Самоедство

Самоедство

Самобичевание

(4 голоса: 5.0 из 5)

Самобичева́ние — 1) глубокое покаянное самоукорение человека за свои грехи перед Богом (и ближними); 2) намеренное причинение себе душевных и/или физических страданий, связанных с сокрушением совести либо с иными причинами; 3) нанесение себе ударов бичом (плетью) в сознательном или экстатическом состоянии, связанное с религиозными практиками.

Всегда ли полезно для духовного делания нравственное самобичевание?

Как известно, все люди, живущие земной жизнью, грешат, даже святые (1Ин.1:8). Некоторые грешат меньше, некоторые больше. Но и большие, и малые грехи, требуют покаяния. Вот почему покаянное укорение себя за грехи является одной из важнейших форм христианского делания.

Некоторые верующие, не осознающие себя погибающими грешниками, каются от случая к случаю. Такое состояние духа можно определить как беспечность.

Некоторые, наоборот, столь неумеренно сокрушаются даже и о незначительных проступках, даже и после их исповедания и прощения в Таинстве Покаяния, что доводят себя (а случается, что и своих ближних) до отчаяния. Такая форма сокрушения может быть охарактеризована не только как самобичевание, но и как самоедство. Как правило, она бывает связана с недостатком веры, недостатком надежды на благость и милосердие Божьи. Отчаяние — страшный грех, и если человек стоит на пороге отчаяния, ему непременно необходимо что-то в жизни менять.

Другое дело, когда сокрушение о грехах хотя и бывает глубоким, но переживается не в отрыве от Бога, а в Боге. Примеры такого рода сокрушения встречаем в псалмах, как то: «Я изнемог и сокрушен чрезмерно; кричу от терзания сердца моего» (Пс.37:9).

История монашеской жизни наполнена подобными примерами. Кроме того эта история знакомит нас и с такими случаями самобичевания, когда глубокое нравственное самоукорение сопровождалось физическими самоистязаниями. Однако эти самоистязания осуществлялись не без благословения опытных духовных наставников и имели высокую цель. «Многие отцы-святогорцы, — пишет по этому поводу митрополит Иерофей (Влахос),— измождали тело ударами , чтобы победить страсть и пребыть во Христе » («Знаю человека во Христе…»: жизнь и служение старца Софрония, исихаста и богослова).

Самобичевание и покаяние – в чем разница?

Евангелие от Матфея, глава третья

1 В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской 2 и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. 3 Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему. 4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед. 5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему 6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои. 7 Увидев же Иоанн многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? 8 сотворите же достойный плод покаяния 9 и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. 10 Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. 11 Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем; 12 лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым. 13 Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. 14 Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? 15 Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда допускает Его. 16 И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. 17 И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Проблема самобичевания

Недавно я с изумлением узнала, что русское слово «покаяться» можно перевести как «ругать себя». И что многие люди именно так и понимают: между «каяться» и «самобичеваться» стоит знак равенства. Между тем, как греческое слово, переведенное у нас как «покаяние», означает «изменение ума», а древнееврейское – «поворот». Поворот с пути от Бога на путь к Богу. И это не то же самое, что сурово себя осудить, признать себя полностью неправым, ничтожеством и так далее.

Что покаяние и самобичевание не одно и то же, я заметила на паре своих знакомых. Иногда скажет или сделает человек что-то обидное, скажешь ему об этом, а дальше начинается ад. Потому что человек приходит в состояние «я плохой, я очень плохой, мне незачем жить – такому ужасному» и приходится его два часа утешать и уговаривать жить. При этом, увы, человеку так и не удается заметить ту боль, которую он причинил мне. Заметить меня.

Мне не нужны переживания человека о том, что он «плохой». Мне нужно от него, чтобы он меня заметил, услышал, понял – чтобы я была для него достаточно ценной, чтобы прислушиваться ко мне. Точно так же и Богу не нужно от нас самобичевание и переживание своей плохости. Ему нужно, чтобы мы услышали Его, услышали и поняли, и перестроили жизнь так, чтобы Ему как личности было в ней место. «Прямыми сделали стези Ему». Иначе ни о каких отношениях с Богом нельзя и говорить. Он многократно говорит о том, что для Него важно. Он хочет, чтобы мы Его услышали, узнали и полюбили – как мы узнаём другого человека, когда мы внимательны к нему. А любовь помогает нам поступать так, как будет другому человеку радостно.

Но я, конечно, знакома с самобичеванием на почве греха не только снаружи, но и изнутри. Это ужасное чувство, когда раздваиваешься внутри на двух разных людей – виноватого и карателя, который бьет виноватого ногами и рассказывает ему, какой тот мерзавец.

Чем же это «порицание себя» вредно? Во-первых, оно помогает ничего не менять. Во-вторых, оно полностью эгоцентрично. В-третьих, оно снижает самооценку и провоцирует чувство беспомощности. Прекрасно показано самобичевание в «Гарри Поттере», когда домовый эльф Добби то и дело бьется головой об стену, когда делает то, что, по его мнению, делать не должен.

Когда сделал что-то плохое и ругаешь себя, кажется, что занимаешься чем-то полезным. Ведь не остаешься равнодушным к своему поступку, занимаешь нравственную позицию, переживаешь. Происходит внутренняя активность, на нее – на стыд или чувство вины – тратятся силы. Силы потратила, себя за плохой поступок самобичеванием наказала, на исповедь сходила – вроде бы уже все нормально. Но ничего не изменилось. Через неделю, через месяц или на следующий день ситуация повторяется.

Этот внутренний спектакль весьма тягостен и в нем нет места Богу. Вроде бы грех – это то, что сделано против Бога, но Ему места в этой системе нет.

Богу же не нужно наше самонаказание. Он хочет, чтобы Его встречали, как дорогого гостя, прибравшись и приготовив угощение, с мыслью о нем («приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему»). Но пока я занимаюсь самонаказанием и самобичеванием, я не вижу пути к Богу. Я замкнута на себе и вокруг меня стены. И я возвела сама их вокруг себя, закрыла дверь и потеряла ключ. А Христос стоит снаружи и стучит.

Светоч мира. Уильям Холман Хант. 1854
Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.
(Откр.3:20)

Когда грех повторяется вновь и вновь, и снова и снова повторяешь себе, какой ты плохой, падает самооценка и начинаешь верить, что изменить, собственно, ничего и нельзя. Ты такой. Это судьба. Выхода нет.

Это, конечно же, совершенная неправда. Каждый может что-то изменить в своей жизни, иначе Иоанн Креститель не призывал бы к невозможному. На этом пути может понадобиться помощь, но изменения возможны. Главное – возненавидеть не себя, а грех.

Что же делать?

Во-первых, сделать видимым это самобичевание. Выписать все то, что говорит вам внутренний голос по этому поводу. Увидеть его со стороны – и возразить ему с позиции милости.

Ввести Бога в систему. Сесть и начать письменно размышлять над тем, почему, собственно, это грех (и грех ли это). Почему Богу важно, чтобы я этого не делала, а поступала по-другому. Иногда на этой стадии выясняются неожиданные вещи вроде недовольства Богом, что Он не обеспечил мне необходимые условия для того, чтобы не грешить, поэтому не может теперь с меня спрашивать. И тут же становится понятно, что те условия во многом зависят от меня. Я могу расти и развиваться в сторону того, чтобы эти условия появились. Так ко мне возвращается ощущение своей силы и способности на что-то влиять. А значит, изменить свой путь и принести достойные плоды покаяния.

Посмотреть на грех, как на внешнюю силу, и попробовать определиться не только с отношением Бога к этому поступку, но и со своим собственным. Грех хочет, чтобы я поступал так-то и так-то – а что я думаю об этом? Согласен ли я так поступать, нравится ли мне так поступать? Как грех соблазняет меня, в каких обстоятельствах? Что я могу этому противопоставить?

Вопросы для размышления

  • Есть ли у вас представление, к чему хочется придти вместо какой-то угнетающей вас греховной привычки?
  • Понимаете ли вы, почему это важно Богу?
  • Что вы по этому поводу думаете?

Это статья в рамках проекта Предания «Четвероевангелие за пост». Если вам интересно, вы можете подписаться на рассылку и получать главы Евангелия с размышлением над ними на почту.

Чем покаяние отличается от раскаяния?

Раскаяние – основанный на свободе воли человека, укор совести о совершенном грехе.

Раскаяние есть сожаление о том, что я поступил так-то, а не иначе. Следовательно, оно есть невольное признание того, что я мог бы поступить и по другому, правильно. Раскаяние – это первый этап покаяния. Раскаяние – сожаление, что грех совершён, покаяние – твёрдая решимость оставить грех, борьба с ним, перемена жизни.

При раскаянии человек не только осознает неправильность, ошибочность, греховность, но и горько сожалеет о поступке (помышлении, высказывании), тоскует, испытывает муки совести, страдает, томится, казнится.

В раскаянии нет еще отречения человека от себя прежнего, он раскаивается лишь в отдельном поступке. При раскаянии разум признается в том, что цель оказалась неправильной, что средства оказались не те, что результат получился неожиданным. При этом испытываются эмоции от сожаления до стыда. Раскаяние есть самая сильная форма сознательного самоосуждения. Раскаяние есть сумма из логической констатации ошибки и отрицательных эмоций.

Тупиковые пути раскаяния – уныние или попытка успокоить совесть в суете дел или самооправдании. Самоубийство Иуды – крайний случай раскаяния без покаяния.

Покаяние – осознание своей греховности и переживание, связанное с таким осознанием. Это не только сожаление о совершении проступков, противоречащих заповедям и нравственным нормам, но нечто большее – раскаяние, то есть осуждение всего неправильно содеянного: «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть» (2 Кор. 7: 10).

Анализ подоплеки греха Иуды и греха Петра приводят, в конечном счете, к противопоставлению этих евангельских персонажей, один из которых раскаялся, однако не покаялся в евангельском смысле «перемены ума» («метанойя») и, продолжая пребывать в греховном мраке, отчаялся и удавился, а другой – плакал горько (Мф. 26:75) и, исполненный любви ко Христу, прибег к Его милосердию, покаялся, был прощен, получил Господне благословение, стал первоверховным апостолом и засвидетельствовал свою верность Господу мученической кончиной.

Это говорит прежде всего о том, что между раскаянием Иуды и покаянием Петра существует кардинальная метафизическая разница. Раскаяние оказывается лишь муками нечистой совести, не ищущей и не чающей, однако, прощения, не верящей в Того, Кто имеет власть оставлять грехи, Кто взял на себя грех мира (Ин. 1:29). Раскаяние, таким образом, может настичь и неверующего человека, но покаяние происходит исключительно перед лицом Господним, в преддверии приблизившегося Царства Небесного. Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4:17) – с этими словами Господь выходит на проповедь после искушения Его сатаною в пустыне.

В Священном Писании встречаются, на первый взгляд, непонятные слова о раскаянии Бога. Например: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле» (Бытие 6:6). «Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем» (1 Царств 15:35), и тут же в этой главе выше (ст. 39) читаем: «и не раскаялся Верный Израилев: ибо не человек Он, чтобы раскаяться Ему». Это классический антропоморфизм. Можно попытаться передать указанное выражение, как состояние сильной скорби, но это тоже будет антропоморфизмом.

Следовательно, для действенности таинства покаяния необходимы искреннее сердечное раскаяние и твердое намерение исправить свою жизнь.

Азбука Веры

Раскаяние

(31 голос: 4.4 из 5)

Моменты обращения грешника к Богу Конспект по нравственному богословию

Раска́яние – 1) осознание собственной вины; 2) сожаление о содеянном (Быт.6:6); 3) сокрушение о совершенном грехе.

Раскаяние есть сожаление о том, что я поступил так-то, а не иначе. Следовательно, оно есть невольное признание того, что я мог бы поступить и по другому, правильно. Раскаяние – это первый этап покаяния. Раскаяние – сожаление, что грех совершён, покаяние – твёрдая решимость оставить грех, борьба с ним, перемена жизни.

При раскаянии человек не только осознает неправильность, ошибочность, греховность, но и горько сожалеет о поступке (помышлении, высказывании), тоскует, испытывает муки совести, страдает, томится, казнится.

В раскаянии нет еще отречения человека от себя прежнего, он раскаивается лишь в отдельном поступке. При раскаянии разум признается в том, что цель оказалась неправильной, что средства оказались не те, что результат получился неожиданным. При этом испытываются эмоции от сожаления до стыда. Раскаяние есть самая сильная форма сознательного самоосуждения. Раскаяние есть сумма из логической констатации ошибки и отрицательных эмоций.

Тупиковые пути раскаяния – уныние или попытка успокоить совесть в суете дел или самооправдании. Самоубийство Иуды – крайний случай раскаяния без покаяния.

***

В обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины — покаяние и раскаяние. Если судить по произошедшему с Иудой (см. Мф.27:3–5), раскаяние может быть и без покаяния, т. е. бесполезным, а то и погибельным. Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания этим терминам соответствуют разнокоренные слова μετάνοια (метания) и μεταμέλεια (метамелия). Слово μετανοέω (метаноэо) значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей. А этимология слова μεταμέλεια (метамелия) (μέλομαι, меломэ — заботиться) указывает на изменение предмета заботы, устремлений, попечений. Покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.

***

В Священном Писании встречаются, на первый взгляд, непонятные слова о раскаянии Бога. Например: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле» (Бытие 6:6). «Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем» (1Цар. 15:35), и тут же в этой главе выше (ст. 29) читаем: «и не раскаялся Верный Израилев: ибо не человек Он, чтобы раскаяться Ему». Это классический антропоморфизм. Можно попытаться передать указанное выражение, как состояние сильной скорби, но это тоже будет антропоморфизмом. (См. Раскаяние Божие)

***

Олеся Николаева:
Анализ подоплеки греха Иуды и греха Петра приводят, в конечном счете, к противопоставлению этих евангельских персонажей, один из которых раскаялся, однако не покаялся в евангельском смысле «перемены ума» («метанойя») и, продолжая пребывать в греховном мраке, отчаялся и удавился, а другой – плакал горько (Мф. 26:75) и, исполненный любви ко Христу, прибег к Его милосердию, покаялся, был прощен, получил Господне благословение, стал первоверховным апостолом и засвидетельствовал свою верность Господу мученической кончиной.
Это говорит прежде всего о том, что между раскаянием Иуды и покаянием Петра существует кардинальная метафизическая разница. Раскаяние оказывается лишь муками нечистой совести, не ищущей и не чающей, однако, прощения, не верящей в Того, Кто имеет власть оставлять грехи, Кто взял на себя грех мира (Ин. 1:29). Раскаяние, таким образом, может настичь и неверующего человека, но покаяние происходит исключительно перед лицом Господним, в преддверии приблизившегося Царства Небесного. Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4:17) – с этими словами Господь выходит на проповедь после искушения Его сатаною в пустыне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *