Симеон полоцкий стихи

Симеон полоцкий стихи

Симеон ПОЛОЦКИЙ (1629 – 1680)

Язык

Малая часть телесе язык человека,

но не виде злейшия ничто же от века,

Ибо аще малое слово изпущает,

хулно или клеветно, многи убивает.

Легко оно исходит, но язву велику

и зело тяжку в сердце деет человеку;

Мягко аер проходит, но в сердце жестоко

вонзает ся и рану творяет глубоко;

Из уст, яко же птенец малый, излетает,

но яко велбуд с горбом абие бывает.

И никими мерами может ся сокрити,

весть же сердца человек многих озлобити.

Убо разсудно слово всякое пущайте,

да не будет стрелою, прилежно смотряйте;

Аще бо яко стрела пойдет, то вратится

не к языку, но в сердце и смерть приложится.

Вопросы

  1. Проанализируйте композицию стихотворения: по какому принципу развертывается мысль поэта? Какие части можно выделить в поэтическом высказывании? Как они соотносятся друг с другом?
  2. Какие поэтические тропы и фигуры преобладают в стихотворении?

    Как они характеризуют поэтическое мышление Симеона Полоцкого? Как соотносятся в стихотворении абстрактное и конкретное значения слов? Чем объясняется такое соотношение?

Мир

Мир сей преукрашенный – книга есть велика,

еже словом написа всяческих владыка.

Пять листов препространных в ней ся обретают,

яже чюдна писмена в себе заключают

Первый же лист есть небо, на нем же светила,

яко писмена, божия крепость положила.

Вторый лист огнь стихийный под небом высоко,

в нем яко писание силу да зрит око.

Третий лист преширокий аер мощно звати,

на нем дождь, снег, облаки и птицы читати.

Четвертый лист – сонм водный в ней ся обретает,

в том животных множество удобь ся читает.

Последний лист есть земля с древесы, с травами,

с крушцы и с животными, яко с письменами…

Вопросы

  1. Какие мировоззренческие представления отразились в данном стихотворении? Какую коммуникативную ситуацию описывает поэт? Назовите участников данной ситуации, охарактеризуйте тип коммуникации. Как разворачивается поэтическая мысль в стихотворении? Как ключевой троп характеризует поэтическое мышление поэта барокко?
  2. Определите систему стихосложения, которую использует поэт. В какой мере эта поэтическая система соответствует характеру русского языка и русского ударения?

ЖИТИЕ ПРОТОПОПА АВВАКУМА, ИМ САМИМ НАПИСАННОЕ

(отрывки)

<Ссылка в Сибирь.> Горы высокия, дебри непроходимыя; утес каменной, яко стена стоит, ипоглядеть – заломя голову! В горах тех обретаются змеи великие; в них же витают гуси и птицы, – перие красное, – вороны черные, а галки серые; в тех же гоpax орлы, и соколы, и кречаты, и курята индейские, и бабы, и лебеди, и иные дикие, – многое множество, птицы разные. На тех горах гуляют звери многие дикие: козы и олени, и зубри, и лоси, и кабаны, волки, бараны дикие, – во очию нашу, а взять нельзя! На те горы выбивал меня Пашков, со зверми, и со змиями, и со птицами витать. И аз ему малое писанейце написал, сице начало: «Человече! убойся бога, седящего на херувимех и призирающего в безны, его же трепещут небесныя силы и вся тварь со человеки, един ты презираешь и неудобство показуешь», – и прочая; там многонько писано; и послал к нему. А се бегут человек с пятьдесят: взяли мой дощенник и помчали к нему, – версты три от него стоял. Я казакам каши наварил да кормлю их; и они, бедные, и едят и дрожат, а иные, глядя, плачют на меня, жалеют по мне. Привели дощенник; взяли меня палачи, привели перед него. Он со шпагою стоит и дрожит; начал мне говорить: «поп ли ты или роспоп?» И аз отвещал: «аз есмь Аввакум протопоп; говори: что тебе дело до меня?» Он же рыкнул, яко дивий зверь, и ударил меня по щоке, таже по другой и паки в голову, и сбил меня с ног и, чекан ухватя, лежачева по спине ударил трижды и, разболокши по той же спине семдесят два удара кнутом. А я говорю: «господи Исусе Христе, сыне божий, помогай мне!» Да то ж, да то ж, беспрестанно говорю. Так горко ему, что не говорю «пощади!» Ко всякому удару молитву говорил, да осреди побой вскричал я к нему: «полно бить тово!» Так он велел перестать. И я промолыл ему: «за что ты меня бьешь? ведаешь ли?» И он паки велел бить по бокам, и опустили. Язадрожал да и упал. И он велел меня в казенной дощенник оттащить: сковали руки и ноги и на беть кинули. Осень была, дождь на меня шел, всю нощь под капелию лежал…

< Возвращение из сибирской ссылки.> Таже с Нерчи реки паки назад возвратилися к Русе. Пять недель по лду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко дал две клячки; а сам и протопопица брели пеши, убивающеся о лед. Страна варварская, иноземцы немирные; отстать от лошедей не смеем, а за лошедми итти не поспеем, голодные и томные люди. Протопопица бедная бредет-бредет, да и повалится, – кольско гораздо! В ыную пору, бредучи, повалилась, а иной томной же человек на нее набрел, тут же и повалился; оба кричат, а встать не могут. Мужик кричит: «матушка-государыня, прости!» А протопопица кричит: «что ты, батко, меня задавил?» Я пришел, – на меня, бедная, пеняет, говоря: «долго ли муки сея, протопоп, будет?» И я говорю: «Марковна, до самыя смерти!» Она же, вздохня, отвещала: «добро,Петрович, ино еще побредем».

СИЛЛАБИЧЕСКИЕ ВИРШИ СИМЕОНА ПОЛОЦКОГО

В практике русского стихотворства второй половины XVII в. укореняется правильно организованное силлабическое стихотворство, отличительной особенностью которого является равносложность стихов (большею частью 13 или 11 в каждой строке), цезура в середине стиха и парная женская рифма.

Симеон Полоцкий (до пострижения в монахи – Петровский-Ситнианович, Самуил Емельянович, 1629-1680), белорус по национальности, сыграл большую роль в истории русской литературы и просвещения. Он считается основателем русского силлабического стихосложения и одним из зачинателей русской драматургии. Ему принадлежат многочисленные вирши, объединенные в сборниках «Вертоград многоцветный», «Рифмологион», «Псалтырь рифмотворная», «Орел Российский», драмы «Комедия притчи о Блудном сыне» и «Комедия о царе Навуходоносоре», многие слова и поучения, богословско-полемические статьи.

В сборнике «Вертоград многоцветный» (вертоград – сад) разнообразные по темам стихи предназначались для того, чтобы, развлекая, поучать и просвещать, быть своеобразным стихотворным энциклопедическим или толковым словарем. «Рифмологион» – это сборник стихотворных приветствий и пожеланий царю, царской семье и приближенным ко двору лицам. «Псалтырь рифмотворная», оказавшая большое влияние на юного М.В. Ломоносова, – это сборник переложенных на силлабические стихи псалмов.

В 1680 г. певчий дьяк В.П. Титов на эти псалмы написал музыку.

Официальные отношения Полоцкого (он был придворным поэтом и наставником царских детей) к царскому двору обусло­вили культивирование писателем жанра хвалебных, панегирических стихотворений, по темам и по форме являвшихся прямыми пред­шественниками торжественных классических од русских поэтов XVIII в.

В шуточных и сатирических стихотворениях Симеона Полоц­кого делается попытка обрисовать бытовые стороны жизни стилем реалистического письма. В некоторых стихотворениях Симеон Полоцкий выступает в ка­честве обличителя тех отрицательных черт, какие присущи были различным слоям современного ему общества.

Пиянство

Человек некий винопийца бяше,

Меры в питии хранити не знаше.

Темже многажды повнегда упися,

В очию его всяка вещь двоися,

В едино время прииде до дому

И вся сугуба зрешася оному.

Име два сына, иже предстояста, –

Ему четыре во очию стаста.

Он нача жену абие мучити, –

Дабы ему правду хотела явити,

Когда два сына новая родила

И с коим мужем она приблудила.

… Муку жестоку нача умышляти.

Взял есть железо, огнем распаляше,

Ко жене бедней жестоко вещаше:

«Аще ты инем мужем не блужденна,

Сим не будеши огнем опаленна.

… Ятся железа, люте опалися,

Болезни ради в мале отрезвися.

И се – два сына точию видяше,

Невинность жены, свою вину знаше,

Срамом исполнен, во печали был есть

И прощения у жены просил есть.

Тако пиянство ум наш помрачает.

Всяк убо того верный да гонзает!

Купецтво

Чин купецкий без греха едва может быти,

на многих бо я злобы враг обыче лстити;

Изрядное лакомство в купцах обитает,

еже в многия грехи оны убеждает.

Во-первых, всякий купец усердно желает,

малоценно да купит, драго да продает.

Грех же есть велий драгость велию творити,

малый прибыток леть есть без греха

строити. Вторый грех в купцах часто есть лживое слово,

еже ближняго в вещех прелстити готово.

Третий есть клятва во лжу, а та умноженна,

паче песка на брезе морстем поолженна.

… Осмый, – яко темная места устрояют,

да худыми куплями ближние прелщают,

Да во темности порок купли да не узрится

и тако давый сребро в купли да прелстится.

О сынове тмы люты! Что сия творите?

Лстяще ближне вашы, сами ся морите.

В тму кромешную за тму будете ввержени,

от света присносущна вечно отлучени!

Отложите дела тмы, во свете ходите,

да взидите на небо, небесно живите!

ЖАБЫ ПОСЛУШЛИВЫЯ

Брат некий в обители смиренно живяше

И без прекословия началных слушаше.

Тамо близ бяше блато, во немже живяху

Многи жабы и воплем своим досаждаху…

Ныне же человеци во церкви стояще,

Молбы си при безкровной жертве приносяще,

Многим глаголанием досады творяют.

Речеши ли молчати, никако слушают,

Еще огорчившеся, хулят иерея,

Обличения злобы не любят своея.

Наипаче сокочут язычныя бабы,

Досаждающе паче, неже овы жабы.

Тщитеся убо, бабы, жабы подражати,

Во время жертв духовных глас свой удержати.

МОНАХ

Монаху подобает в келий седети,

Во посте молитися, нищету терпети,

Искушения врагов силно побеждати

И похоти плотския труды умерщвляти, –

Аще хощет в небеси мзду вечную взята,

Неоскудным богатством преобиловати.

… Но увы безчиния! Благ чин погубися,

Иночество в безчинство в многих преложися.

О честных несть зде слово: тыя почитаю,

Безчинныя точию с плачем обличаю.

Не толико миряне чревы работают,

Елико то монаси поят, насыщают.

Постное избравши житие водити,

На то устремишася, дабы ясти, питии…

… Престаните, иноцы, сия зла творити,

Тщитеся древним отцем святым точни быти.

Да идеже они суть во вечной радости,

Будете им общници присныя сладостей!

ЯЗЫК

Малая часть телесе язык человека,

но не виде злейшия ничто же от века,

Ибо аще малое слово изпущает,

хулно или клеветно, многи убивает.

… И никими мерами может ся сокрити,

весть же сердца человек многих озлобити.

Убо разсудно слово всякое пущайте,

да не будет стрелою, прилежно смотряйте;

Аще бо яко стрела пойдет, то вратится

не к языку, но в сердце и смерть приложится.

ДЕВА

Срам честный лице девы украшает,

Егда та ничесоже не лепо дерзает.

Знамя же срама того знается оттуду,

Аще очес не мещет сюду и онуду,

Но смиренно я держит низу низпущенны.

Постоянно, аки бы к земли пристроённы.

Паки аще язык си держит за зубами,

А не разширяет ся тщетными словами.

Мало бо подобает девам глаголати.

Много же к чистым словом уши приклоняти.

«КОМЕДИЯ ПРИТЧИ О БЛУДНОМ СЫНЕ» СИМЕОНА ПОЛОЦКОГО

Основанная на евангельском сюжете, написанная силлабическим стихом «Комедия притчи о блудном сыне» – одна из первых русских пьес, она относится к нравоучительным, т.н. «школьным», драмам. По мнению некоторых исследователей, в пьесе нашли отражение трения отцов и детей в эпоху сближения России с Западом, а прототипом главного героя послужил бежавший в 1660 г. за границу и затем вернувшийся сын царского любимца А.Л. Ордина-Нащокина.

Пьеса дошла до нас в ряде списков, ранний из которых датирован 1678 г. Она была издана в 1685 г. в составе сборника «Рифмологион».

Комидия притчи о блудном сыне

Пролог

Благородни, благочестивии,

Государие премилостивии!

Не тако слово в памяти держится,

Яко же аще что делом явится.

Христову притчю действом прояити

Зде умыслихом и чином вершити.

О блуднем сыне вся речь будет наша,

Аки вещь живу, узрит милость ваша.

… Не токмо сердцам, но душам спасенна,

Велию ползу может притча дати,

Токмо изволте прилежно внимати.

Часть I.

Сын старший глаголет к отцу:

Отче мой драгий! отче любезнейший!

Аз есмь по вся дни раб ты смиреннейший;

Не смерти скоро аз желаю тебе,

Но лет премногих, яко самому себе.

Честнии руце твои лобызаю,

Честь воздаяти должну обещаю,

Уст твоих слово в сердци моем выну

Сохраню, яко подобает сыну.

… С тобою самым изволяю жити,

Неже всем златом обогащен быти.

Сын юнеишии к отцу:

Заключение видит ми ся быти, –

В отчинной стране юность погубити.

Бог волю дал есть: се птицы летают,

Зверие в лесах волно пребывают.

И ты мне, отче, изволь волю дати,

Разумну сущу, весь мир посещати.

Твоя то слава и мне слава будет,

До конца мира всяк нас не забудет.

Часть II

Яко птенец из клетки на свет изпущенный;

Желаю погуляти, тем быти блаженный.

Богатство имам много и доволно хлеба,

Несть кому его ясти, слуг болши потреба.

Блудный.

Добре, слузи вернии! Ну ж возвеселимся!

Общая днес нам радость, вином прохладимся.

Сядите, слузи мои! Вина наливайте,

А за наше здравие до дна испивайте.

… Сяди, брате, со мною; дерзай, як у брата;

Аще обыгравши, сто рублев заплата.

А вы, прочий друзи, весело играйте,

Мои богатства вземше, смело пройгравайте.

Часть III

Изыдет Блудный сын похмелен, слуги различна утешают; он обнищает.

Часть IV

… Блудныи глаголет:

Увы мне! Увы! Что имам творити?

Свини погубих, хотят мя убити.

Гладом и хладом весма помираю

И бичми люте посечен бываю.

…А мое чрево гладом погибает.

Пойду ко отцу, до ног поклонюся,

Глаголя сице, пред ним умилюся:

«Отче! согреших на небе и к тебе,

Прими мя поне в наемника себе.

Часть V

Изыдет Отец Блудного сына, печаляся о сыне; сын возвращается и проч.

Часть VI

Изыдет Блудный одеян и честен, хвалит Бога, яко возвратися.

Епилог

Благороднии, благочестивии,

Государие перемилостивии!

Видесте притчю, Христом изреченну,

По силе делом днесь воображенну,

Дабы Христовым словам в сердцах быти

Глубже писанным, чтобы не забыти.

Юным се образ старейших слушати,

На младый разум свой не уповати;

Старим – да юных добре наставляют,

Ничто на волю младых не спущают…

Симеон Полоцкий, Первое стихотворение о Москве 1671 год

Лицкевич Олег

Симеон Полоцкий, 1671 год, стихотворение из первого русского поэтического сборника «Рифмологион»
ПРИВЕТСТВО
БЛАГОЧЕСТИВЕЙШЕМУ, ТИШАЙШЕМУ САМОДЕРЖАВНЕЙШЕМУ
ГОСУДАРЮ ЦАРЮ И ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ АЛЕКСИЮ
МИХАЙЛОВИЧУ, ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ И БЕЛЫЯ РОССИИ
САМОДЕРЖЦУ, О ВСЕЛЕНИИ ЕГО БЛАГОПОЛУЧНОМ
В ДОМ, ВЕЛИИМ ИЖДИВЕНИЕМ, ПРЕДИВНОЮ ХИТРОСТИЮ,
ПРЕЧУДНОЮ КРАСОТОЮ В СЕЛЕ КОЛОМЕНСКОМ
НОВОСОЗДАННЫЙ
Добрый обычай в мире содержится:
в дом новозданный аще кто вселится,
Все друзи его ему приветствуют,
благополучно жити усердствуют
И дары носят от сребра и злата
и хлеб, да будет богата полата.
Нищ ли кто в злато — руце воздевает
к богу и мольбы теплы возсылает,
Да подаст здраво и щасливо жити,
им же даде в дом новый ся вселити.
Аз сей обычай честный похваляю
и сам усердно ему подражаю,
Видя в дом новый ваше вселение,
в дом, иже миру есть удивление,
В дом зело красный, прехитро созданный,
честности царстей лепо сготованный.
Красоту его мощно есть равняти
Соломоновой прекрасной палате.
Аще же древо зде не есть кедрово,
но стоит за кедр, истинно то слово.
А злато везде пресветло блистает,
царский дом быти лепота являет.
Написания егда возглядаю,
много историй чюдных познаваю:
Четыре части мира написаны,
аки на меди хитро изваяны;
Зодий небесный чюдно написася,
образы свойств си лепо знаменася;
И части лета суть изображены,
яко достоит, чинно положены.
И ина многа дом сей украшают,
разумы зрящих зело удивляют.
Множество цветов живонаписанных
и острым хитро длатом изваянных,
Удивлятися всяк ум понуждает,
правый бо цветник быти ся являет.
Едва светлее рай бе украшенный,
иже в начале богом насажденный.
Дом Соломонов тым славен без меры,
яко ваянны име в себе зверы.
И зде суть мнози, к тому и рыкают,
яко живые львы, глас испущают;
Очеса движут, зияют устами,
видится, хощут ходити ногами;
Страх приступити, тако устроенны,
аки живые львы суть посажденны.
Окна, яко звезд лик в небе сияет,
драгая слюдва, что сребро, блистает.
Множество жилищ градови равнится,
вся же прекрасна,- кто не удивится!
А иных красот не леть ми вещати,
ум бо мой худый не может объяти.
Единым словом, дом есть совершенный,
царю велику достойно строенный;
По царстей чести и дом зело честный,
несть лучше его, разве дом небесный.
Седмь дивных вещей древний мир читаше,
осмый див сей дом время имат наше…
Осмое ныне на Москве явися,
егда сей царский твой дом совершися,
Всячески дивный, красный и богатый,
велелеп извне, внутрь нескудно злотый.
В он же ти ныне вшедшу еже жити,
всем подобает приветство творити;
Достоит дары драгия даяти,
любовь и верность тако проявляти.
Кто убо богат, да идет со златом,
с сребром, с собольми к царским ти полатом,
Аз тех лишенный, дерзнух приходити
с приветным словом, тем верность явити.
_______________________

________________________
1. Силлабический одиннадцатисложник, сочиненный придворным поэтом Симеоном Полоцким в 1671 году по случаю вселения царя Алексея Михайловича в новопостроенный дворец в селе Коломенском.
Утверждают, что это первое стихотворение, посвященное Москве. В отличие от многих произведений С.Полоцкого, писавшего, как известно, зело «уписисто», стихотворение, кстати, отмечено известными поэтическими достоинствами: композиция стройна, слог в основном велелеп, как и сам дворец в Коломенском. И, по крайней мере, стихи одушевлены искренним чувством, пусть даже и удивлением пред красотою палат.
По царстей чести и дом зело честный,
несть лучше его, разве дом небесный.
А вот еще замечательно:
Красоту его мощно есть равняти
Соломоновой прекрасной палате.
Аще же древо зде не есть кедрово,
но стоит за кедр, истинно то слово.
А злато везде пресветло блистает…
Царю такая декламация, наверное, понравилась.
2. Дворец в селе Коломенском был построен в 1667-1671 годах. Для тогдашней Московии он являл собой грандиозное сооружение. Не случайно в стихотворении поэт сравнивает его с «осмым дивом» света. Это был, как пишут умные люди, «сложный ансамбль многочисленных разномерных построек, богато украшенных резьбой, соединенных между собой переходами, крытых крышами различных форм — скатами, пирамидами, бочками, куполами. Так же богато и затейливо дворец был отделан внутри. Этот дворец возводили, не столько имея в виду удобство царского семейства, сколько для того, чтобы его пышностью произвести впечатление на подданных и иностранных гостей, и замысел этот удался: история сохранила несколько восторженных отзывов о нем иноземных послов».
Вот, к слову, что писали о нем иностранцы: «Коломенский загородный дворец, который, кроме прочих украшений, представляет достойный обозрения род постройки, хотя и деревянной, так как весь он кажется точно только что вынутым из ларца, благодаря удивительным образом искусно исполненным резным украшениям» (цит. по Корнеева Н.И. Белорусские мастера в Московском государстве второй половине XVII века. http://www.e-journal.ru/p_kultura-st3-3.html).
Тут интересен такой момент. Белорус Симеон Полоцкий, безусловно, стремился на хорошем поэтическом материале возвеличить русское самодержавие и т.д., но восхищался он в принципе работой белорусских же мастеров-резчиков. И.Л.Бусева-Давыдова указывает (http://www.archi.ru/publications/articles/bus_usad.htm), что царя Алексея Михайловича чрезвычайно поразили своей роскошью дворцы магнатов Великого Княжества Литовского. Их он видел в походах во время войны Московии с Речью Посполитой в 1650-х годах. Как раз вследствие этой войны, совершенно опустошившей белорусские земли, в Москве оказалось множество белорусских переселенцев — часть из них была угнана «полоном», часть спасалась от военных действий. Среди них было немало талантливых ремесленников, привезших в Московию новые творческие решения, технологии и инструменты. Белорусские резчики — монах Арсений, Клим Михайлов, Давыд Павлов, Андрей Иванов, Герасим Окулов и Федор Микулаев — украшали и интерьеры дворца в Коломенском. И дворец изобиловал новациями.
3. Симеона Полоцкого, как, наверное, и современников, удивляют именно новые для Москвы интерьеры: росписи с «чюдными историями», четырьмя частями света, «небесным зодием» или вот это:
Множество цветов живонаписанных
и острым хитро длатом изваянных,
Удивлятися всяк ум понуждает,
правый бо цветник быти ся являет.
Блестящие строки. Настоящая поэзия всегда точна. Невиданная доселе орнаментация была одним из новшеств белорусских резчиков (И.Л.Бусева-Давыдова). В их резьбе активно использовались растительные мотивы.
С такой же точностью поэт описывает и другую затею дворца в Коломенском. «Помимо резных орнаментальных деталей на фасадах и в интерьерах, которые были раскрашены и позолочены, резчики выполнили в Коломенском декоративные скульптуры зверей, снабженные особым механизмом. Так у трона Алексея Михайловича были установлены резные фигуры львов, обклеенные овчиной, которые могли рыкать и двигаться» (Корнеева Н.И.). У С.Полоцкого эти львы выглядят так:
Дом Соломонов тым славен без меры,
яко ваянны име в себе зверы.
И зде суть мнози, к тому и рыкают,
яко живые львы, глас испущают;
Очеса движут, зияют устами,
видится, хощут ходити ногами;
Страх приступити, тако устроенны,
аки живые львы суть посажденны.
4. Белорусские языковые элементы. В общем текст весь церковнославянский (или «церковнославянский русской редакции», или «русский церковнославянской редакции»? тут, извините, пока вопрос; один хамоватый образованец внизу уверяет, что я не прав — будет время и возможность, проверю, что пишут другие), но, честное слово, как белорусу, приятно находить и такие разговорные обмолвки:
Дом Соломонов ТЫМ славен без меры,
яко ваянны име в себе ЗВЕРЫ.
Смахивают на старобелорусские и такие конструкции, как «в дом новый СЯ вселити» или «цветник быти СЯ являет». Но это уже архаика. А вот «тым» и «зверы» («зьверы», голову на отсечение, он произносил именно так!) до сих пор можно услышать в любой белорусской электричке. Все-таки Симеон — Полоцкий.

© Copyright: Лицкевич Олег, 2002
Свидетельство о публикации №102051000447

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Лицкевич Олег

Рецензии

Написать рецензию

Гн. Издатель, раб Божий Ливенгштейн скромно стуча клавишами просит Вас
а) указывать источник перепечатываемых произведений… напр. соответствующий том «Древнерусской литературы» (если не ошибаюсь XIV ч.2)
б) не считать читателей идиотами, некоторые из них тоже книжки читают… напр. приведнные вами «старобелоррусскте конструкции» (???!!!!!) являются общими для постстарославянского пространства. И уж препозиция частицы «ся» (или sen) — так она вообще к общеславянскому восходит.
Просто слов нет…

столько ляпов в одном абзаце. Если Вы занимаетесь культуртрегерсвом изучите вопрос по-глубже.
С наилучшими
Левингштейн 23.05.2002 01:25 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Г-н Левингштейн, Вы совершенно правы — некоторых читателей я действительно считаю идиотами. Например, Вас. И предупреждаю — вчера я увидел, что Вы хамите Л.Улановой под ее стихотворением и сделал Вам замечание; везде, где замечу Ваше хамство, буду драть Вас за Ваши свиные уши.
Лицкевич Олег 23.05.2002 10:32 Заявить о нарушении

Милый любитель «старобелорусских конструкций» (я продолжаю восторгаться этим термином), Вы по-моему немного не врубаетесь: я с глубокой любовью отношусь ко всем тварям Божьим, в том числе и к авторам стихи.ру, но вот к их, так сказать, произведениям я иногда испытываю острое неприятие. Вот Вы, например, лажанулись и даже не извинились. Дилетантизм ужасен, даже когда с благими намерениями что-нибудь откомментировать.
Про уши: а) попробуйте дотянитесь
б) должен Вас огорчить — у еврея свосем не может быть свиных ушей, таки совсем… такие дела — кашрут 🙂
Vale, белорусский просветитель
Левингштейн 23.05.2002 10:50 Заявить о нарушении

Чёрт, главное пропустил — Вы свой «церковнославянский» поправьте, а? А то торчит как… И вообще может книжек по истории языка почитаете? Востков Вы местный… Прямо смешно.
Левингштейн 23.05.2002 10:59 Заявить о нарушении

Левингштейн, не изощряйтесь, меня не задевает Ваше словоблудие. Ваше лицо, возможно, украшено респектабельными очками, но душа — со свиным пятаком. Мне наплевать, кто Вы — еврей или не еврей. У свиней и хамов нет национальности. Но у них вполне может быть степень доктора наук. Дискуссия закрыта. Хрюкайте и дальше, отвечать я Вам буду только в случае Ваших хамских нападок на других авторов.
Лицкевич Олег 23.05.2002 12:34 Заявить о нарушении

Молодой человек, Вы погрязли в серости… Увы! А Ваше пристрастие к образу свиньи уже начинает казаться мне подозрительным… У Вас не было душевных травм в детстве, связанных с хрюшками? Или Вас напугал какой-нибудь боров?
Нда, я думаю пара сеансов у психоаналитика избавят Вас от этой мании/фобии.
Левингштейн 23.05.2002 12:45 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Лицкевич Олег

>Симеон Полоцкий. Исторический портрет

Годы жизни: 1629-1680

Основные направления деятельности Симеона Полоцкого и их результаты

Одним из направлений деятельности была духовная деятельность. Получив духовное образование, будучи преподавателем в духовной школе, Полоцкий выступал против раскольников. Он поддерживал реформу Никона. В 1667 году написал книгу » Жезл правления», в которой выразил свои взгляды по поводу поддержки нововведений в церкви.

Свои духовные воззрения он изложил и в книге «Венец веры», а также в кратком катехизисе ( это официальный документ церкви, содержащий основы веры) . Им было написано много проповедей («Обеддушевный» (1681), » Вечеря душевная»(1683) – оба сборника вышли после смерти автора), в которых много внимания уделяется религиозно-нравственному идеалу. И хотя они написаны несколько казённым слогом, значение их велико, так как Полоцкий призывал к нравственному совершенствованию, даже вплоть до аскетизма.

Результатом данной деятельности стало продолжающееся влияние церкви в нравственном совершенствовании людей, укрепление её положения в обществе, усиление влияния.

Другим направлением была поэтическая деятельность.

Симеон Полоцкий стоял у истоков силлабического стихосложения ( в котором длина строки имеет одинаковое количество слогов). Им были написаны два сборника стихов. Первый — «Вертоград многоцветный»(1677-1678) , посвящённый нравственному воспитанию, содержащий наставления. Одновременно это своего рода энциклопедия — справочник, где читатель мог найти много интересных сведений из истории , географии, минералогии, зоологии и др.

«Рифмология» ( 1679) — произведение, в котором были представлены речи на различные торжественны случаи в царской семье.

Талант Полоцкокго С. проявился и в драматургии. Им были написаны три пьесы, которые поставили и показали при царском дворе: «О блудном сыне», » О Навуходоносоре и Олоферне » и «» О Навуходоносоре и трёх отроках». Все они были написаны на нравственные темы.

Был Полоцкий и просветителем. Он многое делал для того, чтобы в стране открывались школы, при его содействии была открыта типография в 1678 году. Первой изданной книгой был «Букварь».

В 1679 году С.Полоцкий составил проект указа о создании высшего учебного учреждения — Славяно-греко-латинской академии, но смерть помешала ему выполнить задуманное. Его дело завершит Софья (в 1687)

Наконец, именно С.Полоцкий был духовным наставником и воспитателем Фёдора Алексеевича и Софьи . Во время их правления авторитет С.Полоцкого был очень большим, умер он буквально на пике своей славы.

Результат данной деятельности – большой вклад в развитие просвещения, культуры, в формирование российской системы стихосложения.

Таким образом, Симеон Полоцкий — яркий деятель искусства и церкви периода правления первых Романовых. Его идеи звучащие в проповедях, изложенные в книгах, способствовали нравственному совершенствованию общества, учили жизни по божеским законам, законам добра. Он внёс ощутимый вклад в развитие культуры, особенно образования, поэзии, драматургии.

Полоцкий С. считается основоположником поэзии и драматургии. До него этими видами искусства никто не занимался.

Вошёл в историю России Симеон Полоцкий и как воспитатель детей царя Алексея Михайловича.

Примечание.

Данный материал можно использовать при написании исторического сочинения (задание № 25)по эпохам Алексея Михайловича и Фёдора Алексеевича .

Примерные тезисы (материал к ним — в историческом портрете).

Эпоха правления Фёдора Алексеевича (1676-1682)

События, явления. Личности, принимавшие участие в данном событии, явлении, процессе.
Дальнейшее развитие культуры, просвещения. Одним из ярких религиозно — общественных деятелей периода правления Фёдора Алексеевича был Симеон Полоцкий. Он многое сделал в развитии культуры страны: способствовал открытию школ, открыл типографию, в которой издавалась и учебная литература (первая книга — «Словарь»).Именно в период правления Фёдора Алексеевича им были написаны основные труды (см. выше), задуман проект открытия высшего учебного заведения – академии. Он написал несколько важных трудов по нравственному совершенствованию людей, был поэтом, одним из основателей новой поэзии — силлаботонической, а также писал пьесы.С.Полоцкий был духовным наставником царевича, его воспитателем. Благодаря во многом ему , Фёдор Алексеевич стал образованным человеком, получившим прекрасное образование, освоившим основы многих наук, знал латынь, польский язык, писал стихи.

В период правления Фёдора Алексеевича Полоцкий был на вершине славы, известности и влияния в обществе, в духовной и культурной жизни страны.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Памятник Симеону Полоцкому. Полоцк, 2004 г., скульптор А.Финский.

щ

Славяноведение, № 2

© 2011 г. Л.И. САЗОНОВА

К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ «РИФМОЛОГИОНА» СИМЕОНА ПОЛОЦКОГО

Придворный поэт Симеон Полоцкий сделал первые шаги на пути создания в русской литературе системы жанров, обслуживавших придворно-церемониальную практику. «Рифмологион» — собрание стихотворных текстов, тесно связанных с жизнью царского двора в период правления Алексея Михайловича и его сына Федора Алексеевича. В статье изучается комплекс текстологических проблем, связанных с историей создания «Рифмологиона», определяется жанровый состав вошедших в него произведений, круг адресатов. Вновь поднимается вопрос о полной форме мирского имени поэта.

Ключевые слова: Симеон Полоцкий, придворная поэзия, рукопись «Рифмологиона», текстология.

Россия вступила в раннее Новое время, имея еще ярко выраженный средневековый облик, а вышла из него, обладая достаточно обширным жанровым репертуаром литературы новоевропейского типа. Эта эпоха в русской культуре стала прорывом в мир новых литературных форм . Ведущим защитником и представителем культурных и эстетических инициатив, которые в равной мере и привлекали московскую элиту, и вызывали ее недоверие в период, непосредственно предшествующий правлению Петра Великого, стал Симеон Полоцкий (Самуил Гаврилович Петровский-Ситнянович, XII.1629-25.VIII.1680) — одна из редких фигур в истории культуры, объединившая в своей творческой судьбе все ветви восточного славянства.

Белорус по рождению, Симеон получил образование в высших учебных заведениях Речи Посполитой: в православной Киево-Могилянской коллегии, прошедшей через реформы 1630-х годов, проведенные митрополитом Петром Могилой, а затем, по всей вероятности, продолжил обучение в Виленской иезуитской академии. По окончании курса наук вернулся на родину и принял в 1656 г. в православном Полоцком Богоявленском монастыре монашество с именем Симеон, к которому добавилось в Москве, где и развернулась его многогранная творческая деятельность, определительное прозвище «Полоцкий» — по месту его рождения.

Сазонова Лидия Ивановна — д-р филол. наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы РАН.

Симеон Полоцкий стал первым в России и придворным, и профессиональным поэтом.

Вначале, однако, несколько слов о мирском имени, отчестве и фамилии монаха Симеона. Регулярно повторяющиеся ошибки при их передаче вызывают необходимость еще раз обратить внимание на этот вопрос. В авторитетном справочном издании — «Словарь книжников и книжности Древней Руси» в статье «Симеон Полоцкий» зафиксирована следующая форма полного имени писателя: «Самуил (Емельянович?) Петровский Ситнианович» . Сразу отметим, что отчество, переданное под вопросом, просто неверно, а вторая часть фамилии приведена с ошибкой. В настоящее время именно данная словарная статья стала источником постоянного повторения ошибок, отразившихся, в частности, и в серьезных научных исследованиях , и в научно-информационном издании — Каталоге выставки к 325-летию основания Славяно-греко-латинской академии, подготовленном Гос. Историческим музеем . В научной литературе встречаются разночтения, касающиеся как отчества писателя (Емельянович или Гаврилович), так и его фамилии (Петровский/Пиотровский — Ситнианович/Сит-нянович); ошибки и опечатки в имени Симеона Полоцкого отмечены в работе . Неверная форма «Ситнианович» происходит от неправильной транскрипции польского написания этой части фамилии: Б^шапсшсг. Поскольку в польском правописании буква 1 в позиции после согласного перед гласным не обозначает никакого звука, а служит графическим знаком, указывающим на мягкость предшествующего согласного, эту часть фамилии следует передавать в форме «Ситнянович» (с ударением на предпоследнем слоге на -ович, как это характерно для белорусско-украинско-польских фамилий). Не обращалось должного внимания на прижизненные документы XVII в. (рукописи, письма), где фамилия Симеона воспроизведена правильно: Ситнянович (см., например, рукопись «Венца вера» , надпись на надгробной плите в Заиконоспасском монастыре).

Обнаруженное в актовой книге Полоцкого магистрата за 1656-1657 гг. завещание матери Симеона Полоцкого Татьяны Шеремет от 8 июля 1657 г. («Тестамент Та-тяны Яковлевны Шереметовое…») позволило документально подтвердить его отчество — Гаврилович: отца поэта звали Габриэль (Гавриил) Ситнянович-Петровс-кий . Подтвердилось и ранее высказанное предположение о наличии у Симеона отчима , его звали, как следует из завещания, Емельян Шеремет. Таким образом, полное имя поэта можно считать документально установленным: Самуил Гаврилович Петровский-Ситнянович.

С появлением Симеона Полоцкого в Москве силлабическое стихотворство получило статус регулярной книжной поэзии и вошло в быт царского двора и столицы как явление новой, европейской культуры. Он оставил обширное литературное наследие, которое введено в научный оборот далеко не полностью. До сих пор в рукописях встречаются ранее неизвестные его произведения (см., например, ).

В 2000 г. завершилось первое полное научно-критическое издание (в трех томах) грандиозной стихотворной книги Симеона «Вертоград многоцветный» (1678-1680) . Оно осуществлено на основе фундаментального исследования творческой истории произведения от первоначального варианта в автографе через промежуточный список к окончательной редакции в парадной рукописи, поднесенной царю Федору Алексеевичу. С публикацией полного корпуса «Вертограда многоцветного» открываются новые перспективы для дальнейшего изучения источников текста, языка поэта, поэтики литературы раннего Нового времени.

Если «Вертоград многоцветный» состоит по преимуществу из дидактических стихотворений, являющихся парафразами новолатинских гомилетических текстов (см. «Commentary» в издании «Вертограда многоцветного» ), то «Риф-мологион» — это книга придворно-церемониальной поэзии, связанная с разными событиями в жизни московского двора. Поэт ввел обычай украшать панегирическими произведениями важнейшие государственные, светские и церковные праздники. Придворная поэзия в той форме, в какой предложил ее царю впервые Симеон Полоцкий, была известна европейским литературам Возрождения и барокко, но в России представляла собой явление небывалое. Этот огромный стихотворный компендиум не был издан полностью, из него опубликованы лишь отдельные произведения. Поэтому очередная задача — осуществить (вслед за «Вертоградом многоцветным») научно-критическое издание последнего стихотворного труда Симеона Полоцкого.

Книга придворно-церемониальной поэзии «Рифмологион» дошла в единственном списке, с правкой и пометами самого автора и Сильвестра Медведева. Эта рукопись (в 2°, на 654 листах), написанная полууставом (краткое ее описание см. ), семью чередующимися почерками (как и промежуточная рукопись «Вертограда многоцветного» — ГИМ, Синодальное собр. № 288, см. ), хранится в Государственном Историческом музее (Москва) в собрании Синодальной (Патриаршей) библиотеки под № 287 (ссылки на листы рукописи указываются в тексте в скобках). Заглавие сообщает в пространной манере о содержании книги, ее предназначении, адресате, авторе, истории и дате создания: «Рифмологион, или Стихослов, содержяй в себе стихи, равномерно и краесогласно сложенныя, различным нуждам приличныя. В славу и честь Бога в Троице единаго, Пречистыя Божия Матере, святых угодников Господних. В ползу юных и старых, духовных и м1рских различных санов. Купно во утеху и умиление, в благодарствие, похвалу и привет и прочая. Божиею помощию трудолюбием многогрешнаго во иеромонасех Симеона Полоцкаго, в различная лета и времена сложенныя, потом же в едино собрание сочетанныя. В лето от создания м1ра 7187. От Рождества Бога во плоти 1678».

И.П. Еремин полагал, что «в рукописи ошибочно написано: 1678 вместо 1679 г.» . На отсутствие ошибки в дате справедливо указал В.П. Гребенюк, полагая, что «»Рифмологион» был начат Симеоном в последней трети 1678 г.», так как при существовавшем сентябрьском летосчислении в данном случае «разница между хронологией от сотворения мира до рождества Христова в 5509 лет» (см. ). Действительно, если от 7187 отнять 5509, то получится 1678. И.П. Еремин основным аргументом в пользу своей датировки считал следующее: в «Предисловии» к «Рифмологиону» Симеон Полоцкий сообщает, что начал работу над книгой, когда ему исполнилось 50 лет: «Днесь бо точию лето совершаю, / еже писменем наш <50> право считаю» (л. 6). Следовательно, если известно, что Симеон родился в 1629 г., то 50 лет ему исполнилось в 1679 г. (см. ). Эту дату В.П. Гребенюк не подверг сомнению. Полагаю, что датировка «Рифмологиона» 1678 годом не противоречит и 50-летнему юбилею Симеона, напротив, она даже дает нам указание на возможную дату рождения Симеона: это период в четыре месяца — сентябрь-декабрь 1629 г., который соответствует 7137 г. от сотворения мира. Если к 7137 прибавить 50, то мы получим 7187. Следовательно, 50 лет Симеону исполнилось скорее всего в первый месяц зимы 1678 г., доказательством чего может служить надпись на надгробной плите в Заиконоспасском монастыре: «Лета 7188 августа в 25 день преставися иеромонах честный Симеон Петровский Ситняновичь Полоцкий жития своего 51-го лета в 9 месяць». Таким образом, несомненно, что Симеон родился в декабре.

В «Предисловии» к «Рифмологиону» поэт признается, что он, как рачительный хо

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *