Стихи православных поэтов

Стихи православных поэтов

Сборник Стихи О Боге

Игорь Антипин

Светом исходишь Ты доброй любви.
И озаряешь желаний мечты.
Нас подвигаешь Ты на дела,
Мира желаешь и веры всегда.
Все мы младенцы на торном пути.
Ищем посланий для нашей судьбы.
Ждем, ожидаем, надеемся все,
Что мы заметим отметки извне.
Движемся плавно по жизни реке,
Но сотрясает порой нас везде.
И обращаемся сразу тогда
К Богу за помощью мы без конца.
Ты ж не откажешь нам никогда.
Молча узнаешь про наши дела.
Снимешь Ты тяжесть с нашей души –
Этим поможешь в дальнейшем пути.
*************************************
Иконка с образом Тебя
Со мной присутствует всегда.
Ее у сердца я держу,
Тепло Твое в себе ношу.
Когда мне станет тяжело,
Увижу образ Твой легко.
С Тобой смогу поговорить
И боль душевную излить.
Ты смотришь, слушая меня,
И боль уходит в никуда.
Я с верой в сердце и душе
С Тобой общаюсь в тишине.
Я знаю, верую в Тебя:
Ты ж помогаешь мне сполна.
Вот потому со мной всегда
Иконка с образом Тебя.
**********************************
Приду смиренно я к Тебе
И буду жаждать в тишине
С Тобою встречи по душе
С горящей свечкой на столе.
И свет лампадки, что в углу,
Иконку высветит мою,
С которой мог я говорить
И боль души своей излить.
К Тебе всегда я обращусь
И на колени опущусь.
Ты молча слушаешь меня
И понимаешь, в чем беда.
Когда с Тобой поговорю,
То облегчу свою душу.
К Тебе смиренно прихожу:
«Спасибо, Боже», — говорю.
******************************
В душе волнение стоит –
Главой смиренно я поник.
Ведь в двери церкви я вхожу:
Внутри я с Богом говорю.
К иконам всем я подойду,
Зажгу я свечку не одну.
Молитвы молча я скажу –
Прощенье в жизни попрошу.
Иконы смотрят на меня:
Всю глубину свою храня.
В них сострадание и боль,
И пониманье жизни роль.
Дышу с волнением в груди
И сердце бьется все внутри.
Ведь в двери церкви я вхожу,
Где с Богом молча говорю.
********************************
Я благодарен Бог Тебе
За силу духа, что во мне,
За то стремление всегда,
Что дарит свет и доброта.
В Тебе я черпаю сполна
Желанье жить и до конца.
Надежду Ты всегда даешь
И веру в жизни создаешь.
С Тобой могу я говорить
И беды все свои излить.
Тебя могу я попросить
И счастье радости творить.
Спасибо Бог Тебе за все,
Что было в жизни хорошо,
За свет, за веру, за мечту,
Что я обрел с Тобой в миру.
********************************
А я по городу иду –
На купола церквей смотрю.
И сердце радостно стучит:
Оно с душою говорит.
Живут все церкви на Руси.
Хранят божественны пути.
Они нам истину дают:
К дороге Бога приведут.
Свет добрый льется изнутри.
И он доходит до души.
И будет крепче вера в нас
На годы, жизни и сейчас.
Блестят на солнце купола
И приглашают нас всегда.
Стремиться к чистой доброте:
И вере в Бога всем везде.
*********************************
Воскликнул: «Боже!» — человек.
Так говорит не первый век.
И обращаемся всегда
В надежде к Богу мы сполна.
Мы верим долгие года,
Что нас услышит Бог с утра.
И озарит сияньем дня
Все наши добрые дела.
Услышит нас Он ночью, днем,
Когда бываем мы вдвоем.
И ежедневно, каждый год,
Найдет он нужный поворот.
Надежда, вера не умрет —
И с нами движется вперед.
Мы будем дальше восклицать
И к Богу мысли посылать.
************************************
Крест, что мы носит на груди,
Не символ модной красоты,
Не дань преданиям судьбы,
А вера истинной любви.
Крест, что мы носим на груди.
Посланник Бога на пути,
Он часть божественного в нас,
Чудесной веры нужный глас.
Крест, что мы носим на груди,
Дает нам силы изнутри,
Он проводник надежды всей,
Что с нами будет много дней.
Крест, что мы носим на груди,
Снабжен энергией внутри,
Что посылает Бог всегда
Всем тем, кто верит в мир добра.
***************************************
С утра колени преклонил
И помощь Бога попросил.
Прочел молитву я добра
И вдохновил себя сполна.
И сразу силы изнутри
Потоком света потекли.
Они дают возможность мне
Черпать поддержку в тишине.
Я зарядился на весь день –
С утра молиться мне не лень.
Ведь силы Света и Добра
С молитвой входят все в меня.
Я молча с Богом говорю –
С утра колени преклоню.
И обращаюсь с верой я
В молитве к Богу без конца.
*********************************
Внутри себя мы ждем покой
И свет мы ищет золотой,
Что к нам идет лишь от Тебя:
Творец безмерного добра.
С утра до вечера, всегда
Мы шепчем молча про себя
Слова молитвы от Тебя,
Что создал Ты в свои года.
Все мы надеемся в душе,
Что нас услышит в тишине,
Создатель вечности пути –
Творитель света глубины.
И видим мы внутри всегда,
Что Бог услышит нас сполна.
Пошлет нам весточку в душе
И мы познаем силы те.
**********************************
Ты – стражник вечного пути,
Сиянья Света и мечты.
Стоишь ты на пороге врат,
Ведущих в древний, дивный сад.
Ты – убеленный сединой,
Пропитан мудростью одной.
На нас ты смотришь свысока,
Вскрывая все наши греха.
Ты видишь все наши дела,
Всю жизнь и внутренность всегда.
Мы пред тобою – белый лист,
Не скрыв желаний, темных крист.
Ты – верный подданный Христа
И его ближняя рука.
Архангел Петр в небесах,
Дающий веру нам в сердцах.
****************************
Я прошу Тебя о малом,
О немногом я прошу —
Чтобы радость была рядом
И любовь я сохраню.
Чтобы все мои родные
Были счастливы всегда.
И чтоб дети дорогие
Бед не знали никогда.
Чтобы крепкое здоровье
С нами было на все дни,
И чтоб доброе веселье
Нам сияло на пути.
Я прошу Тебя, о Боже,
Ты услышь меня с утра.
И молитву мою тоже,
Ты прими к Себе сполна.
***********************************
Ты шел, согнувшись от креста,
Неся всю ношу до конца,
Пройдя сквозь строй людей толпы
И на Голгофе встал в тиши.
Ты видел всех людей внутри:
Их боль, страдания и сны.
Ты нес ту веру из души,
Что помогала жить все дни.
Но испугались те Тебя,
Что свет Добра для них суть зла.
Убрать решили все они
Того, кто разорвал оковы тьмы.
И Ты стоишь с крестом в руках,
Внимая боль людей в сердцах.
Тебя они хотят распять,
Чтобы забыть и не страдать.
Но просчитались Вы в века:
Ты с нами в сердце навсегда.
Ведь Ты не умер – Ты живой:
В душах людей Ты всем родной.
************************************
Голгофа, полдень, тишина –
Внизу толкается толпа.
Все смотрят казнь троих людей,
К крестам прибитых посильней.
Средь них распяли и Тебя,
Что нес для всех момент добра,
Кто правду людям говорил,
Кто помогал и их лечил.
Надежду, веру им давал
И образ новый создавал.
Того, кто верил в красоту
И мир духовного гуру.
Но Ты не нравился врагам –
Ведь Ты дарил надежду нам.
Убить Тебя решили те,
Распять и позабыть вовсе.
На все спокойно Ты смотрел
И жизнь дальнейшую узрел.
Ты дал врагам Себя убить,
Чтоб возродиться, вечно жить.
******************************************
Вдруг разверзлись вокруг небеса –
Над Голгофой бушует гроза.
Разбежались войска и толпа:
На крестах лишь висят телеса.
Ты один уготовил судьбу,
Знал про казнь и людскую беду.
Ты постиг мудрость знаний в века
И ушел проживать в Небеса.
Ты воскрес, Ты вернулся опять,
Повернул время зла снова вспять.
Дал надежду и веру толпе,
Возродил мир духовный везде.
Ты – тот свет, что в тоннеле ведет,
Ты огонь, что к добру приведет.
Молчаливый и мудрый внутри –
Всем всегда говоришь о любви.
И пускай торжествуют враги,
Что на смерть Тебя обрекли.
Ты не умер, Ты в вечность воскрес,
И нам всем отдаешь жизни Крест.
***************************************
Дан ангел каждому из нас,
Чтоб он хранил от всех проказ,
Проделок нечисти любой
И заболевших головой.
Он охраняет нас везде:
В дороге, дома и в беде.
И он подсказывает нам,
Как обойти дурной бедлам.
Нам ангел шепчет и стучит
Или спокойно говорит.
Лишь остается нам всегда
Услышать ангела сполна.
Дан ангел каждому из нас,
Чтоб охранять от всех проказ.
Лишь научиться нужно всем,
Как слышать ангела совсем.
***********************************
Вифлеемская звезда
Светит нам издалека.
И указывает путь,
Где родилась Бога суть.
В Вифлееме под звездой
Появился Бог людской.
С малолетства там он рос
И прозренье всем он нес.
Он впитал в себя добро,
Чтоб потом дарить легко.
Научился он лечить,
Людям счастье всем дарить.
Вифлеемская звезда
Светит всем издалека,
Озаряя Бога путь
И добра рожденье суть.
****************************************
Средь монолита и стекла
Стоит церквушечка одна.
Ее не видно средь домов,
Но слышен звон колоколов.
Туда всегда найдет пути
Любой, кто верит из души,
Любой кто с Богом говорит,
И в тишине молитву чтит.
Там рады каждому с утра,
С икон исходит доброта.
Лампадки по углам чадят
И свечки в чашечках горят.
Стоит церквушечка одна
Средь монолита и стекла.
И звон ее колоколов
Всегда нам слышен меж домов.
************************************
В душе волнение стоит –
Главой смиренно я поник,
Ведь в двери церкви я вхожу:
Внутри я с Богом говорю.
К иконам всем я подойду,
Зажгу я свечку не одну.
Молитвы молча я скажу –
Прощенье в жизни попрошу.
Иконы смотрят на меня,
Всю глубину свою храня.
В них сострадание и боль,
И пониманье жизни роль.
Дышу с волнением в груди,
И сердце бьется все внутри,
Ведь в двери церкви я вхожу,
Где с Богом молча говорю.
**************************************
Приду смиренно я к Тебе,
И буду жаждать в тишине
С тобою встречи по душе,
С горящей свечкой на столе.
И свет лампадки, что в углу,
Иконку высветит мою,
С которой мог я говорить
И боль души своей излить.
К Тебе всегда я обращусь
И на колени опущусь.
Ты молча слушаешь меня
И понимаешь, в чем беда.
Когда с Тобой поговорю,
То облегчу свою душу.
К Тебе смиренно прихожу:
«Спасибо, Боже» — говорю.
**********************************
Творец — нет, кто создает,
Не тот, кто что-то вытворяет,
А тот, кто душу отдает
И сердце все свое сжигает.
Творят по-разному одни,
Отдавшись миру пустоты,
Где не бывает ничего,
Лишь только видимость всего.
Но не считают так они
И продолжают жить в тени
Своей уверенности всей,
Что порождает боль людей.
Но будут в жизни и всегда
Творцы великого добра.
Шедевров много создадут
И душу с сердцем всю сожгут.
***********************************
Всевышний Боже помоги
И дай понять себя внутри.
Чтоб мог услышать и познать,
И веру всю твою принять.
Я много, Бог, не попрошу.
Хочу узнать лишь ту одну
Простую истину судьбы –
Куда мне дальше бы пойти.
Прошу, о Боже, не спеши
И выбор свой не торопи.
Найди решение пути,
И мне его ты снизошли.
А я же буду кротко ждать
И по пути судьбы шагать.
И буду в жизни я всегда
Просить у Бога лишь добра.
************************************
Как хорошо, что Ты живой.
Как хорошо, что Ты другой.
Тебя мы можем ожидать,
С Тобой молитвы сотворять.
С Тобой встаем мы постоянно
И просим помощи нежданно,
Когда на сердце тяжело,
А на душе совсем темно.
Тогда Тебя мы позовем
И Силу Света призовем,
Чтоб вместе с верою в Тебя
Прогнать нам Зло и навсегда.
Живем с надеждою в Тебя
И верим в действия Добра.
И ежедневно говорим:
«Спасибо, Боже.

— За все благодарим».
****************************************
«Спасибо», — Боже говорю.
«Спасибо, — я Тебе шепчу, —
За ту земную благодать,
Что подарил Ты мне опять».
Мою Ты душу оживил
И раны сердца заживил.
Ты дал возможность мне любить
И счастье жизни получить.
Ты уберег меня внутри
И спас от гнили и беды.
Дал шанс себя мне изменить
И путь неправильный забыть.
«Спасибо», — Боже говорю.
«Спасибо, — я Тебе шепчу, —
Что не забыл мою судьбу
И подарил любовь мою».
************************************
Ты создал в мире красоту
И людям дал познать мечту.
Ты научил людей желать
И мир свой грешный создавать.
Свободу в творчестве ты дал,
Что даже сам не ожидал,
Куда умчится мысль людей,
Взорвавшись разностью страстей.
Свободу выбора ты дал,
Что человек совсем восстал,
Забыл про доброту твою,
И сам вершит судьбу свою.
Ты много доброго нам дал
И на пороки указал.
Не думал, Боже, ты тогда,
Что может быть слаба душа.
Но нас ты, Боже, не бросай –
Мы верим в истину и в рай.
В душе с тобою мы всегда
И верим, Боже, мы в тебя.
*************************************************
Ты светом Землю всю объял,
И людям жизнь ты указал.
Издал заветы все свои
Для счастья, жизни и любви.
Ты людям всем желал добра,
Чтоб жизнь у них была всегда.
Ты думал в жизни им помочь,
Чтоб землю их не скрыла ночь.
Старался ты им показать,
Что добрым можем мир весь стать.
И столько сделал ты для них –
Детей воссозданных своих.
И я хочу за всех сказать,
Из сердца и души достать
Слова той искренней любви,
Которой, Бог, достоин ты.
*************************************************
Все Силы Света и Добра
В тебе присутствуют всегда.
Ты даришь счастье бытия
И радость жизни навсегда.
Ты озаряешь путь любви
И счастье маленькой семьи.
Даёшь надежду в жизни ты
И светоч доброго пути.
Ты понимаешь всех всегда
И принимаешь беды Зла.
Ты исцеляешь боль, печаль
И угоняешь горе вдаль.
Все мы тебя благодарим,
С тобой живем, тебя молим.
За все спасибо, Бог, тебе,
И верим мы в тебя в душе.
*************************************************
Ты людям нес всегда Добро:
Такое теплое оно.
И все ты боли исцелял,
Печаль чужую ты снимал.
Своею светлою душой
Ты радость людям нес, покой.
Когда смотрели на тебя,
То забывали Зло всегда.
Ты веру людям дал внутри,
Чтоб через годы пронесли
Огонь божественной мечты –
Надежды, веры и любви.
И людям ты отдал себя –
Ты будешь с ними навсегда.
Тебя мы любим и молим –
Для нас ты, Бог, всегда един.
*************************************************
Своим ты сердцем и душой
Несешь нам радость и покой.
Ты даришь то душевное тепло,
Что в жизни лишь тобой дано.
Ты светом мир весь озарил,
Зло с темнотой ты победил.
И дарит свет твоей любви
Нам счастье жизни на пути.
Даешь ты нам всегда добро
И от него всем хорошо.
Ты дал понять нам красоту,
Чтоб воссоздать свою мечту.
И дал ты крепость нам души,
Чтоб зло, преграды все пройти.
Тебя я, Бог, благодарю,
Что дал ты нам любви мечту.
*************************************************
Мы ищем Божий свет внутри
И силы в жизни на пути.
Мечтаем. Думаем всегда,
Желая счастья для себя.
Идем в тоннеле – ищем Свет,
Чтоб получить себе ответ,
Где Силы Света и Добра,
Чтобы постичь их для себя.
Мы – дети в жизни на пути,
На долгом веке у души.
И просим помощи сполна,
Желая мира для себя.
Всю жизнь куда-то мы идем
И свет души своей несем.
Мы просим, ищем, мы живем
И Божий свет свой бережем.
*************************************************
Ты силы в жизни мне даешь
И к вере истинной ведешь.
Прощаешь ты ошибки все
И душу ждешь мою везде.
Даешь ты Свет и Доброту,
Желанье жить и красоту.
Готов со мною говорить
И суть всей жизни доводить.
Ты вечен в мире, терпелив,
И к нашим душам нестроптив.
Ты нам доверие несешь
И в вере к счастью приведешь.
Тебя я чувствую всегда.
Твоя поддержка – дар Добра.
Я знаю, верю, Бог, в тебя.
Ты – сила Света для меня.
*************************************************
Пошли мне жизнь, пошли любовь,
Пошли мне радость счастья вновь.
Пошли мне мир и доброту,
И подари ты мне мечту.
Ты дай возможность мне любить
И счастье близким всем дарить.
Дай вечность страсти и любви
И миг волшебницы судьбы.
Ты дай для дочки счастье все,
Чтобы она прожила хорошо.
Ты подари еще детей
И радость детскую скорей.
Ты можешь все и ничего,
И власть твоя сильней всего.
Я знаю, верю я в тебя:
Ты был и будешь, Бог, всегда.
*************************************************
Дай Бог терпения и сил,
Чтоб все превратности судьбы,
Что в жизни выпали лишь мне,
Пройти и быть на высоте.
Дай Бог мне мужества и воли,
Чтоб обойти мне все невзгоды.
Свое лицо мне сохранить
И человеком только быть.
Дай Бог страдание и боль,
Чтоб мои чувства были вновь
И чтобы сердце и душа
Не зачерствели никогда.
Дай Бог мне страсть и ту любовь,
Что поведет меня вперед.
И все проблемы по пути
Я проходил всегда в любви.
*************************************************
Сегодня надо всех прощать
И из души злость выгонять.
Так завещал нам Бог един –
Он наш душевный господин.
Прощаем недругов своих,
Что нам желают бед одних.
Пусть с миром все они живут
И злость свою всю заберут.
Прощаем всех мы и всегда,
Нам не нужна их чернота.
Со Светом Белым мы в миру –
Как говорит нам Бог – гуру.
И легче будет жить тебе,
Когда простишь ты всех в душе.
И ближе станешь ты тогда
К познанью Бога и Добра.
*************************************************
Не просто Крестик носим мы –
Посланник Бога и судьбы.
И крестик нам дает всегда
Дорогу счастья и добра.
Не просто Крест дано носить,
Как украшение дарить.
В нем скрыт глубокий смысл судьбы
И веры истинной пути.
А кто не верит ни во что,
И Крест ему как просто то,
Тот близок к дьяволу внутри
И все продаст за страсть души.
Ты Крестик с верою носи
И Богу душу подари.
Тогда ты счастье обретешь,
Опору в жизни ты найдешь.
*************************************************
Церква видны издалека.
Они окрашены всегда
В такие светлые цвета,
Что дарят Силы лишь добра.
Церква удобно все стоят,
И люди к ним всегда спешат.
Дороги разные ведут –
В Добра обитель приведут.
Церква открыты всем всегда.
И можем мы прийти придти туда,
Свои все беды изложить –
Прощанье Бога получить.
Церква нельзя нам забывать.
Их с верой надо посещать,
Чтоб были души всех людей
Намного чище и светлей.
Церква не просто так стоят —
В них души с Богом говорят.
И в церквах сможем мы понять –
Любовь божественну познать.
*************************************************
Церква по всей Руси звонят,
В набаты бьют и говорят.
Взывают души к красоте,
К любви и к Богу, и к судьбе.
Хотят нам церкви донести
Пути Господни до души,
Чтоб встали мы на путь Добра
И жизнь у нас была светла.
И гонят церкви от нас Зло,
Чтобы оно скорей ушло,
Чтоб души страстям не дались
И в черный ад не унеслись.
Все громче бьют колокола –
Судьба людей пока страшна.
Но церкви ждут к себе людей –
Ведь Бог на свете всех добрей.
Готовы церкви всех принять
И боль души людей унять.
Услышит Боже нас всегда
И примет в вечный мир Добра.
*************************************************
Звучат кругом колокола,
Набатом бьют они всегда,
Когда болит душа людей
От разных адских напастей.
Колокола на всех церквях
Взывают к Господу всех нас,
Чтоб души счастье обрели
И веры светлый путь нашли.
Но души черствые порой
И в Сатане нашли покой.
Продались дьяволу они
За власть, за страсть и за рубли.
И громче бьют колокола,
От Бога зов идет всегда,
Чтоб души маленьких людей
Узнали истину скорей.
*************************************************
В лесу, от всех людей вдали,
Отшельник жил один в глуши.
Построил скит он, не спеша,
И молит Бога он всегда.
Устал он ложь людей терпеть,
На беспредел других глядеть,
На жадность, злобу и нужду,
Что беззаконье возвело в канву.
Здесь он свободен ото всех,
От алчных страстей и утех.
Здесь может Бога он просить
Людей-безбожников простить.
И хоть не просто ему жить,
Чтобы в лесу, в глуши, прожить.
Он верит в лучшую мечту
И молит Бога и судьбу.

  1. Молитва (О боже) (Аполлон Григорьев)
  2. Шекспир — Бог Купидон — Сонет 153 (Уильям Шекспир)
  3. Сямая детьская песеня (Терентий Травник)
  4. На свете можно ли безгрешного найти?

    (Омар Хайям)

  5. Еще бог древний жив (Аполлон Григорьев)
  6. Её голос нельзя не узнать (Наталья Шевченко)
  7. В тот день никто ещё не ведал… (Наталья Шевченко)
  8. Благодарю, о Господь (Марина Цветаева)
  9. Трудник (Терентий Травник)
  10. Творений Ты ваятель (Омар Хайям)
  11. Люблю под сводами седыя тишины (Осип Мандельштам)
  12. Земля потрескалась у ног (Наталья Шевченко)
  13. Доколе будешь нас корить, ханжа ты скверный (Омар Хайям)
  14. Ген \»Й\» (Терентий Травник)
  15. Ты говоришь, что Бог не справедлив (Наталья Шевченко)
  16. Веселясь беззаботно, греша без конца (Омар Хайям)
  17. Важная встреча (Наталья Шевченко)
  18. Бог! — Я живу! — Бог! — Значит ты не умер! (Марина Цветаева)
  19. Разговор по душам (поэма) (Наталья Шевченко)
  20. Просьба (Редьярд Киплинг)
  21. Я несчастен и мерзок себе, сознаюсь (Омар Хайям)
  22. В прозрачных пространствах Эфира (Константин Бальмонт)
  23. Добрый бог (Пьер-Жан Беранже)
  24. Ты, Всевышний, по-моему, жаден и стар (Омар Хайям)
  25. Враг (Эдуард Багрицкий)
  26. Ловушки, ямы на моём пути (Омар Хайям)
  27. Господь и свечи (Татьяна Смертина)
  28. Преложение псалма 26 (Михаил Ломоносов)
  29. Подражание итальянскому (Александр Пушкин)
  30. Уроки любви (Терентий Травник)
  31. Причитание (Ленинградскую беду) (Анна Ахматова)
  32. Бог согнулся от заботы (Марина Цветаева)
  33. Страстная седмица (Терентий Травник)
  34. Бог триединый, сердце мне разбей (Джон Донн)
  35. Бог памяти, бог забыванья (Белла Ахмадулина)
  36. Молитва (Не обвиняй меня, Всесильный) (Михаил Лермонтов)
  37. Ищешь Бога ты всюду и ночью, и днем (Омар Хайям)
  38. Я научилась просто мудро жить (Анна Ахматова)
  39. Молитва святоши Вилли (Роберт Бернс)
  40. Я выдыхаю (Наталья Шевченко)
  41. Однажды встретился пред старым пепелищем (Омар Хайям)
  42. Тот гончар, что слепил чаши наших голов (Омар Хайям)
  43. Думали: нищие мы (Анна Ахматова)
  44. Христос (Николай Гумилев)
  45. Гимн Богу, моему Богу, написанный во время болезни (Джон Донн)
  46. Песенка о возвращении (Леонид Филатов)
  47. Дал Ты мне молодость трудную (Анна Ахматова)
  48. Неразумные люди с начала веков (Омар Хайям)
  49. Я не сама придумала Голгофу (Наталья Шевченко)
  50. Я в этой церкви слушала Канон (Анна Ахматова)

Новый Завет

Измученный жизнью суровой,
Не раз я себе находил
В глаголах Предвечного Слова
Источник покоя и сил.
Как дышат святые их звуки
Божественным чувством любви,
И сердца тревожного звуки
Как скоро смиряют они!..
Здесь все в чудно-сжатой картине
Представлено Духом Святым:
И мир, существующий ныне,
И Бог, управляющий им,
И сущего в мире значенье,
Причина, и цель, и венец,
И вечного Сына рожденье,
И крест, и терновый венец.
Как сладко читать эти строки,
Читая, молиться в тиши,
И плакать, и черпать уроки
Из них для ума и души!

***

Я не Тому молюсь, Кого едва дерзает
Назвать душа моя, смущаясь и дивясь,
И перед Кем мой ум бессильно замолкает,
В безумной гордости постичь Его стремясь;
Я не Тому молюсь, пред чьими алтарями
Народ, простертый ниц, в смирении лежит,
И льется фимиам душистыми волнами,
И зыблются огни, и пение звучит;
Я не Тому молюсь, Кто окружен толпами
Священным трепетом исполненных духов,
И чей незримый трон за яркими звездами
Царит над безднами разбросанных миров,-
Нет, перед Ним я нем!.. Глубокое сознанье
Моей ничтожности смыкает мне уста, —
Меня влечет к себе иное обаянье, —
Не власти царственной, — но пытки и креста.
Мой Бог — Бог страждущих, Бог, обагренный кровью
Бог — человек и брат с небесною душой,-
И пред страданием и чистою любовью
Склоняюсь я с моей горячею мольбой!

Полдороги

Путь суров… Раскаленное солнце палит
Раскаленные камни дороги.
О горячий песок и об острый гранит
Ты изранил усталые ноги.
Исстрадалась, измучилась смелая грудь,
Истомилась и жаждой, и зноем,
Но не думай с тяжелой дороги свернуть
И забыться позорным покоем.

Дальше путник, все дальше — вперед и вперед!
Отдых после, — он там, пред тобою…
Пусть под тень тебя тихая роща зовет,
Наклонившись над тихой рекою;
Пусть весна разостлала в ней мягкий ковер
И сплела из ветвей изумрудный шатер,
И царит в ней, любя и лаская, —
Дальше, дальше и дальше, под зноем лучей,
Раскаленной, безвестной дорогой своей,
Мимолетный соблазн презирая!
Страшен сон этой рощи, глубок в ней покой:
Он так вкрадчив, так сладко ласкает,

Что душа, утомленная скорбью больной,
Раз уснув, навсегда засыпает.
В этой чаще душистой диавол живет.
Чуть склонишься на мох ты, — с любовью.
Искуситель сердец уж неслышно прильнет
В полумгле к твоему изголовью!..
И услышишь ты голос: «Усни, отдохни!..
Прочь мятежные призраки горя!
Позабудься в моей благовонной тени,
в тихом лоне зеленого моря!..
Долог путь твой, — суровый, нерадостный путь…
О, к чему обрекать эту юную грудь
На борьбу, на тоску и мученья!
Друг мой! Вверься душистому запаху мха:
Эта роща вокруг так свежа и тиха,
В ней так сладки минуты забвенья!..»

Ты, я знаю, силен: — ты бесстрашно сносил
И борьбу, и грозу, и тревоги, —
Но сильнее открытых, разгневанных сил
Этот тайный соблазн полдороги…
Дальше ж, путник!.. Поверь, лишь ослабит тебя
Миг отрады, миг грез и покоя, —
И продал ты все то, что уж сделал любя,
За позорное счастье застоя!

***

Случалось ли тебе бессонными ночами,
Когда вокруг тебя все смолкнет и заснет
И бледный серп луны холодными лучами
Твой мирный уголок таинственно зальет,
И только ты в тиши томишься одиноко,
Ты да усталая, больная мысль твоя,
Случалось ли тебе задуматься глубоко
Над неразгаданным вопросом бытия?
Зачем ты призван в мир? К чему твои страданья,
Любовь и ненависть, сомненья и мечты,
В безгрешно-правильной машине мирозданья
И в подавляющей огромности толпы?

***

Я чувствую и силы, и стремленье
Служить другим, бороться и любить;
На их алтарь несу я вдохновенье,
Чтоб в трудный час их песней ободрить.
Но кто поймет, что не пустые звуки
Звенят в стихе неопытном моем,
Что каждый стих — дитя глубокой муки,
Рожденнное в раздумьи роковом;
Что каждый миг «святого вдохновенья»
Мне стоит слез, не видных для людей,
Немой тоски, тревожного сомненья
И скорбных дум в безмолвии ночей?!

Учитель

Он шел безропотно тернистою дорогой,
Он встретил радостно и гибель и позор;
Уста, вещавшие ученье правды строгой,
Не изрекли толпе глумящейся укор.
Он шел безропотно и, на кресте распятый,
Народам завещал и братство и любовь;
За этот грешный мир, порока тьмой объятый,
За ближнего лилась Его святая кровь.
О, дети слабые скептического века!
Иль вам не говорит могучий образ тот
О назначении великом человека
И волю спящую на подвиг не зовет?
О, нет! Не верю я. Не вовсе заглушили
В нас голос истины корысть и суета;
Еще настанет день… Вдохнет и жизнь и силу
В наш обветшалый мир учение Христа!

***

«Блажен, кто верует: тепло тому на свете».
Воистину блажен! Воистину тепло!
Блажен, кто миновал предательские сети,
Кого на мир смутить сомненье не могло;
Как ни жилось ему — легко иль тяжело,
Блажен, кто в вере тверд и прост, как просты дети.
Когда спокойны мы и счастливы, когда
Наделены от благ земных мы щедрой мерой,
Когда бегут от нас и горе и нужда,
О, как отрадно нам тогда, пылая верой,
От дум и дел отринуться порой
И к Богу вознестись воспрянувшей душой!

Но большей радости и большего нет счастья,
Как веру уберечь в дни скорби и ненастья,
Чтоб в тяжкий час, когда приходится терять
Все, чем была красна земная наша доля,
С нелицемерною покорностью сказать:
«Да будет, Господи, Твоя святая воля!»

Самарянин

Что есть любви еще в тебе,
не поскупись и всю отдай.
Многообильный Божий мир
Любовью нищ из края в край.

Не выноси ее на торг
И с ней в палаты не ходи:
Наступит день — судьба пошлет
Тебе страдальца на пути.

Скажи ему: «Вот, мой кувшин,
А в нем для ран твоих елей,
Чем услужить еще могу
Тебе я в немощи твоей?»

Не жди, чтоб он благодарил.
Помог — и дальше от него.
Твой долг исполнен ли, о том
Спроси у сердца своего.

И, что останется любви
В кувшине, зря не выливай:
Многообильный Божий мир
Любовью нищ из края в край.

***

Не тем Господь могуч, непостижим,
Ты пред моим мятущимся сознаньем,
Что в звездный день Твой светлый серафим
Громадный шар зажег над мирозданьем.
И мертвецу с пылающим лицом
Он повелел блюсти Твои законы,
Все пробуждать живительным лучом,
Храня свой пыл столетий миллионы.
Нет, Ты могуч и мне непостижим
Тем, что я сам бессильный и мгновенный
Ношу в груди как оный серафим
Огонь сильней и ярче всей вселенной.
Меж тем, как я, добыча суеты,
Игралище ее непостоянства,
Во мне он вечен, вездесущ, как Ты,
Ни времени не знает,
Ни пространства.

***

Чем доле я живу, чем больше пережил,
Тем повелительней стесняю сердца пыл,
Тем для меня ясней, что не было от века
Слов, озаряющих светлее человека:
«Всеобщий наш Отец, Который в небесах.
Да свято имя мы Твое блюдем в сердцах,
Да приидет Царствие Твое, да будет воля
Твоя, как в небесах, так и в земной юдоли.
Пошли и ныне хлеб насущный от трудов,
Прости нам долг: и мы прощаем должников,
И не введи Ты нас, бессильных, в искушенье,
И от лукавого избави самомненья».

***

Еще те звезды не погасли,
Еще заря сияет та,
Что озарила миру ясли
Новорожденного Христа…
Тогда, ведомые звездою,
Чуждаясь ропота молвы,
Благоговейною толпою
К Христу стекалися волхвы…
Пришли с далекого Востока,
Неся дары с восторгом грез.
И был от Иродова ока
Спасен Властительный Христос.
Прошли века… И Он распятый,
Но все по-прежнему живой,
Идет, как истины глашатай,
По нашей пажити мирской.
Идет по-прежнему обильный
Святыней, правдой и добром,
И не поборет Ирод сильный
Его предательским мечом.

Две жизни

Две жизни есть: одна, как океан безбрежный,
Широко разлилась, шумя вокруг меня.
Другая, как родник задумчивый и нежный,
Течет в душе моей, струяся и звеня.
И в первой суета и зарево сражений,
Базаров пестрый шум; печальный человек
В ней ищет мудрости, забот и наслаждений
И раболепствует пред ней из века в век.
Но, гордая, она рабам своим не внемлет,
Сияя красотой божественных лучей,
Ничтожные дары с улыбкою приемлет
И смертного несет в загробный мир теней.

Иная жизнь во мне: незримая для ока.
Она цветет, полна задумчивой мечты,
И отразились в ней, как в зеркале потока,
И небо, и земля, и звезды, и цветы.
И эта жизнь растет в уединенье праздном,
И музыка ее в тиши слышна звучней,
Когда я не смущен кошмаром безобразным:
Ни жертвами борьбы, ни злобою людей.

Бог

О, Боже мой, благодарю
За то, что дал моим очам
Ты видеть мир, — Твой вечный храм,
И ночь, и волны, и зарю…

Пускай мученья мне грозят, —
Благодарю за этот миг,
За все, что сердцем я постиг,
О чем мне звезды говорят…

Везде я чувствую, везде
Тебя, Господь, — в ночной тиши,
И в отдаленнейшей звезде,
И в глубине моей души.

Я Бога жаждал и не знал;
Еще не верил, но, любя,
Пока рассудком отрицал, —
Я сердцем чувствовал Тебя.

И Ты открылся мне: Ты — мир,
Ты — все. Ты — небо и вода,
Ты — голос бури, Ты — эфир,
Ты — мысль поэта, Ты — звезда…

Пока живу — Тебе молюсь,
Тебя люблю, дышу Тобой.
Когда умру — с Тобой сольюсь,
Как звезды с утренней зарей.

Хочу, чтоб жизнь моя была
Тебе немолчная хвала.
Тебя за полночь и зарю,
За жизнь и смерть — благодарю!..

***

Блажен, в чьем сердце мир глубокий,
Кто верит в Бога и людей,
Кто никогда, от зла далекий,
Не лгал пред совестью своей.

Он не один под небесами.
На каждый дружеский привет
Природа всеми голосами
С любовью шлет ему ответ.

Но Божьих звезд любовный взор,
Улыбка неба голубого
Для сердца темного и злого
Живой мучительный укор.

***

«Христос воскрес» поют во храме;
Но грустно мне… Душа молчит:
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями

Так оскорбительно звучит.
Когда б Он был меж нас и видел,
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,

Как опозорен человек,
И если б здесь в блестящем храме
«Христос воскрес» Он услыхал,
Какими б горькими слезами

Перед толпой Он зарыдал!
Пусть на земле не будет, братья,
Ни властелинов, ни рабов,
Умолкнут стоны и проклятья,
И стук мечей, и звон оков, —
О лишь тогда, как гимн свободы,
Пусть загремит: «Христос воскрес!»
И нам ответят все народы:
«Христос воистину воскрес!»

Цветы

Не рви, не рви цветов, но к ним чело склони.
Лелеет их весна и радует свобода.
Не разрушай того, что создает природа:
Прими их чистый дар, их аромат вдохни.
Они живут, как ты, но зло им недоступно.
О, радуйся тому, что осквернить не мог
Доныне на земле рукой своей преступной
Ты хоть один еще забытый уголок.
Слова людских молитв и суетны, и жалки.
Из ваших же сердец, не ведающих зла,
О, дочери земли, смиренные фиалки,
Возносится к Творцу безмолвная хвала!

Изгнанники

Есть радость в том, чтоб люди ненавидели,
Добро считали злом,
И мимо шли, и слез твоих не видели,
Назвав тебя врагом.
Есть радость в том, чтоб вечно быть изгнанником
И, как волна морей,
Как туча в небе, одиноким странником,
И не иметь друзей.
Блаженны вы, презренные, гонимые
Счастливою толпой;
Прекрасна только жертва неизвестная,
Как тень, хочу пройти
И сладостна да будет ноша крестная
Мне на земном пути.
О, верь, твое сокровище нетленное
Не здесь, а в небесах,
В твоем стыде — величье сокровенное,
Восторг — в твоих слезах.
Умри, как жил, лелея грезы нежные,
Не слыша дальних бурь,
И серафимов крылья белоснежные
Умчат тебя в лазурь!

Нагорная Беседа

Узрев народ, Учитель сел
На холм, возвышенный средь поля;
По манию его руки
К Нему сошлись ученики,
И Он отверз уста, глаголя…
Не передать словам людей
Его божественных речей:
Нема пред ними речь людская…
Но весь народ, Ему внимая,
Познал и благ земных тщету,
Познал и мира суету,
Познал и духа совершенство:
Познал, что истое блаженство
Себе наследует лишь тот,
Кто духом нищ, кто слезы льет,
Кто правды алчет, правды жаждет,
Кто кроток был и не злобив,
Кто сердцем чист, миролюбив,
Кто от людей невинно страждет,
Кого поносят в клеветах
И злобным словом оскорбляют,
Кого за правду изгоняют:
Им будет мзда на небесах!
…Гонимы были и пророки…
Людскую злобу и пороки
Он кротким словом обличал,
Он к покаянью призывал:
Уже созрело смерти семя
И настает и близко время,
Когда воскреснет бренный прах.
Когда все, сущие в гробах,
Глас Сына Божия из тлена
Услышав, снова оживут
Иль в жизнь нетленную, иль в суд…
Тогда восплачут все колена,
Женой рожденные, тогда
Померкнет солнце; мглой одета,
Луна не даст ночного света,
И за звездой спадет звезда,
И силы неба содрогнутся,
И с трубным звуком понесутся
По небу ангелы сзывать
Всех, Сыном Божиим избранных…
Он поучал — не избирать
Путей широких, врат просторных,
Вводящих в пагубу, — входить
В сень жизни узкими вратами
И трудно-тесными путями:
Не осуждать, благотворить,
Радеть о скорбных, неимущих,
Благословлять врагов клянущих
И ненавидящих любить.

Христос с тобой

Ты здесь не одинок: верь глубоко душою,
Что Тот, Кто обещал: «Я с вами до конца,»
Кому открыты в мире все тайны, и сердца,
Всегда с тобою!
Когда ты к ближнему любовию горишь,
И с помошью идешь к страдающему брату
Не от корысти, не за плату;
Когда бестрепетно о правде говоришь,
Не помнишь зла, к врагу не дышишь местью
И не возносишься кичливо пред толпой;
Когда в союз ты не вступаешь с лестью,
То знай и верь: Христос с тобой!
Когда глядишь на мир неомраченным оком,
Когда безгрешна мысль и речь твоя чиста,
Не миришься угодливо с пороком,
Не оскверняются хулой твои уста;
Когда твоей душе печаль других доступна
И не завидуешь ты радости чужой;
Когда далек всему, что злобно и преступно,
То знай и верь: Христос с тобой!
Когда, охваченный житейскими страстями,
Их голосу в безвольи подчинясь,
Отдашься ты греху и делом и мечтами,
Не думай, что уже порвал ты с небом связь.
В сознании вины, с раскаяньем к подножью
Креста склонись покорной головой,
И выйдешь на борьбу опять с греховной ложью,
Христос останется с тобой!
Когда отчаянье всего тебя объемлет,
Когда в душе царит глухая ночь,
Когда твоим рыданиям никто не внемлет,
Не хочет друг и брат тебе помочь,
Не оскорбляй небес сомненьем и укором,
Но обратись к Тому с горячею мольбой,
Кто на тебя глядит с Голгофы кротким взором
И Кто всегда, всегда с тобой!

***

Лукаво выданный Своим учеником,
Он был жестокому подвергнут поруганью:
Увенчан тернием и предан бичеванью,
И осужден на смерть неправедным судом.
И был Он на кресте позорно пригвожден,
Обагрена земля божественною кровью;
Но с высоты креста изрек прощенье Он,
Учивший воздавать за зло любовью.
С тех пор столетия над миром протекли…
Во храме гимны мы Распятому возносим,-
И гоним истину, ее сынов поносим,
И распинаем тех, кто свет и соль земли!

***

Когда, предвидя близкую разлуку,
Душа болит уныньем и тоской,
Я говорю, тебе сжимая руку:
Христос с тобой!

Когда в избытке счастья неземного
Забьется сердце радостью порой,
Тогда тебе я повторяю снова:
Христос с тобой!

А если грусть, печаль и огорченье
Твоей владеют робкою душой,
Тогда тебе твержу я в утешенье:
Христос с тобой!

Любя, надеясь, кротко и смиренно
Свершай, о, друг, ты этот путь земной
И веруй, что всегда и неизменно:
Христос с тобой!

***

Пусть эта книга священная
Спутница вам неизменная
Будет везде и всегда.

Пусть эта книга спасения
Вам подает утешение
В годы борьбы и труда.

Эти глаголы чудесные,
как отголоски небесные
В грустной юдоли земной,

Пусть в ваше сердце вливаются,
И небеса сочетаются
С чистою вашей душой.

***

Когда креста нести нет мочи,
Когда тоски не побороть,
Мы к небесам возводим очи,
Творя молитву дни и ночи,
Чтобы помиловал Господь,
Но если вслед за огорченьем
Нам улыбнется счастье вновь,
Благодарим ли с умиленьем,
От всей души, всем помышленьем
Мы Божью милость и любовь!

Молитва

Научи меня, Боже, любить
Всем умом Тебя, всем помышленьем,
Чтоб и душу Тебе посвятить
И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

Научи Ты меня соблюдать
Лишь Твою милосердную волю,
Научи никогда не роптать
На свою многотрудную долю.

Всех, которых пришел искупить
Ты Своею пречистою кровью,
Бескорыстной, глубокой любовью,
Научи меня, Боже, любить!

***

Ты в жизни скорби и мучений
Не избалована судьбой,
И много бед и огорчений
Уже испытано тобой.

Душою кроткой и смиренно
В надежде, вере и любви
Переносила неизменно
Ты все страдания свои.

Своим безропотным терпеньем
Ты скорбь умела побороть,
Приемля все с благоговеньем,
Что посылал тебе Господь.

О, верь: сторицею с годами
Вознаградится этот труд;
Не все ль, кто сеяли слезами,
Святою радостью пожнут?

Иди вперед

Иди вперед! Борись с судьбой!
Мужайся духом и не падай!
Пускай надежды луч живой
Во мраке жизни пред тобой
Сияет яркою лампадой!
Иди вперед! Не унывай!

Но, полный гордого терпенья,
Молись, трудися и страдай,
И от людей, как клад, скрывай
Свои тяжелые мученья.
Иди вперед! Сам Бог с тобой!
Он крест послал, Он даст и силы!
И пусть надежды луч живой
Тебе спасительной звездой
Осветит жизни мрак унылый!

Меч

Суровый гнев души своей уйми!
Не проклинай — проклятьем сердце губишь!
Не осуждай — и осужден не будешь
Ни Богом, ни людьми!
Сдержи свой гнев, обидою рожденный!
Забудь про месть, и меч свой обнаженный
Не подымай на брата сгоряча!
Поднявший меч погибнет от меча.

Звезда Вифлеема

И вот свечерело… И ночь голубая
Раскинула плащ над снегами…
И вспыхнуло небо от края до края,
И вспыхнуло небо звездами.
Алмазы — не звезды! Но в россыпи звездной
Одна всех ясней, всех заметней,
Зажглась, как светильник над темною бездной,
И светит теплей и приветней.
Во мраке веков над далеким Востоком
Она в первый раз засияла,
Царям, и рабам, и вождям, и пророкам
Дорогу к любви указала.
Все тленно, все временно в суетном мире:
Погибнет и мудрость седая,
Погибнет богатство в кичливой порфире,
И сила погибнет живая.
Одно, лишь одно не изменится вечно,
Одно не погибнет на свете —
Любовь, та любовь, что как Бог бесконечна,
Что знают и старцы, и дети…
Она родилась в Вифлеемской пещере,
Зажглась, как звезда золотая,
Весь мир укрепляет в надежде и вере,
Зажглась и не меркнет сияя…
Без этой любви жизнь могилы темнее,
А светит она между нами.
И радость, и счастье рождаются с нею,
Над жизнью мерцая звездами.

***

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шуршит при свете ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной земного лепестка.

Когда росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль в утра час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой;

Когда студеный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, —

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, —
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога…

Бог!

О, Ты пространством бесконечный,
Живой в движеньи вещества,
Теченьем времени предвечный,
Без лиц, в трех лицах Божества.
Дух, всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все Собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем — Бог!

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий —
Тебе числа и меры нет.
Не может дух наш просвещенный,
От Духа Твоего рожденный,
Исследовать судеб Твоих…
Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает,
В Твоем величьи исчезает,
Как вечности прошедший миг.

О чудо тайны сокровенной!
Из ничего Ты мир создал,
А вечность прежде дней вселенной
В Себе Самом Ты основал…
Себя с Собою составляя,
Собою из Себя сияя, —
Ты свет, откуда свет истек:
Создавший все единым словом,
В творенье простираясь новом,
Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек!

Ты цепь существ в Себе вмещаешь,
Ее скрепляешь и живишь,
Любви дарами осыпаешь,
И смертью жизнь Ты всем даришь.
Как искры сыпятся, стремятся,
Как твари от Тебя родятся.
Тобой созданные, текут
По небу ярких звезд милльоны,
Твои они творят законы
И свет животворящий льют.

Как капля, брошенная в море,
Вся тварь перед Тобой сия,
Но что весь мир в его просторе
И что перед Тобою я?
В пространстве света необъятном
Миры умножу я стократно
В уме восторженном и то,
Когда дерзну сравнить с Тобою,
Лишь будет точкою одною,
А я перед Тобой — ничто!

Ничто! Но Ты во мне сияешь
Величием Твоих доброт,
Во мне Себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! Но жизнь я ощущаю.
И мысль, и чувство простираю
В пределы вечной высоты.
К Тебе душа моя пылает
И о Тебе лишь размышляет:
Я есть, конечно, есть и Ты…

Твое сознанье я, Создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ Податель,
Душа души моей и Царь!
Твое веленье положило,
Чтоб бездну смерти проходило
Мое бессмертное бытье.
Чтоб дух мой в смертность облачился,
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец, в бессмертие Твое.

Пути Твои непостижимы!
Я знаю, что души моей
Воображения бессильны
И тени начертать Твоей…
Но если славословить должно,
То слабым, смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к Тебе лишь возвышаться,
Твоей любовью наслаждаться
И, славя в сердце, слезы лить…

Православная поэзия

Творческая Мастерская Алкоры

Предлагаю вашему вниманию сокращенный вариант статьи Виктора Баракова (г. Вологда) «Современная православная поэзия», полный вариант — http://samaralit.ru/?p=16725 . Уверена, что она вам понравится и будет служить прекрасным учебным материалом для изучения жанра православной лирики.
********************************************************
Народ вернулся к православной вере. И поэты здесь не стали исключением. Возродилась и духовная поэзия. Дело только не в ее названии, – подлинная духовная (как и всякая другая) поэзия измеряется не количеством упоминаний Всевышнего и частотой цитирования Священного Писания, а глубиной таланта и более ничем…
Православная лирика рассматривается отечественным литературоведением не просто как возрождающаяся традиция духовной поэзии, а как новаторское явление литературного процесса рубежа XX – XXI вв. Истинная поэзия всегда духовна. Но в последнее время этот термин все чаще употребляется применительно к стихотворениям с религиозной тематикой, трактуя ее не в меру широко.
Русские духовные стихи получили наибольшее распространение в XV – XVI вв. Они имели религиозное содержание, заимствованное из Библии, Житий святых и других церковных источников, с примесью разных посторонних элементов. Их пели бродячие калеки или «калики перехожие».
Русские поэты и в советское время обращались к Библии (А. Тарковский, И. Бродский, Д. Самойлов, О. Чухонцев, В. Соколов, Н. Тряпкин, Н. Рубцов, Ю. Кузнецов. Современному же стихотворцу достаточно упомянуть Имя Божие, как его тут же зачисляют в легион пишущих на «религиозную тему». Все поэты время от времени взывают к Господу, благо запрет снят.
Современную ДУХОВНУЮ ПОЭЗИЮ МОЖНО РАЗДЕЛИТЬ НА ТРИ ГРУППЫ.
1 группа
Это самая многочисленная и словоохотливая группа, которая отличается необыкновенной оперативностью, быстротой мышления и инициативностью…
Раньше они воспевали КАМАЗ,
Лихо строчили про БАМ.
Ныне советский поэт-богомаз
Бодро вторгается в храм.
(Сергей Воробьев)
Духовная поэзия – необычайно сложная и деликатная область русской литературы. Поэту необходимо преодолеть три препятствия:
1) филологическое (проблема соединения церковного и литературного языка, особенно в семантическом отношении);
2) религиозное (проблема обновленчества);
3) личностное (проблема духовного роста, степени постижения Бога).
«Вот почему, – пишет А. Архангельский, – профессионалы отступают перед величием и непосильностью задачи… А дилетанты ничего не страшатся – ибо они не чувствуют, не слышат страшного безмолвия своих слов». Происходит СЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО И РЕЛИГИОЗНОГО ПАФОСА. Многие ЛИРИКИ, НЕ ПОНИМАЯ СУЩНОСТИ РЕЛИГИИ, СЧИТАЮТ ЕЕ РАЗНОВИДНОСТЬЮ ИДЕОЛОГИИ: «Спаси, Христос! Кругом одна измена…» (В. Костров). А ведь Иисус Христос был послан не для того, чтобы развязывать чьи-либо политические или идеологические узлы, а спасать весь род человеческий.
2 группа
Есть лирики, умеющие говорить о высоком без наивного восторга и без досадной для читателя напыщенности. Они составляют вторую группу поэтов (это покойный Юрий Кузнецов, Нина Карташева, Николай Рачков, Инна Лиснянская, Новелла Матвеева, Глеб Горбовский, Денис Коротаев, Владимир Скиф, Татьяна Смертина, Юрий Лощиц, Мария Аввакумова, Олеся Николаева, Светлана Кекова, Надежда Веселовская и др.)
Их лирика относится к творчеству ПРАВОСЛАВНО-СОЗЕРЦАТЕЛЬНОГО ТИПА, которое «создается приверженцами православной традиции, но не ревнителями, а участливыми наблюдателями и созерцателями ее; их жизнь протекает не внутри церковной традиции, а вне ее, хотя и в согласии с основными духовными импульсами, порождаемыми ею. Данный вариант духовной лирики сопровождается сложной мировоззренческой эволюцией, мотивами исканий и сомнений, борьбы веры и неверия при безусловной устремленности к высшему началу, тяготеет к индивидуально-авторскому преломлению духовной традиции, а не к всецелому, канонически строгому, всепроникающему погружению в нее как в единственно возможный способ духовно-телесного существования» (Н.Гордиенко).
В надзвёздном царственном эфире,
Где дух на троне, а не плоть,
Один, один безгрешный в мире
Всемилостивый наш Господь.
В руках, как дивное сказанье,
Наполненная по края,
Сияет чаша со слезами,
И это Родина моя. (Николай Рачков)
Новелла Матвеева более эмоциональна, она живо откликается на события и факты, которые имеют внутренний, сакральный смысл. Когда Анатолий Чубайс, один из вождей и идеологов наших либералов, заявил о своей ненависти к Ф.М. Достоевскому – тут же появилось и стихотворение поэтессы:
Ганечка Иволгин грянулся в обморок, но –
В пламя камина за кипой деньжищ не полез.
Гордый. А эти полезли бы. Им всё равно.
Помнишь, в начале тупых девяностых годов
Эти – полезли. А кто и сегодня готов…
Странная «гордость» однако у этих скотов!
И к Достоевскому – странный у них интерес…
Матвеева понимает: зло сидит не только в собственной личности, оно вообще персонифицировано, и борьбу с ним вести необходимо – как внутреннюю, так и внешнюю:
Все грешны. Всех уравнять бы,
Кажись, по общему сходству?
Но кто-то грех ненавидит,
А кто-то – рад греховодству.
(Новелла Матвеева)
Самая заметная поэтесса, сражающаяся и сегодня на «внешних рубежах», – Нина Карташева. Печататься она стала в 1990 году.
«Это еще были такие времена, – рассказывает Карташева, – когда слово «Бог» писали с маленькой буквы, а слово «Воскресение» было известно только, как день недели. Потом был разрушен коммунистический режим. Все смешалось, и в этом смешении могли разобраться только посвященные. А бывшие советские атеистически воспитанные люди поверили во все: и в экстрасенса Кашпировского, и в НЛО… И вот тогда я, опять же почти помимо моей воли, решила, то есть не решила, а Бог привел, нести мое простое православное слово людям – и я вышла на это служение. И жить мне стало гораздо труднее и страшнее. Но я благодарна Богу, если хоть один человек, читая мои стихи, открыл для себя мир Божьего чуда, молитвы и радости православной веры. В России ныне царствует власть денег, деньги в чужих руках. Русские вновь унижены и обобраны, русских все меньше, в России поселяются кавказцы, среднеазиаты, неудивительно, что их становится больше и больше, для них другие условия. И они сплочены, помогают своим. Русские должны также помогать своим, где бы они ни были, мы кровные сродники» (Нина Карташова).
Помогите тому, кто слабее.
Русский русского да не покинет,
И в беде своего пожалеет,
Не забудет и не отринет.
«– Нина, как Вы, будучи православной христианкой, относитесь к Вашему поэтическому дару?
– На этот вопрос ответить и просто, и сложно. Понять меня сможет только верующий человек. Талант у всех от Бога. Но этим талантом во чтобы то ни стало старается завладеть противобог, за талантливым человеком ходит не один бес, а семеро, бороться с ними очень тяжело, если нет помощи Бога и Его светлых ангелов. А к Богу обращаться не все таланты хотят. Поэтому в ХХ веке, и ныне, так мало духовных поэтов и писателей, стихотворцев я не считаю, даже если они и пишут православно, но бездарно. Бог одаряет одного из тысячи. Конечно, сатана тут же платит гонорар долларами и рублями, если поэты служат ему, воспевая измену, жестокость и прочие прелести. Бог же с платой, хоть и медлит, но уж Его награда не сравнится с долларами, ибо это красота и жизнь, свет и любовь. Только в них судьба России. Тогда и хлеб насущный приложится.
Время сейчас гораздо страшнее и коварнее советского. Сказано: не бойтесь убивающих тело, бойтесь убивающих душу. С телом уже расправились, теперь враги рода человеческого покусились на душу.
Вождя не вижу в русском стане,
Терпенье и бесплатный труд.
С двойным гражданством россияне
За экстремизм меня сметут.
Но все же я смиренным слогом
Напомню русским об одном:
Смиряться надо перед Богом,
Но не смиряться перед злом.
Бороться со злом – вот нравственное кредо Нины Карташевой: «Даже наши лучшие православные христианские качества враги Божии и враги России стараются приспособить к себе. Нас, рабов Божиих, они хотят превратить в рабов для себя: “Смиряйтесь, терпите!”. Но, дорогие мои, смиряться мы должны перед Богом; перед врагами смиряться – сугубый грех. Любить их можно, но смиряться, позволять им делать бесчинства – это грех. Наступили те времена, когда компромиссы уже неприемлемы, уже нельзя ладить. Середины между злом и добром не может быть» .
Мысли Н. Карташовой перекликаются с программными заявлениями Валентина Распутина: «Национальную идею искать не надо, она лежит на виду. Это правительство наших, а не чужих национальных интересов, восстановление и защита традиционных ценностей, изгнание в шею всех, кто развращает и дурачит народ, опора на русское имя, которое таит в себе огромную, сейчас отвергаемую силу, одинаковое государственное тягло для всех субъектов Федерации. Это покончить с обезьяньим подражательством чужому образу жизни, остановить нашествие иноземной уродливой «культуры», создать порядок, который бы шёл по направлению нашего исторического и духовного строения, а не коверкал его»
В отличие от светской лирики (на самом деле атеистов среди подлинных русских патриотов очень мало), Нина Карташева призывает к действию, к сопротивлению:
В беспамятстве время от крови и слез,
Бесчинствуют новые тати…
Великомученик-великоросс
И всякий народ! Вставайте.
……………….
Не верьте этим господам,
Хоть крест они теперь целуют,
И строят храм, но стыд и срам,
Рубли сиротские воруют.
А Бог не жертвы просит, нет!
Он милости от сердца хочет,
Не толковать Его Завет,
А исполнять. И не порочить.
А эти господа всегда,
Еще товарищами были,
Героев славили труда,
Но сами по труду не жили.
Исчезнут снова, яко дым.
Ложь не исправить новой ложью.
Не приспособить Церковь к ним,
Она еще покуда Божья.
……………………..
Нет, я люблю не битву, а уют,
Детей, наряды, музыку, природу.
Да только жить спокойно не дают,
Конец готовят Русскому Народу.
Но за уют я не пойду в полон,
Напрасно ворон надо мною кружит.
Как испокон я встала у икон,
Сняла кольцо, чтоб ты купил оружье.
Земная брань – отражение битвы небесной. Нина Карташева предчувствует победу, в грохоте «окаянных дней» она слышит горний голос:
Богородица очи открыла:
«У Христа вы остались одни.
Только русская вера и сила
Победит окаянные дни».
3 группа
В третью группу духовной поэзии входят православные поэты, искренне и глубоко верующие и понимающие, что «духовный стих по своему религиозному содержанию стоит вне текущих мелочей действительности» . Творчество этих авторов, «живущих внутри духовной традиции, иначе можно назвать ПРАВОСЛАВНО-ВОЦЕРКОВЛЁННОЙ ПОЭЗИЕЙ. Доминантой их мировоззрения является не просто религиозное, но церковное сознание, воссоздание самой реальности Церкви как высшей ценности бытия. Характерные особенности православно-воцерковлённого типа поэзии – ВНУТРЕННЯЯ ПРИЧАСТНОСТЬ К ЛИТУРГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ, ДУХОВНОЙ ПРАКТИКЕ МОЛИТВЫ, ОПЫТУ ОТЦОВ ЦЕРКВИ, использование иконического пространства и литургического времени» (Ф.Буслаев)
К ним относятся иеромонах Роман (Матюшин), А. Васильев, М. Дьяконова, священник Дмитрий Дудко, священник Андрей Кононов, священник Андрей Логвинов, диакон Владимир Нежданов и др. Веру они ставят выше искусства:
Когда этот воздух заполнится серой
И страшною правдой заменится ложь,
Безверие наше закончится верой,
Искусством, художник, тогда не тревожь.
Пространство и время свернутся, как свиток,
В котором искусство – ковровый искус
Из тонких, как нервы, изотканный ниток,
Что в левую руку возьмет Иисус.
(А. Васильев)
Васильев, вероятно, говорит здесь не о литературе, а о беллетристике, пленяющей изяществом, красивым обманом, воспевающей страсть. Страсть чаще всего – привычка к греху, наслаждение им, любовь же – не только отношения полов, это благородное чувство имеет всеобщий характер, мы просто забыли о первоначальном значении этого слова. В древнерусской литературе и русской классике XIX века этика и эстетика всегда были неразрывно связаны, этико-эстетическая целостность художественного произведения была важнейшей приметой единства формы и содержания. Если же говорить не о беллетристике, а о великой традиции русской литературы, проповеднической по своему характеру (Д.С. Лихачев), то она способна помочь человеку на путях постижения истины. Поэтов третьей группы объединяет нечто большее: мудрость и полнота религиозного чувства. Различие стилей – не показатель, объединяют их идейно-эстетические и тематические координаты.
Так, священник Андрей Логвинов опровергает неверное представление о смирении:
Идёт война, и на войне
Неслыханное к нам вторженье.
А мы как люди – не в цене,
Нас бьют всерьёз, на пораженье.
Тогда – не справилась Орда
С высокой духом Русью древней.
Теперь – разорены деревни,
Содомом стали города.
А где ж защитники – князья,
Вожди, герои, полководцы?
У них свой бизнес, им нельзя,
Их закупили инородцы.
И хоть кресты пронзают высь
И купола блестят в столице,
Кто должен день и ночь молиться –
До сладкой жизни дорвались.
Идёт война, и на войне
Кругом разгром и пораженье.
Но разве умер Бог во мне?!
Но разве умер Бог во мне?!
Но разве умер Бог во мне!!! –
— Он подымает на сраженье.
(А. Логвинов)
Поэт связывает воедино духовную борьбу и внешнее действие, борьбу со злом и его
носителями.
Наиболее известный и оригинальный поэт третьей группы – иеромонах Роман.
Монашеская жизнь для людей, далеких от нее, либо тайна за семью печатями, либо расхожее убеждение, еще более далекое от подлинного ее содержания. Все ограничивается внешней «картинкой»: высокие монастырские стены, черные одежды, войлочные боты марки «Прощай, молодость!», взгляд «не от мира сего» и… и, пожалуй, все. – Да, еще послушание, смирение и еще раз смирение…
Может быть, поэтому не все поняли и приняли поэзию иеромонаха Романа начала ХХI века – смиренный молитвотворец превратился в певца-обличителя пороков и грехов наших. А ведь монах – прежде всего духовный воин. Видно, настал час иного монашеского подвига: воинствующего ревнителя веры, разящего врагов словом правды.
Жизнь будущего отца Романа (в миру Александра Ивановича Матюшина) не предполагала столь резкой смены координат: он родился в 1954 году в селе Рябчевск Трубчевского района Брянской области. «Отец – потомственный крестьянин; мать – учительница, в старости – монахиня Зосима. С 1972 г. иеромонах Роман учился на филологическом факультете Калмыцкого государственного университета, отказался от выпускных экзаменов, работал плотником, рабочим силикатного завода, художественным руководителем во Дворце культуры, учителем музыки в школе. Вехой духовного становления стал 1980, уход в Вильнюсский Свято-Духов монастырь, в 1981 – в Псково-Печерский. Рукоположен в 1983 . Служил в приходах Псковской епархии (пос. Кярово, г. Каменец), с 1993 г. удалился в скит Ветрово. Стихи писал с ранних лет, первая публикация – в районной газете. Зов к монашескому уединению прозвучал еще в юности» (Корольков, А.А.)
Отшельничество иеромонаха Романа непостижимым образом соединило его с нами – стихи были услышаны страдающей Россией. Путь от молитвы к исповеди, а от нее – к проповеди и снова к молитве – стал судьбой миллионов православных. Нераздельность веры и России (Престола Божия) – непреложный закон для иеромонаха Романа:
Любите Родину! Она у нас одна.
В благословенье Господом дана.
У Царственной отнюдь не царский вид,
Но Истину, как некогда хранит.
И пусть себе гогочущие скачут,
Нам Сказано: — Блаженны те, кто плачут.
А значит, есть Надежда и в кручине!
О, Родина! Души моей Святыня!
( 29 – 30 сентября 2003 г. скит Ветрово.)
Отшельник, который сложил множество стихов и песен «для попеченья о запущенной русской душе», как сказал об иеромонахе Романе Валентин Распутин в рассказе «Больница», выслушал в свой адрес немало упреков, но чаще всего этот: «Не монашеское это дело, писать стихи». Ответом всем сомневающимся может стать следующий факт: отец Роман создал свои произведения первой половины 1990-х гг. по благословению Митрополита Иоанна (Ленинградского / Санкт-Петербургского и Ладожского). Книга его стихов «Русский куколь» издана по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.
Молитвенность, «уединенная сосредоточенность, самоуглубленность лирического героя поэзии о. Романа сочетается с активной социальной позицией – например, в гражданских стихах о России, с потребностью в прямом, проповедническом по существу обращении к миру. В этом смысле песнопениям и стихам о. Романа близко то проповедническое начало, которое было коренным свойством отечественной литературы и культуры. Наследуя через века древний жанр духовной проповеди и поучения, поэт-певец творчески использует его, обращаясь к современному человеку»
. В январе 2011 года иеромонах Роман опубликовал рассказ «С того света», в котором дал свою оценку событиям на Манежной площади: «Пост подходит к концу, казалось бы, радоваться надо приближающемуся Рождеству. Да вот узнал о декабрьских событиях, и душа закровоточила: то ли страна уже летит в пропасть, то ли в безвыходнейшем тупике. Кругом корыстолюбие, лукавство, обман. С ног до головы покрылись нравственной проказой, да ещё, ко всем прочим напастям, ветхозаветный плен. А грозовые тучи всё собираются и собираются, готовя народу величайшие потрясения. И по человеческому разумению – нет ни единой возможности выкарабкаться из трясинного тупика.

Ни единой! Несколько дней душу постоянно саднило покаянным воплем: » Господи, спаси ны, погибаем!» И Господь вразумил! И как же вразумил!.. Нет поражения во Христе!» (Роман (Матюшин) 2011).
Я мечтаю поехать (простите монаху мечтанья)
В необъятную даль по Великой и скорбной стране.
И устрою себе, может быть, напоследок, свиданье
С дорогою Отчизной, что видится пленницей мне. (Иер.Роман)
Монах обязан говорить слово правды, в этом он подражает Самому Иисусу Христу:
И подымался ненавистник лжи,
И шёл к царям с великим дерзновеньем,
И говорил — что Бог ему вложил,
И врачевал глаголом отпаденье.
«Мы живём в поразительное время: время великих открытий, великого вырождения, великой лжи – в последнее время! – говорит иеромонах Роман. – Пир у края пропасти захватил всех и вся! Жажда чести, власти, богатства завладела умами и сердцами! Государствами управляют те, кому без грима можно работать в цирке, но клоунада политическая оплачивается больше, и потому шуты с цирковой арены ринулись на арену политическую. Излукавившиеся правдолюбцы, клеймя расизм, без зазрения совести заявляют о «золотом миллиарде», обвиняя фашистов за убийства, поощряют убийства во чреве! Ратуя на словах за здоровье нации, с юных лет навязывают алкоголь, табак, в школах внедряют уроки разврата! Целые народы превращены в телезрителей, фанатов и интернетовских праздношатаек. И стар, и мал кинулись на развлечения! Спорт объявлен национальной идеей!»… (иер. Роман)
Хвалятся общим домом,
Сами живут с охраной,
Пахнущие Содомом
Поводыри баранов.
Православная душа иеромонаха Романа – это одновременно и душа патриота: «Патриотизм – слово святое, ибо этим словом прославляется верность Родине. Измена же осуждена еще в раю» («О богоугодности не нам судить!»). И поэтому его духовная поэзия – в самом высшем смысле поэзия патриотическая:
«– В чем на Ваш взгляд заключается русская национальная идея (идея возрождения нашей многострадальной Родины?
– В воцерковлении. Потому что без возрождения души Родина не возродится. Не коттеджи и иномарки принесли славу России, а русская православная душа, собравшая раздробленные земли, создавшая величайшее духовное богатство. А без души любое тело мертво. Как его ни румянь, как ни забрасывай цветами – покойник есть покойник».
(Из беседы редактора «Трубчевской газеты» Натальи Соболевой с иеромонахом Романом).
Современную православную поэзию часто называют «лирикой русского сопротивления». О каком сопротивлении и противодействии идет речь? – Прежде всего, о сопротивлении потребительскому безумию в ущерб духовности, о разоблачении лжи в условиях информационного вакуума: «Не смиряться перед злом» (Н. Карташева).
Православные поэты понимают свое «служение как пророческое» (Патриарх Кирилл), не имеющее ничего общего с гаданием или предсказанием будущего. Это ощущение, предчувствие, но, как мы знаем из истории литературы, весьма часто сбывающееся в жизни. Поэты прозорливее политиков и философов.
Все империи рушились от падения нравов, от идолопоклонства и забвения духовных начал. Господь выгнал из храма торгующих и менял (банкиров), а мы наш общий храм – Россию – сделали вертепом разбойников. Уже и Патриарх говорит о «духовной агрессии»… Дело обстоит именно так: сумеем ли мы сохранить свою веру, национальные ценности, или погибнем под напором чуждой западной цивилизации?
Сила рождается в немощи. Появится и национальный лидер – только когда созреет само общество, когда атмосфера станет грозовой. Надо искать правду в народе, в церкви, в обычных приходах, скрепляющих собой духовное пространство Руси. «Россия гибнет», – говорят иные, но она не гибнет, она больна. Но эта болезнь – не к смерти.
**********************************************************

© Copyright: Творческая Мастерская Алкоры, 2016
Свидетельство о публикации №116011901617

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Творческая Мастерская Алкоры

Рецензии

Написать рецензию

Спаси Господь за доброе напоминание!
Захотелось перечитать стихи иеромонаха Романа! Люблю его стихи и песни.
Алла, благодарю за публикацию этой статьи!
Наталия Медведева 11.06.2018 15:47 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Творческая Мастерская Алкоры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *