Способна ли тюрьма исправить?

Способна ли тюрьма исправить?

Психологические аспекты проблемы наказания и исправления преступников

Каждый осужденный, попадая в учреждение уголовно-исполнительной системы, планирует для себя только окончание срока наказания. Перед сотрудниками данных учреждений стоит гораздо более сложная задача, а именно – воспитать человека, добиться, чтобы осужденный сам стремился к перевоспитанию.

У преступника при длительном занятии преступной деятельностью вырабатываются своеобразные привычки и навыки (динамический преступный стереотип). Человек привыкает к отсутствию постоянного жилья, перестает самостоятельно трудиться и теряет свои трудовые навыки, зато приобретает преступные.

Пенитенциарная психология должна исследовать динамику личности осужденного, факторы, влияющие положительно на осужденного и способствующие активной перестройке его личности, а это режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, также и факультативные факторы – семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, хобби и т.д.

Нахождение в местах лишения свободы, безусловно, не может не отразиться на психике человека. Знание особенностей психологии осужденных является необходимой и важной предпосылкой для правильной организации взаимоотношений с ними, для достижения целей перевоспитания. Основными факторами, влияющими на формирование особенностей у лишенных свободы, являются: наличие режима места лишения свободы, ограничение потребностей, изменение сложившегося стереотипа жизни, переживания, связанные с осуждением к лишению свободы. Психология осужденного во многом должна определяться его отношением к самому факту лишения свободы.

Особенности психологии осужденных проявляются в определенном комплексе психических состояний, которые развиваются в местах лишения свободы. К наиболее типичным из них следует отнести: состояние ожидания изменений (пересмотра дела, расконвоирования, освобождения); состояние нетерпения. Как то, так и другое состояние может характеризоваться повышенной напряженностью, что часто приводит к резким срывам в поведении. Может развиваться и состояние безнадежности, обреченности, что влечет за собой апатию, пассивность во всех действиях, проявлениях.

Лишение свободы часто усиливает угнетенное состояние в тех случаях, когда оно имелось и ранее. Угнетенное состояние является следствием полного неверия в свои силы, неверия в возможность снова обрести нормальную жизнь. К моменту прибытия в исправительно-трудовую колонию у некоторых осужденных уже имеется развитое состояние угнетенности от сознания своей вины перед обществом, семьей. Эти осужденные не нарушают режима, даже по возможности выполняют норму и все требования воспитателей. Однако постоянная угнетенность не благоприятствует созданию полноценной личности и обязательно должна быть снята. Личность должна активно, творчески относиться к труду, к воспитательному воздействию. Угнетенность снимается в процессе воспитательной работы. Для этого необходимо выяснить и ликвидировать ее причины, создавать условия для переключения целенаправленного внимания на другие процессы, объекты, не связанные с теми процессами и объектами, которые создали угнетенное состояние у данного осужденного. Должна возбуждаться активная деятельность, направленная на ликвидацию данным осужденным последствий совершенного им преступления, на его самовоспитание.

Типичным состоянием в месте лишения свободы является тоска по дому, по свободе, по любимым людям, что внешне выражается в отрешенности и оцепенении. Под влиянием тоски может развиваться раздражительность и повышенная возбудимость.

Изменение психических состояний связано с определенными периодами нахождения в месте лишения свободы. Основные периоды, связанные с изменением психических состояний осужденного:

1. Период адаптации, привыкания к новым условиям жизни, который длится первые три-четыре месяца, а иногда и больше. В этот период особенно остро ощущается ограничение потребностей, изменение привычного стереотипа. Всегда имеет место сужение возможности удовлетворения сложившихся потребностей, что вызывает состояние повышенной раздражительности. У отдельных лиц это, наоборот, выражается в состоянии подавленности и угнетенности. Специфические психические состояния, вызванные фактом лишения свободы, особенно полно проявляются в первое время и вызываются процессом ломки ранее сложившегося стереотипа жизни, который всегда имеет место под влиянием режима. Осужденный вынужден изменять привычный стереотип жизни. Ломка старых динамических стереотипов приводит к возникновению разнообразных отрицательных эмоций, повышенной возбудимости, угнетенности. Это происходит до тех пор, пока у осужденного не вырабатываются качества, необходимые для новых условий жизни. Повышенная возбудимость может явиться причиной различных срывов, резких нарушений режима и т.д. Терпение и такт сотрудников учреждения уголовно-исполнительной системы особенно необходимы в этой первой стадии отбывания наказания.

Психология осужденного в начальной стадии пребывания в местах лишения свободы часто характеризуется отсутствием ясной перспективы жизни. Это приводит к снижению жизненной активности, к появлению раздражительности по отношению к возникающим ситуациям.

2. Период появления, развития интересов в новых условиях жизни. Этот период связан с появлением и развитием положительных эмоций, состояний, вызывающих, повышающих психическую активность осужденного. Интересы, вызывающие такие состояния, могут быть самые различные: создание микрогруппы, участие в жизни коллектива осужденных, выполняемая работа, культурный досуг, учеба, свидания с родственниками и т.д. Появление нового круга интересов, расширение структуры выполняемых социальных ролей способствуют изменению психологии осужденного.

3. Период сочетания внешнего воздействия с самовоспитанием. Процесс перевоспитания немыслим без появления такого периода. Он характерен появлением целей в жизни, выработкой путей их достижения. В психологии осужденного в большей степени проявляются раскаяние в совершенном преступлении, переживание его в сочетании со стремлением возместить нанесенный вред. Для этого периода характерна переоценка ценностных характеристик в жизни, что связано с определенным комплексом психических состояний, связанных с подобным изменением отношений, а часто и мировоззрения.

4. Период, предшествующий освобождению заключенного. Ожидание освобождения часто переживается очень тяжело, оно связано с прогнозированием трудностей, которые ожидают его в новых условиях (взаимоотношения в семье, на работе и т.д.). По этой причине возможно развитие психических состояний угнетенности, повышенной раздражительности и т.д.

У осужденных комплекс отрицательных психических состояний может периодически развиваться в связи с наличием постоянной внутренней борьбы мотивов, стимулов, интересов. Изменение стереотипа, структуры, потребностей, интересов все время проходит через мыслительную деятельность осужденного, вызывает противоречивое отношение, часто отражается и на его психических состояниях.

Нахождение в учреждении уголовно-исполнительной системы, наличие режима, изменение стереотипа, резкое ограничение и изменение потребностей в значительной степени усиливают переживания осужденных, причем эти переживания имеют различную направленность. У отдельных осужденных в переживаниях доминирует категория прошлого, у других – категория будущего, у третьих – категория настоящего. Первая группа замыкается в воспоминаниях о прошлом образе жизни, идеализирует его, более длительное время привыкает и приспосабливается к настоящему образу жизни. Значительно легче приспосабливается к режиму и к условиям жизни в местах лишения свободы осужденные, у которых доминируют переживания второго и третьего порядка. Когда начинает доминировать категория будущего, когда мысленно строят свою жизнь после отбытия наказания, трудности режима переживают значительно легче, поскольку рассматривают их как временные; этот период жизни является для них только переходным к тому, которого они ждут в будущем.

Как правило, в условиях лишения свободы и вследствие этого лишения многих благ, которыми повседневно и незаметно пользуются все граждане, происходит существенное переосмысливание осужденным многих прошлых отношений и интересов. Он начинает иначе ценить те отношения и блага, которые раньше им вообще не замечались или даже вызывали определенное раздражение. Совершенно иначе в этих условиях он вспоминает отношения на работе, взаимоотношения в своей семье. В связи с этим происходит переоценка своих прошлых интересов, своего отношения к людям.

Для процесса перевоспитания осужденных в учреждениях уголовно-исполнительной системы должны использоваться обучение, труд, общение. Стратегическая задача учреждения уголовно-исполнительной системы – оторвать преступника от условий его криминализации, разрушить его преступные связи и установки. В последнее время эта задача оказывается менее всего разрешаемой в местах лишения свободы. Развращающее влияние криминализированной среды здесь, как правило, не только не преодолевается, но получает некоторые дополнительные стимулы, в частности бесконтрольность досуга, скученность, ничем неискоренимое господство преступной идеологии, принуждение среды к асоциальному поведению и т.д. Лагерные обычаи и традиции в большинстве случаев превалируют над требованиями администрации.

Психологические проблемы наказания и исправления преступников

Отношение осужденных к наказанию и его последствия

С позиций пенитенциарной психологии рассмотрение феномена наказания через покарание и исправление, профилактирование совершения новых преступлений обосновывается спецификой психологических закономерностей и механизмов необходимых при этом мер юс питательного воздействия.

Автор «Истории царской тюрьмы» М.Н. Гернет говорил: «Наказание как кара только тогда будет действенным, если суд с учетом субъективной стороны преступления и перспектив изменения личности осужденного изберет такую меру причинения физических и моральных страданий, которые бы не ожесточали его, а заставляли испытывать угрызения совести и стремиться к позитивным самоизменениям, а главное адекватно воспринимать назначенную меру наказания».

Правильное восприятие справедливого наказания осужденным возможно только при возникновении «установки на раскаяние», которая играет роль фильтра на пути усвоения всех воспитательных воздействий, поэтому для эффективной психокоррекции чрезвычайно важно перестроить установки осужденных по отношению к наказанию и преступлению.

Отношение к наказанию — главное личностное переживание осужденного. Это своеобразное кредо, характеризующее уровень правового и нравственного сознания осужденного и опосредующее отношение к целям и средствам исправления, ресоциализации, общественно-полезному труду, воспитательной работе, образовательному обучению и профессиональной подготовке.

Данный феномен отличается подвижностью и динамичностью, что позволяет сотрудникам ИУ заниматься его формированием. Поданным исследования, проведенного в 2008 г., около 25% отбывающих наказание считают осуждение и наказание справедливыми, около 45% — осуждение справедливым, но меру наказания слишком суровой, около 30% и то и другое несправедливыми. Наиболее распространенной психологической формой защиты осужденных является самооправдание, инициирующее развитие представления о своей невиновности и несправедливости отбываемого наказания. Обычно к концу срока отбытия наказания число лиц, полностью отрицающих справедливость осуждения и наказания, сокращается.

Международный и отечественный опыт применения уголовного наказания свидетельствует о его глубоком, разностороннем и зачастую нежелательном влиянии наличность осужденного. Психологи-пенитенциаристы (М.Н. Гернет, В.Ф. Пирожков, Г.Ф. Хохряков и др.) отмечают следующее.

1. В связи с уголовным наказанием личность осужденного приобретает особое правовое положение, заключающееся в ограничении ее прав, но, как известно, любые ограничения и запреты порождают у осужденных стремление к их нарушению, активизируют в этом отношении их изобретательность и изощренность.

2. Кроме того, в условиях изоляции человек приобретает и специфические обязанности, в рамках которых обычные для любого гражданина нравственные нормы приобретают правовой характер, а их нарушение влечет правовые последствия.

3. Сам факт социальной изоляции носит для личности стигматизирующий характер: приобретается социальный статус преступника или правонарушителя, который воспринимается как акт клеймения, вызывая чувство неполноценности и активизируя механизмы его компенсации и психологической защиты.

4. Изоляция от общества связана с принудительным изменением образа жизни и включением осужденного в новые для него социальные процессы, в организованную особым образом жизнедеятельность.

5. В условиях социальной изоляции человек включается в специфическую среду, где собраны лица с различной степенью криминализации, в которой могут преобладать социально-безнравственные нормы, ценности, традиции. Их усвоение ведет к дальнейшей нравственной деградации человека, противодействиям исправительным усилиям персонала ИУ.

Элементами наказания, сильнее всего влияющими наличность осужденных, выступают: срок наказания, перспектива досрочного освобождения, жизнь под постоянной охраной и надзором, строгая регламентация, ограничение свободного передвижения, принудительный характер труда, моральные переживания, невозможность иметь нормальные половые отношения (что приводит к гомосексуальным отношениям). Наиболее типичными ситуациями в таких условиях являются:

  1. фрустрация — ломка и крушение жизненных планов и перспектив;
  2. прессинг-ситуация — сверхсильное давление криминальной среды наличность, способное существенно искажать мотивы и поведение осужденного;
  3. ситуация психической травмы, связанная с разрушением прежних привычных связей и образа жизни.

Каждая из этих ситуаций обладает как позитивными, так и негативными последствиями для личности.

При стереотипном и длительном образе жизни в местах лишения свободы происходят стирание граней между различными типами личности и формирование нового типа — личности осужденного. Такой личности, как правило, присущи:

  1. интенсивное формирование и закрепление социально-групповых свойств, присущих человеку, изолированному от общества;
  2. акцентуация качеств, которые в обычных условиях свободной жизни у них не проявлялись.

Психологическое влияние на личность зависит от возрастных и половых особенностей, вида режима, наличия опыта отбывания наказания, степени подверженности асоциальной (тюремной) субкультуре.

Что же касается последнего фактора, отметим, что в нормативной системе сообщества осужденных, регулирующей поведение его членов, выделяются три основные группы субкультурных норм:

  1. регулирующие отношения осужденных с администрацией колонии — «не оказывай помощи администрации», «не вступай в актив самодеятельных организаций»;
  2. регулирующие отношения между всеми осужденными — «не воруй у своих», «не обманывай своих», «вовремя плати карточные долги»;
  3. закрепляющие деление осужденных на «касты» и регулирующие отношения между членами каст: для привилегированных — «соблюдай нормы», «не оказывай помощи нижестоящим»; для непривилегированных — «выполняй за всех грязную работу», «не садись за один стол с другими осужденными».

В субкультуре есть свои традиции с разнообразными обрядами и ритуалами, например: «прописка» прием новичков в группу и приписывание им группового статуса; «ломать корянку» от порции хлеба отщипываются маленькие кусочки, вместе ломавшие коринку становятся «кентами», или названными братьями, и могут объединиться в одну группу «семью».

Традиционным для субкультуры является обычай принесения клятвы («клянусь зоной», «век свободы не видать»), который играет важную роль в сплочении сообщества и проверке его членов на преданность. Клятвопреступник опускается на низшие ступени групповой иерархии. Клятвы, в частности, дают новички, обязуясь следовать всем нормам субкультуры. Клятва может даваться в ответ на предъявленное обвинение в каком-либо нарушении или по некоторому конкретному поводу (обещание заплатить карточный долг).

В субкультуре наряду с клятвами существует и ритуал наложения проклятия. Проклятие направлено на причинение морально-психологического ущерба проклинаемому, и считается, что оно обладает магической силой. Содержание проклятия может быть самым разнообразным: потеря жизни, здоровья, социального благополучия проклинаемым или его родственниками. А форма, как правило, однообразная — ненормативная лексика.

Основной способ снять проклятие или уничтожить его силу высказать встречное, более сильное проклятие. Поэтому начинается обмен проклятиями, носящий форму состязания. Обмен проклятиями это не нецензурная перебранка, а состязание в уровне интеллекта, быстроте реакции, остроумии, знании тюремных законов.

В субкультуре осужденных, как и в архаичных культурах, широко распространены табу (на жаргоне — «западло»). Например, табуирован красный цвет: предметами данного цвета нельзя пользоваться; или нельзя ни перед кем становиться на колени (особо рьяные последователи тюремных традиций выкалывают на коленях пятиконечные звезды). Если осужденный путем насилия или обмана («Посмотри, не твои ли сигареты лежат под кроватью?») встал на колени, его статус понижается: вставший на колени не может командовать другими. Для лидеров существуют свои табу. Так, авторитет не может участвовать в художественной самодеятельности: его дело руководить людьми, а не паясничать на сцене.

К другим основным проявлениям субкультуры относятся жаргон, татуировки и клички. Эстетическую сторону субкультуры выражает блатной фольклор. У преступников есть свои обряды, игры, стихи, пословицы и поговорки («Раньше сядешь — раньше выйдешь»), песни. Блатные, «каторжные» песни представляют собой уникальное явление не только для субкультуры, но и для всей народной культуры.

В отечественной и зарубежной криминологии выдвигались различные гипотезы по объяснению причин возникновения асоциальной субкультуры осужденных. Одни ученые видят причины этого феномена в остаточном действии воровских традиций. Представители другой точки зрения (например, польский социолог Я. Курчевский) объясняют возникновение субкультуры воздействием сексуальной изоляции, которая делит людей на активных и пассивных гомосексуалистов, позволяя первым морально оправдывать сексуальную эксплуатацию вторых. Из этой гипотезы следует, что сексуальная изоляция должна вызывать проявления асоциальной субкультуры везде, где свобода разнополых сексуальных контактов сильно ограничена.

Другие исследователи (польские криминологи А. Подгурецкий, Б. Холыст), подвергая критике эту гипотезу как весьма ограниченную, считают, что условия сексуальной изоляции не всегда способствуют возникновению субкультуры (например, полярники на зимовке). В то же время она проявляется в закрытых учреждениях для подростков 11 — 12 лет, у которых сексуальные устремления еще не сориентированы. В связи с этим представляется более естественным объяснять истоки возникновения субкультуры осужденных с позиции изменения характера жизнедеятельности личности в условиях лишения свободы. Таким образом, субкультура осужденных по своей социальной сущности является адаптивным, приспособительным механизмом.

Вместе с тем для мест лишения свободы асоциальная субкультура — явление закономерное и объективное. Ее не следует считать продуктом «злой воли» преступников, а также объяснять социально-нравственной запущенностью осужденных. Специфичность субкультуры определяется уникальностью взаимосвязанных факторов, присущих в полной мере только наказанию в виде лишения свободы, а именно принудительной изоляцией индивидов от общества; включением индивидов в однополые группы на уравнительных началах; жесткой регламентацией поведения во всех сферах жизнедеятельности.

Действие этих факторов постоянно и принципиально неустранимо, поскольку они являются необходимыми элементами лишения свободы. Все это нарушает привычные способы жизнедеятельности, лишает или резко ограничивает человека в удовлетворении целого ряда элементарных потребностей, снижает возможность получения новых впечатлений, делает жизнь монотонной. Осужденные пытаются найти новые способы выполнения ведущих социальных функций или же такие заменители, которые давали бы возможность реализоваться потребностям в общении, самоутверждении, самоуважении и т.д.

Таким образом,

источником возникновения асоциальной субкультуры являются существенное отличие условии жизни на свободе от условий исправительного учреждения и стремление осужденных приспособиться к этим новым условиям, восстановить, насколько возможно, привычные формы жизнедеятельности.

Указанные выше социальные факторы являются объективными, внешними по отношению к социальной среде мест лишения свободы.

Но существуют и внутренние социально-психологические факторы, поскольку общество осудило и изолировало осужденных и тем самым противопоставило их основной массе законопослушных граждан. Общность социального положения, наличие общих ценностей (свобода, справедливость) способствуют тому, что осужденные начинают осознавать себя членами единого сообщества («мы»), имеющего общие интересы и противопоставленного людям, живущим на свободе («они»). А сообщество, имеющее особые интересы и ценности, вырабатывает и специальные нормы, направленные на защиту этих интересов и ценностей и сплочение самого сообщества.

Сущность и содержание исправления осужденных

Несмотря на то что действующий ныне Уголовно-исполнительный кодекс РФ (1997) (далее — УИК РФ) содержит определение понятия «исправление осужденных» (п. 1 ст. 9)1Исправление осужденных — это формирование у них уважительного отношения к человеку обществу, труду нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование право поел ушного поведения., среди ученых по сей день продолжаются дискуссии о содержании и пределах изменений в психологии лиц, отбывающих наказания. При этом часто привлекаются такие близкие понятия, как «ресоциализация», «перевоспитание», «личностная реорганизация» и др., но без раскрытия их содержания и взаимосвязей. В публикациях пенитенциарных психологов также констатируется неоднозначность употребления термина «исправление осужденных».

Для российской пенитенциарной традиции характерна вера в возможность исправления осужденных. Еще в 1912 г. С.В. Познышев по этому поводу писал: «Если нет прирожденного преступника, нет и неисправимого преступника».

Современное понимание «исправление осужденного» предполагает использование прежде всего воздействий:

  1. по реорганизации личности, приводящей к устранению личностных дефектов, обусловивших совершение преступления;
  2. ресоциализирующим влияниям, обеспечивающим выработку установок и паттернов (образцов) просоциального поведения;
  3. реабилитационным мерам, снимающим издержки изоляции от общества и организующим оптимальное вхождение в общество после освобождения.

Такое понимание сущности термина «исправление осужденного» базируется на восприятии осужденных как субъектов, способных к исправлению через участие в специально организованных исправительных программах и самовоспитание осужденных.

Большинство юристов отрицают возможность коренного изменения психологии человека, а психологи и педагоги, наоборот, обосновывают реальность возможностей позитивного изменения личности осужденных. Поэтому выявление закономерностей и механизмов исправления различных категорий осужденных является предметом широких исследований, проводимых сегодня и за рубежом, и в России.

Опыт отечественной пенитенциарной практики перевоспитания несовершеннолетних преступников (А.Я. Герда, А.С. Макаренко и др.) служит подтверждением возможностей их исправления в условиях особой, просоциальным образом организованной пенитенциарной среды. При этом успешно формировались, как правило, положительная направленность (ценностные ориентации, убеждения, жизненные планы, смысл жизни), воля, настойчивость, выдержка, целеустремленность, дисциплинированность и др. Однако податливость исправлению взрослого человека, как известно, значительно меньше.

А.Д. Глоточкин и В.Ф. Пирожков связывают успешность исправления с субъективными и объективными факторами, их благоприятностью, психофизиологическими, индивидуально-психологическими, криминально-нравственными, социально-психологическими, возрастными факторами, преодолением ошибочных взглядов (переубеждением). Исправление требует преодоления психологических барьеров, учета механизмов психологической защиты, достижения правильного восприятия наказания осужденным, формирования установок раскаяния, покаяния. Признание вины предполагает искреннее раскаяние.

В условиях реформирования уголовно-исполнительной системы России, где меры по соблюдению прав личности осужденного и усилению безопасности среды учреждения рассматриваются как приоритетные, особую актуальность приобретает создание системы воспитательных и оперативно-режимных мер, повышающих психологическое воздействие на осужденных, с целью побуждения их к раскаянию и покаянию, явке с повинной и участию в исправительных программах.

Протоиерей Андрей Ткачев: «Те, кто желает сразу исправиться, тот не имеет ни ума, ни совести. У них нет духовного опыта, они ничего не понимают. А люди исправляются медленно, постепенно. И в этом есть воля Божья»

Протоиерей Андрей Ткачев:

Человек вразумляется, исцеляется, растет, исправляется не сразу. Мы, глупые, всю жизнь хотим, чтобы человек исправлялся сразу. Ты же слышал? Слышал. Понял? Понял. Ну, так исправься. Я не могу сразу. Меня еще тянет на старые привычки. А ему говорят: «Давай сразу исправляйся».

Те, кто желает сразу исправиться, тот не имеет ни ума, ни совести. У них нет духовного опыта, они ничего не понимают. А люди исправляются медленно, постепенно. И в этом есть воля Божья.

Когда евреи зашли в Землю Обетованную, Господь сказал: «Я прогоню от вашего лица всех иноплеменников, феризеев, геркисеев, иусеев. Всех прогоню. Но не сразу. И зверей диких прогоню от вас. Но не сразу. Потому что если я всех прогоню сразу, опустеет земля, будет плохо». И евреи должны были потихоньку выгонять этих жителей земли, чтобы они потихоньку ушли, а они потихоньку заняли эту землю. А сразу нельзя…

Утверждение «врать — нехорошо» для патологического лжеца неактуально. Да, оказывается существуют люди, постоянно говорящие неправду и при этом испытывающие потребность вести себя именно так. Но патологическую лживость, или псевдологию (от греч. pseudos ложь и iogos слово, учение) не стоит путать с лживостью ради выгоды, лести или иных корыстный побуждений. Зависимость от собственного вранья — это патологическая склонность к выдумыванию и сообщению окружающим о вымышленных событиях, успехах и приключениях из собственной жизни с целью привлечь внимание и возвысить себя над остальными. Например, человек может рассказывать о том, что получил высокую должность, купил дорогую машину, слетал на Кубу и т. д. Гораздо реже встречается патологическая ложь о себе в негативном свете (самонаговор).

Основным отличием патологической лживости от обычной является то, что в первом случае человек постепенно сам вживается в роль и начинает верить в собственное враньё. Хотя не все психологи согласны с данным мнением, но все единодушно причисляют псевдологию к особому психическому нарушению. Жизнь рядом с патологическим лжецом или вынужденное регулярное общение с ним становится для нормальных честных людей настоящим кошмаром. Но можно ли изменить такое поведение? Попытаемся разобраться во всём по порядку.

Признаки патологической лживости

Зависимость от беспрестанного вранья принято рассматривать не как отдельную поведенческую патологию, а часть общего психологического расстройства личности. Патологический лжец не осознаёт, какой вред он может нанести самому себе и своему окружению тем, что постоянно говорит неправду о себе. Причём помимо использования лжи многие вещи он делает несознательно, и некоторые признаки выдают его сами:

  • сообщение об одном и том же событии постоянно меняется, обрастая новыми, зачастую противоречащими друг другу подробностями;
  • непоследовательность изложения событий и фактов, ввиду импульсивности характера;
  • преувеличивание не только значимых фактов из жизни, но и ложь по пустякам;
  • абсолютная уверенность в своей правоте;
  • защита, агрессивность и изворотливость в случае, его ложь раскрывается; умение перевалить вину на того, кто вывел на чистую воду;
  • непризнание собственной лжи, либо признание в исключительных ситуациях, когда обман значительно угрожает личному благополучию;
  • подстраивание под человека, от которого нужна какая-либо выгода и неимение собственного мнения;
  • «кощунственное» вранье: о смерти близкого, тяжёлой болезни ребёнка, автокатастрофе и т. п.

Реакция обычного человека на фантазии лгуна всегда выражается обидой и негодованием. Но патологический лжец вовсе не стремится кого-нибудь обидеть: он просто хочет, чтобы о нём говорили и обсуждали его жизнь. Часто сам верит в свою ложь, но ту, которая носит позитивный характер (успехи в карьере, выигрыш и др.)

Причины патологической лживости

Патологическая лживость у взрослого человека уходит корнями в детство. Разумеется, многие в нежном возрасте любят фантазировать, но это хорошо до тех пор, пока не переходит все границы и не начинает создавать сложности с взаимопониманием с родителями и друзьями.

Дети, склонные к вранью, поступают так, чтобы обратить на себя внимание. Часто так ведут себя дети, которым при полном материальном обеспечении не достаёт родительской ласки и заботы. Либо, напротив, ребёнка постоянно хвалили, даже не по делу, что выработало завышенную самооценку и желание «построить» под себя окружающих, быть беспрестанно в центре внимания.

Во взрослом возрасте нередко патологическая ложь обусловлена маскировкой собственных недостатков. Так, мужчина, рассказывающий всем о головокружительных успехах в карьере, на самом деле — лентяй и тунеядец, а женщина, не пользующаяся вниманием у противоположного пола утверждает, что её осыпают комплиментами и подарками. Обычно за фасадом лжи в данном случае скрываются комплексы и страхи, враньё становится своеобразной психологической защитой.

Диагностика и лечение патологической лживости

Вообще, исправить и вылечить патологического лжеца не представляется возможным, ведь строго говоря псевдология — это не психическое расстройство, а негативная черта личности. И проблема тут гораздо глубже, чем может показаться.

Специальной диагностики патологической лживости у нас в стране не существует. Выявление этой особенности поведения возможно на приёме у психолога, и то, если человек сам сознается, как он ведёт себя.

В США же есть специальный метод исследования мозга, по которому можно выявить склонность к безудержному вранью. Так, у патологических лгунов в префронтальной коре головного мозга снижен объём нейронов (серого вещества) и повышен, по сравнению с нормой, объём нервных волокон (белого вещества). Таким образом, структура префронтальной коры мозга оказывает влияние на подверженность человека говорить неправду.

Лечения от зависимости к собственному вранью не существует, и тем более, нет никаких препаратов, «заставляющих» человека быть честным. А мнения о том, может ли человек исправиться, у психологов расходятся. С одной стороны, это реально, если человек сам осознаёт пагубность своего поведения и желает измениться, а с другой — невозможно, ведь структуру мозга поменять нельзя. Сеансы психотерапевтической помощи, на которых человек учится находить причины своей лжи и разбираться в себе, могут предоставить лишь кратковременный эффект. А потом лгун опять возьмётся за старое.

А как быть тем, кому приходится всё время или периодически контактировать с патологическим лжецом? Несколько советов должны помочь в общении:

  • Не пытаться воспитывать вруна. Доводами и нравоучениями на него воздействовать бесполезно.
  • Перестать верить во все его рассказы и ставить под сомнение каждую фразу.
  • Отдалиться эмоционально от лжеца и не ждать положительных перемен.
  • Не стараться сорвать с него маску — это только усугубит его психологическое состояние.
  • Перестать общаться с этим человеком и оборвать все нити, связывающие вас, если такое возможно.
  • Помнить, что патологический лжец никогда не примет реальность такой, какая она и есть и будет продолжать жить иллюзиями и неправдой.

Здесь легко и интересно общаться. Присоединяйся!

женщина да мужчина нет

единственное мнение совпавшее с мрим за долгое время

Врядли,человек не трактор.

чего четыре. исправиться раз илит так «какого цвета ворона? — ответ календула!»

потому что гладиолус. )))))

вот и я почти печенька!

Если ему это нужно

только если сам этого очень сильно захочет

я даже и не сомневаюсь

да если захочет)

теоретически да, а на практике фиг его знает))))всё зависит от желания человека

да,нужно дать ему шанс

а если шанс укже был и не один?

некоторые намеки плохо понимают

исправить -нельзя ,исправится -можно!

кто желает этого тот может.

думаю да. если захочет этого)

смотря что исправлять будет)))

да, в гробу. ровненько так лежать будет)))

ой, я прям рассмеялась! Спасибо

Как думаете убил-отсидел, снова убил-после этого может человек исправиться?

Конечно же ситуации бывают разные. И хотя убийство оправдать трудно, тем не менее существуют такие ситуации, когда человека или довели до этого отчаянного шага или путём психологического воздействия заставили пойти на убийство. Бывает, что человек сделал это в состоянии аффекта при сильнейшем эмоциональном срыве. В таких случаях есть шанс, что такое не повторится никогда, но при условии, что данный человек вёл и ведёт нормальный образ жизни, воспитан на положительных примерах, законопослушен и ничто криминальное никогда ранее не имело с ним ничего общего. большой плюс, если после свершившегося его будут окружать нормальные здравомыслящие и любящие люди. Если рядом есть те, кто протянул ему надёжную руку помощи, кто поддержал и поддерживает в трудную минуту. Если нет проблемы с трудоустройством — т.е. человек походит реабилитационный период так, как это и должно быть в нормальном адекватном обществе. Я имею ввиду не только тех, кто преступил закон, но и людей его окружающих. Если же найдётся хоть один, кто будет создавать всяческие преграды в плане трудоустройства, припоминать постоянно о том, что был в его жизни этот ужасный факт, относиться с подозрением и презрением и использовать другие методы унижения человека и постоянного упорного подчёркивания, что он не такой как все, то конечно никто не может поручиться, что этот человек снова не совершит преступление. Потому что он уже перешёл однажды красную черту и это сидит у него на подсознательном уровне. Всё зависит от стечения обстоятельств и быть 100% уверенным в том, что он никогда не повторит, нельзя. Хотя для подавляющего большинства таких людей, рецидивы крайне недопустимы, нежелательны и они сделают всё, чтобы не повторить это никогда.

Если же говорить о другой категории людей, склонных к преступлениям и насилию; или о тех, кто потребляет наркотики и спиртное, которые всегда находятся и будут находиться непосредственно в криминальной среде или очень в опасной близости от неё, совершить повторное преступление ничего не стоит. Тем не менее, даже у таких людей иногда появляется непреодолимая тяга к другой жизни. И всё опять же будет зависеть от обстоятельств. Стандартного единого ответа, как поведёт себя тот или иной человек в какой-то ситуации нет. Но конечно же подавляющее большинство не стремится к повторению и задача общества сделать всё, чтобы те, кто преступил закон смогли реабилитироваться после наказания, чтобы свести возможные рецидивы на «нет». Но пока это из области фантастики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *