Сражение под прохоровкой фото

Сражение под прохоровкой фото

В советской историографии, Курская битва всегда позиционировалась как закрепление перелома в ходе войны, который произошел под Сталинградом…

Несмотря на художественные преувеличения связанные с Прохоровкой, Курская битва действительно была последней попыткой немцев отыграть ситуацию назад. Воспользовавшись небрежностью советского командования и нанеся крупное поражение Красной Армии под Харьковом в начале весны 1943 года, немцы получили еще один «шанс» разыграть карту летнего наступления по образцам 1941 и 1942 годов.

Но к 1943 году, Красная Армия уже была иной, точно так же как и вермахт, был хуже себя самого двухгодичной давности. Два года кровавой мясорубки не прошли для него даром, плюс проволочка с началом наступления на Курск, сделало сам факт наступления очевидным для советского командования, которое вполне резонно решило не повторять ошибок весны-лета 1942 года и добровольно уступило немцем право начать наступательные действия, дабы измотать их в обороне, а потом громить ослабленные ударные группировки.

В целом реализация этого плана в очередной раз показала насколько сильно вырос уровень стратегического планирования советского руководства со времени начала войны. И в тоже время бесславный конец «Цитадели» в очередной раз показал, проседание этого уровня у немцев, которые пытались переломить тяжелое стратегическое положение заведомо недостаточными средствами.

Собственно даже Манштейн, наиболее толковый немецкий стратег, не питал особых иллюзий по поводу этого решающего для Германии сражения, рассуждая в своих мемуарах, что если бы все сложилось по другому, то можно было бы как-нибудь соскочить с СССР на ничью, то есть фактически признавался, что после Сталинграда речь о победе для Германии вообще уже не шла.

В теории, немцы конечно могли бы продавить нашу оборону и выйти к Курску, окружив пару десятков дивизий, но даже в этом чудесном для немцев раскладе, их успех не приводил их к решению проблемы Восточного фронта, а лишь вел к отсрочке перед неизбежным концом, ибо военное производство Германии к 1943 году уже явно уступало советскому, а необходимость заделывать «итальянскую дыру», не давало возможности собрать сколь-нибудь крупных сил для ведения дальнейших наступательных действий на Восточном фронте.

Но наша армия не позволила немцам потешить себя иллюзией даже такой победы. Ударные группировки были обескровлены в ходе недели тяжелых оборонительных боев, а затем уже покатился каток нашего наступления, который начиная с лета 1943 года было практически не остановить, сколько бы немцы в дальнейшем не упирались.

В этом плане Курская битва действительно является одной из знаковых битв Второй мировой войны, причем не только за счет масштабов сражения и задействованных миллионов солдат и десятков тысяч единиц боевой техники. В ней было окончательно продемонстрировано всему миру и прежде всего советскому народу, что Германия обречена.

Вспомните сегодня всех тех, кто погиб в этой эпохальной битве и тех, кто выжил в ней, дойдя от Курска до Берлина.

Ниже — подборка фотографий Курской битвы.

Командующий Центральным фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский и член Военного совета фронта генерал-майор К.Ф. Телегин на передовых позициях перед началом битвы на Курской дуге. 1943 год.

Советские сапёры устанавливают противотанковые мины ТМ-42 перед передним краем обороны. Центральный фронт, Курская дуга, июль 1943 года

Переброска «Тигров» для операции «Цитадель».

Манштейн и его генералы «за работой».

Немецкий регулировщик. Сзади гусеничный тягач RSO.

Строительство оборонительных сооружений на Курской Дуге. Июнь 1943.

На привале.

Накануне Курской битвы. Обкатка пехоты танками. Красноармейцы в окопе и танк Т-34, который преодолевает окоп, проходя над ними. 1943 год.

Немецкий пулеметчик с MG-42.

Пантеры» готовятся к операции «Цитадель».

Самоходные гаубицы «Веспе» («Wespe») 2-го батальона артиллерийского полка «Великая Германия» на марше. Операция «Цитадель», июль 1943 года.

Немецкие танки Pz.Kpfw.III перед началом операции «Цитадель» в советском селе.

Экипаж советского танка Т-34-76 «Маршал Чойбалсан» (из танковой колонны «Революционная монголия») и приданный десант на отдыхе. Курская дуга, 1943 год.

Перекур в немецких окопах.

Крестьянка рассказывает советским разведчикам о расположении вражеских частей. К северу от города Орла, 1943 год.

Старшина В. Соколова, санинструктор истребительно-противотанковых артиллерийских частей Красной Армии. Орловское направление. Курская дуга, лето 1943 года.

Немецкая 105-мм САУ «Веспе» (Sd.Kfz.124 Wespe) из 74-го полка самоходной артиллерии 2-й танковой дивизии вермахта, проезжает рядом с брошенным советским 76-мм орудием ЗИС-3 в районе города Орел. Немецкая наступательная операция «Цитадель». Орловская область, июль 1943 года.

«Тигры» идут в атаку.

Фотокорреспондент газеты «Красная Звезда» О. Кнорринг и кинооператор И. Малов ведут съемку допроса пленного обер-ефрейтора А. Баушхофа, добровольно перешедшего на сторону Красной Армии. Допрос ведет капитан С.А. Миронов (справа) и переводчик Ионес (в центре). Орловско-Курское направление, 7 июля 1943 года.

Немецкие солдаты на Курской дуге. Сверху видна часть корпуса радио-управляемого танка B-IV.

Уничтоженные советской артиллерией немецкие танки-роботы B-IV и танки управления Pz.Kpfw. III (один из танков имеет номер F 23). Cеверный фас Курской дуги (у деревни Глазуновка). 5 июля 1943 года

Танковый десант сапёров-подрывников (sturmpionieren) из дивизии СС «Дас Райх» на броне штурмового орудия StuG III Ausf F. Курская дуга, 1943 год.

Подбитый советский танк Т-60.

Горит САУ «Фердинанд». Июль 1943, село Поныри.

Два подбитых «Фердинанда» из штабной роты 654-го батальона. Район станции Поныри, 15-16 июля 1943 года. Слева штабной «Фердинанд» № II-03. Машина была сожжена бутылками с керосиновой смесью после того, как снарядом у нее повредило ходовую часть.

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд», уничтоженное прямым попаданием авиабомбы с советского пикирующего бомбардировщика Пе-2. Тактический номер неизвестен. Район станции Поныри и совхоза «1 мая».

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд», бортовой номер «723» из состава 654-го дивизиона (батальона), подбитое в районе совхоза «1-е мая». Снарядными попаданиями разрушена гусеница и заклинено орудие. Машина входила в «ударную группу майора Каль» в составе 505-го тяжелого танкового батальона 654-го дивизиона.

Танк принадлежит 503-му тяжёлому танковому батальону, снят 15 июля 1943 года.

Танковая колонна движется к фронту.

Тигры» из состава 503-го тяжелого танкового батальона.

Катюши ведут огонь.

Танки «Тигр» танковой дивизии СС «Дас Райх».

Рота американских танков М3с «Генерал Ли», поставлявшихся в СССР по ленд-лизу, выдвигается к переднему краю обороны советской 6-й гвардейской армии. Курская дуга, июль 1943 года.

Советские солдаты у подбитой «Пантеры». Июль 1943.

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд», бортовой номер «731», номер шасси 150090 из состава 653-го дивизиона, подорванная на мине в полосе обороны 70-й армии. Позднее эта машина был отправлена на выставку трофейной техники в Москву.

САУ Су-152 майора Санковского. Его экипаж уничтожил в первом бою во время Курской битвы 10 танков противника.

Танки Т-34-76 поддерживают атаку пехоты на Курском направлении.

Советская пехота перед подбитый танком «Тигр».

Колонна немецких танков Pz.Kpfw. III движется к полю боя. Курская дуга, 17 июля 1943 года.

Атака Т-34-76 под Белгородом. Июль 1943.

Брошенные под Прохоровкой неисправные «Пантеры» 10-й «пантербригады» танкового полка фон Лаухерта.

Немецкие наблюдатели следят за ходом боя.

Советские пехотинцы прикрываются корпусом разрушенной «Пантеры».

Советский миномётный расчёт меняет огневую позицию. Брянский фронт, Орловское направление. Июль 1943 года.

Гренадер СС смотрит на только что подбитый Т-34. Вероятно он был уничтожен одной из первых модификаций «Панцерфауста», которые впервые получили широкое применение на Курской дуге.

Подбитый немецкий танк Pz.Kpfw. V модификации D2, подбитый в ходе операции «Цитадель» (Курская дуга). Эта фотография интересна тем что на ней присутствует подпись — «Ильин» и дата «26/7». Вероятно, это фамилия командира орудия, подбившего танк.

Передовые подразделения 285-го стрелкового полка 183-й стрелковой дивизии ведут бой с противником в захваченных немецких окопах. На переднем плане тело убитого немецкого солдата. Курская битва,10 июля 1943 года.

Саперы дивизии СС «Лейб штандарт Адольф Гитлер» у подбитого танка Т-34-76. 7 июля, район деревни Пселец.

Советские танки на рубеже атаки.

Подбитый немецкий средний танк Pz Kmfw. III Ausf J — 12-15 июля, село Поныри.

Подбитые танки Pz IV и Pz VI под Курском.

Пилоты эскадрильи «Нормандия-Неман».

Отражение танковой атаки. Район деревни Поныри. Июль 1943.

Подбитый «Фердинанд». Рядом валяются трупы его экипажа.

Артиллеристы ведут бой.

Пехота контратакует под прикрытием тяжелого танка КВ-1. Июль 1943.

Подбитая немецкая техника во время боев на Курском направлении.

Немецкий танкист осматривает след от попадания в лобовую проекцию «Тигра». Июль, 1943 год.

Красноармейцы рядом с сбитым пикирующим бомбардировщиком Ю-87.

Подбитая «Пантера». В виде трофея доехала до Курска.

Пулеметчики на Курской дуге. Июль 1943.

САУ Мардер III и панцергренадеры на исходном рубеже перед атакой. Июль 1943.

Разбитая «Пантера». Башню сорвало взрывом боезапаса.

Горящая немецкая САУ «Фердинанд» из состава 656-го полка на Орловском фасе Курской дуги, июль 1943 года. Фото сделано через люк механика-водителя танка-управления Pz.Kpfw. III танками-роботами Б-4.

Советские солдаты у подбитой «Пантеры». В башне видна огромная пробоина от 152-мм «Зверобоя».

Сгоревшие танки колонны «За Советскую Украину». На сорванной взрывом башне просматривается надпись «За Радянську Украину» (За Советскую Украину).

Убитый немецкий танкист. На заднем плане советский танк Т-70.

Советские солдаты осматривают подбитую в ходе Курской битвы немецкую тяжёлую самоходно-артиллерийскую установку класса истребителей танков «Фердинанд» (Ferdinand). Фото также интересно раритетным для 1943 года стальным шлемом СШ-36 на солдате слева.

Советские солдаты у подбитого штурмового орудия Stug III.

Уничтоженный на Курской дуге немецкий танк-робот B-IV и немецкий мотоцикл с коляской BMW R-75. 1943 год.

САУ «Фердинанд» после детонации боезапаса.

Расчет противотанкового орудия ведет огонь по вражеским танкам. Июль 1943.

На снимке подбитый немецкий средний танк PzKpfw IV (модификации H или G). Июль 1943.

Командир танка Pz.kpfw VI «Тигр» №323 3-й роты 503-го батальона тяжелых танков унтер-офицер Фютермайстер (Futermeister) показывает след от советского снаряда на броне своего танка штабс-фельдфебелю Хайдену (Heiden). Курская дуга, июль 1943 года.

Постановка боевой задачи. Июль 1943.

Пикирующие фронтовые бомбардировщики Пе-2 на боевом курсе. Орловско-белгородское направление. Июль 1943.

Буксировка неисправного «Тигра». На Курской дуге, немцы несли значительные потери вследствие небоевых поломок своей техники.

Т-34 идет в атаку.

Захваченный полком «Дер Фюрер» дивизии «Дас Райх» британский танк «Черчипль» поставлявшийся под ленд-лизу.

ПТ-САУ Мардер III на марше. Операция «Цитадель», июль 1943.

а переднем плане справа подбитый советский танк Т-34, дальше у левого края фото немецкий Pz.Kpfw. VI «Тигр», вдалеке еще один Т-34.

Советские бойцы осматривают взорванный немецкий танк Pz IV ausf G.

Бойцы подразделения старшего лейтенанта А. Бурака при поддержке артиллерии ведут наступление. Июль 1943 года.

Немецкий военнопленный на Курской дуге у разбитой 150-мм пехотной пушки sIG.33. Справа лежит убитый немецкий солдат. Июль 1943 года.

Советский лейтенант угощает пленных немцев сигаретами. 17 июля 1943.

Орловское направление. Бойцы под прикрытием танков идут в атаку. Июль 1943.

Немецкие части, в составе которых трофейные советские танки Т-34-76, готовятся к атаке во время Курской битвы. 28 июля 1943 года.

Солдаты РОНА (Русская освободительная народная армия) среди пленных красноармейцев. Курская дуга, июль-август 1943 года.

Советский танк Т-34-76 подбитый в деревне на Курской Дуге. Август, 1943.

Под обстрелом противника танкисты вытаскивают подбитый Т-34 с поля боя.

Немецкий танк «Тигр» №211 в районе Белгорода. 1 августа 1943 года.

Советские бойцы поднимаются в атаку.

Офицер дивизии «Великая Германия» в окопе. Конец июля-начало августа.

Солдаты СС снимают с брони раненного коллегу. 1 августа 1943.

Участник боев на Курской дуге разведчик, гвардии старший сержант А.Г. Фролченко (1905 — 1967), награжденный орденом Красной звезды (по другой версии, на фото запечатлен лейтенант Николай Алексеевич Симонов). Белгородское направление, август 1943 года.

Колонна немецких пленных захваченных на Орловском направлении. Август 1943.

Немецкие солдаты из состава войск СС в окопе с пулеметом MG-42 во время операции «Цитадель». Курская дуга, июль-август 1943 года.

Слева зенитная самоходная установка Sd.Kfz. 10/4 на базе полугусеничного тягача с 20-мм зенитной пушкой FlaK 30. Курская дуга, 3 августа 1943 года.

Священник благословляет советских солдат. Орловское направление, 1943 год.

Подбитый в районе Белгорода советский танк Т-34-76 и убитый танкист.

Колонна пленных немцев в районе Курска.

Захваченные на Курской дуге немецкие противотанковые пушки PaK 35/36. На заднем плане советский грузовик ЗиС-5, буксирующий 37-мм зенитное орудие 61-к. Июль 1943 года.

Солдаты 3-й дивизии СС «Тотенкопф» («Мёртвая голова») обсуждают план оборонительных действий с командиром «Тигра» из состава 503-го батальона тяжёлых танков. Курская дуга, июль-август 1943 года.

Пленные немцы в районе Курска.

Командир танка, лейтенант Б.В. Смелов показывает пробоину в башне немецкого танка «Тигр», подбитого экипажем Смелова, лейтенанту Лихнякевичу (подбившему в последнем бою 2 фашистских танка) . Эту пробоину сделал обычный бронебойный снаряд из 76-миллиметрового танкового орудия.

Старший лейтенант Иван Шевцов рядом с подбитым им немецким танком «Тигр».

Трофеи Курской битвы.

Немецкое тяжёлое штурмовое орудие «Фердинанд» 653-го батальона (дивизиона), захваченное в исправном состоянии вместе с экипажем солдатами советской 129-й Орловской стрелковой дивизии. Август 1943 года.

Жители Белгорода приветствуют советских солдат, сидящих на танке Т-34, август 1943 года.

Орел взят.

89-я стрелковая дивизия вступает в освобожденный Белгород.

Победный салют.

1943 год в фотографиях


Продолжение серии подборок фотографий, посвященных Великой Отечественной войне. Предыдущие серии: 1942 год в фотографиях;
1941 год в фотографиях…

Бронебойщики меняют позицию. 1943 г.
Стрельба из противотанкового ружья очень заметна для противника (пламя и клубы пыли, поднятые мощным выстрелом), приходится часто менять позиции.

Артиллерия на марше. Лето 1943 г.

Зенитчики на боевой позиции. 1943 г.

Летчик-штурмовик майор Ломанцев. Май 1943 г.

Советская пехота при поддержке танков ведет бой за Белгород.
5 августа 1943 года в ходе Курской битвы Белгород и Орел освобождены от фашистских захватчиков, в честь этого события впервые за всю войну дан салют на Красной Площади, оба города получили неофициальное звание «Город первого салюта», Верховный Главнокомандующий впервые присвоил особо отличившимся в боях частям и соединениям почётные наименования «Орловских» и «Белгородских».

Москва салютует Освобождению Белгорода и Орла.

Пехота под прикрытием танка идет в атаку. 1943 г.
Кочующая реактивная установка БМ-13 готовится к бою. Ноябрь 1943 г. БМ-13Н на шасси Studebaker US6 в народе зовется «Катюша». Вообще в начале войны ее часто называли «Раиса Сергеевна», от РС (реактивный снаряд), немцы называли «Сталинский орган» (за сходство с этим музыкальным инструментом), правильное название — Гвардейский реактивный миномёт.
Также применялись «Катюши»: БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 и БМ-31-12 на шасси ЗИС-12.
Захваченный у немцев на Курской дуге 6-ствольный реактивный миномет «Nebelwerfer», 1943 г.
Крайне неудачный вариант этого нового вида вооружения. немцы свой реактивный миномет именовали тоже ласково — «Ванюша», у советских солдат получил прозвище «ишак», за звуки, издаваемые при пуске ракет.
Немецкие самолеты направляются бомбить Орел.
Немецкие солдаты перетаскивают орудие.
Переброска немецко-фашистских войск в район Курской дуги, 1943 г.
Немецкая техника. Сражение под Прохоровкой. Июль 1943 г.
Считается одним из крупнейших в военной истории сражением с применением бронетанковых сил, под Прохоровкой была подавлена последняя попытка немцев перейти в наступление.
Подбитая немецкая самоходка Фердинанд в районе Курской дуги.
Подбитые немецкие самоходные установки Фердинанд в районе Курской дуги.
Советские артиллеристы ведут бой. Курская дуга. Лето 1943 г.
Советские бронебойщики сражаются с немецкими танками.
Советские танки на рубеже атаки. Район Курской дуги, апрель 1943 Г.
Операция «Искра», прорыв блокады Ленинграда.
Операция «Искра», артподготовка перед наступлением.
Окончательный прорыв блокады произошел 18 января 1943 года. В 9 часов утра на восточной окраине Рабочего поселка номер один встретились бойцы 327-й дивизии Волховского фронта и 123-й отдельной стрелковой бригады Ленинградского фронта. На месте встречи командирами этих подразделений был составлен Акт, подтверждающий факт окончательного прорыва блокады.
Ленинград зимой 1943-го, прорыв блокады существенно облегчил положение города, но до полного решения продовольственных и других первостепенных проблем было еще далеко.
Встреча долгожданных освободителей. Город Карачев.
Встреча советских воинов в освобожденном Брянске. 17 сентября 1943 г.
Брянск был оккупирован с 6 октября 1941 года по 17 сентября 1943 года.
Выдача хлеба по карточкам в московской булочной. 1943 г.
В освобожденном Харькове. Август 1943 г.
В ходе Курской битвы немцы пытались остановить советское наступление в районе Харькова, немцы наносили контрудары силами спешно собранной группировки, в состав которой входили 3-я дивизия и части дивизий СС «Тотенкопф», «Дас Райх» и «Викинг», что замедлило советское наступление, но не смотря на это 30 августа Харьков был полностью освобождён.
Возвращение в родные края…
Смоленская область, октябрь 1943.
Жители Орла встречают воинов Красной Армии. 5 августа 1943 г.
Жители возвращаются в освобожденный Смоленск. Сентябрь 1943 г.
Дневной киносеанс на передовой.
Дети войны. 1943 г.
Пленный немец, Район Курска. Лето 1943 г.

Кладбище немецких оккупантов в центре города Брянска. Октябрь 1943 г.
На пепелище родного дома. Смоленская область, октябрь 1943 г.
Поле битвы снова становится полем жатвы, надо только убрать обломки техники и разминировать невзорвавшиеся бомбы и мины. Украина, 1943 г.
При отступлении немцев. Прошел поезд со специальным шпалорезом.
Сапер обезвреживает немецкие мины. Лето 1943 г.
Местное население на строительстве железной дороги Оскол-Ржа.
Советские разведчики ведут захваченных пленных.
Советский пулеметчик.
Разведчик, гвардии сержант А.Г. Фролченко.
Трупы замученных гитлеровцами пленных красноармейцев.
Пикирующие бомбардировщики Пе-2 на боевом задании. 1943 г.
Немецкие артиллеристы в боях за Новороссийск.
Командир торпедного катера И. Хабаров. Черноморский флот. 1943 г.
После срыва советскими войсками замысла немецкого командования по проведению на Кавказе операции «Эдельвейс» немцы решили овладеть Новороссийском и далее производить наступление вдоль побережья Чёрного моря по направлению к Батуми и изолировать Кавказ и с моря и с севера.
Для выполнения этой задачи предназначалась 17-я полевая армия группы армий «А». Но планы эти также застопорились в самом начале, немецкие войска надолго застряли в Новороссийске. В ходе продолжительных уличных боев большая часть города была захвачена, но в ночь на 4 февраля, южнее Новороссийска, в район Мысхако высадился десант моряков численностью 274 человека, захвативший плацдарм (впоследствии «Малая земля»), который удерживался 225 дней, до полного освобождения города. 16 сентября 1943 года.
Колонна пленных немцев в районе Курска. 1943 г.

Танковое сражение под Прохоровкой. Великая Отечественная война

Масштабное танковое сражение под Прохоровкой являлось оборонительной фазой Курской битвы. Это противостояние с применением бронетехники двух сильнейших на то время армий – советской и германской — до сих пор считается одним из самых крупных в военной истории. Командование советскими танковыми соединениями осуществлял генерал-лейтенант Павел Алексеевич Ротмистров, а немецкими – Пауль Хауссер.

Накануне сражения

В начале июля 1943 года советскому руководству стало известно, что основной удар немцев придется на Обоянь, а вспомогательный будет направлен на Корочу. В первом случае наступление велось вторым танковым корпусом, в состав которого входили дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх». Им удалось буквально за несколько дней прорвать две линии советской обороны и приблизиться к третьей, расположенной в десяти километрах к юго-западу от железнодорожной станции Прохоровка. Она находилась в то время на территории совхоза «Октябрьский» Белгородской области.

Немецкие танки под Прохоровкой появились 11 июля, преодолев при этом сопротивление одной из советских стрелковых дивизий и второго танкового корпуса. Видя такую ситуацию, советское командование направило в этот район дополнительные силы, которые смогли наконец остановить противника.

Было принято решение о необходимости нанесения мощного контрудара, направленного на полное уничтожение вклинившихся в оборону бронетанковых корпусов СС. Предполагалось, что в этой операции примут участие три гвардейские и две танковые армии. Но быстро меняющаяся обстановка внесла в эти планы свои коррективы. Оказалось, что в контрударе с советской стороны будут участвовать только одна 5-я гвардейская под командованием А. С. Жадова, а также 5-я танковая армии во главе с П. А. Ротмистровым.

Полномасштабное наступление

Чтобы хоть немного оттянуть силы Красной Армии, сосредоточенные на Прохоровском направлении, немцы подготовили удар в районе расположения 69-й армии, выступив из Ржавца и направившись на север. Здесь один из фашистских танковых корпусов начал наступать, пытаясь прорваться с южной стороны к искомой станции.

Так началось полномасштабное сражение под Прохоровкой. Дата его начала – утро 12 июля 1943 года, когда в штаб 5-й танковой армии П. А. Ротмистрова поступило сообщение о прорыве значительной группировки немецких бронемашин. Оказалось, что около 70 единиц вражеской техники, зайдя с юго-запада, с ходу овладели селами Выползовка и Ржавец и стремительно движутся дальше.

Начало

Для того чтобы остановить противника, была наскоро сформирована пара сводных отрядов, которыми поручили командовать генералу Н. И. Труфанову. Советская сторона смогла выставить до сотни танков. Вновь созданным отрядам пришлось почти сразу же ринуться в бой. Весь день в районе Рындинки и Ржавца продолжалось кровопролитное сражение.

Тогда практически все понимали, что битва под Прохоровкой решала не только исход этого боя, но и судьбу всех частей 69-й армии, войска которой оказались в полукольце вражеского окружения. Поэтому было неудивительно, что советские солдаты проявляли поистине массовый героизм. Взять хотя бы подвиг противотанкового взвода ст. лейтенанта К. Т. Поздеева.

Во время очередной атаки в сторону его позиции устремилась группа фашистских танков с автоматчиками на борту численностью в 23 машины. Завязался неравный и кровопролитный бой. Гвардейцам удалось уничтожить 11 танков, тем самым не позволив остальным вклиниться в глубь собственного боевого порядка. Надо ли говорить, что почти все воины этого взвода погибли.

К сожалению, невозможно в одной статье перечислить имена всех героев, которых забрало то танковое сражение под Прохоровкой. Кратко хочется отметить хотя бы нескольких из них: рядовой Петров, сержант Черемянин, лейтенанты Панарин и Новак, военфельдшер Кострикова, капитан Павлов, майор Фалюта, подполковник Гольдберг.

К концу следующего дня сводному отряду удалось выбить фашистов и взять населенные пункты Рындинка и Ржавец под свой контроль. В результате выдвижения части советских войск получилось полностью локализовать тот успех, которого чуть ранее достиг один из немецких танковых корпусов. Таким образом, своими действиями отряд Труфанова сорвал крупное наступление фашистов и предотвратил угрозу захода противника в тыл 5-й танковой армии Ротмистрова.

Огневая поддержка

Нельзя сказать, что бои на поле под Прохоровкой проходили исключительно при участии танков и самоходных орудий. Артиллерия с авиацией тоже сыграли здесь не последнюю роль. Когда рано утром 12 июля ударная группировка противника начала наступление, советские штурмовики атаковали танки, входившие в состав дивизии СС «Адольф Гитлер». Кроме того, перед тем как 5-я танковая армия Ротмистрова начала наносить контрудар силам противника, была проведена артиллерийская подготовка, длившаяся около 15 минут.

Во время тяжелых боев в излучине р. Псел 95-я советская стрелковая дивизия противостояла танковой группировке СС «Мертвая голова». Здесь наших военных поддерживала своими ударами 2-я воздушная армия под командованием маршала С. А. Красовского. Кроме того, в этом районе работала и авиация дальнего действия.

Советские штурмовики и бомбардировщики успели сбросить на головы врагов несколько тысяч противотанковых бомб. Советские летчики делали все, чтобы максимально поддержать наземные части. Для этого они нанесли сокрушительные удары по большим скоплениям вражеских танков и другой бронетехнике в районе таких сел, как Покровка, Грязное, Яковлево, Малые Маячки и др. В то время, когда происходила битва под Прохоровкой, десятки штурмовиков, истребителей и бомбардировщиков находились в небе. На этот раз советская авиация имела несомненное превосходство в воздухе.

Преимущества и недостатки боевых машин

Курская дуга под Прохоровкой начала постепенно превращаться из общего боя в индивидуальные танковые дуэли. Здесь противники могли показать друг другу не только свое мастерство, но и знание тактики, а также продемонстрировать возможности своих танков. Немецкие части в основном были оснащены средними танками Т-IV двух модификаций — H и G, у которых толщина бронированного корпуса составляла 80, а башни – 50 мм. Кроме того, имелись и тяжелые танки T-VI «Тигр». Они были оснащены 100-миллиметровыми бронированными корпусами, а их башни имели толщину 110 мм. Оба танка были укомплектованы довольно мощными длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм соответственно. Они могли пробить советский танк практически в любом месте. Исключением были лишь тяжелые бронемашины ИС-2, и то на расстоянии более пяти сотен метров.

Танковое сражение под Прохоровкой показало, что советские танки во многом уступали немецким. Это касалось не только толщины брони, но и мощности пушек. Зато танки Т-34, бывшие в то время на вооружении Красной Армии, превосходили вражеские как по скорости и маневренности, так и по проходимости. Они старались вклиниться во вражеские боевые порядки и с близкого расстояния расстрелять бортовую броню противника.

Вскоре боевые порядки враждующих сторон смешались. Чересчур плотное скопление машин и слишком короткие дистанции лишали немецкие танки всех преимуществ их мощных пушек. Теснота от большого скопления техники мешала тем и другим совершать необходимые маневры. В результате бронемашины сталкивались друг с другом, и часто их боезапасы начинали взрываться. При этом их сорванные башни взлетали на несколько метров в высоту. Дым и копоть от горящих и взрывающихся танков застилали небо, из-за этого на поле боя была очень плохая видимость.

Но техника горела не только на земле, но и в воздухе. Подбитые самолеты пикировали и взрывались прямо в гуще сражения. Танковые экипажи обеих враждующих сторон покидали свои горящие машины и смело вступали в рукопашную схватку с врагом, орудуя при этом автоматами, ножами и даже гранатами. Это было настоящее страшное месиво из людских тел, огня и металла. По воспоминаниям одного из очевидцев, вокруг все горело, был невообразимый шум, от которого болели уши, по-видимому, именно так и должен выглядеть ад.

Дальнейший ход сражения

К середине дня 12 июля интенсивные и кровопролитные бои шли и в районе высоты 226,6, а также вблизи железной дороги. Там воевали бойцы 95-й стрелковой дивизии, которые всеми силами старались предотвратить все попытки «Мертвой головы» прорваться в северном направлении. Второму нашему танковому корпусу удалось вытеснить немцев к западу от железной дороги и начать быстрое продвижение к хуторам Тетеревино и Калинин.

А в это время передовые части немецкой дивизии «Рейх» продвинулись вперед, при этом заняв хутор Сторожевой и станцию Беленихино. Под конец дня первая из дивизий СС получила мощное подкрепление в виде артиллерийской и авиационной огневой поддержки. Именно поэтому «Мертвой голове» удалось прорвать оборону двух советских стрелковых дивизий и выйти к хуторам Полежаеву и Веселому.

Вражеские танки предприняли попытку выйти на дорогу Прохоровка – Карташовка, но их все же остановила 95-я стрелковая дивизия. Только один героический взвод, которым командовал лейтенант П. И. Шпетной, уничтожил семь гитлеровских танков. В бою он получил тяжелое ранение, но, несмотря на это, взял связку гранат и ринулся под танк. За свой подвиг лейтенант Шпетной был посмертно удостоен звания Героя СССР.

Танковое сражение под Прохоровкой, состоявшееся 12 июля, привело к значительным потерям как в дивизии СС «Мертвая голова», так и в «Адольфе Гитлере», нанеся тем самым большой урон их боевым возможностям. Но, несмотря на это, никто не собирался выходить из боя или отступать — враг бешено сопротивлялся. У немцев были тоже свои танкисты-асы. Однажды где-то в Европе один из них сумел разбить в одиночку целую колонну, состоящую из шестидесяти единиц автомобилей и бронетехники, но погиб он именно на Восточном фронте. Это доказывает, что Гитлер послал сюда воевать отборных солдат, из которых и были сформированы дивизии СС «Рейх», «Адольф Гитлер» и «Мертвая голова».

Отступление

К вечеру положение на всех участках затруднилось и немцам пришлось ввести в бой все имеющиеся резервы. В ходе сражения наступил кризис. В противовес вражеской советская сторона тоже ввела в бой свой последний резерв – сотню тяжелых бронемашин. Это были танки КВ («Клим Ворошилов»). В этот вечер фашистам все же пришлось отступить и в дальнейшем перейти к обороне.

Считается, что именно 12 июля настал тот переломный момент знаменитой Курской битвы, которого ждала вся страна. Этот день ознаменовался наступлением частей Красной Армии, входящих в состав Брянского и Западного фронтов.

Несбывшиеся планы

Несмотря на то что танковое сражение под Прохоровкой 12 июля немцы проиграли, фашистское командование все же намеревалось продолжить дальнейшее наступление. Оно планировало окружить несколько советских дивизий, входящих в состав 69-й армии, которые оборонялись на небольшой территории, расположенной между реками Липовым и Северским Донцом. 14 июля немцы часть своих сил, состоящих из двух танковых и одной пехотной дивизий, бросили на захват потерянных ранее сел – Рындинки, Щелоково и Выползовки. Далее в планах стояло продвижение в направлении Шахово.

Советское командование разгадало замыслы противника, поэтому П. А. Ротмистров отдал приказ сводному отряду Н. И. Труфанова остановить прорыв немецких танков и не допустить их на искомый рубеж. Завязался очередной бой. В последующие два дня противник продолжал атаковать, но все попытки прорваться оказались безрезультатными, так как группа Труфанова перешла к твердой обороне. С 17 июля немцы решили отвести свои войска, а героический сводный отряд был переведен в состав резерва командующего армией. Так закончилось величайшее танковое сражение под Прохоровкой.

Потери

Надо отметить, что ни одна из противоборствующих сторон не выполнила тех задач, которые были перед ними поставлены на 12 июля, так как советские войска не смогли взять в кольцо немецкую группировку, а фашистам не удалось завладеть Прохоровкой и прорвать оборону противника.

В этом тяжелом сражении обе стороны понесли не только значительные людские потери, но и большую утрату техники. С советской стороны было выведено из строя около пяти сотен танков из восьми принявших участие в боях. Немцы же потеряли 75 % своей бронетехники, т. е. три из четырех сотен машин.

Командующего немецким танковым корпусом Пауля Хауссера после поражения сразу же сместили с должности и обвинили во всех неудачах, постигших гитлеровские войска на курском направлении. В этих боях противник потерял, по некоторым данным, 4178 человек, что составило 16 % всего боевого состава. Также оказались почти полностью разгромленными 30 дивизий. Крупнейшее танковое сражение под Прохоровкой сломило воинственный дух немцев. После этой битвы и до конца войны фашисты больше не наступали, а вели лишь оборонительные бои.

По некоторым данным, существует некий доклад начальника Генштаба А. М. Василевского, который он предоставил Сталину, где были изложены цифры, характеризующие итог танкового сражения под Прохоровкой. Там говорилось, что за два дня боев (имеется в виду 11 и 12 июля 1943 года) наибольшие потери постигли 5-ю гвардейскую армию, а также 9-ю и 95-ю дивизии. Согласно данному докладу потери составили 5859 человек, в их числе 1387 убитых и 1015 пропавших без вести.

Стоит отметить, что все приведенные выше цифры весьма спорны, но можно с уверенностью сказать: это была одна из тяжелейших битв Второй мировой войны.

Музей под Прохоровкой

Он был открыт в 2010 году всего лишь в 35 км от Белгорода и посвящен всем героям, погибшим и выстоявшим в том крупнейшем и страшном танковом сражении, навсегда вошедшем в мировую историю. Музей получил название «Третье ратное поле России» (первое – Куликово, второе – Бородино). В 1995 году на этом легендарном месте был воздвигнут храм Святых апостолов Петра и Павла. Здесь увековечены погибшие под Прохоровкой воины – семь тысяч имен высечены на мраморных плитах, покрывающих стены церкви.

Символом Прохоровки является звонница с подвешенным на ней набатным колоколом, который весит около трех с половиной тонн. Она видна отовсюду, потому что расположена на возвышении, на окраине села Прохоровка. Центром мемориала считается поистине грандиозная скульптурная композиция, состоящая из шести танков. Ее авторами выступили монументалист Ф. Согоян и белгородский скульптор Т. Костенко.

Танковое сражение под Прохоровкой

«Я тогда на радиоархивах 5-й армии сломался. Там девчонки-связистки сидели. Их 12 июля каждые 20 минут меняли и сразу со смены спиртом на тёплой воде отпаивали, чтоб на «хи-хи» не слетели. Им там все по рации в любви признавались в последние секунды. Из падающего штурмовика, из горящего танка — все хотели успеть крикнуть «я тебя люблю» — кто до призыва по возрасту не успел»

Из интернет-форума

Пятые сутки шла битва на Курской дуге.

На Орлово-Курском направлении части Центрального фронта успешно отражали натиск солдат Вермахта. На Белгородском участке фронта ситуация была гораздо более тяжелой — стратегическая инициатива оставалась в руках немецкого командования. Силы 6-ой армии и 1-ой танковой армии отступая, вели ожесточенные бои. Нанесенные противнику контрудары тоже не возымели успеха. Немецкое наступление на юго-восточном направлении продолжалось. Элитные дивизии немецко-фашистких войск продвигались на юго-восток, угрожая тылам сразу двух наших фронтов.

Местом решающей схватки должен был стать небольшой пятачок земли в районе деревни и одноименной железнодорожной станции «Прохоровка».

Если взглянуть на карту, то мы увидим плацдарм шириной около 30 км, образованный железнодорожной насыпью и рекой Псел. Оборонять его было достаточно удобно, так как насыпь и заболоченный берег реки создавали естественные преграды для фланговых ударов. Советское командование в планировании исходило из географических особенностей района предполагаемых боевых действий. Рельеф местности здесь позволял остановить прорыв немцев, а затем и нанести решительный контрудар силами Степного фронта.

5-ая гвардейская общевойсковая и 5-ая гвардейская танковая армии по приказу командования от 9 июля выдвинулись в район Прохоровки.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии:
«… В 4:30 Командующий Армией гв. генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частным боевым распоряжениями поставил задачу 32 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь -Ольховатка… Командиру 33 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка».

9 июля 1943 г. Сосредоточение армии

В 4.30 Командующий Армией Гв. Генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частными боевыми распоряжениями поставил задачу 32 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. Сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь-Ольховатка.
Командиру 33 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка.

Прорыв немцев в районе Прохоровки открыл бы войскам Гитлера возможность удара как по Курску, так и по тылам центрального фронта. Но не только это стало причиной изменения направления основного удара с Обояни на Прохоровку.

Возможно, повлияли полученные разведданные о действиях наших войск. Остановить предполагаемый контрудар Красной Армии, сведя до минимума возможность фланговых танковых ударов, было проще на этом участке, зажатом между заболоченной поймой реки Псел и высокой железнодорожной насыпью. Местность одновременно нивелировала численное превосходство в танках советских войск и позволяла использовать преимущества немецкой боевой техники в огневой мощи.

Таким образом, обе армии сосредоточили в районе Прохоровки огромные танковые силы и имели в предстоящем сражении исключительно наступательные намерения. В сложившейся ситуации встречного танкового боя было просто невозможно избежать.

Танковая битва под Прохоровкой стала одной из самых грандиозных танковых баталий. Сейчас спорят о точном количестве танков, артиллерии и другой техники, принимавшей участие в боях под Прохоровкой. Но то, что их было много, как никогда — не оспаривается никем. Германский штаб использовал почти все резервы, собрав небывалый танковый кулак для своей излюбленной тактики — прорыва обороны танковыми клиньями.

Первоначально Ставка рассчитывала нанести контрудар по флангу 4-ой танковой армии, но изменение направления удара немцев (с Обояни на Прохоровку) смешало все карты и осложнило ситуацию.

Для атаки планировалось использовать 5-ую гвардейскую общевойсковую (под командованием Жадова), 5-ую гвардейскую танковую армию (под командованием Ротмистрова), усиленную двумя танковыми корпусами, а также силы 1-ой танковой и 7-ой и 6-ой общевойсковых гвардейских армий. Но нанесенные немцами контрудары и попытки обхода основных сил Степного (Воронежского) фронта не позволили в полной мере выполнить задуманное.

На Белгородском направлении.
«Тигры» горят.

Упорные бои на Белгородском направлении продолжаются. На десятки километров горизонт над степью окутан дымом. Самолётам тесно становится в воздухе. На земле не умолкает грохот сражения.
Немцы продолжают вводить в бой новые силы. Вперёд они бросают по 20-30 тяжёлых танков типа «Тигр». За ними следуют самоходные пушки. И третьей волной накатываются средние танки с пехотой.
Применяя такое эшелонирование своих механизированных войск, противник рассчитывает на неуязвимость «Тигров». Однако наша артиллерия и даже пехота стойко отражают натиск бронированных сил врага. «Тигры» горят. Только за один день здесь подбито и сожжено несколько десятков немецких тяжёлых танков «т-6». Немцы рвались вперёд. Н-ская танковая часть, обороняющая одно шоссе, обстреляла их с закрытых позиций и разорвала колонну противника таким образом, что самоходные пушки и пехота отстали от танков. Тогда, подпустив «Тигров» поближе, наши танкисты и бронебойщики расстреляли их. Двадцать «Тигров» остались подбитыми на поле боя.
Противник предпринял вторую попытку прорваться через линию обороны. Танкисты пропустили около 40 вражеских машин, потом закрыли этот проход и, зажав немецкие танки в клещи, сожгли их.
В трудных условиях упорно сражаются гвардейцы-танкисты. Против них немцы бросили до 250 танков, сосредоточив всю эту массу брони на одном узком участке. Но гвардейцы стойко удерживают рубеж, уничтожая технику и живую силу врага.
Ожесточённые битвы происходят и в воздухе. Немцы собрали на этом участке крупные силы своей авиации. Сюда переброшены эскадры с юга и запада. Ударами с воздуха противник пытается сломить стойкость наших войск. Но в небе врагам достойный отпор даёт советская авиация. За два дня в воздушных боях лётчики нашего участка фронта уничтожили около 250 самолётов противника.
Одновременно наша бомбардировочная и штурмовая авиация смело громит танки противника. Шесть штурмовых самолётов под командованием отважного лётчика Витрука одним заходом на вражескую колонну вывели из строя 15 танков.
Немцы поспешно подбрасывают всё новые и новые подкрепления. Для этого они используют не только грузовые автомашины, но и транспортные самолёты «10-52», планеры типа «Гигант». Наши лётчики успешно ведут с ними борьбу.
Группа истребителей во главе с гвардии лейтенантом Иваном Сытовым, ведя разведку, обнаружила аэродром транспортных самолётов. Там находилось 13 «Юнкерсов-52». Часть из которых уже готовилась к вылету. Сытов с хода атаковал аэродром. Сбросив бомбы на стоянки самолётов, лётчики на бреющем полёте начали штурмовку. Три больших транспортных машины сгорели полностью, другие сильно повреждены. Их участь разделил ещё один «Ю-52», находившийся в воздухе. Заметив наших истребителей, гитлеровец хотел сделать посадку, но врезался в землю.
За один день наши штурмовики и бомбардировщики разрушили 4 переправы, уничтожили 15 танков и до 90 грузовых автомашин, рассеяли и частично уничтожили до трёх батальонов пехоты.
Мужественно стоят на рубежах обороны советские воины. Пять раз немцы атаковали взвод младшего лейтенанта Воронкина, но, встреченные мощным огнём, откатывались назад с большими потерями.
Командир артиллерийского дивизиона дважды орденоносец капитан Савченко отразил со своими артиллеристами восемь яростных атак немцев. Артиллеристы подбили семь танков противника. Савченко был ранен, но остался в строю и продолжает руководить боем.
Против Н-ской части немцы бросили крупные силы моторизованной пехоты. Рассчитывая одним ударом захватить позиции миномётчиков. Но отважные бойцы ответили на удар двойным ударом т огнём своих миномётов уничтожили более двухсот солдат и офицеров противника, несколько станковых пулемётов и три немецких миномёта.
Особенно отличились в боях артиллеристы, которыми командует т. Гетман. Им пришлось выдержать несколько атак тяжёлых немецких танков. Артиллеристы не дрогнули перед этой железной волной. Четыре танка в первой же встрече были уничтожены храбрыми наводчиками Воронихиным и Ивановым. Старшина Богомолов сжёг три «Тигра». Атаки немцев были отбиты.
Сражение на Белгородском направлении становится всё более жестоким и жарким. Ценою огромных потерь на одном из участков к концу дня группе немецких танков удалось вклиниться в нашу оборону. Но этот их путь завален трупами немецких солдат, обгорелой и разбитой броней немецких танков. Наши части удерживают каждый рубеж с великим упорством.

В. Полторацкий
Спец. Корреспондент «Известий».
Действующая армия, 8 июля.

Первые бои в районе Прохоровки начались еще вечером 11 июня. Главным образом, это были попытки немецких дивизий улучшить свои позиции и зайти во фланги нашей центральной группировке. Несмотря на то, что обойти и ударить во фланг наших войск немцы не смогли, для остановки прорывов пришлось использовать значительные силы и даже привлекать резервы.

В 8 часов утра 12 июля наши войска провели артподготовку, а в 8:15 перешли в контрнаступление.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии от 12 июля:
«… В 8:30 войска Армии перешли в решительное наступление на всем фронте в общем направлении Бол. Маячки, нанося основной удар левым флангом…».

С нашей стороны во фронтовом ударе участвовали силы 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армии, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский). Им противостояли 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»).

Время для начала наступления было выбрано не случайно — восходящее солнце слепило немцев, затрудняя прицельную стрельбу. Это было крайне важно, ведь в состав немецких частей входили «Тигры» и «Фердинанды», способные пробивать лобовую броню наших Т-34 с расстояния до 2 км. Нашим же танкам требовалось сократить расстояние до 500 метров, и даже при этом условии пробивалась только боковая броня «Тигра». Нивелировать это преимущество можно было лишь в ближнем бою, за счет более высокой маневренности.

Во время первых боев немецким танкам удавалось иногда проникнуть за наш передний край. Были случаи, когда противник прорывался в глубь обороны до полутора километров, но зато ни один из прорвавшихся танков не возвращался обратно. Все они уничтожались в полосе нашей обороны. Один из этих случаев небезынтересно рассмотреть подробно.
В расположении N стрелковой части был объявлен сигнал «воздух». В небе появились семь немецких бомбардировщиков, охраняемые истребителями. Самолёты стали бомбить передний край. Другая группа бомбардировщиков, пришедшая на смену, наносила удары уже несколько глубже. Затем стали появляться всё новые и новые отряды самолётов, которые методически углубляли обработку наших позиций. Одновременно с третьим заходом бомбардировщиков на поле боя показались вражеские танки.
Сорок танков типа «Т-III» и «Т-IV» выдвинулись из-за развалин населенного пункта, развернулись по фронту и в глубину и рванулись к нашему переднему краю, стреляя с хода. Некоторые их них были подбиты, но часть всё же прошла через окопы первой линии. Наша пехота, оставаясь на своих местах, начисто истребила вражеских автоматчиков, ехавших на броне, подорвала два самоходных орудия и сожгла ещё один танк, пока тот переваливался через окоп.
В это время в район боя прилетели советские истребители. Наши лётчики рассеяли вражескую авиацию. Несколько бомбардировщиков было сбито. Этим воспользовались наши артиллеристы, которые открыли интенсивный огонь по танкам. Однако до 20 машин противника смогли на километр продвинуться вперед. Там они были встречены снарядами самоходных пушек и обращены в бегство. Они были добиты орудиями полковой и малокалиберной артиллерии.
К этому времени в небе уже завязывались бои крупных масс самолётов, и к переднему краю нашей обороны подходило ещё до 150 немецких танков. Завязались уже более крупные бои.

Буквально через час после начала наступления советских войск танковые армии обеих сторон сошлись в ожесточенном бою. Началось самое масштабное танковое сражение Великой Отечественной Войны. На основном участке находилось около 1000-1200 советских и немецких танков и артиллерийских самоходных установок.

По воспоминаниям очевидцев, гул был слышен за многие километры, а рой самолетов издали представлялся тучей. Взрывы поднимали в воздух землю, все поле горело. Солнце закрылось плотной взвесью пыли, песка и золы, стоял запах горелого, раскаленного металла и пороха. Сверху падали горящие части самолетов. Бойцы задыхались от тяжелого, удушливого дыма, который стлался по полю, щипал глаза. Танки различали по силуэтам. Над полем стоял грохот разрывов, гул моторов и скрежет сталкивающихся машин.

Примеры доблести и геройства советских бойцов

Белгородское направление, 13 июля (Спецкорр. ТАСС). Восьмые сутки продолжаются упорные, ожесточённые бои с наступающими гитлеровцами. Восьмые сутки днём и ночью наши танкисты, артиллеристы, бронебойщики, пехотинцы, не зная устали, отражают натиск крупных сил противника. Тысячи трупов гитлеровцев валяются на русских чернозёмных равнинах и в оврагах. Много сотен танков, пушек, автомашин и самолётов недосчитывает враг в своих хвалёных дивизиях.
Ожесточённый бой разгорелся за один укреплённый рубеж. Противник, бросив в этот бой более 100 танков и до полка пехоты, пытается с флангов прорваться на важную магистраль. Только за вчерашний день Н-ское соединение уничтожило на этом участке 70 танков и не пропустило врага. Сегодня бой разгорелся с новой силой. Уже в самом начале его было подбито и сожжено ещё 60 немецких танков.
В этой ожесточённой борьбе каждый день и каждый час рождаются всё новые беспримерные подвиги наших бойцов и командиров.

Из воспоминаний участника боя, рядового Е.И. Филатова: «Танки шли лавиной. Сколько их было, не считали. Машины двигались по полю зигзагами, меняя направление. Чтобы сбить с толку наших артиллеристов, помешать им прицелиться… Рвутся бомбы… Такой грохот стоял, что кровь текла из ушей».

А это воспоминание о событиях июля 1943 года немецкого солдата: «Облака пыли сделали очень трудной помощь от люфтваффе, и вскоре множество Т-34 прорвались сквозь наши оборонительные сооружения и стаями устремились по всему полю битвы…».

Оперативная сводка за 12 июля

12 июля наши войска продолжали вести бои с противником на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Особенно упорные бои шли на Белгородском направлении.
Нашими войсками на Орловско-Курском и Белгородском направлениях за день боев подбито и уничтожено 122 немецких танка. В воздушных боях и зенитной артиллерией сбито 18 немецких самолётов.
По уточненным данным за 11 июля на Орловско-Курском и Белгородском направлениях в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбит на 31 немецкий самолёт, а 71 самолёт противника.
***
На Орловско-Курском направлении наши части отражали атаки противника. Атаки противник вёл не столь крупными силами, как это было в предыдущие дни. За семь дней напряженных боев гитлеровцы понесли большие потери. Отчаявшись прорвать советскую оборону, сегодня немцы стремились улучшить свои позиции на отдельных участках фронта. На одном участке пехота и танки противника несколько раз переходили в атаки, но последовавшим затем контрударом советских бойцов немцы были отброшены на исходные рубежи. Уничтожено до 1000 вражеских солдат и офицеров, 17 танков, 6 орудий, 25 пулеметов и минометная батарея противника.
***
На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Танки и пехота противника, поддержанные артиллерией и авиацией, в течение дня неоднократно атаковали наши позиции. Не добившись успеха на одном участке, немцы переносили удары на другой. Однако все вражеские атаки потерпели не удачу. Подразделение, под командованием гвардии капитана т. Доценко, отразило две ожесточенные атаки немцев и истребило свыше батальона гитлеровцев. Н-ская танковая часть нанесла внезапный фланговый удар по наступающему врагу и уничтожила 46 немецких танков. До полка немецкой пехоты и 30 танков атаковали позиции, которые оборонял батальон, где командиром гвардии капитан т. Бельгин. В течение двенадцати часов гвардейцы отражали атаки гитлеровцев. Потеряв 15 танков и свыше 500 солдат и офицеров, противник был вынужден отступить. Экипаж танка, под командованием лейтенанта т. Бутенко, поджег один танк и тараном вывел из строя еще два танка противника. На минах, установленных саперами подразделения, где командиром т. Ивчар, за два дня подорвались 8 немецких танков.

Бои шли не только на центральном направлении, 12 июля в районе Прохоровки разразилось сразу несколько танковых сражений различного масштаба.

Южнее Прохоровки танковая группа «Кемпф» попыталась зайти в левый фланг нашим силам. Переброшенные туда резервы Армии смогли остановить немецкое наступление.

Рядом с Прохоровкой, у которой бушевало самое грандиозное танковое сражение, на высоте 266.6 происходили не менее драматические события. Противник бросил до 100 танков на овладение высотой. Им противостояли бойцы 95-ой гвардейской дивизии.

Из боевого донесения: «В 19:00 донесли, что к Мал. Псинке замечен подход до 100 танков. Личный состав 233 АП во главе с гв. подполковником Ревиным и весь состав 8 батареи расстреляв весь боекомплект, заняли круговую оборону и продолжали вести бой. За период боя нанесли большой ущерб противнику. Они погибли смертью храбрых, но не отошли, сдержали атаку силою до 100 танков на высоте 226.0».

В этом бою на орудие гвардии сержанта Андрея Борисовича Данилова двигалось 16 тяжелых немецких танков. Их огнем была подожжена автомашина с боеприпасами, которые начали рваться, осыпая местность осколками. Под огнем противника один за другим выходили из строя орудийные номера, но даже оставшись один Данилов продолжал неравный бой, даже после того как орудие было подбито и накренилось на бок отважный боец продолжал вести огонь. В результате трехчасового боя атака немецких танков захлебнулась. На поле боя остались гореть 5 вражеских машин. За этот подвиг гвардии Сержант Данилов был удостоен звания Героя Советского Союза.

12 июля 1943 года в бою за высоту 226.6 (на Белгородском направлении) противник бросил в атаку более 80 танков, из них 50 % типа «Т-6» прикрывая Самоходной и полевой Артиллерией и минометами при сильном воздействии с воздуха.
Подпустив танки на близкое расстояние и огнем из своего орудия в упор начал расстреливать тяжёлые вражеские машины.
16 немецких тяжёлых танков полукольцом начали наседать на орудие, прямым попаданием была подожжена находящаяся неподалеку автомашина с боеприпасами, начали рваться внаряды на горящей автомашине осыпая орудие осколками с тыла.
Танки противника вели ураганный огонь с пушек и пулемётов по орудию, авиация прочищала путь наступающим своим танкам, но отважный расчет, героически отбивал атаку вражеских тигров.
Один за одним выходили со строя орудийные номера, с одним заводчиком Командир орудия героически продолжал неравную борьбу с наседавшими танками противника которые в плотную подошли к орудию.
Прямым попаданием снаряда орудие было подбито и свалилось на бок, продолжало вести огонь до последнего снаряда.
3 часа орудие вело неравный бой с танками противника, был ранен и наводчик, боеприпасы были на исходе. Оставшись один он героически не жалея жизни продолжал расстреливать наседавшие танки.
Атака немецких танков захлебнулась, оставив на поле боя 5 горевших тигров прикрываясь лобовой броней и отстреливаясь, оставшиеся 11 танков начали поспешно отходить.
Отважный Командир выиграл неравный бои нанеся противнику тяжёлый урон. Так всегда боролся с врагом тов. Данилов.
Достоин правительственной награды присвоения звания «Героя Советского Союза» и ордена «Ленина».

Около 13 часов немцы предприняли еще одну попытку переломить ход сражения на основном направлении, бросив из резерва 11-ую танковую дивизию, которая совместно с дивизией «Мёртвая голова» нанесла удар по нашему правому флангу. Самоотверженными действиями частей 5-й гвардейской армии и подоспевших на подмогу двух бригад 5 гвардейского механизированного корпуса атаку удалось отразить.

Тем временем, наши танки начинали теснить противника на запад. К вечеру силы 5-ой танковой армии смогли отбросить противника на 10-15 км, оставив поле битвы у себя в тылу.

Танковое сражение было выиграно, а наступление немецких сил на Прохоровку остановлено.

На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Немцы стремятся любой ценой добиться успеха, но повсюду встречают упорное сопротивление советских войск. На отдельных участках наши части нанесли контрудары и потеснили гитлеровцев, вклинившихся в нашу оборону. Противник несёт тяжёлые потери в технике и живой силе. Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника.
Со всех участков Белгородского направления поступают сообщения о том, что наши бойцы и командиры ведут самоотверженную борьбу с противником. Двенадцать раз атаковали немцы хутор, который обороняло гвардейское подразделение капитана Дзюбина. Отважные гвардейцы уничтожили 11 танков, истребили 300 гитлеровцев и не отступили ни на шаг. На одном участке немцам, ценою тяжёлых потерь, удалось захватить населённый пункт. Решительной контратакой подразделения капитана Томина и старших лейтенантов Федулова и Михина восстановили положение. В уличном бою красноармейцы истребили до 400 вражеских солдат и офицеров, захватили 6 орудий, 4 самоходных пушки, 7 радиостанций, 150 тыся патронов и другие трофей. Командир орудия старший сержант Кинжаев уничтожил 7 вражеских танков типа «Тигр». Бойцы Н-ской противотанковой роты Совкин, Южанов, Сушкин, Кириченко и Пояров подбили из противотанковых ружей по два танка каждый.

Из сводки Совинформбюро
от 13 июля 1943 года:
«…На Белгородском направлении продолжались ожесточённые бои… Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе, 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника…».

Упорные контратаки наших танковых частей.
(От специального корреспондента «Красной звезды»)

На Белгородском направлении продолжаются упорные бои наших войск с пехотой и танками противника. Несмотря на то, что немцы несут в боях огромный урон, они не оставляют надежды на прорыв нашей обороны и всеми силами рвутся вперёд. Части N соединения стойко отражают немецкие атаки и не дают возможности противнику расширить его клин. В последние дни обороняющиеся начинают всё чаще предпринимать контратаки. Обычно на таких участках вспыхивают жаркие бои. Противник не выдерживает встречных ударов обороняющихся. Неся большие потери, он вынужден отходить или маневрировать в поисках других направлений для атак.
Контратаки наших частей усилились после того, как в бой были введены танковые подразделения. Советские танкисты за последние дни нанесли противнику ряд чувствительных ударов.
В районе двух высот, занятых нашими войсками, немцы сосредоточили крупные силы танков и пехоты. Эти высоты господствуют над окружающей местностью, и противник, видимо, решил любой ценой овладеть ими. Он предпринял несколько атак в направлении высот. В каждой его атаке участвовало по несколько десятков танков и значительные силы пехоты. Бой длился целый день. N часть, сдерживая напор противника, наносила ему немалый урон, не позволяя прорваться к высотам.
Пока здесь шли бои, N танковая часть незаметно для противника вышла к нему на фланг. Танкисты быстро подготовились к активным действиям, заняли исходные позиции и одновременно на двух направлениях перешла в контратаку. Этот удар оказался для противника совершенно неожиданным. Несмотря на то, что фланг немцев прикрывался довольно крупными силами, они не выдержали удара наших танков и вынуждены были с потерями отойти на другой рубеж.
Фланговая контратака наших танков, естественно, отразилась благоприятно для обороняющихся на ходе бой в вершине немецкого клина. Противник сразу же ослабил там свои атаки. N часть предприняла в свою очередь контратаку и нанесла немцам серьёзные потери.
На другом участке одна наша танковая часть, совместно в пехотными подразделениями и артиллеристами, отбила за день четыре ожесточенных вражеских атаки. Обстановка здесь сложилась так, что основная тяжесть ударов противника пришлась на долю танковой части. Немецкие атаки отличались большим упорством. На позиции обороняющихся шёл первый эшелон вражеских танков. Ему навстречу выходила часть наших танков, а остальные вели огонь с закрытых позиций. Вспыхивал короткий бой, и противник вынужден был отходить. Но вскоре появлялась новая группа неприятельских танков. Опять начиналась артиллерийская дуэль, и так повторялось несколько раз.
Как противник ни старался сломить сопротивление наших танкистов, как он ни маневрировал, нащупывая слабые места обороны, ему не удалось прорваться в глубь её. Наши танкисты провели долгий и тяжёлый бой, но сумели всё же удержать занятые позиции. Особенно сильные удары были нанесены противнику там, где лучше было организовано взаимодействие танков с артиллерией и пехотой. Например, на одном участке немцы потеряли около двух десятков танков, несколько самоходных орудий и большое количество пехоты.
Нашим танкам довольно часто приходится встречаться с немецкими «тиграми». В этих случаях, как правило, навстречу вражеским «тиграм» выходят наши тяжёлые танки «КВ». обычно здесь бои носят особенно ожесточённый характер, и не было ещё случая, чтобы наши «КВ» отступили перед немецкими «тиграми».
На одном участке численное превосходство в танках было на стороне немцев. Когда началась атака, наши танкисты подпустили неприятеля поближе и с места открыли огонь по немецким «тиграм». Потеряв четыре машины, противник начал маневрировать, попытался укрыться в складках местности. Тогда вышли со своих позиций наши «КВ» и смелой контратакой отбросили противника, уничтожив ещё два «тигра».
Встречая упорное сопротивление наших войск, противник начинает маневрировать своими танками, совершает обходы, пытается выйти на фланги обороняющихся частей. Наши танкисты вовремя разгадывают тактические приёмы противника и стремятся наносить ему удары в тот момент, когда он маневрирует, ищет новые направления для атак.
Майор Б. Дубков.
Белгородское направление.

Перед началом этого сражения была сухая и солнечная погода, стояли поспевшие хлеба… А через две недели все поле стало черным, изрытым воронками, полным искореженным, сожженным и покрытым копотью металлом. «Огромное количество сгоревших танков, танковые тараны, запах сожженного металла, искореженная техника и всё перебивающий запах разлагающихся трупов». Ещё никто никого не хоронил, стояла летняя жара и вид поля был иллюстрацией на тему «ужасы войны».

Как вспоминали очевидцы, после битвы на Прохоровке на три дня фронт затих. Стояла гробовая тишина. Разом прекратилась канонада орудий. Не стреляла артиллерия, не летала авиация, всё замерло.

По свидетельству главного немецкого танкового авторитета Гудериана, это было «решающее поражение».

Понесенные потери и организованный отход немецких войск не позволили развить контрудар с целью окружения и разгрома немецких танковых дивизий. Гитлеровские войска потеряли в сражении до четверти танков, что окончательно исчерпало атакующий потенциал на Белгородском направлении. Наступление немцев было остановлено. План «Цитадель» провалился.

Так закончилась последняя крупная наступательная операция германских войск на восточном фронте. Вплоть до победного 1945 года наша армия ни на секунду не выпускала стратегическую инициативу из своих рук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *