Русская церковь в париже

Русская церковь в париже

Белокаменный, строго монументальный и одновременно современный Троицкий храм, несомненная жемчужина недавно открытого Российского православного духовно-культурного центра, что на парижской набережной Бранли, построен на века.

Прошедшее воскресенье, 4 декабря, можно считать датой его рождения: собор был освящен специально приехавшим во Францию с пасторским визитом Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Его святейшество, который не раз в прошлом бывал в Париже, впервые посещает его в качестве предстоятеля Русской православной церкви.

Величественные стены храма, которые в ближайшие месяцы начнут расписывать мастера-живописцы из России, с трудом вместили всех желающих стать свидетелями этого эпохального события. Светлый праздник собрал под торжественными сводами собора многие сотни россиян и французов, представителей французской Римско-католической церкви, местных властей, мира культуры, бизнеса, науки. На церемонии в числе почетных гостей присутствовали глава Фонда социально-культурных инициатив Светлана Медведева, управляющий делами президента РФ Александр Колпаков, председатель попечительского совета Фонда Андрея Первозванного и Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» Владимир Якунин, мэр Парижа Анн Идальго. Сюда также прибыло духовенство из многочисленных приходов Корсунской епархии Русской православной церкви, а они помимо Франции находятся еще в трех западноевропейских странах — Швейцарии, Испании, Португалии. Кроме того, историческое богослужение посетили представители известных фамилий русской эмиграции: князья Александр Трубецкой и Дмитрий Шаховской, граф Петр Шереметев.

Весьма символично, что поблизости от храма расположен мост Александра III, который был построен Россией в конце XIX века как памятный знак военно-политического союза, заключенного нашими странами. Кстати, рядом с ним на другой стороне Сены еще одно упоминание о давних и крепких связях между Москвой и Парижем — мемориал солдатам и офицерам российского экспедиционного корпуса, что пришли на выручку французам в начале Первой мировой войны и спасли Париж от немецких войск. Этот памятник во время визита во Францию в 2011 году открыл Владимир Путин вместе с тогдашним премьер-министром Франсуа Фийоном.

Глава Русской православной церкви с самого начала не только принимал активное участие в переговорах с местными властями о возведении нового кафедрального храма в Париже, но и внимательно следил за всеми этапами строительства после того, как этот вопрос был окончательно решен. Патриарху Кириллу регулярно представляли планы нового собора, проект которого был разработан французским бюро «Вильмотт и партнеры». Так, согласно его личным рекомендациям во внешний фасад собора были внесены коррективы, и он был украшен некоторыми декоративными элементами.

Совершив чин Великого освящения храма, а также Патриаршую Божественную литургию, Патриарх Кирилл поздравил собравшихся с великим праздником и произнес слова глубокой благодарности в адрес Франции и ее руководства. Как отметил Патриарх, «в ответ на наши просьбы и пожелания России была предоставлена возможность приобрести замечательное место на берегу Сены, где в составе духовно-культурного просветительского центра построен великолепный кафедральный собор, который станет большой поддержкой для россиян, живущих во Франции».

Величественные стены Троицкого храма в Париже вскоре начнут расписывать мастера из России

«Этот храм, наверное, наравне с мостом Александра III, является видимым архитектурным символом особой близости народов России и Франции. Он не только знак наших добрых отношений, но и того, что нас ждет в будущем, — заявил глава РПЦ. — Как недавно в Англии мне сказал один просвещенный и известный человек, то, что сегодня происходит между Россией и Западной Европой — это ветер, который ударяет по крыше. Но внутри дома люди, которые живут прошлым и настоящим, греются у камина, общаются друг с другом. Главное — это то, что происходит в самом доме. Сегодня ветер дует с одной стороны, завтра — с другой».

В этом сравнении большой смысл. Поэтому в том, что в Париже появился новый православный собор, убежден Патриарх Кирилл, содержится «великий символ», в том числе — и в отношении «близости народов и культур России и Франции».

Епископ Корсунской епархии Нестор, с которым удалось обменяться несколькими словами после священной церемонии, сказал, что «запомнит этот светоносный день на всю жизнь», и добавил, что «в истории Русской православной церкви во Франции открывается новая вдохновляющая страница».

А вот что заявил «Российской газете» исполнительный директор ассоциации «Франко-российский диалог» князь Александр Трубецкой:

— Приезд во Францию патриарха Кирилла, освящение им Троицкого собора, нового Божьего дома, для нас — великая радость, знак его особого внимания к православному миру во Франции. Церковь всегда была для нас важнейшим связывающим звеном с Россией. Здесь во Франции как до революции, а особенно после существовало немало православных приходов. Наши отцы сумели передать любовь к русскому отечеству с такой силой, что не только второе поколение, к которому я отношусь, но вот уже третье поколение, поколение моих детей, считают себя русскими. Мой отец в свое время говорил мне: «Ты должен быть верным стране, которая нас приютила. Твоя родина — Франция, но Отечество — Россия». Эта фраза очень точно характеризует душевное состояние нынешней эмиграции. Мы родились во Франции, но сердечная принадлежность — России.

Патриарх рассказал французам об отношениях Церкви и государства

Текст: Елена Яковлева

Не раз бывший в Париже предстоятель Русской церкви впервые посетил его в сане Патриарха: в пятницу начался его официальный визит в Корсунскую епархию. В воскресенье он освятил новый кафедральный Троицкий собор. О целях своей поездки Патриарх Кирилл рассказал французской газете Figaro.

— Во времена гонений на верующих в моей стране Париж приютил многих русских людей, вынужденных покинуть Родину, — сказал Патриарх, отвечая на вопрос журналиста о значении этого события. — Проживая в рассеянии, наши соотечественники особенно сознают, что Церковь помогает им чувствовать себя единым народом и в молитве преодолевать разногласия, которые естественны в многонациональной и многокультурной среде.

Душа нашего народа не была потеряна даже в годы жесточайших антицерковных гонений

В Париже, как месте «постоянного движения» студентов, бизнесменов, деятелей культуры и искусства, туристов, каждый из них, по мнению Патриарха, должен иметь возможность посещения храма, «где он найдет не только пространство для молитвы, но и круг духовно близких людей». Патриарх убежден, что возведение храма станет и событием в культурной жизни французов, которые всегда интересовались русской культурой. И в этом смысле храм и центр не только молитвенное помещение, но и площадка для межкультурного общения. Под сводами храма оно сможет быть более простым и открытым, чем то, которое ведут политики, уверен Патриарх. При этом он подчеркнул, что Церковь не представляет Россию за рубежом, как предполагал в своем вопросе французский журналист. Она не представляет и другие страны, относящиеся к сфере ее пастырской ответственности.

— Церковь представляет только Христа, несет Слово Истины, возвещенное Им людям, — сказал Патриарх. — И тут никого не обманешь. Если происходит иначе, то это уже не Церковь, а организация по проведению выставок на религиозную тему.

Поверьте мне, в такую организацию никто не пойдет молиться, как не ходили молиться в музеи атеизма в советское время, хотя там могли быть размещены прекрасные иконы и богослужебные предметы.

Но каждый собор за границей, по словам Патриарха, олицетворяет самобытное восточное христианство, бережно хранимое народами исторической Руси, у каждого из которых один «крестный отец» — равноапостольный князь Владимир Киевский, крестивший Русь в водах Днепра.

— У Церкви не может быть никакой иной стратегии, кроме свидетельства о Христе и Евангелии, — сказал Патриарх. — Политические отношения могут быть лучше или хуже, но храм всегда будет открыт для православных людей любой национальности и политических убеждений, объединяя их в молитве к Богу.

— Строительство собора финансировала Российская Федерация? — спросил журналист. — Не слишком ли близка к политике русская Церковь?

— Политика, если мы подразумеваем под этим словом борьбу за власть и влияние, есть там, куда ее приносят люди своими действиями. В том числе и туда, где ей не место, — ответил Патриарх. — Никому не приходит в голову вести политический торг с женой или детьми, по крайней мере если есть намерение сохранить семью. Так и Церковь не может становиться участником какого-либо политического размена, как бы этого ни хотелось тем, кто не видит красоты и спасительности христианства.

— Да, Церковь ближе к государству и обществу, — подчеркнул Патриарх, — чем это было в те времена, когда клир и верующие были в концлагерях, насильственно помещались в психиатрические больницы, храмы взрывались или превращались в коровники. Я надеюсь, что не эта ситуация является желаемой для тех, кто упрекает нас в «близости к политической власти».

Но вообще уровень церковно-государственных отношений в нашей стране во многом подобен среднеевропейскому, заметил Предстоятель Русской церкви. В России, где находятся органы центрального церковного управления, нет государственной Церкви, как, например, в Великобритании или Дании, подчеркнул Патриарх.

— У нас Церковь не совершает публичных функций по регистрации браков, как в ряде североевропейских государств. Государство не выполняет для нас функций агента по сбору церковных налогов, как в Германии. Президент России не утверждает назначение епископов, как это делает президент Франции в Эльзасе, согласно Конкордату 1801 года. Более того, наши священники не получают зарплату от государства в России, зато получают зарплату в Бельгии, где есть наши клирики, — в замечательном сравнении обрисовал ситуацию церковно-государственных отношений Патриарх Кирилл.

Отношения Церкви и государства, по его словам, построены на условиях независимости и соработничества.

Уровень свободы, которым мы пользуемся, беспрецедентный не только по сравнению с советским временем, но и с синодальным периодом в Российской империи, когда Церковь была редуцирована до уровня министерства по духовным делам, — отметил Патриарх.

Отвечая на вопрос журналиста о росте числа храмов и количества верующих и о том, не значит ли это, что Россия после века безбожия снова «обрела душу», Патриарх сказал: «Душа нашего народа не была потеряна даже в годы жесточайших антицерковных гонений. Будучи лишены возможности получения знания о своих корнях через систему советского образования, формально являясь атеистами, наши соотечественники не стали существами, двигавшимися стройными рядами в обещанное безбожниками светлое будущее. Народный подвиг в Великой Отечественной войне, достижения в области науки и техники стали актами самоотречения, которые могли быть совершены только людьми по своему внутреннему устройству остававшимися христианами. Нет таких атеистических идеалов, ради которых человек бы расстался с жизнью ради любви к ближнему. Ведь если нет вечности, то как можно добровольно пожертвовать своей жизнью?».

Но наследие атеизма, по его мнению, тем не менее проявляется в деятельности некоторых людей или социальных групп. Страх перед Церковью и христианством, носящий характер фобии, происходит из советского времени, когда десятилетиями стигматизировали общины верующих, лишая их права голоса, изгоняя из публичного пространства.

— Обратите внимание, как нервно некоторые в нашей стране реагируют на реализацию признанного Советом Европы права Церкви вернуть храмы, незаконно отобранные у верующих, — отметил он.

— Христианской цивилизации — душе Европы, — подчеркнул Патриарх, — угрожают общие вызовы радикального секуляризма и потребительства, когда центр человеческой жизни перемещается из храма в супермаркет, когда ставятся под сомнение идеи традиционной семьи, евангельской морали.

— В эпоху информационных технологий мы живем в едином пространстве общения, которое мы призваны наполнять любовью, милосердием и добродетелью, а не своими страстями и унижающими достоинство человека устремлениями, — подчеркнул Патриарх.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *