Рахиль в библии

Рахиль в библии

Рахиль (млекопитающая, мать-овца) (Быт. XXIX, 6, 28 и др.) – младшая дочь Лавана и вторая жена патриарха Иакова. В первый раз мы встречаем ее имя в свящ. истории по случаю посещения Иаковом своего дяди Лавана в Месопотамии. Свидание Иакова с Рахилью и его последующая жизнь очерчена в кн. Бытия с обычной простотой патриархальных времен. Таково же и следующее за тем повествование о глубокой любви его к ней, – любви, которую не ослабили многие годы; о хитрости, с которой Лаван обманул его, заменивши при выдаче замуж младшую дочь старшей и о верности Иакова к предмету первой своей любви и о его готовности служить Лавану второе семилетие за Рахиль. Сделавшись его женой, она была наказана бесплодием, быть может, за ту ревнивую неприязнь, которую питала к отверженной Лии (Быт. XXIX, 31). Впрочем, по прошествии некоторого времени Бог отверз утробу ее и она родила Иакову сына – Иосифа. При отбытии Иакова из Месопотамии Рахиль унесла с собой и скрыла без ведома мужа идольские изображения своего отца, без сомнения, вследствие какого-либо суеверия, и, когда Лаван настаивал на возвращении оных, она с хитростью избежала обыска (Быт.XXXI, 34–35), скрывши их под седлом верблюда и сказавши, что не может встать с него по причине обыкновенного женского. После своего трогательного свидания и примирения с Исавом и кровавого события, соединенного с поражением жителей Сихема, и Божественных откровений, полученных им в Вефиле, Иаков отправился в путь из сего последнего места, и вот его возлюбленная Рахиль умерла на пути от родов сына, названного Вениамином, и погребена на дороге в Ефрафу, т. е. Вифлеем. Иаков поставил над гробом ее памятник (Быт.

XXXV, 18, 19). Гробница Рахили была хорошо известна многие столетия после того, как то нам известно из I кн. Царств (I Цар. X, 2). И доселе еще к ней относятся с большим благоговением как иудеи, так и магометане. Местные арабы собираются сюда для торжественных молитв во время бездождия. Замужние женщины берут отсюда куски камня и носят их во время беременности. Декан Станлей говорит, что означенная гробница (представленная на прилагаемом при сем рисунке) совершенно сходствует с описанием библейского повествования. Память Рахили сохранялась в ее потомстве и в последующие времена. Во времена Вооза и Руфи жители и старейшины Вифлеема, благословляя супружество Вооза с Руфью, желали ему такого же счастья и благословения от Бога, какие принесли Израилю Рахиль и Лия (Руф. IV, 11). Пр. Иеремия, изображая бедствия и пленение иудеев, представляет Рахиль как праматерь израильтян, осиротевшей и безутешно плачущей о сынах своих, ибо их не стало (Иер. XXXI, 15). Евангелист Матфей, указывая в этом печальном событии образ другого печального события, и именно избиения Иродом вифлеемских младенцев, повторяет слова пророка, применяя их к настоящему событию, – дети вифлеемские принадлежали к потомству Рахили, и она, как мать их, безутешно плачет, потому что их нет (Мф. II, 18).

Иаков и Рахиль

Любовь Люсова

Не знаем мы, как долго шёл Иаков.
Известно только — цели он достиг.
От радости большой смеялся, плакал,
Преодолев все трудности пути.
Вокруг была «земля сынов Востока».
Словно мираж возник колодец полевой.
Иаков был у самого истока
Той жизни сложной, кочевой.
Три стада мелкого скота бродили,
Ощипывая скудную траву,
И пастухи о чём-то говорили.
Всё было, как во сне, не на яву.
— Откуда вы?

— Спросил Иаков,-
Ещё не зная, что он у своих.
Жизнь позади в смертельном страхе
И не придётся жить среди чужих.
Возликовал, узнав, что из Харрана,
Что скот на пастбищах пасут.
А у колодца — место сбора стана,
Скотину поят, отдыхают, ждут.
Боясь спугнуть удачу, что свалилась
Так неожиданно, застав врасплох,
Спросил с надеждою, которая родилась
В сомнениях, что это не подвох:
— Быть может знаете Лавана?
Все дружно закивали…Сам не свой
Услышал он: — Конечно знаем!
Его тебе покажет здесь любой.
А вот и дочь его со стадом
Сюда идёт. Ведёт на водопой.
Она была почти что рядом.
Не шла, парила над землёй.
Взглянув, Иаков замер от восторга.
Ради такой он мог пройти,
Усталость поборов, ещё бы столько,
Преодолев все трудности в пути.
Пастушка стройная, само очарованье,
Могла б любого красотой пленить
Своею свежестью, природным обаяньем.
Всевышний постарался угодить!
В одежде старенькой, поблеклой,
На солнце выгоравшей день-деньской,
Она была какой-то светлой-светлой,
Ему казалась даже — неземной!
Заметив взгляд его, по девечьи робея,
Рахиль пыталась сделать вид,
Что занята и, глаз поднять не смея,
Почувствовала: Всё внутри горит.
То чувство ранее ей не знакомо было.
Впервые в жизни ощутив его,
Оно, как всё безвестное, смутило.
Заполнило всё существо её.
Иаков подошёл и глаз не отрывая,
Боясь, чтоб не исчезла вдруг она,
Разглядывал, всё больше сознавая,
Что Богом для него лишь создана.
Представился: — Я родственник отцу!
И улыбнувшись, чувства обнажая,
Приблизился к прекрасному лицу.
Расцеловал, весь радостью пылая.
Рахиль смущённо, молча улыбалась.
Её прекрасное и смуглое лицо
Ещё чудеснее ему казалось,
Светилось радостью и добротою всё.
Она вздохнула и заметно оживилась.
Сказала просто: — Сбегаю домой!
И как-то внешне вся преобразилась,
Став сразу близкой и родной.
— Постой!- Сказал он,- Мы сначала
Напоим скот, чтоб не томить.
Откуда только силы взял он,
Чтоб камень в одиночку отвалить?
Тот самый, и который вместе,
Сидевщие с ним рядом пастухи,
И не пытались сдвинуть с места,
Хотя и сами были не слабы.
***
Лаван пришёл довольно скоро.
Был счастлив Якова обнять.
Домой повёл, распрашивал о близких.
Велел располагаться, отдыхать.
На завтра, не привыкший к лени,
Иаков помогал, как мог.
И утром в поле, наровне со всеми,
Пас скот Лавана и стерёг.
Часы мелькали быстро и недели.
Остался уже месяц позади.
В трудах и в общей «карусели»
Иаков счёт забыл, живя в любви.
Она пылала ярче с каждым часом,
Давая смысл всей жизни той,
В которой он нежданно оказался
Весь погружённый, с головой.
Желая дня, рассвет встречая,
Жил только мыслею одной:
Что день грядущий приближает
Возможность встречи с «неземной».
Единственной, неповторимой,
То близкой, то недостижимой,
Так безрассудно им любимой,
Что был готов идти на всё.
***
И вот однажды Лаван, лично,
К Иакову внезапно подошёл,
И без вступлений непривычных
О жизни разговор завёл.
О том, что месяц уж Иаков
Пасёт и днём, и ночью скот,
Но не решён вопрос о плате.
Её пусть сам он назовёт.
Иаков знал, что состоится
Когда-нибудь о плате разговор.
К нему и сам уже стремился,
Вступить готовый даже в спор.
— Какая плата?.. Я не скрою,
Что дочку младшую твою
Мечтаю взять своей женою
И с первых дней её люблю!
Готов без устали трудиться
Я за неё семь лет с тобой.
Ты можешь с этим согласиться?..
— «Ты лучше тех, кто мне чужой!»
» И служил Иаков за Рахиль семь лет,
и они показались ему за несколько дней,
потому что он любил её.»
( Быт.29:20)
***
Семь лет мгновеньем пролетели.
Лаван созвал на пир друзей.
Повеселиться там умели
После тяжёлых, трудных дней.
Момент приблизился желанный:
Лаван привёл любимую в их дом.
Вознаграждён Иаков долгожданной.
В Рахиль по-Божески влюблён!
Он искренне ему поверил,
Что держит счастие в руках!
Что полной чашею отмерил
Лаван за труд весь в батраках.
Но… Утром обнаружилось другое:
Иаков спал не с той, о ком мечтал,
А с Лией — старшею сестрою…
— За что мне так? — Он Бога вопрошал.
Как мог Ты допустить, чтобы Лаван
Так осквернил мои к Рахили чувства?
Ведь я служил, как он повелевал!..
Теперь наказан, словно за распутство!
Разгневанный к Лавану он идёт,
Чтоб воскресить свои надежды,
Но слышит то, что сердце рвёт,
О чём не приходилось слышать прежде.
— Обычай требует, чтоб старшая сестра
За мужем — первой выходила, понимаешь?
Тем более, что ей давно пора,
Но выход есть, коль пожелаешь?..
Через неделю можешь взять Рахиль.
Но за неё послужишь те же годы.
Не говори, что все надежды в пыль
Развеял я!.. — Обычаи народов!
Ты — родственник! Мне тоже больно!
Как сына я тебя воспринимал.
Не я обычаи придумал и…Довольно!
Как все, их только соблюдал!
***
«Иаков так и сделал;
и окончил неделю этой.
И Лаван дал Рахиль, дочь свою,
ему в жену…Иаков вошёл и к Рахили,
и любил Рахиль больше, нежели Лию;
и служил у него ещё семь лет других.
(Быт.29:28,30)

Лия прародительница двенадцати колен Израилевых

Гениальные Матери Планеты

Лия — прародительница двенадцати колен Израилевых
29-я глава книги Бытия рассказывает о двух дочерях Лавана Арамеянина: «Лаван имел двух дочерей; старшая звалась Лия, а младшая Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем». Сестры сильно отличались не только внешне, но и характерами. Лия была скромной, доброй и кроткой; Рахиль — жизнерадостной, самоуверенной и дерзкой. С детства осознавая внешнее превосходство младшей сестры, Лия не завидовала ей и горячо любила всех своих родных.
К моменту появления Иакова Лия уже давно была на выданье, но женихов она не привлекала. Иаков, прибывший к Лавану с целью найти себе жену, с первого взгляда влюбился в его младшую дочь Рахиль. Однако по существующую закону младшая дочь не могла выйти замуж раньше старшей. Безусловно, Лаван мог бы увеличить приданое за Лией и найти ей какого-нибудь мужа. Богатые невесты всегда ценились не меньше, чем красавицы.
Но Лаван поступил иначе: он не хотел какого-нибудь мужа для Лии. Любящему сердцу отца обе дочери казались красавицами. Его хитрый поступок говорит о том, что Лаван одинаково любил своих дочерей. Отец хотел, чтобы у старшей дочери тоже был достойный, надежный муж, отец ее будущих детей и его собственных внуков.
Согласно библейскому предписанию, деторождение, а не любовь между мужчиной и женщиной, — основная цель брака. Библия видит в детях благословение Божие (Быт 22:17; 32:13). Вот чем объясняется обман, который совершил Лаван, подменив в брачную ночь обещанную Иакову Рахиль.
Иаков пришел к тестю и воскликнул: «Что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня? Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других. Иаков так и сделал и окончил неделю этой. И дал Рахиль, дочь свою, ему в жену». Фактически Лаван почти одновременно, с разницей в неделю выдал замуж обеих своих дочерей.
Почему Лаван поставил Иакову условие: после женитьбы на Рахиль отработать за нее еще семь лет? Просто он не хотел расставаться с любимыми дочерьми, мечтая увидеть и понянчить внуков. Можно ли при этом считать Иакова пострадавшим? Все-таки он получил одновременно двух жен и двойное приданое за них! Кроме того, как рассказывает Библия, Иаков покинул тестя очень богатым человеком.
История двух жен Иакова — любимой Рахиль и нелюбимой Лии — была наполнена множеством драматических событий. Кроткая, романтичная Лия искренне полюбила своего мужа и мечтала заслужить любовь Иакова. Когда она родила первенца, сына Рувима, в ее сердце появилась большая надежда. Она сказала: «Господь призрел на мое бедствие; ибо теперь будет любить меня муж мой».
После рождения сына Симеона жаждущая любви Иакова Лия с отчаянием и надеждой произнесла: «Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего». В третий раз став матерью, родив сына Левия, наивная душа Лия восторжествовала: «Теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трех сынов». В ветхозаветные времена женщина-мать, родившая сыновей, пользовалась особым почитанием в обществе и уважением мужа.
Однако ее женская любящая душа жила напрасными надеждами: сыновья, рожденные Лией, для Иакова оказались менее важны, чем Рахиль. Лия смирилась с долей нелюбимой жены. «…Смирение предшествует славе», — сказал премудрый Соломон (Притчи 18:21).
В угасающей смиренной женской душе, не познавшей любви мужчины, стала рождаться новая душа — душа матери. Она росла и наполнялась духовной красотой. В смиренной Лии проснулась гордость. Всю свою невостребованную Иаковом любовь мать полностью, без остатка отдала детям. Как повествует Библия, она продолжила борьбу за свое счастье, за право быть матерью многочисленного потомства. Полная самоотдача материнству сделали Лию одной из четырех прародительниц еврейского народа.
После рождения четвертого сына Иуды гордая мать произнесла: «Теперь-то я восхвалю Господа!» В рождении и воспитании детей Лия обрела неиссякаемый источник силы, вдохновение и свое предназначение в жизни.
Особенно к матери был привязан ее первенец Рувим. Ему было только пять лет, когда он принес Лии мандрагоры. Рувим их не случайно нашел. Ребенок сильно переживал за мать из-за ее приниженного положения нелюбимой жены. Однажды Рувим подслушал разговор взрослых и узнал о редком для Месопотамии растении: мандрагоровых яблоках. По народному поверью это растение обладало чудесным свойством: приготовленный из него напиток возбуждал любовь и увеличивал способность к деторождению. Во время сбора урожая пшеницы, когда все взрослые были заняты, Рувим незаметно сбежал и направился на поиски мандрагоры. Ему хотелось сделать свою мать счастливой. И он нашел мандрагоры и принес их своей матери! В конечном счете эти чудодейственные плоды оказались у Рахиль.
Лия отдала их сестре в обмен на свидание с мужем. Но не ради еще одной попытки завоевать сердце Иакова, иначе она ни за что бы не отдала мандрагоровые яблоки своей сестре. Она сделала это только ради одного: чтобы иметь еще детей.
Через девять месяцев Лия родила пятого сына — Иссахара, через год шестого — Завулона. Тогда она сказала: «Бог дал мне прекрасный дар; теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов». Лия очень нуждалась в статусе главной жены. Ей было необходимо, чтобы Иаков жил в ее шатре вместе с сыновьями, чтобы своим вниманием он укреплял ее авторитет как матери в глазах подрастающих детей. Кроме того мальчики нуждались в более близком общении с отцом. С ним они должны были делиться своими детскими мечтами, от него должны были получать наставления и поучения. Это смогло бы в будущем уберечь сыновей Иакова от неправильных поступков. Однако ложе Иакова по-прежнему оставалось в шатре Рахиль. Его любовь к женщине была сильнее, чем любовь к детям.
После рождения у Лии дочери Дины наконец-то забеременела и родила долгожданного сына Иосифа и Рахиль. И сказала она: «снял Бог позор мой».
В скором времени Иаков решил уйти от Лавана и вернуться в родные земли. Он ушел тайно, никого не известив об этом. Лаван, который мечтал, чтобы дочери и внуки всегда оставались с ним, бросился в погоню. Отец был потрясен и не мог поверить, что дочери могли покинуть его, не попрощавшись. Догнав Иакова, он сказал ему с болью: «Для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих как пленниц?», «ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих» (Быт 31:26, 28). Тем не менее, Лаван благословил и отпустил своих любимых детей, взяв с Иакова клятву: «Если ты будешь худо поступать с дочерями моими, или если возьмешь жен сверх дочерей моих, то… смотри, Бог свидетель между мною и между тобою» (Быт 31:26).
По дороге в Ханаан у беременной во второй раз Рахиль начались схватки, но что-то пошло не так… Роды были очень тяжелыми. Любимая жена Иакова умерла сразу после рождения второго сына. Рахиль безумно хотелось жить. Перед смертью она отчаянно кричала и плакала. «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер 31:15). Умирая, Рахиль успела дать новорожденному младенцу имя: Бенони — «сын моей печали». Иаков изменил это имя на Вениамин.
После смерти Рахиль Лия стала нежной матерью для младенца Вениамина и маленького Иосифа. Своей преданной любовью и неустанной заботой она объединила всех детей Иакова, стала для них не только мудрой матерью, но и наставником и близким другом. Именно с ней сыновья Иакова делили все свои радости и печали, тревоги, надежды и мечты.
К сожалению, сам Иаков перенес свою любовь к Рахиль на Иосифа. Его он выделял среди сыновей особым вниманием и дорогими подарками. «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его, — и сделал ему разноцветную одежду» (Быт 37:3). Конечно, остальным сыновьям Иакова это было обидно: ведь они тоже нуждались в отцовской любви. Собственно, некрасивый поступок, который совершили братья с Иосифом, продав его мадиамским торговцам, спровоцировал сам Иаков.
Рувим, первенец Лии, всегда стоял на страже интересов своей матери. По еврейскому преданию, сохраненному Раши, после смерти Рахиль Иаков перенес свое ложе в шатер ее служанки Валлы. Рувим не мог вынести очередного унижения своей матери. Он взял и сам перенес ложе отца в шатер Лии. Несмотря ни на что отец очень ценил своего старшего сына. В своем благословении сыновьям Иаков говорит: «Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества» (Быт 49:3). Не забудем, что именно Рувим спас жизнь Иосифу Прекрасному, когда братья собирались его убить.
Мать Лия до конца своей жизни любила одинаково всех детей Иакова и жила их интересами. Несмотря на слабое зрение своим любящим материнским сердцем она сумела помочь каждому из сыновей Иакова найти свой жизненный путь. Перед смертью патриарх завещал своим сыновьям похоронить его рядом с Лией в пещере Махпела: «там похоронили Авраама и Сарру, жену его, там похоронили Исаака и Ревекку, жену его, и там похоронил я Лию» (Быт 49:31).
Лия родила шесть сыновей и одну дочь. Вместе с усыновленными она вырастила и воспитала двенадцать сыновей Иакова, ставших родоначальниками двенадцати колен Израилевых: Рувима, Симеона, Левита, Иуду, Иссахара, Завулона, Дана, Неффалима, Гада, Асира, Иосифа и Вениамина.
От Лииного сына Иуды произошло колено Иудино, из которого вышел царский род Иессея и Давида, правившего в Израиле. К этому же роду принадлежал и Иисус Христос (Лк 3:23, 31–33).

От другого Лииного сына Левия пошел род священников Израилевых. Не внешняя красота Рахиль и страстная любовь к ней мужа, а внутренний свет, величие души, несокрушимая вера и преданная материнская любовь Лии сделали Иакова патриархом еврейского народа.
Знаменитая скульптурная композиция Микеланджело, установленная в Риме на гробнице папы Юлия II в 1545 году, состоит из трех фигур: в центре пророк Моисей, а по бокам — прародительницы еврейского народа: справа Лия, слева Рахиль. Задумчивая и благородная Лия держит в левой руке зеркало, чтобы наблюдать за действиями людей, а в правой — гирлянду цветов — символ человеческих добродетелей. Фигура Лии символизирует «жизнь деятельную», в то время как фигура Рахиль символизирует «жизнь созерцательную». Именно так изобразил двух сестер Данте Алигьери в «Божественной Комедии». В ней величественной Лии посвящены такие строки:
Чтоб всякий ведал, как я названа,
Я — Лия, и, прекрасными руками
Плетя венок, я здесь брожу одна.
Для зеркала я уберусь цветами;
Сестра моя Рахиль с его стекла
Не сводит глаз и недвижима днями.
Ей красота ее очей мила,
Как мне — сплетенный мной убор цветочный;
Ей любо созерцанье, мне — дела.
В Православии Лия — ветхозаветная святая, оберегающая молодых людей от неверного выбора супруга или супруги, а также защищающая от осложнений во время родов.

© Copyright: Гениальные Матери Планеты, 2015
Свидетельство о публикации №215022200220

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Гениальные Матери Планеты

Рецензии

Написать рецензию

Нинель, как же я рада, что Дух Божий через мою племянницу вывел меня на вашу страницу. Полностью согласна с вашей трактовкой судьбы Лии. Молюсь, чтобы это прочли многие Ищущие ИСТИНУ. Я вас избрала для постоянного чтения. И буду молиться об единомыслии в понимании Слова Божьего. Да благословит вас Господь.
С интересом — Екатерина
Екатерина Истоомина 2 01.09.2018 22:10 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Катенька, спасибо Вам огромное за отклик. С уважением, Нинель Светличная.
Гениальные Матери Планеты 22.03.2019 07:33 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Гениальные Матери Планеты

Транспорт
Где поесть
Отели, хостелы и прочие
Культурные (и не очень) мероприятия
Интересная и полезная информация

Описание Могилы Рахили

Бытие. Глава 48

7. Когда я шел из Месопотамии, умерла у меня Рахиль в земле Ханаанской, по дороге, не доходя несколько до Ефрафы, и я похоронил ее там на дороге к Ефрафе, что ныне Вифлеем.

Могила Рахили — это место, почитаемое как место погребения еврейского матриарха Рэйчел. Гробница, расположенная у северного входа в Вифлеем, считается священной для евреев, христиан и мусульман. С середины 1990-х годов могила называется палестинцами как мечеть Билал бин Рабах (арабский: مسجد بلال بن رباح). Место погребения матриарха Рахили, упомянутое в еврейском Танахе и христианском Ветхом Завете, однако в мусульманской литературе оспаривается между этим местом и несколькими другими на севере. Несмотря на это Могила Рахили является самым признанным кандидатом упокоения еврейского матриарха. Гробница Рахили является третьим святым местом в иудаизме и стала одним из краеугольных камней еврейско-израильской идентичности.

Самые ранние внебиблейские записи, описывающие эту гробницу как место захоронения Рахили, относятся к первому столетию 4-го века н.э. Здание Могилы Рахили в ее нынешнем виде датируется периодом Османской империи и расположена на мусульманском кладбище Османской империи. Когда сэр Моисей Монтефиоре отремонтировал участок в 1841 году и получил ключи от еврейской общины, он также добавил прихожую, в том числе михраб для мусульманской молитвы, чтобы облегчить мусульманам проблемы.

Этот участок считается местом захоронения библейского матриарха Рахили, жены Иакова и матери двух из его двенадцати сыновей. Она умерла, родив Вениамина, и «Иаков установил столп на ее могиле» (Бытие 35:19). Для евреев Могила Рахили является третьим самым святым местом после Храмовой горы в Иерусалиме и Пещерой Патриархов в Хевроне. Также сюда часто приходят женщины, которые хотят забеременеть.
В еврейской традиции считается, что Рахиль плачет о всех своих потомках. Когда евреев уводили в Вавилонское рабство она плакала, когда они проходили мимо ее могилы по дороге в Вавилон (Иеремия 31: 11-16).

«Так говорит Господь: голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет.»

Здание построено примерно в 1620 году турками-османами в форме куба, увенчанный куполом. Оно было расширено в 1860 году сэром Моисеем Монтефиором. После британского меморандума 1929 года в 1949 году ООН постановила, что к Могиле Рахили относится статус статус-кво, соглашение, одобренное Берлинским договором 1878 года о правах, привилегиях и обычаях в святых местах.

Согласно Плану Организации Объединенных Наций по разделению палестинцев 1947 года, гробница должна была быть частью управляемой зоны Иерусалима, но район был оккупирован Иорданским Хашимитским королевством, которое запрещало евреям въезжать в этот район.

После израильской оккупации Западного берега в 1967 году сайт попал под контроль израильского министерства по делам религий. В 1990-х годах из-за ухудшения ситуации с безопасностью исходная куполообразная структура Могилы Рахили была укреплена. В 2005 году, после утверждения Израиля 11 сентября 2002 года, израильский забор на Западном берегу был построен вокруг гробницы, фактически аннексируя его у Палестины. В докладе 2005 года Специального докладчика УВКПЧ Джон Дугард сказал, что: «Хотя Могила Рахили является святым местом для евреев, мусульман и христиан, она была фактически закрыта для мусульман и христиан». 21 октября 2015 года ЮНЕСКО приняла спорную резолюцию, в которой подтверждается заявление 2010 года о том, что Могила Рахили была «неотъемлемой частью Палестины». 22 октября 2015 года гробница была отделена от остальной части Вифлеема серией барьеров цементных блоков.

Вид на могилу Рахили в начале 20- ого века

Вид на могилу Рахили в начале 21- ого века (прогресс в действии)

Надпись на немецком переводится как «Я- Берлинец». Это несколько неправильная фраза была сказана американским президентом Джоном Кенеди в Берлине. Неправильная она потому что «ein» лишнее в этом предложение. Эту версию можно перевести как «Я — пончик». Как бы там не было речь шла о Берлинской стене и такого рода надписи встречаются здесь довольно часто.

Что посмотреть в могиле Рахили

Участок состоит из скалы с одиннадцатью камнями вокруг нее, по одному для каждого из одиннадцати сыновей Иакова, которые были живы, когда Рейчел умерла при родах. На протяжении веков скала была покрыта куполом, поддерживаемым четырьмя арками. Большая гробница теперь покрыта бархатной драпировкой.
Сегодня Могила Рахили очень близок к контрольно-пропускному пункту с палестинских территорий в Израиль. Первоначальная гробница прямоугольной конструкции с белым куполом, была окружена стеной, в комплекте с охранной башней, солдатами и колючей проволокой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *