Соотношение науки и религии

Соотношение науки и религии

Как связаны наука и религия?

Тарасов Владимир

Есть мнение, что сейчас идёт слияние таких, казалось бы, разных, противопоставленных друг другу сфер, как наука и религия. Есть ли тут противоречие?
На каком-то этапе своего развития человек считал, что религия может дать ему ответы на все его вопросы. Потом появилась наука. Пришло время переосмыслить, действительно ли Господь столь всемогущ.

Сомнение породило науку, которая стала религией другого типа – религией отрицающей религию. Человек начал верить(!) в то, что она-то ему и даст ответы на все его вопросы. Так уж устроен человек. Если он что-то знает поверхностно, не углубляясь, то ему кажется всё просто… У него нет сомнений. Но стоит хоть чуть больше взглянуть глубже, и уже не так оказывается всё просто, как виделось раньше. Как говорили Древние Греки, чем больше мы узнаём, тем больше перед нами открываются горизонты необъятного, непонятного. Так и вышло! Чем больше развивалась наука, чем больше мы узнавали, тем больше понимали, что «мы знаем только то, что ничего не знаем».В следствии этого у религии появляются весомые аргументы.
Исходя из классических представлений о религии и науке, в первой нужно просто верить, а во второй — доказывать. Вот и получилось, что доказать получается далеко не всё, даже, я бы сказал, почти ничего не удаётся, поэтому то, где доказать мы не можем, там мы используем религию или её подобие. Её элементами мы прикрываем пробелы в науке.
Вот такая вот взаимопомощь между религией и наукой.
Возможно, что появится что-то третье, и станет, на время, новым де-факто… Но это лишь на время…

© Copyright: Тарасов Владимир, 2003
Свидетельство о публикации №203111600101

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Тарасов Владимир

Рецензии

Написать рецензию

Думаю третьего не появится.
Наука и религия исследуют наш мир единства и многообразия с двух противоположных сторон: религия исходит и Единства продвигаясь к многобразию, а наука исследуя многообразие пытается пробиться к Единому начальному принципу.
Религия использует чувственные (мистические) методы, а наука — аппаратные средства.
Наука способна дейтствовать, на сегодняшний день, только в материальном мире (времени-пространства-массы)и совершенно неспособна к исследованиям в более тонких структурах (например сознание)
Так что пока их области исследований почти не пересекаются…
с уважением
Александр Скороходов 12.02.2008 17:27 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

да, наверно справедливо ;)) Но наука тоже часто полагается на веру ))) Может и не в бога, но всё же… Вот квантовая химия/физика 😉 В основе — пастулаты! И все эти приближения…
Я уже наверно писал про «мостики». Ницще называл логическими мостиками у философов те моменты, где они скакали…. Ну, вот есть вроде бы целостная логичная теория… А потом филосов доходит до какого-то тонкого момента, который не может объяснить. И он что-то в этом месте выдумывает ;))) Логический скачёк делает ;)) Перепрыгивая на то, что уже может побъяснить… А мостик связывает эти материки ;))
Так же и в науке можно увидеть.
Хотя… Хотя с Вами согласен 😉 Подходят они с разных сторон. Но это не значит, что общего нельзя найти.
Тарасов Владимир 12.02.2008 18:12 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Тарасов Владимир

Наука и религия: от противостояния к диалогу

03.06.2013 Взаимоотношения науки и религии трудно назвать гладкими и безоблачными. То и дело мы слышим о том, что новые философские теории и научные открытия ставят под сомнение существование Бога.

Так, недавно известный английский биолог и популяризатор науки Ричард Докинз сказал, что теория Дарвина и антропный принцип, которым ученые объясняют существование жизни на нашей планете «делают гипотезу о Боге не просто ненужной, а вопиюще расточительной». В ответ из христианского лагеря слышится целый шквал опровержений, доказывающих обратное. К сожалению, диспуты между религией и наукой чаще сводятся к спору идеологий и совсем не напоминают спокойный и конструктивный поиск истины.

Однако, если мы обратимся к истории, то увидим, что далеко не всегда дело обстояло таким образом. Поначалу не было никаких споров. Религиозное восприятие мира было доминирующим, и никто не подвергал сомнению факт, что мир и все, что в нем, сотворены Богом. В европейских университетах, образовавшихся из монастырских школ, теология (по-нашему «богословие») не только была обязательным предметом в учебной программе, но и приобрела особый неофициальный статус «Царицы наук». Считалось, что знание о Боге не только должно быть основой всякого знания об окружающей действительности, но и все остальные учебные дисциплины должны помогать теологии в постижении Божьего мира.
В конце XIX века это средневековое представление удачно обобщил английский художник Генри Холидэй. В библиотеке Университета Дрю расположен огромный витраж, иллюстрирующий взаимоотношение богословия и науки. В его центральной части в женском облике изображена Царица наук – Теология: голову ее венчает нимб, а на плече голубь, как символ Божьего вдохновения. Она восседает над землей и два ангела, олицетворяющие мудрость, поклоняются ей. Цитата из Исайи на латыни гласит: «Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших» (Ис 55:9). Слева от фигуры Теологии расположены История, поднимающая вуаль и оглядывающаяся назад, и Философия, задумчиво опирающаяся на стопку книг, изображающих знание. Справа – Искусство, как символ красоты мира, сотворенного Богом, а рядом с ней – Наука. В ее образе олицетворяются все естественные науки: в одной руке – цветок, обозначающий ботанику; в другой руке – книга, как символ теоретических наук; под ногой — глобус и телескоп (науки о земле). Над головой у Теологии – три образа: Вера, Любовь и Надежда. Нижняя фигура у подножия – Смирение – напоминает, что Господь «направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим» (Пс. 24:9).
Такова была идеалистическая средневековая картина того, как учение о Боге и сотворенном мире должно опираться на другие науки, которые, в свою очередь, должны направлять все полученные познания к более глубокому пониманию Творца и Его дел. Образы смирения, веры, надежды и любви призваны направить человека в поиске истины, чтобы его движение к Богу не оказалось тщетным (1 Кор 13:2). Что можно было бы еще добавить или убавить?
Но эпоха Возрождения открыла новые горизонты и бросила вызов устоявшимся принципам. Пробудился живой интерес к осмыслению человека и его места в мире. Обращение к идеалам античности и вера в безграничные способности разума заставили многих искать новые ответы на старые вопросы. Именно в это время изобретаются телескоп, компас, книгопечатание, что способствует накоплению и приумножению научных знаний. Совершаются великие географические открытия Колумба и Магеллана, составляются карты новых континентов, а исследования Коперника и его последователей приводят к настоящей революции в астрономии.
Однако вместе с новыми знаниями пришли и новые проблемы. К большому сожалению, религиозное представление о мире не было готово вместить все новые открытия. Если еще можно было как-то ужиться с мыслью о том, что земля на самом деле не плоская, а круглая, и что антиподы существуют, то признать, что Земля не является центром мироздания казалось совсем недопустимым. Новые открытия вели ко все большей конфронтации религии и науки.
Царица наук, забыв о добродетелях, которыми она должна была руководствоваться, ополчилась на своих подданных. Главный труд Коперника «Об обращении небесных тел» в 1616 году сначала попал в индекс запрещенных книг, а потом подвергся жесткой цензуре. В 1633 году защищавшего коперниковский гелеоцентризм Галилео Галилея арестовали и под страхом пыток вынудили отречься от своих трудов. Чуть ранее Тихо Браге и Йоганн Кеплер столкнулись с непримиримой оппозицией Церкви в отношении учения о траектории движения комет и их истинной природы. Трудно было опровергать устоявшееся мнение, что кометы – это Божья кара за грехи человечества, если сам Лютер в своих проповедях провозглашал: «То, что странным образом движется в небе, определенно суть знамение Божьего гнева».
Если продолжать этот список, то в него без сомнения войдут и верный католик, блестящий ученый Рене Декарт, не желающий публиковать свой трактат об устройстве мира, из-за опасений, что его постигнут такие же гонения, как и его современника Галилея. Нельзя не упомянуть и натуралистов графа де Бюффона и Роберта Чэмберса, подвергавшихся жесткой критике и нападкам за свои попытки обосновать эволюционное развитие жизни на земле. Религиозное христианское сознание с не меньшим трудом восприняло находки многих геологов XIX века, говорящих, что Земля может быть гораздо старше, чем принято в традиционном библейском летоисчислении. И, конечно же, в истории столкновений религии и науки невозможно обойти стороной серьезную и до сих пор актуальную проблему противостояния теории эволюции и библейского учения о творении.
История показала, что многочисленные столкновения не пошли на благо ни науке, ни христианству. Принадлежность к Церкви и богословский взгляд на творение в прогрессивных научных кругах в ХХ веке все чаще стали связывать с невежеством и отсталостью. Наука же в своем стремлении к объективности и непредвзятости отвергла любые представления о сверхъестественном и духовном. Но в действительности религиозное мировоззрение заменилось идеологией материализма, а наука из заложницы старых церковных догматов превратилась в инструмент атеистической пропаганды.
Однако отрицание сверхъестественного и ставка на материальное объяснение видимого мира принесли науке новые проблемы. Какие бы теории не выдвигали астрофизики, пытаясь объяснить сотворение Вселенной и зарождение жизни естественным путем, им до сих пор не удается обойти фундаментальный закон причинности. Как бы ни старались философы обосновать зарождение нравственности природными, социальными или экономическими причинами, все эти догадки останавливаются перед попыткой объяснить человеческий альтруизм. И как бы ни объясняли биологи происхождение человека при помощи теории эволюции, им все равно трудно объяснить феномен духовности, радикально отличающий людей от остального животного мира.
Размежевание религии и науки – печальный факт, мешающий многим ученым видеть рациональное зерно в вере в Бога, и препятствующий многим верующим увидеть новые Божии откровения в современных научных открытиях. Очень жаль, что науке и искренней вере не всегда под силу такой синтез, которого придерживался величайший русский ученый и искренний христианин Михаил Ломоносов. «Создатель, – пишет он, – дал роду человеческому две книги. В одной показал Cвое величество, в другой – Cвою волю. Первая – видимый сей мир, Им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность Его зданий, признал Божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга – Священное Писание. В ней показано Создателево благоволение к нашему спасению… Толкователи и проповедники Священного Писания показывают путь к добродетели… Астрономы открывают храм Божеской силы и великолепия… Обои обще удостоверяют нас не токмо о бытии Божием, но и о несказанных к нам Его благодеяниях. Грех всевать между ими плевелы и раздоры!»
Богословие и наука – два разных способа познания данного нам Богом мира. И если раньше доминировало религиозное представление об устройстве бытия, то в наши дни религия и наука имеют больше шансов быть равноправными партнерами. Сегодня многим ученым удается сочетать приверженность научным методам и изысканиям с глубокой христианской верой. В то же время все больше богословов пишут книги о взаимозависимости откровений, явленных в Библии и природе. Будем же надеяться, что богословие и наука, умевшие некогда слышать друг друга, перестанут существовать в параллельных мирах и будут все больше стремиться к диалогу. Ведь ученым и богословам стоило бы помнить, что у них общая задача – объяснить окружающий мир и помочь человеку исполнить свое предназначение в нем.
Антропный принцип – теория, утверждающая, что все параметры среды во Вселенной изначально идеально предрасполагали для возникновения жизни. Однако Докинз не видит в этом ничего необычного и считает, что антропный принцип – результат случайности.
Dawkins R. Why There Almost Certainly Is No God. http://www.huffingtonpost.com/richard-dawkins/why-there-almost-certainl_b_32164.html
Drew University Library. URL: http://depts.drew.edu/lib/archives/rosewin.php
Антиподы – слово, применявшееся античными географами в отношении людей, живущих на противоположном конце Земли. Средневековые богословы, уверенные в том, что Земля плоская, не могли представить себе людей, ходящих вверх ногами, а Прокопий Газский (475-528 гг.) утверждал, что если существуют люди на другой стороне земли, то Христу пришлось бы сойти туда и пострадать за них еще раз. Соответственно, должны были там быть и предвестники Его пришествия: еще один Эдем, Адам, змей, и потоп. White A.D. Warfare of Science and Theology. N.Y.: D. Appleton and Company, 1898 URL: http://cscs.umich.edu/~crshalizi/White/geography/inhabitants.html
Теория Коперника находилась под запретом вплоть до 11 сентября 1822 года, когда кардиналы Святой инквизиции разрешили к публикации. URL: Op. cit. http://cscs.umich.edu/~crshalizi/White/astronomy/results-of-victory.html
«Whatever moves in the heaven in an unusual way is certainly a sign of God’s wrath» Цит. по: Op. cit. URL: http://cscs.umich.edu/~crshalizi/White/signs/theo-view.html
Descartes’ Life and Works. URL: http://plato.stanford.edu/entries/descartes-works/
Ломоносов М. Явление Венеры на Солнце, наблюденное в Санкт-Петербургской императорской академии, мая 26 дня 1761 года. URL: http://feb-web.ru/feb/lomonos/texts/lo0/lo4/lo4-361-.htm
Сергей Корякин
Источник: Блог Сергея Корякина

Назад в статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *