Соловейчик учение с увлечением

Соловейчик учение с увлечением

Симон Львович Соловейчик

Учение с увлечением

— Да какой это роман! — возмутится читатель, пере­листав страницы книги. — Это не роман, а обман!

Нет обмана. Роман. Потому что о любви, потому что в книге десятки героев, а действие ее происходит по всему миру. Чем не роман?

Это роман о любви к учению, такой же драматичной, как и всякая любовь: здесь страдания, страсти, томление, надежды и разочарования, через которые проходит каждый человек.

В учении все зависит от науки, от учителя и от ученика.

О науке написаны десятки миллионов книг. Для учите­ля — миллионы, А для ученика?

Есть руководства для юных конструкторов, созданы инст­рукции по разведению рыбок в аквариуме, есть самоучители игры на гитаре. Но книги о любви к учению нет!

Ужасная несправедливость!

Этот роман — попытка исправить положение. Автор был бы мошенником, если бы уверял, будто всякий, кто в ночь прочтет книгу, наутро проснется отличником. Конечно, нет! Все советы в этой книге еще нуждаются в дополнительной проверке, потому что главная наша цель — не советы, а ис­следование, опыты на себе.

На первых порах в исследовании участвовало больше трех тысяч экспериментаторов от деся­ти до шестнадцати лет. Они поставили первые опыты, прове­ли первые наблюдения, и автор приносит им глубокую бла­годарность за труд, за веру и за самоотверженность. Но кто продолжит это важное исследование в одной из самых таин­ственных областей человеческой жизни — в науке хорошо учиться?

Может быть, вы, читатель

Глава 1

Проделаем такой фантастический опыт. Помножим число людей на Земле на число мыслей, какие только приходят в голову человеку за всю его жизнь. Произведение получится огромным. Теперь прикинем, как распределяются мысли лю­дей по содержанию, о чем люди думают.

Если не быть слишком строгими в подсчетах, то можно сказать, что приблизительно из каждых ста мыслей

девяносто — о практических заботах сегодняшнего дня, о себе и окружающих людях;

девять — о всей своей жизни и о всей стране;

одна мысль — о вечности и человечестве.

Люди думают о дне, о жизни и о вечности. Люди думают о себе, о стране и о человечестве. Мысли, не выходящие за границы сиюминутных забот, занимают почти все наше вре­мя — иначе быть и не может. Нельзя вечно думать о веч­ном: человек живет сейчас, а не в будущем. Но нельзя, не­возможно не думать и о высоком — о людях, о стране, о веч­ности и человечестве.

Вот круг на плоскости. В нем можно разместить неисчис­лимое множество точек. Но только одна точка из этого множества — центральная, центр. Она одна в бесконечном чис­ле других точек, но она определяет место всего круга. Так и среди мыслей наших есть центральные мысли; и что с того, что мы не сосредоточиваемся на них с утра до вечера, что не каждый день они приходят в голову? Они есть, эти цент­ральные мысли, и именно они определяют центр тяжести на­шей души, ее устойчивость, составляют духовную жизнь че­ловека.

Все остальные главы этой книги будут посвящены сугубо практическим вещам, деловым проблемам учения.

Но несколько минут жизни, несколько первых страниц книги посвятим главным, трудным, центральным мыслям,

Центральные мысли обладают тем свойством, что они ка­саются вопросов, на которые нет простого, абсолютно ясно­го и для всех одинакового ответа. Потому они и занимают людей тысячелетиями. Например: «Зачем человек живет?» Или вытекающий отсюда вопрос: «Зачем человек учится?»

Само собой разумеется, что книга про учение должна от­крываться разъяснениями, зачем же человеку учиться. По­жалуй, и читатель будет расстроен, если автор не убедит его, что учиться — хорошо, а не учиться — плохо. Что хорошо учиться — лучше, чем учиться плохо. Что ученье — свет, а неученье — тьма.

Признаться, я с этого и начал: я написал не одну, а не­сколько глав, в которых доказывал, что учиться — это хоро­шо, а не учиться — плохо. Я привел прямые доказательства и доказательства от противного, собрал мнения многих мыс­лителей, подобрал примеры из жизни великих людей, дока­зывающие, что ученье — свет, свет и свет, А неученье — тьма. Темень темная и непроглядная. Даже предельно не­вежественный человек, тот, для кого неученье не тьма, а име­нины сердца, — даже он, прочитав эти главы, дрогнул бы душой, задумался бы о своей неправильной жизни и, сам того не замечая, потянулся бы к учебнику ботаники, всем существом своим осознав, что ученье (вы слышали?) — свет, а неученье, что там ни говори, — тьма.

Но не дрогнет ничья душа. Никто не прочитает прекрас­ные главы. Я их выбросил. Никому они не нужны. Потому что любой читатель, только попроси его, с изумительным вдох­новением докажет, что ученье — свет, а неученье… Докажет и это: что неученье — тьма!

Нет такого вопроса — «Зачем учиться?»

Сколько мир стоит, все, у кого была возможность, учи­лись. И в древнем мире, о котором мы много знаем, и в средние века, о которых мы знаем меньше, и в «век девят­надцатый, железный», и в наш атомный век вопрос решался и решается просто: у кого есть средства учиться, тот и учит­ся. Состоятельные люди никогда не спрашивали, зачем учить­ся, а посылали своих детей в школы, гимназии и университе­ты. Никто из ныне здравствующих миллионеров не пишет в газеты письма с мучительным вопросом: «Зачем учиться?» Они отправляют своих детей в школы сверх дорогие и сверх прекрасные. Возможность получить образование всегда со­путствовала богатству.

Вслушаемся в слова: образование дают, образование по­лучают… Дают и получают — как наследство, как богатство. В нашей стране образование бесплатное, чтобы все дети получили одинаковую возможность учиться, независимо от положения родителей. Но ведь и за это бесплатное образо­вание народ платит своим трудом. Из воздуха, сами собой, средства для содержания школ не появляются. Бесплатно — для семьи, но для народа — вовсе не бесплатно.

Так что же понапрасну рассуждать, зачем и для чего учиться? Что уж так интересоваться, свет учение или не свет? Есть один простой и деловой вопрос: какие у нас, у меня ре­альные возможности получить хорошее образование? Как этими возможностями воспользоваться?

Еще не кончилась гражданская война, когда в зале на Ма­лой Дмитровке, в Москве, где сейчас Театр имени Ленинско­го комсомола, собрались молодые люди со всех концов страны, многие — с фронта. Они знали, что должен высту­пить Ленин, и нетерпеливо ждали, что же он скажет, потому что этот человек, Ленин, вот уже почти четверть века гово­рил самое нужное людям.

Ленин приехал на этот съезд и действительно сказал точ­ное и своевременное слово, хотя оно и показалось неожидан­ным. Слово было такое: учиться.

Слово «учиться» существовало всегда, но теперь это бы­ло как будто совсем новое слово, вновь открытое, вновь най­денное, потому что в нем было совершенно новое содер­жание.

В то время, в 1920 году, многие люди думали, что доста­точно лишить власти царя, помещиков, капиталистов, как сра­зу начнется совсем прекрасная жизнь. Но, оказывается, пос­ле победы революции почти все начинает зависеть от того, как освобожденная страна будет учиться: учиться не только в школе, а всюду и во всем. Учиться считать и планировать, учиться управлять, учиться работать сообща, учиться думать обо всей стране, учиться быть свободными людьми, учиться новой нравственности — «учиться коммунизму», как сказал Ленин.

«…Задачи молодежи… можно было бы выразить одним словом: задача состоит в том, чтобы учиться», — сказал Ле­нин тогда, на Третьем съезде комсомола. Именно то, чего молодежь всегда была лишена, теперь становилось не толь­ко доступным — обязательным!

С тех пор слова «учиться», «воспитывать», «овладевать культурой» стали одними из самых важных, самых распрост­раненных слов в стране. Они сейчас привычны нам, а тогда ошеломили своей новизной. Учение всегда казалось благо­родным, но никак не самым важным делом.

У людей и мыс­ли в голове не было, что учиться должны и могут все.

Никогда еще не было государства, в котором вся жизнь, все его развитие, все счастье в такой степени зависело бы от учения и воспитания всех людей.

Никогда еще не было государства, в котором учение и воспитание каждого в такой большой степени было бы не личным, а общественно важным делом.

Слово «учиться» в нашей стране имеет особый смысл, потому что и вся страна наша — ученик в истории. Мы учим­ся строить новую жизнь, учимся со всеми признаками уче­ния: с трудом, с ошибками, с постепенным приближением к истине.

Жить в такой учащейся стране, соответствовать сути ее, быть ее частью — значит постоянно учиться.

Когда мы утром идем на уроки, мы ни о чем таком не думаем, и еще реже говорим об этом между собой. Цент­ральные мысли, то есть мысли о высоком, редко овладева­ют нами. Но они есть в нашем сознании, они определяют на­ше поведение, хотя мы не замечаем этого, как не замечаем своих собственных вдохов и выдохов.

Мы ходим в школу, потому что это простая забота каж­дого дня и потому что это наш долг перед страной и перед своей жизнью. Мы не можем думать об этом каждую мину­ту, но в действительности дело обстоит именно так. На каж­дом нашем поступке стоит тройная печать: день, жизнь, веч­ность. В каждом нашем поступке так или иначе отражены интересы собственные, интересы страны, интересы всего че­ловечества. Так мы вписываемся в пространство и время. Кто не поймет всего этого, тот вечно будет хныкать, как малень­кий: «Зачем учиться? Зачем мне математика? Зачем биоло­гия? Не хочу!»

А кто поймет, для чего жить, для чего учиться (это, по сути, одно и то же), кто поймет, что только в учении душа разрастается, и в ней появляются человеческие желания, тот будет учиться напряженно и радостно. Свободно.

Образование дают, образование получают…

Но надо еще уметь его взять!

Однажды ученые задали большой группе ребят простой вопрос: «Как вы сами считаете, соответствуют ли результа­ты учения вашим возможностям?»

Больше половины старшеклассников ответили: «Нет, не соответствуют». А в последнем, десятом классе почти семь­десят процентов ребят считают, что они могли бы учиться

лучше. Что же им мешает? Может быть, не хватает способ­ностей, трудно учиться?

Все ребята, как один, ответили: «Нет!» Конечно, одним учиться труднее, чем другим, способности у людей разные, но «труднее» — не значит «невозможно». Никто не жалуется на свои способности, и это правильно, это честно. Из этого исходило и наше государство, когда принимало закон о все­общем среднем образовании: все ребята действительно мо­гут овладеть серьезными знаниями, у всех достаточно спо­собностей для того, чтобы не просто отсидеть в школе десять лет, а реально выучиться.

И мы в нашей книге почти не будем говорить о способ­ностях — нет этой проблемы!

Проблема в другом. Большая часть ребят жалуется, что им не хватает организованности и нет у них достаточного интереса к учению, к школе. Но две эти причины можно свести в одну, потому что тот, кому интересно учиться, ни­когда не страдает от лени и неорганизованности.

Вот главная причина наших школьных бед и неприятнос­тей, вот что мешает многим из нас получить достойное обра­зование: неумение заинтересоваться учением! Между тем только любовь к знанию, к школе дает силы для того, чтобы преодолеть десятитысячный массив уроков (десять классов — это примерно десять тысяч уроков) и получить хорошее среднее образование.

Долгое время считали, что без скуки учения вообще нет, а нелюбовь к учению — обычное, естественное явление. В некоторых странах учителям до сих пор разрешено бить детей на уроках. Считают, что это нормально: дети не хотят учиться, а учитель заставляет их.

И вдруг сегодня, в последней четверти XX века, положе­ние резко изменилось. Вдруг оказалось, что недостаточно просто учиться, а необходимо всем учиться с увлечением.

УЧЕНИЕ С УВЛЕЧЕНИЕМ, УЧЕНИЕ С МУЧЕНИЕМ
Больше всего в школе мне нравятся гуманитарные науки, такие как: география, литература, русский язык, история.
На географии мне нравится работать с картой, рассказывать о какой-либо географической местности. На литературе я люблю писать сочинения, отвечать на вопросы, дискутировать по каким-либо темам, читать стихи. На уроках истории развивается память и логическое мышление. Русский язык, я считаю, нужно знать особенно хорошо, потому что это твой родной язык, на котором ты говоришь и пишешь, Я не всегда учу правила, поэтому часто допускаю ошибки.
Мне не нравится алгебра, потому что я не люблю долго сидеть над примерами, решать уравнения, складывать, умножать, вычислять — все это не для меня.
Лучше почитать книжку, узнать для себя что-то новое, интересное. Но я все равно буду стараться учить даже то, что мне не нравится.
Денисова Вероника 8 В
МОЯ УЧЕБА
Я люблю учиться в школе. Мои любимые предметы – алгебра и геометрия. Это трудные предметы. Но как радостно на душе, когда что-то получается! Бывает, даже тороплюсь домой, быстро убираюсь, чтобы скорее сесть за уроки. Преодолевать трудности в алгебре и геометрии – самое интересное. Решишь задачку, и становится легче, появляется вдохновение. Хочется решать и следующую. Было даже так, что с нетерпением ждала уроков алгебры и геометрии.
Бывало и учение с мучением. Я не понимала темы, не знала, как решить задачу. Не хотелось садиться за уроки, потому что трудно. Хожу, хожу по комнате, но не решаюсь сесть за уроки. Потом все-таки пересилю свою лень и возьмусь за уроки и … получится.
Учение не может быть без увлечения и мучения. Таков закон.
Ткаченко Наташа 8 В
Учащиеся 4 «б» изучают программу «Разговор о правильном питании». Результатом изучения этой программы стали сочинения.
Лесная пища
Однажды пошли мы с ребятами в поход. Идем по тропинке и видим: гриб растет. Андрей сказал, что это белый гриб, и рассказал нам, что из грибов можно приготовить более ста блюд. Грибы можно и сушить, и солить, мариновать, тушить и жарить. Из них варят супы и делают салаты. Видно не зря говорят: «Гриб-грибок – лесу – хозяин, стряпухе – утешение».
В грибах содержится много белков, углеводов, а также жиров, витаминов и минеральных веществ. Только не нужно забывать, что собирать грибы нужно очень осторожно. Не уверен, что гриб съедобный, не бери его.
Вот расположились мы на поляне, а там лесных ягод тьма! Я читал, что они очень полезны. В них много витаминов и минеральных веществ. Из них готовят компоты, морсы, мармелад, варенье, с ними пекут пироги. И даже на зиму запасают: сушат, замораживают.
Оказывается, и в лесу можно найти себе пищу. Только надо много знать и быть очень внимательным и осторожным. А много знать помогает нам разговор о правильном питании, который ведет с нами наша учительница Шехонина Светлана Николаевна.
Бородин Саша
Правильное питание – это здоровье
В Москве жил мальчик Ваня. Ел он очень плохо, но зато увлекался чипсами, кириешками, с удовольствием пил лимонад. Проблем со здоровьем от такой пищи было у него много.
Однажды родители отправили Ваню на лето в деревню к бабушке и дедушке. У них была корова, и мальчик с удовольствием пил молоко, ел творог, ягоды, зелень. Он подружился с деревенскими ребятами, вместе с ними научился ловить рыбу, собирать грибы и ягоды.
И вот пошли как-то ребята в поход. Вместе с ними – и бабушка с дедушкой.

Ваня с Дашей собирали ягоды, Данил и Влад ловили рыбу, Петя и Ренат ставили палатки, Катя и Алена готовили обед. На обед была ароматная уха, печная картошка и компот из лесных ягод. Ване такой обед очень понравился. Целый день провели ребята в лесу, к вечеру развели костер, пекли картошку, пели песни, пили чистую родниковую воду и чувствовали себя отлично. А все благодаря чистому воздуху, родниковой воде и здоровой пище.
Когда родители приехали за Ваней, они не узнали его. Он здорово подрос и за обе щеки уплетал простую деревенскую еду.
Уезжая, мальчик попрощался с ребятами, с дедом и бабушкой. Для себя он твердо решил: будет питаться правильно. Никаких кириешек, чипсов и прочей ерунды! Ведь только правильная пища – залог здоровья и долголетия.
Гужвин Дима
О пользе разговора о правильном питании
Я учусь в 4 классе. Мы изучаем программу о правильном питании и занимаемся по рабочей тетради «Две недели в лагере здоровья». Мне интересно работать по этой тетради, так как из нее мы узнаем много полезного о нашей пище и о том, как правильно питаться.
Мы узнали о том, какую можно найти в лесу: грибы, орехи, ягоды. Многое узнали о пользе молока и молочных продуктов: сыре, твороге, простокваше, сливках, сметане, кефире, масле.
Теперь я знаю, как правильно накрыть стол и что приготовить на завтрак, обед и ужин. Например, на завтрак можно с варить вермишель на молоке, хлеб пшеничный с маслом и сыром, чай с сахаром. На обед – сельдь с луком, окрошку со сметаной, суфле из печени со сметанным соусом и картофельным пюре, компот и хлеб ржаной.
На полдник – булочку, грушу, сок. А на ужин – творожную запеканку, хлеб пшеничный, чай.
Так что, благодаря рабочей тетради «Две недели в лагере здоровья», я знаю, что такое правильное питание и могу составить правильно е меню на целый день.
Цыганкова Катя
Каша – сила наша
Зовут меня Андрей. Мне 10 лет. У меня есть сестренка, ей 9 лет. Живем мы с мамой. Но речь не о том. Я хочу рассказать о своем любимом блюде – каше.
Мама наша кулинарными рецептами не увлекается, да и некогда ей. Большую часть времени она проводит на работе. Наберет полуфабрикатов в магазине на неделю, которые мы с сестрой сами и готовим. Ну а в выходные разносолы. Да и то, чтобы не жирное, не сладкое, калории подсчитывает, чтоб не пополнеть.
А вот у бабушки все другое. Все с пылу, с жару, блюда готовятся только из натуральных продуктов. Больше всего ей удаются каши. Может поэтому я их так и люблю. Прежде чем их приготовить, она крупы просеивает, перебирает, промывает, замачивает. Поэтому каши получаются рассыпчатыми, вкусными. И с чем только она их не готовит! Добавляет свеклу, морковь, кабачки, цветную капусту, тыкву. А как вкусны каши с добавлением ягод и фруктов! Варит их и на молоке, и на воде, да с маслом. «кашу маслом не испортишь», но все хорошо в меру. Здоровью лишний кусочек масла может и повредить.
Многие сейчас считают кашу пищу скучной, неаппетитной, готовят ее только маленьким детям. Дети постарше не любят каш. А зря! Каши являются одним из важнейших источников углеводов. В них содержатся белки, витамин В, они богаты калием, кальцием, железом, магнием, цинком. Они источник энергии и залог здорового питания. И пусть всегда и у всех будут на столе разные каши.
Широков Андрей

— Да какой это роман! — возмутится читатель, перелистав страницы книги. — Это не роман, а обман!

Нет обмана. Роман. Потому что о любви, потому что в книге десятки героев, а действие её происходит по всему миру. Чем не роман?

Это роман о любви к учению, такой же драматичной, как и всякая любовь: здесь страдания, страсти, томление, надежды и разочарования, через которые проходит каждый человек.

В учении всё зависит от науки, от учителя и от ученика.

О науке написаны десятки миллионов книг. Для учителя — миллионы, А для ученика?

Есть руководства для юных конструкторов, созданы инструкции по разведению рыбок в аквариуме, есть самоучители игры на гитаре. Но книги о любви к учению нет!

Ужасная несправедливость!

Этот роман — попытка исправить положение. Автор был бы мошенником, если бы уверял, будто всякий, кто в ночь прочтёт книгу, наутро проснётся отличником. Конечно, нет! Все советы в этой книге ещё нуждаются в дополнительной проверке, потому что главная наша цель — не советы, а исследование, опыты на себе. На первых порах в исследовании участвовало больше трех тысяч экспериментаторов от десяти до шестнадцати лет. Они поставили первые опыты, провели первые наблюдения, и автор приносит им глубокую благодарность за труд, за веру и за самоотверженность. Но кто продолжит это важное исследование в одной из самых таинственных областей человеческой жизни — в науке хорошо учиться?

Может быть, вы, читатель?

Учение с увлечением!

Глава 1.

Учение

1

Проделаем такой фантастический опыт. Помножим число людей на Земле на число мыслей, какие только приходят в голову человеку за всю его жизнь. Произведение получится огромным. Теперь прикинем, как распределяются мысли людей по содержанию, о чём люди думают.

Если не быть слишком строгими в подсчётах, то можно сказать, что приблизительно из каждых ста мыслей

девяносто — о практических заботах сегодняшнего дня, о себе и окружающих людях;

девять — о всей своей жизни и о всей стране;

одна мысль — о вечности и человечестве.

Люди думают о дне, о жизни и о вечности. Люди думают о себе, о стране и о человечестве. Мысли, не выходящие за границы сиюминутных забот, занимают почти всё наше время — иначе быть и не может. Нельзя вечно думать о вечном: человек живёт сейчас, а не в будущем. Но нельзя, невозможно не думать и о высоком — о людях, о стране, о вечности и человечестве.

Вот круг на плоскости. В нём можно разместить неисчислимое множество точек. Но только одна точка из этого множества — центральная, центр. Она одна в бесконечном числе других точек, но она определяет место всего круга. Так и среди мыслей наших есть центральные мысли; и что с того, что мы не сосредоточиваемся на них с утра до вечера, что не каждый день они приходят в голову? Они есть, эти центральные мысли, и именно они определяют центр тяжести нашей души, её устойчивость, составляют духовную жизнь человека.

Все остальные главы этой книги будут посвящены сугубо практическим вещам, деловым проблемам учения.

Но несколько минут жизни, несколько первых страниц книги посвятим главным, трудным, центральным мыслям.

2

Центральные мысли обладают тем свойством, что они касаются вопросов, на которые нет простого, абсолютно ясного и для всех одинакового ответа. Потому они и занимают людей тысячелетиями. Например: «Зачем человек живёт?» Или вытекающий отсюда вопрос: «Зачем человек учится?»

Само собой разумеется, что книга про учение должна открываться разъяснениями, зачем же человеку учиться. Пожалуй, и читатель будет расстроен, если автор не убедит его, что учиться — хорошо, а не учиться — плохо. Что хорошо учиться — лучше, чем учиться плохо. Что ученье — свет, а неученье — тьма.

Признаться, я с этого и начал: я написал не одну, а несколько глав, в которых доказывал, что учиться — это хорошо, а не учиться — плохо. Я привёл прямые доказательства и доказательства от противного, собрал мнения многих мыслителей, подобрал примеры из жизни великих людей, доказывающие, что ученье — свет, свет и свет, А неученье — тьма. Темень тёмная и непроглядная. Даже предельно невежественный человек, тот, для кого неученье не тьма, а именины сердца, — даже он, прочитав эти главы, дрогнул бы душой, задумался бы о своей неправильной жизни и, сам того не замечая, потянулся бы к учебнику ботаники, всем существом своим осознав, что ученье (вы слышали?) — свет, а неученье, что там ни говори, — тьма.

Но не дрогнет ничья душа. Никто не прочитает прекрасные главы.

Я их выбросил. Никому они не нужны. Потому что любой читатель, только попроси его, с изумительным вдохновением докажет, что ученье — свет, а неученье… Докажет и это: что неученье — тьма!

Нет такого вопроса — «Зачем учиться?»

Сколько мир стоит, все, у кого была возможность, учились. И в древнем мире, о котором мы много знаем, и в средние века, о которых мы знаем меньше, и в «век девятнадцатый, железный», и в наш атомный век вопрос решался и решается просто: у кого есть средства учиться, тот и учится. Состоятельные люди никогда не спрашивали, зачем учиться, а посылали своих детей в школы, гимназии и университеты. Никто из ныне здравствующих миллионеров не пишет в газеты письма с мучительным вопросом: «Зачем учиться?» Они отправляют своих детей в школы сверх дорогие и сверх прекрасные. Возможность получить образование всегда сопутствовала богатству.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *