Сказание о приходе под троицкий сергиев монастырь

Сказание о приходе под троицкий сергиев монастырь

>ОГЛАВЛЕНИЕ

АВРААМИЯ ПАЛИЦЫНА

ИЗДАНИЕ

Императорской Археографической Коммиссии

(Извлечено из XIII-го тома «Русской Исторической Библиотеки»)

С.-ПЕТЕРБУРГ

Типография М. А. Александрова (Надеждинская, 43)
1909

СКАЗАНИЕ АВРААМИЯ ПАЛИЦЫНА1

УКАЗ ГЛАВАМ В КНИЗE СЕЙ

1. Историа вкратцe в память предидущим родом, како грeх ради наших попусти Господь Бог праведное свое наказание по всей Росии, и сказание вкратцe от начала царства блаженнаго великого государя царя Феодора Ивановича, и о убиении царевича Димитриа Ивановича, и о началe царства Бориса Годунова и о изгнании Федора Никитича Юрьева з братьею.

2. О началe бeды во всей Росии, и о гладe велицем, и о мору на люди.

3. О зачалe разбойничества во всей Росии.

4. О розстриге Григории Отрепьевe, и о смерти царя Бориса, и о всeх злых, иже сотвори розстрига.

5. О совeтe розстригинe с Поляки, како б побити Московских боляр и вельмож, и о смерти его.

6. О началe царства Василиа Ивановича Шуйского и о отложении Сиверских градов от Московского государства и о взятии Тулы и ложного царевича Петрушки и Ивана Болотникова и о новом ложном царe Матюшкe Веревкинe и о великих бeдах, во всей Росии тогда содeянных от Литвы и от воров и от Руских измeнников.

7. Предисловие сказанию о осадe Троицкаго Сергиева монастыря келаря старца Аврамиа Палицына.

8. Сказание о том же Троицком монастырe, что ради бысть во осадe долго время и о совeтe вора с Литвою, еже бы разорити дом Пресвятыя Троица.

9. О приходe под Троицкой Сергиев монастырь гетмана Петра Сапeги да пана Александра Лисовского и иных многих.

10. О укрeплении осады и о великой тeснотe во градe.

11. О видeнии столпа огненаго.

12. О крестном цeловании.

13. О думe панов, и о прислании грамот во град, и о отпискe от воевод паки к началником Литовским.

14. О поставлении около града стeнобитных хитростей и о началe стрeлбы по граду, и о заступлении Божии.

15. О молитвe архимарита Иасафа и о покаании всeх сущих во обители.

16. О рвe и о подкопe.

17. О приходe пeших людей к приступу и о помощи Божии над ними.

18. О выласкe из града и о побeгe слуги Оски Селевина.

19. О явлении чюдотворца Сергиа, и о приступe, и о запалении пивного двора.

20. О побeгe Литвы изо рвов их.

21. О выласкe и о взятии рохмистра Ивана Брушевского.

22. О слухeх и о рвe и о истязании язык и о числe воинства Литовского и измeнничья.

23. О выласкe ноября в 1 день и о побиении градских людей и о ужасти велицeй во градe ради подкопов.

24. О приходe ко граду множества панов, и о явлении Сергиа чюдотворца архимариту Иасафу, и о казакe Дeдиловском.

25. О приходe во град казака Ивашка Рязанца, и сказа о подкопeх, и о дивном явлении вором Сергиа и Никона чудотворцов.

26. О стрeльбах многих по граду и по церкви ноября в 8 день и о явлении святого архистратига Михаила и о явлении паки чюдотворцов Сергиа и Никона и архиепископа Серапиона Новгородскаго архимариту Иасафу и многим старцом.

27. О изшествии из града потайными вороты на подкопы и о разрушении подкопном.

28. Того же дни о взятии Литовского наряду и о велицей помощи Божии православным христианом над враги.

29. О заводных Литовских людех.

30. О выласкe на сторожи Литовские и на измeнничьи, и о изнеможении православных и о явлении двою старцов, мещущих на враги камение.

31. О побиении у дров градских людей.

32. О измeнe казначея Иосифа Дeвочькина и о смерти его.

33. О измeнe двою сынов боярских и о прекопании пруда и о ином измeнницe.

34. О умножении во градe беззакониа и неправды и о явлении чюдотворцов Сергиа и Никона и о многих и великих скорбeх во обители бывших грeх ради наших и о выласкe немощных и отчаавшихся спасениа надежи и о явлении паки к ним Сергиа чюдотворца.

35. О велицем мору во градe.

36. О послании с молением к царю Василию.

37. О утeшении чюдотворца явлением Илинарху и о приходe во обитель атамана Сухана с товарыщи и слуг Троицких.

38. О явлении Никона Чюдотворца.

39. О невeдомем пeнии в церкви Успениа Пресвятыя Богородица.

40. О засылкe трубачeя пана Мартьяша и о другом панe, нeмом и глухом, и како по днех глухий пан обличи того Мартьяша во всем лукавствe его.

41. О слугe Анании Селевинe и о службe пана нeмово и о Московском стрeлцe Нехорошкe.

42. О приходe во обитель сходников каменосeчцов з грамоты от келаря Аврамия.

43. О освящении храма Николы чюдотворца, и облегчение от мору и от болeзней.

44. О втором большом приступe.

45. О заступлении Божии, како Господь немощных укрeпи противу крeпких супостат.

46. О третьем большом приступe.

47. О отчаании помощи человeческиа во градe и скорбь о побиваемых у дров.

48. О явлении Сергиа чюдотворца и о послании к Москвe трех ученик его.

49. О бою со князем Михаилом Польских и Литовских людей и Руских измeнников и о помощи над ними Божии.

50. О льсти Поляков и о взятии скота их.

51. О приходe во обитель Давида Жеребцова и о препитании ратных молитвами чюдотворца и о помощи чюдотворца Сергиа в ненадежных выласках и о приходe в монастырь Григориа Волуева и о побeгe ис-под Троицкого Сергиева монастыря гетмана Сопeги и Лисовского.

52. Слово благодарствено великих чюдотворцов Сергиа и Никона о всeх чюдотворениих.

53. О явлении чюдотворца Поляком.

54. О гладe велицем во осад бывший на Москвe и о житопродавцех и о умножении потреб тогда на Троицком подвории в Богоявленском монастырe молитвами преподобных чюдотворцов Сергиа и Никона.

55. О явлении чюдотворца на Москвe с хлeбы.

56. О оскудeнии денежныя казны в дому чюдотворца Сергиа и о послeднем грабежу в монастырe от царя Василия.

57. О побeге ложнаго царя от царьствующаго града Москвы.

58. О князь Михаиловe приходe к Москвe и о смерти его.

59. О приходе пана Желковскаго и о бою со князем Дмитрeем Шуйским и о приходe паки к Москвe ложного царя.

60. О лукавом совeтe правителей лжехристовых и о оманкe2 над Москвичи.

61. О пострижении царя Василиа и о здачe Москвы и о цeловании крестном Владиславу королевичю.

62. О послeх х королю Жикгиманту Польскому сына ради его королевича Владислава на государство Московское и о преступлении в крестном цeловании короля и гетмана Желковскаго.

63. О смерти вора Колусскаго.

64. О собрании войска в Росии на Польских и Литовских людей.

65. Сказание вкратцe о разорении царьствующаго града Москвы и о святeйшем патриарсe Иовe и о собрании воевод под Москву со множеством воинства.

66. О убиении под Москвою воеводы Прокофья Ляпунова и о приходe к Москвe гетмана Сопeги.

67. О приходe первом под Москву гетмана Хоткeевича и о тeснотe тогда бывшей Рускому воинству и о пришествии к Москвe князя Дмитрея Михаиловича Пожарсково со множеством воинства православных и о новом лже-Христe и о разрушении его и побeгe ис-под Москвы Ивана Заруцкаго.

68. О приходe втором к Москвe гетмана Хоткeевича со многими Польскими и Литовскими людьми и з запасы и о велицем бою с Московскими людьми и о помощи Божии над Поляки и о взятии обоза их.

69. О явлении чюдотворца Сергиа во осадe на Москвe Галасунскому архиепископу Арсению и о взятии града Китаа.

70. О взятии Поляков и Литвы и Нeмец во градe Кремлe.

71. О избрании благовeрнаго и благороднаго великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всея Русии самодержца на Московское государство и о постe и молитвe всeх православных христиан.

72. О послании к Костромe с молением к благовeрной великой государыни инокe Марфe Ивановнe и благовeрному и благородному великому государю Михаилу Феодоровичю бити челом на Московское государство царем государем, и о царском его наречении, и о пришествии к царьствующему граду.

73. О возведении на превысочайший царьский престол всея Росийскиа державы благовeрнаго и благороднаго великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всея Русии самодержца.

74. О приходe под царьствующий град Москву ис Польши королевича Владислава, и, под Троицким монастырем мир взем, отъиде во своя.

75. О чюдеси преподобнаго отца нашего Сергиа: тогда во осад, бывший во обители его, дарова нeмому глаголати.

76. О приходe в Троицкой Сергиев монастырь послом Московского государьства, боярина Феодора Ивановича Шереметева с товарыщи и о укрeплении мира с королевскими послы.

77. О поставлении храма во имя великого чюдотворца Сергия в Троицкой деревнe Дeвулинe.

ИСТОРИЯ В ПАМЯТЬ ПРЕДИДУЩИМ РОДОМ,
ДА НЕ ЗАБВЕННА БУДУТ БЛАГОДEЯНИА, ЕЖЕ ПОКАЗА НАМ,
МАТИ СЛОВА БОЖИА, ВСЕГДА ОТ ВСЕЯ ТВАРИ БЛАГОСЛОВЕННАА,
ПРИСНОДEВАА МАРИА. И КАКО СОВЕРШИ ОБEЩАНИЕ СВОЕ,
К ПРЕПОДОБНОМУ СЕРГИЮ, ЕЖЕ РЕЧЕ, ЯКО НЕОТСТУПНА БУДУ,
ОТ ОБИТЕЛИ ТВОЕЯ. СПИСАНО БЫСТЬ ТОЯ ЖЕ ВЕЛИКИА,
ОБИТЕЛИ ЖИВОНАЧАЛЬНЫЯ ТРОИЦА СЕРГИЕВА МОНАСТЫРЯ,
КЕЛАРЕМ ИНОКОМ АВРАМИЕМ ПАЛИЦЫНЫМ

И нынe всяк возраст да разумeет и всяк да приложит ухо слышати, како грeх ради наших попусти Господь Бог наш праведное свое наказание от конец до конец всея Росиа, и како весь словеньский язык возмутися и вся мeста по Росии огнем и мечем поядены быша. Сему же сказанию начало сицево3.

Текст книги приводится по изданию 1909 года, за исключением сносок: сноски редакционные. В сетевом варианте книги специальной пометкой отмечено начало каждого столбца издания 1909 года.

На столбцах с 9 по 60 в издании 1909 года приведена другая редакция начала рукописи, которая в сетевом варианте книги не публикуется.

Авраамий (Палицын)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Авраамий и фамилией Палицын.

Авраамий

Имя при рождении

Аверкий Иванов Палицын

Дата рождения

ок. 1550

Место рождения

Протасьево, Ярославская губерния

Дата смерти

13 (23) сентября 1626 или 1627

Место смерти

Соловецкий монастырь

Гражданство

Русское царство

Род деятельности

писатель, историк

Язык произведений

древнерусский

Произведения на сайте Lib.ru

Медиафайлы на Викискладе

Авраа́мий (в миру Аве́ркий Ива́нов Па́лицын; ок. 1550, Протасьево — 13 сентября 1626 или 1627, Соловецкий монастырь) — русский церковно-политический деятель, писатель и публицист. Келарь Троице-Сергиева монастыря. Племянник (?) летописца Варлаама Палицына.

Биография

Авраамий Палицын родился в селе Протасьеве близ Ростова около 1550 года. Происходил из старинного служилого дворянского рода Палицыных. В 1580-х годах Палицын служил воеводой в Коле и, возможно, в Холмогорах, а в конце десятилетия (в 1587 или 1588 году) подвергся опале: был сослан в Соловецкий монастырь, где бывшего воеводу постригли в монахи. По мнению ряда исследователей, этот поворот в судьбе Палицына был связан с его участием в неудачном заговоре Шуйских.

В 1594 году положение старца Авраамия (именно такое имя Палицын получил при пострижении) несколько улучшилось. Он перешёл в Троице-Сергиев монастырь, где в 1607 или 1608 году стал келарем. В период осады монастыря поляками Авраамий находился в Москве, откуда оказывал помощь осаждённым. В 1610 году, после падения Василия Шуйского, троицкий келарь отправился вместе с московским посольством под Смоленск «прошати на царство» королевича Владислава. Во время поездки Авраамию удалось получить подтверждение ряда льгот, которыми обладал монастырь. Ограничившись этим, келарь не стал отстаивать основные требования посольства (о прекращении осады Смоленска и о немедленном приезде королевича Владислава в Москву) и поспешно уехал, не удосужившись объясниться с другим участником посольства, ростовским митрополитом Филаретом. По мнению одних исследователей, отъезд Авраамия граничил «с изменой русскому национальному делу». Другие же историки, наоборот, считают, что келарь поступил благоразумно: он «предвидел, что послов за их упорство возьмут в неволю и отправят в Польшу, а потому рассудил заранее убраться».

В 1611 году келарь обратился к публицистической деятельности. Вместе с Дионисием, архимандритом Троице-Сергиева монастыря, Авраамий писал и рассылал грамоты в «смутные города», призывая к объединению для борьбы с врагом и к оказанию посильной поддержки Первому ополчению. До наших дней дошли списки трёх таких грамот: от июня 1611 года, от октября 1611 года и от апреля 1612 года.

Авраамий принимал активное участие в работе Земского собора 1613 года, на котором был избран первый русский царь из дома Романовых, организовал оборону Троице-Сергиева монастыря во время осады его поляками (1618), участвовал в заключении Деулинского перемирия (1618). Воцарение Михаила Фёдоровича Романова могло дополнительно упрочить положение Авраамия, однако этого не произошло: в 1620 году старец внезапно вернулся туда, где начиналась его духовная карьера, — в Соловецкий монастырь. В каком статусе приехал туда инок (как ссыльный? как человек, добровольно ушедший на покой?) и в чём причины такого поворота событий, — неясно. И. Л. Андреев утверждал, что вернувшийся из плена патриарх Филарет решил свести с Авраамием счёты, обвинил его в злоупотреблениях и отправил в ссылку. Ничем не аргументированная, эта точка зрения не нашла поддержки у современных исследователей: так, Я. Г. Солодкин заметил, что, по всей вероятности, «знаменитому келарю в самом деле не удалось поладить со своенравным патриархом», однако нет никаких оснований связывать отъезд Палицына с его «поведением в смоленском посольстве».

Авраамий Палицын скончался 23 сентября (3 октября) 1626 или 1627 года.

Творчество

Литературное наследие келаря Авраамия включает три грамоты, которые были написаны им в соавторстве с архимандритом Дионисием (Зобниновским), а также «Историю в память впредъидущим родом» (полное название — «История в память впредъидущим родом, да не забвенна будут благодеяния Божия, иже показа нам Мати Слова Божия, от всей твари благословенная приснодевая Мария; и како соверши обещание свое к преподобному Сергию, еже яко неотступна буду от обители твоея»). Ранняя редакция начальных глав этого произведения относится к январю — маю 1619 года, а окончательная версия всего литературного памятника в целом — к 1620 году.

«История…» состоит из 77 глав, которые могут быть условно объединены в три части.

  • Первая часть (главы 1-я — 6-я) описывает события от смерти Ивана Грозного до начала осады Троице-Сергиева монастыря и ставит вопрос о причинах Смуты. По мнению Я. Г. Солодкина, первоначальная редакция этих глав была написана при участии патриарха Филарета; по мнению О. А. Державиной, Авраамий воспользовался текстом анонимного «Сказания, киих ради грех попусти Господь праведное свое наказание…» (1612?).
  • Вторая часть произведения (главы 7-я — 52-я) посвящена Троицкой осаде, а третья (главы 53-я — 77-я) представляет собой лаконичное повествование о событиях последующих лет (до 1618 года включительно).

Каждая часть «Истории…» существовала в рукописной традиции на правах самостоятельного произведения, причём вторая, известная как «Сказание об осаде Троице-Сергиева монастыря», не утратила этот статус даже после первой публикации. И действительно, главы, входящие в состав «Сказания…», представляют собой самостоятельное сочинение, имеющее завершённый сюжет, вступление и заключение. Эта часть «Истории…» пользовалась огромной популярностью в XVII—XIX веках: в указанный период появилось около 226 её списков.

По мнению исследователей, «История в память впредъидущим родом» является одним из самых ярких литературных произведений Смутного времени. Её ценность как исторического источника вызывает более разноречивые суждения. Н. М. Карамзин считал сведения «Истории…» абсолютно достоверными, а её автора охарактеризовал как «летописца <…> беспристрастного». Однако ещё Н. И. Новиков заметил, что язык Авраамия «больше витиеватый, нежели сходный со историческою правдою». К этому же выводу впоследствии пришёл и Н. И. Костомаров, попутно отметивший, что учёный инок «не был очевидцем осады монастыря и писал по слухам и преданиям». Сомнения в достоверности сообщаемых Авраамием сведений высказывали также Д. П. Голохвастов и И. Е. Забелин. Несколько иначе оценил «Историю…» С. И. Кедров, посвятивший жизни и деятельности Авраамия Палицына обширную монографию и ряд статей. По мнению учёного, троицкий келарь в самом деле «нарушает рамки исторической объективности», преувеличивая свои заслуги. Но даже с учётом этого недостатка «История в память впредъидущим родом» обладает очень большой познавательной ценностью, так как «даёт обильный материал для изучения событий одной из величайших эпох русской исторической жизни».

Образ Авраамия Палицына в культуре

Личность Авраамия Палицына привлекала внимание многих деятелей культуры, обращавшихся к истории Смутного времени. Троицкий инок является одним из героев оратории Степана Дегтярёва «Минин и Пожарский, или Освобождение Москвы» (1811), неоконченной оперы Бориса Асафьева «Минин и Пожарский» (1936—1938, либретто Михаила Булгакова) и романа Михаила Загоскина «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» (1829). Отдельные события жизни Авраамия запечатлены художниками А. П. Сафоновым («Келарь Авраамий Палицын в стане казаков Трубецкого под Москвой») и В. М. Васнецовым («Архимандрит Троицкой лавры преподобный Дионисий вместе с келарем Авраамием Палицыным диктуют грамоту о собрании народного ополчения для освобождения Москвы от поляков»). Кроме того, в 1913 году состоялась премьера фильма «Трёхсотлетие царствования дома Романовых», в одном из эпизодов которого появляется Авраамий Палицын; исполнителем этой роли выступил Е. Иванов.

Труды

  • Авраамий (Палицын). Сказание о осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы и о бывших потом в России мятежах. — 2-е изд. — М.: Синодальная тип., 1822. — 324 с.

Галерея

  • Провозглашение Авраамием Палицыным решения Земского собора об избрании на царство Михаила Фёдоровича Романова (иллюстрация из коронационного альбома Михаила Фёдоровича, 1673)

  • Авраамий Палицын на паперти Благовещенского собора Московского Кремля зачитывает решение об избрании на царство Михаила Фёдоровича Романова (иллюстрация из коронационного альбома Михаила Фёдоровича, 1673)

  • Могила Авраамия Палицына.

Примечания

  1. Следует отметить, что под указанным названием публиковалась и та часть «Истории…», которая посвящена Троицкой осаде, и всё сочинение целиком.
  1. 1 2 3 4 5 Кедров, 1880, с. 10.
  2. 1 2 3 4 5 6 Солодкин, 1992, с. 36.
  3. 1 2 3 4 5 6 Одесский, 1994, с. 112.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ПЭ, 2000, с. 170.
  5. Ныне — Борисоглебский район, Ярославская область, Россия.
  6. Болховитинов, 1818, с. 1.
  7. Чичагов, 1848, с. 3.
  8. Кедров, 1880, с. 7.
  9. Кедров, 1880, с. 13.
  10. 1 2 3 4 КЛЭ, 1962.
  11. Кедров, 1880, с. 16.
  12. Б. Н. М., 2000, с. 170.
  13. Костомаров, 1912, с. 571.
  14. 1 2 3 Солодкин, Филарет, 2004, с. 165.
  15. 1 2 3 Костомаров, 1912, с. 572.
  16. Солодкин, 1992, с. 37.
  17. 1 2 Белоброва, 1992, с. 275.
  18. Андреев, 1983, с. 295.
  19. Сказание Авраамия Палицына, 1822, с. 1.
  20. ТОДРЛ, том 32, 1977, с. 300.
  21. 1 2 3 Солодкин, 1992, с. 38.
  22. 1 2 3 Платонов, 1888, с. 172.
  23. 1 2 Державина, 1968.
  24. Платонов, 1888, с. 168.
  25. Авраамий Палицын / В. Д. Назаров. // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  26. Карамзин, 2004, с. 869.
  27. Новиков, 1951, с. 333.
  28. 1 2 Платонов, 1888, с. 170.
  29. 1 2 Костомаров, 1912, с. 576.
  30. Платонов, 1888, с. 169.
  31. ПБЭ, 1900, с. 223—224.
  32. Н. Шафер. «Минин и Пожарский» (комментарии к либретто)
  33. Вишневский В. Е.. Художественные фильмы дореволюционной России: фильмогpaфическое oпиcaниe / Всес. гос. ин-т кинематографии «ВГИК». Кабинет киноведения. — М.: Госкиноиздат, 1945. — С. 34. — 192 с. — 2000 экз.

Литература

  • А. С. Келарь Троицко-Сергиевской лавры Авраамий Палицын, знаменитый деятель, сподвижник и защитник русской земли в мрачную эпоху самозванцев. — СПб.: Тип. К. Крайя, 1850. — 30 с.
  • Авраамий // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Советская энциклопедия, 1962. — Т. 1. Аарне — Гаврилов.
  • Авраамий (Палицын Аверкий Иванович) // Православная энциклопедия / Под ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — Т. I. — С. 170—171. — 752 с. — 40 000 экз.
  • Андреев И. Л. Введение // Стояти заодно. — М.: Молодая гвардия, 1983. — С. 289—299. — 495 с. — (История Отечества в романах, повестях, документах). — 200 000 экз.
  • Андроник (Трубачёв). Воссияет в сердцах // Сергий Радонежский: Сб / Сост. В. А. Десятников. — М.: Патриот, 1991. — С. 453—458. — 540 с. — 100 000 экз.
  • Белоброва О. А. Дионисий Зобниновский // СККДР. — СПб.: Наука, 1992. — Т. 3/1. — С. 274–276. — 410 с. — 5 000 экз.
  • Венгеров С. А. Источники словаря русских писателей. — СПб.: Тип. Имп. академии наук, 1900. — Т. 1. — С. 12. — 814 с.
  • Державина О. А. Повесть древнерусская // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Советская энциклопедия, 1968. — Т. 5. Мурари — Припев.
  • Евгений (Болховитинов). Авраамий Палицын // Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина. — СПб.: Тип. Н. И. Греча, 1818. — Т. 1. — С. 1—7. — 346 с.
  • Карамзин Н. М. История государства Российского. — М.: Эксмо, 2004. — 1024 с. — 8 000 экз.
  • Кедров С. И. Авраамий Палицын. — М.: Общество истории и древностей российских при Моск. ун-те, 1880. — 202 с.
  • Кедров С. И. Авраамий Палицын // Православная богословская энциклопедия. — Петроград, 1900. — Т. I. А — Архелая.
  • Ключевский В. О. И. Тимофеев, кн. Хворостинин и А. Палицын // Сочинения: В 9 т. — М.: Мысль, 1989. — Т. VII. — С. 166—177. — 508 с. — 250 000 экз.
  • Костомаров Н. И. Троицкий архимандрит Дионисий и келарь Аврамий Палицын // Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. — Изд. 6-е. — СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1912. — Т. 1. — С. 569–576. — 594 с.
  • Новиков Н. И. Опыт исторического словаря о российских писателях // Избранные сочинения. — М.—Л.: Гослитиздат, 1951. — С. 277—370. — 744 с. — 30 000 экз.
  • Одесский М. П. Палицын Авраамий // Литература и культура Древней Руси: Словарь-справочник. — М.: Высшая школа, 1994. — С. 112—113. — 334 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-06-002874-7.
  • Платонов С. Ф. Древнерусские сказания и повести о Смутном времени XVII века как исторический источник. — СПб.: Тип. В. С. Балашова, 1888. — 372 с.
  • Соловьёв С. М. Русские исповедники просвещения в XVII веке // Чтения и рассказы по истории России. — М.: Правда, 1989. — С. 403—413. — 768 с.
  • Солодкин Я. Г. Авраамий (в миру Аверкий Иванов Палицын) // СККДР. — СПб.: Наука, 1992. — Т. 3/1. — С. 36–44. — 410 с. — 5 000 экз.
  • Солодкин Я. Г. Как создавалась «История» Авраамия Палицына (полемические заметки) // Вестник Нижневартовского государственного университета. — Нижневартовск : Нижневартовский государственный университет, 2009. — № 2. — С. 40—47.
  • Солодкин Я. Г. О датировке начальных глав «Истории» Авраамия Палицына // ТОДРЛ. — Л.: Наука, 1977. — Т. 32. — С. 290–304. — 408 с.
  • Солодкин Я. Г. Филарет (в миру Федор Никитич Романов-Юрьев) // СККДР. — СПб.: Наука, 2004. — Т. 3/4. — С. 161–168. — 889 с. — 1 500 экз.
  • Чичагов Н. П. Жизнь князя Пожарского, келаря Палицына и гражданина Минина. — СПб.: Тип. Мин-ва внутр. дел, 1848. — 162 с.

Ссылки

  • Авраамий Палицын. История в память предьидущим родом (извлечения). Преодоление Смуты и укрепление российской государственности (электронный проект). Дата обращения 20 мая 2018.

Троицкая осада

Оборона Троице-Сергиева монастыря
Основной конфликт: Лжедмитрий II, Русско-польская война (1609—1618)

«Оборона Троице-Сергиевой лавры»
Картина Сергея Милорадовича
Дата 23 сентября (3 октября) 1608 — 12 (22) января 1610
Место Троице-Сергиева лавра, Сергиев Посад
Итог Русская победа
Противники

Лжедмитрий II и польско-литовские интервенты
Речь Посполитая
(с сентября 1609 официально)

Русское царство

Командующие

Ян Пётр Сапега
Александр Лисовский

Григорий Долгоруков
Алексей Голохвастов
архимандрит Иоасаф
Давыд Жеребцов (с октября 1609)

Силы сторон

10—15 тысяч человек

2300 ратников
1000 крестьян, монахов, служителей

Потери

2-6тыс

797 монахов более 2000 стрельцов и монастырских слуг

Тро́ицкая оса́да — осада Троице-Сергиева монастыря войсками Лжедмитрия II, продолжавшаяся почти шестнадцать месяцев — с 23 сентября (3 октября) 1608 по 12 (22) января 1610, когда она была снята войсками Михаила Васильевича Скопина-Шуйского и Якоба Делагарди.

Предшествующие события

К периоду Смутного времени Троице-Сергиев монастырь уже был влиятельным религиозным центром, обладателем крупной сокровищницы и военной крепостью. Монастырь окружали 12 башен, соединённых крепостной стеной протяженностью 1250 метров, высотой от 8 до 14 метров, толщиной 1 метр. На стенах и башнях размещалось 110 пушек, имелись многочисленные метательные устройства, котлы для варки кипятка и смолы, приспособления для их опрокидывания на неприятеля. Укрепившись под Москвой, Лжедмитрий II и поддерживавшие его польские силы, предприняли попытку организовать её полную блокаду. Занятие монастыря и последующий контроль над ним обеспечивали полную блокаду Москвы с востока и контроль над северо-восточными районами Руси, захват сокровищ монастыря позволял укрепить финансовое положение, а привлечение на свою сторону влиятельной монастырской братии сулило окончательное крушение авторитета царя Василия Шуйского и последующее венчание на царство Лжедмитрия II.

Для решения этой задачи к монастырю было направлено объединённое польско-литовское войско гетмана Яна Сапеги, усиленное отрядами их русских союзников-тушинцев и казаков под командованием полковника Александра Лисовского. Данные о числе этих войск расходятся (по одним источникам — около 15 тысяч человек, по другим данным — до 30 тысяч человек). Историк И. Тюменцев приводит такие данные о войсках противника: польско-литовские полки и наёмники составляли 4,5 тысяч человек, тушинцы — 5-6 тысяч. В войске насчитывалось 6770 человек конницы и 3350 человек пехоты, общая численность войска составляла немногим более 10 тысяч человек, что по меркам того времени было значительной боевой силой. Имелось 17 орудий, но все они были полевыми, почти бесполезными для ведения осады.

Битвы Смутного времени

Лжедмитрий I: Новгород-Северский – Добрыничи – Кромы
Восстание Болотникова: Кромы – Елец – Калуга (1606) – Москва (1606) – Калуга (1607) – Венёв – Вырка – Серебряные Пруды – Тула – Дедилов – Пчельна – Восьма – Тула
Лжедмитрий II: Брянск – Зарайск – Болхов – Ходынка – Медвежий брод – Троицкая осада – Торопец – Торжок – Тверь – Калязин – Каринское поле – Дмитров
Русско-польская и русско-шведская войны: Смоленск (1609—1611) – Царёво-Займище – Клушино – Первое ополчение – Новгород – Орешек – Второе ополчение – Москва (1612) – Волоколамск – Тихвин – Смоленск (1613—1617) – Бронница – Гдов – Псков – Рейд Лисовского (1615) – Поход Владислава (Можайск – Москва (1618))

Правительство Василия Шуйского заранее направило в монастырь стрелецкие и казачьи отряды воеводы князя Григория Долгорукова-Рощи и московского дворянина Алексея Голохвастова. Оборонявшиеся насчитывали к началу осады до 2300 человек ратных людей и около 1000 крестьян соседних сёл, паломников, монахов, служителей и работников монастыря, принявших активнейшее участие в его защите. Весь период осады в монастыре находилась царевна Ксения Годунова, постриженная по указанию Лжедмитрия I в монахини.

Начало осады

Руководители польско-литовского войска не ожидали упорной обороны монастыря, основываясь на массовом неприятии населением Руси царствования Василия Шуйского и параличе российской государственной власти. Поэтому отказ русского гарнизона сдать Троице-Сергиев монастырь без сопротивления поставил их в трудное положение. Первым делом осаждавшим пришлось спешно сооружать собственные укреплённые лагеря и готовиться к трудностям штурма, одновременно пытаясь вступить в переговоры с осаждёнными. Однако в последнем вопросе Сапегу ожидала неудача — архимандрит монастыря Иоасаф в ответном послании ему поставил во главу угла не исполнение присяги царю Василию Шуйскому, а защиту православия и обязанность «верно служить государю, который на Москве будет». Копии этого послания в виде грамот широко распространялись по Руси, сыграв значительную роль в росте национального самосознания русского народа. Таким образом, оборона монастыря с самого начала приобрела в глазах самих осаждённых и в глазах русского общества того времени общенациональный, глубоко государственный характер, умноженный на значение вооружённой защиты одной из главных православных святынь.

С октября 1608 года начались мелкие стычки: осаждавшие боролись с русскими лазутчиками, осаждённые пытались отсечь и уничтожить мелкие группы осаждавших на строительных работах и заготовке фуража. Началось строительство подкопов под башни монастыря. В ночь на 1 (11) ноября 1608 года была предпринята первая попытка штурма одновременной атакой с трёх сторон. Осаждавшие зажгли одно из передовых русских деревянных укреплений. Пламя пожара осветило порядки наступавших войск. Прицельным огнём многочисленной русской артиллерии штурмующие были остановлены и обращены в бегство. В ходе последующей вылазки были уничтожены разрозненные группы тушинцев, укрывавшиеся во рвах. Первый штурм окончился полным провалом с значительным уроном для осаждавших.

Руководители гарнизона монастыря придерживались тактики активной обороны. В декабре 1608 — январе 1609 года дерзкими вылазками удалось отбить у осаждавших часть скота и запасы сена, разгромить ряд застав, поджечь некоторые укрепления осаждавших. Однако при этом они понесли значительные потери, составившие только в декабре 325 человек убитыми и пленными. Появились также перебежчики к противнику из числа гарнизона, в том числе дворяне и стрельцы. Видимо, благодаря их показаниям, в январе 1609 года одна из вылазок осаждённых едва не окончилась трагедией — противник атаковал их из засады и отрезал от монастыря, а конница осаждавших атаковала открытые монастырские ворота. Части атакующих удалось даже ворваться в монастырь. Положение вновь спасла многочисленная русская артиллерия, точным огнём вызвавшая замешательство тушинцев, атаковавших ушедших на вылазку бойцов. Благодаря этой поддержке, участвовавшие в вылазке стрельцы вернулись в монастырь, потеряв свыше 40 человек только убитыми. Ворвавшиеся в монастырь конники противника были в основной массе истреблены крестьянами и паломниками, забросавшими их камнями и брёвнами в узких улочках между постройками.

События 1609 года

Василий Верещагин. «Осада Троице-Сергиевой лавры»

С января 1609 года ухудшилось положение осаждённых — из-за отсутствия продовольственных запасов началась цинга. Уже в феврале смертность достигала 15 человек в сутки. Также стали истощаться немногочисленные запасы пороха. Получивший об этом информацию гетман Ян Сапега начал подготовку к новому штурму, планируя подрыв крепостных ворот заготовленными мощными петардами. В свою очередь, воеводы Василия Шуйского попытались поддержать осаждённых, направив в монастырь обоз с грузом в 20 пудов пороха, в сопровождении 70 казаков и 20 монастырских слуг. Полякам удалось захватить гонцов, которых старший этого обоза направил в монастырь для координации плана действий. Под пытками гонцы раскрыли известные им сведения. В результате в ночь на 26 февраля 1609 года обоз попал в одну из засад, охранявшие обоз казаки вступили в неравный бой. Услышав шум боя, воевода Долгорукий-Роща предпринял вылазку. В результате засада была рассеяна, ценный обоз прорвался в монастырь. Раздосадованный неудачей полковник Лисовский приказал наутро вывезти под стены монастыря и зверски казнить захваченных гонцов и взятых в ночном бою четырёх пленных. В ответ Долгорукий-Роща приказал вывести на стены и зарубить всех имевшихся в монастыре пленных — 61 человек, в большинстве своём казаков-тушинцев и наёмников. Итогом стал бунт тушинских отрядов среди осаждавших, обвинявших Лисовского в гибели своих товарищей. С этого времени раздоры в лагере осаждавших стали усиливаться.

Возникли раздоры и в гарнизоне монастыря между стрельцами и монахами. Имели место факты бегства людей к врагу. Знавший о трудностях осаждённых Сапега предпринял подготовку к новому штурму, а для гарантии успеха направил в монастырь перебежчика поляка Мартьяша с заданием войти в доверие к русскому воеводе, а в решающий момент вывести из строя часть крепостной артиллерии. Участвуя в вылазках и стреляя из пушек по тушинцам, Мартьяш действительно вошел в доверие к воеводе Долгорукому. Но накануне штурма, назначенного на 8 июля, в монастырь перебежал православный литвин, сообщивший о лазутчике. Мартьяш был схвачен и под пыткой сообщил все известное ему о предстоящем штурме. Хотя к тому времени силы гарнизона уменьшись более чем втрое с начала осады, правильная их расстановка в местах ударов противника и на этот раз позволила отстоять монастырь. Штурмующие были отбиты в ночном бою, при последующей вылазке в плен захвачено более 30 человек. Но число воинов среди осажденных уменьшилось до 200 человек.

Поэтому Сапега сразу же стал готовить третий штурм. За счет присоединения действовавших в окрестностях отрядов тушинцев, он довёл численность своего войска до 12000 человек. На этот раз атака должна была осуществляться со всех четырёх сторон, чтобы добиться полного раздробления ничтожных сил гарнизона. Сигналом для атаки был пушечный выстрел, от которого начнётся пожар в крепости, если пожар не возникнет — то второй выстрел, а если и тогда пожар не возникнет — то третий выстрел независимо от результатов. Штурм был назначен на 7 августа 1609 года. Видевший приготовления к нему воевода Долгорукий-Роща вооружил всех крестьян и монахов, приказал вынести на стены весь порох, но шансов на успех сражения практически не было.

Осаждённых могло спасти только чудо, и оно произошло. Запутанная система сигнала к штурму сыграла свою роковую роль: одни отряды бросились на штурм после первого выстрела, другие — после последующих. В темноте порядки штурмующих смешались. В одном месте немецкие наемники услышали за спиной крики русских тушинцев и, решив, что это — вышедшие на вылазку осажденные, вступили с ними в бой. В другом месте при вспышках выстрелов польская колонна увидела заходящий на неё с фланга отряд тушинцев и также открыла по нему огонь. Артиллерия осаждённых открыла огонь по полю сражения, усиливая суматоху и возникшую панику. Сражение между осаждавшими перешло в кровавую резню друг друга. Численность перебитых друг другом составила сотни человек.

Конец осады

По существу, несогласованность атакующих стала переломным моментом в борьбе за монастырь. Давние разногласия между тушинцами с одной стороны, поляками и наемниками — с другой, вылились наружу. В войске осаждавших произошёл раскол. Многие атаманы тушинцев увели свои войска от Троице-Сергиевого монастыря, в оставшихся отрядах дезертирство приобрело массовый характер. Вслед за тушинцами лагерь Сапеги покинули иностранные наёмники. Осаждённые, напротив, были уверены, что чудесное спасение монастыря стало результатом Божественного заступничества и что конец осады близок.

Осенью 1609 года русские войска князя Михаила Скопина-Шуйского нанесли ряд поражений тушинцам и полякам, после чего начали наступление к Москве. Двигаясь из Калязина, русские полки освободили Переславль-Залесский и Александровскую слободу. В бывшей царской резиденции был устроен лагерь для усиления войска стекавшимися со всей страны отрядами. Чувствующий угрозу Сапега принял решение нанести по Скопину-Шуйскому упреждающий удар. Оставив часть своего войска осаждать Троице-Сергиев монастырь, он двинулся к Александровской слободе, но был разбит в битве на Каринском поле.

После этого, отряды Скопина-Шуйского заблокировали отступившего назад гетмана в его собственном лагере. Было восстановлено регулярное сообщение между осаждёнными и идущими на помощь войсками.

29 октября 1609 года и 1 (11) января 1610 года обороняющиеся получали подкрепление: в монастырь прорвались отряды стрельцов воевод Давыда Жеребцова (900 человек) и Григория Валуева (500 человек). Усиленный гарнизон приступил к активным боевым действиям. В одной из вылазок стрельцы зажгли деревянные укрепления лагеря Сапеги. Численное превосходство неприятеля не позволило им ворваться в лагерь, но исход борьбы стал уже ясен. Зная о скором подходе основного войска Скопина-Шуйского, Сапега приказал спешно снять осаду. 22 января 1610 года польско-литовские отряды отошли от монастыря в сторону Дмитрова. Там они были настигнуты и разбиты русским отрядом воеводы Ивана Куракина. В результате Сапега привёл обратно к Лжедмитрию II немногим более 1000 человек.

В осаждённом монастыре к концу осады осталось не более 1000 человек из бывших там к началу осады, из них численность гарнизона составила менее 200 человек.

Благополучное окончание осады оказало значительное влияние на настроения населения, подняло боевой дух войска, которое впервые за время Смуты дало столь решительный отпор иноземным захватчикам.

> Отражение в культуре

Кино

  • 1913 — «Трёхсотлетие царствования дома Романовых»
  • 2007 — «История государства Российского», 315-я серия

> Примечания

  1. Тюменцев И. Осада
  2. О ПРИХОДѢ ГРИГОРИА ВОЛУЕВА.

> Литература

  • Тюменцев И. О. Оборона Троице-Сергиева монастыря в 1608—1610 гг. — М.: Цейхгауз, 2008. — 64 с.

С Богом в душе и отвагой в сердце: как защищали Троице-Сергиев монастырь

4 ноября наша страна отмечает День народного единства

В этот день ополченцы освободили Москву от польских интервентов. В августе 1612 года отряды ополченцев разбили под Москвой польскую армию, а уже 4 ноября капитулировал и польский гарнизон в Кремле. Среди событий, предшествовавших этой победе, мы должны выделить героическую оборону Троице-Сергиева монастыря.

Смутное время

К чести наших предков, в трудные годы Смуты они не пошли по путям, предложенным авантюристами и зарубежными эмиссарами. Народ выстоял благодаря своей стойкости и свято чтимым заветам предков, отстоял и целостность своей страны, и её независимость. Но до окончательной победы предстояло пережить ещё долгие годы, а пока…

С.Д. Милорадович. Оборона Троице-Сергиевой лавры

После того как были разгромлены восставшие под руководством Ивана Болотникова, ситуация в России оставалась очень напряжённой. На Западе замаячила фигура нового самозванца. Этого самозванца народ сразу прозвал Вором. Как и раньше, самозванца поддержали польские и литовские паны. Цели их оставались прежними: очень им хотелось поправить своё финансовое положение именем «царя Дмитрия».

Летом 1607 года Вор двинулся в сторону Москвы. 24 июня 1608 года войска самозванца подошли к Москве и разместились в пригороде столицы Тушино. Тушино стало тем центром, откуда польско-литовская интервенция стала расползаться по всей стране. Царь Василий Шуйский бросил остальную страну на произвол судьбы, собрав все боеспособные силы в Москве. Москва оказалась практически на осадном положении. Но полной блокаде мешал Троице-Сергиев монастырь, который в те времена представлял собой мощную крепость и находился на пересечении торговых путей. Именно через монастырь правительство Шуйского поддерживало связь с другими регионами страны и получало от них подкрепление. Многие монахи, бывшие в миру воинами, сопровождали и защищали обозы, которые шли в Москву, а ещё нападали на тушинские дозоры и разъезды. Естественно, поляков беспокоило стратегическое положение монастыря, но ещё больше беспокоили собранные в нём сокровища.

Литография из серии «Осада Троице-Сергиева монастыря в 1608-1610 гг.»

Крепость вместо монастыря

23 сентября 1608 года в окрестностях монастыря появились войска Петра Сапеги и Александра Лисовского. Но монастырь больше походил на крепость, чем на храм божий. 12 башен с каменной стеной окружали обитель. А стены крепости защищали 2300 ратников и крестьян из окрестных сёл. Во главе воинства стояли Григорий Долгорукий и Алексей Голохвастов. Сколько было польского воинства, точных данных нет. В некоторых источниках приводится цифра 15-20 тысяч человек, но и это намного превосходило количество защитников. В первый же день защитники сделали вылазку и спалили монастырские слободы, тем самым лишив нападающих крова.

Первоначально враги пытались договориться, но защитники оказались стойкими, и нападавшим пришлось готовиться к штурму. С 3 октября поляки обстреливали монастырь, а 12 октября пошли в атаку. Слаженными действиями защитникам удалось отразить атаки тушинцев. Они бежали с поля боя, побросав снаряжение. Началась осада с попытками взять острог, которые также потерпели неудачу.

Монахи прорываются сквозь осаду и скачут к князю Михаилу Скопину-Шуйскому за помощью

Поляки решили сменить тактику и принялись готовить подкопы. Началась минная война. Защитники от пленных узнали о готовящейся диверсии и 9 ноября вышли за стены, уничтожили передовые части поляков, нашли подкоп и взорвали его. Тем не менее положение защитников становилось всё хуже. В крепости не хватало дров, сена, началась цинга. Всё необходимое оборонявшиеся добывали с боем, неся при этом большие потери. За время осады защитники выдержали три мощных штурма, а 27 мая 1609 года был самый страшный штурм. Целый день отбивались они и выдержали, а потом пошли в контратаку и отбросили врага.

О том, что идёт осада Троице-Сергиева монастыря, было известно в Москве. На помощь защитникам были высланы отряды воеводы Михаила Скопина-Шуйского. Это напугало поляков, и основные отряды Сапеги и Лисовского ушли, остались только разрозненные отряды казаков. В октябре 1609 года пришла долгожданная подмога. В крепость прорвались 600 ратников, которых прислал Скопин.

Литография с одним из эпизодов Троицкой осады

В январе 1610 году к стенам монастыря вновь пришёл Сапега с войсками, и вновь его постигла неудача. 22 января он увёл свои войска к Дмитрову. На том и закончилась осада, которая продолжалась 16 месяцев.

Обложка: В.П. Верещагин. Осада Троице-Сергиевой лавры. Источник: commons.wikimedia.org

Смотреть также:

Михаил Скопин-Шуйский. Мог ли он спасти Россию в Смутное время?

Краткий курс истории. Смутное время. Решающая битва за Москву

Краткий курс истории. Спаситель Отечества

Цена патриотизма. К годовщине памятника князю и мещанину

Не беда, что Миша молод. К годовщине избрания на царство первого из Романовых

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *