Спаса на ильине

Спаса на ильине

Феофан Грек
Фрески в церкви Спаса Преображения в Новгороде

Первые фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде были открыты около 1912 года. Уже тогда специалисты обратили внимание на высокое качество этих фресок. Эти фрески — единственная дошедшая до наших дней работа мастера, имеющая документальное подтверждение.
Время основания церкви Спаса Преображения на Торговой стороне в Новгороде в точности не установлено. Но она была одной из древнейших и наиболее почитаемых местных церквей. Уже первое упоминание о ней — в источниках, освещающих драматическую осаду Новгорода войсками суздальского князя Андрея Боголюбского в 1169 году, — ярко рисует значение этого храма в общественной жизни Новгорода.

Согласно легенде об осаде, записанной в XIV веке, церковь Спаса служила местом постоянного хранения прославленной новгородской святыни — иконы «Богоматерь Знамение». Чудесное вмешательство иконы в ход военных действий помогло новгородскому ополчению успешно отразить вражеское нашествие, и суздальское войско позорно покинуло пределы Новгорода. В древнем Новгороде существовало деление на части, или концы, и церковь Спаса находилась в Славенском конце. Это была самая большая и наиболее зажиточная часть города, а Ильинская (или, по-новгородски, Ильина) улица, где стояла церковь Спаса, была главной улицей не только Славенского конца, но и всей Торговой стороны. В XIV веке жители Ильиной улицы, заботившиеся о храме, решили заменить старую деревянную церковь Спаса новой, каменной. По свидетельству Новгородской первой летописи, каменная церковь «поставлена» в 1374 году и тогда же торжественно освящена архиепископом Алексием, которому прислуживал клир собора св. Софии. Присутствие на освящении уличанской церкви архиепископа свидетельствует о том, насколько популярными были церковь Спаса и находившаяся в ней икона «Богоматерь Знамение» во всех слоях новгородского общества. И не только новгородского. В XIV-XV веках московские митрополиты, посещая Новгород, останавливались сначала у церкви Спаса, где их встречали местный архиепископ, духовенство и жители Новгорода. В церкви Спаса митрополит облачался в ризы, и только затем вся процессия направлялась в собор св. Софии.

На почве припоминаний о воинских успехах Новгорода в XIV веке возникла не только письменная версия легенды о событиях 1169 года, но и целый ряд живописных произведений на эту тему. Сохранилось несколько икон второй половины XV-XVI веков, которые воспроизводят наиболее важные эпизоды осады Новгорода суздальцами. В верхнем регистре самой ранней и лучшей иконы, датируемой 60-ми годами XV века, изображено перенесение чудотворного образа Богоматери Знамение из церкви Спаса Преображения в кремль. Художник написал не деревянную церковь Спаса, какой она была в XII веке, а каменную, сооруженную в 1374 году. Храм представлен здесь в виде высокого одноглавого здания с папертью и двухпролетной звонницей. На другой иконе, написанной, вероятно, уже в начале XVI века8, любопытной деталью является завершение фасадов церкви трехлопастными фронтонами. Несмотря на неизбежную для иконописи условную передачу форм прославленного новгородского памятника, оба рисунка в принципе весьма точно воспроизводят особенности архитектуры церкви Спаса Преображения.

Церковь Спаса Преображения — характерный образец новгородского зодчества XIV столетия. Она квадратная в плане, с четырьмя подкупольными столпами и одной главой. На восточной стороне имеется полукруглая апсида. Входные двери расположены с южной, западной и северной сторон. Фасады завершаются энергично поднятыми щипцовыми кровлями и украшены арочками, нишками, поясками, замысловатыми крестами, фигурными обрамлениями оконных проемов, лопатками и полуколоннами. Особенно живописен южный фасад церкви, где при ярком солнечном освещении можно наблюдать эффектную игру света и тени. Но обилие деталей не меняет основного впечатления, остающегося от церкви Спаса. Она покоряет не столько отделкой своих составных частей, сколько величиною, высотой, энергичным движением масс, объемной выразительностью целого.
Устройство интерьера церкви хорошо соответствует ее внешнему облику. Четыре массивных, квадратных в сечении столпа несут арки и паруса, на которые опирается высокий световой барабан, увенчанный в свою очередь куполом. Ветви креста и боковые помещения перекрыты сводами. В западной части храма имеются хоры, куда можно войти по каменной внутристенной лестнице. Хоры представляют собою узкий деревянный накат. В отличие от обширных каменных «полатей» более древних построек хоры церкви Спаса служат всего лишь соединительным мостиком между двумя камерами, расположенными на уровне хор в юго-западном и северо-западном углах здания. Такие замкнутые помещения на хорах имеются во многих новгородских церквах; упоминаются они и в местных летописях. Назначение камер выясняется из одного редкого описания новгородских церквей, сделанного в начале XVI века, где упомянуто множество престолов «на полатех» в этих церквах. Это, следовательно, самостоятельные часовни-приделы. «На полатех» в церкви Спаса Преображения на Ильине улице находились «Троица да Козма Демьян». Это означает, как мы убедимся далее, что северо-западная камера служила приделом Троицы, а юго-западная камера была посвящена Косьме и Дамиану.
Продолжение «

Церковь, выстроенная в 1374 г. в Великом Новгороде, на противоположном Детинцу берегу Волхова. Расписана Феофаном Греком в 1378 г.

Постройка храма

Первая Новгородская летопись содержит запись о создании храма, которая указывает дату каменной постройки – 1374 год. Практически такая же запись приводится и в Лицевом летописном своде.

Тогда на месте старой деревянной церкви на Ильиной улице появилась каменная, она олицетворяла архитектурный стиль Новгорода, знаменуя наряду с более ранней церковью Федора Стратилата завершение процесса формирования нового направления в местном зодчестве. Помимо привычного посводного перекрытия здесь применялись восьмискатная форма и трёхлопастное завершение.

Каменная церковь Спаса на Ильине демонстрирует еще одну отличительную черту новгородской архитектуры XIV в. – обилие декоративных элементов во внутренней отделке.

Роспись Феофана Грека. Судьба фресок

Запись в Третьей Новгородской летописи за 1378 г. сообщает о том, что тогда же церковь Спаса на Ильине была расписана Феофаном Греком, – одним из величайших иконописцев, которого для этой цели пригласили жители Ильиной улицы во главе с боярином Василием Даниловичем.

Он родился в Византии около 1340 г. Сперва творил в Константинополе, затем в Халкидоне, Галате, Кафе и в 1370 г. оказался в Новгороде. Предположительно, прибыл на Русь вместе с митрополитом Киприаном.

Из сохранившихся фрагментов росписи можно выделить фреску со Спасом Вседержителем в куполе. Кроме этого, иконописец расписал барабан фигурами праотцев и пророков Ильи и Иоанна Предтечи. Стоит отметить росписи апсиды с фрагментарным чином святителей и «Евхаристии», часть фигуры Богородицы на одном из алтарных столбов, «Крещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Проповедь Христа апостолам» и «Сошествие во ад» на сводах и стенах. Хорошая сохранность отличает фрески Троицкого придела.

Для манеры Грека характерен экспрессивный и короткий мазок. С его помощью мастер моделирует форму лица, рук и ног, которые имеют красно-коричневую базу. Феофан предпочитает обобщенную форму и не любит вдаваться в детали. Сочетание красно-коричневого и белого в палитре иконописца неслучайно. Использование серого или коричневого в сочетании с белым характерно для южной (византийской, балканской) иконописной традиции в тот период. К тому же, XIII – XIV вв. – время расцвета на Афоне, а вслед за тем и во всем православном мире исихазма, практики умно̒й молитвы. Контрастная красно-коричневая с пронизывающим форму белым палитра была призвана выразить эту традицию внутреннего созерцания.

Феофан Грек ощутимо повлиял на искусство Новгорода, что можно увидеть из росписей церкви Успения Богородицы на Волотовом поле и Фёдора Стратилата на Ручью.

После постигавших город пожаров пострадавшие фрески промывали щёлочью, данная технология использовалась во многих русских церквах. В течение XVII-XVIII вв. фрески Спаса на Ильине были частично утрачены, а затем подверглись забелке, что также не было исключением из правил.

Уже в прошлом веке, точнее в 1913, 1918, 1920-1921, 1936 и 1968 гг. проводились реставрационные работы, которые позволили открыть сохранившиеся храмовые фрески. В 1960-е гг. реставраторы из Москвы установили, что часть росписей еще скрыта побелкой.

Церковь спаса преображения на Ильине улице (Великий Новгород)

г. Великий Новгород, ул.

Ильина, д. 26.

Церковь спаса преображения на Ильине улице — одна из древнейших и почитаемых церквей в Великом Новгороде. История ее основания уходит в глубокое прошлое. Именно в ней, по преданию, хранилась новгородская святыня — икона «Богоматерь Знамение», в 1169 году защитившая город от суздальцев.
В 1374 году деревянная церковь была заменена каменной. Средства на ее строительство дали «уличане», а торжественное освящение провел архиепископ Алексий с клиром Софийского собора. Это еще раз свидетельствовало о важности храма в жизни всего Новгорода.
Церковь спаса преображения — характерный образец новгородского зодчества XIV века. Значительность размеров, особое выделение высотной доминанты, энергия движения масс и объемов сочетаются в ней с богатством декоративного убранства фасадов.
Церковь спаса преображения — это небольшой однокупольный храм, стены которого украшены разнообразными арочками, нишами, поясками, фигурными обрамленьями оконных проемов, закладными крестами замысловатых форм (они ставились горожанами во исполнение различных обетов или в благодарность за чудо прямо в стены каменных церквей при их строительстве).
Живопись в церкви, дошедшая до нас в виде отдельных фрагментов, — единственное монументальное произведение великого византийского художника Феофана Грека. Она выполнена в 1378 году на средства боярина Василия Даниловича. Хорошо сохранились и поражают воображение фрески купола и светлого барабана — колоссальное изображение Вседержителя, гневно взирающего на землю, охраняющие его престол архангелы и серафимы, а также фигуры праотцев и пророков.
Не меньший интерес вызывает живопись Троицкого придела — личной молельни заказчика. Центр композиции — Ветхозаветная Троица, рядом — «Служба святых отцов» и «Богоматерь в типе Знамение-Воплощение».
Фрески греческого мастера отличаются суровой одухотворенностью. В них нет ничего умиляющего и благостного. Художник наделяет образы святых сильными чувствами, превышающими возможности обычного человека.
Монументальная живопись церкви спаса на Ильине улице была в течение столетий скрыта за побелкой и покраской. XX век, создавший новые методы научной реставрации, дал ей новую жизнь.

Феофан Грек

князя Дмитрия Ивановича и при архиепископе Алексее новгородском и псковском».
Уникальное известие Новгородской третьей летописи не принадлежит, как можно было бы предполагать, летописцу XIV века. М.К.Каргер убедительно показал, что это известие является вольной копией ктиторской надписи, имевшейся некогда в храме и затем погибшей. Составитель Новгородской третьей летописи, собирая материал для задуманного им летописного свода, списал, в частности, и надпись в церкви Спаса. Возможные неточности, которые могли иметь место при воспроизведении текста XIV столетия в 70-е годы XVII века, не лишают известия о фресках исторической ценности. Нет оснований сомневаться в его достоверности. Оно правильно фиксирует и дату выполнения фресок, и ктиторов, и имя мастера. От монументального ансамбля фресок в церкви Спаса Преображения до нас дошли случайные фрагменты, составляющие лишь часть этого живописного цикла в его первоначальном виде. К сожалению, нельзя установить, когда и при каких обстоятельствах была утрачена роспись. Вероятно, разрушение живописи началось еще в XIV столетии, так как известно о большом пожаре на Торговой стороне в 1385 году, когда здесь погорели все церкви, за исключением храма Богородицы на Михалице: «…

лют бо бяше велми пожарь», сообщает составитель Новгородской первой летописи, современник и очевидец катастрофы. При реставрационных работах в храме Спаса Преображения в 1930-х годах было замечено, что большие выпады древней штукатурки во многих местах имеют восполнения из другой, мелкозернистой и желтоватой массы, края которой иногда перекрывали соседние участки древнего штукатурного слоя с остатками росписи 1378 года. Эти чинки не были расписаны, и в свое время они, конечно, в немалой степени портили общий вид росписи XIV века, так как их светлые пятна должны были резко выделяться на фоне уцелевших участков древней живописи. Ю.А.Олсуфьев предполагал, что обнаруженные им чинки были сделаны в XVII либо XVIII веке, поскольку их, как и древние фрески, перекрывала однородная штукатурка XIX века. Очевидно, уже в XVII и XVIII веках фрески Феофана были сильно утрачены и что именно в это время началась полоса периодических поновлений древнего здания и его росписи. Толстый намет новой штукатурки поверх остатков стенописи 1378 года был сделан, вероятно, в 1858 году, когда очередные поновители церкви Спаса произвели большие работы в храме. Чтобы штукатурка лучше держалась на нижележащих слоях, сохранившиеся к тому времени фрески Феофана, а также их восполнения местами были покрыты беспорядочными насечками. Особенно пострадали от насечек и других механических повреждений фрески на предалтарных столпах, в диаконнике и под хорами. В куполе и в парусах поновители 1858 года заново написали фигуры праотцев и евангелистов; стены основного помещения храма были выкрашены зеленой краской, столпы розовой, а подпружные арки расписаны звездами по белому фону6. В угловой камере на хорах древние фрески не были заштукатурены, а только покрыты тонким слоем нескольких побелок. Как это часто случалось в России, научное внимание к стенописи Феофана Грека в церкви Спаса было обращено именно в тот момент, когда она подверглась, быть может, наибольшей порче за все пять веков ее существования. Архимандрит Макарий, составитель фундаментального описания новгородских древностей и очевидец варварского ремонта храма Спаса в 1858 году, упоминает, например, о «возобновленных» в его время изображениях Спасителя в куполе и Богоматери в нише на западном фасаде. О фресках купола, а также барабана, где можно было рассмотреть изображения ангелов, серафимов и двух пророков, сообщил затем В.В.Суслов. Но следы фресок XIV века были заметны и в других частях церкви. «Древняя роспись храма, читаем мы у В. В. Суслова, . . . по-видимому, сохраняется под окраскою стен его, так как в некоторых местах сквозят признаки священных изображений».
Предположение В.В.Суслова побудило вскоре исследователей русского искусства начать пробные раскрытия фресок Феофана. Эти работы совпали с увлечением передовых кругов общества древнерусской живописью, в истории которой уже тогда Новгороду и подвизавшимся в Новгороде знаменитым художникам справедливо отводилась выдающаяся роль. Удачный опыт расчистки в 1910-1912 годах фресок XIV столетия в другой новгородской церкви, Феодора Стратилата, укрепил уверенность в том, что в храме Спаса Преображения будет найдена живопись не меньшей художественной ценности. Первые фрагменты фресок в церкви Спаса были обнаружены в 1910 и 1911 годах «неизвестными лицами» из Петербурга, пытавшимися открыть из-под побелки и штукатурок фигуры святителей в алтарной части храма. Вероятно, ими же в 1912 году расчищались фрески камеры на хорах, где были найдены изображения святителя на восточной стене. Богоматери с Христом-младенцем над входной дверью и фигура архангела Гавриила с мерилом и сферой в руках. По сведениям Н.Г.Порфиридова, этими самовольными и бесконтрольными расчистками руководил П.Л.Гусев сотрудник петербургского Археологического института. Не обладая опытом научной реставрации, П.Л.Гусев и его товарищи сделали, конечно, совсем немного, и к тому же они лишь испортили обнаруженные ими фрески.
В годы первой мировой войны реставрационные работы в Новгороде приостановились, а после революции дело открытия фресок в церкви Спаса перешло в руки такого выдающегося мастера, каким был П.

И. Юкин, уже зарекомендовавший себя в Новгороде расчисткой стенописи Феодора Стратилата. В отличие от способа производства работ в церкви св. Феодора, где П. И. Юкин делал сначала пробные зондажи и расчищал древнюю живопись только в местах ее обнаружения этими пробами, в церкви Спаса он предполагал снять все побелки и новую штукатурку с позднейшей росписью от купола до пола здания. Постепенно он собирался открыть уцелевшие фрески в той последовательности, как они были исполнены. При такой постановке дела исключалась также случайность открытий: на пройденных участках стен вторичные поиски фресок были бы бесперспективны. Недостаток средств не позволил, однако, наладить работы по задуманной программе, и в 1918-1921 годах П.И.Юкин, действуя в качестве сотрудника Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи, расчистил в церкви Спаса Преображения около двадцати больших и малых фрагментов росписи в разных местах здания: несколько голов апостолов из «Евхаристии» в алтарной апсиде, фигуры святителей в диаконнике и в проходе, ведущем из диаконника в алтарь, изображения праотцев Ноя, Мельхиседека и Авеля в барабане купола, «Троицу», Макария Египетского, Акакия и верхние части фигур трех столпников на южной стене в камере на хорах и другие фрески. Небольшие работы производились П. И. Юкиным также в 1923 году, когда была завершена расчистка ранее обнаруженного медальона с полу-фигурой Иоанна Лествичника на северной стене камеры. В дальнейшем поиски фресок в церкви Спаса велись несистематически. Крайне тяжелые условия для работы в области охраны и реставрации памятников древнерусского искусства, сложившиеся в годы нэпа, а затем и в конце 1920-х годов, отнюдь не способствовали продолжению дорогостоящих экспедиций московских реставрационных мастерских в Новгород. Летом 1930 года П.И.Юкин расчистил лишь верхнюю часть изображения столпника на южной стене камеры. Последовавшее вскоре отстранение руководителя новгородских экспедиций А.И.Анисимова от всех дел, связанных с реставрацией и научным изучением древнерусской живописи (осенью 1930 года), и ликвидация Центральных государственных реставрационных мастерских (1933 год) совсем приостановили расчистку фресок Феофана.
Работы в Спасо-Преображенской церкви возобновились лишь через несколько лет по инициативе Ю. А. Олсуфьева, который возглавил секцию древнерусской живописи отдела реставрации Третьяковской галереи. В 1935-1936 годах бригада художников-реставраторов (Е.А.Домбровская, И.А.Баранов, С.С.Чураков, Н.А. Кисляков и Г.В.Баранов) под наблюдением Ю.А.Олсуфьева произвела наиболее крупные расчистки в церкви Спаса. Именно в это время были найдены изображения Пантократора, ангелов и серафимов в куполе, открыты монументальные фигуры Адама, Илии, Еноха, Сифа и Предтечи в простенках светового барабана и полностью завершена расчистка всех уцелевших фресок в северо-западной угловой камере на хорах. Немало ценных фрагментов древней живописи было обнаружено также на стенах и арках в главном помещении храма: головы трех апостолов и фрагмент велума из левой части «Евхаристии» в апсиде, большой фрагмент стоящей задрапированной фигуры на южном склоне триумфальной арки, изображение Алексия человека Божия и двух неизвестных мучеников на восточной и северной гранях северо-восточного подкупольного столпа, медальон с мучеником Сергием на южном склоне арки, соединяющей этот столп с северной стеной, остатки фигур двух стоящих воинов на западной стене северной части трансепта, изображения Улиты с Кириком и св. Феклы на склонах арки слева от южного входа в церковь, две женские фигуры в северо-западной части здания под хорами и другие, менее значительные, фрагменты древней стенописи. Поиски фресок в других местах не дали положительных результатов, но Ю.А.Олсуфьев не исключал возможности дополнительных находок. Так как после 1936 года работы по раскрытию фресок в церкви Спаса Преображения не возобновлялись, постепенно сложилось убеждение, что все уцелевшие фрагменты стенописи Феофана найдены и никаких значительных открытий в этом памятнике уже не может быть сделано. Такая точка зрения оказалась неверной. Когда в 1965-1966 годах бригада московских реставраторов под руководством Г.С.Батхеля приступила к укреплению и промывке фресок в церкви Спаса, им удалось выяснить, что под слоями шпаклевок и побелок XIX века еще имеются фрагменты изначальной стенописи. Было принято решение произвести обследование поверхности всех стен и сводов церкви на предмет полного выявления древней живописи. Эта работа была осуществлена в 1968-1970 годах. В 1970 году по инициативе Новгородского музея производились также археологические раскопки в апсиде церкви Спаса, где наряду с многочисленными обломками фресок из толстого культурного слоя были обнаружены остатки интересной живописи над синтроном и за епископским креслом. Эпизодические работы в церкви Спаса велись и в последующие годы. В частности, из-за слабого сцепления штукатурного слоя с каменной кладкой фрагменты фресок, находившиеся в нижней части алтарной ниши, сразу после их открытия пришлось снять со стены, и заново на прежнем месте они были смонтированы только в 1975 году. Хотя до сих пор мы говорили о полном открытии фресок в церкви Спаса, в будущем здесь возможны дополнительные находки.
Западная стена церкви не была доследована до конца и при тщательном зондировании поздней штукатурки не исключено обнаружение еще нескольких фрагментов живописи XIV века. Но значительно больше сулят работы по удалению существующего пола, который находится почти на полтора метра выше древнего пола, сложенного из каменных плит. В земляной насыпи между этими двумя полами, как показали пробные раскопки в алтарной части церкви, находятся мелкие фрагменты фресок Феофана, сбитые со стен при варварских ремонтах XVII-XIX веков. Здесь необходимо провести такую же кропотливую работу по извлечению и подборке остатков сбитой росписи, какая проделана после раскопок руин церкви Спаса на Ковалеве. Из мелких кусочков штукатурки с остатками живописи наверняка соберутся части былых композиций и отдельных фигур. Не говоря о том, что их можно использовать для более точной реконструкции росписи церкви Спаса, они будут представлять и самостоятельную ценность как новые памятники искусства великого художника.

Вздорнов Г.И. Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде. М., Искусство. 1976. С.18

Грек Феофан

Духовное развитие

История храма

Во время расцвета новгородской культуры на Ильине улице проживали только зажиточные люди. Они и построили церковь. Сооружение выполнено из грубого камня. При строительстве зодчие ориентировались на архитектуру церкви Феодора Стратилата на Ручью. Схож и внутренний план храма.

Ранее на месте возведения сооружения стояла деревянная церковь. Она носила такое же название. Согласно легенде, в ней хранилась чудотворная икона «Знамение Божьей матери». Как известно, в 1170 году в Новгороде правил Андрей Боголюбский. Другие князья пришли к стенам города с войсками. Новгородцы стали просить о помощи Господа Бога. После чего священнослужителю Илие во сне случилось знамение. Он вынес икону Божьей матери из церкви Спаса на Ильине и оставил у городских ворот. В ходе битвы одна из стрел попала в икону. Из глаз Богородицы потекли слезы. Этот знак вселил веру в воинов. Горожане отстояли Новгород. Впоследствии икона еще не раз показывала людям свою чудодейственную силу. Ее переносили в разные храмы. Но в 1560 году вернули в церковь Спаса на Ильине.

Дальнейшая судьба церкви

После своего расцвета великая новгородская эпоха продлилась недолго. Судьба церкви Спаса Преображения на Ильине улице складывалась непросто. К началу 18 века Новгород превратился в обычный провинциальный городок. Преображение в худшую сторону не обошло стороной и новгородскую церковь Спаса на Ильине. 14 июня 1385 года в городе произошел пожар, который охватил всю Торговую сторону, в том числе и церковь. Позже храм привели в должное состояние. Долгое время в Новгороде существовала традиция встречать московских священнослужителей именно в церкви Спаса на Ильине. Так как она являлась одним из крупных религиозных сооружений города.

К концу 19 века новгородская церковь Спаса Преображения на Ильине улице пришла в негодное состояние. Внутренний ремонт был непригоден для совершения богослужений: начала осыпаться штукатурка, выпадали кирпичи из стен, арок и потолка. Храм закрыли, планировали снести. Но все же в городе нашлись деньги на реконструкцию здания. И в сентябре 1889 года церковь Спаса на Ильине снова начала принимать прихожан и проводить службы.

Особенности архитектуры церкви

Стены храма выполнены из грубого кирпича. Их толщина составляет приблизительно полтора-два метра. Естественно, после возведения они не были покрыты слоем штукатурки. Камень-ракушечник можно было четко разглядеть. Позже стены были обработаны и побелены. Церковь Преображения выполнена в изысканном архитектурном стиле, что характерно для новгородского зодчества того времени. Храм отличается тонкими декоративными элементами. Здание относится к четырехстолпному типу строений, имеет форму квадрата. Купол у церкви только один. Кровля состоит из восьми треугольных скатов.

Внутри церкви находятся скрытые помещения. Чтобы в них попасть, необходимо подняться по лестнице, которая скрыта в стенах. У этих помещений есть свои названия. Одно из них — Косьмы и Демьяна, другое названо в честь Святой Троицы.

Внешняя сторона церкви украшена большим количеством крестов. Половина из которых выложена декоративным камнем. Другая часть вырезана на каменных стенах.

Окна храма продолговатые, вытянуты вверх. У здания имеется три входа. Расположены они с юга, севера и запада.

В целом храм выглядит очень нарядно, при этом не теряя своей эстетичности. Огромное количество декоративных элементов не мешает восприятию здания как места религиозного назначения.

Фрески Феофана Грека

Лучшие фрески церкви Спаса на Ильине улице сохранились под куполом церкви. Здесь изображен Иисус Христос (Пантократор). Вседержитель изображен в оплечном виде. Взгляд его завораживает. Он серьезен и будто предупреждает о наказании за совершенные людские грехи. Кажется, что он призывает человека встать на путь исправления, молитвы и добродетели. Человек, единожды посетивший храм, навсегда запомнит данное изображение. Оно является главным в общей композиции.

В центральной части храма сохранились лишь фрагменты изображений. В алтарной части можно увидеть апостолов. Ниже расположены святые, а по бокам от них остатки фрагментов из цикла Страсти Господни. Ниже можно увидеть изображение Спаса на престоле.

Подкупольная часть практически не сохранилась. Здесь находились изображения двунадесятых праздников. Справа от алтаря можно увидеть фреску с ликом Богоматери. С другой стороны расположен фрагмент Рождества Христова. Также на сводах церкви изображены события христианских праздников Сретения Господня и Крещения.

На столбах, находящихся внутри храма, были изображены трубящие ангелы. Предположительно они оповещали о страшном суде, либо просто обозначали четыре стороны света. Не все изображения ангелов сохранились. Рассмотреть можно только фреску, находящуюся под Богоматерью.

В тайном помещении (Троицком) сохранились все изображения. В свое время это была комната для священнослужителей. На фресках здесь можно увидеть несколько изображений: явление Аврааму Троицы, лики святых, Знамение Богоматери, архангел Михаил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *