий погиб на войне.
Родине все послужили вполне.
Много с войны не вернулось людей.
Легче ответить, кто не был на ней.

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Грустные стихи «до слез» про Великую Отечественную войну

Грустные до слез стихи про Великую Отечественную войну не простые – они особенные. Во всей России не найти семью без далекой фронтовой истории: счастливой или трагической. Поэзию, написанную в 1941-1945 гг. и после роковой победы, учили и учат наизусть. Подростки проходят военные стихи в школе, взрослые – в университете и в домашнем кругу родных людей. Сквозь строки фронтовых этюдов и реквиемов проглядываются сцены атак и отступлений, подвиги героев, смертельная битва за свою Родину-мать.

СПАСИБО ГЕРОЯМ,
СПАСИБО СОЛДАТАМ,
Что МИР подарили,
Тогда — в сорок пятом !!!

Вы кровью и пОтом
Добыли ПОБЕДУ.
Вы мОлоды были,
Сейчас — уже дЕды.

Мы ЭТУ ПОБЕДУ —
Вовек не забудем !!!
Пусть МИРНОЕ солнце
Сияет всем людям !!!

Пусть счастье и радость
Живут на планете !!!
Ведь мир очень нужен —
И взрослым, и детям !!!

В суровый год мы сами стали строже,
Как темный лес, притихший от дождя,
И, как ни странно, кажется, моложе,
Все потеряв и сызнова найдя.
Средь сероглазых, крепкоплечих, ловких,
С душой как Волга в половодный час,
Мы подружились с говором винтовки,
Запомнив милой Родины наказ.
Нас девушки не песней провожали,
А долгим взглядом, от тоски сухим,
Нас жены крепко к сердцу прижимали,
И мы им обещали: отстоим!
Да, отстоим родимые березы,
Сады и песни дедовской страны,
Чтоб этот снег, впитавший кровь и слезы,
Сгорел в лучах невиданной весны.
Как отдыха душа бы ни хотела,
Как жаждой ни томились бы сердца,
Суровое, мужское наше дело
Мы доведем — и с честью — до конца!

Стелются черные тучи,
Молнии в небе снуют.
В облаке пыли летучей
Трубы тревогу поют.
С бандой фашистов сразиться
Смелых Отчизна зовет.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.
Ринулись ввысь самолеты,
Двинулся танковый строй.
С песней пехотные роты
Вышли за Родину в бой.
Песня — крылатая птица —
Смелых скликает в поход.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.
Славой бессмертной покроем
В битвах свои имена.
Только отважным героям
Радость победы дана.
Смелый к победе стремится,
Смелым дорога вперед.
Смелого пуля боится,
Смелого штык не берет.

Стихи про войну «до слёз» на конкурс чтецов в школе

Ко Дню Победы в учебных заведениях страны проводят конкурсы чтецов военных стихов, грустных до слез. Большинство юных талантливых исполнителей предпочитает разучивать произведения русских классиков о сложной, порой трагической доле солдат и командиров, их семей и всей Родины. Но стихи про Великую Отечественную войну современных авторов также пользуются популярностью на конкурсах чтецов в школах и лицеях. И та, и другая поэзия наполнена живым смыслом, неподдельной болью потерь и триумфом от великой победы.

Учила жизнь сама меня.
Она сказала мне,-
Когда в огне была броня
И я горел в огне,-
Держись, сказала мне она,
И верь в свою звезду,
Я на земле всего одна,
И я не подведу.
Держись, сказала, за меня.
И, люк откинув, сам
Я вырвался из тьмы огня —
И вновь приполз к друзьям.

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?

На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать — это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть…

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко —
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

Стихи на военную тематику для конкурса чтецов, грустные до слез

Грустные стихи на военную тематику чтецы для конкурса выбирают самостоятельно. Быть может, у вас уже есть свои любимые произведения, но мы решили представить вам именно эти. Они посвящены тем, кто спас наше будущее, не пожалел жизни в поединке с врагом, дал следующим поколениям надежду на мирное небо над головами.

Воюют стрелковые роты,
Уставшие, в серых шинелях.
Бойцы легендарной пехоты,
Расходные… словно мишени.

Их жарит огонь минометный,
В мороз согревает лопата…
Не вспомнит фамилию ротный
Убитого рядом солдата.

Голодный… Без сна… Обессилев,
Засыпанный мёрзлой позёмкой
Орлов, а быть может Васильев,
Убит был немецким осколком…
Распахнуты настежь ворота,
Не зная грядущих лишений,
Течёт пополнение в роты
В залатанных наспех шинелях.

Как мало их осталось на земле
Не ходят ноги и тревожат раны,
И ночью курят, чтобы в страшном сне,
Вновь не стреляли в них на поле брани.

Мне хочется их каждого обнять,
Теплом душевным с ними поделиться,
Была бы сила, чтобы время вспять…
Но я не Бог…война им снова снится.

Пусть внукам не достанется война
И грязь её потомков не коснётся,
Пусть курит бывший ротный старшина
И слушает, как правнучек смеётся.

Где трава от росы и от крови сырая,
Где зрачки пулеметов свирепо глядят,
В полный рост, над окопом переднего края,
Поднялся победитель-солдат.

Сердце билось о ребра прерывисто, часто.
Тишина… Тишина… Не во сне — наяву.
И сказал пехотинец: — Отмаялись! Баста!-
И приметил подснежник во рву.

И в душе, тосковавшей по свету и ласке,
Ожил радости прежней певучий поток.
И нагнулся солдат и к простреленной каске
Осторожно приладил цветок.

Снова ожили в памяти были живые —
Подмосковье в снегах и в огне Сталинград.
За четыре немыслимых года впервые,
Как ребенок, заплакал солдат.

Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,
Сапогом попирая колючий плетень.
За плечами пылала заря молодая,
Предвещая солнечный день.

Короткие стихи для взрослых про войну

Даже в отсутствие значимых научно-исторических повествований о Великой Отечественной войне ее литературное осмысление было важным для советского человека. Тема военных баталий подчас позволяла фронтовым поэтам и писателям-свидетелям завуалировано выкладывать «житейскую» правду о советских устоях. В то время гениальные рифмоплеты были раскованнее и свободнее, в сравнении с литераторами-предшественниками. Их символические, грустные и печальные короткие стихи для взрослых про войну дошли до нашего времени. Ознакомьтесь с лучшими образцами в нашей подборке.

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,-
Речь не о том, но все же, все же, все же…

И та, что сегодня прощается с милым,-

Пусть боль свою в силу она переплавит.

Мы детям клянемся, клянемся могилам,

Что нас покориться никто не заставит!

Важно с девочками простились,

На ходу целовали мать,

Во все новое нарядились,

Как в солдатики шли играть.

Ни плохих, ни хороших, ни средних…

Все они по своим местам,

Где ни первых нет, ни последних…

Все они опочили там.

Стихи про Отечественную войну 1941-1945 – коротко и грустно

В свое время многие короткие стихи для взрослых про Великую Отечественную войну 1941-19467 были окружены недовольством официальных лиц и грубой агрессией со стороны цензуры. Другие, напротив, стали военными песнями государственного значения (к примеру, Ласкина или Лебедева-Кумача). Но как первые, так и вторые заслуживают внимания со стороны читателей. Сегодня военные стихи составляют костяк огромной ветки – военной литературы.

Сзади Нарвские были ворота,

Впереди была только смерть…

Так советская шла пехота

Прямо в желтые жерла «Берт».

Вот о вас и напишут книжки:

«Жизнь свою за други своя»,

Незатейливые парнишки —

Ваньки, Васьки, Алешки, Гришки,—

Внуки, братики, сыновья!

Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,
Изборождавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.

Стояла батарея за этим вот холмом,

Нам ничего не слышно, а здесь остался гром.

Под этим снегом трупы еще лежат вокруг,

И в воздухе морозном остались взмахи рук.

Ни шагу знаки смерти ступить нам не дают.

Сегодня снова, снова убитые встают.

Сейчас они услышат, как снегири поют.

Длинные стихи про войну русских классиков

В этом разделе мы собрали для вас длинные стихи про войну русских классиков. Это не просто трагическая поэзия, это живой голос реальных свидетелей-очевидцев. И сегодня, пока еще не стихли громкие дискуссии о днях Великой Отечественной войны, именно военные стихи советских поэтов – самое беспристрастное свидетельство о фактах из нашей глубокой истории. Длинные и грустные стихи классиков про войну 1941-1945 приоткрывают перед читателем завесу над страшными событиями, физическими и душевными терзаниями советских героев.

Мама! Тебе эти строки пишу я,
Тебе посылаю сыновний привет,
Тебя вспоминаю, такую родную,
Такую хорошую — слов даже нет!

Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,
Немного лентяя и вечно не в срок
Бегущего утром с портфелем под мышкой,
Свистя беззаботно, на первый урок.

Грустила ты, если мне физик, бывало,
Суровою двойкой дневник «украшал»,
Гордилась, когда я под сводами зала
Стихи свои с жаром ребятам читал.

Мы были беспечными, глупыми были,
Мы все, что имели, не очень ценили,
А поняли, может, лишь тут, на войне:
Приятели, книжки, московские споры —
Все — сказка, все в дымке, как снежные горы…
Пусть так, возвратимся — оценим вдвойне!

Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,
Застыли орудья, как стадо слонов,
И где-то по-мирному в гуще лесов,
Как в детстве, мне слышится голос кукушки…

За жизнь, за тебя, за родные края
Иду я навстречу свинцовому ветру.
И пусть между нами сейчас километры —
Ты здесь, ты со мною, родная моя!

В холодной ночи, под неласковым небом,
Склонившись, мне тихую песню поешь
И вместе со мною к далеким победам
Солдатской дорогой незримо идешь.

И чем бы в пути мне война ни грозила,
Ты знай, я не сдамся, покуда дышу!
Я знаю, что ты меня благословила,
И утром, не дрогнув, я в бой ухожу!

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

О тебе мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтоб услышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти не легко,
А до смерти – четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От твой негасимой любви.

Длинные стихи современников про войну

Десятки русских поэтов (включая Анну Ахматову, Александра Твардовского, Бориса Пастернака, Булата Окуджаву, Вячеслава Попова) оставили вечный след в глубокой и слезной военной поэзии. Их длинные и печальные стихи о тяжелых днях Велико Отечественной знакомы до боли не только ветеранам и «детям войны», но и многим школьникам, студентам и сознательным взрослым людям, неравнодушным к героическому прошлому своей Родины.

Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду —

На всех. На все четыре года.

Она такой вдавила след,

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет, и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

И к мертвым, выправив билет,

Все едет кто-нибудь из близких.

И время добавляет в списки

Еще кого-то, кого-то нет.

И ставит, ставит обелиски.

Ну что с того, что я там был. Я был давно, я все забыл.
Не помню дней, не помню дат. И тех форсированных рек.
Я неопознанный солдат. Я рядовой, я имярек.
Я меткой пули недолет. Я лед кровавый в январе.
Я крепко впаян в этот лед. Я в нем как мушка в янтаре.

Ну что с того, что я там был. Я все забыл. Я все избыл.
Не помню дат, не помню дней, названий вспомнить не могу.
Я топот загнанных коней. Я хриплый окрик на бегу.
Я миг непрожитого дня, я бой на дальнем рубеже.
Я пламя вечного огня, и пламя гильзы в блиндаже.

Ну что с того, что я там был. В том грозном быть или не быть.
Я это все почти забыл, я это все хочу забыть.
Я не участвую в войне, война участвует во мне.
И пламя вечного огня горит на скулах у меня.

Уже меня не исключить из этих лет, из той войны.
Уже меня не излечить от тех снегов, от той зимы.
И с той зимой, и с той землей, уже меня не разлучить.
До тех снегов, где вам уже моих следов не различить.

Ни звуков оркестра, ни слез, ни речей.
В молчанье окрестность. Хоронят парней.
В солдатской могиле — десятки мужчин:
Лишенные силы, лежат как один.

Устало лопаты мелькают вдали,
Как будто солдаты жалеют земли.
И вдруг: «Подождите!» — подвозчика крик…
Глядят на убитых — застыли на миг.

Вдоль борта на бричке, средь павших вчера,
Раскинув косички, лежит медсестра.
Глядят виновато, не зная, как быть:
В могилу к солдатам иль рядом долбить?

На лицах смятенье: нелегок их труд!
К какому решенью солдаты придут?
Дымят самокрутки, мрачнеет заря,
И сосны в округе в молчанье не зря…

Январская стужа: земля — что гранит.
Нелепая служба — солдат хоронить!
Минуя воронки, телеги скрипят,
И вот в стороне уж кирками стучат.

Красивые и грустные до слез стихи про войну для детей и взрослых собраны в нашей коллекции. Выбирайте самые подходящие для домашнего прочтения или конкурса чтецов в школе. Длинные стихи современников и очевидцев про Великую Отечественную войну 1941-1945 годов не оставят равнодушным никого.

  1. Сергей Есенин — Русь
  2. Блок — На поле Куликовом
  3. Анна Ахматова — Мужество
  4. Александр Твардовский — Я убит подо Ржевом
  5. Александр Твардовский — Я знаю, никакой моей вины
  6. Евгений Евтушенко — Хотят ли русские войны
  7. Константин Симонов — Жди меня, и я вернусь
  8. Константин Симонов — Убей его
  9. Константин Симонов — Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины
  10. Константин Симонов — Сын артиллериста
  11. Константин Симонов — Майор привез мальчишку на лафете
  12. Александр Пушкин — Кавказский пленник
  13. Александр Твардовский — Рассказ танкиста
  14. Сергей Есенин — Лебедушка
  15. Николай Некрасов — Внимая ужасам войны
  16. Евгений Евтушенко — Итальянские слезы
  17. Андрей Дементьев — Баллада о матери
  18. Расул Гамзатов — Нас двадцать миллионов
  19. Расул Гамзатов — Журавли
  20. Расул Гамзатов — Я не хочу войны
  21. Александр Яшин — О дружбе
  22. Николай Добронравов — Если отец герой
  23. Сергей Орлов — Я своих фотографий тебе не дарил
  24. Михаил Исаковский — 1943-й год (В землянках)
  25. Михаил Исаковский — В прифронтовом лесу
  26. Михаил Исаковский — Весенняя песня
  27. Михаил Исаковский — Каким ты был, таким остался
  28. Михаил Исаковский — Мы шли
  29. Михаил Исаковский — Партизанка
  30. Михаил Исаковский — Песня о Родине
  31. Михаил Исаковский — Припомним, друзья и подруги
  32. Михаил Исаковский — Прощание
  33. Михаил Исаковский — Русской женщине
  34. Евгений Евтушенко — Баллада о шефе жандармов
  35. Евгений Евтушенко — На велосипеде
  36. Евгений Евтушенко — Одиночество
  37. Евгений Евтушенко — Памяти Есенина
  38. Евгений Евтушенко — Певица
  39. Евгений Евтушенко — Поэт
  40. Евгений Евтушенко — Старый друг
  41. Евгений Евтушенко — Что заставляет
  42. Евгений Евтушенко — Я хотел бы
  43. Михаил Дудин — Соловьи
  44. Андрей Дементьев — Баллада о верности
  45. Андрей Дементьев — Баллада о любви
  46. Андрей Дементьев — Где-то около Бреста
  47. Андрей Дементьев — Западные туристы
  48. Андрей Дементьев — Ну, что ты плачешь, медсестра?
  49. Виктор Гончаров — Возвращение
  50. Расул Гамзатов — Товарищи далеких дней моих
  51. Расул Гамзатов — Однажды утром мать меня спросила
  52. Расул Гамзатов — Говорят, что посмертно
  53. Илья Эренбург — Русская земля
  54. Илья Эренбург — Колыбельная
  55. Илья Эренбург — В мае 1945
  56. Александр Твардовский — В тот день, когда окончилась война
  57. Александр Твардовский — Василий Теркин
  58. Александр Твардовский — У славной могилы
  59. Александр Твардовский — Позарастали стежки-дорожки
  60. Александр Твардовский — Песенка (Не спеши, невеста)
  61. Александр Твардовский — Перед войной, как будто в знак беды
  62. Александр Твардовский — Партизанам Смоленщины
  63. Александр Твардовский — Отец и сын
  64. Александр Твардовский — Огонь
  65. Александр Твардовский — О скворце
  66. Александр Твардовский — Ночлег
  67. Александр Твардовский — Немые
  68. Александр Твардовский — Награда
  69. Александр Твардовский — Кружились белые березки
  70. Александр Твардовский — Когда пройдешь путем колонн
  71. Александр Твардовский — Иван Громак
  72. Александр Твардовский — Земляку
  73. Александр Твардовский — Зачем рассказывать
  74. Александр Твардовский — За Вязьмой
  75. Александр Твардовский — Есть имена и есть такие даты
  76. Александр Твардовский — Дробится рваный цоколь монумента
  77. Александр Твардовский — Дом бойца
  78. Александр Твардовский — Две строчки
  79. Александр Твардовский — Вся суть в одном-единственном завете
  80. Александр Твардовский — В Смоленске
  81. Александр Твардовский — В поле, ручьями изрытом
  82. Александр Твардовский — В пилотке мальчик босоногий
  83. Александр Твардовский — Большое лето
  84. Александр Твардовский — Баллада об отречении
  85. Александр Твардовский — Баллада о товарище
  86. Александр Твардовский — Армейский сапожник
  87. Михаил Светлов — Боевая Октябрьская
  88. Михаил Светлов — Нэпман
  89. Михаил Светлов — Колька
  90. Михаил Светлов — Басня
  91. Юлия Друнина — Да, многое в сердцах у нас умрет
  92. Юлия Друнина — В семнадцать
  93. Юлия Друнина — Письмо из Империи Зла
  94. Юлия Друнина — Баллада о десанте
  95. Юлия Друнина — Ты вернешься
  96. Юлия Друнина — Бинты
  97. Юлия Друнина — Запас прочности
  98. Юлия Друнина — Я порою себя ощущаю связной
  99. Муса Джалиль — Варварство
  100. Муса Джалиль — Победа (Этюд)
  101. Муса Джалиль — На память другу
  102. Константин Ваншенкин — Стихи о старом бараке
  103. Константин Ваншенкин — Первая любовь
  104. Вероника Тушнова — Ночная тревога
  105. Эдуард Асадов — Здравствуй, город Одинцово
  106. Борис Слуцкий — Уже не любят слушать про войну
  107. Борис Слуцкий — Теплолюбивый, но морозостойкий
  108. Борис Слуцкий — Прогресс в средствах массовой информации
  109. Борис Слуцкий — Последнее поколение
  110. Борис Слуцкий — Понятны голоса воды
  111. Борис Слуцкий — Ползет обрубок по асфальту
  112. Борис Слуцкий — Памяти товарища
  113. Борис Слуцкий — Определю, едва взгляну
  114. Борис Слуцкий — Объявленье войны
  115. Борис Слуцкий — Обучение ночью
  116. Борис Слуцкий — История над нами пролилась
  117. Борис Слуцкий — Длинные разговоры
  118. Борис Слуцкий — Госпиталь
  119. Борис Слуцкий — Баллада о догматике
  120. Константин Симонов — Смерть друга
  121. Константин Симонов — Полярная звезда
  122. Константин Симонов — Открытое письмо
  123. Константин Симонов — Жены
  124. Степан Щипачев — Солдат
  125. Степан Щипачев — Шар земной
  126. Степан Щипачев — Ровеснику
  127. Константин Симонов — Атака
  128. Роберт Рождественский — Сорок трудный год
  129. Борис Пастернак — Смелость
  130. Борис Пастернак — Преследование
  131. Борис Пастернак — Победитель
  132. Борис Пастернак — Застава
  133. Булат Окуджава — Дерзость, или Разговор перед боем
  134. Булат Окуджава — Песенка о молодом гусаре
  135. Булат Окуджава — Нужны ли гусару сомненья
  136. Булат Окуджава — Послевоенное танго
  137. Булат Окуджава — Старинная солдатская песня
  138. Булат Окуджава — Песенка о пехоте
  139. Булат Окуджава — Одна морковь с заброшенного огорода
  140. Булат Окуджава — Раскрываю страницы ладоней, молчаливых ладоней твоих
  141. Булат Окуджава — Телеграф моей души
  142. Булат Окуджава — Я ухожу от пули
  143. Булат Окуджава — Тамань
  144. Булат Окуджава — Ах, война, что ж ты сделала, подлая
  145. Булат Окуджава — Сентиментальный марш
  146. Булат Окуджава — Первый день на передовой
  147. Булат Окуджава — Не вели, старшина, чтоб была тишина
  148. Булат Окуджава — Мы приедем туда, приедем
  149. Булат Окуджава — Король
  150. Булат Окуджава — Ехал всадник на коне
  151. Расул Гамзатов — Сыновья, стали старше
  152. Илья Эренбург — Ода
  153. Николай Гумилев — Франции
  154. Николай Гумилев — Второй год
  155. Николай Гумилев — Смерть
  156. Николай Гумилев — Священные плывут и тают ночи
  157. Николай Гумилев — Пятистопные ямбы
  158. Николай Гумилев — После победы
  159. Николай Гумилев — Наступление
  160. Николай Гумилев — Рондолла
  161. Николай Гумилев — Молитва мастеров
  162. Николай Гумилев — Война
  163. Николай Гумилев — Баллада
  164. Денис Давыдов — Партизан (Отрывок)
  165. Денис Давыдов — Ответ
  166. Денис Давыдов — В ужасах войны кровавой
  167. Денис Давыдов — При виде Москвы, возвращаясь с Персидской войны
  168. Денис Давыдов — Ответ женатым генералам, служащим не на войнах
  169. Денис Давыдов — Зайцевскому, поэту-моряру
  170. Денис Давыдов — Жуковскому
  171. Денис Давыдов — В альбом
  172. Денис Давыдов — Бурцову
  173. Марина Цветаева — Посмертный марш
  174. Марина Цветаева — Есть в стане моем офицерская прямость
  175. Марина Цветаева — Красный бант в волосах
  176. Марина Цветаева — Овраг
  177. Марина Цветаева — Полон и просторен
  178. Марина Цветаева — Пепелище
  179. Марина Цветаева — Один офицер
  180. Марина Цветаева — Молчи, богемец, Всему конец
  181. Марина Цветаева — Март
  182. Марина Цветаева — Есть на карте место
  183. Марина Цветаева — Взяли
  184. Марина Цветаева — Барабан
  185. Марина Цветаева — О слезы на глазах
  186. Марина Цветаева — Германии
  187. Ольга Берггольц — Я говорю
  188. Расул Гамзатов — Тезке моего брата
  189. Илья Эренбург — У Эбро
  190. Илья Эренбург — Разведка боем
  191. Илья Эренбург — Привели и застрелили у Днепра
  192. Илья Эренбург — В кастильском нищенском селенье
  193. Илья Эренбург — Стали сны единой достоверностью
  194. Илья Эренбург — Сердце, это ли твой разгон
  195. Илья Эренбург — Есть перед боем час, всё выжидает
  196. Илья Эренбург — Кончен бой
  197. Илья Эренбург — Не раз в те грозные, больные годы
  198. Илья Эренбург — 1941
  199. Илья Эренбург — Возмездие
  200. Илья Эренбург — Когда закончен бой, присев на камень
  201. Илья Эренбург — Знакомые дома не те
  202. Илья Эренбург — Наступали, А мороз был крепкий
  203. Илья Эренбург — Ненависть
  204. Илья Эренбург — Убей
  205. Илья Эренбург — Они накинулись, неистовы
  206. Илья Эренбург — Есть время камни собирать
  207. Илья Эренбург — Когда я был молод, была уж война
  208. Илья Эренбург — Сосед
  209. Илья Эренбург — В Греции
  210. Михаил Светлов — Двое
  211. Михаил Светлов — Рабфаковке
  212. Михаил Светлов — В разведке
  213. Михаил Светлов — Перед боем
  214. Михаил Светлов — Пирушка
  215. Михаил Светлов — Песня (С утра до заката)
  216. Михаил Светлов — Граница
  217. Михаил Светлов — Игра
  218. Михаил Светлов — Песня
  219. Михаил Светлов — Песня о Каховке
  220. Николай Оцуп — Война
  221. Василий Лебедев-Кумач — Если завтра война
  222. Василий Лебедев-Кумач — Три воздушных храбреца
  223. Василий Лебедев-Кумач — Наш народ непобедим
  224. Василий Лебедев-Кумач — Священная война
  225. Василий Лебедев-Кумач — Покончим с фашизмом
  226. Василий Лебедев-Кумач — Нет, не знаешь ты, Гитлер, славянской породы
  227. Василий Лебедев-Кумач — Нынче каждый народный боец
  228. Василий Лебедев-Кумач — Четыре строки
  229. Василий Лебедев-Кумач — Только на фронте
  230. Юлия Друнина — Я ушла из детства в грязную теплушку
  231. Юлия Друнина — Я родом не из детства, из войны
  232. Юлия Друнина — Я принесла домой с фронтов России
  233. Юлия Друнина — Я курила недолго, давно, на войне
  234. Юлия Друнина — Целовались
  235. Юлия Друнина — Убивали молодость мою
  236. Юлия Друнина — На улице Десантников живу
  237. Юлия Друнина — Мне близки армейские законы
  238. Юлия Друнина — Мир до невозможности запутан
  239. Юлия Друнина — И откуда
  240. Юлия Друнина — За утратою, утрата
  241. Юлия Друнина — Два вечера
  242. Юлия Друнина — Качается рожь несжатая
  243. Юлия Друнина — Я столько раз видала рукопашный
  244. Юлия Друнина — Зинка
  245. Евгений Долматовский — Дело о поджоге рейхстага
  246. Евгений Долматовский — В сорок пятом, в мае
  247. Евгений Долматовский — Года пятно отмыли с дезертира
  248. Муса Джалиль — Письмо из окопа
  249. Муса Джалиль — Мензелинские воспоминания
  250. Муса Джалиль — Прощай, моя умница
  251. Муса Джалиль — Моей дочери Чулпан
  252. Муса Джалиль — Неотвязные мысли
  253. Муса Джалиль — Письмо
  254. Муса Джалиль — Меч
  255. Муса Джалиль — Лес
  256. Муса Джалиль — След
  257. Муса Джалиль — В Европе весна
  258. Муса Джалиль — Радость весны
  259. Муса Джалиль — Смерть девушки
  260. Муса Джалиль — Песня девушки
  261. Муса Джалиль — Платочек
  262. Муса Джалиль — Прости, Родина
  263. Муса Джалиль — Волки
  264. Муса Джалиль — Мои песни
  265. Муса Джалиль — Раб
  266. Муса Джалиль — Не верь
  267. Муса Джалиль — Каменный мешок
  268. Муса Джалиль — О героизме
  269. Муса Джалиль — Раны
  270. Муса Джалиль — Другу
  271. Муса Джалиль — После войны
  272. Муса Джалиль — Сержант
  273. Муса Джалиль — Утешение
  274. Муса Джалиль — Без ноги
  275. Семен Гудзенко — Мы не от старости умрем
  276. Семен Гудзенко — Я был пехотой в поле чистом
  277. Семен Гудзенко — На снегу белизны госпитальной
  278. Семен Гудзенко — Перед атакой
  279. Семен Гудзенко — Могила пилота
  280. Семен Гудзенко — Я в гарнизонном клубе за Карпатами
  281. Сергей Городецкий — Письмо с фронта (О тебе)
  282. Сергей Городецкий — Письмо с фронта (Прости меня, когда я грешен)
  283. Николай Глазков — Тамбовский танк
  284. Николай Глазков — Разговор бойца с богородицей
  285. Николай Глазков — Молитва
  286. Андрей Вознесенский — Война
  287. Андрей Вознесенский — Баллада 41-го года
  288. Евгений Винокуров — Прошла война, Рассказы инвалидов
  289. Самуил Маршак — Я прохожу по улицам твоим
  290. Ольга Берггольц — Здравствуй
  291. Константин Симонов — Слава
  292. Константин Ваншенкин — Весной сорок пятого
  293. Константин Симонов — Тот самый длинный день в году
  294. Михаил Анчаров — Батальоны все спят
  295. Михаил Анчаров — Баллада о танке «Т-34», который стоит в чужом городе
  296. Давид Самойлов — Три стихотворения
  297. Давид Самойлов — Тревога
  298. Давид Самойлов — Сороковые
  299. Давид Самойлов — Слава богу
  300. Давид Самойлов — Мне снился сон
  301. Давид Самойлов — Итог
  302. Алексей Сурков — Красоту, что дарит нам природа
  303. Давид Самойлов — Ты моей никогда не будешь
  304. Маргарита Алигер — Минское шоссе
  305. Владимир Высоцкий — Штрафные батальоны
  306. Владимир Высоцкий — Чёрные бушлаты (Евпаторийскому десанту)
  307. Владимир Высоцкий — Тот, который не стрелял
  308. Владимир Высоцкий — Так случилось, мужчины ушли
  309. Владимир Высоцкий — Сыновья уходят в бой
  310. Владимир Высоцкий — Сколько павших бойцов полегло вдоль дорог
  311. Владимир Высоцкий — Письмо
  312. Владимир Высоцкий — Песня о погибшем лётчике
  313. Владимир Высоцкий — Песня о новом времени
  314. Владимир Высоцкий — Песня о госпитале
  315. Владимир Высоцкий — Солдат с победою
  316. Владимир Высоцкий — Он не вернулся из боя
  317. Владимир Высоцкий — О конце войны
  318. Владимир Высоцкий — Мы вращаем Землю
  319. Владимир Высоцкий — Красивых любят чаще и прилежней
  320. Владимир Высоцкий — Песня лётчика
  321. Владимир Высоцкий — Горизонт
  322. Владимир Высоцкий — Высота
  323. Владимир Высоцкий — Все ушли на фронт
  324. Владимир Высоцкий — Всё меньше вас, участники войны
  325. Владимир Высоцкий — Военная песня
  326. Владимир Высоцкий — Братские могилы
  327. Владимир Высоцкий — Баллада об оружии
  328. Владимир Высоцкий — Баллада о времени
  329. Владимир Высоцкий — Баллада о вольных стрелках
  330. Владимир Высоцкий — Баллада о брошенном корабле
  331. Владимир Высоцкий — Баллада о борьбе
  332. Владимир Высоцкий — Аисты
  333. Роберт Рождественский — Хиросима
  334. Роберт Рождественский — Реквием (Вечная слава героям)
  335. Роберт Рождественский — На Земле безжалостно маленькой
  336. Роберт Рождественский — Дочке
  337. Роберт Рождественский — Давнее
  338. Роберт Рождественский — Баллада о красках
  339. Александр Пушкин — Мне бой знаком, люблю я звук мечей
  340. Александр Пушкин — Война
  341. Александр Пушкин — Наполеон
  342. Александр Пушкин — В. Л. Пушкину (Что восхитительней, живей)
  343. Вероника Тушнова — Порой он был ворчливым оттого
  344. Александр Пушкин — Счастлив ты в прелестных дурах
  345. Александр Пушкин — Делибаш
  346. Александр Пушкин — Был и я среди донцов
  347. Александр Пушкин — Два чувства дивно близки нам
  348. Александр Пушкин — Бородинская годовщина
  349. Александр Пушкин — Перед гробницею святой
  350. Александр Пушкин — Полководец
  351. Александр Пушкин — Была пора, наш праздник молодой
  352. Эдуард Асадов — Судьба страны
  353. Эдуард Асадов — Всегда в бою
  354. Максимилиан Волошин — Война
  355. Константин Ваншенкин — Весна
  356. Константин Ваншенкин — Трус притворился храбрым на войне
  357. Константин Ваншенкин — Сердце
  358. Константин Ваншенкин — Мальчишка
  359. Иосиф Уткин — Рассказ солдата
  360. Иосиф Бродский — Вальсок
  361. Иосиф Бродский — Письмо генералу Z
  362. Илья Эренбург — Немец
  363. Вероника Тушнова — Яблоки
  364. Александр Твардовский — Полночь в мое городское окно
  365. Вероника Тушнова — Осень
  366. Вероника Тушнова — Ночь
  367. Вероника Тушнова — Кукла
  368. Михаил Светлов — Деникин
  369. Михаил Светлов — Четыре пули
  370. Вероника Тушнова — В лесу
  371. Юлия Друнина — Степной Крым
  372. Блок — Петроградское небо мутилось дождем
  373. Алексей Сурков — Войны имеют концы и начала
  374. Алексей Сурков — Утро в окопе
  375. Алексей Сурков — Трассой пулеметной и ракетой
  376. Алексей Сурков — Привал пехоты
  377. Алексей Сурков — Песня смелых
  378. Алексей Сурков — Песня защитников Москвы
  379. Алексей Сурков — По военной дороге шел в борьбе и тревоге
  380. Алексей Сурков — Китайский пейзаж
  381. Алексей Сурков — Июльский день
  382. Алексей Сурков — Бьётся в тесной печурке огонь
  383. Ольга Берггольц — Разговор с соседкой
  384. Самуил Маршак — Мальчик из села Поповки
  385. Борис Слуцкий — Все слабели, бабы не слабели
  386. Борис Слуцкий — Все ее хвалили, возносили
  387. Борис Слуцкий — Сбрасывая силу страха
  388. Борис Слуцкий — Последнею усталостью устав
  389. Борис Слуцкий — Оказывается, война не завершается победой
  390. Борис Слуцкий — Немка
  391. Борис Слуцкий — Бесплатная снежная баба
  392. Борис Слуцкий — Баня
  393. Константин Симонов — Дом друзей
  394. Константин Симонов — Хозяйка дома
  395. Константин Симонов — Фотография
  396. Константин Симонов — Умирают друзья, умирают
  397. Константин Симонов — Ты говорила мне люблю
  398. Константин Симонов — Сын
  399. Константин Симонов — Словно смотришь в бинокль перевернутый
  400. Константин Симонов — Слишком трудно писать
  401. Константин Симонов — Слепец
  402. Константин Симонов — Сверчок
  403. Константин Симонов — Генерал
  404. Вероника Тушнова — Мы час назад не думали о смерти
  405. Вероника Тушнова — Спокойный вечер пасмурен и мглист
  406. Константин Симонов — На час запомнив имена
  407. Константин Симонов — Всю жизнь любил он рисовать войну
  408. Константин Симонов — Мне хочется назвать тебя женой
  409. Константин Симонов — Кукла
  410. Константин Симонов — Из дневника
  411. Борис Слуцкий — Руку притянув к бедру
  412. Степан Щипачев — Сквозь время
  413. Степан Щипачев — Павшим
  414. Степан Щипачев — Лил дождь осенний
  415. Степан Щипачев — 22 июня 1941
  416. Максимилиан Волошин — Гражданская война
  417. Анна Ахматова — Памяти друга
  418. Анна Ахматова — Освобожденная
  419. Анна Ахматова — Причитание
  420. Анна Ахматова — Важно с девочками простились
  421. Анна Ахматова — Памяти Вали
  422. Анна Ахматова — In memoriam (А вы, мои друзья последнего призыва)
  423. Анна Ахматова — Победителям
  424. Анна Ахматова — 27 января 1944 (И в ночи январской, беззвездной)
  425. Анна Ахматова — Клятва
  426. Степан Щипачев — Октябрь на Урале
  427. Анна Ахматова — Птицы смерти в зените стоят
  428. Степан Щипачев — Как будто вчера на город
  429. Анна Ахматова — Русский трианон (Поэма)
  430. Степан Щипачев — За селом синел далекий лес
  431. Анна Ахматова — Путем всея земли
  432. Степан Щипачев — Курсанты
  433. Анна Ахматова — Когда погребают эпоху
  434. Степан Щипачев — Атака
  435. Борис Пастернак — Зима приближается
  436. Булат Окуджава — Вобла
  437. Булат Окуджава — Песенка о солдатских сапогах
  438. Булат Окуджава — Сто раз закат краснел, рассвет синел
  439. Булат Окуджава — Примета
  440. Булат Окуджава — По какой реке твой корабль плывёт
  441. Булат Окуджава — Ангелы
  442. Булат Окуджава — Песенка кавалергарда
  443. Булат Окуджава — Медсестра Мария
  444. Булат Окуджава — До свидания, мальчики
  445. Булат Окуджава — Джазисты
  446. Булат Окуджава — А мы с тобой, брат, из пехоты
  447. Борис Пастернак — Зарево
  448. Борис Пастернак — Все нынешней весной особое
  449. Борис Пастернак — В низовьях
  450. Борис Пастернак — Бобыль
  451. Эдуард Асадов — Суду потомков
  452. Эдуард Асадов — Роза друга
  453. Эдуард Асадов — Нет, не льщусь я словом «ветераны»
  454. Эдуард Асадов — Грохочет тринадцатый день войны
  455. Борис Пастернак — Страшная сказка
  456. Борис Пастернак — Старый парк
  457. Борис Пастернак — Смерть сапера
  458. Борис Пастернак — Разведчики
  459. Борис Пастернак — Памяти Марины Цветаевой
  460. Борис Пастернак — Ожившая фреска
  461. Борис Пастернак — Неоглядность
  462. Михаил Светлов — Десять лет
  463. Юлия Друнина — Из окружения
  464. Юлия Друнина — В шинельке
  465. Юлия Друнина — Неужто для того рождались люди
  466. Юлия Друнина — Били молнии
  467. Юлия Друнина — Мой отец
  468. Юлия Друнина — Мне ещё в начале жизни повезло
  469. Юлия Друнина — Геологиня
  470. Юлия Друнина — Ты должна
  471. Юлия Друнина — Нет, это не заслуга, а удача
  472. Владимир Высоцкий — Звезды
  473. Роберт Рождественский — Послевоенная песня
  474. Вера Инбер — Трамвай идет на фронт
  475. Николай Гумилев — Рабочий
  476. Николай Гумилев — Капитаны
  477. Константин Симонов — Я пил за тебя под Одессой в землянке
  478. Степан Щипачев — След
  479. Степан Щипачев — Дорога
  480. Степан Щипачев — Знамя
  481. Степан Щипачев — В рабочем поселке, занятом белыми
  482. Эдуард Асадов — То ли с укором, то ли с сожаленьем
  483. Эдуард Асадов — Реликвии страны
  484. Эдуард Асадов — Помните
  485. Эдуард Асадов — Могила Неизвестного солдата
  486. Эдуард Асадов — День Победы в Севастополе
  487. Денис Давыдов — О, кто, скажи ты мне, кто ты
  488. Денис Давыдов — Бородинское поле
  489. Иосиф Бродский — Одиссей Телемаку
  490. Илья Эренбург — Был лютый мороз
  491. Михаил Светлов — Итальянец
  492. Денис Давыдов — Блаженной памяти мой предок Чингисхан
  493. Денис Давыдов — Поведай подвиги усатого героя
  494. Денис Давыдов — Полусолдат
  495. Денис Давыдов — Современная песня
  496. Марина Цветаева — Дикая воля
  497. Марина Цветаева — Война, война
  498. Александр Твардовский — Чуть зацветёт иван–чай
  499. Михаил Светлов — Песня о тульском голубе
  500. Михаил Светлов — Пятнадцать лет спустя
  501. Михаил Светлов — Хлеб
  502. Иосиф Бродский — На смерть Жукова
  503. Иосиф Бродский — 1 сентября (Первое сентября)
  504. Блок — Коршун
  505. Юлия Друнина — Солдатские будни
  506. Юлия Друнина — Приходит мокрая заря
  507. Ольга Берггольц — Третья зона, дачный полустанок
  508. Ольга Берггольц — Стихи о себе
  509. Ольга Берггольц — Романс стойкого оловянного солдатика
  510. Юлия Друнина — Мы любовь свою схоронили
  511. Ольга Берггольц — Разведчик
  512. Ольга Берггольц — Пусть голосуют дети
  513. Юлия Друнина — И горе красит нас порою
  514. Юлия Друнина — Бабы
  515. Ольга Берггольц — В Сталинграде
  516. Ольга Берггольц — Призывная
  517. Юлия Друнина — Когда стояла у подножья
  518. Юлия Друнина — Не знаю, где я нежности училась
  519. Юлия Друнина — Пожилых не помню на войне
  520. Юлия Друнина — Елка
  521. Юлия Друнина — На носилках, около сарая
  522. Юлия Друнина — Комбат
  523. Ольга Берггольц — Побратимы
  524. Ольга Берггольц — Песня дочери
  525. Ольга Берггольц — Блокадная ласточка
  526. Ольга Берггольц — От сердца к сердцу
  527. Ольга Берггольц — Осень сорок первого
  528. Ольга Берггольц — О друг, я не думала
  529. Ольга Берггольц — Ни до серебряной и ни до золотой
  530. Ольга Берггольц — Не сына, не младшего брата
  531. Ольга Берггольц — Как я наших грешников люблю
  532. Ольга Берггольц — Мой дом
  533. Ольга Берггольц — Марш оловянных солдатиков
  534. Ольга Берггольц — Из блокнота сорок первого года
  535. Ольга Берггольц — 29 января 1942
  536. Муса Джалиль — Слеза
  537. Константин Батюшков — Сон воинов
  538. Эдуард Асадов — В землянке
  539. Эдуард Асадов — Письмо с фронта
  540. Анна Ахматова — С самолета
  541. Анна Ахматова — Прошло пять лет
  542. Анна Ахматова — Приморский парк Победы
  543. Анна Ахматова — Победа
  544. Анна Ахматова — Первый дальнобойный в Ленинграде
  545. Эдуард Асадов — Солдатики спят и лошадки
  546. Юлия Друнина — В слепом неистовстве металла
  547. Юлия Друнина — Кто-то плачет
  548. Юлия Друнина — От имени павших
  549. Марина Цветаева — Вы столь забывчивы, сколь незабвенны
  550. Федор Тютчев — Каким венком нам увенчать
  551. Федор Тютчев — Какие песни, милый мой
  552. Юлия Друнина — Доброта
  553. Константин Симонов — Я знаю, ты бежал в бою
  554. Константин Симонов — Товарищ
  555. Владимир Маяковский — Слушай, наводчик
  556. Дмитрий Кедрин — Следы войны
  557. Блок — Авиатор
  558. Иван Варавва — Старый сад
  559. Иван Варавва — Мать Кубань
  560. Иван Варавва — На окраине села
  561. Иван Варавва — Пехотинцы кричали
  562. Иван Варавва — Отзовитесь, друзья
  563. Александр Пушкин — Кольна
  564. Александр Прокофьев — Яблоня на минном поле
  565. Ольга Берггольц — Я говорю с тобой под свист снарядов
  566. Ольга Берггольц — Я буду сегодня с тобой говорить
  567. Ольга Берггольц — Сестре
  568. Ольга Берггольц — Я иду по местам боев
  569. Ольга Берггольц — Февральский дневник
  570. Ольга Берггольц — Стихи о ленинградских большевика
  571. Ольга Берггольц — Накануне
  572. Ольга Берггольц — Ленинград — Сталинград — Волго-Дон
  573. Ольга Берггольц — Второе письмо на Каму
  574. Ольга Берггольц — Первое письмо на Каму
  575. Ольга Берггольц — Армия
  576. Ольга Берггольц — И вновь одна, совсем одна в дорогу
  577. Ольга Берггольц — Европа. Война 1940 года
  578. Сергей Есенин — Такие печальные вести
  579. Сергей Есенин — В багровом зареве закат шипуч и пенен
  580. Сергей Есенин — Богатырский посвист
  581. Барто — В дни войны
  582. Муса Джалиль — Чулочки
  583. Александр Твардовский — Теркин на том свете
  584. Александр Прокофьев — А рядом были плиты Ленинграда
  585. Ольга Берггольц — Моя медаль
  586. Блок — Война горит неукротимо
  587. Блок — Война
  588. Владимир Маяковский — Лозунги-рифмы

День Победы — десять самых пронзительных стихотворений о войне

Девятого мая в России и во многих других странах отмечается один из самых главных праздников – День Победы в Великой Отечественной войне. В этой самой страшной за всю историю человечества войне советский народ потерял более 27 миллионов человек.

В память об этой трагедии, о подвиге и героизме народа, победившего фашизм, Федеральное агентство новостей решило напомнить читателям с детства знакомые строки самых пронзительных стихотворений, написанных о войне. Все поэты, стихи которых мы приводим, за исключением Владимира Высоцкого, сами прошли фронт, воевали, работали военными корреспондентами. Поэт Михаил Кульчицкий с войны не вернулся…

«Жди меня», – просили любимых солдаты, уходя на войну

Знаменитое стихотворение Константина Симонова, которое получило название по первой строчке, является одним из самых высоких образцов русской лирики. Слова «жди меня» мог бы сказать каждый, кто уходил навстречу смерти и неизвестности и мечтал о прочном тыле, о любви и верности.

Константин Симонов

***

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

/июль-август 1941 года/

«Упадническая» песня

Знаменитую песню «В землянке» на стихи Алексея Суркова одно время даже пытались запретить, слова «а до смерти четыре шага» кто-то из начальства посчитал упадническими. Но на фронте ее всё равно пели, а гвардейцы-танкисты писали поэту: «Напишите вы для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть, — мы-то ведь знаем, сколько шагов до неё, до смерти». «Землянка» прозвучала и в поверженном Берлине у стен Рейхстага.

Алексей Сурков

В землянке

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

Самый страшный час в бою

Это одно из самых страшных стихотворений о войне, написанное Семеном Гудзенко, который студентом в 1941 году добровольцем ушел на фронт, был пулеметчиком, а после тяжелейшего ранения – военкором. Война догнала его – он умер от последствий ранений в 30 лет.

Семен Гудзенко

Перед атакой

Когда на смерть идут — поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год,
И вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
Что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
Окоченевшая вражда,
Штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом
Глушили водку ледяную,
И выковыривал ножом
Из-под ногтей я кровь чужую.

/октябрь 1942/

Не до ордена – была бы Родина

Поэт Михаил Кульчицкий ушел на фронт в 1941 году, воевал в истребительном батальоне. В декабре 1942 года окончил пулеметно-минометное училище, получил звание младшего лейтенанта. 19 января 1943 года командир минометного взвода младший лейтенант Михаил Кульчицкий погиб в бою под селом Трембачево Луганской области при наступлении от Сталинграда в район Харькова. Самые знаменитые свои стихи он написал за три недели до гибели.

Михаил Кульчицкий

***

Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: «лейтенант»
звучит вот так: «Налейте нам!»
И, зная топографию,
он топает по гравию.

Война — совсем не фейерверк,
а просто — трудная работа,
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чеботы
весом хлеба в месячный паек.
На бойцах и пуговицы вроде
чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

/26 декабря 1942, Хлебниково-Москва/

Недолет. Перелет. Недолет

Поэт-фронтовик Александр Межиров воевал в составе парашютно-десантного корпуса, потом в стрелковом батальоне, был несколько раз ранен, выходил из окружения в Синявинских болотах. Самые известные стихи Межирова «Коммунисты, вперед!», а жаль…

Александр Межиров

***

Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали, —
Из окопов никто не уйдет.
Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпином скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она — по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит…
По своим артиллерия лупит, —
Лес не рубят, а щепки летят.

Памяти поэта Михаила Кульчицкого

Стихи памяти своего погибшего друга посвятил один из самых крупных русских поэтов 20 века Борис Слуцкий, прошедший всю войну, несколько раз раненный, всю жизнь мучившийся от последствий фронтовой контузии. Одно из самых знаменитых стихотворений Слуцкого «Лошади в океане» было настолько популярным, что ходило в рукописях без указания имени автора, став почти народным.

Борис Слуцкий

Голос друга

Памяти поэта Михаила Кульчицкого

Давайте после драки
Помашем кулаками,
Не только пиво-раки
Мы ели и лакали,
Нет, назначались сроки,
Готовились бои,
Готовились в пророки
Товарищи мои.

Сейчас все это странно,
Звучит все это глупо.
В пяти соседних странах
Зарыты наши трупы.
И мрамор лейтенантов —
Фанерный монумент —
Венчанье тех талантов,
Развязка тех легенд.

За наши судьбы (личные),
За нашу славу (общую),
За ту строку отличную,
Что мы искали ощупью,
За то, что не испортили
Ни песню мы, ни стих,
Давайте выпьем, мертвые,
За здравие живых!

Но все же, все же, все же…

Многие считают, что лучшие стихи о войне написал Александр Твардовский, автор поистине народной поэмы «Василий Теркин».

Александр Твардовский

***

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,-
Речь не о том, но все же, все же, все же…

Ах, война!

Булат Окуджава, день рождения которого приходится на 9 мая, почти мальчишкой попал на фронт, воевал, но осмыслил этот свой опыт уже после войны – в стихах, ставших песнями, и в прозе – замечательной повести «Будь здоров, школяр!»

***

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
стали тихими наши дворы,
наши мальчики головы подняли,
повзрослели они до поры,
на пороге едва помаячили
и ушли за солдатом солдат…

До свидания, мальчики! Мальчики,
постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
не жалейте ни пуль, ни гранат
и себя не щадите вы… И все-таки
постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб — разлуки и дым!
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги… Ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки!
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…

До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад!

Но разве от этого легче?

Владимиру Высоцкому в 1941 году было всего три года, но его стихи и песни, написанные о войне, настолько пронзительны, что многие ветераны долго не верили, что их мог написать человек, «не нюхавший пороха».

Владимир Высоцкий

Братские могилы

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

Боль и память в стихах беломорских поэтов

Что оставила нам война, о которой каждый раз мы вспоминаем с содроганием? Она оставила нам неподдельную человеческую боль, что не станет слабее даже через несколько десятилетий. Каждую семью затронула война, и в каждой семье из поколения в поколение, из уст в уста передаются рассказы о том страшном времени, что пришлось пережить нашим дедушкам и бабушкам, отцам и матерям.

А еще война оставила нам память, долгую и глубокую… Память эта бродит между книг на полках в шкафу, живет в архивах и музеях, кричит на братских могилах. И мы не вправе затыкать уши на ее напоминания о том, что нет ничего лучше и краше мира на земле. Помню, в детстве спрашивали, о чем мечтаешь. Я и мои сверстники отвечали: хотим мира. Это память шептала нам о самом важном, самом дорогом. Чтобы помнили, чтобы не забывали…

Она повсюду – память о войне – в картинах А. Петрова, А. Дейнека, П. Кривоногова, Л. Карташова, фильмах Л. Лукова «Два бойца», И. Пырьева «В 6 часов вечера после войны», Сергея Бондарчука «Судьба человека», Михаила Калатозова «Летят журавли», песнях А. Пахмутовой, В. Высоцкого, М. Блантера, В. Агапкина, стихах Юрия Визбора, Евгения Клячкина, Константина Симонова. Она и в стихах беломорских поэтов тоже есть, тоже напоминает.

Кто-то меня спросил однажды: «А в Беломорске есть поэты?» Я удивилась. Да, и какие!

Перелистываю страницы сборников «Синева», «Глубина» нашего земляка Владимира Лежнева, много лет проживающего в Череповце. В строчках его стихов неслышно бродит та же память, что шептала мне в детстве. О войне напевает старый солдат, в темечко которого попала оловянная пуля. Безногий юноша стонет и мечется в беломорском госпитале, и помочь семнадцатилетнему парню уже ничем нельзя… В стихах В.П. Лежнева нет батальных сцен, но поэту удается с потрясающей глубиной передать ощущения солдата, которому до сих пор во сне слышится бой.

«Войной опустошенная Россия», как отголосок прошлого, слышится сегодня в обыкновенном громе герою стихотворения Юрия Казакова. Мир под небом сейчас, пишет поэт, долгожданный покой на земле, но чувства и мысли наши тянутся к живым и погибшим бойцам, на поля, «что распаханы страшной проклятой войной».

И — нет войны. А кажется, так явно,

Глаза закроешь и перед тобой —

Изрытая осколками поляна,

Блиндаж и близкий, и жестокий бой.

И хриплый голос старенькой гармони

Твердит залетной песенки куплет…

И — нет войны. Но память в обороне,

Который год на рубеже тех лет.

Память о войне живет и в стихах беломорского поэта Бориса Ильтика, в его книге «И нам бы так уметь…» Поэт родился спустя шесть лет после окончания Великой Отечественной и признается читателю, что не спал в землянках на войне, не лежал под «свинцовым дождем» на снегу. Но воевал его дед, военное детство выпало на долю отца, и боль за погибших живет в сердце поэта. Он воспевает в своих стихах простого солдата, который много лет назад возвел в «высочайший ранг» День Победы.

Б.Е. Ильютик пишет о военной столице Карелии, родном Беломорске, что в «годину бед» не был в стороне. Каждый и на фронте, и в тылу, не жалея сил, приближал День Победы, которая «ковалась» в Беломорске, в первую очередь, в штабе фронта, что стал главным домом города. Никого не забыл Беломорск. Он помнит всех: «Мой Беломорск, ты не был в стороне – ты победил в проклятой той войне…» И теперь почтить память павшим беломорчане могут у обелиска, что возвышается в парке им. А.Н. Пашкова вот уже 50 лет. Эта память – «с болью», что сохранили для нас наши поэты – Владимир Лежнев, Юрий Казаков, Борис Ильютик, Александр Лазутин, Василий Алдошкин, Федор Титов, Валентина Науменко, Анатолий Шуньгский и мн.др.

Р.s.

Я стала замечать в последнее время, что в газетах, журналах для экономии места стали использовать аббревиатуру «ВОВ», т.е. Великая Отечественная война. Не надо так. Ведь в слове сохраняется память. Она и есть обелиск погибшим…

Светлана Кошкина, г. Беломорск

Имена ваши

Мы нанесем на гранитные плиты,

На бетон и на мрамор

И вплавим в металл.

Повторим нашу клятву:

Никто не забыт, и ничто не забыто,

И добавим:

Без вести никто не пропал!

Е. Долматовский

Бессмертный полк
Война в груди. Она нам бли`зка:
В цветах, в печали и весне…
Цветы, цветы у обелиска
От тех, кто не был на войне…

В честь павших грянет залп победный,
Для них не кончится война:
Они навеки в полк Бессмертный
Свои вписали имена.

Бессмертный полк походным шагом
Пройдёт дороги всей Земли,
В нём с дедом внук пройдётся рядом
Во имя жизни и любви!

08.05.2016 г.
Александр Лазутин

К 70-летию Победы

Над обелиском в мае синева…
Спокойна высь, а ветер тих и нежен…
Мне не вместить печаль сердец в слова,
До боли долг пред павшими безбрежен.

Победы не бывают без утрат.
Но как бы ни были бои кровавы,
Не отступал ни перед кем солдат,
И гнал врагов за рубежи державы.

Не только в дни больших и малых дат,
А ежечасно святы у народа
Свершения отечества солдат
В лихую пору ратного похода.

19.04.2015 г.

Александр Лазутин

Фамилия
Взгляд простой – нет гордости, величья.
Гимнастёрка ладна без погон.
И в петлице кубик – знак отличья
Тех тревожных для страны времён.

А внизу на фотокарточке слова:
«Маме и жене на память! Ваня».
Эта строчка до сих пор жива!
И сегодня моё сердце ранит.

В этой строчке – горе и война,
Ненавистная «Долина смерти»,
Танк горящий, похоронка и жена…
Невозможность долгожданной встречи.

Но одно я знаю: ты погиб,
Чтоб сегодня внучка улыбалась.
Память вечным пламенем горит, –
Мне твоя фамилия осталась!
2009

Войны опаленные годы
Душевною скорбью жгут грудь.
Все вынесли деды невзгоды —
Никто не сумел их согнуть.

Не выцветет дедов отвага!
И вечный не гаснет огонь.
Пусть древко победного флага
Не выронит внуков ладонь!

Сжимаются в памяти сроки
Тревожных и огненных лет,
Но чтут нас, и наши истоки
Сияют лучами побед.

Легли на гранитные плиты
Цветы словно памяти дань.
Знать, хватит начал для защиты,
Коль грянет смертельная брань.

05.04.2015 г.

***

Дневник войны в моих руках,
Он сохранился от отца.
Всплывают в строчках и словах
Черты родного мне лица.
—————————-

Конец июня. Первый день.
Из городов и деревень
Страна сынов своих зовёт…
Война покой России рвёт.

Вот строки вихревых годин:
Оружье… номер… карабин…
Знал каждый воин-рядовой
Свой номер почты полевой…

Бойца нетленных документ:
Войну прошедший партбилет…
Красноармеец точно знал,
Что он за правду воевал.

Письмо жены, на фото — брат…
Вот строчка: спички… хлеб… табак…
На развороте — текста строчки —
Слова из «Синего платочка».

Вместилась вся война в дневник…
И вот страница — горя лик!..
Здесь все погибшие в бою
За Русь,
за дом свой
и семью…
Александр Лазутин

Из письма поэта Владимира Лежнева, 2015 г.: «Приближается Великий праздник — День Победы! Праздник, к которому готовится вся страна, да и не только. Эта дата, 70-летие Победы, для всех нас, современников, близка и дорога ещё и тем, что светлое имя России отстояли наши отцы и матери именно для нас и будущих поколений. А мы должны нести память о них века. Это наш долг».

Рябиновый закат

Смотрит в озеро рябиновый закат,

Берег сонный обнимает тишина.

Кто поверит, что когда-то здесь когда

Проходила партизанская тропа.

Сгнили памятники, вырос новый лес,

Чёрный лебедь в одиночестве скользит.

И заглядывает месяц под навес,

И походный костерок у ног горит…

Память сердца не молчит,

На губах хвоя горчит,

Под оранжевым плащом осинка спит.

Это тот лесной квадрат,

Где карательный отряд

Партизанами был начисто разбит.

Отражается в воде осенний лес,

Барабанщик-дятел больше не стучит.

И последний луч над озером исчез,

Как в землянке пламя восковой свечи.

Будет времечко безудержно спешить.

С новым поиском придёт сюда отряд.

Будет лебедь с лебедицей воду пить

В камышах под августовский звездопад.

Владимир Лежнев

У обелиска

Здесь печальные плиты хранят

молчаливо – не списки убитых,

не фамилии, звания в ряд –

жар всех тех, кто под грузом гранита.

Память – с болью. И свет – как заря,

льет лавиною солнечных бликов.

То сердца, а не звезды горят

на вершинах святых обелисков.

Борис Ильютик

Вам, наш поклон

И чтобы мы под мирным небом жили,

они к тому четыре года шли,

они за это жизнью заплатили,

а день победный встретить не смогли,
о тех, кто будет после них, не знали,
но знали — дети, внуки будут жить
и в битве насмерть потому стояли,
чтоб смерть над ними не могла кружить.
Мы чествуем спасителей планеты,
им всем, до одного, поклон земной,
что в небе взвился алый флаг Победы
и гордо реет над моей страной.

Борис Ильютик

***

Благодарны Вам. Мы всех Вас помним,

Тружеников Матери-земли,

Что прекрасный шар земной огромный

От фашистской нечисти спасли.

Вас, к земле приросших от рожденья,

Всех, кто к делу всей душой присох,

Кто с мальства азы судовожденья,

В кровь впитав, стать капитаном смог,

Кто лечил, учил, варил железо,

Строил, нефть и уголь добывал,

Кто весною плугом землю резал,

Кто страну старался, поднимал,

Всех Вас оторвали от работы,

Бросили в смертельный, долгий бой,

Чтобы мир добыли кровью, потом

На планете нашей голубой.

Вам, прошедшим страшное крещенье

Перекрестным вражеским огнем,

Чем воздать? Строкой стихотворенья,

Песней ли за то, что мы живем.

Вы. Когда-то Вы нас отстояли,

Чтобы на Россию свысока

Полчища чужие не взирали.

Светлая Вам память на века!

***

Я остался навеки от дома вдали,

Я с войны не вернулся, простите.

Если выпадет видеть – летят журавли,

Не скорбя, журавлей проводите.

Может, я буду в стае той белой лететь,

В небесах точкой светлою таять.

Не моя в том вина, что вам вслед мне смотреть,

Что оставил я горькую память.

Я с тоской прокурлычу, и всю боль мою

До последнего крика поймете,

Про судьбу и войну, и победу в бою,

И нелепую гибель на взлете.

И могу я теперь сверху лишь наблюдать,

Осеняя своими крылами,

И лесов, и полей, и озер благодать,

И прекрасные клумбы с цветами.

Не пройду, как хотел, по родной стороне –

Это все из-за фрицев проклятых,

И не встретят меня, как мечталось во сне,

Дома, ждущие деда внучата.

И хотя с той поры я печалюсь о том,

Что не будет у них встречи с дедом,

Для того и оставил когда-то свой дом,

Чтоб они отмечали Победу.

Прощайте, карельские сопки,

Озер голубые глаза,

Военные сводки,

Болота, высотки,

Последнего боя гроза,

Пропахшие дымом бушлаты,

Костров указательных свет,

Рассветы, закаты

В тот год сорок пятый

И друга пробитый билет.

Остались в лесах обелиски

Под красной фанерной звездой.

По карте не близко

Стоят без прописки,

Поставлены временем в строй.

Не лечатся старые раны,

И память зовет за порог.

Уходят в туманы

Бойцы – ветераны

Под гнетом житейских тревог.

Владимир Лежнев

Чтите долю солдат

Чтите долю солдат за слезу матерей,

И окопную сырость и грязь.

Чтите долю солдат за потерю друзей,

За великую с родиной связь.

Чтите долю солдат за шинели в пыли,

За смертельные раны в боях.

Чтите долю солдат — им родимой земли

Не хватало в далеких краях.

Чтите долю солдат — в деревнях, городах…

Поклонитесь у братских могил.

И пусть вечный огонь отразится в глазах,

И придаст всем надежды и сил.

Чтите долю солдат — наш великий народ

Неподкупен, не падок на лесть…

Чтите долю солдат — не окончен поход

Тех, кто спас веку прошлому честь.

Город предрассветной тишины

посвящается г. Беломорску, временной столице Карелии в годы Великой Отечественной войны

День Победы трепетно встречает

Берег беспокойных белых чаек.

Берег с пенистой волной,

Берег славы трудовой.

Он теперь украшен синевой.

Город предрассветной тишины

О войне досматривает сны:

Свет ночной ракеты,

Сводки из газеты

И аэродромные огни.

Городу давно уже не спится,

Сон прошёл у временной столицы.

Свет тревожный, заревой

Над порожистой рекой

И шаги бойцов по мостовой…

Север не предаст и не обманет,

Север навсегда к себе притянет

Партизанский рейд ночной

Под полярною звездой

И в эфир пробился позывной…

Стихотворение опубликовано в газете «Беломорская трибуна» в 1965 году

Тема войны в стихотворении Рубцова Русский Огонёк

Вторая половина ХХ-го века выдалась чрезвычайно урожайной на поэтические таланты. Кто-то блистал на эстраде, собирая стадионы поклонников. Кто-то тронул умы и сердца через гитару, как Высоцкий и Окуджава. Иосиф Бродский уехал за рубеж – и стал Нобелевским лауреатом. Но даже на этом изобильном фоне поэтическая судьба Николая Рубцова стоит особняком. Как едко пошутил Владимир Высоцкий, «кто кончил жизнь трагически – тот истинный поэт». Очень меткое замечание! Конечно, такое положение дел в русской словесности возникло не нарочно. Получилось так, что крупнейшие русские поэты начала 19-го и 20-го веков умерли не своей смертью. Пушкин, Лермонтов, Гумилёв, Есенин, Маяковский… И тем самым словно бы установили рубеж: за слово нужно заплатить ещё и преждевременным уходом из жизни, желательно, от чужой руки… И судьба Николая Рубцова идеально легла в эти предложенные историей русской словесности обстоятельства. Вместе с тем, конечно, нельзя говорить о том, что поэт занимает место на поэтическом Олимпе незаслуженно. Это можно легко доказать на примере одного из его лучших стихотворений.
РУССКИЙ ОГОНЁК
Погружены
в томительный мороз,
Вокруг меня снега оцепенели!
Оцепенели маленькие ели,
И было небо темное, без звезд.
Какая глушь! Я был один живой,
Один живой в бескрайнем мертвом поле!
Вдруг
тихий свет
(пригрезившийся, что ли?)
Мелькнул в пустыне,
как сторожевой…
Я был совсем как снежный человек,
Входя в избу (последняя надежда!),
И услыхал, отряхивая снег:
— Вот печь для вас и теплая одежда…
Потом хозяйка слушала меня,
Но в тусклом взгляде
Жизни было мало,
И, неподвижно сидя у огня,
Она совсем, казалось, задремала…
Как много желтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне
И поразил
Сиротский смысл семейных фотографий:
Огнем, враждой
Земля полным-полна,-
И близких всех душа не позабудет!..
— Скажи, родимый,
Будет ли война? —
И я сказал: — Наверное, не будет.
— Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет…-
И вдруг опять:
— Не будет, говоришь?
— Нет,- говорю,- наверное, не будет.
— Дай Бог, дай Бог…
И долго на меня
Она смотрела, как глухонемая,
И, головы седой не поднимая,
Опять сидела тихо у огня.
Что снилось ей?
Весь этот белый свет,
Быть может, встал пред нею в то мгновенье?..
Но я глухим бренчанием монет
Прервал ее старинные виденья…
— Господь с тобой! Мы денег не берем!
— Что ж,- говорю,- желаю вам здоровья!
За все добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…
Спасибо, скромный русский огонек,
За то, что ты в предчувствии тревожном
Горишь для тех, кто в поле бездорожном
От всех друзей отчаянно далёк,
За то, что, с доброй верою дружа,
Среди тревог великих и разбоя
Горишь, горишь, как добрая душа,
Горишь во мгле — и нет тебе покоя…
1964
У Николая Рубцова был несомненный и подлинный дар лирического сопереживания людям, эпохе, родной стране, и всё это мы видим в его лучших стихотворениях. Очень много души оставил в них поэт! Возьмём, к примеру, стихотворение «Русский огонёк», равное по фольклорно-аскетической мощи лермонтовскому «Выхожу один я на дорогу», а по объёмности и многополярности – пушкинскому шедевру «19 октября». Удивительные стихи! С одной стороны, в «Русском огоньке» напрочь отсутствует то, что мы называем в искусстве стилем. С другой стороны, в нём есть и эпос, и лирика, и диалоги, и даже «мораль», как в басне. Поэзия любила этого невзрачного человека, и он умел отвечать ей взаимностью, создавая великолепные полотна, осенённые благодатью.
«Русский огонек» написан в «синтетическом» стиле: пейзаж, затем – эпический рассказ, плавно переходящий в диалог. Но всё это, может быть, и не сработало бы, не противопоставь Рубцов статику – динамике, отчаяние заблудившегося человека – миражу и нирване, спокойствию очага старушки-пустынницы. И вот что интересно: не заблудись в ту тревожную ночь герой Рубцова, никто, может быть, и не вспомнил бы об этой тихой старушке, мирно доживающей свой век! Страна вдов – вот что такое наша с вами Россия, вчера и сегодня. И чуткий ко всякой несправедливости Рубцов проникновенно об этом говорит. Многолетнее отшельничество старушки напрямую связано с потерей кормильца, единственного и любимого, иначе она давно уже нашла бы ему замену в своём сердце. А ведь стихотворение датировано 1964-м годом, Отечественная война закончилась два десятилетия тому назад! И вселенское сиротство детдомовца Рубцова аукается в покинутости старой женщины; не удивительно, что они, прежде не знакомые, понимают друг друга буквально с полуслова.
Откуда проистекает бесстрашие? Из осознания того, что всё самое страшное уже случилось.
В начале 80-х годов прошлого века я был достаточно взрослым молодым человеком 20-ти лет, но ещё ничего не слышал о Рубцове и его «Русском огоньке». Но судьбе было угодно занести меня в московский госпиталь им. Бурденко, где моей «подругой по несчастью» оказалась замечательная девушка, работавшая библиотекарем. Звали её Марина Ветрова, она декламировала наизусть множество стихов великих русских поэтов. Девушка очень мне нравилась, а время в больнице, как известно, течёт медленно. Стоит ли удивляться тому, что некоторое время спустя я уже знал наизусть это прославленное стихотворение Рубцова? И сейчас, когда я пишу эти строки, я вспоминаю кареглазую шатенку с именем, пахнущим морем, морем, которого она, если мне не изменяет память, никогда не видела. Я тогда только вернулся с афганской войны, и, конечно, сразу «повёлся» на строки Рубцова о том, что никакой войны никогда больше не будет.
— Скажи, родимый,
Будет ли война? —
И я сказал: — Наверное, не будет.
— Дай Бог, дай Бог…
Ведь всем не угодишь,
А от раздора пользы не прибудет…-
И вдруг опять:
— Не будет, говоришь?
— Нет,- говорю,- наверное, не будет.
— Дай Бог, дай Бог…
Мы видим, что лирику поэта пронизывают думы о послевоенном состоянии русского народа. Народ заплатил за Победу такой дорогой ценой, что эмоционально выдохся и «доживает». Особенно это заметно на примере крестьянства, которое и раньше-то было немногословным, а после войны словно бы навсегда замкнулось в себе. Теперь мы знаем: по головам участников и очевидцев той страшной войны прошёлся «военный синдром».
Антивоенный пафос Рубцова достаточно прозрачен: помимо прямых жертв, убитых, раненых и пропавших без вести, любая война бьет рикошетом по многочисленным родственникам: сестрам, братьям, женам, мужьям, родителям, детям… Сам Рубцов был таким же потерянным и неприкаянным ребенком войны, и всю жизнь нес в себе эту душевную травму. Мать поэта умерла во время войны, а отец, вернувшись с полей сражений, завел себе новую семью, а про родных детей почему-то забыл. И эта потерянность поэта неизменно вызывает во мне вопрос: «А действительно ли герой стихотворения «Русский огонек» заблудился в поле? Может быть, он, alter ego самого Рубцова, потерялся в окружающей жизни?.. И его блуждания по неизвестной местности – только метафора его скитаний по жизни? Квинтэссенция его одиночеств? И образ старушки тоже как-то странно двоится… Безусловно, она очень настоящая, но постоянно возникает и не отпускает ощущение, что это больше, чем простая старушка. Это как будто сама Россия, вековая, бессмертная, вечно дремлющая, как мудрецы в Шамбале, полуживая-полумертвая, хранящая глубинные народные традиции и верования.
В широком смысле слова поэт — это тот, у кого болит душа, а не тот, кто умеет складно рифмовать или видеть красивое в обыденном. Поэтому не бывает больших поэтов с простыми судьбами. Толстокожий человек никогда не напишет такого, над чем будут плакать поколения читателей. Часто эта жертва поэта непроизвольна, он «не виноват» в том, что жизнь его складывается трудно и моментами «горит синим пламенем». Более того, именно трудная (врагу не пожелаешь!) жизнь писателя помогает его светлой душе раскрыться по-настоящему и запечатлеть себя на века в бессмертных произведениях искусства.
«Русский огонёк» навевает мне лёгкую ностальгию по тем временам, когда искусство ещё не было безбашенно расфасовано по полочкам, где от градации до деградации — один шаг. «Любовный роман», «детективная повесть», дальше — хуже: «классик горнолыжной песни Иванов», «православный поэт Петров». Всё мельчает и странно идеологизируется. А ведь трудно представить себе «католического музыканта Шопена» или «мусульманского писателя Сент-Экзюпери»! Согласитесь, есть определения, которые навязывают нам стереотипы восприятия. Вот, скажем, стихотворение Рубцова «Русский огонёк» — это что? Экзистенциальная лирика? Гражданская лирика? Или, может быть, рассказ в стихах? Как можно втиснуть тотальное повествование в узколобое и узкоглазое определение по жанру? Я, пожалуй, готов согласиться с тем, что это гражданская лирика. Но «гражданственность» в стихотворении не высосана из пальца и не взята с потолка. Автор подводит к ней читателя осторожно, сам подходит на цыпочках — можно, пожалуй, поверить, что восклицание благодарности русскому огоньку вырвалось у автора неожиданно для него самого. И такая лирика вызывает в читателе сопереживание.
«Русский огонёк» Рубцова – символ вселенской отзывчивости русского народа, его готовности всегда прийти на помощь находящемуся в беде. Поскольку русский народ всегда живет в беде, и как раз в беде начинает лучше понимать других людей. Это уже почти наша национальная черта – мы будем подыхать с голоду и холоду, но отдадим последнюю рубашку, чтобы кому-то на земле стало лучше. Вот почему Рубцов – истинно народный поэт, а иногда лучше быть народным, чем великим. Старушка, ведя самую пустую, никчемную и бесполезную жизнь, казалось, только и ждала этого непрошеного гостя, «татарина», чтобы ему отдать последнее, что у неё осталось – свою щедрую душу, тепло своего очага.
Я думаю, что Николай Рубцов «очищался» своими стихами, «отпочковываясь» в творчестве от своей временами беспутной жизни. Поэтому в его лучших стихах столько света! Последнее восьмистишие звучит почти как гимн России. Меня часто критикуют за то, что я защищаю пафос как средство выражения чувств героя и даже настаиваю на его необходимости в искусстве. Но взгляните, например, на эти стихи Рубцова: без заключительной коды стихотворение теряет значительную часть своей мощи. Все хорошо, если в меру. И синтетическое стихотворение Николая Рубцова «Русский огонёк» убедительно подтверждает эту прописную истину. И разве не являются лучшие образцы русской лирики тем самым «огоньком», который в бездорожье спасает порой заблудившегося путника? И мне, в заключение, остаётся разве что повторить вслед за поэтом: «Спасибо, скромный русский огонек!..» Спасибо тебе, великая русская поэзия! Ты всегда поддерживаешь нас в минуты томления и тревоги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *