Распорядок дня в монастыре

Распорядок дня в монастыре

Подъем

04:00

Утренняя служба — полунощница, утреня, 1 час

В дни когда не служится Божественная Литургия читаются 3,6.часы и изобразительны, (их, по благословению совершать можно в келлии либо 300 молитв Иисусовых по чёткам, либо творить молитву 30 мин., в зависимости от навыка брата), после чего отдых и в 10 час. — келейное правило по чёткам, либо труды в зависимости от послушания.

При совершении Божественной Литургии в будни, Её начало следует сразу после полуношницы утрени и часов, то есть примерно около 6ч 30мин. Каждый четверг обязательно, совершается Божественная Литургия, в другие будние дни, Литургия совершается особо почитаемым святым, как напр. Небесным покровителям братии и проч. После службы отдых два часа и келейное правило.

12:00

Обед

13:00

У всей братии труды по послушанию

17:00

Вечернее служба (для всех обязательна) 9й час, вечерня, повечерие

По окончании тропари свтт. Николаю и прп. Киприану Стороженскому величание, молитва преподобному, если служба совершалась в храме прп. Киприана, если же в храме святителя Николая, соответственно молитва святителю, и чин прощения.

(Не отойдём ко сну братия, прощения друг у друга, не испросив.)

По окончании службы трапеза, после трапезы завершение работ по обители — старшая братия не имеет фиксированного окончания работ. (трудимся братия по необходимости для обители, сколько потребно, да совершаем труды свои с молитвой Иисусовой)

20:00

Режим молчания

Чтение книг духовных, вечернее келейное правило, духовное делание (пребываем братия, в тишине, богомыслии и молитве – главным своим делом занимаясь)

22:00

Отход ко сну

СБ,ВС

В Субботу, Воскресенье, престольные праздники, двунадесятые и великие праздники служится «поздняя» Божественная Литургия

т.е. накануне всенощное бдение, либо соединение вечерни с утреней, а утром в 9час. 40мин начинают читаться 3 и 6 часы сразу за которыми совершается Божественная Литургия. После трапезы за исключением жизненно необходимых для обители трудов, как то — уборка храма, трапезная, котельная и подобное, все остальные работы отменяются. (день сей братия посвящаем Богу, да творим молитву Иисусову в тишине и уединении).

При этом, кто из братии не присутствует в Субботу на Литургии, трудится, по послушанию до 15 часов.

На воскресном повечерии вместо канона читается акафист Матери Божией пред иконою Её, именуемой «Троеручица» все жители монастыря присутствуют и молятся в храме обязательно.

(помним братия, что образ сей, есть благословение нашей обители со Святой горы Афон).

«ВПЕРЕДИ БУДЕТ ВСТРЕЧА»

Из воспоминаний рабы Божией Елены


† игумен Борис (Храмцов)

Сегодня мы печатаем воспоминания одной из духовных дочерей игумена Бориса (Храмцова), скончавшегося 5 сентября 2001 года. Они вошли в книгу «Крестный путь игумена Бориса», вышедшую в 2005 году в издательстве «Паломник» по благословению Иваново-Вознесенского архиепископа Амвросия. «По его молитвам Господь являл православным людям Свою помощь», – говорит владыка о пастыре во вступительном слове.

В ближайших номерах мы подробнее расскажем о жизненном пути игумена Бориса и опубликуем рассказ о нем человека, знавшего его.

Как я попала к батюшке

Мы были людьми церковными и, как я думала, глубоко верующими. На самом деле я только молилась, постилась и ходила в храм, не понимая, что это еще не все. Уверовала по-настоящему я, увидев отца Бориса, все перевернулось в моей душе и в уме. Вот он, свет вечной жизни, – в глазах этого человека с необычайно ровным голосом. Когда эти глаза заглянули в мое сердце, я не могу сказать, что была рада и хочу еще раз приехать к отцу Борису. Нет, я хотела бежать от стыда. Да, Господь все знает о нас и все видит, но мы не видим Его, и все в порядке, не стыдно, не тяжело, а перед людьми я такая хорошая, такая смиренная… И вот настал конец моей «хорошести». Я думала, что иду к Богу, и вот – холодный душ и отрезвление. Увидела Свет истины и испугалась.

А случилось это так. Мой сын рос очень хорошим мальчиком, ходил в храм, молился, но учеба удивительным образом не давалась ему. В конце восьмого класса мне предложили забрать его из школы, так как дальше учить его, мол, бесполезно. С трудом уговорив учителей перевести его в девятый класс, я думала: а что дальше? В десятый и одиннадцатый его уж точно никто не возьмет. В училище? Но там другая молодежь, а он у нас тихий, добрый, красивый, верующий мальчик. Что делать? В 1996 году, в девятом классе сразу же пошли двойки, опять угроза исключения из школы. В храме мне советуют ехать к старцам, спросить, куда его определять, так как понятно, что со школой мы закончили. А где эти старцы и как к ним попадают? Стала искать, кто подскажет, и нашлась женщина, которая посоветовала мне ехать в Варницы к отцу Борису и как он скажет, так и поступить. Она говорила, что он прозорливый и все скажет, нужно только запомнить каждое его слово на всю жизнь. Она сказала также, что буду я у него всего минуту-две и скажет он всего несколько слов. И вот я в дороге представила, как все будет, даже как старец выглядит и что он скажет, но волновалась очень – решалась судьба моего любимого, но неспособного ребенка. Варницы в 1996 году поражали своей нищетой и разрухой, я – нарядная, в лучшем костюме, в белом длинном плаще, на каблуках, а тут как будто война. Меня переодели (почему-то в шубу), дали два худых ведра и сказали, что сейчас старца нет, а ты пойдешь копать картошку. Так я в таком виде и стояла посреди двора до вечера. Потом вижу: приехали два священника, все побежали к ним под благословение, а я в шубе, в огромных кроссовках и с ведрами, куда мне к ним бежать, мне от них бежать нужно. Один смотрит на меня, и глаза его смеются. Мне говорят: «Что же вы стоите, это ведь он и есть – отец Борис». Какое разочарование. Старец в моей голове был стареньким, седым, со слезящимися глазками, суровый, но и любвеобильный. А что это такое? Молодой, да еще и ему смешно на меня смотреть, а ведь у меня горе – сын двоечник. Как же так? Куда это я заехала? Зато разрешили сразу одеться в свои вещи, и я, поставив ведра, пошла в корпус, где отец Борис будет принимать. Народа было столько, что надежда попасть начала таять. Рядом сел мужчина (с которым я и сейчас поддерживаю дружеские отношения) и стал говорить об отце Борисе. Он говорил хорошо и много, но это не очень укладывалось в моем сознании: чудеса, исцеления, удивительная прозорливость. Люди проходили к отцу Борису и уходили, а мы с Виктором все сидели, и он все говорил и говорил. Голова у меня пошла кругом: может ли это быть правдой? В наше время – святой? К часу ночи мы остались одни. И тут Виктор пошутил: «А знаете, вот отец Борис вас видел, вы ему понравились, вот вы уснете, он придет и пострижет вас. И все. Утром встанете уже монахиней и домой уже не поедете, а будете здесь жить. Вы знаете ведь, что такое тайный постриг?» Я, на мою беду, не знала, но слышала, что такое есть, и пришла в совершенный ужас. Но уже ночь, убегать поздно. Значит, нужно не спать, а спать хочется. Когда нас поселили в деревянном доме, я решила всеми силами бороться со сном, чтобы не постригли. Что это была за ночь… Как я молилась, теперь я уже не умею так молиться. Я молила Господа вывести меня отсюда, обещала больше никогда в жизни не ездить не только по старцам, но и по монастырям вообще, обращалась ко всем святым, которых знала, только бы мне не быть монахиней. Когда наступило утро и «беда» миновала, я сразу – бежать домой, но меня остановили и сказали, что так нельзя, на отъезд домой нужно брать благословение у старца. Пришлось стоять службу, после литургии подошла к отцу Борису: «Благословите домой». И вижу, как ему смешно на меня смотреть, глаза у него смеются. Ну, думаю, что же во мне смешного такого, может, у меня лицо грязное? И тут до меня дошло, что он знает все, все мои ночные страхи, все молитвы он слышал. Это было страшно понятно – он вообще знает обо мне все. Отец Борис домой не благословил. Я стала неотступно требовать: «Мне от вас ничего не надо, я хочу домой».

– Ну, тогда я вас самую первую приму, идите и ждите, сейчас подойду.

Пошла, сижу – ну уж ладно, скоро это кончится и я вернусь домой, и все будет как прежде. Но вернуться прежней мне уже не пришлось, я вернулась другой – этот веселый, молодой и красивый старец перевернул всю мою жизнь и повел за собой, крепко ухватив за руку. Батюшка, родной, только не отпусти мою руку!

Отец Борис пришел и пригласил меня. Сначала я отказалась садиться, сказав, что мне бы только благословение на дорогу, но потом все же рассказала о сыне. Батюшка спокойно сказал, что мой сын умный, хороший мальчик. Никаких ПТУ. Он очень хорошо закончит школу, он очень умный.

– Я очень сожалею, что вы мне не верите, надо было взять его дневник. Как он может закончить школу? Кто его возьмет в десятый класс, одни двойки и колы.

Отец Борис сказал, что возьмут, пусть учится дальше, благословил учиться в школе, несколько раз сказал, что будет учиться очень хорошо и дальше продолжит учебу.

На мои слова, что он в девятом классе еще английский алфавит не выучил, отец Борис сказал, что по-английски он свободно будет читать и разговаривать. Что творилось в моей душе? Зачем я ехала? К кому? Дура и есть дура, ну вот, будет мне наука, как старцев искать, он и не верит, что мой сын в такой беде.

А отец Борис дальше говорит, что скоро сын будет в храме работать, в алтаре. А как это возможно? Храм, в который мы ездили, – это сельский храм, от станции еще четыре километра на автобусе, а потом немного пешком по лесу. Ни за что я сына не пущу ездить одного, а возить его на машине часто муж не сможет. В общем, это, получается, тоже не похоже на правду.

В душе буря, хочу уходить. Но отец Борис начинает исповедь.

Говорит о будущем моего сына.

Потом читает надо мной много-много молитв, и мне кажется, что я уже у него очень долго. Наконец можно уйти, уехать навсегда и забыть этот день. Виктор просит его подождать, а когда выходит, то говорит, что батюшка благословил поездку в Годеново ко Кресту на машине и чтобы меня они взяли с собой. Спрашиваю, что за Крест?

– Ну, который с неба сошел в Антушкове. Вы разве не знаете?

Я не знаю. Такого не может быть. Крест? С неба? Я живу в Москве, читаю газеты, смотрю телевизор, да и духовную литературу много читаю, этого я не читала. Не может быть. Наверное, тут все немного того. Но благословил – еду. В машине Виктор рассказывает о Кресте подробно, но мой разум уже не может вместить. Приезжаем. Входим, и я поняла – все правда о Кресте. Слушаем долго отца Владимира, прикладываемся, просим налить чуть-чуть маслица из лампадки в пузыречек. Отец Владимир начинает наливать. А дальше что-то произошло. От лампады пошел такой дивный аромат, какого нет на земле. Он был такой густой, и все как-то изменилось, мы встали на колени, так как ноги не держали, и все плакали. Но что это были за слезы… после исповеди у отца Бориса эти слезы сделали свое дело. Толком не понимая, что происходит, я плакала, не знаю о чем, но слезы лились рекой. Сколько это происходило по времени, я не знаю, нас было с отцом Владимиром шестеро человек. Когда все прошло и мы могли встать с колен, отец Владимир попросил пока никому не говорить об этом, только самым близким.

Испытав на себе действие благодати, мы долго не могли успокоиться. В машине от нас был сильный запах этого дивного благоухания, так как вся одежда наша и даже кожа пропитались им. Меня довезли до Москвы.

После исповеди у отца Бориса я чувствовала себя чистым ребенком, девочкой, отвращение к плотским грехам было очень сильным. Вхожу в квартиру, муж и сын волнуются, куда благословил старец, в какое ПТУ. А я вошла, от меня запах на всю квартиру, и говорю: «Все хорошо, Женя (сын) очень умный, пусть учится дальше в школе, он будет хорошо учиться и работать будет скоро в храме, а пахнет от меня так, потому что я видела чудо сошествия благодати Божией от Креста, который сошел с неба».

Не знаю, что тогда подумали обо мне мои близкие, я и сама не знала, что думать. Я не могла помыть ни руки, ни ноги, мне показалось кощунством смывать запах, повязала на ночь первый раз в жизни платок на голову и, не раздеваясь, легла на полу спать. Начиналась новая жизнь.

Недели две после поездки я не могла прийти к какому-то определенному выводу, где я была, но верить словам отца Бориса я не могла – как можно вдруг начать хорошо учиться, когда все запущено. О работе в храме и говорить нечего. Я сама не позволю сыну ездить так далеко, пусть уроки лучше делает. А через две недели приходит наша знакомая и говорит, что сына приглашают работать в храм, недалеко от нашего дома. Мы даже не знали, что недалеко от нас построили храм, и через несколько дней сын вошел в алтарь.

Забегая вперед, скажу, что сын закончил 11-й класс с одной тройкой по географии, но она была выставлена в 8-м классе, еще до встречи с батюшкой, а позже географии уже не было. Экзамены в одиннадцатом классе он сдал очень хорошо и без подготовительных курсов, по благословению отца Бориса, поступил в Свято-Тихоновский Богословский институт.

Задумалась я после того, как сына взяли в храм, который находился в нашем районе. Мы о нем не знали, священника не знали, а просто наша знакомая без нашего разрешения спросила, не нужен ли им мальчик для помощи. «А высокий ли у вас мальчик?» – спросил ее священник.

– Очень высокий.

– Ну, пусть приходит, у нас есть очень длинный стихарь.

Эта женщина не знала о моей поездке к отцу Борису. Стала я думать, может, сын мой и правда начнет учиться.

Муж гулял, полюбил другую женщину, собрался уходить. После очередного скандала он ушел, и я поехала к отцу Борису второй раз. По дороге опять пожалела, что еду. Зачем? Что, он мне мужа вернет? Нет. Тогда зачем? Приехала поздним вечером в Варницы, народа полно. Спросила несколько раз, кто последний, все молчат. Вдруг одна женщина встает и заталкивает меня в дверь к батюшке без очереди. Я буквально влетаю и говорю: «У меня горе, муж ушел». А батюшка отвечает улыбаясь: «А радость-то у тебя какая». Я остолбенела: «Какая радость, у меня муж ушел к молодой девице». Батюшка опять: «А радость, радость-то у тебя какая». У меня просто дар речи пропал, в душе у меня все черно от обиды, осуждения, боли и слез. Неужели не видно? Какая радость? Вот они, современные старцы.

Батюшка говорит: «Ты что, правда не понимаешь, какая у тебя радость?» Вижу, он удивлен и думает, что я притворяюсь, что не знаю. А батюшка говорит: «Как же так? У тебя сына взяли в алтарь прислуживать – это такая радость. Самая большая радость на земле. Я ведь тебя с утра жду. Возьми вот ему от меня подарок. Это ему от меня благословение на начало его служения Господу». И протягивает мне икону четырех святителей Московских.

Но я от горя не посмотрела на икону и говорю: «Да, конечно, это радость. Так я поеду домой?»

Батюшка говорит: «Нет, уже поздно. Чай с конфеткой и спать». Я еще по своей настырности несколько раз попросила и услышала опять про чай с конфеткой. Так черно было у меня на душе, села я в коридоре, плачу, ничего мне про мужа не сказал батюшка. Подходит ко мне женщина: «Будете чай?» Я отказалась, но она принесла. Я нарочно думаю: «А вот не буду». Потом она принесла конфетку, я нарочно от нее отказалась. Думаю, не будет чая с конфеткой, не может же быть все, как отец Борис скажет. Задумалась, вдруг она разворачивает фантик и запихивает конфету мне в рот. Я не успела ничего сделать, вынула конфету изо рта, говорю: «Вы что себе позволяете?» А она говорит: «Облизали уже, так и съешьте». Съела я, сразу сладкого чая захотелось, пью чай и плачу, а в ушах: «Чай с конфеткой и спать». Значит, думаю, все так по его и будет всегда.

Соборование

Накопились у меня к отцу Борису вопросы, и поехала я к нему на исповедь. Вопросов много, а исповедь записала отдельно на четверти листа в клеточку с двух сторон. На все вопросы батюшка ответил, разрешительную молитву прочитал и говорит: «Иди на соборование, я сейчас приду». И соборовал он сам в этот день. Началось соборование, и я вспомнила про грехи, которые забыла назвать. Стою и про себя причитаю: «Батюшка, я грехи сказать забыла». Как он ко мне подходит, я и начинаю ныть про себя. Смотрю, батюшка с укором каждый раз смотрит на меня и вздыхает. Я думаю: «Ну конечно, ведь соборование – это таинство прощения забытых грехов, а я их забыла, а не скрыла, значит, все в порядке. Господь их мне простит». Но на обратном пути домой все же по своему малодушию или скудоумию решила исповедать их в своем храме, на этом я и успокоилась. Лист с грехами лежал у меня в кармане пальто во время соборования. Но когда дома я достала этот листок, то увидела, что грехи сгладились, их нет, исчезли они вместе с клеточками, и только в одном правом нижнем углу были и клеточки, и грехи.

Молитва о духовном отце

Стала думать о духовном отце. Нет его у меня. А ведь езжу к старцу уже года два. Вот у него и нужно просить духовного отца. В моем представлении духовный отец – это человек, с которым я могла бы часто и долго беседовать, чуть ли не чай пить. Вот, думаю, спрошу у отца Бориса благословение на молитву о духовном отце и буду читать. Но мысли были и другие: «Я молитву попрошу, а отец Борис наверняка даст мне духовного отца. Вот, скажет, к такому-то поезжай, он и будет, и молиться не надо. И священник этот от меня не сможет отказаться, так как ему старец сказал меня взять в духовные чада». Вот с этой просьбой я и обратилась к батюшке в следующий приезд к нему. Батюшка коротко сказал: «Тебе не надо». Я глаза выкатила: «Как не надо? Всем надо, а мне не надо?»

– Да, тебе уже не надо.

Не знала я, что думать, все мысли мои пришли в смятение и остановились на одной: «Какая я умная!!! Без духовного отца могу спастись, вот это да!» Как батюшка посмотрел на меня, теперь ему пришло время изумиться. Он замахал на меня ручкой: «Ой! Ой! Ой! Иди, молись Царице Небесной своими словами, Она тебе откроет».

Отец мой, я все поняла потом.

Послушание

Очень тяжело было выполнять то, что говорил батюшка, но вера батюшке у нас уже была безграничной. Себе я уже доверять перестала – и глазам своим, и ушам. Закончил школу, сдал сын экзамены, получил аттестат, и вместо выпускного вечера поехали мы с ним в Иваново. Сын просил благословения в семинарию. А батюшка спокойно так: «Да нет. Поступай в Свято-Тихоновский Богословский институт». Мы чуть не упали оба, там подготовительные курсы и поступить туда тяжело, а нам бы куда-нибудь в Калугу. Но батюшка стоит на своем и четко говорит: «Поступишь, а как поступишь, то сразу в Арсаки, в Зосимову пустынь». Тут уж мне совсем дурно стало. Батюшка говорит: «Ты что, не знаешь, это воинская часть. Поступит и пусть уходит служить». Мне кажется, что иногда я чувствовала, как у меня на голове волосы шевелятся. Зачем нужно поступать на дневное отделение, если в ноябре в армию идти? Батюшка говорит: «Всё, идите, я все сказал. В институт и в Зосимову». Не знаю, как до дома доехали. Решили все выполнять, что он благословил. Сын стал готовиться, очень хорошо сдал экзамены, даже спел так, что ему предложили в хоре петь, хотя у него совсем нет ни слуха, ни голоса, и поступил. Радость у нас была большая, но в ноябре батюшка подтвердил: «В армию». Сказать мы об этом не могли никому, даже бабушке и папе. Сын пошел добиваться двухгодичного академического отпуска, но с дневного отделения не отпускают в армию, пришлось переводиться на вечернее отделение. Пошел в военкомат, сказать, что хочет в армию идти. На него посмотрели-посмотрели и попросили прийти на следующий день. А на следующий день его визит в военкомат снимали на кинокамеру и показали по телевизору. Так все и вскрылось, отец узнал, что сын идет в армию, но зато мы выполнили батюшкино благословение. Положившись на Господа, сделали мы все это за послушание духовному отцу, сын отслужил благополучно в Арсаках и вернулся домой.

Богородица – в родах помощница

– Батюшка дает мне икону-кулон, под стеклом, круглую, с ушком для веревочки. И говорит: «Это от меня Жене в воинскую часть передай». Я смотрю – Богородица и надпись по кругу: «В родах помощница». У меня дыхание перехватило, как же так? Выходит, у сына в армии кто-то есть и скоро уже будут роды!

Из последних сил говорю: «Батюшка, вы хоть видели, что вы даете?»

Ох, как он обиделся: «Давай обратно, давай обратно». Я руки за спину: «Простите!» А он не прощает: «Давай обратно, и все». Ну, кое-как уговорила его простить меня. Привожу сыну иконку в воинскую часть, думаю: ну ладно, пусть я дура, ну а что еще можно подумать про такой подарок? Что, интересно, сын скажет? Ведь это армия, а не роддом.

Сын был счастлив: «Ты что, не понимаешь? Меня же, значит, на подсобное хозяйство переведут».

– Почему?

– А где я еще роды буду принимать?

И скоро перевели в коровник.

Я уже не смогу сказать

Сын ушел в армию в начале декабря, а примерно в феврале зашел у меня разговор с батюшкой об одном человеке, которого и сын, и я очень уважали. Батюшка сказал: «Скажи сыну, чтобы он с ним не дружил». Я говорю: «Нет! Он меня не послушает, лучше вы ему сами скажите, когда он вернется из армии. Вас он послушает».

Батюшка сказал: «Я уже тогда не смогу сказать. Придется сказать тебе. И придется ему тебя послушать».

Сказал он фразу: «Я уже не смогу сказать». Повторил два или три раза. За два года до своей кончины, значит, он уже знал, что его не будет, когда сын мой вернется. Так и получилось. Сын вернулся через два месяца после ухода батюшки.

И сейчас нет разлуки

Нет слов, чтоб передать горе и скорбь от потери батюшки. Тяжело сказать слова: «На все воля Божия». Тяжело и невозможно мне было радоваться, что батюшка отмучился и в Царствии Небесном. Не было у меня этой радости. Может, мало я любила батюшку, но радости не было точно. Не верилось, что это батюшка в гробу, страшно было слышать стук забиваемых гвоздей. Мысли были всякие, и греховные в том числе, что без него пропадем и я, и сын. Помню, что, подходя ко гробу, не просила: «Упокой, Господи!», а просила: «Батюшка, не оставь меня!»

Молилась за него мало и плохо, зато к нему сразу начала обращаться и просить его молитв, как при жизни. Это записи обычного, грешного человека, который увидел святость, испугался ее, но и отойти устрашился, да и не смог уже. И остался около, и старался, по мере сил, слушать и исполнять. Многое становится понятно позже. Многое не исполнилось еще. Но если идти за батюшкой, то впереди будет встреча.

устав

кодекс монастырской жизни

Альтернативные описания

• древнеславянское письмо

• крупный почерк древних славяно-русских рукописей

• правила, с которыми нельзя лезть в чужой монастырь

• свод правил организации

• свод правил, законов, положений

• свод правил, которых придерживается любое учреждение

• свод правил, регулирующих права и обязанности (например, организации), порядок действий и несения службы

• старорусский шрифт

• тип почерка древних славянских рукописей, написанных кириллицей с четким начертанием каждой буквы, отсутствием сокращений

• установленный государством или организацией свод правил, регулирующих какую-нибудь деятельность

• свод правил

• талмуд караульной службы

• у какой книги про армию самый большой тираж?

• рукописный шрифт, которым написано знаменитое «Остромирово евангелие»

• назовите слово, объединяющее армию, клуб, древнюю славянскую рукопись и лавру

• свод всеармейской мудрости

• что зубрит новобранец?

• то, с чем нельзя лезть в чужой монастырь

• воинская «конституция»

• правила у военных

• документ, с которым в чужой монастырь не ходят

• армейская Библия

• кодекс в Армии

• типографский шрифт, первая форма кириллицы

• древнеславянская рукопись

• закон военной службы

• статут

• кодекс солдата

• свод законов для солдата

• кодекс

• свод правил в армии

• учредительный документ

• армейский свод правил

• закон для солдата

• талмуд солдата

• свод монастырских правил

• армейский «бестселлер»

• нормы жизни

• военный кодекс

• кодекс для солдата

• со своим в чужой монастырь не лезут

• военный или монастырский

• наиболее «любимая» солдатами книга

• наиболее читаемая в армии книга

• армейская «конституция»

• закон солдатской службы

• кодекс для служивых

• настольная книга молодого бойца

• «библия» солдата

• главный документ фирмы

• что содержит в себе Типикон?

• свод правил для солдата

• основной документ фирмы

• свод армейской мудрости

• солдатский кодекс

• распорядок, регламент

• правила поведения

• правила бытия солдата

• богослужебный …

• собрание воинских правил

• почерк древнегреческих рукописей

• кодекс правил «цвета хаки»

• армейский кодекс

• «азбука» поведения в армии

• Свод правил

• Установленный государством, собственником имущества или общественной организацией свод правил, регулирующих деятельность различных организаций и граждан, их права и обязанности в определенной сфере государственного управления или хозяйственной

• Свод правил корпорации

• Свод правил, положений

• Тип почерка древних славянских, латинских и греческих рукописей

• Свод всеармейской мудрости

Требования к трудникам

  1. Прием трудников, для проживания в монастыре, желающих потрудится во славу Божию (безвозмездно), в монастырь производится не постоянно, а только при насущной необходимости, и только на определённый монастырским начальством срок, при усливии выполнения трудниками возлагаемых на них послушаний.
  2. В качестве трудников, в монастырь принимаются только православные люди, для которых первостепенной и самой насущной задачей является церковная жизнь, а именно желание человека укрепится в христианском образе жизни, продолжить процесс своего воцерковления посредством участия в Святых Таинствах и всего уклада монастырской жизни; люди, которые в свою очередь, восходя путем смирения, послушания и молитвы, конечной своей целью имеют стяжание с Божией помощью христианских добродетелей и Евангельского совершенсва.
  3. Трудник должен быть воцерковлен или до приезда в монастырь, регулярно посещая церковные службы, исповедуясь и причащаясь Святых Христовых Тайн, начать процесс своего воцерковления.
  4. Перед тем, как обратится в монастырь за благословением на свое трудничество, человек должен прежде получить устное благословение на эту поездку у своего духовника или священника, у которого он постоянно исповедуется.

    Однако благословение своего духовника или священника, не является правом сразу приехать в монастырь, поскольку такое право может дать только руководство монастыря.

  5. Необходимо привести письменное благословение своего священника или духовника или положительная характеристика из другой обители, где человек ранее трудничал, если таковая имеется.
  6. Возраст трудника должен быть не менее 18 лет и не превышать 55 лет.
  7. Поскольку в монастыре отсутствует стационарная больница с соответствующим медицинским персоналом, оборудованием и медикаментами, монастырь не может принимать желающих трудничать с тяжелыми хроническими заболеваниями, которым может понадобится стационарная медицинская помощь. Дабы избежать заражения других, люди с инфекционными заболеваниями не принимаются. Поэтому монастырь принимает трудников, у которых отсутствуют физические ограничения, препятствующие исполнению монастырских послушаний.
  8. У трудника должен быть с собой действующий гражданский паспорт, постоянная регистрация по месту жительства, действующий на территории РФ полис обязательного медицинского страхования. У трудника, не являющегося гражданином РФ, кроме его паспорта, должна быть надлежащим образом оформлена действующая виза или миграционная карта.
  9. Лицам желающие пребыть в качестве трудников и расчитывающих трудничать в обители более 1 месяца, необходимо заранее сделать следующие медицинские документ: справки из психоневрологического, кожно-венерического, туберкулёзного, наркологического и «справку госпитальную». Подробное содержание госпитальной справки можно узнать в канцелярии Епархиального управления. Лица не желающие или не озаботившиеся заранее сделать эти справки, будут вынуждены покинуть обитель по истечении одного месяца.
  10. Ни монастырь, ни местная администрация не располагают помещениями, персоналом, оборудованием и медикаментами для лечения или реабилитации лиц, страдающих наркотической, алкогольной зависимостью или психическими отклонениями или заболеваниями. Поэтому лиц, страдающих отмеченными недугами, в качестве трудников монастырь принять не может. В случае сокрытия факта какой-либо серьезной зависимости, как только о ней станет известно, данный человек вынужден будет покинуть стены обители.
  11. Монастырь не принимает лиц нетрадиционной половой ориентации, лиц негативно высказывающихся в адрес руководства православной церкви, лиц негативно настроенных против других наций или народов.
  12. Монастырь так же не принимает лиц, по какой-либо причине укрывающихся от закона, правоохранительных и иных органов власти, или уклоняющиеся от срочной службы в армии, налогов и т. п. В случае, если такой факт будет обнаружен, то руководство вынужденно будет незамедлительно поставить в известность соответствующие органы власти.
  13. Так как в монастыре нет вещевого склада, то он не может обеспечить трудников спецодеждой, поэтому трудник должен привезти с собой полный комплект рабочей и личной одежды и обуви для работы в помещении и на улице, при любых погодных условиях и для соответствующего времени года, а так же необходимые ему средства гигиены и лекарства. В монастыре есть только медицинский кабинет с самыми простыми медикаментами.
  14. У трудника с собой обязательно должна быть достаточная сумма денег (не менее 1000 рублей) для оплаты проезда до монастыря и обратно. Монастырь денег на дорогу не выдает.
  15. Труднику, однажды досрочно покинувшему монастырь (самочинно или по инициативе), из-за нарушений монастырского режима, возникшей конфликтной ситуации и иной негативной причины (алкогольное опьянение и т. п.), может быть отказано в повторном приеме его как трудника. Данный человек, при наличии вышеперечисленных причин, может быть повторно принять, только после предъявления письменной рекомендации из другого монастыря о безукоризненном прохождении в нем трудничества в течении не менее полугода (при грубых нарушениях — более продолжительное время). При этом со дня выдачи такой рекомендации до дня прибытия в монастырь должно пройти не более двух недель.
  16. Мужчинам и женщинам, желающим получить благословение на приезд и узнать дату возможного приезда в монастырь, при наличии всех соответствующих документов, необходимо подать заявку.

Правила для трудников

Ниже изложенные правила всеми трудниками должны неукоснительно соблюдаться. Трудник грубо нарушивший правила поведения или внутреннего распорядка, а также отрицательно влияющий на общую атмосферу, вынужден будет покинуть монастырь в течение суток. Если лица нарушившие эти правила, ослушались и не покинули монастырь в течении суток, к воздействию на таковых привлекается полиция.

  1. Не благословляется и запрещено:
    • любой вид насилия или издевательства, как физическое так и словесное;
    • недопустимы грубость и использование нецензурной лексики;
    • употребление любого рода наркотических средств и иных химических веществ, смесей и лекарств, вызывающих галлюцинации, одурманивание и дезориентацию;
    • винопитие (любые даже легко-спиртные алкогольные напитки);
    • курение, на территории обители;
    • хранить любое, в том числе легально оформленное, холодное и/или огнестрельное оружие (на время пребывания в монастыре оружие должно быть сдано на хранение в отделение милиции), в том числе взрывчатые и легко-воспламеняемые вещества;
    • перемещать мебель или любые вещи, принадлежащие монастырю из помещения в помещени или вообще выносить их из здания, без конкретного на то благословения благочинного монастыря. Бережно обращаться с любым имуществом монастыря. Восполнение за причинённый монастырю ущерб взыскивается с трудника его причинившего;
    • сильные крики, нарушающие атмосферу спокойствия и умиротворения остальным насельникам обители (даже во время выполнения послушания);
    • без благословения покидать обитель;
    • вести пропаганду дригих верований или любых отклонений от православия;
    • жителям деревни, без благословения благочинного, находится в помещениях монастыря — запрещено.
  2. Неукоснительно соблюдать указания «старшего над трудниками», поставленного на это послушание благочинным монастыря.
  3. Точно соблюдать распорядок дня для трудников, учавствовать в духовной жизни монастыря:
    • посещать праздничные всенощные бдения, Божественную литургию в воскресенье, а так же в большие праздники;
    • посещать ежедневное утреннее правило и молебен прп. Александру Свирскому (начало в 6:00, в субботу — 7:00);
    • регулярно исповедоваться и причащаться (обязательная общая исповедь — каждую субботу в 16:30).
  4. В случае возникновения какой-либо проблемной ситуации необходимо незамедлительно поставить в известность благочинного монастыря.
  5. При выезде из монастыря необходимо сдать постельное белье — рухольному, инструмент — старшему над трудниками, а ключи от кельи — благочинному.

Надеемся, что перечисленные ограничения не повлияют на ваше душевное спокойствие, а, напротив, помогут в достижении той цели, к которой обязывает нас сие Святое Место.

Правила для паломников,приезжающих в Свято-Введенский женский ставропигиальный монастырь

Дорогие братья и сестры!

Мы благодарны Вам за Ваше внимание к нашей обители и надеемся, что посещение монастыря принесет вам духовную пользу.

1. Собираясь в монастырь необходимо позвонить по телефону 8(01592)45 925, 8(044) 778 01 98, сообщить о цели Вашего приезда и получить благословение на посещение монастыря. Монастырь принимает паломников с ночлегом в период с мая по октябрь.

2. Срок пребывания в монастыре – 3 дня, желательно с пятницы по воскресенье, для того, чтобы иметь возможность подготовиться к Таинствам Исповеди и Причастия. Участие в этих Таинствах должно быть основной целью приезжающего в монастырь.

3. Монастырь располагает двумя гостиничными домами, в которых и будут размещены паломники.

4. Паломнику желательно взять с собой:

— комплект постельного белья;

— необходимые туалетные принадлежности;

— рабочую одежду и обувь.

Одежда паломников должна быть соответствующей: шорты, открытые майки и блузки, короткие юбки и брюки (для женщин) на территории монастыря запрещены.

5. Приехав в монастырь, паломник должен быть готов выполнять работы и нести послушания, которые на него будут возложены.

Проживая в гостинице, он должен поддерживать порядок и чистоту, и перед отъездом убрать за собой (застелить постель, помыть полы и т.д.).

7. Для паломника желательно, по возможности, посещение монастырских богослужений.

8. Собираясь уезжать, необходимо уведомить об этом настоятельницу и получить благословение на отъезд.

Находясь в монастыре, необходимо сделать так, чтобы ваше пребывание не нарушило того строя, уклада жизни, который сложился в монастыре. Для этого важно постараться выполнять нижеследующие правила:

1. Без благословения, самовольно паломник не имеет права начинать никакое, даже самое благое дело, на территории монастыря.

2. Во внутренний двор монастыря, а тем более в сестринский корпус без благословения настоятельницы входить нельзя.

3. Хочется надеяться, что паломник, желающий получить духовную пользу от этой поездки, будет соблюдать благочиние, и его поведение будет соответствовать цели его приезда (громкие разговоры и смех, пользование декоративной косметикой, сквернословие, курение, пьянство и др. на территории монастыря недопустимы ).

4. Паломники должны соблюдать тишину в храме: отключать сотовые телефоны, не подпевать хору, не празднословить.

5. Для паломников, приезжающих с детьми, важно следить за их поведением и не допускать нарушения ими уклада монастырской жизни.

6. Питаются паломники из монастырской кухни и приготовление пищи самостоятельно в гостиничном доме запрещено.

7. После крестного хода на повечерии в чине прощения участвуют только насельницы и трудницы монастыря.

Если среди паломников есть те сестры, которые ищут монастырской жизни, они могут сказать об этом настоятельнице и с ее благословения срок их пребывания может быть увеличен.

С любовью о Господе, Игуменья Елисавета настоятельница монастыря с сестрами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *