Стихи иеромонах роман

Стихи иеромонах роман

Стихи иеромонаха Романа Матюшина

Александр Григорьевич Раков

ПОЛНОЧНОЕ МОЛЕНИЕ
Когда придется умирать,
Душа начнет перебирать,
На чем бы утвердиться.
Тогда никто не будет мил,
Когда уже не станет сил
Ни плакать, ни молиться.
В потоке непрерывной лжи,
Что называли словом жизнь, —
Забрезжит утешенье.
Не наши громкие слова,
Не велехвальная молва —
Полночное моленье.
Когда при полной тишине,
С иконами наедине,
Благословенным часом,
О целом мире забывал,
Христово Имя призывал,
Дышал Сладчайшим Спасом.
† † †
Чем человек отличен от скота?
Имеет слово? Слабое отличье.
В наш век, когда кругом нечистота,
Скотов словесных — аж до неприличья.
Да ведь и птицы могут говорить, —
Сегодня кто уж только не ученый,
И как царя природы отличить
От попугая или от вороны?
(Немного отвлекусь — не повредит,
Поскольку в жизни всякое бывает,
Не радуйтесь, что птица говорит, —
Хозяин все равно не понимает).
Скоту не свойственно стремленье ввысь,
Не может и не знает, как молиться…
О, человек! Молись! Молись! Молись!
Чтоб невзначай в скота не превратиться.
О, СЛОВО!
О, слово! В таинстве рождаясь,
Таишь в себе родство с былым:
Гнилую душу покидая,
Само становишься гнилым.
О, слово! Духа дохновенье,
Что значишь ты в любой судьбе,
Когда погибель иль спасенье
Зависит от любви к тебе?
Храните слово с колыбели,
Перевивая Чистотой,
Чтоб матери как прежде пели
Напевы Родины Святой.
Спасайте слово всенабатно
От пошлых уст, заморской тли,
Оно воздаст тысячекратно —
Спасением Родной Земли.
† † †
А на ветвях все меньше позолоты,
Хотя трава местами зелена.
И журавли скудеют в перелетах —
Что говорить, предзимье — не весна.
И все же не напрасно было лето,
И не к чему кручина на челе,
Ведь журавленок в дальней части света
Благовествует о родной земле.
† † †
Цель общежительной юдоли
Нам вверена по старине:
Чтоб умерщвлять худую волю,
Не думать о грядущем дне.
Вершину жития родного
Пустынножитель видит в том,
Чтоб дух избавить от земного,
Соединять его с Христом.
Все это было, есть и будет,
Пометили — не тщетен труд.
Есть вехи. …Ну а как же люди,
Что в мире суетном живут?
Какое в мире послушанье?
Поди, в заботах помолись!
…А в мире, если б не роптанье,
Скорбями б многие спаслись.
† † †
Христианин! Какое слово!
В нем Имя Божие звучит,
В нем свет Сияния Христова,
Венец тому, кто устоит!
Христианин! И ад трясется,
Услышав, Кто твой Господин.
Нет выше звания под солнцем,
Чем звание Христианин!
Нет большей Чести быть Христовым!
У каждого надежда есть,
И, если жизнью не готовы,
Хоть смертью оправдаем Честь!
РОССИЯ!
О, сколько ты в себя вместила!
И грусть немеренных равнин,
И причитанья у могилок,
И сирый журавлиный клин.
И почернелые избушки,
И тихие разливы вод,
И деревенские церквушки,
И многостраждущий народ.
И нерастраченную совесть,
И тайну Млечного моста.
Но главная твоя особость —
Тебе не выжить без Христа.
Другим довольно зрелищ, хлеба:
Душа — рабыня кошелька.
Но ты не надышалась Небом,
И потому так велика!
И если вдруг тебя погубят,
То и самим врагам не жить:
Вселенная могилой будет —
Иначе не похоронить.
† † †
Псалтирь Святая многие столетья
О Милости Творца нам говорит.
Давным-давно жил человек на свете,
Был пастухом — пророк возвел в цари.
Блаженны времена, когда пророки
По воле Божьей ставили на трон.

Но мы забыли добрые уроки,
Теперь что ни толпа, то свой Дадон.
Отдав толпе пророческое право,
И Божий глас страстями заглушив,
Мы видим поругание Державы,
Ее величия, ее души.
Пока Псалтирь не станет всенародной,
Пока Держава не вольется в Храм,
Мы так и будем ширью многоводной,
Желанною пиратским кораблям.
† † †
Псалмы, каноны Всенощного бденья…
Кто клонит ухо, понимая суть?
А те, что только взяты от Крещенья,
И вовсе это бремя не несут.
Сплошные обязательства и позы,
Того нельзя, а этого не сметь!
Со всех сторон запреты да угрозы,
Ты должен, должен! — Проще помереть.
Зачем же не по силам возлагаем?
Они — младенцы, что детей корить?
Мы просто их из Храмов выгоняем,
Пытаясь твердой пищею кормить.
И сами-то еще не прожевали…
Но в чем оно — грудное молоко?
Оно в Любви и Свете, чтобы знали —
Сначала Радость, а потом Закон.
Пусть постоят, помолятся, как могут,
По-детски неумело иль без слов,
Тогда окажутся, быть может, с Богом,
И не таким ничтожнейшим числом.
Богослужения не отменяем:
Свечою светится церковный чин.
Но мы-то сами! Разве просвещаем?
Не опаляем ли огнем свечи?
ПОРТРЕТ
Кишинев. Тюрьма. Одна из камер.
Возле нар горюнится портрет:
Дочка, убиенная руками
Той, что родила ее на свет.
Девушка, как Ангел белокрылый,
Впрочем, не о ней печаль у нас.
Горе-мама, что ж ты натворила!
Не себя ль зарезала в тот час?
Что суды! Что эти приговоры!
Дочке было восемнадцать лет…
И глядит на мать немым укором
Душераздирающий потрет.
Скит Ветрово
Газета «Православный Санкт-Петербург»

© Copyright: Александр Григорьевич Раков, 2008
Свидетельство о публикации №108100402708

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Александр Григорьевич Раков

Рецензии

Написать рецензию

Спасибо!Я словом русским освежаюсь,как каплей утренней росы.
Зачем его огнём сжигают перуны западной грозы?.
Зачем сыны-страны опора забыли песни матерей?
Ведь в их любви и разговорах спасенье Родины моей!
С любовью Татьяна.
Татьяна Косых 05.01.2019 09:51 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Александр Григорьевич Раков

/ Разделы сайта / Литературная страничка / Стихи из сборника иеромонаха Романа

Да обретут ищущие!

Не миру судить, не миру и угождаю. Давно порываюсь заградить уста, но опасаюсь к безчисленным грехам своим добавить и грех духоборчества.

Ибо зарывать дары — гневить Дарующего, сокрывать сострадание и благодарение — угашать возженное Духом. Ныне время раздаяния — время врачевания и растления. Много раздаятелей — мало врачевателей. Простирающий руку, взирай, от кого приемлешь! Свято и спасительно подаваемое Десницей Человеколюбца. Грешно и губительно влагаемое супостатом-ненавистником. Один Бог — Истина, Свет, Жизнь, Любовь, Премудрость. Один Господь — Святая Цель всего творения. И любые виды искусства — прежде всего пути, приводящие к Свету или уводящие во мрак. Творящий оправдается или осудится сотворенным. Посему — да будет сотворенное не слуху и зрению, а душе! Не услаждением страстей, а укреплением добродетелей! Горы книг, картин, скульптур принесены в угоду ветхому Адаму — падшему человечеству. Ветхие воспели ветхость, и ветхость покрыла ветхих великою славою.

Велик Гомер, но не Правдой, а баснями, славен Роден, но не Духом, а плотью. И славное пред миром — мерзость пред Господом. Нам же велик и малый, если он указывал путь к Жизни. Сокрушаюсь над зарывающим талант и радуюсь с умножившими оные.

Имущие дарования! Вас одарили не для стяжания праха и восхваления тлена. Не мыльным забавам — дыхание человека, не суете — озарение. Земное слишком быстротечно, чтобы служить земному. Доколе богатиться нищетою? Употребите полученное на врачевание поражённого. Путеводите словом к Слову и образом к Образу! Возвращайте таланты душами Христу! Едините Божие с Богом! Да обретут ищущие, да испиют жаждущие! В этом и оправдание получения, и награда за возвращение.

Большей награды не желает и моё недостоинство.

31 марта 2006 г., скит Ветрово. Иеромонах Роман

+++
Сам Господь нашей жизнью поруган,
Человечество тонет во зле.
Чтобы люди не съели друг друга,
Должен кто-то прощать на земле.
Но Христова дорога к Чертогу
Пролегла в Гефсиманских садах…
Укрепись, подражающий Богу,
Ты помилован им до Суда.

+++
Немало пожили, поверьте,
Познали жизни красоту:
Нет ничего прекрасней смерти,
Когда она ведет к Христу!

+++
Когда прозреешь и поймешь,
Что годы прожиты впустую,
Что созданное миром — ложь,
Тогда возлюбишь жизнь простую.
Все человеческое — тлен.
Забыв о том, что каждый болен,
Мы норовим в блестящий плен:
Чины, дары — печать неволи.
А истина — не в суете,
Не в многословьи-мельтешеньи —
В зверье, растениях, воде —
В том, что не носит искаженья,
Что не испачкала рука,
Что указует путь к иному…
Постой в тиши у родника —
И прикоснешься к неземному.
Благословен полет листа,
Свечение звезды дрожащей…
Вот жизнь, которая чиста,
Другой не знаю настоящей!
Росток
Коль нет ростка — хоть пóтом изойди,
Хоть закопайся голыми руками.
А даст Господь — ты только уследи
Убрать с пути корягу или камень.
Так и душа: нет Божьего ростка —
Любое слово вызовет оскому.
А есть росток — ей хочется вникать
И радостно тянуться к неземному.

+++
Земное застит кругозор.
Когда кругом постройки —
Закроются вершины гор,
Откроются помойки.
Избрали бы другой закон,
И жизнь была бы краше,
Познали бы как велико
Предназначенье наше!
Что говорить, напрасный труд,
Коль жизнь за-ради брашен…
Но лебеди не поплывут
Среди помоек ваших.

+++
Деревни и села, похоже
У братской могилы стоят.
Но женщины в праздники все же,
Как могут, молитвы творят.
О муже, который гуляет,
О сыне, который сидит,
О дочке, что тяжко хворает —
За всех ее свечка горит.
Поплачет, вздохнет с облегченьем,
И вроде не давит беда…
Есть женщины в русских селеньях!
И верим, что будут всегда!

+++
О мире можно только с болью,
Без возношенья говорить:
Он сам смеется над собою,
Что ж над болящим-то язвить?
Но как помочь? Бессилен разум.
Болящий не осознает,
А даже хвалится проказой,
За добродетель выдает.
Молиться. Что же остается?
И верить, и живить мечту,
Что может, кто-нибудь очнется
И с плачем припадет к Христу.
Лисичка
Придя из леса по привычке,
Отец улыбкой согревал:
— Тебе гостинец от лисички, —
Ломоть замерзший подавал.
На нем, не в силах надивиться,
Переливались искры звезд.
— А правда, рыжая лисица?
— А правда, что большущий хвост?
Болтал — не мог остановиться,
Пока он распрягал коня…
Но вот убитую лисицу
Увидел на чужих санях.
И что-то в мире изменилось,
Как будто солнышко зашло.
— За что ее? Чем провинилась? —
Давился горюшком без слов.
И все глядел на бедолагу
(Большущий хвост, а кончик сед)
И, может быть, впервые плакал,
Узнав, что мир жестокосерд.

+++
Человек на наказанье падок,
Ладно, словом, руки-то длинны!
Жалко мне заезженных лошадок,
Этих осужденных без вины.
Видел я, и раною осталось,
И кровавит явью и во сне:
Из последней мочи, надрываясь,
Лошаденка падает на снег.
И колхозник — не своя скотина,
Чем уж только, осерчав, не бил! —
Подымал кнутом и хлобыстиной,
Был бы лом — его б употребил.
Столько лет — а все не заживает!
Ни забыть, ни помнить не могу:
Кроткая батрачка мировая
Бьется от ударов на снегу.

+++
Деревня в снегах затерялась,
Живу бобылем в стороне…
Какая-то велия жалость
Ночами приходит ко мне.
И жизнь, словно книгу, листаю
(О Боже! Какая стезя!),
Все те же страницы читаю —
Казнил бы себя, да нельзя.
Пред всеми душа виновата,
А совесть острее ножа…
Кого-то обидел когда-то,
И даже зверье обижал!
И вроде пытался загладить,
И вроде никто не винит.
Но совесть с душою не ладит,
И сердце щемит и щемит.
Говорят о миллиардах лет,
Дескать, современное ученье.
Разве это факты? Нет и нет!
Это только лишь предположенье.
То убавят миллиардов пять,
То прибавят, да и всем покажут.
Отчего же так не поступать —
Кто и как обратное докажет?
Глупости! Земля совсем юна,
Катаклизмы — за грехи народа!
Жили бы по-Божьи — и она
Не тряслась бы, не вздымала воды.
Подтверди, что мнение — не бред
Мерою, весами — не пору́кой.
Кто измерил миллиарды лет?
Домыслы пустые — не наука!
<26 января 2006>,
скит Ветро́во
***
Господь меня ничем не обделял,
Что говорить, родился не в соломе,
Ни отчима, ни мачехи не знал
И жил в своём, а не в казённом доме.
Да если бы нашли и под кустом
И привезли в казённую палату,
То лишь бы душу встретили с Христом —
И не было бы в мире виноватых.
Сказать по правде — есть что помянуть.
Бывали грозы — многим и не снится.
На то и жизнь, и человечий путь:
Всё время солнце — погорит пшеница.
<24 января 2006>,
скит Ветро́во

***
Довольно воплей истеричных,
Да здравствуют ограниченья!
Дом без морали — дом публичный,
Долой содомские реченья!
В цепях свобода, говорите?
Имею право быть уродом?
Хотите в пропасть? — Как хотите,
Но не поганьте дух народа!
Не призываю строить кельи,
Но жизнь без Бога невозможна:
Земля без Неба — подземелье,
Душа без Божьего — ничтожна!
<10-11 января 2006>,Скит Ветро́во

***
Душа блудницею кочует
По злачным пагубным местам.
Пока Господь не уврачует —
Больной не возлюбить Христа.
Но мы! Хотим ли врачеванья?
Иль это помыслы одне́,
И все́ благие пожеланья
Подобны Лотовой жене?
Нет, двоедушный неисце́лен!
Тот будет падать много крат,
Кто служит словом правой цели
И глазом ко́сится назад.
<11-14 января 2006>,Скит Ветро́во
****
Добро, что всё не в нашей власти,
Иначе бы — полный распад.
Несчастье полезнее счастья —
Немногие так говорят.
Пусть тучи нам солнышко застят,
Уверен — на том и стою:
Не делает личностью счастье —
Победа даётся в бою.
<18 января 2006>,
скит Ветро́во

***
Деревня в снегах затерялась,
Живу бобылём в стороне…
Какая-то велия жалость
Ночами приходит ко мне.
И жизнь, словно книгу, листаю
(О Боже! Какая стезя!),
Всё те же страницы читаю —
Казнил бы себя, да нельзя.
Пред всеми душа виновата,
А совесть острее ножа…
Кого-то обидел когда-то,
И даже зверьё обижал!
И вроде пытался загладить,
И вроде никто не винит.
Но совесть с душою не ладит,
И сердце щеми́т и щеми́т…
<24 января 2006>,
скит Ветрово

***
Дитя пускает пузыри
И смотрит, как на диво,
На краски радуги-зари,
На чудо-переливы.
И счастлив он? Но… посмотри,
И взрослые туда же!
И выдувают пузыри —
Один другого краше.
Нет, пустота — не Красота,
Не в пене совершенство…
Всё, кроме Бога, — суета,
И только в Нём блаженство!
И жизнь — не пузыренье,
А с Богом единенье!
<18 марта 2006

***
Европа — Запад! Не Восток!
Земля Заката, не Восхода.
Какой же смысл, какой же толк
Закатом увлекать народы?
Но и Восход не для души:
Златой телец навис над всеми
И покупает за гроши
Осуетившееся племя.
Одна корысть, куда ни глянь!
Нажива, блуд — кумиры люда.
И душами сбирают дань
В Европе, Азии — повсюду.
Так умолчите, знатоки!
Без ваших выживем усилий:
Самодостаточна Россия,
Пути чужие нам узки!
<21 января 2006>,
скит Ветро́во

***
Есть нечто сокровенное в воде,
Лишь ею живоно́сится природа.
Случайно ли, что более нигде
Нет ничего похожего на воду?
И капли нет в безчисленных мирах!
Но мы к планетам взоры обращаем.
Безумие — в космических песках
Выискивать, что здесь уничтожаем!
Вода запоминает и хранит
Молитву, ругань — всё, что получает,
Меняет свойства, первозданный вид,
И после седмерицей возвращает.
Вода, вода! Ты вовсе не проста́,
Поведало Писание Святое:
— Земля была безвидна и пуста,
И Божий Дух носился над водою.
И нам бы не в галактики глядеть,
А поучиться жить на всём готовом,
И в родниковой, и в любой воде
Хранить дыханье Духа Всесвятого!
<23 октября 2005>,
скит Ветро́во

***
Живи с распахнутой душою,
Встречая зори босиком.
Не можешь стать водой большою —
Будь малым чистым родником.
Живи всегда мечтой высокой,
За всё Творца благодари.
Не можешь стать звездой далёкой —
Хотя б огарком, но — гори!
<25 октября 2005>,
Скит Ветро́во

***
Земное застит кругозор.
Когда кругом постройки —
Закроются вершины гор,
Откроются помойки.
Избрали бы другой закон,
И жизнь была бы краше,
Познали бы как велико
Предназначенье наше!
Что говорить, напрасный труд,
Коль жизнь за-ради брашен…
Но лебеди не поплывут
Среди помоек ваших.
<20 января 2006>,
Скит Ветро́во

***
За всё-за всё благодарю Творца!
За то, что Имя в Небесах Святится,
За то, что воздвигает без конца,
За то, что дал возможность нам молиться!
Молитва — величайший Божий дар,
Явленье Безконечного в немногом!
Святой и грешник, всюду и всегда,
Ты можешь быть не с Ангелами — с Богом!
В неволе, на свободе, страж и тать,
И про себя, и вслух — целись моленьем…
Ещё уста пытаются сказать,
А сердце принимает Утешенье.
Забудут все́ иль в притчах прослыву,
Темница, плаха ли — не возрыдаю:
Не страшен ад, пока душой живу —
Пока молитвой к Богу припадаю!
<29 января 2006>,
скит Ветро́во

***
Земною славой тешиться пред светом —
Порфирородность прахом украшать.
Да потребится имя в мире этом!
Да оживёт для вечности душа!
Пора страды. Изыди, теплохладность:
Огнеподобность — царская печать!
О, Господи, единственная Радость,
Дай трупоносцу Духоносцем стать!
<16 апреля 2006>,
Вход Господень в Иерусалим,
Скит Ветро́во

***
И злоба, и лай отовсюду,
И натиски адовой тьмы…
Россию спасёт только чудо,
Но вымолим чудо ли мы?
<12 декабря 2005>,
скит Ветро́во

***
И верю, и подлинно знаю,
Что жизнь не закончится сном:
Печаль о потерянном Рае
Вещает о мире ином.
Не слышите иль не хотите
Лишаться привычных картин?
Зачем же порою грустите
Без явных для грусти причин?
Но люди, как малые дети,
К забавам — любою ценой,
И глушат вещания эти:
Сердца́ не в ладу с тишиной.
Ужели никто не очнётся
В кругу непутёвых повес?

***
Блажен, чья душа отзовётся
На грустные звуки Небес.
<1-2 января 2006>,
скит Ветро́во
***
И радость, и покой, и мир нисходит в сердце,
И всё на свете можно превозмочь…
Жива твоя душа, коль свет Богомладенца
Так явно осязает в эту ночь…
<7 января 2006>,
скит Ветро́во

***
Имеет велие значенье,
Зачем острил перо поэт —
Или народу в утешенье,
Или хотел забавить свет?
Мир любит пишущих в угоду
И до небес превознесёт,
Но в годы, роковые годы,
Помянет ли его народ?
Пройдут века, вы говорите,
И всё проявится тогда?
Не время лучший выверитель,
А всенародная беда.
И в горький час не запоётся:
«Подымем праздничный бокал…»
Душа словам не отзовётся,
Какой бы гений ни слагал.
И помните — порою злою,
Пред казнью, казнью без суда,
Страдалец пел не «Буря мглою…»,
«Гори, гори, моя звезда…»
<14 января 2006>,
скит Ветро́во

***
И знают — жизнь не безконечна,
Но мнят от старости сбежать
И рвутся к молодости вечной
С одним желанием — прельщать.
Что над собой не вытворяют! —
А толку — на горелый грош.
Морщины, складки выступают —
И вот уже к врачу под нож.
И тот глядится чудодеем,
Раз красотою дарит всех…
Да Чистотою молодеют!
А безобразит, старит грех!
(Хоть безобразие и старость
Отнюдь не сёстры-близнецы.
И старость не всегда усталость,
Об этом знают чернецы).
Всё происходит в сокровенном,
Не годы, а душа виной.
О, сколько юных и растленных
С душою дряхлой и больной!
А старость может быть прекрасной,
Иметь благообразный вид…
Любые лекари напрасны,
Когда душа грехом смердит!
<21 января 2006>,
скит Ветро́во

***
И снова снега колыбелят,
Воздушен и праздничен сад.
И Землю родимую белят
Красой неземной Небеса.
И всюду — великая воля,
Явление тайны святой.
Забытое пахарем поле
Не видит себя сиротой.
О, если бы с тайной сумели
Возвыситься над суетой!
Метите, метите, метели,
Окутайте Русь Чистотой!
<24 января 2006>,
скит Ветро́во
***
И день и ночь метёт, не прекращает,
Знать, солнышку и завтра не бывать.
Но что над суетою возвышает —
Не смею непогодою назвать.
Мы видим сердцем. И чисты́ виденья,
Когда душа исполнена добра.
И благодатно снежное круженье,
И радостны шумящие ветра.
<27 января 2006>,
скит Ветро́во

***
И пот поклонов, и молитвословье,
И прочие посильные труды —
Затем, чтоб сердце наполнялось новью,
Чтоб Дух Святый коснулся с высоты.
Всё ради Духа! Кто тонул, тот знает —
Не в гибнущих спасение от бед:
Барахтанье и крики не спасают,
Они — для привлечения к себе.
Так прииди́, воззри на потопленье
К добру недвижных и едва живых,
Царю Небесный, Боже Утешенья,
Дух Истины, Сокровище Благих!
<27 января 2006>,
скит Ветро́во
***
К чему туга́ и возмущенье?
Беда случилась не сейчас.
Ведь жизнь есть только возращенье
Посеянного детством в нас.
О, попустительный родитель!
О, безотказнейшая мать!
Взлелеян вами потребитель,
Не жить, а горе горевать.
<24 апреля 2005>,
скит Ветро́во

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *