Сообщение о ниле сорском

Сообщение о ниле сорском

Нил Сорский

В Википедии есть статьи о других людях с похожими именами, см. Майков и Майков, Николай.

Нил Сорский


икона, 1908 год
(написана к 400-летию со дня кончины преподобного)

Родился

1433
Москва

Умер

7 мая 1508 или 7 апреля 1508

Почитается

в Русской православной церкви

В лике

преподобных

День памяти

7 (20) мая

Труды

«Устав скитской жизни», «Предание Нила пустынника своим ученикам», редакция житийных сборников, послания.

Медиафайлы на Викискладе

Нил Со́рский (в миру Никола́й Ма́йков; 1433, Москва — 1508) — православный святой, преподобный, крупный деятель Русской церкви, основатель скитского жительства на Руси, автор «Предания», «Устава о скитской жизни», а также ряда посланий, известный своими нестяжательскими взглядами.

Память его празднуется 7 (20) мая в день преставления и в 3-ю Неделю по Пятидесятнице вместе с Собором Вологодских святых.

Жизнеописание

Социальное происхождение преподобного Нила точно неизвестно. Сам себя он называл «невежей и поселянином» (в письме Гурию Тушину), но из этого не следует его крестьянское происхождение: самоуничижительные эпитеты характерны для такого рода литературы. Сам же преподобный Нил по этому поводу говорил: «Аще кто от родителей явленных мира, или сродники име от преимущихъ въ славе мира, или самъ в сану коемъ или в чести в миру бе. И сиа безумие суть. Сия бо сокрывати подобает». С другой стороны известно, что до пострига будущий подвижник служил подьячим, занимался списыванием книг, был «скорописцем». В сборнике Германа Подольного, одного из близких Нилу монахов Кирилло-Белозерского монастыря под 1502 годом сообщается о преставлении «Нилова брата» — Андрея, который был пострижен там с именем Арсений. Андрей Фёдорович Майко личность известная. Это один из видных дьяков при правительствах Василия II и Ивана III. Его имя часто встречается в документах тех лет. Андрей Майко стал родоначальником дворянского рода Майковых. Таким образом, Николай Майков был образованным горожанином и относился к служилому сословию.

Пострижен Нил Сорский был в Кирилло-Белозерском монастыре при игумене Кассиане, постриженнике Спасо-Каменного монастыря. Временем его пострига можно считать середину 50-х годов.

По всей видимости, в монастыре Нил занимал заметное положение. Ряд монастырских документов от 1460 года до 1475 года имя Нила называет среди монастырских старцев, решавших хозяйственные вопросы. Возможно, другим монастырским послушанием будущего святого было списывание книг. Во всяком случае, его почерк угадывается в ряде рукописей из библиотеки Кириллова монастыря.

Примерно между 1475—1485 годами преподобный Нил вместе со своим учеником Иннокентием Охлябиным совершил длительное паломничество в Палестину, Константинополь и на Афон. Долгое время Нил Сорский пробыл на Афоне, где основательно познакомился со скитским устройством.

После возвращения в Россию на реке Соре, в небольшом удалении от Кириллова монастыря, Нил основал скит (впоследствии Нило-Сорская пустынь). В основу устройства скита были положены традиции скитского жительства древних скитов Египта, Афона и Палестины. От желающего подвизаться в скиту преподобного Нила требовалось знание Писания и решимость следовать им. «Если есть и воля Божия, чтобы они пришли к нам, то подобает им предания святых знать, хранить заповеди Божии и исполнять предания святых отцов». Поэтому в скит принимались только грамотные монахи, прошедшие искус в общежительных монастырях.

Литературная деятельность

Подвизаясь в безмолвии с малой братией, преподобный, однако, не оставил книжных занятий, которым придавал большое значение. Судя по количеству цитат, наибольшее влияние на Нила оказали Григорий Синаит и Симеон Новый Богослов, Иоанн Лествичник, Исаак Сирин, Иоанн Кассиан Римлянин, Нил Синайский, Василий Великий.

Главным его трудом следует назвать состоящий из 11 глав «Устав скитской жизни». «Устав» предваряет краткое предисловие:

«Смысл этих писаний охватывает следующее: как подобает делание совершать иноку, хотящему истинно спастись в эти времена, что и мысленно и чувственно по божественным Писаниям и по житию святых отцов, насколько возможно, подобает поступать».

Таким образом, «Устав» преподобного Нила — это не регламент скитской жизни, а аскетическое наставление в духовной борьбе. Большое внимание преподобный уделяет «умной», или «сердечной», молитве, цитируя при этом Григория Синаита и Симеона Нового Богослова. Нет сомнений, что Нил Сорский принадлежит мистическо-созерцательному направлению в православном монашестве, возрождение которого связано с именем преподобного Григория Синаита. О связи преподобного Нила с исихазмом, как расширенно именуют монашеское харизматическое движение XIV—XV веков, писала М. С. Боровкова-Майкова. Из современных авторов этому аспекту уделили внимание Г. М. Прохоров, Е. В. Романенко.

Гравюра «Вид Нило-Сорской общежительной пустыни», XIX век

Предание ученикам «О жительстве от святых писаний» уделяет больше внимания организации скитского быта, отношению к имуществу, отношениям с приходящими из мира людьми. Говорится об умеренности в посте, который должен соответствовать «силе тела и души». В начале «Предания» дано исповедание веры Нила Сорского.

Кроме того, известен ряд его посланий: Гурию Тушину, Герману Подольному, Вассиану Патрикееву, «брату, пришедшему с восточной стороны», а также две молитвы.

Другой стороной литературной деятельности преподобного Нила была его деятельность как переписчика и составителя житийных сборников. О методе работы преподобного с текстом красноречиво говорят его фразы из посланий Гурию Тушину и Герману Подольному. В послании Тушину он пишет: «Если не найду согласное с моими соображением о начинании дела, откладываю его, пока не найду; когда же найду, благодатью Божьей, делаю в благой уверенности как одобренное. От себя же не смею делать, поскольку я невежда и поселянин». «Когда случается мне что-то предпринять, если не нахожу того в Святых Писаниях, откладывая на время, пока не найду»,— пишет он в послании Герману Подольному. Сравнивая списки, он находит в них «много неисправленна», старается исправить «елико возможно его худому разуму». Поэтому списывает «с разных списков, тщася обрести правый». Если это не удаётся, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «От зде в списках не право», или: «Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется».

Было бы неверным предполагать, что подвижник полагает своё разумение критерием истинности Писаний, призывает к рациональному их осмыслению и согласованию с доводами разума. Анализ его житийных сборников, сравнение с изданными полвека спустя Великими Минеями Четьями митрополита Макария, привели исследователей (Н. В. Покровский, Я. С. Лурье) к выводу, что правке была подвергнута не содержательная часть житий, а только текст. Правки касались грамматики, синтаксиса (в частности, преподобный убирал кальки с греческого), стиля. Добавлены правки, уточняющие смысл, исправлено неверное употребление слов. Таким образом, текст становился более понятным и удобочитаемым.

Следует отметить, что труды преподобного Нила пользовались большим уважением и в монастыре преподобного Иосифа. Два монаха Иосифова монастыря, это Нил Полев и Дионисий Звенигородский, долгое время (до 1512 года) жили в Кирилловом монастыре и сделали списки Ниловых сборников для своей обители. Однако, начиная с 30-х годов, писания Нила в Волоколамском монастыре стали переписывать без указания авторства.

Исихазм и нестяжание

Нил Сорский в Послании Гурину Тушину писал, что «цвѣты добродѣтелей» расцветают от «безмолвия» (греч. исихии) и иссушаются от бесед. Подвиг состоит в «отсечении помыслов» и «отступлении мира». Своим послушникам Нил Сорский напоминал необходимость физической работы, «ибо жительство и нужды наши от наших собственных трудов должны устраиваться». Он напоминал слова апостола Павла о необходимости труда (2Фес. 3:10). Он призывал не злоупотреблять милостыней. «Стяжание» признавал за «яд смертоносный». Если случится нанимать работников, то их «не подобает должной платы лишать». Нил Сорский критиковал желание украшать церковь («сосуды золотые и серебряные, даже и священные, не подобает иметь»), поскольку это может привести к «восхищению делу рук человеческих» и «гордости» за «красоту зданий»

Об отношении к Священному Писанию и церковному преданию

Мысль о разумном исполнении Священного Писания является одной из основных тем посланий преподобного Нила. Особенно часто он об этом говорит в послании Герману Подольному. В частности он пишет: «Повиноваться Богу по божественным Писаниям, а не так бессмысленно, как некоторые: и когда в монастыре с братьями, будто бы в повиновении, в самоволии бессмысленно пасутся, и отшельничество так же осуществляют неразумно, плотской волей ведомые и разумом неразмышляющим, не понимая ни того, что делают, ни того, в чём утверждаются». В «самоволии» — то есть не по Божьей воле, не по Его Писаниям, а в мнимом послушании по человеческим представлениям и без разумения.

Требуя разумного прохождения монашеского подвига, преподобный Нил настаивает на разборчивости в чтении писаний. «Писаний ведь много, но не все они божественные»,— пишет он Гурию Тушину. Однако понимать эти слова, как критическое отношение к святоотеческому преданию было бы неверным. В «Предании» преподобного Нила приводится его исповедание веры, в котором, между прочим, говорится: «Прибегаю всею душою к святой соборной апостольской Церкви, и все учения, которые она приняла от Господа и от святых апостолов, и святых отцов Вселенских Соборов и поместных, и прочих святых отцов святой Церкви и, приняв, нам передала о православной вере и о практических заветах…». Вряд ли это дежурные фразы, которые святой зачем-то пересказывает ученикам. Да и сама его деятельность (о чём мы говорили выше) указывает на почтительное отношение Нила к церковному преданию. В данном случае речь может идти о сомнении относительно каких-либо неканонических книг «по преданиям человеческим», или же просто о неисправных списках. (Сравнить: по мнению болгарского реформатора церковно-славянского языка XIV века Константина Костенченского при расхождении слова и сущности возможны ереси и искажения.)

Отношение Нила Сорского к ереси жидовствующих

В вопросе отношения Нила Сорского к ереси жидовствующих среди историков нет единодушия. Предположения о близости идей Нила Сорского с идеями «жидовствующих» ранее высказывались рядом исследователей, среди которых Ф. фон Лилиенфельд, Д. Фенел, А. А. Зимин, А. И. Клибанов. В той или иной мере сближают его взгляды с еретиками А. С. Архангельский, Г. М. Прохоров. Сомнения вызывает его критика по отношению к писаниям, подозрение в отвержении церковного предания, его нестяжательские убеждения, терпимость к кающимся еретикам. На его безусловной православности настаивает Я. С. Лурье. Не сомневаются в его православии и известный историк церкви митрополит Макарий (Булгаков), протоиерей Георгий Флоровский.

Исповедание преподобного Нила не позволяет сомневаться в православии сорского старца. Обращает на себя внимание то, что в тексте исповедания отражены положения, неприемлемые для жидовствующих. Нил Сорский утверждает исповедание «единого Бога в Троице славимого», Боговоплощение, веру в Богородицу, почитание «святых отцов святой Церкви» отцов Вселенских и поместных соборов. Заканчивает своё исповедание преподобный Нил словами: «Лжеименных же учителей еретические учения и предания все проклинаю — я и пребывающие со мной. И еретики все чужды нам да будут». Вполне уместно предположить, что это исповедание, включённое в «Предание ученикам» как раз и имеет своей целью предупредить их от еретических шатаний.

Больший интерес представляет не отношение Нила к еретическим идеям, тут сомневаться особенно не в чём, а его отношение к самим еретикам и ереси, как явлению (А. С. Архангельский, например, говорит о веротерпимости Нила).

Известно, что вместе со своим старцем Паисием Ярославовым он принимал участие в соборе против новгородских еретиков в 1490 году. В IV-й Новгородской летописи имена авторитетных старцев упоминаются наравне с епископами. Существует устойчивое предположение, что относительно мягкий соборный приговор был принят под влиянием кирилловских старцев. Однако никаких сведений относительно того, насколько их мнение повлияло на решения собора, мы не имеем. Ранее, в 1489 году один из главных борцов с ересью архиепископ Новгородский Геннадий в письме к архиепископу Ростовскому Иосафу просил возможности посоветоваться со старцами Нилом и Паисием по вопросам ереси. Однако эти скудные сведения не могут прояснить картину: из них ровным счётом ничего не следует.

Косвенным указанием на позицию преподобного может служить известное отношение заволжских монахов к покаявшимся еретикам, выраженное одним из учеников преподобного Вассианом Патрикеевым. Уже после смерти Нила он в ряде «слов» выступил против карательных мер преподобного Иосифа, призывая его не бояться богословских диспутов с еретиками. Покаявшиеся еретики, по мнению Вассиана, должны быть прощены. Не казни и жестокие наказания, а покаяние должны исцелить ересь. При этом Вассиан ссылается на святых отцов, в частности, Иоанна Златоуста.

Е. В. Романенко обратила внимание на подборку житий в сборнике Нила Сорского. Эта подборка свидетельствует об интересе преподобного к истории Церкви, конкретно, к истории ересей. В «Житии Евфимия Великого» повествуется, как святой противостоял «жидомудренному» Несторию. Здесь же обличаются ереси манихеев, оригеновская, арианская, савеллианская, монофизитская. Даётся представление об этих учениях. Примеры из жизни Евфимия Великого и Феодосия Великого показывают твёрдость в исповедании веры святых, свидетельствуют о поведении святых во время смут. Романенко считает, что такой подбор житийной литературы связан с борьбой против жидовствующих, которые, как известно, отрицали Боговоплощение и Божественную природу Христа. Обращает внимание и на жития святых — борцов с иконоборчеством: Феодора Студита, Иоанна Дамаскина, Иоанникия Великого.

Я. С. Лурье установил факт, что ряд «Слов» в иосифовом «Просветителе», в том числе и жёсткие слова о еретиках, были переписаны рукой Нила Сорского. А так как он, по его собственным словам, «переписывал только то, что находил согласным со своим разумом», можно сделать вывод о согласии в вопросе необходимости борьбы с еретиками двух преподобных. Участие в работе над анти-еретическом трактатом Иосифа Волоцкого Лурье считает ещё одним косвенным доказательством участия старца Нила в борьбе с ересью. Различия касаются только методов этой борьбы.

Сотрудничество в составлении «Просветителя» позволяет скорректировать наши представления об отношениях двух святых XV века, с одинаковой энергией стремившихся найти форму идеального монастырского устройства.

Отношение к монастырскому имуществу

Одним из известнейших фактов в жизни Нила Сорского, привлёкший к нему пристальное внимание исследователей, был его протест против землевладельческих прав монастырей на соборе 1503 года. Согласно выводам исследователей конца XIX века, в конце собора 1503 года, который занимался дисциплинарными вопросами, «нача старец Нил глаголати, чтобы у монастырей сёл не было, а жили чернецы по пустынем, а кормили бя ся рукоделием» («Письмо о нелюбках»). Таким образом, преподобный Нил выступил не только против монастырского землевладения, но и вообще против общежительных монастырей в пользу скитского устройства. Иосиф Волоцкий, спешно вернувшись в Москву, отстоял монастырские имения. После смерти преподобного его идеи пытался воплотить в жизнь «ближайший его ученик» князь-инок Вассиан Патрикеев. Однако другой источник, обнаруженный в 60-х годах прошлого века, «Слово иное», утверждает, что инициатором был великий князь, преподобный же лишь поддержал его. Оппонентом был не Иосиф Волоцкий, а Геннадий Новгородский. Существует ещё запись самого Вассиана Патрикеева, в которой говорится о великокняжеской инициативе в этом вопросе. Известный «Соборный ответ 1503 года», как доказывает А. И. Плигузов, является позднейшей компиляцией. В то же время никаких соборных решений по земельным вопросам не существует, хотя решения по дисциплинарным вопросам известны во многих списках. Нет о них упоминания и в первые десятилетия после собора. Насколько можно доверять тому или другому источнику — вопрос источниковедческого анализа, о взгляде же самого Нила Сорского на эту проблему стоит говорить на основании им лично написанных текстов.

Как следует из «Предания», преподобный Нил различает условия общежительного монастыря и скита. Если в общежитии допустимо (и необходимо) заниматься тяжёлым, в том числе и земледельческим трудом, то в скиту нужно ограничиться минимально необходимым, делать то, «что возможно под кровом». «Если в общежитиях при необходимости под открытым небом труды — гнать, например, упряжку волов пахать и иные из своих тяжёлых работ — похвальны, как говорит божественное Писание, то для живущих особо это заслуживает укора». Таким образом, для общежития допустимы сельскохозяйственные работы, в частности преподобный говорит о вспашке поля. Но занятие земледелием предполагает и обладание землёй. Следовательно, Нил Сорский не выступает против монастырского землевладения в принципе. При этом он ссылается на Писание («Не работающий да не ест» (2 Фес. 3,10)) и святых отцов. Не отрицает он и наёмный труд, в том числе для скитского устройства: «Работающему у нас, если случится кто из мирских, не подобает того, что должно дать, лишать, но больше надо подавать им». Но «стяжания же, по насилию от чужих трудов собираемые, привносить совершенно нам не на пользу». Очевидно, речь идет о «сёлах», монастырских владениях с посаженными на них крестьянами.

По необходимости насельники скита могут принимать небольшую милостыню, но не более того. Сами же иноки не должны стремиться давать милостыню, ибо лучшее подаяние от того, кто обязался не иметь ничего излишнего — это слово и наставление. «Нестяжание ведь выше таковых подаяний»,— цитирует преподобный св. Исаака Сирина.

Как видим, Нил Сорский отнюдь не был сторонником уничтожения монастырского общежития и полного лишения монашеской братии общих имуществ. Но в монашеской жизни он призывал придерживаться «потребительского минимализма», довольствуясь лишь необходимым для пропитания и устройства элементарного быта.

Говоря об украшении церквей как о чём-то излишнем, преподобный цитирует Иоанна Златоуста: «Никто никогда не был осуждён за неукрашение церкви».

Г. М. Прохоров обратил внимание на пометы, сделанные рукой преподобного Нила на полях переписанных им житий. Они относятся к текстам, в которых говорится о скупости, жестокости, нестраннолюбии, сребролюбии. «Зрите, немилостивые», — написано рукой преподобного, — «Сие зело страшно». Преподобного волнуют прежде всего вопросы, связанные с недостойным поведением иноков. Примеры же нестяжания и избежания мирской славы он выделяет как достойные подражания. Пометы «зри» относятся и к примерам нестяжания, избежания мирской славы (Житие Иллариона Великого, удалившегося в Египет к язычникам). Акцент нестяжательности Нила переносится в область личной морали, становится предметом и средством монашеского деланья.

Предупреждая Гурия Тушина от бесед «о прибыли монастырского богатства и стяжании имуществ пекущимися», он предостерегает и от полемики с ними: «Не подобает же на таковых и словом наскакивать, ни поносить, ни укорять их, но надо предоставить это Богу». Основной задачей монаха является молитва и внутреннее делание. Но если кто из братьев обратится с соответствующим вопросом, то надо отдать ему и душу. «С людьми иного рода беседы, пусть и малые, иссушают цветы добродетелей».

Кончина преподобного Нила и вопрос о его почитании

Преставился Нил Сорский в 1508 году. Перед кончиной он написал «Завещание», в котором просил своих учеников «повергнуть тело его в пустыне, да изъедят é зверие и птица, понеже согрешило есть к Богу много и недостойно есть погребения. Аще ли сице не сътворите, и вы, ископавшее ровъ на месте, идеже живем, съ всякимъ бесчестіем погребите мя». Однако это завещание ученики его выполнили формально: преподобный был погребён на территории скита у стены церкви Сретенья Господня. Несмотря на ранее почитание «начальника скитского жития», какого-либо акта, говорящего о его канонизации — нет. Очевидно, долгое время он был канонизирован только для местного почитания (для этого достаточно устного благословения местного владыки), но когда это произошло, сказать трудно. На факт канонизации указывают косвенные следы: наличие ему службы, тропаря, кондака, икоса. Однако вплоть до XVII века в основанной им пустыни ему служат панихиды, что исключает его признание как святого. Первое упоминание его как канонизированного святого зафиксировано в Месяцеслове келаря Троице-Сергиевой лавры Симона (Азарьина) в 1656 году, посетившего Белозерский край незадолго перед этим. В это же время на пожертвования над гробом святого была построена деревянная церковь Иоанна Предтечи, был составлен канон преподобному (упоминается в описи монастырских книг 1682 года). Таким образом, канонизация святого произошла не позднее 2-й половины XVII века.

> Память о святом

В мае 2008 года в селе Ферапонтово освятили церковь в честь преподобного Нила Сорского. Настоятелем храма является о. Сергий (Ершов)

См. также

  • Нестяжатели

Ученики Нила Сорского

  • Иннокентий Вологодский
  • Вассиан Косой
  • Гурий Тушин

Нил Сорский:

  • Цитаты в Викицитатнике
  • Медиафайлы на Викискладе

Издания

  • Нил Сорский, преп. О восьми главных страстях и о победе над ними. М.: 1997.
  • Нил Сорский, Наставление о душе и страстях. СПб: «Тропа Троянова»; 2007.
  • Nil Sorsky. The Authentic Writings. Translated, edited, and introduced by David M. Goldfrank. Kalamazoo, MI: Cistercian Publications. 2008 (Cistercian Studies Series, 221).

Примечания

  1. https://pantheon.world/profile/person/Nilus_of_Sora
  2. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 65-80.
  3. Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского. — С. 199—201.
  4. Предание старца Нила пустынника своим ученикам
  5. Лихачёв. Д. С. Развитие русской литературы X—XVII веков. Эпохи и стили. // Избранные работы в 3-х томах. Т.1 — С. 113.
  6. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 88-89.
  7. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 92.
  8. Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского // Труды отдела древнерусской литературы. Т. XIII. — С. 193—194.
  9. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — С. 95-96
  10. А. И. Плигузов Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — С.385-386
  11. См. Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения. Вступительная статья Г. М. Прохорова. с 70.
  12. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. с. 189—193.
  13. В Ферапонтове к 500-летию преставления преподобного Нила Сорского освящен храм во имя святого (недоступная ссылка)
  14. Ферапонтово. Информация о приходе

Литература

  • Предание Старца Нила Пустынника своим ученикам/
  • Преподобный Нил Сорский. Устав скитской жизни
  • Четыре послания и завещание Нила Сорского(Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ)
  • Преподобные Иосиф Волоцкий и Нил Сорский / Сост. иеромонах Герман (Чекунов). — М.: Русский издательский центр, Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь, 2011. 320 с., ил., 6000 экз., ISBN 978-5-4249-0003-7
  • Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения/ Изд. Подг. Г. М. Прохоров. — СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2005.
  • Архангельский А. С. Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в Древней Руси. СПб., 1882.
  • Боровкова-Майкова М. С. Нил Сорский // История русской литературы: В 10 т./АН СССР. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. — Т. II. — Ч. 1
  • Кирсанова О. Т. «Мысленное делание» — путь к совершенству. Нил Сорский//Русские мыслители. — Ростов -н/Д: «Феникс», 2003. — С.68-80.
  • Направление Нила Сорского в идеологической борьбе конца XV в. // Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV — начала XVI вв. М.—Л., 1960.
  • Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского // Труды отдела древнерусской литературы. Т. XIII. М.-Л., 1957. — С.182-213.
  • Лурье Я. С. Вопрос об идеологических движениях конца XV- начала XVI в. в научной литературе. // Труды отдела древнерусской литературы. — Т. XV. — М.-Л., 1958. — С.131-152.
  • Леннгрен, Т. П. Соборник Нила Сорского. Ч. 1-2. — М.: Языки русской культуры, 2000—2002.
  • Леннгрен, Т. П. Соборник Нила Сорского. Указатель слов. Т. 1-2. А-Н, О-Я. — М.: Языки русской культуры, 2005.
  • Плигузов, А. И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — М.: 2002.
  • Прохоров Г. М. Нил Сорский. // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Вторая половина XIV—XVI в. Часть 2. Л-Я. — М.: «Наука», 1989.
  • Прохоров Г. М. Послания Нила Сорского
  • Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. — М.: Памятники исторической мысли, 2003.
  • Романенко Е. В. Древнее Житие преподобного Нила Сорского // Вестник церковной истории. — 2009. — № 3-4(15-16). — С. 93-106.
  • Шевченко Е. Э. К истории канонизации преподобного Нила Сорского //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2004. — № 1 (15). — С. 95-101.
  • Синицына Н. В. Типы монастырей и русский аскетический идеал (XV—XVI вв.)//Монашество и монастыри в России XI—XX вв.. — М.: «Наука». 2002 г. с. 116—149.

Ссылки

  • Преподобный Нил Сорский.

>преподобный Нил Сорский

День памяти: 7(20) мая

Предварительные сведения

Нил Сорский почитается в Церкви как преподобный отец, один из основоположников скитского подвижничества на Руси.

О раннем периоде жизни святого Нила Сорского известно не много. Родился он в 1433 году. Согласно его собственному признанию, он был поселянином и невеждой. Возможно, это связано с тем, что его родители были простыми сельскими жителями.

Однако, такая оценка могла быть озвучена им и в связи с глубочайшим чувством смирения. Обширность связей святого со многими знатными людьми и высокая образованность дают повод думать, что он, всё же, имел боярское происхождение.

В круг его учеников входили: князь Вассиан Косой, Дионисий, Нил Полев (принадлежавший к роду Смоленских князей) и другие известные лица.

Согласно свидетельству одного из современников Нила Сорского, в миру тот имел прозвание Майков.

Монашество

Иноческая жизнь Нила Сорского началась в Кирилло-Белозерской обители. Здесь он учился навыкам аскетической жизни под руководством строгого и опытного подвижника, старца Паисия Ярославова. Здесь он трудился, предавался молитве и послушанию, бдению и постам.

Прожив какой-то период в монастыре, он вместе с учеником, монахом Иннокентием (принадлежавшим к боярскому роду Охлебининых) решился путешествовать по святым местам.

Достигнув Афона, пробыл там достаточно долгое время, перенимая опыт местных отцов, возрастая возрастом духовным, изучая правила пустынножительства, трезвения, духовного созерцания.

Одним из его излюбленных занятий было изучение Священного Писания, жизни и творений святых отцов Церкви.

Пребывая на Святой Горе, Нил Сорский приобщился к уединенному жительству, полюбил священное Христа ради безмолвие.

Возвратившись на Русь, он не стал жить в Белозерской обители, а выбрав безлюдное болотистое место неподалеку, приблизительно в 15 верстах от монастыря, на реке Сорке, воздвиг там крест, вырыл колодец, основал келью, часовню, предался аскетическим подвигам.

Вокруг преподобного Нила Сорского собралось несколько братий, искавших спасения. Со временем количество братий увеличилось. Общими стараниями отстроили церковь. Строительство потребовало немалых усилий, ведь храм возводился на болотистой почве. На месте, где он был воздвигнут, предварительно сделали насыпь.

Жизнь в обители организовывалась на основе правил скитского жительства, заимствованных у Афонских подвижников. Так был создан монашеский скит.

Жизнь братий проходила в трудах и молитве, изучении Книг Писания и произведений отцов.

Скитский устав подразумевал отшельническое жительство иноков, совершенный отказ от любых форм обладания имуществом и угодьями, неприятие земных благ.

Отшельники собирались на богослужение вместе по субботним и праздничным дням. Совершавшиеся в скиту преподобного Нила церковные службы отличались особой строгостью и полнотой. Например, скитская всенощная длилась всю ночь.

Большое внимание преподобный отец уделял достижению высокого благодатного состояния.

Важное значение в деле воспитания иноков предавалось молитвенному безмолвию, внутреннему сокрушению, памятованию о смерти и Страшном Суде, борьбе с помыслами.

В пятой главе составленного Нилом Сорским руководства, Уставе, даётся подробное описание, как необходимо вести внутреннюю брань против восьми наиболее губительных страстных помыслов (чревообъедения, блуда, сребролюбия, гнева, печали, уныния, тщеславия, гордости).

В 1491 году Нил Сорский, сыскавший к тому времени известность и уважение, участвовал на Соборе, исследовавшем дело о ереси жидовствующих.

Жидовствующие еретики явили в своем учении одну из наиболее страшных ересей, явившихся на территории Руси. Они отрицали Троичность Бога по Лицам, Божественное достоинство Христа, отвергали почитание святых мощей и икон. Несмотря на кажущуюся очевидность противречия нового учения Преданию Церкви, эта ересь увлекла в свои сети множество людей, включая представителей духовенства, значимых государственных особ.

Со временем очаги этой ереси были подавлены общими услиями ревностных Православных защитников.

Спор о монастырских владениях

В 1503 году Нил Сорский присутствовал на Соборе, где обсуждался вопрос о монастырских имуществах. Будучи сторонником строгой монашеской жизни, причём предпочитающим скитскую жизнь, он решительно выступал против того, чтобы монастыри владели поместьями, селами.

По мнению преподобного, монахи должны кормиться собственным трудом, рукоделием. Чрезмерные же экономические заботы, связанные с управлением материальными имуществами, отвлекают от аскетического делания. Помимо того, что такая забота отнимает силы и время монашествующих, она бывает сопряжена с заботой о прибыли, лихоимстве, что противоречит монашескому нестяжательству.

Мнение Нила Сорского поддерживали присутствовавшие на Соборе белозерские пустынники.

Эта позиция Нила Сорского шла вразрез с точкой зрения другого святого, преподобного Иосифа Волоцкого, отстаивавшего право монастырей на владение значительной земельной и материальной собственностью.

Преподобный Иосиф, будучи ревностным подвижником, конечно же понимал важность и необходимость нестяжательства. Однако считал, что стяжательство собственности монастырем не противоречит нестяжательству подвизающихся в нём иноков.

В отличие от Нила Сорского и его сторонников он ставил акцент на том, что обладание собственностью способствует большей независимости обителей, в том числе от гражданских властей (и как следствие, большей независимости Церкви).

По убеждению святого Иосифа, владение землями и серьёзными материальными средствами открывало возможность для развития монастырей, более широкого строительства храмов, а также для благотворительности в отношении мирян.

Мнение Иосифа на Соборе превозмогло. Митрополит Симон, отстаивая эту позицию перед великим князем, прибегал не только к мнению Собора, но и к обычаям Греческой Церкви.

Блаженная кончина

Перед своей смертью святой Нил Сорский дал последние наставления братиям.

Относительно своих будущих похорон он говорил, что не достоин почетного погребения, как грешник, призывал учеников бросить его тело в пустыне, на съедение зверям, или зарыть с презрением в яме. При этом добавлял, что как он старался не пользоваться честью на земле, в этой жизни, так хотел бы, чтобы было и после его смерти.

7 апреля 1508 года святой мирно отошел к Богу. Святые мощи находятся в его пустыни, под спудом.

Тропарь преподобному Нилу Сорскому, глас 4

Удали́вся бе́гая, дави́дски, ми́pа,/ и вся, я́же в нем, я́ко уме́ты, вмени́в,/ и, в ме́сте безмо́лвне всели́вся,/ духо́вныя pа́дости испо́лнился еси́, о́тче наш Ни́ле,/ и, еди́ному Бо́гу изво́лив служи́ти,/ пpоцве́л еси́, я́ко фи́никс,/ и, я́ко лоза́ благопло́дна,/ умно́жил еси́ ча́да пусты́ни./ Тем благода́pственно вопие́м:/ сла́ва Укpе́пльшему тя в по́двиге пустынножи́тельства;/ сла́ва Избpа́вшему тя в Росси́и отше́льником уставополо́жника изpя́дна;// сла́ва моли́твами твои́ми и нас Спаса́ющему.

Ин тропарь преподобному Нилу Сорскому, глас 1

Мирска́го жития́ отве́ргся/ и мяте́жа жите́йскаго бе́гая,/ преподо́бне и Богоно́сне о́тче наш Ни́ле,/ не облени́лся еси́ собра́ти цве́ты ра́йския от писа́ний оте́ческих/ и, в пусты́ню всели́вся,/ процве́л еси́, я́ко крин се́льный,/ отоню́ду же преше́л еси́ и в Небе́сныя оби́тели;/ научи́ и нас, че́стно почита́ющих тя,/ твои́м ца́рским путе́м ше́ствовати// и моли́ся о душа́х на́ших.

Кондак преподобному Нилу Сорскому, глас 8

Любве́ ра́ди Христо́вы удали́вся мирски́х смуще́ний,/ ра́достною душе́ю всели́лся еси́ в пусты́ни,/ в не́йже подвиза́вся до́бре,/ я́ко А́нгел на земли́, о́тче Ни́ле, пожи́л еси́:/ бде́нием бо и посто́м те́ло свое́ изнури́л еси́ ве́чныя ра́ди жи́зни./ Ея́же ны́не сподо́бився,/ во све́те неизрече́нныя ра́дости Пресвяте́й Тро́ице со святы́ми предстоя́,/ моли́, мо́лимтися, припа́дающе, ча́да твоя́,/ сохрани́тися нам от вся́каго наве́та и злых обстоя́ний/ ви́димых и неви́димых враг// и спасти́ся душа́м на́шим.

Ин кондак преподобному Нилу Сорскому, глас 3

Терпя́, потерпе́л еси́ су́етныя обы́чаи/ и мирски́я нра́вы бра́тий твои́х,/ обре́л еси́ пусты́нное безмо́лвие, преподо́бне о́тче,/ иде́же посто́м, бде́нием и непреста́нною моли́твою в труде́х подвиза́вся,/ уче́ньми твои́ми пра́выя стези́ указа́л еси́ нам/ ше́ствовати ко Го́споду.// Те́мже и почита́ем тя, всеблаже́нне Ни́ле.

Молитва

О преподо́бне и Богоблаже́нне о́тче Ни́ле, Богому́дрый наста́вниче и учи́телю наш! Ты любве́ ра́ди Бо́жия от мирски́х смуще́ний удаля́яся, в непрохо́дней пусты́ни и в де́брех всели́тися изво́лил еси́, и я́ко лоза́ благопло́дна, ча́да пусты́ни умно́жив, сло́вом, писа́нием и житие́м о́браз вся́кия и́ноческия доброде́тели яви́лся еси́; и я́ко а́нгел во пло́ти пожи́в на земли́, ны́не в селе́ниих Небе́сных, иде́же пра́зднующих глас непреста́нный, водворя́ешися, и с ли́ки святы́х Бо́гу предстоя́, Тому́ хвалы́ и славосло́вия непреста́нно прино́сиши. Мо́лим тя, Богоблаже́нне, наста́ви и нас, под кро́вом твои́м жи́тельствующих, непреткнове́нно по стопа́м твои́м ходи́ти и Го́спода Бо́га всем се́рдцем свои́м люби́ти, Того́ еди́наго вожделе́ти и о Том еди́ном помышля́ти, му́жественно же и благоиску́сно проти́ву до́лу влеку́щих по́мыслов и прило́гов вра́жиих пра́тися и ты́я всегда́ побежда́ти; вся́кую же тесноту́ мона́шескаго жития́ возлюби́ти и кра́сная ми́ра сего́, любве́ ра́ди Христо́вы, возненави́дети помози́ нам; вся́ку же доброде́тель, в не́йже сам потруди́лся еси́, в сердца́х на́ших насади́ти нам посо́бствуй. Моли́ Христа́ Бо́га, да и всем правосла́вным христиа́ном, в ми́ре живу́щим, просвети́т ум и о́чи серде́чныя, е́же ко спасе́нию, утверди́т я́ в ве́ре и благоче́стии и в де́лании за́поведей Свои́х, сохрани́т же от ле́сти ми́ра сего́, и оставле́ние грехо́в да́рует всем христиа́ном, та́же и вся потре́бная ко вре́менному житию́ всем приложит. Да та́ко вси христиа́не, в пусты́ни и в ми́ре жи́тельствующии, ти́хое и безмо́лвное житие́ поживу́т во вся́ком благоче́стии и че́стности, и Христа́ усты́ и се́рдцем просла́вят, ку́пно со безнача́льным Его́ Отце́м и Пресвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, всегда́, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

В православной среде Нил Сорский известен как основатель скитского подвижничества на русских землях. Жизненный путь праведника стал примером для многих христиан, а его труды, написанные более пяти веков назад, не теряют своей актуальности и сегодня.

Жизненный путь Нила Сорского

До рождения Нила Сорского было всего два вида монашества — общежительный и отшельнический. При общежительном устройстве быта монахи жили в общих кельях, вели совместное хозяйство. Отшельнический образ жизни не допускал соседства с другими людьми. Скитское же отшельничество подразумевало, что монахи будут жить неподалеку друг от друга, несмотря на то, что подвизались они по отдельности.

Интересно знать! Понятие «подвизаться» в Православии означает — совершить подвиг или доброе дело во благо своей души.

О детстве и юношестве Святого дошло мало сведений. Известно, что родился он приблизительно в 1433 году. Сам монах говорил, что родился в бедной семье, был необразованным, его родители были простыми крестьянами и не могли дать детям образование.

Однако мудрость Святого, его нетипичные для крестьянина рассуждения, познания в различных областях науки и сферах жизни наталкивают на мысль, что в действительности Нил Сорский происходил из знатного рода.

Преподобный Нил Сорский

Известно, что до принятия монашеского пострига он занимался переписыванием книг. Бесконечное смирение и отрешенность от мирских дел могли стать причиной, по которой старец скрывал свое происхождение.

Интересно знать! Историки считают, что праведник происходил из дворянского рода Майковых.

Свой путь отшельника Нил Сорский начал в Кирилло-Белозерском монастыре. Старец Паисий Ярославов, проживавший в этом монастыре, обучал молодых иноков навыкам аскетической жизни. Здесь монахи постигали азы монашеской жизни, учились молиться, непрестанно трудились, соблюдали посты.

Несмотря на молодой возраст, имя Нила Сорского часто упоминается в летописях монастыря, наряду с почитаемыми старцами. Монах принимал участие в хозяйственных делах, занимался переписыванием книг.

Нил прожил хорошее время в монастыре, его не тяготил монашеский уклад жизни, но спустя некоторое время подвижник вместе со своим учеником отправился в путешествие по святым местам. Их путешествие длилось долго, много обителей и храмов иноки успели посетить, прежде чем добрались до Афона.

Житийная икона преподобного Нила Сорского

На Афоне Нил Сорский прожил достаточно долго. У мудрых афонских старцев Нил перенимал опыт пустынножительства. За это время он полюбил уединение, проникся ощущением покоя и радости от духовного созерцания.

Сердце подвижника стремилось к священному безмолвию, ведь в пустыне праведник в первую очередь искал не уединения, а Бога. Здесь Нил Сорский выучил греческий язык и прочел много сочинений Святых Отцов Церкви.

Вернувшись в родные земли, Нил принял решение жить не в обители, а в пустынной местности неподалеку. На новом месте праведник поставил крест, построил скромный скит, вырыл небольшой колодец. Здесь Нил Сорский начал новую жизнь в молитве и уединении.

Интересно знать! Место, которое выбрал подвижник для совершения своего отшельнического подвига, находилось рядом с рекой Соркой. Именно поэтому праведника в будущем стали называть Нилом Сорским.

За мудрым советом и наставлениями к праведнику потянулись молодые иноки. С каждым годом их становилось все больше, поэтому было принято решение построить деревянную церковь рядом с домом предстоятеля. На месте будущего храма сначала сделали каменную насыпь, так как строить приходилось на болотистой местности.

Нило-Сорская пустынь в Вологодской области

Общими усилиями храм был воздвигнут в короткий срок. Жизнь и быт иноков нового монашеского скита строился по примеру аскетической жизни афонских старцев. Как и в любом монастыре, жизнь монахов проходила в труде и молитве. Придя в монастырь, иноки отказывались от любых бытовых благ, материального имущества. Все свободное время братья проводили в изучении Священного Писания, молитвах и богослужениях.

Интересно! Богослужения в скиту Нила Сорского были строгими и максимально полными, например, всенощная служба длилась действительно целую ночь.

Противостояние с Иосифом Волоцким

Нил Сорский руководил монастырем всю свою жизнь и редко покидал его. В 1491 году старец участвовал в Соборе, посвященном противостоянию жидовствующей ереси. К тому времени подвижник снискал всенародную славу высокодуховного человека, и к его мнению прислушивались даже высшие духовные чины.

С его помощью и при участии других защитников Православия, очаги ереси были подавлены. Особо горячо мнение подвижника поддержал на соборе Паисий Ярославов. Уважаемый старец из Кирилло-Белозерской обители во всем был согласен со своим учеником.

На первом соборе у Нила Сорского и Иосифа Волоцкого возникли первые конфликты. Нил Сорский и его последователи резко осуждали любые проявления ереси, но не требовали применения высших мер наказания к ее распространителям. Многие из них были обмануты, некоторых апологетов ошибочного религиозного течения стоило заключить в тюрьмы, изолировав таким образом от общества.

Иосиф Волоцкий и Нил Сорский

Нил Сорский считал смертную казнь слишком жестоким методом борьбы. Иосиф и Геннадий Волоцкие придерживались радикальных мер в отношении еретиков — всех распространителей ереси предполагалось казнить, выжигая подобную «заразу» каленым железом. По их мнению, любые другие методы борьбы были бы неэффективными.

Нил Сорский был далек от проблем мирян, он междоусобных разбирательств и настроения властей. Праведник считал, что христианского покаяния достаточно для того, чтобы не наказывать человека за ошибочные суждения. Наказывать предполагалось только особо упорствующих, чтобы они не смущали неокрепшие умы ошибочным учением. Сторонники Нила Сорского называли «осифян» чрезмерно жестокими, утверждая, что подобными действиями они сами становятся на путь жидовствующей ереси.

Интересно знать! Понятие жидовствующей ереси в Православии объединяет несколько религиозных течений, преимущественно сконцентрированных в Новгороде и Москве.

Этот период был уникальным для Руси средних веков, когда на русских землях придерживаться другого вероисповедания могли только жители других стран. Еретические течения зародились среди торговцев, которые посещали сами другие страны и общались с иностранными купцами, приезжающими в Россию.

Именно поэтому центром духовного противостояния стали Новгород и Москва — города, которые были крупнейшими торговыми центрами Руси. Власти сложно было уследить за тем, что именно проповедуют заезжие книжники простым людям, несмотря на то, что осуществлять миссионерскую деятельность на территории русского государства иностранцам было запрещено. Жидовствующая ересь возникла после смешивания христианских и иудейских догматов.

Нил Сорский на Церковном соборе 1503 года

Второй раз старец посетил Собор, когда на нем рассматривался вопрос о монастырском имуществе. Предстоятель выступил с резкой критикой сторонников монастырских землевладений. Он считал, что монастыри не могут владеть селами и большими земельными угодьями.

Все монахи его обители кормились собственным трудом. Любая забота о прибыли противоречит монашескому подвигу. Мнение подвижника горячо поддержали иноки Белозерской пустоши. На этой почве между Нилом Сорским и Иосифом Волоцким вновь возник жаркий спор.

Расхождение во взглядах предстоятелей Церкви тех времен усугублялось, в церковной иерархии наметилось образование противоборствующих церковных групп. Преподобный Иосиф ревностно отстаивал право монастыря на владение землями и имуществом, считая, что это не имеет ничего общего со стяжательством.

Он говорил, что церковные владения делают Церковь более независимой от государства. Материальные средства, попавшие во владения Церкви, давали возможность строить новые храмы и осуществлять благотворительную деятельность. В конечном итоге на соборе победило мнение Иосифа Волоцкого.

Важно! Иосиф Волоцкий — деятель Русской Православной Церкви, талантливый церковный писатель, покровитель православного хозяйствования. Канонизирован и почитается в лике Святых с 1579 года.

Конфликты, возникавшие в церковной среде, отражали процессы, происходящие в молодом русском государстве. На Руси шел период самодержавия, который был связан с непростыми вопросами распределения власти и собственности.

Последние годы жизни Нила Сорского

Последние годы жизни предстоятеля прошли в его родной обители. Сам подвижник не считал себя безгрешным и особенным. Чувствуя скорое приближение смерти, преподобный Нил приказал своим ученикам не проводить торжественного погребения и не хоронить его тело с почестями. Старец завещал оставить тело на съедение диким животным. Даже находясь на смертном одре, он проявлял удивительную кротость и смирение.

Творения

Главными книгами из духовного наследия, дошедшего к нам от преподобного Нила, считаются «Предания» и «Устав о скитской жизни».

«Устав» можно считать главным трудом Нила Сорского. Книга состоит из 11 глав и представляет собой не регламент монастырской жизни, а мудрые наставления в духовной борьбе. Смысл книги заключается в том, чтобы объяснить инокам, как именно им предстоит подвизаться, чтобы спастись.

Книга Нила Сорского «О мысленной в нас брани»

В частности, старец давал напутствие инокам о том, как следует противиться блудным страстям, как укрепляться для совершения духовных подвигов. Многие люди, с рвением приступающие к духовной борьбе, быстро выгорают и опускают руки.

Подвижник учит, как сохранить силы для этой борьбы на протяжении всей жизни. Борьбе с разными страстными помыслами посвящены отдельные главы книги. В своем труде праведник также подробно говорит о Страшном Суде, о попечении об истинном.

В «Преданиях» же уделяется много внимания описанию монастырского быта, отношению к материальным благам, общению с людьми из мира. Помимо этого старец также давал душеполезные советы о противодействии блудным помыслам.

Основные положения «Предания»:

  • Пропитание, согласно учению старца, иноки должны были добывать своим трудом.
  • Принимать милостыню отшельникам полагалось только в случаях тяжелой болезни и крайней нужды.
  • Церковный быт следовало организовывать просто, без излишеств. В церкви не должно было быть изделий из драгоценных металлов.
  • Посещать скит мужского монастыря женщинам строго запрещено.
  • Основным принципом скитской жизни было полное нестяжательство, ни у кого из монахов не было своих личных вещей.

Память о Святом

Мощи Нила Сорского хранятся в основанном им монастыре. Обитель, основанная Святым Старцем, прекращала свою работу в советское время. В 90-е годы прошлого века монастырь возродил свою деятельность. Монахи обители живут и трудятся, согласно заповедям Старца, продолжая его дело.

Образ Святого нашел свое отражение во многих иконах. Святые образа с изображением Нила Сорского часто украшают стены православных храмов, такие иконы можно часто встретить в домашних иконостасах православных верующих. Перед иконой праведника христиане читают молитвы и акафисты в дни его памяти.

Важно! День памяти Святого — 9 июня. В честь подвижника названы несколько православных храмов России.

Нил Сорский — яркий пример русского православного подвижничества. Образ Святого стал примером для всех последующих поколений православных христиан.

Преподобный Нил Сорский

Нил Сорский (в миру — Николай Майков) ок. 1433—1508, русский мыслитель, глава нестяжателей.

Нил Сорский (в миру — Николай Майков) – один из отечественных философов, который явно недооценен потомками. Впрочем, далеко не он один; в этом смысле Россия – одна из тех самых стран, которая стараниями своей практически всегда чуждой ей элиты, в полном отрыве от своих же отечественных философов и мыслителей, всегда шла не своим, а чужим и, чаще всего, откровенно губительным путем – об этом мы не раз будем еще размышлять в материалах нашей Карты развития «Новый мир: русская философия». Идти своим путем – слышать и воплощать в жизнь собственные ценности и идеи, собственные порядки и цели, но для этого нужна могучая творчески-созидательная активность власть имущих в единстве со своими такими же могучими мыслителями и духовниками; на протяжении всей российской истории такого рода явление – исключительно редко, в чем, на наш взгляд, одна из главных причин неустроений, трагедий и поражений нашего Отечества…

Но вернемся к герою этого нашего философского эссе — к Нилу Сорскому. Он представляет собой могучую фигуру, во многом ключевую для судеб России, может быть не меньшую, чем Сергий Радонежский с одним, правда, но только роковым для России отличием: историческая миссия Сергия была для России в целом успешной, а вот миссия Нила Сорского, несмотря на все его старания и борьбу со своими противниками, была не выполнена и наша страна, вектор ее судьбы пошел совсем в другую сторону… А жаль: многие наши и сегодняшние проблемы — именно от того, что в свое время Нилу Сорскому, к сожалению, не удалось одолеть своих противников; если бы он был в то историческое время таким же успешным, как Сергий, все мы сегодня жили бы совсем в другой стране! Это к вопросу о том, а на кой ляд всем нам эти самые философы… Итак, обо всем по порядку.

Постригся Николай Майков в монахи Кирилло-Белозерского монастыря, но в знак протеста против «обмирщения» монахов покинул этот монастырь. Много после этого странствовал по Востоку, побывал в Константинополе и Афоне, где познакомился с учением исихастов, глубоко изучал патристическую литературу. Фактически именно так и тогда сформировались его особенное мировидение и качества неординарной личности. В силу огромной важности для понимания сути философии Нила Сорского именно начал патристики и учения исихастов остановимся на анализе их содержания более подробно и лишь потом перейдем к изложению философских воззрений самого нашего отечественного философа – иначе не понять суть его взглядов.

Напомним, что «отцами» церкви – основателями патристики — называют мыслителей первых веков христианства, стремившихся осуществить так называемую доктринальную форму построения христианской культуры через поиск единства религиозных ценностей и древнегреческого литературно-философского наследия. Признавая единую истину Откровения, которая нуждается не в разыскании и обосновании (как в философии), а в разъяснении и истолковании (как в богословии) и становится самым общим достоянием всего христианского сообщества, патристика стремится выступать неким принципиально единым учением, раскрытым разными авторами лишь с той или иной степенью глубины, но в целом без каких-либо идейных различий. Что это значит? Прежде всего, требование от всех мыслителей тотального духовного единства во всем, т.е. почти абсолютного теоретического конформизма, безоговорочно признающего Откровение в качестве абсолютной и господствующей церковной нормы. Поскольку само здесь Священное Писание выступало как источник истины и конечная объяснительная инстанция, христианское теоретизирование формировалось как экзегеза, т.е. как истолкование, объяснение Священного текста, как его герменевтика.

Наиболее высокий (метафизический) вид экзегезы требовал осмысления важнейших положений греческой философии, в ходе которого постепенно проявилось два основных типа теологизирования: апофатический («отрицательный», утверждающий принципиальную непостижимость Бога и его творений) и катафатический («положительный» — попытки теологизирования принципиально противоположного содержания. Первый — апофатический — тип – вырастает от платоновского запредельного Первоначала, стоящего выше всякого бытия и категориальных различий; он и был идеальной объяснительной моделью христианских представлений о принципиальной непостижимости Бога. Второй – катафатический – тип был все же устремлен достичь вполне определенных объяснений сути Бога и всего Божественного: через отношения Бога к миру и к человеку, через философские и религиозные положения, привлекая в этих целях тринитарное учение, Христологию, космологию, антропологию и др. Заметим: ранняя патристика – по преимуществу именно катафатична и космологична, ей во многом было близко стоическое учение о мировом Разуме-Логосе, позволявшим каким-то образом объяснять мироустроительные и провиденциальные деяния Бога — Творца, раскрывающиеся более всего в Христе-Логосе и божественной премудрости — Софии. Ведущие мотивы патристической космологии хорошо известны: это – телеологизм; положение об универсальной гармонии и взаимосоотнесённости всех вещей в мире; представления о строгой иерархичности Космоса; эстетическое оправдание мира и др. Как известно, все это наиболее ярко выражено в «Шестодневе» Василия Великого, у Григория Нисского, Августина и Псевдо-Дионисия Ареопагита.

Второе начало, помимо патристики, как нами было отмечено выше, которое так же глубинно сформировало Нила Сорского как философа и как личность, был феномен афонского исихазма. В чем его суть? В энциклопедическом словаре «Христианство» говорится, что исихасты (от греческого ησυχια – покой, безмолвие, отрешенность) – это молчальники, безмолвники и, что очень важно здесь подчеркнуть, исихасты появились в те же самые древние исторические времена, как и монахи, откуда можно заключить о высокой степени единства этих двух явлений – исихазма и монашества. Исследователи исихазма особо отмечают в нем аскетико-мистическую восточно-христианскую традицию, уходящую корнями в апостольскую и мученическую духовность первохристианской общины. Исихазм через хранение ума, трезвение и благодаря умной молитве призывает всех «приготовить дороги и выпрямить пути» (Мк. 1; 3), что невозможно без воздержания, любви и богодарованного смирения — как начала и укрепления этой любви. Немного поясним слово «трезвение»: блаженный Исихий Иерусалимский говорил: «Как невозможно жить в этой жизни без еды и питья, так невозможно душе чего-либо духовного достигнуть без хранения ума, каковое называется трезвением…». Исихаст стремится достичь очищения от страстей мира сего, уйти тем самым от «ветхого человека», приобрести добродетели и получить благодать, полностью подчиняя свою жизнь послушанию Христу – в этом суть жизни исихаста, который уже на земле становится членом вечного Царствия Христа. Для этого нужен полный отказ от желаний, мыслей и представлений ума, соответствующих миру и направленности человеческой (уже падшей со времен Адама) воли. Конечно, это крайне трудный и весьма болезненный процесс, но другого пути к Богу, как поучают отцы-монахи, — нет.

Патристика и исихазм глубоко проникли в душу Нила Сорского и именно с таким мировоззрением он вернулся на родину, основал вблизи Кирилло-Белозерского монастыря, у реки Соры (отсюда и его имя — Нил Сорский), обитель, где и поселился со своими единомышленниками. Неудивительно, что Учение Нила Сорского сильно отличалось от авторитарного, схоластического и внешнеобрядового православия того времени. В своих сочинениях Нил Сорский начал развивать совсем иные — мистико-аскетические идеи в духе афонского исихазма, требуя полного сосредоточения верующего на своем внутреннем мире, личного переживания веры как непосредственного единения верующего с Богом. Ясно, что философия и теология Нила Сорского была яростным противодействием и обличением стяжательства и праздности духовенства, которое какой-то своей частью было уже устремлено к накоплению богатств, к насильственной эксплуатации чужого труда на монастырских землях. Опираясь на высказывание из послания Павла: «не трудящийся да не ест», Нил Сорский требовал от всех монахов участия в непосредственном производительном труде. Боле того, он постоянно выступал за реформу монашества на началах именно скитской жизни. Нил Сорский оставил нам знаменитый Устав скитской жизни (в настоящее время он называется Устав преподобного Нила Сорского, его вполне легко найти даже в Интернете), где он подробно описал, «какое делание подобает иметь иноку, истинно хотящему спастись во времена нынешние, как мысленно и телесно по Божественным Писаниям и по житию святых отцов сколь возможно надлежит подвизаться». В этом Уставе, на самом деле, очень много философии, богословия, морали. Например, в главе 5 «О различении нашей борьбы и победы над восьмью главными страстями помыслами и над прочими» Нил Сорский подробно учит: «Поскольку сказали отцы, что главных помыслов, от каковых и прочие многие страстные помыслы рождаются, восемь: 1) чревообъядения, 2) блудный, 3) сребролюбия, 4) гнева, 5) печали, 6) уныния, 7) тщеславия, 8) гордости, — и первым из всех поставили они чревообъядения…», то преодоление этих восьми главных страстей обязательно необходимо любому верующему. В Уставе много великолепных образцов глубокой и истинной веры и разума самого мыслителя, огромное количество ссылок на мудрость отцов христианства. Замечательно современно звучит одно из таких поучений: «Как же будем просить и молиться об этом и откуда начало положим? Только от Божественных Писаний: Не способны мы сами помыслить что-либо от себя, но способность наша (2 Кор. 3, 5) — Богодухновенное Писание, как святые написали».

Учение Нила Сорского противостояло воинствующей церкви, идеологом которой являлся Иосиф Волоцкий. Эта идейная схватка завершилась победой сторонников Иосифа Волоцкого и поражением, как мы уже отмечали в самом начале данной работы, сторонников Нила Сорского. На самом же деле проиграла Россия как особая и самобытная культура, как особое мировоззрение, ценности, философия, наконец. Поражение Нила Сорского сделала нашу страну более секулярной, менее традиционно-религиозной. Фактически именно в этом – исток многократно повторяющегося феномена отвратительного заимствования чужого опыта, культуры, ценностей, философии, и, наоборот, гонения на свое традиционно-отечественное, почвенное. Более подробно яростную и во многом роковую для всех нас идейную схватку нестяжателей (Нил Сорский) и «жидовствующих» (Иосиф Волоцкий) мы постигнем чуть позже, когда очертим идейное поле второй в этой схватке стороны в своей работе «Философия Иосифа Волоцкого». Заметим: в это историческое время была еще и третья сторона идейной схватки в российском государстве — «жидовствующие», без учета которой так же многое будет непонятно. Поэтому и об этом явлении – принципиально духовном, мировоззренческом, философском, — о третьей стороне в этой битве идей — необходимо обязательно так же поведать; данная статья сейчас в работе и скоро будет представлена на нашем портале.

Закончить же работу о философии Нила Сорского и о нем самом хочется поразительно и пронзительно звучащими словами Завещания Преподобного Нила: «К этому и еще я, недостойный Нил, моих ближних господ и братий, которые со мною духа, молю: по кончине моей повергните тело мое в пустынном месте, да изгложут его звери и птицы, потому что согрешило оно пред Богом много и недостойно погребения. Если же так не сделаете, то на месте, где живем, выкопав яму погребите меня со всяким безчестием. Бойтесь же слова, которое заповедал Великий Арсений ученикам своим, говоря: «На суде стану с вами, если кому дадите тело мое». Ибо и у меня, сколько в силах моих, старание было о том, чтобы не сподобиться мне никакой чести и славы этого века, как в жизни этой, так и по смерти моей. Молю же всех, да помолятся о душе моей грешной, и прощение прошу у всех, и от меня прощение да будет: Бог да простит всех нас».

И ни слова больше!

Русская философия — нил сорский

нил сорский (в миру Николай Майков) (ок. 1433-1508) православный церковный деятель, глава нестяжателей. По его собственным словам, происходил он из крестьян, хотя дворянский род Майковых считал его в числе своих предков. В миру был «скорописцем», т. е. занимался переписыванием книг. Став монахом, Н. С. в течение нескольких лет путешествовал по святым местам, посетив Палестину, Константинополь и Афон, где его особенно привлекли учения греч. исихастов. Вернувшись на родину, он основал скит в хвойном болотистом лесу в 15 верстах от Кирилло-Белозерского монастыря на реке Соре, поэтому и был назван Сорский. В основанной им обители он собрал своих последователей, к-рых стали впоследствии именовать «заволжскими старцами». Несмотря на любовь к уединенной жизни, Н. С. принимал участие в работе церковных соборов. Отличаясь большой веротерпимостью, на соборе 1490 г. он и его учитель Паисий Ярославов воспротивились постановлению «сжечь всех еретиков», и собор ограничился тем, что проклял трех попов-еретиков и лишил их сана. На соборе 1503 г. он выступил против землевладельческих прав монастырей, что, по его мнению, было причиной нравственной деградации монашества. Н. С. проповедовал идеи мистического аскетизма, направленного не на истощение плоти, но на духовный подвиг. Почва подвигов мысль и сердце, а не тело, а их целью является внутреннее совершенствование, совершенствование души. Поэтому излишнее истощение тела может лишь воспрепятствовать нравственному самосовершенствованию, ибо слабое тело не в силах вынести бремя подвига. Пост, учил Н. С, должен быть умеренным, дабы тело не потеряло работоспособности, т. к., отрекаясь от мира, человек должен отречься от всего, что дает мир, в т. ч. и от подаяния, и жить плодами рук своих. Монастырская обитель есть собрание иноков, и потому то, что предосудительно для отдельного инока, еще более предосудительно и непозволительно для монастыря. Источником нравственного подвига, утверждал Н. С, является авторитет «божественного писания», изучение к-рого есть главная обязанность инока. П ним он понимал не только Божественное откровение, но и все запечатленное в письменности церковное предание. Сам Н. С. был знатоком патристики, соч. учителей церкви. В его соч. обильно цитируются высказывания и отцов церкви Василия Великого и Иоанна Златоуста, и религиозных писателей IV -XIV вв. Иоанна Кассиана Римлянина и Нила Синайского, Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Григория Синаита и мн. др. При этом он учил критически относиться ко всему написанному. «Писания многа, но не вся божественна», говорил он. Отсюда необходимо согласие между Писанием и разумом, дающим ему критическую оценку. Н. С. враг всякой «внешности», поэтому он не только против чрезмерного поста, но и против всяческих излишеств в быту. Ссылаясь на Евангелие, он писал: «Очисти келью твою и скудость вещей научит тя воздержанию. Возлюби нищету и нестяжание и смирение». Бедность для него идеал не только личной жизни, но и идеал церковный. Он считал излишним пышное убранство церквей, дорогие сосуды и всяческие украшения в них. Чем жертвовать церкви, считал он, лучше раздать нищим. Учение Н. С. продолжение той мировоззренческой позиции, к-рая развивает греч. традиции в православии и нек-рые идеи Сергия Радонежского о недопустимости сближения бытия церковного и бытия мирского. Такая позиция означает путь из мира, уход от мирского в созерцательное монашество, в какой-то мере есть забвение всего мирского. Она противоречит идее социального служения церкви, ее участия в делах государства и освящения церковью государственной власти, что проповедовали иосифляне. Мистическая природа церкви, по Н. С, не допускает ее участия в делах мира, дабы не допустить ее обмирщения. Соч. Н. С. состоят из многочисленных «посланий» к ученикам, небольшого «Предания ученикам», «Заметок», обширного «Устава скитского», представляющего собой трактат по православной аскетике, и предсмертного «Завещания». Ревностным учеником и последователем Н. С. был князь-инок Вассиан Косой (Патрикеев), а также Артемий Троицкий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *