Сколько икон божьей матери

Сколько икон божьей матери

Почему так много икон Пресвятой Богородицы и как Ей молиться?

Мнение священника Андрея Чиженко.

Фото: ekaterinburg-eparhia.ru

Действительно, если мы посмотрим православный календарь, то увидим, что практически на каждый день припадает день памяти той или иной иконы Пречистой Божией Матери или исторического действия, связанного с Девой Марией. Как, например, 31 августа по старому стилю (13 сентября н. ст.) празднуется Положение честного пояса Пресвятой Богородицы. Напомним о данном событии вкратце. После Успения Божьей Матери Она телесно была взята на небо. В гробнице остались только Ее риза и пояс. До начала V столетия пояс хранился в Иерусалиме. Позднее его перенесли в Констанополь. Из «Житий святых» свт. Димитрия Ростовского известно, что византийский император Лев VI использовал пояс для своей больной, страдающей от козней злого духа жены Зои. После лобызания святыни императрица исцелилась. Ризу и пояс Пресвятой Богородицы положили в храме северо-западного района Константинополя – Влахерне. Здесь же в начале X века святому блаженному Андрею Юродивому и ученику его святому Епифанию явилась Пресвятая Богородица и распростерла Свой покров-омофор (мафорий – длинное женское покрывало с головы до пят) над молящимся во время нападения неприятелей народом в храме (праздник Покрова Пресвятой Богородицы). Сегодня части пояса Девы Марии находятся в афонском монастыре Ватопед, в Грузии и в нескольких иных местах.

Почему же так много икон Девы Марии и празднований, посвященных Ей?

Вспомним Святое Евангелие. Умирая на кресте, Господь произнес следующую фразу, обращенную к Пресвятой Богородице и святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову: «Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: «Жено! Се, сын Твой! Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин. 19:26, 27). Святые отцы говорят, что тогда у Креста Спасителя произошло усыновление Пресвятой Богородицей не только святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, но и всего человечества. То есть Пречистая стала Матерью всем нам. Мы же стали Ее детьми. Это также подтверждается словами, сказанными Ею после Своего Успения, когда Она явилась скорбящим святым апостолам. «Радуйтесь! Ибо я с вами – во все дни», – говорила Дева Мария.

В замечательном памятнике византийской агиографии (описания житий святых) «Жизнь и деяния святого отца нашего Андрея юродивого Христа ради» есть воспоминание о том, как в одну зиму этот удивительный подвижник Божий был восхищен святым ангелом в рай. Во время путешествия по Царствию Небесному небесный посланник сказал Андрею: «Госпожа наша светозарная, Царица небесных сил и Богородица не пребывает сейчас здесь, ибо Она находится в том бренном мире ради поддержки и помощи тем, кто призывает Сына Ее единородного, и Слово Божие, и Ее Всесвятое имя». Церковное Предание сохраняет сведения о том, что Пресвятая Богородица пребывает в непрестанной молитве о страждущем человечестве.

Потому все множество икон Девы Марии является символами-отражениями различных граней и способов Ее благодатной помощи. И причем многие иконы имеют чудесное, удивительное происхождение. Вспомним, например события обретения Казанской иконы Божьей Матери. После пожара 1579 года в Казани по указанию девочки Матроны, которой во сне явилась Пречистая, на пожарище нашли икону Пресвятой Богородицы, ставшей чудотворной и известной во всем православном мире. Кто Ее написал? Как она там взялась? Неизвестно. Божье чудо.

Примерно та же история и с образом «Неупиваемая Чаша». Бедному мужчине, отставному солдату, живущему в Тульской губернии и исстрадавшемуся от тяжелого и, увы, распространенного в славянском обществе недуга пьянства, явился во сне старец и повелел идти в Серпухов в Высоцкий мужской монастырь и отслужить молебен перед иконой «Неупиваемая Чаша». Солдат пришел в обитель, но там, как оказалось, никто не знал такой иконы. Начали поиски. Образ нашли в проходе из соборного храма в ризницу. На обратной стороне иконы действительно было написано «Неупиваемая Чаша». Отслужили молебен, и страждущий исцелился. Разве не чудо Божье? Пречистая Сама указала и прославила Свои иконы.

Или, к примеру, чудотворная икона Успения Пресвятой Богородицы – одна из главных святынь Киево-Печерской Лавры, полученная греческими зодчими для вышеупомянутой обители из рук Девы Марии.

Существует в народе благочестивая традиция молиться о спасении от пожара иконе «Неопалимая Купина», от недуга пьянства «Неупиваемой Чаше», для исцеления от рака пред образом «Всецарица», а над дверями в доме вешать Остробрамскую икону или Семистрельную и т. д. Так ли это?

Мне кажется, ответ здесь двоякий. Как и во всем в Православии, нужен путь по золотой середине. Без крайностей. С одной стороны, Пресвятая Богородица явила в Своих образах вполне конкретную помощь по конкретной проблеме, так сказать (пример – «Неупиваемая Чаша»), потому, конечно же, как мне мажется, можно и нужно молиться перед этой иконой Деве Марии о ниспосылании благодатной помощи в столь нелегком и трудном деле, как избавление от алкогольной, наркотической, табачной или иной зависимости. То же самое и в других случаях. Ведь недаром в этих иконах была явлена чудесная помощь Пресвятой Богородицы. Но с другой стороны – не стоит молитву Пресвятой Богородице превращать в какое-то псевдоцерковное язычество: «мол, если помолимся перед иконой “Неупалимая Купинаˮ, то пожара не будет, а если перед Казанской, то вполне может быть. Потому что не перед той иконой помолились».

Это неверный подход. Главное, чтобы молитва была искренней и совершалась с пониманием, Кому и зачем мы молимся. Важно, чтобы она шла от чистого сердца, как призыв дитя к своей Матери. А Небесная Мать не замедлит помочь Своему попавшему в беду ребенку. И в данном случае можно помолиться и перед Казанской, и перед Владимирской, и перед Почаевской или перед любой другой православной иконой Божьей Матери. Главное, чтобы молитва была не сухой формальностью, но живой и искренней потребностью души. А Пресвятая Богородица, как любящая мать, всегда ответит на зов. Ведь Она находится здесь, на земле, среди нас и готова прийти на помощь Своему заплутавшему плачущему чаду.

Иерей Андрей Чиженко

>ПОЧЕМУ ТАК МНОГО ИКОН БОГОРОДИЦЫ?

Разнообразие икон Богородицы поражает воображение. Число почитаемых икон, по подсчетам специалистов, достигает 700. Откуда взялось такое множество образов и как в них ориентироваться, «НС» объяснила искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА, заведующая кафедрой христианской культуры в Библейско-богословском институте Святого апостола Андрея, автор книг о русской иконе.

ОСОБОЕ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО

В истории христианства есть страны и народы, которые ощущали свою тесную связь с Богородицей. В их числе, например, Грузия — по Преданию, эта земля выпала Деве Марии по жребию для проповеди, и Божия Матерь навсегда обещала Грузии свое покровительство. На Афоне Богородица почитается игуменьей Святой горы. В Западной Европе Она именовалась Королевой Польши. А в Средние века Ливония (часть Латвии) называлась «Терра Мариана» — земля Марии.

Но все-таки на Руси Богородицу почитали особо. Одна из первых церквей в Киеве — Десятинная, построенная еще при князе Владимире, была посвящена Богородице (празднику Успения). В XII веке князь Андрей Боголюбский даже ввел в русский церковный календарь новый праздник — Покров Пресвятой Богородицы, официально обозначив тем самым идею покровительства Божией Матери русской земле. За десять веков христианской культуры в России написано множество гимнов Божией Матери и создано потрясающее количество икон, многие из которых прославились как чудотворные, многие были свидетелями и участниками русской истории. Яркий тому пример —Владимирская икона Богородицы, которая сопровождала Россию на протяжении всей ее истории.

Cогласно восточно-христианской традиции Богородицу принято изображать в вишневом мафории (плате), синей тунике и голубом чепце. На мафории обычно изображаются три золотые звезды — символ девства «до Рождества, в Рождестве и по Рождестве» и символ Святой Троицы. Во многих иконах фигура Богомладенца закрывает собой одну из звезд, символизируя тем самым Воплощение второй ипостаси Святой Троицы — Бога Сына. Кайма на мафории — знак Ее прославления. Например, на мафории Богоматери Донской исследователи увидели надпись и расшифровали ее, и в ней действительно прочитывается прославление Богородицы.

Икона на Руси была и моленным образом, и книгой, с помощью которой обучаются основам веры, и святыней, и главным богатством, которое передавали в наследство из поколения в поколение. Обилие икон в русских церквях и домах верующих по сей день удивляет иностранцев. Иконы Богородицы тем более любимы, что Ее образ, близкий народной душе, кажется доступнее, ему открывается сердце, может быть, даже легче, чем Христу.

«И при всей доступности этого образа лучшие иконы содержат глубочайший богословский смысл, — говорит искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА, заведующая кафедрой христианской культуры в Библейско-богословском институте Святого апостола Андрея. — Образ Богородицы сам по себе столь глубок, что богородичные иконы оказываются одинаково близки и простой неграмотной женщине, в любви своей к Матери Божией принимающей каждую богородичную икону за самостоятельную личность, и интеллектуалу-богослову, усматривающему даже в самых простых каноничных образах сложный подтекст».

ВЕРНАЯ ЛОЦИЯ

Учение Церкви о Богоматери напрямую связано с христологической догматикой и основано прежде всего на тайне Боговоплощения. «Через иконописный образ Богородицы раскрывается глубина богочеловеческих отношений, — объясняет Ирина Языкова. — Дева Мария дала жизнь Богу в Его человеческой природе — тварь вместила Творца, и через это пришло спасение к Ней и ко всему человеческому роду. Христоцентричность икон Богородицы — также и верная лоция, которая помогает разобраться в море различных иконографий». На большинстве икон Божией Матери Она изображена с Младенцем. Их отношения, представленные на иконе, можно разделить по трем христианским добродетелям — вера, надежда, любовь — и так запомнить три типа иконографии.

Итак:

В иконографии, получившей название «Знамение» или «Оранта», Богородица представлена в позе Оранты (греч. «молящаяся») с воздетыми к небу руками, на Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила. Медальон символизирует и небо, как обитель Бога, и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Икона Божией Матери «Знамение». Москва, XVI в.

Вера — иконография, получившая название «Знамение» или «Оранта». Богородица представлена в позе Оранты (греч. «молящаяся»), с воздетыми к небу руками, на Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила. Медальон символизирует и небо, как обитель Бога, и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Христос воплотился через Богородицу, Бог стал человеком — в это мы верим. Самые известные иконы этого типа: Курская-Коренная, Знамение, Ярославская Оранта, Мирожская, Неупиваемая Чаша, Никопея.

Надежда — иконография называется Одигитрия (греч. «путеводительница»). На этих иконах Богородица держит Младенца Христа и на Него показывает рукой, направляя тем самым внимание предстоящих и молящихся к Спасителю. Младенец Христос правой рукой благословляет Мать, а в Ее лице и всех нас, в левой руке держит свернутый свиток — символ Евангелия. Христос сказал о себе: «Я путь, и истина и жизнь» (Ин. 14: 6), а Богородица Та, кто помогает идти по этому пути, — она наша ходатаица, помощница, наша надежда. Самые известные иконы этого типа: Тихвинская, Смоленская, Казанская, Грузинская, Иверская, Пименовская, Троеручица, Страстная, Ченстоховская, Споручница грешных.

Любовь — иконография Умиление или Елеуса — «милующая», как ее называют греки. Это наиболее лиричный из всех типов иконографии, открывающий интимную сторону общения Матери Божией со Своим Сыном. Иконографическая схема представляет фигуры Богородицы и Младенца Христа прильнувшими друг ко другу ликами. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает Мать рукой за шею. В этой трогательной композиции заключена глубокая богословская идея: здесь Богородица представлена не только как Мать, ласкающая Сына, но и как символ души, находящейся в близком общении, в любви с Богом. Самые известные иконы этого типа: Владимирская, Донская, Корсунская, Федоровская, Почаевская, Взыскание погибших.

Иконография Умиление или Елеуса – «милующая», как ее называют греки – это наиболее лиричный из всех типов иконографии. Фигуры Богородицы и Младенца Христа представлены прильнувшими друг ко другу ликами. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает Мать рукой за шею. «Умиление». Конец XIV в. Благовещенский собор Московского Кремля.

СВЕЧА СВЕТОПРИЕМНАЯ

В церковной поэзии Богородица величается «честнейшей херувим и славнейшей без сравнения серафим» (почитаемой более херувимов и славной более серафимов), «невестой неневестной» (невестой, не бывшей замужем), «Матерью Света» (Матерью Христа). Византийская гимнография соединила в себе черты пышной восточной поэзии и глубокой греческой метафорики. На Руси в тонкости богословия тогда не слишком вникали, но почитание Богоматери носило не менее высокий и поэтичный характер, чем в Византии. Образ Богородицы обрел черты Заступницы и Ходатаицы, Покровительницы и Утешительницы.

Четвертый тип иконографии Богородицы – акафистный – основан на гимнографии. Ее иконографические схемы строятся по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богородица величается в акафисте или других произведениях. Например, композиция иконы «Богоматерь – Гора нерукосечная» строится по принципу наложения на изображения Богоматери с Младенцем Христом (обычно сидящей на троне) различных символов, иллюстрирующих акафистные эпитеты – ветхозаветные прообразы Богородицы: руно орашенное, лествица Иаковлева, купина неопалимая, свеча светоприемная, гора нерукосечная.

Именно на гимнографии, то есть на церковной поэзии, основан последний, четвертый тип иконографии Богородицы — акафистный. Ее иконографические схемы строятся по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богородица величается в акафисте или других произведениях. «Например, композиция иконы “Богоматерь — Гора Нерукосечная”, — рассказывает Ирина Языкова, — строится по принципу наложения на изображения Богоматери с Младенцем Христом (обычно сидящей на троне) различных символов, иллюстрирующих акафистные эпитеты — ветхозаветные прообразы Богородицы: руно орошенное, лествица Иаковлева, купина неопалимая, свеча светоприемная, гора нерукосечная (один из символических образов Богоматери, основанный на ветхозаветном пророчестве Даниила —истолковании сна Навуходоносора о камне (см. Дан 2: 34). Царь видел истукана, разлетевшегося в прах от удара камня, который внезапно сам отвалился от горы. Камень — прообраз Христа, Который разрушит все предшествующие царства, величие которых держалось на богатстве, власти и угнетении. То, что камень без постороннего вмешательства оторвался от горы, стало прообразом рождения Христа от Девы: “Камень нерукосечный от несекомыя горы Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос…”. Примеров акафистных икон — великое множество (“Неопалимая Купина”, “Нечаянная радость”, “Богоматерь — Живоносный Источник” и прочие), и в большинстве своем это поздние иконографии, созданные не ранее XVI — XVII веков, в тот период, когда богословская мысль теряла свою глубину и оригинальность, и ее направление более разливалось по поверхности, нежели шло вглубь».

В основу сюжета иконы «Неопалимая Купина» положено толкование св. Григорием Нисским и св. Феодоритом видения пророку Моисею горящего и несгораемого тернового куста (купины). Святые богословы трактуют несгораемую купину как символ-прообраз Богоматери-Приснодевы, неопалимо вместившей в себя огненное естество Сын Божия. На илл.: «Неопалимая Купина». Сер. XVI в. Кирилло-Белозерский монастырь.

ПЕРВООБРАЗ

Есть предание о том, что самую первую икону написал апостол Лука, причем есть даже такая иконография, где апостол пишет, а Богородица ему позирует. У историков в этом есть сомнения, но Предание возникло не на пустой почве. «Мы знаем из Нового Завета, что апостол Лука был врачом, образованным человеком, но о том, что он был художником, в Писании не сказано, — говорит Ирина Языкова, — к тому же иконописание как традиция возникло не ранее IV века. Но именно в Евангелии от Луки больше всего говорится о Богородице, и именно апостол Лука создал для нас образ Богородицы. А поскольку Евангелие в древности называли словесной иконой, как и икону называли живописным Евангелием, то в этом смысле можно сказать, что апостол Лука был первым иконописцем, хотя прямо кисточкой по доске, скорее всего, не водил».

Существует еще одно предание о первообразе: когда святые апостолы Петр и Иоанн Богослов проповедовали в Лидде, недалеко от Иерусалима, там был сооружен для новообращенных храм. Придя в Иерусалим, апостолы просили Матерь Божию посетить и Своим присутствием освятить и благословить храм. Пречистая Дева ответила, что будет там с ними. И придя в храм, апостолы увидели на одном из опорных столбов дивной красоты нерукотворный образ Пресвятой Богородицы. Эта икона — Лиддской Божией Матери — почитается до сих пор. Но, по словам Ирины Языковой, ее действительный исторический путь проследить навряд ли возможно. В научном сообществе самыми ранними изображениями Богородицы считаются жанровые сюжеты из живописи катакомб — сцены Благовещения (катакомбы Прискилы II в.) и сцены Рождества Христова (катакомбы св. Себестьяна III — IV вв.). Но все это скорее протоиконы, первые же иконы в собственном смысле этого слова появляются только после Эфесского собора 431 года, где было утверждено почитание Девы Марии как Богородицы.

СЛЕДЫ ИСТОРИИ

Как из четырех типов иконографии могли возникнуть 700 разных икон, каждая из которых обладает своей индивидуальностью, но при этом все еще подходит под описание своего типа? «С первых греческих икон делались списки, — объясняет Ирина Языкова, — они распространились по всему миру и “зажили” своей жизнью. По молитвам верующих перед этими иконами случались чудотворения и исцеления, что и старались запечатлеть, зафиксировать следующие иконописцы, делая новые списки. Они хотели «привязать» икону к своей местности, рассказать реальную историю пребывания этой конкретной иконы на их земле.

Например, третья рука у иконы «Троеручица» добавлена святым Иоанном Дамаскиным в память о чуде, которое случилось с ним самим. Во времена иконоборчества ( VIII в.) за свои сочинения в защиту икон св. Иоанн был подвергнут казни по приказу Дамасского халифа — ему отсекли правую руку. Он молился Богородице перед Ее иконой, и Пречистая восстановила отрубленную руку, так что великий святой и далее мог славить Христа и Божию Матерь в своих писаниях. Потом в знак уважения икону переписывали уже с тремя ручками, и эта иконография закрепилась.

Кровоточащая ранка на щеке «Иверской» — также свидетельство иконоборческих времен, когда икона подверглась нападению отвергавших священные изображения: от удара копья из иконы истекла кровь, что повергло нападавших в ужас. Такую же рану можно видеть и на иконе «Ченстоховской», которая претерпела нападения в XV веке: разбойники, ограбившие Ясногорский монастырь, вывезли и икону. Но лошади, запряженные в обоз с награбленным, встали; разъяренные грабители решили «наказать» икону и ударили по ней мечом — из раны на щеке Богородицы снова истекла кровь. Святотатцы замерли от ужаса, а в это время подоспели монахи и вернули святыню в монастырь.

РУБЛЁВЫ

Новые, принятые Церковью иконографии вдохновлены древними образцами, но с умом и сердцем переработаны иконописцем в своей интерпретации. «Если сравнить, например, Рублевскую Владимирскую икону с оригиналом XII века — то это совершенно разные иконы, — отмечает Ирина Языкова. — Владимирский образ XII века — это аристократическое произведение живописи того времени: тончайшие нюансы, глубокий взгляд, полный скорби, который вас пронзает. Но у Рублева Богородица на молящегося совсем не смотрит, она ангельская, прозрачная, она совершенно в других мирах. Здесь сохранена иконографическая схема, мы узнаем, что это Владимирская икона, но если их сопоставить — увидим, насколько по-разному воспринимали образ Богородицы греческий мастер XII века и русский мастер XV.

Новая икона должна родиться изнутри Церкви, соборно. Например, в 1917 году владыка Афанасий Сахаров восстановил праздник Всех святых, в земле Российской просиявших (почему-то он был забыт во время никоновских реформ). Владыка искал иконописца, который бы мог написать икону праздника. Нашел, но не был доволен результатом. И только спустя двадцать лет родилась эта сложнейшая иконография — когда владыка встретил Марию Николаевну Соколову, которую мы теперь знаем как монахиню Иулианию. Владыка Афанасий продумал эту икону богословски, написал службу празднику и передал свое видение иконописцу, и только тогда Мария Николаевна, опираясь на интерпретацию владыки, создала художественный образ богословия праздника».

Не всегда новые иконы бывают безупречны. По словам Ирины Языковой есть две основные ошибки, которые допускают многие современные иконописцы: одни бездумно множат копии, не вкладывая в них свой собственный молитвенный опыт и переживание, а другие, наоборот, пишут совершенно новые образы «от ветра головы своея», нисколько не оглядываясь на церковные традиции.

«Взять, например, современную икону, написанную после гибели подлодки “Курск”, — рассказывает Ирина Языкова. — Художник воспользовался древней иконографией Курской иконы — в центре Богородица, вокруг которой изображены пророки. Но только он вокруг Божией Матери написал погибших моряков! Это же полное непонимание сути, икона — это не мемориальная доска, где написаны имена погибших и тем более их портреты. Икона — это окно в невидимый мир. Икона — это прежде всего лик, это общение. Мы можем поминать этих людей, но пока они не канонизированы — мы не можем молиться перед ними. Таким образом, художник создал светское нецерковное произведение.

Но вместе с тем я уже больше двадцати лет наблюдаю за творчеством нескольких современных мастеров, которые, как мне кажется, работают очень серьезно, творчески. С одной стороны — канонично, с другой — Дерзновенно. И я, зная их жизнь, понимаю, что они имеют на это право. Один иконописец мне как-то сказал, что икона — это путь, и она сама тебя ведет. Он занялся иконописью в 16 лет, много копировал в период ученичества, и первые его работы были очень скованные, но он писал-писал-писал, жил церковной жизнью, а потом взял и написал чудотворную икону «Неупиваемая чаша». Этот образ сейчас известен во всем мире. Это воссозданная иконография, которую написал наш современник, Александр Соколов. В ее основу был положен некогда существовавший в Серпуховском монастыре, но утраченный в двадцатые годы образ, от которого остались только списки и словесное описание. Все думают, что это древняя икона, потому что она чудотворная. Но есть свои Рублевы и в наше время!»

Екатерина СТЕПАНОВА

Классификация икон Божией Матери

Условно все многообразие типов икон Богоматери с Младенцем можно разделить на четыре группы, каждая из которых представляет собой раскрытие одной из граней образа Божьей Матери. Иконографическая схема является выражением богословской идеи.

Первая группа — тип иконографии «Знамение» (сокращенный и усеченный вариант – Оранта, от лат. orans — молящийся). Это наиболее богословски насыщенный иконографический тип и связан он с темой Воплощения. В основе иконографической схемы лежат два текста: из Ветхого Завета — пророчество Исайи: «Итак сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Эммануил» (Ис. 7.14) и из Нового Завета — слова Ангела в Благовещении: «Дух Святой найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя, посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк. 1.35). В этих словах открывается нам тайна Боговоплощения, рождения Спасителя от Девы, рождения Сына Божия от земной женщины.

Это находит свое выражение в иконографической схеме: Мария представлена в позе Оранты, то есть молящейся, с воздетыми к небу руками; на уровне Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила, находящегося в лоне Матери. Богородица может быть представлена в рост, как на иконе «Ярославская Оранта, Великая Панагия», или по пояс, как в «Курской Коренной» или в новгородской «Знамение», это не так существенно. Важнее другое — соединение фигур Богоматери и (полуфигуры) Христа, что передает одно из глубочайших откровений: рождение Бога во плоти, Мария становится Богородицей через воплощение Логоса. В момент созерцания иконы молящемуся как бы открывается святая святых, внутренняя Марии, в недрах которой Духом Святым зачинается Богочеловек. «Чрево Твое пространнее» — так величается Богородица в Акафисте. Мы Ее видим в момент предстояния Богу: «Се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему» (Лк. 1.38). Ее руки подняты в молитвенном порыве (этот жест описан в Книге Исход. 17.11). В ярославской «Оранте» этот жест повторен и в фигуре Младенца, только Ее ладони раскрыты, а положение пальцев Эммануила иное — они сложены в благословение. В других вариантах Знамения Младенец в одной руке держит свиток — символ учения, другой благословляет. Одежды Богоматери традиционные — красный мафорий и синее нижнее одеяние. Таковы одежды Богоматери на всех иконах (за редким исключением), и, напомним, их цвета символизируют соединение в Ней Девства и Материнства, Ее земной природы и небесного Ее призвания. В ярославской «Оранте» одежды Богородицы заливает золотой свет (изображенный в виде крупного ассиста), что является выражением потоков благодати Святого Духа, излившегося на Пресвятую Деву в момент зачатия. По обе стороны от Марии изображаются силы небесные — либо архангелы с зерцалами в руках (ярославская «Оранта»), либо синий херувим и огненно-красный серафим. Присутствие в композиции ангельских и небесных сил означает то, что Богоматерь своим смиренным согласием участия в акте Боговоплощения поднимает человечество на ступень выше ангелов и архангелов, ибо и Бог, по словам св. отцов, не воспринял ангельский образ, но облекся в человеческую плоть. В песнопении, прославляющем Богородицу, так и поется: «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим».

Иконографическая схема «Знамения» может быть очень простой, как в новгородском варианте, а может быть развитой и усложненной, как в случае ярославской «Оранты». В композицию последней, например, включена не часто встречающаяся деталь, которая раскрывает литургический аспект этого образа. Это орлец — коврик под ногами Марии, такие используют в архиерейском богослужении. В данном случае орлец символизирует космичность служения Богородицы, которая предстоит Богу за весь род человеческий. Богоматерь стоит на орлеце как на облаке среди золотого сияния Божьей славы — Богоматерь есть новая тварь, преображенное творение, новый человек. Схема иконы Курской Коренной дополнена изображением пророков, соединенных между собой подобием процветшей лозы. У пророков в руках свитки их пророчеств. Все это символизирует то, что Богоматерь и Божий Сын, от Нее родившийся, есть исполнение всех ветхозаветных пророчеств и чаяний. Так, в разных иконографических вариантах при наличии общего иконографического ядра раскрывается одна и та же тема Боговоплощения, поэтому иконографический тип «Знамение» иногда именуют «Воплощение».

Одним из вариантов иконографии «Знамение» является «Оранта». В данном случае Богоматерь представлена без Младенца в той же позе, с воздетыми руками. Примером такого варианта может служить образ «Богоматерь — Нерушимая стена» из Св. Софии Киевской (мозаика, Х в.). Здесь Богоматерь представлена как символ Церкви. Впервые Августин увидел в Богоматери — Церковь. Эта ассоциация получила в истории богословской мысли широкий диапазон толкований.

Второй иконографический тип получил наименование «Одигитрия», что по-гречески значит «Путеводительница». В том названии заложена концепция богородичных икон в целом, ибо Матерь Божья ведет нас ко Христу. Жизнь христианина представляет собой путь из тьмы — в чудный Божий свет, от греха — к спасению, от смерти — в жизнь. И на этом нелегком пути у нас есть помощница — Пресвятая Богородица. Она явилась мостом для прихода в мир Спасителя, теперь Она — мост для нас на пути к Нему.

Итак, иконографическая схема Одигитрии строится следующим образом: фигура Богоматери представлена фронтально (иногда с небольшим наклоном головы), на одной Ее руке, как на престоле, восседает Младенец Христос, другой рукой Богоматерь указывает на Него, тем самым, направляя внимание престоящих и молящихся. Младенец Христос одной рукой благословляет Мать, а в Ее лице и нас (нередко жест благословения направлен непосредственно на зрителя), в другой руке Он держит свернутый свиток (есть варианты, когда в руках у Младенца скипетр и держава, книга, развернутый свиток).

В жесте Богородицы, указующем на Христа ключ к этому образу — Матерь Божья ориентирует нас духовно, направляя нас ко Христу, ибо Он есть Путь, Истина и Жизнь. Она несет наши молитвы к Нему, Она ходатайствует за нас перед Ним, она сохраняет нас на пути к Нему. Ставшая Матерью Того, Кто усыновил нас Небесному Отцу, Богородица становится матерью каждого из нас. Этот тип богородичных икон получил необычайно широкое распространение во всем христианском мире, а особенно в Византии и в России. Многие чтимые иконы этого типа не случайно приписывали кисти апостола Луки.

К наиболее известным вариантам Одигитрии относятся: «Смоленская», «Иверская» (Вратарница), «Тихвинская», «Грузинская», «Иерусалимская», «Троеручица», «Страстная», «Ченстоховская», «Кипрская», «Абалацкая», «Споручница грешных» и многие другие.

Небольшие иконографические различия в деталях связаны с подробностями истории происхождения каждого конкретного образа. Так третья рука у иконы «Троеручица» добавлена св. Иоанном Дамаскиным, когда по его олитве Богородица восстановила отрубленную его руку. Кровоточащая ранка на щеке «Иверской» возвращает нас во времена иконоборчества, когда этот образ был подвергнут нападению отвергающих иконы: от удара копья из иконы истекла кровь, что повергло свидетелей в неописуемый ужас. На иконе Богоматери «Страстная» обычно изображают двух ангелов, летящих к Младенцу с орудиями страстей, тем самым, предвозвещая Его страдания за нас. В результате этого сюжетного поворота несколько изменена поза Младенца Христа — Он изображен в полоборот, смотрящим на ангелов, Его руки держатся за руку Марии. Каждая из таких деталей достойна внимательного рассмотрения, но за неимением в данном случае такой возможности оставим это для уединенного созерцания.

Как правило, в «Одигитрии» Богоматерь представлена в поясном изображении, но встречаются и оплечные композиции богородичных икон; к таким относятся «Казанская», «Петровская», «Игоревская». Здесь разрабатывается та же тема, но в некотором сокращенном варианте.

Третий тип богородичных икон на Руси получил наименование «Умиление», что является не совсем точным переводом греческого слова «Елеуса» (έλεουσα), т.е. «Милостивая». Этим эпитетом в Византии величали саму Богородицу и многие из Ее икон, но со временем, в русской иконографии, наименование «Умиление» стали связывать с определенной иконографической схемой. В греческом варианте этот тип икон назывался «Гликофилуса» (γλυκυφιλουσα) — «Сладкое лобзание». Это наиболее лиричный из всех типов иконографий, открывающий интимную сторону общения Матери Божьей со Своим Сыном. Иконографическая схема включает две фигуры — Богородицы и Младенца Христа, прильнувшие друг ко другу ликами. Голова Марии склонена к Сыну, а Он обнимает рукой Мать за шею. В этой трогательной композиции заключена глубокая богословская идея: здесь Богородица явлена нам не только как Мать, ласкающая Сына, но и как символ души, находящейся в близком общении с Богом. Взаимоотношение души с Богом — мистическая тема многих писаний св. отцов. Богоматерь Умиление — один из наиболее мистических типов богородичных икон.

Этот тип также был широко распространен в России. К иконам типа «Умиление» относятся: «Владимирская», «Волоколамская», «Донская», «Федоровская», «Жировицкая», «Гребневская», «Ахренская», «Ярославская», «Взыскание погибших», «Почаевская» и т.д. Во всех этих иконах Богоматерь представлена в поясной композиции, в редких случаях встречается оплечная композиция, как, например, в иконе «Корсунская».

Разновидностью иконографического типа «Умиление» является тип «Взыграние». Иконы подобного рода были распространены в основном на Балканах, но и в русском искусстве изредка встречаются такие образы. Иконографическая схема здесь очень близка к «Умилению», с той только разницей, что Младенец представлен в позе более свободной, как бы разыгравшимся. Примером такого типа икон может служить «Яхромская». В этой композиции всегда присутствует характерный жест — Младенец Христос ручкой касается лика Богородицы. В этой маленькой детали скрыта бездна нежности и доверия, которые открываются внимательному созерцающему взгляду.

Еще одна разновидность иконографии «Умиление» — «Млекопитательница». Из наименования ясно, что отличительной чертой этой иконографической схемы является изображение Божьей Матери, кормящей грудью Младенца Христа. Такая деталь — не только интимная подробность данного иконографического варианта, но она раскрывает новый мистический аспект в прочтении образа Богородицы. Мать вскармливает Сына, так же Она питает наши души, так же и Бог кормит нас «чистым словесным молоком» Слова Божьего (1 Петр. 2.2), дабы мы, возрастая, переходили от пищи молочной к твердой (Евр. 5.12).

Итак, три названных нами иконографических типа — «Знамение», «Одигитрия» и «Умиление» являются основными, ведущими в иконографии Богородицы, так как в их основе лежат целые направления в богословском осмыслении образа Богоматери. Каждый из них представляет нам какой-то один из аспектов Ее служения, Ее роли в спасительной миссии Христа, в истории нашего спасения.

Четвертый тип не имеет такого богословского наполнения, как первые три. Он скорее собирательный, к нему следует отнести все те иконографические варианты, которые по тем или иным причинам не вошли в первые три. Наименование четвертого типа условно — «Акафистный», так как главным образом иконографические схемы здесь строятся не по принципу богословского текста, а по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богоматерь величается в Акафисте и других гимнографических произведениях. Основный смысл икон этого типа — прославление Матери Божьей. Сюда следует отнести уже упоминавшиеся изображения Богоматери с Младенцем на престоле. Основной акцент этих изображений — показать Матерь Божью как Царицу Небесную. В таком виде этот образ вошел в византийскую иконографию — особенно часто такие композиции помещали в конху апсиды. В этом варианте Богоматерь присутствует и в св. Софии Константинопольской. В русской иконографии примером такого образа может служить фреска Дионисия в апсиде церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря.

Но большая часть икон этого типа представляют собой соединение центральной схемы предыдущих типов с дополнительными элементами. Так, например, иконографическая схема «Неопалимой Купины» состоит из изображения Богоматери Одигитрии, окруженной символическими фигурами славы и сил небесных (аналогично тому, как образ небесной славы изображен в иконографии «Спас в силах»). Иконографическая схема иконы «Богоматерь — Живоносный Источник» включает в себя изображение Богородицы с Младенцем, восседающим на троне, который имеет вид некоего подобия купели внутри водоема, а вокруг предстоят ангелы и люди, пришедшие напиться от этого источника. Композиция иконы «Богоматерь — Гора Нерукосечная» также строится по принципу механического наложения символов — Богоматерь с Младенцем Христом (по типу Одигитрии) восседают на престоле, на фоне фигур и вокруг них изображаются различные символы, впрямую иллюстрирующие акафистные эпитеты: руно орошенное, лествица Иаковлева, купина неопалимая, свеча светоприемная, гора нерукосечная и т.д. И, наконец, икона «Нечаянная радость» построена по принципу «икона в иконе», то есть сюжетного включения изображения иконы внутрь происходящего действия. Здесь обычно представлен коленопреклоненный человек, молящийся перед образом Богоматери Одигитрии, давшей ему нравственное прозрение и исцеление.

Вершиной акафистных иконографий следует признать образ «О Тебе радуется обрадованная вся тварь». Это по-своему интересная иконография, в основе ее лежит идея космического прославления Богоматери. В центре изображается Богородица с Младенцем Христом на престоле в сиянии славы и окружении сил небесных. Образ вселенной представлен в виде многоглавого храма, окруженного цветущими деревьями — это одновременно и образ Небесного Иерусалима. В нижней части иконы, у подножия престола изображаются люди — пророки, цари, святые разных рангов, просто народ Божий. Мы видим — на Иконе представлены новая земля и новое небо (Откр. 21.1), — образ преображенной твари, начало которой положено в тайне Боговоплощения (здесь центральное изображение отчасти напоминает схему Знамения).

Иконографические варианты, где изображается Богоматерь без Младенца Христа, немногочисленны, объединить их в особую группу не представляется возможным, так как иконографическая схема в каждой из них определена своей самостоятельной богословской идеей. Но в той или иной степени они примыкают к уже названным нами ранее четырем типам. Например, «Богоматерь Остробрамская-Виленская» представляет собой вариант, тяготеющий к типу «Знамение», так как образ Богоматери явлен здесь в момент принятия Ею Благой вести («се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему». Лк. 1.38). Положение рук, скрещенных на груди (жест смиренного молитвенного поклонения) семантически близок жесту Оранты. Следовательно, этот иконографический вариант можно отнести к типу «Знамение». Кроме Остробрамской этому типу соответствует икона «Невеста Неневестная» (ошибочно ее называют «Умиление»), которая была келейной иконой преп. Серафима Саровского.

Известная древняя русская икона «Богоматерь Боголюбская» также изображает Богородицу без Младенца, но предстоящей пред Богом с ходатайством о молящихся Ей (группа молящихся иногда изображается у ног Богородицы). Поскольку здесь Матерь Божья изображена как ходатаица и как указующая путь молящимся, то условно можно отнести эту икону к типу «Одигитрия». В руке Богородица держит свиток с молитвой, а другой рукой указывает на образ Христа, написанный слева в сегменте неба. Таким образом, сохраняется тот же жест, что и в Одигитрии: Христос есть Путь, Истина и Жизнь.

Но по большей части богородичные иконы, в которых Богоматерь представлена без Младенца, относятся к четвертому типу — акафистных икон, так как написаны ради прославления Матери Божьей. Так, например, к этому типу можно отнести иконографию «Богородица Семистрельная» или «Симеоново проречение», известен этот иконографический вариант и под другим названием — «Умягчение злых сердец». Здесь изображена Богоматерь с семью мечами, пронзающими Ее сердце. Этот образ взят из пророчества Симеона, который во время Сретения произнес такие слова: «и Тебе Самой оружие пройдет душу, — да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2.35). Подобные иконографии, как правило, позднего происхождения, по всей видимости, пришли из западноевропейской традиции и отличаются литературностью. Тем не менее, и в них заложен свой смысл, открывающий нам образ Богородицы, столь необходимый для возрастания православной души.

Иконографические варианты, семантически соответствующие третьему типу богородичных икон, известному под названием «Умиление», практически не встречаются, так как трудно представить, как возможно изобразить интимные отношения Богоматери и Ее Сына в образе одной только Богоматери. Тем не менее, и такой поворот в иконографии возможен. Это так называемый тип Скорбящей Богоматери («Mater Dolorosa»), когда Божья Матерь представлена погруженной в молитвенную скорбь о распятом Христе. Обычно Богородица изображается со склоненной головой и молитвенно сложенными руками возле самого подбородка. Этот вариант получил большое распространение на Западе, но и в православной иконографии он также хорошо известен. Некоторые исследователи полагают, что он первоначально не был самостоятельным, входил частью в диптих, на второй половинке которого изображался страдающий Иисус Христос (в терновом венце, со знаками Страстей). Этот же сюжет мы можем видеть и в иконе «Не рыдай Мене Мати», хорошо известной в балканском искусстве и менее известной у нас, в России. На этой иконе обычно изображены Богородица и Христос (иногда стоящими во гробе), Мать оплакивает смерть Сына, обнимая Его мертвое тело. Практически это модификация сюжета «Оплакивание», но иконографическая схема построена по принципу «Умиления» — только на иконах типа «Не рыдай Мене Мати» Богородица прижимает к Себе не Маленького Иисуса, а взрослого после снятия со Креста. Трагизм сюжета достигает необыкновенного накала — горе Матери безутешно, но, как и во всякой иконе, здесь есть весть о воскресении, она в названии иконы, которое построено на тексте страстного песнопения: «Не рыдай Мене Мати во гробе зряща…». Обращение к Богородице идет от имени Христа, победившего смерть.

Традиционно принято изображать Богородицу в одеждах двух цветов: вишневом мафории (модификация красного цвета), синей тунике и голубом чепце. На мафории, как правило, изображаются три золотые звезды — как знак ее непорочности («непорочно зачала, непорочно родила, непорочно умерла») и кайма как знак ее прославления. Сам плат — мафории — означает Ее Материнство, прикрытый им голубой (синий) цвет платья — Девство. Но изредка мы можем видеть Богоматерь, облаченную в синий мафории. Так Ее иногда изображали в Византии, на Балканах. Так Богоматерь написал Феофан Грек в деисусном чине Благовещенского собора Московского Кремля. По всей видимости, в этих случаях для иконописца важнее подчеркнуть Девство, непорочность Богоматери, выделить аспект Ее чистоты, сосредоточить наше внимание на этой грани образа Девы и Матери.

Православная традиция в исключительных случаях допускает изображение женщин с непокрытой головой. Обычно так пишут Марию Египетскую в знак ее аскетично-покаянного образа жизни, сменившего прежний ее распутный образ жизни. Во всех остальных случаях, будь то образ мучениц, цариц, святых и праведных жен, жен-мироносиц и других многочисленных персонажей, населяющих православный иконный мир, принято изображать женщин с покрытой головой. Так и апостол Павел пишет, что хорошо женщине покрывать голову свою, ибо это «знак власти над нею» (1 Кор. 11.5,10). Но в некоторых иконографических вариантах богородичных икон мы видим, весьма неожиданно, изображение Богоматери с непокрытой головой. Например, «Богоматерь Ахтырская» и некоторые другие. В некоторых случаях плат заменен венцом (короной). Обычай изображать Богоматерь с непокрытой головой западного происхождения, где он вошел в обиход с эпохи Возрождения, и в принципе неканоничен. Мафорий на голове Богородицы не просто дань восточно-христианской традиции, а глубокий символ — знак Ее Материнства и полной отданности Богу. Даже венец на Ее голове не может заменить мафория, ибо венец (корона) есть знак Царства, Богоматерь — Царица Небесная, но это царское достоинство основано исключительно на Ее Материнстве, на том, что Она стала Матерью Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому правильно изображать венец поверх плата, как это мы видим в таких иконографических изводах, как «Богоматерь Державная», «Новодворская», «Абалацкая», «Холмовская» и другие. Изображение венца (короны) на голове Богородицы также пришло в восточно-христианскую иконографическую традицию из Западной Европы. В Византии это не было принято вовсе. Даже когда изображали Богоматерь с предстоящими императорами (как это можно видеть в мозаиках св. Софии Константинопольской), что является выражением превосходства Царства Небесного над царством земным, на Ее главе мы не видим ничего, кроме плата-мафория. И это очень характерно, так как в развитии иконографии наблюдается со временем отход от лаконизма и чистой семантики (знаковой структуры) в сторону иллюстративности и внешнего символизма.

Иконография Богородицы

Дата публикации или обновления 01.11.2017

  • Земная жизнь Пресвятой Богородицы Образ Богородицы в Русской иконографии
  • Перед какой иконой Божией Матери о чем молятся
  • Даты празднования икон Богородицы Акафисты иконам Богородицы
  • Типы иконографии Богородицы

  • Иконография Богородицы Умиление (Елеуса)
  • Иконография Богородицы Путеводительница (Одигитрия)
  • Иконография Богородицы Молящаяся (Оранта, Великая Панагия, Знамение)
  • Иконография Богородицы Умиление (Елеуса)

    Характерной особенностью иконографии Умиление является соединенность ликов Спасителя и Богородицы.


    Владимирская икона Божией Матери. Галерея икон.

    В этом типе иконографии представлена не просто бытовая сцена взаимного ласкания матери и ребенка — это взаимоотношения Творца и Его творения, выраженные такой бесконечной любовью Создателя к людям, что Он отдает Сына Своего на заклание во искупление всечеловеческого греха. Это соединение земного и небесного, выраженное сопряжением нимбов и взаимоприкосновением двух ликов; это Христос и Церковь Христова, в которой Богородица представляет собой совершеннейшую из всех рожденных на земле людей.

    Иконографический тип «Умиление» или Елеуса (по-гречески Милующая) восходит, по преданию, к святому апостолу и евангелисту Луке. Именно он считается автором изображений, списки с которых впоследствии распространились по всему Православному миру. Характерной особенностью этой иконографии является соединенность ликов Спасителя и Богородицы.

    Из икон типа «Умиление» наиболее известны:

  • Владимирская икона Божией Матери
  • Донская икона Божией Матери
  • «Взыграние Младенца» икона Божией Матери
  • «Взыскание погибших» икона Божией Матери
  • «Достойно есть» («Милующая») икона Божией Матери
  • Игоревская икона Божией Матери
  • Касперовская икона Божией Матери
  • Корсунская икона Божией Матери
  • Почаевская икона Божией Матери
  • Толгская икона Божией Матери
  • Феодоровская икона Божией Матери
  • Ярославская икона Божией Матери
  • Иконография Богородицы Путеводительница (Одигитрия)

    Путь истинный — путь ко Христу. Об этом говорит жест правой руки Богородицы, которая указывает нам на Богомладенца Христа, восседающего на левой руке и опирающегося на свиток — Закон.

    Христос, как Глава Церкви, как законодатель, благословляет всех идущих путем совершенствования.


    Иверская икона Божией Матери. Галерея икон.

    Изображение Богоматери на иконах типа «Одигитрия» (греч. Путеводительница), как и в типе «Умиление», — поясное, но встречается огрудное и в полный рост.

    Наиболее известные иконы Богородицы типа Одигитрия:

  • Влахернская икона Божией Матери
  • Грузинская икона Божией Матери
  • Иверская икона Божией Матери
  • «Троеручица» икона Божией Матери
  • «Скоропослушница» икона Божией Матери
  • Казанская икона Божией Матери
  • Козельщанская икона Божией Матери
  • Смоленская («Одигитрия») икона Божией Матери
  • Тихвинская икона Божией Матери
  • Ченстоховская икона Божией Матери
  • Иконография Богородицы Молящаяся
    (Оранта, Великая Панагия, Знамение)

    Изображение Богоматери с воздетыми в молении руками и без младенца, называется «Оранта» (лат. Молящаяся). Такие изображения в полный рост по древней традиции помещают в конхе — верхней части алтаря.


    «Нерушимая Стена» икона Божией Матери. Галерея икон.

    Фигура Божией Матери, изображенная в полный рост с Богомладенцем, именуется «Великая Панагия», что означает «Всесвятая».


    «Знамение» Курская-Коренная икона Божией Матери. Галерея икон.

    Поясные изображения икон типа «Великая Панагия» в древнерусской иконописи получили широкое распространение и стали называться «Знамение». Одно из значений славянского слова знамение — чудо. И действительно, изображение младенца Христа на лоне Богородицы — это символ самого величайшего чуда, чуда Боговоплощения, когда Безначальный и Невместимый Бог вместился в человеческое тело. Слово знамение родственно славянскому глаголу знаменаю — созываю, призываю к богослужению. Это раскрывает второй глубинный смысл данной иконографии: воздетые руки Богоматери, как символ молитвы; младенец Христос в круге, как символ Евхаристии; поручи на руках Божией Матери — символ сослужения всей Церкви своему Небесному Предстоятелю.

    Наиболее распространенные иконы этого типа:

  • «Знамение» икона Божией Матери
  • «Знамение» (Новгородская) икона Божией Матери
  • «Нерушимая Стена» икона Божией Матери
  • «Неупиваемая Чаша» икона Божией Матери
  • «Знамение» (Курская-Коренная) икона Божией Матери
  • Мирожская икона Божией Матери
  • Никейская («Бысть чрево Твое Святая Трапеза») икона Божией Матери
  • Серафимо-Понетаевская («Знамение») икона Божией Матери
  • Царскосельская («Знамение») икона Божией Матери
  • Ярославская Оранта
  • В начало

    Иконы Богоматери: какие бывают и чем отличаются?

    Богоматерь на Руси всегда была почитаемой. Ещё самая первая церковь в Киеве — Десятинная была построена в честь святой Богородицы. С того времени и до наших дней появилось немало священных изображений, которые даже прославились как чудотворные и оказались свидетелями самых важных вех в истории нашей страны.

    Икона Богоматери по подсчётам специалистов имеет около семисот образов. Здесь мы рассмотрим иконы, наиболее часто встречающиеся в церквях, узнаем, чем они отличаются друг от друга и какое значение имеют.

    Владимирская:

    Точная дата создания неизвестна, но считается, что апостол Лука написал её ещё при жизни Богородицы. Первое изображение появилось на простой деревянной крышке стола.

    Для иконы Владимирской Богоматери характерно изображение Богородицы и Младенца, которые соприкасаются ликами. Ножка Младенцы согнута таким образом, что видна его пяточка, а руки обнимают Мать за шею, как символ близкого общения души с Богом.

    Перед этой иконой молятся об избавлении от различных неприятностей, от ересей и распрей, о прекращении вражды между странами и сохранении России.

    Донская:

    Всё то же изображение двух святых ликов, однако, в этом исполнении выражение лица Богоматери весьма эмоционально, что является редкостью. По мнению исследователей, эмоциональность – признак принадлежности иконы русским мастерам.

    Оригинальная икона выполнена «с секретом», если перевернуть её, то на обратной стороне вы обнаружите другой образ — «Успение Пресвятой Богородицы». Это говорит о том, что над иконой работало два мастера.

    Донская Божья Матерь считается заступницей России в сражениях с иноплеменными войсками. В её чудодейственную силу веровал сам Иван Грозный.

    Феодоровская:

    На первый взгляд икона очень схожа с Владимировской, но есть существенные отличия. Например, то, что Младенец сидит на руке Богородицы, а вместо оголенной пяточки здесь видна ножка до колена. При этом, кажется, что его ноги хотят сделать шаг, и изображены на фоне облачения Святой, которые в отдалении напоминают чашу, как символ избавления.

    Икона помогает тем, кто просит у неё о мире в семье, взаимопонимании и счастье в браке. Не случайно второе название у образа — Покровительница невест. Также среди других наиболее частых молитв, звучащих около святыни, — о рождении ребёнка, о лёгких родах и о здоровье детей. Не знаете какую икону купить на свадьбу? Этот образ станет отличным вариантом!

    Приобрести деревянную икону Федоровской Богоматери можно .

    Казанская:

    Казанская икона Божьей матери изображает фронтальное положение Младенца, сидящего на руке Богоматери. Она указывает на Младенца так, что её руки не видно.

    Иконе молятся о прозрении, об исцелении от всевозможных болезней глаз и любых других недугов, о сохранении Русской державы. Также этой иконой чаще других благословляют брак (смотрите разделы: венчальные иконы).

    Один из самых распространенных и почитаемых образов.

    Семистрельная:

    Икона отличается от предыдущих тем, что здесь нет изображения Младенца. Только Богородица, пронзённая мечами, которые выступают как символ печали и горечи.

    Перед этой иконой молятся о прекращении семейной вражды и милосердии к родным.Часто этот образ можно встретить не только в церквях и домах, но и на рабочих столах, так как читается, что она охраняет от недоброжелателей и преступников.

    На нашем сайте вы можете купить икону Семистрельную, выполненную из натурального дерева или заказать ее выполнение по индивидуальным размерам.

    Остроабрамская:

    Данная икона почитается не только в православии, но и в католицизме. Величественный образ Богоматери полон любви и сдержанности. Святая изображается без Младенца и по пояс, руки в молитвенном перекрёстном жесте. Только этому образу характерна пышная одежда и обилие других деталей.

    Иконе Остроабрамской Богоматери молятся, если хотят снять порчу и проклятья. Молитвы перед образом снимают тоску и уныние, спасают от депрессии и прочих душевных недугов, а также защищают от преступников и недоброжелателей.

    Отрада и утешение:

    Пожалуй, это еще одна самая известная икона Богоматери. Святая держит Младенца на своей руке, при этом прильнув губами к его руке. Более всего привлекают внимание глаза Богоматери. Чистые, пронзительные, чёткие, кажется, что она смотрит в самую душу – это как символ спасения.

    В православии считается, что икона Отрада и Утешение спасает от катаклизмов и бедствий, избавляет от грешных помыслов, указывает истинный путь и даёт внутреннюю свободу.

    Призри на смирение:

    У этой иконы просят помощи не только для живых, но и для мёртвых. Считается, что, если человек умирает и не раскаивается в своих грехах, то живые могут попросить об этом за него у иконы Богоматери Призри на смирение, прочитав соответствующие молитвы. Икона помогает всем ущемлённым, обделённым, гонимым и сомневающимся в вере.

    На иконе изображена Богоматерь в короне со скипетром в правой руке. В левой держит Младенца, который находится на её коленях с державой.

    Каждая икона по-своему уникальна и требует к себе трепетного отношения, уважения не только в стенах храмов, но и дома. Образ Богородицы – архаичен и многолик.

    В нашем интернет-магазине икон вы можете приобрести любые лики святых из натурального дерева, а также купить полочки для икон или домашние киоты для хранения святых образов, вы можете на нашем сайте. Компанию 3dekor отличают широкий ассортимент, доставка по всей России и возможность изготовления по вашим индивидуальным размерам.

    Царица неба и земли: почему существует так много икон Богородицы?

    Иконы Богородицы – Православная Церковь почитает многие: Казанскую, Владимирскую, Иверскую и многие другие. Так почему их так много? Об этом наша статья!

    Иконы Богородицы

    Почему так много икон Богородицы?

    Разнообразие икон Богородицы поражает воображение. Число почитаемых икон, по подсчетам специалистов, достигает семисот. Откуда взялось такое множество образов и как в них ориентироваться, «НС» объяснила искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА, заведующая кафедрой христианской культуры в Библейско-богословском институте Святого апостола Андрея, автор книг о русской иконе.

    Особое покровительство

    В истории христианства есть страны и народы, которые ощущали свою тесную связь с Богородицей. В их числе, например, Грузия — по Преданию, эта земля выпала Деве Марии по жребию для проповеди, и Божия Матерь навсегда обещала Грузии свое покровительство. На Афоне Богородица почитается игуменьей Святой горы. В Западной Европе Она именовалась Королевой Польши. А в Средние века Ливония (часть Латвии) называлась «Терра Мариана» — земля Марии.

    Но все-таки на Руси Богородицу почитали особо. Одна из первых церквей в Киеве — Десятинная, построенная еще при князе Владимире, была посвящена Богородице (празднику Успения). В XII веке князь Андрей Боголюбский даже ввел в русский церковный календарь новый праздник — Покров Пресвятой Богородицы, официально обозначив тем самым идею покровительства Божией Матери русской земле. За десять веков христианской культуры в России написано множество гимнов Божией Матери и создано потрясающее количество икон, многие из которых прославились как чудотворные, многие были свидетелями и участниками русской истории. Яркий тому пример — Владимирская икона Богородицы, которая сопровождала Россию на протяжении всей ее истории.

    Согласно восточно-христианской традиции Богородицу принято изображать в вишневом мафории (плате), синей тунике и голубом чепце. На мафории обычно изображаются три золотые звезды — символ девства «до Рождества, в Рождестве и по Рождестве» и символ Святой Троицы. Во многих иконах фигура Богомладенца закрывает собой одну из звезд, символизируя тем самым Воплощение второй ипостаси Святой Троицы — Бога Сына. Кайма на мафории — знак Ее прославления. Например, на мафории Богоматери Донской исследователи увидели надпись и расшифровали ее, и в ней действительно прочитывается прославление Богородицы

    Икона на Руси была и моленным образом, и книгой, с помощью которой обучаются основам веры, и святыней, и главным богатством, которое передавали в наследство из поколения в поколение. Обилие икон в русских церквях и домах верующих по сей день удивляет иностранцев. Иконы Богородицы тем более любимы, что Ее образ, близкий народной душе, кажется доступнее, ему открывается сердце, может быть, даже легче, чем Христу.

    «И при всей доступности этого образа лучшие иконы содержат глубочайший богословский смысл, — говорит искусствовед Ирина ЯЗЫКОВА, заведующая кафедрой христианской культуры в Библейско-богословском институте Святого апостола Андрея. — Образ Богородицы сам по себе столь глубок, что богородичные иконы оказываются одинаково близки и простой неграмотной женщине, в любви своей к Матери Божией принимающей каждую богородичную икону за самостоятельную личность, и интеллектуалу-богослову, усматривающему даже в самых простых каноничных образах сложный подтекст».

    Верная лоция

    Учение Церкви о Богоматери напрямую связано с христологической догматикой и основано прежде всего на тайне Боговоплощения. «Через иконописный образ Богородицы раскрывается глубина богочеловеческих отношений, — объясняет Ирина Языкова. — Дева Мария дала жизнь Богу в Его человеческой природе — тварь вместила Творца, и через это пришло спасение к Ней и ко всему человеческому роду. Христоцентричность икон Богородицы — также и верная лоция, которая помогает разобраться в море различных иконографий». На большинстве икон Божией Матери Она изображена с Младенцем. Их отношения, представленные на иконе, можно разделить по трем христианским добродетелям — вера, надежда, любовь — и так запомнить три типа иконографии. Итак:

    В иконографии, получившей название Знамение или Оранта, Богородица представлена в позе Оранты (греч. «молящаяся») с воздетыми к небу руками, на Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила. Медальон символизирует и небо, как обитель Бога, и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Икона Божией Матери «Знамение». Москва, XVI в.

    Вера — иконография, получившая название Знамение или Оранта. Богородица представлена в позе Оранты (греч. «молящаяся»), с воздетыми к небу руками, на Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила. Медальон символизирует и небо, как обитель Бога, и лоно Богоматери, в котором воплощается Спаситель. Христос воплотился через Богородицу, Бог стал человеком — в это мы верим. Самые известные иконы этого типа: Курская-Коренная, Знамение, Ярославская Оранта, Мирожская, Неупиваемая Чаша, Никопея.

    Надежда — иконография называется Одигитрия (греч. «путеводительница»). На этих иконах Богородица держит Младенца Христа и на Него показывает рукой, направляя тем самым внимание предстоящих и молящихся к Спасителю. Младенец Христос правой рукой благословляет Мать, а в Ее лице и всех нас, в левой руке держит свернутый свиток — символ Евангелия. Христос сказал о себе: «Я путь, и истина и жизнь» (Ин. 14: 6), а Богородица Та, кто помогает идти по этому пути, — она наша ходатаица, помощница, наша надежда. Самые известные иконы этого типа: Тихвинская, Смоленская, Казанская, Грузинская, Иверская, Пименовская, Троеручица, Страстная, Ченстоховская, Споручница грешных.

    Любовь — иконография Умиление или Елеуса — «милующая», как ее называют греки. Это наиболее лиричный из всех типов иконографии, открывающий интимную сторону общения Матери Божией со Своим Сыном. Иконографическая схема представляет фигуры Богородицы и Младенца Христа прильнувшими друг ко другу ликами. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает Мать рукой за шею. В этой трогательной композиции заключена глубокая богословская идея: здесь Богородица представлена не только как Мать, ласкающая Сына, но и как символ души, находящейся в близком общении, в любви с Богом. Самые известные иконы этого типа: Владимирская, Донская, Корсунская, Федоровская, Почаевская, Взыскание погибших.

    Иконография Умиление или Елеуса – «милующая», как ее называют греки – это наиболее лиричный из всех типов иконографии. Фигуры Богородицы и Младенца Христа представлены прильнувшими друг ко другу ликами. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает Мать рукой за шею. «Умиление». Конец XIV в. Благовещенский собор Московского Кремля

    Свеча светоприемная

    В церковной поэзии Богородица величается «честнейшей херувим и славнейшей без сравнения серафим» (почитаемой более херувимов и славной более серафимов), «невестой неневестной» (невестой, не бывшей замужем), «Матерью Света» (Матерью Христа). Византийская гимнография соединила в себе черты пышной восточной поэзии и глубокой греческой метафорики. На Руси в тонкости богословия тогда не слишком вникали, но почитание Богоматери носило не менее высокий и поэтичный характер, чем в Византии. Образ Богородицы обрел черты Заступницы и Ходатаицы, Покровительницы и Утешительницы.

    Четвертый тип иконографии Богородицы – акафистный – основан на гимнографии. Ее иконографические схемы строятся по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богородица величается в акафисте или других произведениях. Например, композиция иконы «Богоматерь – Гора нерукосечная» строится по принципу наложения на изображения Богоматери с Младенцем Христом (обычно сидящей на троне) различных символов, иллюстрирующих акафистные эпитеты – ветхозаветные прообразы Богородицы: руно орашенное, лествица Иаковлева, купина неопалимая, свеча светоприемная, гора нерукосечная

    Именно на гимнографии, то есть на церковной поэзии, основан последний, четвертый тип иконографии Богородицы — акафистный. Ее иконографические схемы строятся по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богородица величается в акафисте или других произведениях. «Например, композиция иконы “Богоматерь — Гора Нерукосечная”, — рассказывает Ирина Языкова, — строится по принципу наложения на изображения Богоматери с Младенцем Христом (обычно сидящей на троне) различных символов, иллюстрирующих акафистные эпитеты — ветхозаветные прообразы Богородицы: руно орошенное, лествица Иаковлева, купина неопалимая, свеча светоприемная, гора нерукосечная (один из символических образов Богоматери, основанный на ветхозаветном пророчестве Даниила —истолковании сна Навуходоносора о камне (см. Дан 2: 34). Царь видел истукана, разлетевшегося в прах от удара камня, который внезапно сам отвалился от горы. Камень — прообраз Христа, Который разрушит все предшествующие царства, величие которых держалось на богатстве, власти и угнетении. То, что камень без постороннего вмешательства оторвался от горы, стало прообразом рождения Христа от Девы: “Камень нерукосечный от несекомыя горы Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос…”. Примеров акафистных икон — великое множество (“Неопалимая Купина”, “Нечаянная радость”, “Богоматерь — Живоносный Источник” и прочие), и в большинстве своем это поздние иконографии, созданные не ранее XVI — XVII веков, в тот период, когда богословская мысль теряла свою глубину и оригинальность, и ее направление более разливалось по поверхности, нежели шло вглубь».

    В основу сюжета иконы «Неопалимая Купина» положено толкование св. Григорием Нисским и св. Феодоритом видения пророку Моисею горящего и несгораемого тернового куста (купины). Святые богословы трактуют несгораемую купину как символ-прообраз Богоматери-Приснодевы, неопалимо вместившей в себя огненное естество Сын Божия. На илл.: «Неопалимая Купина». Сер. XVI в. Кирилло-Белозерский монастырь

    Первообраз

    Есть предание о том, что самую первую икону написал апостол Лука, причем есть даже такая иконография, где апостол пишет, а Богородица ему позирует. У историков в этом есть сомнения, но Предание возникло не на пустой почве. «Мы знаем из Нового Завета, что апостол Лука был врачом, образованным человеком, но о том, что он был художником, в Писании не сказано, — говорит Ирина Языкова, — к тому же иконописание как традиция возникло не ранее IV века. Но именно в Евангелии от Луки больше всего говорится о Богородице, и именно апостол Лука создал для нас образ Богородицы. А поскольку Евангелие в древности называли словесной иконой, как и икону называли живописным Евангелием, то в этом смысле можно сказать, что апостол Лука был первым иконописцем, хотя прямо кисточкой по доске, скорее всего, не водил».

    Существует еще одно предание о первообразе: когда святые апостолы Петр и Иоанн Богослов проповедовали в Лидде, недалеко от Иерусалима, там был сооружен для новообращенных храм. Придя в Иерусалим, апостолы просили Матерь Божию посетить и Своим присутствием освятить и благословить храм. Пречистая Дева ответила, что будет там с ними. И придя в храм, апостолы увидели на одном из опорных столбов дивной красоты нерукотворный образ Пресвятой Богородицы. Эта икона — Лиддской Божией Матери — почитается до сих пор. Но, по словам Ирины Языковой, ее действительный исторический путь проследить навряд ли возможно. В научном сообществе самыми ранними изображениями Богородицы считаются жанровые сюжеты из живописи катакомб — сцены Благовещения (катакомбы Прискилы II в.) и сцены Рождества Христова (катакомбы св. Себестьяна III — IV вв.). Но все это скорее протоиконы, первые же иконы в собственном смысле этого слова появляются только после Эфесского собора 431 года, где было утверждено почитание Девы Марии как Богородицы.

    Следы истории

    Как из четырех типов иконографии могли возникнуть 700 разных икон, каждая из которых обладает своей индивидуальностью, но при этом все еще подходит под описание своего типа? «С первых греческих икон делались списки, — объясняет Ирина Языкова, — они распространились по всему миру и “зажили” своей жизнью. По молитвам верующих перед этими иконами случались чудотворения и исцеления, что и старались запечатлеть, зафиксировать следующие иконописцы, делая новые списки. Они хотели «привязать» икону к своей местности, рассказать реальную историю пребывания этой конкретной иконы на их земле.

    Например, третья рука у иконы «Троеручица» добавлена святым Иоанном Дамаскиным в память о чуде, которое случилось с ним самим. Во времена иконоборчества ( VIII в.) за свои сочинения в защиту икон св. Иоанн был подвергнут казни по приказу Дамасского халифа — ему отсекли правую руку. Он молился Богородице перед Ее иконой, и Пречистая восстановила отрубленную руку, так что великий святой и далее мог славить Христа и Божию Матерь в своих писаниях. Потом в знак уважения икону переписывали уже с тремя ручками, и эта иконография закрепилась.

    Кровоточащая ранка на щеке «Иверской» — также свидетельство иконоборческих времен, когда икона подверглась нападению отвергавших священные изображения: от удара копья из иконы истекла кровь, что повергло нападавших в ужас. Такую же рану можно видеть и на иконе «Ченстоховской», которая претерпела нападения в XV веке: разбойники, ограбившие Ясногорский монастырь, вывезли и икону. Но лошади, запряженные в обоз с награбленным, встали; разъяренные грабители решили «наказать» икону и ударили по ней мечом — из раны на щеке Богородицы снова истекла кровь. Святотатцы замерли от ужаса, а в это время подоспели монахи и вернули святыню в монастырь.

    Рублевы

    Новые, принятые Церковью иконографии вдохновлены древними образцами, но с умом и сердцем переработаны иконописцем в своей интерпретации. «Если сравнить, например, Рублевскую Владимирскую икону с оригиналом XII века — то это совершенно разные иконы, — отмечает Ирина Языкова. — Владимирский образ XII века — это аристократическое произведение живописи того времени: тончайшие нюансы, глубокий взгляд, полный скорби, который вас пронзает. Но у Рублева Богородица на молящегося совсем не смотрит, она ангельская, прозрачная, она совершенно в других мирах. Здесь сохранена иконографическая схема, мы узнаем, что это Владимирская икона, но если их сопоставить — увидим, насколько по-разному воспринимали образ Богородицы греческий мастер XII века и русский мастер XV .

    Новая икона должна родиться изнутри Церкви, соборно. Например, в 1917 году владыка Афанасий Сахаров восстановил праздник Всех святых, в земле Российской просиявших (почему-то он был забыт во время никоновских реформ). Владыка искал иконописца, который бы мог написать икону праздника. Нашел, но не был доволен результатом. И только спустя двадцать лет родилась эта сложнейшая иконография — когда владыка встретил Марию Николаевну Соколову, которую мы теперь знаем как монахиню Иулианию. Владыка Афанасий продумал эту икону богословски, написал службу празднику и передал свое видение иконописцу, и только тогда Мария Николаевна, опираясь на интерпретацию владыки, создала художественный образ богословия праздника».

    Не всегда новые иконы бывают безупречны. По словам Ирины Языковой есть две основные ошибки, которые допускают многие современные иконописцы: одни бездумно множат копии, не вкладывая в них свой собственный молитвенный опыт и переживание, а другие, наоборот, пишут совершенно новые образы «от ветра головы своея», нисколько не оглядываясь на церковные традиции.

    «Взять, например, современную икону, написанную после гибели подлодки “Курск”, — рассказывает Ирина Языкова. — Художник воспользовался древней иконографией Курской иконы — в центре Богородица, вокруг которой изображены пророки. Но только он вокруг Божией Матери написал погибших моряков! Это же полное непонимание сути, икона — это не мемориальная доска, где написаны имена погибших и тем более их портреты. Икона — это окно в невидимый мир. Икона — это прежде всего лик, это общение. Мы можем поминать этих людей, но пока они не канонизированы — мы не можем молиться перед ними. Таким образом, художник создал светское нецерковное произведение.

    Но вместе с тем я уже больше двадцати лет наблюдаю за творчеством нескольких современных мастеров, которые, как мне кажется, работают очень серьезно, творчески. С одной стороны — канонично, с другой — Дерзновенно. И я, зная их жизнь, понимаю, что они имеют на это право. Один иконописец мне как-то сказал, что икона — это путь, и она сама тебя ведет. Он занялся иконописью в 16 лет, много копировал в период ученичества, и первые его работы были очень скованные, но он писал-писал-писал, жил церковной жизнью, а потом взял и написал чудотворную икону «Неупиваемая чаша». Этот образ сейчас известен во всем мире. Это воссозданная иконография, которую написал наш современник, Александр Соколов. В ее основу был положен некогда существовавший в Серпуховском монастыре, но утраченный в двадцатые годы образ, от которого остались только списки и словесное описание. Все думают, что это древняя икона, потому что она чудотворная. Но есть свои Рублевы и в наше время!»

    Словарь «Правмира» — Икона

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *