Самоистязание в христианстве

Самоистязание в христианстве

Боль (dolor), о которой говорилось в библейских текстах и о которой твердили теологи, положено было претерпевать женщинам. В то же время, поскольку и Спаситель наш претерпевал страдания, в Средние века получило относительное распространение восхваление боли. Оно выразилось в стигматах и самобичеваниях.

Стигматы – это знаки ран Христа, полученных им во время Крестных мук, на теле глубоко верующих людей. Святой Павел говорил о стигматах, имея в виду следы побоев, которые он претерпел из любви к Господу (Гал. 6, 17). Святой Иероним придавал слову «стигмат» смысл знака аскетической жизни. В XIII веке возник новый феномен – добровольное принятие стигматов или непроизвольное их появление. Одной из первых стигматы получила бегинка Мария из Уаньи (ум. в 1213 г.). Настоящей сенсацией стала самая знаменитая в истории религии стигматизация Франциска Ассизского, случившаяся в 1224 году, за два года до его смерти. Из стигматов бегинки Елизаветы Спальбек (ум. в 1270 г.) по пятницам сочилась кровь, на голове ее проявились следы уколов терний. Стигматы святой Екатерины Сиенской (ум.

в 1380 г.), полученные в 1375 году, в момент экстаза, проявлялись не внешне, а в сильных внутренних болях. С XIII века нарастало стремление многих людей уподобиться страдающему Христу, стать сосудом святости. Стигматы становились своего рода знаком нисхождения на человека Святого Духа. Однако их удостаивались немногие, по большей части женщины, поэтому появление стигматов практически не влияло на формирование критериев святости, определявшейся набожностью и поведением.

Во славу страданий Христа в Средние века практиковались также самобичевания, против которых Церковь в большинстве случаев была настроена враждебно. Процессии флагеллантов имели народный характер, являясь своего рода паломничеством мирян. Впереди обязательно несли крест и знамена, люди шли босиком и полуодетыми, шествия сопровождались экзальтированными выкриками и священными песнопениями. Обязательной процедурой собственно покаяния было самобичевание. Оно производилось также ради умиротворения. Подобные ритуалы совершались в первую очередь в периоды социальных и религиозных кризисов, под влиянием милленаристских идей, и особенно частыми они стали в XIII веке как следствие воздействия на умы теорий Иоахима Флорского. Первый крупный подъем движения флагеллантов имел место в 1260 году. Он зародился в Перудже, а затем шествия распространились в Северной Италии, за Альпами, во Франции – от Прованса до Эльзаса, в Германии, Венгрии, Богемии и Польше. Другой значительный подъем, вызванный эпидемией черной чумы, произошел в 1349 году и охватил главным образом Германию и Нидерланды. Флагелланты совершали серьезные акты насилия, часто направленные против духовенства и евреев. Самобичевания в Западной Европе так и не вошли в обычаи монашеского аскетизма. Их непопулярность свидетельствовала о понимании того, что следование примеру страдающего Христа не обязательно требует истязания тела. К подобным самоистязаниям в Европе относились с уважением, но подчас догадывались, что они связаны с удовольствием, наводящим на мысль о садомазохизме.

Следующая глава >

Также слово является ответом на вопросы:

  • Длинная плеть, кнут.
  • Брайтон-…
  • Плеть.
  • Бродяга в портовом городе, на приисках.
  • Предводитель гуннов Аттила получил прозвище … Божий.
  • Моряк, списанный на берег и долгое время не работающий.
  • Бомж (жарг.).
  • (жаргон) опустившийся человек, нанимающийся на сезонную работу, а в остальное время года не работающий и ведущий нерегулярный, рассеянный образ жизни.
  • Длинная плеть, кнут из мелко свитых ремней, веревок; перен. Обличительная, разящая сила чего-либо.
  • Гибкая рабочая часть боевой плети, крепящейся к рукояти.
  • Предводитель гуннов Аттила получил прозвище «… Божий».
  • Бродяга в портовом городе, на приисках и т. п.
  • Кнут.
  • Длинная плеть.
  • Плеть для самоистязаний.
  • Гибкая плеть.
  • Кнут для самоистязаний.
  • Аттила или «… Божий».
  • Плеть и бродяга.
  • Бродяга в портовом городе.
  • Кнут пастуха.
  • Макси-плетка.
  • Плетка дрессировщика.
  • … Божий (Гнев Божий).
  • Плеть пастуха.
  • Приятель бомжа.
  • Французский философ Мишель де Монтень считал, что «… человека — это воображаемое знание».
  • Дореволюционный сатирико-юмористический еженедельник.
  • Кнут, длинная плеть.
  • То, что вызывает бедствие, несчастье.
  • Опустившийся человек, бродяга.
  • (жаргон) опустившийся человек, нанимающийся на сезонную работу, а в остальное время года не работающий и ведущий нерегулярный, рассеянный образ жизни
  • Длинная плеть, кнут из мелко свитых ремней, веревок; перен. Обличительная, разящая сила чего-либо
  • Гибкая рабочая часть боевой плети, крепящейся к рукояти
  • Плеть
  • Длинная плеть, кнут
  • Предводитель гуннов Аттила получил прозвище «… Божий»
  • Моряк, списанный на берег и долгое время не работающий
  • Бомж (жарг.)
  • Кнут
  • Длинная плеть
  • Гибкая плеть
  • Кнут для самоистязаний
  • Аттила или «… Божий»
  • Плеть и бродяга
  • Бродяга в портовом городе
  • Кнут пастуха
  • Макси-плетка
  • Плетка дрессировщика
  • … Божий (Гнев Божий)
  • Плеть пастуха
  • Приятель бомжа
  • Французский философ Мишель де Монтень считал, что «… человека — это воображаемое знание»
  • Дореволюционный сатирико-юмористический еженедельник
  • Опустившийся человек (перен.)
  • Плеть пастуха или дрессировщика
  • Кнут, плеть дрессировщика
  • Так по-другому называют бомжа
  • Синоним термина «бомж»
  • Картинки к слову «Бич»

иером. Тихон:
Иерей Александр Шумский: «Православная Церковь никогда не одобряла такие «подвиги»
Известный священник прокомментировал сообщения о самобичевании Иоанна Павла II…
«Православная Церковь никогда не одобряла такие «подвиги». Самобичевание никогда не было принято в нашей Церкви, и мы не принимаем это явление как критерий святости. Святость – это, прежде всего, стремление к Богу и проявление любви к Богу и к человеку в превосходной степени. Святость – это если любовь и смирение явлено в такой мере, когда это очевидно для всех», – сказал в комментарии «Русской линии» известный московский пастырь, клирик храма Святителя Николая Мирликийского в Хамовниках, кандидат педагогических наук иерей Александр Шумский, комментируя сообщения о том, что папа Римский Иоанн Павел II истязал себя ударами хлыста.
Как пишет Газета.ru со ссылкой на «Daily Telegraph», об этом, в рамках сбора информации для возможной канонизацией Католической церковью бывшего понтифика, рассказала польская монахиня Тобиана Слободка, которая работала с Иоанном Павлом II в его личных апартаментах в Ватикане и летней резиденции в замке Гандольфо недалеко от Рима. Монахиня утверждает, что понтифик несколько раз налагал на себя телесную епитимью: «Мы находились в соседней комнате и слышали удары хлыста, когда он бичевал себя. Это было тогда, когда он еще мог самостоятельно передвигаться».
Слова монахини подтвердил и секретарь папы Эмери Кабонго: «Он истязал себя, в частности, перед тем, как совершал обряд посвящения в духовный сан епископов и священников. Я сам не видел этого, но несколько людей рассказывали». При этом представитель Ватикана заявил, что документация о деятельности Иоанна Павла II остается пока засекреченной и поэтому Католическая церковь не может никак прокомментировать заявления монахини.
«Здесь можно руководствоваться суждениями Святителя Игнатия (Брянчанинова) – величайшего православного святого, человека трезвенно мыслящего, который писал, что люди часто принимают разгорячение крови за подлинное духовное состояние. На самом же деле между ними ничего общего нет. Самобичевание, безусловно, относится к разряду саморазгорячения крови. Это достижение экзальтации, нездорового духовного состояния путем внешнего физического воздействия на своё тело. Но экзальтация далека от духовного просветления, о котором пишут святые отцы, это совершенно разные вещи. Духовное просветление достигается созерцанием и глубокой молитвой. Святые отцы показывали нам своим опытом, как через молитву, в состоянии глубочайшего смирения человек достигает этого высшего духовного созерцания», – отметил в своем комментарии отец Александр Шумский.
«У святых есть внутренняя тишина, тихость, внешне незаметная. Тихость веры, тихость Православия – это отличительная черта подлинной святости.

Если взять недавний опыт святости, которая нам был явлена, то это Оптина пустынь. Какие там были старцы: Леонид, Макарий, Амвросий! Но никакой экзальтации там не было, лишь удивительная тишина и ясность. Поэтому я всем рекомендую почаще читать жития Оптинских старцев, тогда будет понятно отличие ложного духовного пути от подлинного», – добавил пастырь.
В латинской духовной практике много внешних эффектов, заметил отец Александр. «Взять хотя бы Игнатия Лойолу, основателя ордена иезуитов, который представлял себе различного рода адские мучения, вплоть до того, что ощущал запах серы. Он входил в такие психические состояния, когда представлял себе ад. Другой известный католический святой – Франциск Ассизский – представлял себе раны Христа, ощущал их на себе, от чего у него появились стигматы. Вот с этого и пошла практика достижения стигматов у католических святых. Но в Православии это считалось ложным путем, к стигматам всегда относились так же, как и к практике самобичевания. Это, безусловно, тоже от разгорячения крови», – считает пастырь.
«Можно сравнить двух святых – преподобного Серафима Саровского и Франциска Ассизского, и мы увидим, насколько их опыт отличается. Причем Франциск Асизский был человек очень искренний и благонамеренный, он был несомненно человек глубоко верующий, но в его опыте много экзальтации, которая тоже вызывает сомнение, для нас его опыт неприемлем. Вообще экзальтация свойственна западному Христианству. Об этом много рассказывает профессор А.И.Осипов в своих лекциях. Православная же духовность основана только на смирении и глубокой молитве. Старец Макарий Оптинский говорил своим ученикам, что главное – это научиться правильно молиться. Для этого нужно смирение, а смирение с экзальтацией не совместимо. Когда человек смиряется, то в его душе восстанавливается мир, покой и тишина. Поэтому можно сказать, самобичевание – это состояние прелестное. Оно означает лишь, что человек, истязающий себя, решил, что он уже возрос духовно, поднялся выше других», – добавил отец Александр.
«Православие всегда чуралось любых внешних эффектов. Если посмотреть на старцев всех времен, то это очень хорошо видно. Это глубоко внутренняя жизнь, совсем незаметная для внешнего наблюдателя. Часто только после смерти подвижников открывалась их духовная высота. Православные святые всячески старались скрывать свою святость. Даже представлялись грешными пред людьми, чтобы никто не подумал о их святости. А в католичестве принята внешняя демонстрация своих духовных достоинств. Православный же путь соответствует евангельскому духу смирения и любви, потому он более правильный. А что касается папы Иоанна Павла II, то пусть католики сами решают, святой он для них или нет», – заключил иерей Александр Шумский.
http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=185988

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *