Рассказ мальчик и девочка

Рассказ мальчик и девочка

Временное превращение в девочку

Николай Абисов 4

У меня был друг Саша и он был какой-то странный. В чем заключалась эта странность я никак не мог понять пока меня не послала к нему учительница обеспокоенная его долгим отсутствием в школе (он там не был больше месяца). Когда я пришел к нему мне долго никто не открывал дверь и я уже собирался уходить как услышал звук открываемой двери. Дверь открылась и захлопнулась прямо перед моим носом но потом снова открылась и меня буквально втянуло в квартиру. Передо мной предстала очень красивая девочка в розовом платье розовых колготках и накрашенным лицом. «А где Саша? Я принес ему задание со школы.» сказал я ей. «Не узнаешь?» спросила она. «Н-нет.» Я пригляделся повнимательнее. Сквозь макияж проглядывали знакомые черты лица. «Сашка это ты?! Ты что с ума сошел?» удивился я. «Нет. Я просто хочу стать настоящей девочкой и кажется становлюсь ею.» с улыбкой проговорил он. «Понятно. А я тут принес тебе задание по школе и меня просили выяснить почему ты не ходишь в школу второй месяц.» «А как?» и он задрал платье. Через розовый капрон колготок я увидел гладкую поверхность лобка без писуна как у всех девочек. «А как ты сикаешь?» спросил я. «Писаю? Через писю как и все девочки.» ответил он (или уже она). Когда я снял верхнюю одежду она мне предложила: «Мне неудобно общатся с мальчиком. Может ты переоденешься в девочку и мы бы общались как девочки. Я дам тебе свою одежду и если хочешь моя мама сделает тебе макияж.» Я был рад помочь бывшему другу адаптироваться в его новой жизни да и к тому же я хотел узнать как себя чувствуют девочки в своей одежде. И я согласился. Когда я вошел в её комнату то удивился обилию кукол и других игрушек в которые играли девочки но не мальчики. Глядя на всё это я произнес: «Да брат похоже ты всерьез намерен стать девочкой. И давно это у тебя?» «С пяти лет. Раздевайся догола.» сказала она. Я снял всё с себя включая трусы и прикрыл писун рукой. «Можешь не закрывать. У меня у самого такой же был.» сказал(а) Саша. «А ну да.» и я убрал руку с писуна. Она дала мне белые колготки чтобы я их надел. Но я сказал что не умею их надевать. Тогда она взяла колготки закатала один из их чулков до конца и сказала: «Вытяни ногу так.» и она вытянула свою красивую ножку в розовом капроне показывая мне как надо вытягивать её. Я сделал так как она мне показала и я почувствовал как паутинка капрона приятно заскользила вверх по моей ноге. По мере надевания чулка нога становилась белой. Когда она надела чулок до колена Саша перешла на другой чулок закатав и его до конца. «Теперь вытяни другую ногу.» сказала она. Я вытянул и другая нога стала покрываться прозрачной белой паутинкой. Когда колготки были надеты на обе голени паутинка легко преодолев колени стала медленно но очень приятно покрывать мои бедра. Наконец когда колготки оказались на бедрах Саша натянула их мне до середины живота так что задний шов колготок приятно воткнулся в попу разделив её на две половинки а мои яички и писун столь же приятно окутала нежная паутинка белого капрона. После того как Саша надела таким образом на меня колготки она дала мне белое платье. Я попросил её одеть это платье на меня ведь я никогда не носил платьев и не умел их одевать. Тогда она сказала чтобы я поднял руки вверх и приятная шелковая ткань платья скользнула вниз по моему телу. Платье было на тоненьких бретельках и очень коротким едва прикрывающим мою голую попу в колготках. Оно было похоже скорее на ночную сорочку чем на дневное платье но оно было очень красиво с серебряной вышивкой по подолу и тем более на ней было точно такое же платье только розового цвета. А ещё она дала мне белые перчатки. «А это зачем?» спросил я. «Ты посмотри на свои руки. Они типично мужские.» был её ответ.

И я надел их на руки выше локтя. Они были полупрозрачными потому что сделаны они из тончайшего шелка и в них было очень приятно моим рукам. Теперь когда на мне было платье колготки и перчатки я понял почему Саша захотел стать девочкой. В такой красивой одежде просто было приятно находиться. Под платьем я чувствовал какую-то необычайную свободу а колготки и перчатки я почти не чувствовал что создавало впечатление легкости моего тела. Хотелось бегать прыгать и просто летать от этой легкости что придавала мне эта одежда. Но Саша сказала что я похож скорее на мальчика в платье чем на девочку. «А что ещё не хватает?» спросил я. «Макияжа.» коротко сказала она. «Как у тебя?» «Как у меня.» сказала она. «Ну давай.» нерешительно произнес я. Тогда она позвала свою маму которая удивилась увидя в комнате дочери мальчика в платье. Саша объяснила ей что я пришёл со школы принес задание а так как она давно не общалась с мальчиками она и дала мне свою одежду. Мать похвалила дочь за это и сказала, что мне нужен полный макияж. Начала она с губ обведя их контур красным карандашом и накрасив ярко-красной помадой нанеся на них блеск. После этого она перешла на глаза подведя их тушью а веки накрасила розовыми тенями покрыв их блеском. Наконец она напудрила мне всё лицо перед тем наложив на щеки румяна. Макияж был закончен и меня подвели к зеркалу с закрытыми глазами и сказали их открыть. Когда я открыл глаза то не узнал себя. Несмотря на то что мое лицо напоминало кукольное макияж мне понравился. Я хотел его потрогать но мне запретили это делать. В это время я почувствовал что колготки сползают с моей голой попы да и складки на колготках появились. Я сказал им об этом. Тогда мама Саши сказала чтобы я подошел к ней. Я стоял. «Да не бойся ты так. Она же не съест тебя. Она же моя мама.» сказала Саша с улыбкой. Её улыбка несколько успокоила меня и я подошел к её маме. Она спустив колготки до колен взяла за шкурку мой писун оттянув её завязала на конце её длинную нитку сделала писун между ног а другой конец нити натянув её просунув через попу привязала на животе. Затем она снова надела колготки натянув их на мою голую попу и закрыв белым капроном чуть не весь живот. Потом она попросила дочь дать трусики и когда она их ей дала она сказала чтобы я их надел на колготки. Эти трусики были очень маленькие, так что когда я их надел на колготки они воткнулись мне в попу вместе со швом колготок. Больше колготки не сползут, поскольку они прижаты к попе трусиками, а писун не мешал носить такие маленькие трусики потому что он зажат между ног. Мне было очень приятно ощущать щекотание капрона не только на ногах и попе но и в самой попе причем я не испытывал при этом никакого дискомфорта. Наоборот, от каждого движения мне делалось приятно всему моему телу. Кстати и от сознания того что у меня было красивое лицо как у Саши мне становилось приятно на душе. Мне всё хотелось взглянуть на себя в зеркало полюбоваться собой, но нам надо было делать то зачем я пришел сюда — то есть уроками и когда мама Саши ушла мы как две примерные девочки стали их учить. После уроков Саша попросила меня поиграть с ней в куклы (надо сказать что у неё в комнате было много разных кукол). Но я отказался так как никогда не играл в них ведь я же мальчик. Я сказал ей об этом. Тогда она подвела меня к зеркалу и сказала задрав мне платье: «И где ты видишь мальчика? Ты же уже девочка.» И она была права: писуна не было видно. Тут я вспомнил что не предупредил маму что задержусь и сказал что мне надо позвонить маме чтобы она знала где я. Она отвела меня к телефону с условием что я останусь и буду с ней играть в куклы. Я согласился. Когда я позвонил маме она поначалу не узнала мой голос. Он напоминал голос девочки. Только когда я изменил голос на свой она меня узнала и я отпросился ещё часа на два сказав что я буду играть с другом. Она разрешила мне остаться. Я удивился как я могу менять голос в этой одежде. Когда я говорил с мамой то старался держать голос мальчика когда же положил трубку то вновь услышал «свой» голос девочки. Я сказал ей об этом и спросил почему. «Не знаю. Наверное ты хочешь стать девочкой.» сказала она. «Я? Н-нет.» с улыбкой сказал я. Но тебе приятно в этой одежде. Не так ли?» «Ну да. Но для того чтобы захотеть стать девочкой нужно что-то большее. А ты как думаешь?» «Ну да. Ты прав.» И мы стали играть в куклы. Не думал что эта игра меня так увлечет. Мы так увлеклись что не замечали время и остановила нас только её мама придя и сказав нам: «Так девочки всё хватит играть. Уже поздно и Саше пора спать.» Мне было лестно что она меня причислила к девочкам но мне было жаль снимать эту приятную и красивую одежду (особенно колготки) и становиться снова мальчиком. Но делать было нечего и мы пошли в ванную комнату смывать макияж. Когда Саша смыла свой макияж к ней как по волшебству вернулось лицо мальчика Саши. «Ну с возвращением. Ты стал похож сам на себя.» сказал я думая что делаю ему комплимент. «Не называй меня так. Я — девочка.» сказала она задрав платье и демонстрируя что у ней уже нет отличительного признака мальчика. «Извини. Я забыл.» сказал я. Сняв перчатки я тоже смыл макияж. Вернувшись в её комнату я снял с помощью Саши её одежду а её мама отвязала писун и я одел свою привычную одежду. А Саша уже приготовилась ко сну надев на голое тело белую прозрачную ночную сорочку доходившую ей до пят. Ох и досталось мне от мамы за то что я обманул её и пришел домой поздно. А учительнице я что-то наврал и она поручила мне относить Саше задание каждую неделю. Так что я с ней стал видеться вполне регулярно. Когда я приходил к ней я тут же раздевался догола и шел в ванную мыться а потом подходил к сашиной маме чтобы она завязала писун между ног. Потом Саша надевала мне колготки и платье а я надевал трусики чтобы колготки не спадали. Затем мама Саши делала мне полный макияж. Обязательным атрибутом служили перчатки которые я надевал на руки после того как она накрасит мне лицо. После этого мне давали какие-нибудь босоножки обязательно под цвет колготок или платья которыми я обувал ноги. Только после этого мы начинали заниматься уроками. Со временем я научился надевать и колготки и платье но лицо по-прежнему красила мама Саши. А на каникулах я часто оставался у них ночевать. Тогда мне Саша давала белую или розовую прозрачную ночную сорочку которую я надевал на голое тело и так ложился спать вместе. Ни о каком сексе между нами не могло быть и речи в силу нашего слишком юного возраста (нам было по 9 лет). Мы тогда и подумать не могли что люди могут себя так удовлетворять. О чём я сейчас очень жалею. Лишь однажды меня толкнула какая-то неведомая сила к ней и я её поцеловал в губы. Видимо тогда мне она показалась особенно красивой. По ночам мы разговаривали. Между прочим Саша рассказал как принял решение стать девочкой. Об этом я написал рассказ «Белое платье мальчика Саши». На следующий учебный год у нас в классе появилась новая ученица — Саша. Лишь я знал кто на самом деле была эта «девочка». А о мальчике Саше никто даже и не вспоминал — как будто его и не существовало вовсе. Конец.

Алёша, т.е. Аня в школе уже заканчивала 11 класс. Был урок физкультуры, где девочки играли в волейбол против мальчиков. Алёша естественно была в команде девочек. Игра у неё не очень клеелась и весь матч Алёша ошибалась с ударами — то мяч улетал за линию, а то и вовсе не удавалось попасть в летящий к ней мяч. Девочки за это Ане не делали выговор, но один из мальчиков, по имени Максим, с жестокостью обзывал и дразнил Аню. Впрочем жёстокость в школьном возрасте была обычным явлением.

Когда волейбольный матч закончился и все пошли переодеваться, внезапно Аню настиг Максим, подбежав к ней сзади и сдёрнув с неё физкультурные женские штаны. Максим и раньше отличался возмутительными поступками, но этот был уже черезчур! Максим очевидно хотел позаигрывать таким образом с Аней, но получилось совсем не то, что он ожидал. Вместе со штанами он по ошибке снял с неё и кружевные трусики. При этом некоторые стоящие спереди Ани однокласники как раз смотрели в её сторону. То, что они увидели — это был шок для них! У Ани между ног болтался настоящий мужской член!

— Ты что наделал? — закричала Аня на Максима. Сразу же по инерции Аня резко надела штаны с трусиками на место и сделала вид что ничего не было.

Но стоящие возле неё всё видели и не переставали с открытыми ртами смотреть на Аню.

— Так ты, что мальчик? Ёёё маё… Что у тебя там между ног висит?

— Я не мальчик. Какая же я мальчик. Вы чего ребята?

— Мы всё видели. Ты чё имплантировала себе член? — раздался взрыв хохота.

— Ничего я не имплантировала, — у Ани на глазах проступили слёзы, — отстаньте от меня.

И она заплаканная побежала в раздевалку, где сняла штаны и переоделась обратно в юбку. Больше в этот день она ни с кем не говорила. Кое как досидев урок георграфии, Аня ушла домой.

Мама как обычно встречала дочку-сына с большими приготовлениями. Письменный стол был очищен, на него подложена подушка, мама уже одета в униформу, а рядом на кровати Ани, уже разложено сексуальное бельё для неё в котором Аня всегда выглядела неотразимо женственно.

Но Аня была совсем не в настроении и ни о каком сексе даже и не думала. Она повалилась на кровать и заплакала. Мама нежно успокаивала дочку и когда та наконец проплакалась, начала спрашивать что с ней случилось.

— Мама! Они узнали что я не девочка! На физре меня разоблачили! Максим, гад, снял с меня штаны и все всё увидели.

Мама открыла рот от удивления, шокировавшись этим известием. А дочка вновь расплакалась прижавшись к маминой груди.

Мама гладила сына-дочь по её красивым длинным волосам заплетённым в косы, и раздумывала что же делать…

Урок Литературы. Аня сидит в классе и пишет тему урока в тетраде. Внезапно дверь открывается и в класс входит взволнованная Анина-Алёшина мама. Молча она берёт Аню за руку и выводит её из класса. Прошло всего 3 дня с того инцедента и всё это время внимание класса было приковано к Ане. Над ней много издевались и подшучивали. И вот мама забирает Аню домой.

— Пойдём моя дорогая, больше ты не будешь учиться среди этих злых учеников.

— Но что же мне делать, мама?

— Алёша, мы найдём что делать, не беспокойся.

Мама привела её домой, посадила на кровать и сказала, что теперь всё будет хорошо и ей не нужно будет учиться. Она уже позаботилась о том чтобы ей и без экзаменов выдали аттестат.

— А в институт ты пока можешь тоже не торопиться поступать.

Правда в военкомате тобой интересуются, думают что ты парень, — сказала мама.

— И что, с военкоматом делать?

— Ничего. Это без проблем. Ты просто пройдёшь комиссию вместе с другими ребятами. Правда возможно они будут насмехаться над тобой увидев что ты девочка, но это неважно. Зато после этого тебе выдадут освобождение от армии.

Алёша успокоилась. Насмешки неважны по сравнению с армией, их можно было перетерпеть.

День за днём Алёша сидела дома. Она занималась чтением модных журналов, любила слушать красивую женственную музыку, убиралась по дому, занималась вышиванием. Вобщем старалась вести максимально женский образ жизни и забыть о том что недавно говорили про неё однокласники. Какой же она мальчик, если она девочка?

Решено было поступать в институт через год и за это время хорошенько подготовиться. В связи с этим за хорошие деньги был нанят домашний репититор. Это была женщина, Любовь Николаевна, 27 лет, несмотря на большие познания в точных науках, выглядевшая очень хорошо для преподовательницы. Да и одевалась она не дурно — всегда в тонких чёрных колготках на ногах, в красивых, каждый раз чередующихся, платьях, но обязательно строгого фасона, всегда с хорошей косметикой.

Ей платили большие деньги для того чтобы она хорошо учила Алёшу.

Любовь Николаевна была очень требовательной женщиной и она всегда заставляла Алёшу выкладываться на максимум его возможностей. Если учить уроки, то учить как следует, а не как попало, или если рассказывать ей тему урока, то рассказывать обязательно с выражением, и ни в чём не ошибаясь. И если Алёша делала что-то не так как требовала Любовь Николаевна, то Алёша подвергалась строгому выговору, который как казалось Алёше был даже слишком строгим и каким-то личным, можно сказать. Как будто репетиторша нисколько не боялась ругать чужого человека, и искренне высказывала ему всё как есть на самом деле.

Алёшу мама трахать стала теперь реже — около раза в неделю, поскольку не хотела отвлекать дочку от учебного процесса.

Репетиторша занималась с Алёшей каждый день. Когда её терпение уже лопнуло от Алёшиного плохого понимания преподоваемых ею предметов, Любовь Николаевна начала серьёзно ругать Алёшу. Мама стояла в это время в сторонке, всё слышала и была согласна со всеми выговорами в адрес её дочки-сына.

Всё пришло к тому что терпение учительницы лопнуло окончательно. Она смела все тетрадки и учебники с письменного стола своей мужественной рукой, схватила Алёшу за косу и прижала к письменному столу. Алёша не успела пискнуть, как своей другой рукой репетиторша содрала его трусики вниз, подняла вверх платье и оголила ягодицы.

Всё происходило очень жёстко, Алёша не могла вырваться, её крепко держали. А когда она заплакала учительница так сильно ударила её по щеке, что та тут же замолчала.

Затем учительница надела на себя страпон, и с помощью него грубо оттрахала Алёшу. При этом мама всё видела и была согласна с произошедшим с её дочерью.

После этого случая Алёша стала намного старательнее и усерднее учить предметы, которыми обучала её Любовь Николаевна и не смела сказать никаких плохих слов в её адрес или в адрес изучаемых предметов.

Но это не помогло. Алёша стала подвергаться подобным наказаниям с большой регулярностью. Иногда даже не провинившись ни в чём, ей всё равно приходилось быть объектом сексуального домогательства своей учительницы.

И мама не спасала. Наоборот с определённого момента она начала принимать активное участие в изнасиловании Алёши. Учительница трахала его в зад, А мама давала свой страпон ему в ротик. Поэтому у Алёши не было даже кому пожаловаться и ему пришлось покорно отдаться своим попечителям.

В результате Алёша поступила в институт с первого раза. И стала обычной студенткой как и все е сокурсницы. Через полгода с момента поступления Алёше сделали операцию заменив его мужской член на женское влаглище и теперь Алёша стала полноценной женщиной.

Слава никак не мог ожидать, что мама вернется так рано. Но она вернулась, это было ужасно… Мальчик обомлел, увидев в зеркале, перед которым стоял, маму. Он не услышал как она пришла, так как в это время танцевал под музыку в наушниках, любуясь на себя в зеркале.

— М-мама? — дрожащие губы отказались слушаться…

Он уже попадался дважды. Первый раз мама просто долго ругалась, второй раз, это случилось в марте, Слава был выпорот. И вот снова. Он не мог удержатья. Порки хватило до начала мая. Наступившие каникулы только подлили масла в огонь. Вот и сегодня, наигравшись в футбол, причем его дворовая команда победила, он быстренько прибежал домой, чтобы отдаться своей тайной страсти. Мама должна была появиться только через два часа; через полчаса, когда закончится кассета в плеере, Слава все аккуратно убрал бы и мама ничего не заметила, вернувшись домой. Но… Вот она, мама. Вернулась домой раньше времени. Что-то будет?

Мама словно проглотила что-то, застрявшее в горле:

— Опять? — грустно спросила она. — Я подозревала. Что мне с тобой делать?

— Мама, я больше не буду, — промямлил Славик. — Я в последний раз. Правда.

Мама только покачала головой.

Мальчик начал снимать мамино платье, в котором та его застала. Но мама подошла к нему и остановила.

— Идем, — она повела его в свою комнату и усадила перед столиком на котором стояли и лежали всякие косметические пузырьки, тюбики, коробочки.

Она сняла с лица мальчика все то, что он нанес сам и стала делать ему другой макияж. Закончив, она ему улыбнулась и даже подмигнула.

— Так будет лучше. Тебе нравится? — спросила она.

— Д-да, — Слава удивился тому, что сделала мама. Он не видел никакой косметики, все казалось натуральным, но его лицо было лицом красивой девочки лет тринадцати.

— Я заскочила всего на несколько минут за бумагами. Вернусь часов в девять. Ужин себе сделаешь?

— Да, мама.

— Тогда я ушла. Да, если хочешь, можешь оставаться в платье, только потом ты должен будешь его привести в порядок, — улыбнулась она.

— Да, мама… — Слава обнял ее и крепко поцеловал. — Ты самая лучшая мама.

Мама вернулась в половине девятого, уставшая. Слава продолжал ходить в ее платье. Увидев это, она только грустно улыбнулась:

— Я не могу тебя называть Славой, когда ты так одет. Как ты себя называешь, когда изображаешь девочку?

Славу ее вопрос поставил в тупик. Он никогда не придумывал себе имени, ему даже мысль такая в голову не приходила, он просто наслаждался, одевая мамины платья.

— Ну чтож, тогда будешь Наташей. Договорились?

— Ага.

Весь вечер они провели вместе. Славику было непривычно, когда мама называла его Наташей, но ему понравилась эта игра.

Перед сном, в ванной, мама велела оставить платье и все остальное в бельевой корзине, взамен Славе были предложены девчачьи трусики и ночнушка с подолом до пола.

— Мама?

— Наташа, как послушная девочка, оденет это и пойдет спать.

Слава не мог понять, откуда взялась эта одежда, которая была ему впору, в отличии от маминого платья, висевшего на нем мешком. До сих пор он никогда не натыкался на это, хотя изучил мамин шкаф досконально. Не могла же она все сегодня купить.

Утром на своем стуле с повседневной одеждой Слава обнаружил девчачий халатик, который и одел сняв ночнушку. Мама позволила продолжить игру.

Мама готовила завтрак.

— Доброе утро, мама.

— Наташа? — мама увидела, что одел Слава. — Завтрак скоро будет готов. Иди умойся.

После завтрка мама попросила вымыть посуду, а сама пошла справляться на работу.

— Мама, а можно, когда ты вернешься домой, я снова буду Наташей? — спросил Слава, заканчивая мыть последнюю тарелку.

— Можно, — ответила мама, от чего мальчик пришел в восторг. — Иди сюда.

Мама придирчиво осмотрела себя в зеркале, огладила юбку.

— Я купила тебе вчера…

— она кивнула в сторону своей кровати, на которой лежало девчачье платье. — Это платье больше подойдет Наташе, чем какое-то из моих.

Слава буквально задохнулся, он даже мечтать не мог, что когда-нибудь мама купит для него платье.

— Примерь его.

Мама помогла Славе одеться. Это синее платье было симпатично, оно имело на спине огромное количество пуговиц и без маминой помощи Слава никогда не справился бы. К платью прилагались гольфики и туфельки, которые Слава тоже одел. Потом мама усадила его перед своим столиком и велела попытаться сделать себе легкй макияж. Сама она вышла из комнаты, чтобы продолжить собираться на работу. Вернувшись она весело рассмеялась.

— Горюшко ты мое. Ну ничего, это дело практики, — она хитро подмигнула и исправила то, что сотворил с собой мальчик. — Вот теперь я действительно вижу перед собой Наташу. Она улыбнулась, поцеловав сына в лоб.

— Ой, мне пора бежать. — мама только развела руками, время, нельзя нельзя опаздывать на работу.

Когда мама убежала, как всегда опаздывая, Слава еще некоторое время покрутился перед зеркалом. Красотища! Вспомнив про сегодняшний футбол, он вздохнул, так не хотелось расставаться с платьем… Но ведь это не последний раз.

Только теперь Слава сообразил, что без посторонней помощи ему проблематично снять платье. Что же делать? Скоро за ним придут ребята. Он побежал в свою комнату, по пути пытаясь нащупать пуговицы на спине. С трудом, но он смог расстегнуть самые недостижимые, дальше процесс не представлял особой сложности. Однако, мальчик не обнаружил на стуле своей одежды. Там висел утренний халатик и еще одно платьице, ночнушка, аккуратно сложенная, лежала на подушке, но никакой своей мальчишечьей одежды он не увидел. Шкаф был заперт, ключа нигде не было. На кухне Слава нашел записку от мамы в поручениями на день: что сделать, что купить. Она была обращена не к Славе, как обычно, а к Наташе. В конце записки он прочитал приписку: «Ты хотела быть девочкой. Сегодня ты ей будешь. Будь хорошей девочкой. Мама.»

В дверь позвонили. Это были ребята, пришедшие за ним на футбол. Как же быть? Он просто не мог в таком виде не только выйти на поле, но даже показаться никому из друзей. Засмеют.

— Ребята, я не смогу сегодня, — крикнул Слава через дверь. — Я наказан и не могу выйти из дома, мама меня заперла, не оставив ключей.

Ложь сработала и Слава до вечера остался наедине с собой. Ни в какой магазин он, естественно, не пошел. Еще чего, нашли дурака. Чтобы он, в девчачьем платье, на улицу? Ни в жизнь.

Вернувшись домой, мама была недовольна, что он не ходил в магазин.

— Но, мам, как?

— Как все.

— В платье?

— Но ты же девочка… Что здесь такого? Все девочки ходят в магазин в платьях.

— Я не девочка.

— А вот этого я теперь не знаю. Оденься ты утром как мальчик, все было бы по-другому, но ты захотел быть Наташей. Чтобы понять, кто ты на самом деле, мальчик или девочка, на юг ты поедешь как Наташа. Тебе следует очень многому научиться, чтобы не попасть там в неловкую ситуацию, потому с сегодняшнего дня никакого Славы нет. Есть только Наташа, моя любимая дочурка. Все ясно?

В июле мама собиралась со Славой ехать к морю. Они готовились к этому с весны. Но еще была середина июня. Более двух недель до маминого отпуска.

— Но как же ребята, футбол?

— Я ничего не запрещаю, только будешь постоянно одеваться как девочка.

— Меня засмеют.

— А это уже твои проблемы. Если хочешь, я скажу всем, что отослала тебя к бабушке. Ко мне же в гости приехала племянница.

— Но меня узнают…

— Не волнуйся, об этом я позабочусь.

На следующий день Слава снова соврал друзьям, что наказан. Еще он добавил, что мама отсылает его к бабушке с дедушкой. Все поручения по хозяйству на этот раз касались только домашних работ.

Потом была суббота. Славе было предложено одеть сарафанчик. Он гадал, сколько еще нарядов купила для него мама? Когда он был готов, мама поташила его за собой прочь из квартиры. Он уперся.

— Ты не можешь всегда сидеть дома.

— Но я не могу… Как ты не понимаешь?

— Пожалуйста, не иди сейчас со мной, но завтра ты пойдешь на прогулку без меня. Я приглашу Сашу и Петю и препоручу свою «племянницу» их заботам, так как у меня нет времени.

— Мама, нет! — Слава задохнулся, так как Саша и Петя были его лучшими друзьями.

— Тогда пошли. В этом нет ничего страшного.

Мамина угроза пересилила страх перед прогулкой у всех на глазах как девочка. Лучше пусть его видят незнакомые люди, чем это будут еще и друзья.

Это была просто пешая прогулка. Поначалу Слава стеснялся и пытался спрятаться за маминой спиной от всех проходящих мимо. Потом несколько освоился.

Они зашли в кафе, где позавтракали, так как не сделали этого дома. Мама специально вывела его пораньше, чтобы во дворе не встретить никого из знакомых. Потом мама затащила его в магазин одежды, где примерила несколько платьев и заставила делать тоже самое мальчика. Ему даже понравилось.

После обеда в кафе мама завела Славу в салон красоты. Здесь ему сделали популярную у девочек короткую стрижку и, что стало для него ударом, прокололи уши, чтобы он мог носить сережки.

— Я обещала, что никто тебя не узнает, — пояснила мама, когда они покинули салон. — Легкий макияж, изменяющий контуры глаз и губ, девичья стрижка и сережки. Никто даже не подумает узнавать в подобной девочке мальчика по имени Слава. А еслии узнает, то просто удивится схожести. Если не веришь, пригласим сегодня в гости твоих друзей.

— О нет!

— Не пугайся, я пошутила.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *