Разрыв евхаристического общения

Разрыв евхаристического общения

Разрыв с Константинополем не повредил ни Русской, ни Украинской Церкви

Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион дал интервью информационному агентству ТАСС.

— Об Архиерейском Cоборе Элладской Церкви, прошедшем в субботу, поступают самые противоречивые сведения, в основном — из анонимных источников. Возможно, вы могли бы объяснить, какие решения были приняты на нем, и как их оценивает Русская Церковь?

— Мы пока что узнаем о том, что решила Элладская Церковь на своем Соборе, из прессы. Опубликовано коммюнике Собора, опубликована речь Архиепископа Иеронима. Все это, конечно, требует тщательного анализа, прежде чем мы можем сделать какие-то выводы. Реакция на это событие последует, и эту реакцию сформулирует Священный Синод нашей Церкви, который соберется в ближайшее время и рассмотрит этот и другие вопросы.

— За те 10 лет, которые вы возглавляете Отдел внешних церковных связей, многое изменилось во взаимоотношениях Русской Церкви с инославными христианами, с другими православными Церквами, с иностранными государствами. Какие задачи стояли перед «церковной дипломатией» 10 лет назад, и какими вы видите их сейчас? Чем вообще выстраивание диалога Церкви с миром отличается от светской дипломатии?

— Задачи, которые стоят перед ОВЦС, всегда одни и те же. Но поскольку меняется окружающий мир, меняется обстановка, происходят какие-то события, на которые нельзя не реагировать, то соответствующим образом смещаются и акценты в деятельности Отдела. Например, значительная часть нашего времени и внимания была отдана подготовке Всеправославного Собора. Мы ожидали, что это будет действительно Всеправославный Собор, что там будут решаться важные для православной церкви вопросы, но, поскольку ряд церквей отказались от участия в соборе, то и нам пришлось отказаться. После этого события в православном мире стали развиваться стремительно, и развиваться, к сожалению, в негативную сторону. В конце прошлого — начале нынешнего года произошли события, которые фактически означали раскол в семье Православных Церквей.

То, что в субботу произошло в Афинах, является углублением этого раскола. Как далеко это может зайти, сейчас сказать трудно. Когда в 1054 году папские легаты приехали в Константинополь, чтобы выяснять отношения с Константинопольским Патриархом, и выяснение отношений привело к разрыву евхаристического общения между Римской Церковью и Константинопольской Церковью, никто не мог предвидеть, что это разделение продлится тысячу лет и к каким тяжелым последствиям оно приведет.

Я думаю, что очень важно сейчас попытаться посмотреть вперед. Среди тех, кто играет в шахматы, есть люди, которые способны просчитать ситуацию лишь на один ход вперед, а есть те, которые способны ее просчитать на много ходов вперед. Нам сейчас нужно определить, какими будут следующие наши шаги и с какими рисками они сопряжены. Мы во всяком случае не должны действовать эмоционально, под влиянием чувств негодования и недоумения — мы должны тщательно и спокойно все взвесить и с молитвой принять то решение, за которое потом будем нести ответственность.

— Разрыв молитвенного общения с Константинопольским Патриархатом был тяжелым решением для Церкви. Как оно сказалось на положении православных христиан Украины? Есть ли еще надежда на воссоединение расколотой Церкви, и что является для него главным препятствием?

— Я должен сказать, что на внутренней жизни Русской Православной Церкви, включая ее самоуправляемую часть Украинскую Православную Церковь, разрыв с Константинополем не сказался никак. Как мы жили, так и продолжаем жить, как служили — так и продолжаем служить, как мы праздновали Пасху и другие великие праздники — так и продолжаем праздновать. Мы не почувствовали какого-либо ущерба, произошедшего от этого разрыва.

Константинопольский Патриархат совершил большую ошибку, и он продолжает настаивать на этой ошибке, требуя признания так называемой православной церкви Украины от других Поместных Церквей. А ведь мы видим, что ПЦУ не состоялась как Церковь. Она изначально была составлена из двух раскольничьих групп, она уже за несколько месяцев своего существования успела разделиться на две части, и церковный народ не пошел за этой группой. Патриарх Варфоломей предполагал, что епископат канонической Украинской Православной Церкви примкнет к этой группе, как только она получит томос об автокефалии. Томос был получен, но епископат остается сплоченным вокруг Блаженнейшего митрополита Онуфрия, архиереи Украинской Церкви заявили о желании сохранять единство с Русской Православной Церковью, о том, что их полностью удовлетворяет нынешний статус Церкви. Совершенно очевидно, что преодоления раскола не произошло, а наоборот, происходит углубление раскола.

— Единство с Константинополем стало для Русской Церкви невозможно не только из-за спора о том, к чьей юрисдикции относится Украина, но и из-за взглядов на полномочия Константинопольского Патриарха. Будет ли, в таком случае, отзыв выданного ПЦУ томоса об автокефалии достаточен для его восстановления, и если нет — то что должно будет произойти? Может ли единство теперь вообще быть восстановлено?

— Вряд ли можно рассчитывать, что Константинополь отзовет томос, который он выдал. Конечно, Константинопольский Патриарх отозвал решение одного из своих предшественников трехсотлетней давности, но мы не воспринимаем всерьез подобного рода действия, и считаем их ничтожными с канонической точки зрения. Я думаю, что говорить о каком-то улучшении ситуации и исцелении нанесенной раны преждевременно. По-видимому, пройдет какое-то время, прежде чем православные Церкви совместно найдут решение сложившейся ситуации.

— Видимо, для этого потребуется Всеправославное совещание, которое уже проводилось, или Собор? В каком формате оно может быть найдено?

— Мне трудно сейчас говорить о формате, потому что я не вижу готовности со стороны Константинополя вообще вести диалог. Мы видим только действия, направленные на то, чтобы это поспешно совершенное деяние было признано другими Православными Церквами, а это путь тупиковый, потому что все равно значительная часть Церквей его не признает, а соответственно, этими признаниями можно только углубить раскол, который уже сформировался.

— Недавно в молитвенное общение были приняты архиепископ Иоанн (Реннето) и последовавшие за ним клирики и миряне Архиепископии приходов русской традиции в Западной Европе. В какой форме бывшая Архиепископия Константинопольского Патриархата будет существовать в составе Русской Церкви и как она будет связана с Патриаршим экзархатом Западной Европы? Какие из особенностей ее богослужения и приходской жизни, выработавшиеся за десятилетия существования Архиепископии, могут быть сохранены?

— Те приходы, которые служат по новому стилю, будут продолжать служить по новому стилю. Те приходы, которые служат на французском, немецком или ином языках, будут продолжать служить на том языке, к которому они привыкли. Архиепископия будет существовать как единая и цельная структура во главе со своим архиепископом в лоне Русской Православной Церкви. Она не будет ни частью Западноевропейского экзархата, ни частью Русской Зарубежной Церкви — она будет иметь свою структуру, ту самую, которая у нее сложилась, и будет сохранять свои традиции.

— Патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал это воссоединение закрытием темы разделения Русской Церкви и русской диаспоры за рубежом. Значит ли это, что изменятся катехизаторские задачи и направления работы миссионерства Русской Церкви за рубежом? Может ли, например, появиться служба на других языках кроме церковнославянского?

— У нас уже миссионерская работа ведется в разных странах, и богослужение ведется на разных языках. Например, я возглавлял в течение шести лет Венгерскую епархию нашей Церкви, и там в большинстве приходов богослужение совершается на венгерском языке. А в Японской Автономной Православной Церкви богослужение совершается на японском языке, в Молдавии — на молдавском языке. В приходах дальнего зарубежья практика разная: там, где большинство прихожан русские, используется церковнославянский язык, и проповедь звучит по-русски. Где большинство прихожан принадлежит к местному населению — там, соответственно, и богослужение, и проповедь совершается на местном языке. Так что такая практика у нас уже существует.

Наша миссионерская стратегия в дальнем зарубежье построена на двух основных принципах. Один принцип заключается в том, что мы занимаемся окормлением нашей паствы, то есть тех людей, которые уже принадлежат к нашей Церкви. А другой принцип заключается в том, что мы открыты представителям других традиций, которые желают к нашей Церкви примкнуть — вне зависимости от их национальности, от их языка, мы их принимаем с любовью. При этом мы не занимаемся прозелитизмом — мы не ходим по храмам других конфессий и не говорим, что наша вера истинная, а ваша — нет. Но когда люди к нам приходят, мы, конечно, открываем перед ними двери и не скрываем того, что считаем именно свою веру истинной, а не какую-то другую.

— Как развиваются Патриаршие экзархаты Западной Европы и Юго-Восточной Азии, созданные в конце прошлого года?

— Если говорить о Патриаршем экзархате Юго-Восточной Азии, то он был создан в ответ на нужды и чаяния наших людей, и он развивается очень динамично. Я не так давно посещал Филиппины и участвовал в богослужении, на котором было немало и прихожан-филиппинцев, и священнослужителей-филиппинцев. И, конечно, в епархиях нашей Церкви рукополагают не только русских людей, и не только русскоязычных — у нас есть немало священнослужителей, которые говорят только на своем родном языке, и служат на своем родном языке.

Патриарший экзархат Западной Европы тоже динамично развивается, открываются новые приходы — буквально на каждом или почти каждом заседании Синода мы принимаем решение об открытии новых приходов. И все это связано с тем, что интерес к Церкви не уменьшается, а возрастает — мы наблюдаем это и в нашем Отечестве, и за его пределами.

— На Филиппинах ситуация особенно интересна — президент Родриго Дутерте, пригласивший на Валдайском форуме в Сочи в страну православных миссионеров, в некоторых заявлениях позиционировал себя как атеист, там даже были определенные конфликты властей с Католической Церковью. Распространялось ли это на местных православных?

— Миссионерская деятельность развивается активно — на Филиппинах уже более 30 приходов Русской Православной Церкви. Те сложности, которые имелись или имеются у Католической Церкви с местными властями, никак не отражаются на нашей миссионерской деятельности. Тем более что Католическая Церковь к нашему присутствию на Филиппинах относится очень благосклонно — я имел возможность в этом убедиться, когда встречался с архиепископом Манилы кардиналом Тагле, который возглавляет Католическую Церковь Филиппин.

— Остались ли на Филиппинах представители первой волны эмиграции: те, кто попали туда из Китая в 1940-е годы?

— Те приходы, которые сейчас есть на Филиппинах — их прихожанами являются или эмигранты последней волны, или местные жители, которые интересуются Православием и принимают Православие. Сейчас от довоенной эмиграции уже ничего на Филиппинах не осталось, потому что Филиппины оказались для нее перевалочным пунктом. Там действительно в какое-то время оказалась большая группа русских, там какое-то время был святой Иоанн Шанхайский, но потом они все поехали дальше, и основная их часть оказалась в Австралии, а некоторая часть в Америке.

— Есть ли конфликты с Константинопольским Патриархатом, считающим входящие в Патриаршие экзархаты страны своей канонической территорией?

— Константинопольский Патриархат начиная с 1920-х годов развивает теорию, согласно которой в так называемой диаспоре должно быть только присутствие Константинопольского Патриархата, а не параллельное присутствие разных Православных Церквей. Но с этой теорией не соглашаются Поместные Православные Церкви, у которых есть епархии и приходы в диаспоре, — это и Антиохийская Церковь, и Русская, и Грузинская, и Сербская, и Румынская, и Болгарская, — все они имеют приходы в так называемой диаспоре.

Вообще само понятие «диаспора» очень спорное, и в православном мире оно не имеет единого толкования. Исторически приходы и епархии Русской Православной Церкви появлялись там, где появлялись русские люди или члены нашей Православной Церкви, принадлежащие к другим национальностям. В общей сложности у нашей Церкви более 800 приходов в так называемой диаспоре, и их количество постоянно растет. У нас нет оснований считать, что все эти приходы и вся эта паства должна перейти к Константинопольскому Патриарху, тем более что мы видим, какое внимание он уделяет нашей пастве.

Например, в Турции, где до недавнего времени Русская Церковь не присутствовала вообще, поскольку мы воспринимаем Турцию как каноническую территорию Константинопольского Патриархата, никакой серьезной пастырской работы с нашими верующими не велось. Были эпизодические богослужения, люди чувствовали себя оставленными, брошенными. Они к нам обращались, но мы не могли ответить на эти обращения, потому что считали, что Константинопольский Патриархат должен заниматься пастырским окормлением этих людей. Мы неоднократно предлагали Константинопольскому Патриархату прислать туда русских священников, причем мы бы этих священников отдали в его юрисдикцию, но он категорически от этого отказывался. А сейчас ситуация сложилась таким образом, что наши верующие уже не могут причащаться в приходах Константинопольского Патриархата, поэтому в Турции совершают богослужения священники Русской Православной Церкви и занимаются пастырским окормлением прихожан.

— Несколько лет прошло со встречи Патриарха Московского и Папы Римского в Гаване. Как сейчас проходит диалог с Римско-Католической Церковью, и есть ли необходимость в повторных встречах Предстоятелей — например, в России, о желании посетить которую неоднократно говорил Папа Франциск, или в Ватикане?

— Встреча между Папой Франциском и Патриархом Кириллом имела исторический характер, и эта встреча открыла очень широкое пространство для взаимодействия во всех сферах. Мы сейчас работаем над тем, чтобы воплотить в жизнь то, о чем договорились Папа и Патриарх. Пока я не слышал ни о каких новых встречах, которые бы намечались.

Мы работаем над тем, чтобы помогать христианам Ближнего Востока. Эта помощь оказывается разными способами, прежде всего это поддержка на политическом уровне, но также это и гуманитарные акции, направленные на улучшение положения тех христиан, которые остаются в Сирии и в других странах Ближнего Востока, которые нуждаются в помощи. Католическая Церковь давно уже ведет свою благотворительную работу на Ближнем Востоке, но в последнее время мы стали координировать наши усилия, и видим уже некоторые плоды этой координации. Я думаю, что мы будем наращивать наше взаимодействие в этой сфере, а также в других сферах, в которых это взаимодействие будет востребовано.

У нас есть рабочая группа по сотрудничеству между Русской Православной Церковью и Римско-Католической Церковью, эту группу возглавляю я и кардинал Кох, и мы обсуждаем различные проекты, которые осуществляются в культурной сфере, а также в сфере благотворительности и социального служения.

Что же касается помощи, которая идет со стороны Русской Православной Церкви совместно с представителями других религиозных конфессий России, то уже несколько раз были поставки целых партий гуманитарной помощи, один раз ее было 77 тонн, и эта помощь распространяется среди населения Сирии вне зависимости от их конфессиональной принадлежности.

— В систему научных специальностей в России недавно была введена теология. Сформировалось ли уже российское академическое сообщество теологов и богословов? Насколько востребована специальность у студентов светских учебных заведений, не планирующих в будущем становиться священнослужителями?

— Такое сообщество находится в стадии формирования. С того момента, как теология была легализована в качестве научной специальности, до того момента, когда у нас появится сообщество теологов в светском образовательном пространстве, должно пройти определенное время. Достаточно сказать, что, когда мы создавали первый признанный государством диссертационный совет по теологии, он включил в себя более 20 докторов наук, но ни один из них не был доктором теологии — по той простой причине, что теологии как признанной науки в российском образовательном пространстве не существовало. Но теперь в этом теологическом уже совете защищаются диссертации, таких защит было несколько, и можно предполагать, что через несколько лет у нас появится достаточное количество дипломированных теологов, из которых, в свою очередь, можно будет составлять новые диссертационные советы.

Развитие теологической науки в светском образовательном пространстве — это веление времени. Я наблюдаю большой интерес у ректоров наших ведущих учебных заведений к этой области научных исследований, и очень надеюсь на то, что теология будет развиваться не только в конфессиональных духовных школах, но и в светском образовательном пространстве.

Полный разрыв: христианство оказалось на пороге третьего раскола

15 октября войдет в историю православия как одна из самых черных дат. Вчера в Минске на заседании Священного синода Русской православной церкви было принято решении о полном прекращении евхаристического общения с Константинопольским патриархатом. Это означает разрыв отношений между православными церквями — самой статусной (первой по чести) Константинопольской и самой крупной — Русской.

До этого в христианстве было два великих раскола. Первый произошел в 1054 году, когда папа римский издал буллу о разрыве общения с Константинопольским и всеми другими патриархатами. В результате христианская церковь разделилась на западную и восточную ветви — католиков и православных. А в 1517 году западное христианство раскололось на католиков и протестантов. Как сейчас будут развиваться отношения между поместными православными церквями, выяснится в ближайшее время. Каждой из них придется выбирать, с кем она — с Константинополем или с РПЦ.

«Угроза разрушения единства мирового православия»

По плану заседание Священного синода Русской православной церкви должно было закончиться в понедельник около шести часов вечера. Но оно затянулось еще на полтора часа, из чего можно было предположить, что решение далось непросто.

Вышедший к журналистам председатель Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата, постоянный член Священного синода митрополит Волоколамский Иларион заявил, что «на сегодняшнем заседании Священного синода было принято решение о полном разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом. Это было вынужденное решение, но иного решения не мог принять наш Священный синод, поскольку к этому вела вся логика действий Константинопольского патриархата».

Митрополит Иларион напомнил о событиях, которые подтолкнули Синод к такому жесткому шагу.

— Несколько дней назад на заседании Синода Константинопольского патриархата были приняты решения о том, что Константинопольский патриархат восстанавливает в священном сане отлученного от Церкви лидера украинского раскола Филарета Денисенко и лидера еще одной раскольнической группировки, — заявил глава ОВЦС. — Было принято решение об отмене Акта Константинопольского патриархата 1686 года о включении Киевской митрополии в состав Московского патриархата, а также принято решение об учреждении ставропигий Константинопольского патриархата на Украине. Все эти решения с точки зрения Русской православной церкви являются беззаконными и канонически ничтожными. Русская православная церковь не принимает этих решений, не будет им следовать, раскол остается расколом, лидеры раскола остаются лидерами раскола, а так Церковь, которая, признав раскольников, вступила с ними в общение, тем самым исключила себя из канонического поля православной церкви. Именно это является главной причиной, по которой мы вынуждены прервать общение с Константинопольским патриархатом как с полностью идентифицировавшим себя с расколом.

рпц

15 октября в Минске на заседании Священного синода Русской православной церкви было принято решение о полном прекращении евхаристического общения с Константинопольским патриархатом

Фото: РИА Новости/Пресс-служба Патриархии РПЦ/Игорь Палкин

Священный синод постановил «признать невозможным дальнейшее пребывание с ним (Константинопольским патриархатом. — «Известия») в евхаристическом общении и намерен «информировать собратьев-предстоятелей поместных православных церквей о позиции Русской православной церкви в связи с угрозой разрушения единства мирового православия и призвать их к совместному поиску путей выхода из создавшейся тяжелой ситуации».

— После разрыва евхаристического общения с Константинополем поместным церквам отмолчаться не удастся — им придется высказаться. От этого вопроса уйти невозможно. Пока многие выжидают. Но если две церкви разрывают общение, то надо либо выбрать одну из сторон, либо прервать общение с обеими, — сказал «Известиям» профессор Московской духовной академии Алексей Осипов. — Фактически, каждая поместная церковь должна будет разорвать евхаристическое общение либо с Константинополем, либо с РПЦ. Это очень непростая ситуация.

Но есть и другая точка зрения. Настоятель храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский сообщил «Известиям», что формулировка о раскольниках, которую применил Синод, — «просто констатация факта».

— Это повторяется на очень многих Вселенских соборах: люди, которые входят в общение с раскольниками, сами признаются раскольниками, — пояснил протоиерей Вигилянский. При этом, по его словам, жесткого требования к поместным церквям о разрыве евхаристического общения с Константинополем нет.

Кандидат богословия, профессор, завкафедрой церковной истории Московской духовной академии Алексей Светозарский считает, что в сложившейся ситуации можно провести аналогию с Православной церковью в Америке.

— Мы знаем о ситуации с признанием Константинополем автокефалии Православной церкви в Америке. Он уклоняется от любого сослужения с представителями этой Церкви, — сказал «Известиям» Алексей Светозарский. — Но эта ситуация существует десятилетиями. Мы тоже будем избегать теперь общения с Константинопольским патриархатом в надежде на то, что эта мера церковного воздействия как-то вразумит наших братьев. Сейчас этот вопрос будет бурно обсуждаться поместными церквами, но какой будет вывод, мне сказать трудно.

Не паломники, но туристы

Как отразится вчерашнее решение Синода на церковной жизни, священниках, монахах и прихожанах? На эти вопросы пока нет четких ответов. Хотя эксперты уже назвали несколько болевых моментов. В первую очередь, трудности возникнут у монахов на Афоне.

— Решение Священного синода Русской православной церкви напрямую коснется в первую очередь нашего монашества на Афоне. Насельников десятки. Они окажутся в очень тяжелом положении, потому что Афон находится в юрисдикции Константинопольского патриарха, — пояснил «Известиям» Алексей Светозарский. — Более того, они являются гражданами Греции. Не Турции, конечно, но мы понимаем, что межгреческие связи очень прочные. С точки зрения греков, все обители — их. Кто бы их ни населял. На Афоне этим вопросом обеспокоены.

Возникнут проблемы и у паломников, считает богослов.

— Наше русское, традиционное присутствие на Афоне и наше паломничество, очень активное в последние годы, может оказаться под большим вопросом. Константинополь контролирует поток паломников, выделяя квоты. Здесь есть определенное поле для действий, — сказал он.

Решение Священного синода Русской православной церкви напрямую коснется в первую очередь нашего монашества на Афоне, потому что Афон находится в юрисдикции Константинопольского патриарха, — пояснил «Известиям» Алексей Светозарский

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Той же точки зрения придерживается и протоиерей Владимир Вигилянский.

— Афон принадлежит Константинопольскому патриарху. И теперь прихожане РПЦ могут посещать его только как туристы, они не могут участвовать там в молитве, — пояснил он. — Что будет с теми, кто живет в российских монастырях на Афоне? Монастыри принадлежат Константинополю. Люди должны будут сами решать. Либо уйти оттуда, либо остаться, но сменить Церковь. Но при этом переход архиереев или клириков из канонической церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения (церковное дисциплинарное наказание в православии. — «Известия»). Если наши клирики будут общаться с раскольниками, они будут запрещены или отлучены.

Для рядовых прихожан прекращение евхаристического общения означает, что они больше не смогут причащаться в церквях Константинопольского патриархата. В первую очередь это коснется живущих за рубежом.

— Для прихожан решение Синода означает невозможность причащаться в церквах Константинопольского патриархата, — заявил «Известиям» историк церкви, богослов, преподаватель Московской духовной академии и Сретенской духовной семинарии, протоиерей Владислав Цыпин. — Как это раньше недопустимо было делать в церквах филаретовского раскола.

Протоиерей Владимир Вигилянский также считает, что «эта беда коснется многих русских церквей на Западе».

— В основном, во Франции — там несколько храмов, в том числе знаменитый собор Александра Невского на Рю Дарю принадлежат Константинопольскому патриархату, хотя был построен на деньги нашего царя, но это неважно, — отметил он. — В 1930-е годы во время советской власти они перешли в Константинопольский патриархат. Раньше могли причащаться там, а теперь нет. Прихожане этих храмов тоже не могут с нами молиться.

Большая геополитика

Сильнее всего сложившаяся ситуация ударит по Украинской православной церкви Московского патриархата.

— В тяжелом положении окажется православная церковь на Украине. Украинские власти будут давить на каноническую православную церковь, на православных людей, ее паству и духовенство в особенности, — сказал протоиерей Владислав Цыпин.

Пессимистично настроен и протоиерей Владимир Вигилянский, который считает, что на благополучный исход в ближайшей перспективе надежды мало.

— В прошлых столетиях уже много раз бывали попытки такого раскола, две унии, которые принимал Константинополь — Лионский собор в XIII веке и Ферраро-Флорентийский собор в XV веке. Но потом раскол уврачевывался. Они каялись в этом и возвращались назад, — напомнил он. — При жизни патриарха Варфоломея, думаю, таких шансов нет, но как только он скончается, я считаю, всё вернется в норму. Это связано и с его личностью, и с политическим контекстом. Известна его связь с Америкой, в Турции на протяжении десятилетий он держался на поддержке американских президентов. Все, что происходит, связано с большой геополитикой.

Между тем профессор Алексей Светозарский убежден, что выход из патовой ситуации всё же возможен. Есть вероятность того, что всё может решиться на Всеправославном соборе, созвать который призывает Антиохийский патриархат, отметил богослов.

Евхаристическое общение

Евхаристическое общение (Полное сопричастие, Литургическое общение) — возможность совместного участия в евхаристии (литургии). В разных христианских доктринах этот термин употребляется в разных значениях. Близким по значению является термин Интеркоммунион — возможность совместного причастия представителей различных конфессий.

Православие

Согласно Библии, Иисус Христос основал только одну Церковь:

Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Её

— (Мф. 16:18)

Некоторые места в Библии, согласно православным богословам, указывают, что Церковь изначально имела разветвлённое иерархическое устройство:

И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придём в единство веры

— (Еф. 4:11-13)

Вершиной христианского богослужения и главным связующим звеном является евхаристия. Кто не участвует в «общей Чаше», тот — «внешний», даже если называет себя христианином. Быть членом Церкви значит принимать участие в евхаристии. Церковь и есть «продолжающаяся, непрерывная евхаристическая койнония (общение)».

Уже в апостольские времена среди христиан возникло множество жёстких разномыслий (ересей), нарушений правил (расколов) и отлучённых за какие-либо грехи от причащения, всё это вызвало необходимость определения «границ церкви». Ко времени Вселенских соборов возвысились, помимо Иерусалима, и другие центры церковной жизни: Рим, Константинополь, Александрия, Антиохия, Иверия, Армения, Эфиопия, и др. В связи с этим Евхаристическое общение стало обозначать взаимное признание истинности одной Поместной церковью другой.

В православной экклезиологии евхаристическое общение между автокефальными православными церквями показывает их принадлежность к единой Вселенской православной церкви. Поскольку автокефальные церкви (а также автономные и с другими типами самоуправления) являются административно, экономически, юридически независимыми, то единственным явным признаком единства православных церквей является наличие евхаристического общения между ними. То же касается единства между епархиями и, на ещё более низком уровне, между приходами. Евхаристическое общение также свидетельствует о реальных пределах Православной церкви как единого сообщества, достаточно чётко отделяя от церкви общины и организации, находящиеся вне её.

В светских источниках термином «евхаристическое общение» часто обозначают «признание» одной церковью другой. Но, в данном случае, имеет место не евхаристическое, но «каноническое общение», взаимное признание священных иерархий. Одна церковь может не признавать другую (её организацию, иерархию или иное) и при этом находиться с ней в евхаристическом общении, признавая её как часть Вселенской церкви. Например, Константинопольский патриархат не признает автокефальную Православную церковь в Америке (собственно, не признает её автокефалии), но при этом находится с ней в евхаристическом общении.

Православные церкви вне общения со Вселенским православием (или хотя бы с несколькими поместными церквями), с точки зрения поместных церквей считаются расколами, находящимися за пределами Православной церкви. Подобные организации часто образуют параллельные Вселенскому православию объединения, обычно объединяются в группы, имеющие евхаристическое общение между собой, признают друг друга или более или менее тесно сотрудничают. Таковы, например, Македонская православная церковь и старообрядческие юрисдикции.

Православная церковь не признаёт каких-либо промежуточных форм евхаристического общения с другими сообществами: оно либо есть, либо нет.

Католицизм

Римско-католическая церковь различает полное и частичное евхаристическое общение. В полном евхаристическом общении Римско-католическая церковь находится с восточными католическими церквями.

Что касается остальных христианских церквей, включая православные, то с ними Римско-католическая церковь находится в частичном евхаристическом общении. В Катехизисе католической церкви сказано:»С теми, кто крещен и носит прекрасное имя христиан, но не исповедует веру в её целости или не хранит единства общения с преемником Петра, Церковь осознает себя связанной по многим причинам». «Те, кто верует во Христа и принял действительное крещение, находятся в некоем, хотя и неполном, общении с Католической Церковью». С Православными Церквами это общение так глубоко, «что малого недостает, чтобы оно достигло полноты, которая позволит совместное совершение Евхаристии Господней».

В то же время, православные особо выделяются католической церковью. Декретом об экуменизме Ватиканского II Собора православные приглашаются к принятию причастия: «Поскольку же эти Церкви, хотя и отделенные от нас, обладают истинными таинствами, особенно же — в силу Апостольского преемства — Священством и Евхаристией, посредством которых они и поныне теснейшим образом с нами связаны, известное общение в таинствах, при подходящих обстоятельствах и с одобрения церковной власти, не только возможно, но даже желательно».

  1. 1 2 3 Сперанская, 2010, с. 116—117.
  2. Евдокимов, 2002.
  3. 1 2 Зайцев, 2006, с. 265—283.
  4. Булгаков, 1965, с. 207.
  5. Каллист (Уэр), 2001, с. 318—339.
  6. Катехизис Католической Церкви Архивная копия от 3 декабря 2012 на Wayback Machine
  • Булгаков С., прот. Православие: Очерки учения Православной Церкви = Bulgakov S. L’Orthodoxie (1932). — Paris: YMCA-Press, 1965. — 409 с.
  • Евдокимов П. Н. Православие = Evdokimov P. L’Orthodoxie (1959) / пер. с фр. — М.: ББИ, 2002. — 503 с. — (Современное богословие). — ISBN 5-89647-053-3.
  • Зайцев А. А. Границы Церкви // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2006. — Т. XII. — С. 265—283. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-017-X.
  • Каллист (Уэр), еп. Диоклийский. Православная Церковь = Ware T., bishop Kallistos. The Orthodox Church (1963) / пер. с англ. — М.: ББИ, 2001. — 375 с. — (Современное богословие).
  • Сперанская Е. С. Интеркоммунион // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2010. — Т. XXIII. — С. 116—117. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-042-4.
  • Евхаристическое общение
  • Филоненко А. С. Богословие общения и евхаристическая антропология (недоступная ссылка) // Богослов.ру, 14.06.2010 г.

Украинский церковный кризис: разрыв евхаристического общения — что дальше

Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение прекратить евхаристическое общение с Константинопольским Патриархатом.

В Заявлении, в частности, сказано: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой Поместной Церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств, — все это выводит Константинопольский Патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».

«Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах», — указывается в документе.

Константинопольский Патриархат высказался о намерении в одностороннем порядке предоставить автокефалию Православной Церкви в Украине и назначил своих экзархов. После этого Священный Синод Русской Православной Церкви выразил решительный протест против данных действий Константинопольского Патриархата и принял решение о приостановлении сослужения с иерархами Константинопольского Патриархата. Аналогичное решение принял и Синод УПЦ.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал глав Церквей к общеправославному обсуждению ситуации на Украине. Односторонние и антиканонические действия Константинополя осудили практически все главы Поместных Церквей.

11 октября Синод КП принял решение снять анафему с глав двух неканонических церквей на Украине — Филарета из «Киевского Патриархата» и Макария из Украинской Автокефальной Церкви, а также объявил о желании вернуть Киевскую митрополию под юрисдикцию Вселенского патриархата, отменив «юридическое обязательство синодального письма 1686 года, которое предоставило право Московскому Патриарху назначить митрополита Киевского».

Разрыв евхаристического общения – это довольно часто встречающийся способ высказать другу другу протест

Доктор юридических наук, специалист в области церковного права и византинистики Алексей Величко

– Как вы прокомментируете разрыв евхаристического общения между нашими Церквями?

– Мой взгляд не будет здесь оригинален. Начнем с простого. Можно ли считать наш ответ адекватным проискам Константинополя? Честно говоря, не вижу в нем ни жестокости, ни принципиальности, а главное, никаких перспектив. Если рассуждать прагматично и сравнивать наш образ действий с действиями Патриарха Варфоломея, то, что он может сделать – совершенно очевидно. Он может принять томос. Или, как сегодня уже открыто говорят, поставить совместно с Румынским Патриархом Даниилом вопрос о том, что Молдавская Православная Церковь выходит из под омофора Московского Патриарха и присоединяется к Румынии. И так далее, и тому подобное. Запас идей у Патриарха Варфоломея чрезвычайно велик. А что Русская Православная Церковь может противопоставить? Что есть у нас? Может быть, мы можем поднять греков Америки, эту двухмиллионную паству, и предложить им отпочковаться от Константинополя?…

Честно говоря, не понимаю сегодняшнего решения Синода. В чем же состоит перспектива этого ответа?

Ну, прекратим евхаристическое общение. Это ужасно, это плохо и очень плохо. Но что это значит? Это значит, что я теперь не могу причащаться в Константинополе, а константинопольский грек не может причащаться в Москве. Но есть же еще Афон, который находится под омофором Константинопольского Патриарха. То есть теперь, по приезде на Афон, я тоже не смогу причащаться? Честно говоря, я ожидал сегодня иного ответа на действия Константинопольского Патриархата. Я ждал ответа, который настроен не на военные действия, а на мирные и компромиссные варианты. Я обескуражен решением Священного Синода.

– Все помнят, что в 1996 году мы уже разрывали евхаристическое общение с греками из-за Эстонии, но потом примирились.

– Действительно, было такое. Но Эстония и Украина – величины неравнозначные. Эстонская территория в малой степени подвержена православию. Там превалируют протестанты. В отличие от Украины, которая традиционно является территорией православной. Вы правы, разрыв евхаристического общения – это довольно часто встречающийся способ разных Поместных Церквей высказать другу другу ноту протеста. По обыкновению это нередко заканчивается тем, что общение восстанавливается. Но не всегда. В 1054 году две Церкви – Римская и Константинопольская – прервали евхаристическое общение. В конце концов это привело к расколу единой Вселенской Церкви. Говорить – «в очередной раз прекратили общение. Ну и что?» – даже странно. Может быть «ну и что», а может быть «совсем не ну и что». Увы, это может привести, не дай Бог, к более печальным событиям.

Уже известно, что Александрийская и Антиохийская Церкви согласились собраться на всеправославное совещание и всецело обсудить сложившуюся ситуацию. Мне кажется, что надо было дождаться этого совещания, во всей полноте обсудить и только после него принимать решение о разрыве евхаристического общения.

Каноническое общение

(8 голосов: 4.8 из 5)

  • Каноническая структура мирового Православия митр. Иларион (Алфеев)
  • О молитвенном общении с инославными с канонической точки зрения прот. Владислав Цыпин
  • Историческое значение принятия «Акта о каноническом общении» прот. Владислав Цыпин
  • Акт о каноническом общении

Канони́ческое обще́ние — единство поместных (автокефальных) Церквей, объединенных Единым Главою, единою целью, единой любовью и верой, едиными нормами богопочитания и едиными канонами; 2) православно-духовное (молитвенное, литургическое и др.) общение верующих, членов разных Поместных Церквей, между собой как членов Единой Вселенской Православной Церкви.

Православные Автокефальные Церкви, несмотря на то, что они действуют независимо друг от друга и их часто разделяют большие расстояния, поддерживают постоянные контакты, т.е. пребывают в полном каноническом общении. Каноническое общение может иметь различные виды:

1) молитвенное (литургическое) общение. Для верующих это означает, что любой православный человек из какой-либо Поместной Церкви, оказавшись на территории другой Поместной Церкви (или в принадлежащем ей храме), может участвовать в церковных Таинствах и молиться в храме вместе с остальными верующими. Предстоятели Поместных Церквей молятся друг о друге;

2) взаимное учреждение подворий на территориях других Церквей. На подворье служат представители Церкви – «гостьи», могут проводиться совместные богослужения.

3) совместное решение проблем. Если в религиозной жизни Православных Поместных Церквей возникают вопросы, требующие выработки совместной позиции, проводятся общеправославные совещания. Например, в 1998 г. на всеправославном совещании в Фессалониках (Греция) была уточнена позиция православных по вопросу участия в межхристианском движении.

4) знакомство с культурой Поместных Церквей. Осуществляется не только через паломнические поездки, но, например, через знакомство с духовной литературой (в России широко распространены переводные книги греческих, сербских и других авторов). Святые одной Поместной Церкви почитаются верующими других Церквей. Знак дружественных отношений – материальная поддержка в трудные времена.

Евхаристическое общение с Элладской Церковью прекращено

Канонические церковные правила гласят, что раскольник может быть принят Церковью или её частью в общение только на одном условии – после принесения им покаяния. Если же даже самый значимый иерарх, священник или мирянин принимает раскольника в молитвенное общение без покаяния со стороны последнего, то сам впадает в раскол.

В начале года, попытавшись легализовать церковный раскол на Украине, в него уклонился Константинопольский патриарх Варфоломей, а в октябре та же участь постигла и Архиепископа Афинского Иеронима, который послал псевдомитрополиту Епифанию Думенко грамоту с официальным признанием его раскольнической общины церковью.

На воскресной службе 3 ноября в храме Христа Спасителя в Москве, Святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл впервые не помянул архиепископа Иеронима в числе Предстоятелей Поместных Православных Церквей, после того, как сведения об официальном признании им раскольников подтвердились.

При этом, с рядом иерархов, частью священства и мирян Элладской Церкви, которая не признаёт раскольников из ПЦУ частью Церкви Христовой, Русская Православная Церковь собирается сохранить евхаристическое и молитвенное общение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *