Псалом 18 для чего читают?

Псалом 18 для чего читают?

В конец, псалом Давиду

К исполнению. Псалом Давида.

1 Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь.

1 Небеса проповедуют славу Божию, о творении же рук Его возвещает твердь.

2 День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум.

2 День дню изливает речь, и ночь ночи возвещает знание.

3 Не суть речи, ниже словеса, ихже не слышатся гласи их.

3 Нет ни наречий, ни языков, на которых не слышатся их голоса.

4 Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их. В солнце положи селение Свое,

4 Во всю землю вышел голос их, и в концы вселенной речи их. В солнце Он устроил обитель Свою,

5 и Той, яко Жених исходяй от чертога Своего, возрадуется, яко Исполин тещи путь.

5 и оно, как жених, выходящий из брачного чертога своего, возрадуется, как исполин, пробежать путь.

6 От края небесе исход Его, и сретение Его до края небесе, и несть иже укрыется теплоты Его.

6 От края небес восход его, и нисхождение его – до края небес, и никто не укроется от теплоты его.

7 Закон Господень непорочен, обращаяй душы, свидетельство Господне верно, умудряющее младенцы.

7 Закон Господень непорочен, обращающий души, свидетельство Господне верно, умудряющее младенцев;

8 Оправдания Господня права, веселящая сердце, заповедь Господня светла, просвещающая очи.

8 повеления Господни правы, веселящие сердце, заповедь Господня светла, просвещающая очи;

9 Страх Господень чист, пребываяй в век века: судьбы Господни истинны, оправданы вкупе,

9 страх Господень чист, пребывающий во век века, суды Господни истинны, праведны все вместе,

10 вожделенны паче злата и камене честна многа, и слаждша паче меда и сота.

10 вожделеннее золота и многих камней драгоценных, и слаще мёда и сота.

11 Ибо раб Твой хранит я, внегда сохранити я, воздаяние много.

11 И вот, раб Твой хранит их; в соблюдении их – воздаяние многое.

12 Грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя,

12 Согрешения кто поймёт? От тайных дел моих очисти меня

13 и от чуждих пощади раба Твоего, аще не обладают мною, тогда непорочен буду и очищуся от греха велика.

13 и от чуждых сбереги раба Твоего. Если они не овладеют мною, тогда непорочен буду и очищен от греха великого.

14 И будут во благоволение словеса уст моих, и поучение сердца моего пред Тобою выну, Господи, Помощниче мой и Избавителю мой.

14 И будут во благоволение слова уст моих, и попечение сердца моего пред Тобою всегда, Господи, помощник мой и избавитель мой.

Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь. День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум. Не суть речи, ниже словеса, ихже не слышатся гласи их. Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их. В солнце положи селение Свое, и Той, яко Жених исходяй от чертога Своего, возрадуется, яко Исполин тещи путь. От края небесе исход Его, и сретение Его до края небесе, и несть иже укрыется теплоты Его. Закон Господень непорочен, обращая душы, свидетельство Господне верно, умудряющее младенцы. Оправдания Господня права, веселящая сердце, заповедь Господня светла, просвещающая очи.

Страх Господень чист, пребываяй в век века: судьбы Господни истинны, оправданы вкупе, вожделенны паче злата и камене честна многа и слаждшия паче меда и сота. Ибо раб Твой хранит я, внегда сохранити я, воздаяние много. Грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего, аще не обладают мною, тогда непорочен буду и очищуся от греха велика. И будут во благоволение словеса уст моих, и поучение сердца моего пред Тобою выну, Господи, Помощниче мой и Избавителю мой.

>Том 3. Слово о смерти

Страсть

Лишены надежды спасения и те православные христиане, которые стяжали греховные страсти и посредством их вступили в общение с сатаною, расторгнув общение с Богом. Страсти суть греховные навыки души, обратившиеся от долгого времени и частого упражнения в грехе как бы в природные качества. Таковы: чревообъядение, пьянство, сладострастие, рассеянная жизнь, сопряженная с забвением Бога, памятозлобие, жестокость, сребролюбие, скупость, уныние, леность, лицемерие, лживость, воровство, тщеславие, гордость и тому подобное. Каждая из этих страстей, обратившись в характер человека и как бы в правило его жизни, соделывает его неспособным к духовному наслаждению на земле и на небе, хотя бы человек и не впадал в смертный грех. «Не льстите себе, – говорит святый апостол Павел, – ни блудницы, ни идолослужителе, ни прелюбодее, ни сквернителе, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татие, ни пьяницы, ни досадителе, ни хищницы, царствия Божия не наследят»(1Кор.6:9, 10). «Явлена же суть дела плотская, яже суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, студодеяние, идолослужение, чародеяния, вражды, рвения, завиды, ярости, разжжения, распри, соблазны, ереси, зависти, убийства, безчинни кличи, и подобная сим: яже предглаголю вам, якоже предрекох; яко таковая творящии Царствия Божия не наследят. А иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми»(Гал.5:19–24). Страсть требует тщательного врачевания покаянием и благовременного искоренения противоположною ей добродетелию. Страсть не всегда выражается делом; она может тайно жить в сердце человека, обладая его чувствованиями и помышлениями. Страсть познается из того, когда человек не престает воображать грех и услаждаться мечтанием его, когда плененный им, он уже не в силах противиться увлекающей силе греховных помышлений и картин, которые своею непотребною сладостию поглощают всю его мудрость и крепость. Страстный не престает совершать грех в мечтании и сердечном чувстве, чрез что поддерживает свое общение с темными духами и свою подчиненность им, а потому и свою вечную погибель. «Возопий крепостию, – повелевает Господь Пророку Своему, – и возвести людем моим грехи их, и дому Иаковлю беззакония их. Мене день от дне ищут, и разумети пути моя желают, яко людие правду сотворшии, и суда Бога своего не оставившии, просят ныне у Мене суда праведна: и приближитися ко Господу желают, глаголюще: что яко постихомся, и не увидел еси? Смирихом души наша, и не уведел еси? Во дни бо пощений ваших обретаете воли ваша»(Ис.58:1–3), т. е. «лукавыя мысли ваши! Вы приносите им всесожжения, как идолам! Вы признали как бы богами вашими лютыя помышления, и приносите им жертву честнейшее из жертв: свободу вашу, которую подобало вам посвятить Мне вашим благоделанием и чистою совестию».

Тогда только осеняет человека надежда спасения, когда он увидит себя в невидимой брани постоянным победителем. Эту мысль выразил святый пророк Давид, когда молитвенно сказал Богу: «в сем познах, яко восхотел мя еси. Яко не возрадуется враг мой о мне»(Пс.40:12). Он молился о получении этого блаженного состояния, когда говорил: «от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего. Аще не обладают мною, тогда непорочен буду, и очищуся от греха велика». (Пс.18:13–14)»Воздаждь ми радость спасения твоего, и Духом владычним утверди мя». «И будут во благоволение словеса уст моих, и поучение сердца моего пред Тобою выну, Господи помощниче мой, и избавителю мой»(Пс.50:14, 18:15). Очевидно, что грехом тайным и вместе грехом великим Пророк назвал страсть. Он назвал ее грехом чуждым, потому что она составляется из принятых и усвоенных душою бесовских помыслов, чуждых душе, от которых она томится и болезнует, как от состояния противоестественного. Непорочность, достойная рая, является по истреблении из сердца страстей. Единый Святый Дух может вполне очистить человека от страстей и возвратить ему власть над самим собою, похищенную диаволом. В состоянии бесстрастия человек достигает чистой любви, и мысль его начинает постоянно пребывать при Боге и в Боге. Душа, ощутив осенение духа, увидев себя победительницею греховных помыслов и мечтаний, начинает ощущать неизъяснимую радость спасения. Эта радость не имеет никакого сходства с обыкновенною человеческою радостию, которая рождается единственно от тщеславия, составляется самодовольством, когда человек льстит сам себе или когда льстят ему другие, или же когда льстит ему земное преуспеяние. Духовная радость, извещающая спасение, полна смиренномудрия, полна благодарения Богу, сопутствуется обильными и постоянными слезами, непрестанными молитвами, не насыщается осуждением и уничижением себя, изливается в исповедании Богу, в славословии Бога, ознаменовывается умерщвлением к миру. Она – предощущение вечной жизни! Она – живое познание Бога, которое вопиет таинственно: «глас радости и спасения в селениях праведных: десница Господня сотвори силу, десница Господня вознесе мя, десница Господня сотвори силу. Не умру, но жив буду, и повем дела Господня: наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя. Отверзите мне врата правды: вшед в ня, исповемся Господеви. Сия врата Господня: праведнии внидут в ня. Исповемся Тебе, яко услышал мя еси, и был еси мне во спасение»(Пс.117:15–21). Врата Господня – благодатное смирение. Когда отверзутся пред умом эти врата Божественной Правды, он престает осуждать ближнего, памятозлобствовать на него, обвинять и его и обстоятельства, перестает оправдывать себя, познает во всем совершающемся непостижимую правду Божию, и потому отвергает свою правду как мерзость. Этими вратами в исповедании бесчисленных благодеяний Божиих и многочисленных своих согрешений, омовенный слезами покаяния и умиления, входит человек чистою молитвою и духовным видением пред лице Божие. Бежим, бежим убийцы нашего – греха! Бежим греха не только смертного, но и простительного, чтоб он не обратился от небрежения нашего в страсть, низводящую в ад наравне с смертным грехом. Есть грехи простительные. Так, если случится кому увлечься чревообъядением, блудным воззрением и помышлением, произнести гнилое слово, солгать, украсть что-либо маловажное, потщеславиться, погордиться, прогневаться, на короткое время огорчиться или воспамятозлобствовать на ближнего, во всех таких увлечениях, по немощи человеческой, когда за ними следует сознание и раскаяние, мы удобно получаем прощение от милосердого Бога. Простительный грех не разлучает христианина с Божественною благодатию, и не умерщвляет души его, как делает то смертный грех; но и простительные грехи пагубны, когда не раскаиваемся в них, а только умножаем бремя их. По сравнению, сделанному святыми Отцами, одинаково может потопить человека и навязанный на шею тяжелый камень и навязаный мешок с песком: так одинаково влекут в адскую пропасть и смертный грех и накопленное множество малых, простительных грехов. Что, например, сделал особенно худого евангельский богач, предававшийся ежедневно увеселениям, имея на то собственные средства? Причиною его погибели выставлена в Евангелии единственно его рассеянная жизнь, приведшая к совершенному забвению о вечной будущности и о добродетели. Рассеянность сделалась его страстью; вне ее он не понимал жизни.

Беда получить сердечную язву – страсть! Эту язву наносит иногда самое ничтожное обстоятельство: один неосторожный, по-видимому, невинный взгляд, одно необдуманное слово, одно легкомысленное прикосновение могут заразить неисцельно. В какой тяжкий грех мог впасть вышеупомянутый затворник, особенно уважаемый гражданами, никуда не выходивший из келлии, не соблазнивший никого, напротив, служивший назиданием для многих и погибший за свое невидимое мысленное общение с сатаною, по причине которого он не упокоил в себе Святаго Духа ни единого часа? В некотором женском монастыре жила при игумении ее племянница, прекрасная собою по наружности и неукоризненного поведения. Все сестры любовались и назидались ее ангеловидностию и необыкновенною скромностью. Она скончалась. Ее похоронили торжественно, в твердой уверенности, что чистая душа ее воспарила в райские обители. Огорченная разлукою с нею, игумения предавалась непрестанной молитве, усиливая эту молитву постом и бдением, и просила Господа, чтоб Он открыл ей, какой небесной славы удостоилась ее племянница в лике блаженствующих девственниц? Однажды, когда игуменья, в келейной тишине преполовляющейся ночи, стояла на молитве, внезапно расступилась земля под ее ногами и клокочущая огненная лава потекла пред взорами молившейся. Вне себя от испуга, она взглянула в открывшуюся пред нею пропасть – и видит среди адского пламени свою племянницу.

«Боже мой! – отчаянно воскликнула она. – Тебя ли вижу я?» «Да», – со страшным стоном произнесла погибшая. – «За что же это? – с горестью и участием спросила старица. – Я надеялась видеть тебя в райской славе, в ликах ангельских, среди непорочных агниц Христовых, а ты… За что это?» – «Горе мне окаянной! – простонала мучившаяся. –Я сама виною вечной моей смерти в этом пламени, непрестанно пожирающем, но не уничтожающем меня. Ты хотела видеть меня – и Бог открыл тебе тайну моего положения». – «За что же это?» – снова сквозь слезы спросила игумения. – «За то, – отвечала мучившаяся, – что я в виду вашем казалась девственницею, непорочным ангелом, а на самом деле была не то. Я не осквернила себя плотским грехом, но мои мысли, мои тайные желания и преступные мечты свели меня в геенну. При непорочности моего девического тела, я не умела сохранить в непорочности мою душу, мои мысли и движения сердечные, и за это я предана муке. По неосторожности моей я питала в себе чувство сердечной привязанности к одному юноше, услаждалась в моих мыслях и мечтах представлением его прекрасного вида и соединением с ним, и, понимая, что это грех, совестилась открыться в нем духовнику при исповеди. Следствием порочного услаждения нечистыми мыслями и мечтаниями было то, что по кончине моей святые Ангелы возгнушались мною и оставили меня в руках демонов. И вот теперь я горю в геенском пламени, вечно буду гореть и никогда, никогда не сгорю, нет конца мучению для отверженных небом!» Сказав это, несчастная застонала – застонала, заскрежетала зубами и, подхваченная пылающею лавою, скрылась со всем видением от взоров игумении. «Должно хранить душу и всячески ее блюсти, – говорит святый Макарий, – чтоб она не приобщалась скверным и злым помыслам. Как тело, совокупляясь с другим телом, заражается нечистотою, так и душа растлевается, сочетаясь с скверными и злыми помыслами и согласуясь заодно с ними. Это надо разуметь не об одном или двух родах помыслов, приводящих ко греху, но о всех вообще злых помыслах, как то: о помыслах неверия, лести, тщеславия, гнева, зависти и рвения. В отвержении всех этих помыслов и заключается «очищение себя от всяким скверны плоти и духа»(2Кор.7:1). Знай, что и в тайне души содевается действием непотребных помыслов растление и блужение, по слову великого Апостола: «аще кто растлит храм Божий, растлиттогоБог»(1Кор.3:17). Под именем храма Божия разумей это видимое наше тело. Так и тот, кто растлит душу и ум, соединяясь и совокупляясь с злобою, повинен казни. Как должно хранить тело от видимого греха, так должен хранить и душу, эту невесту Христову, от непотребных помыслов. «Обручих вы, – говорит Апостол, – «единому мужу невесту представитиХристу»(2Кор.11:2). И другое Писание говорит: «всяцем хранением блюди твое сердце, от сих бо исходища живота»(Притч.4:23). И опять: научись из Божественного Писания, что «строптивая помышления отлучают от Бога»(Прем.1:3). Преподобный Нил Сорский так рассуждает о страсти: «страсть подлежит или соразмерному покаянию или будущей муке. Должно раскаиваться в страсти и молиться о избавлении от нее: она подлежит будущей муке за нераскаяние в ней, а не за производимую ею внутреннюю борьбу. Если б вечною мукою каралась самая борьба, то без совершенного бесстрастия не было бы отпущения грехов, которое, однако ж, получено многими, как говорит святый Петр Дамаскин. Боримый какою бы то ни было страстью должен тщательно противиться ей, сказали Отцы. Приведем в пример блудную страсть. Боримый блудною страстью к какому-либо лицу, должен всячески удаляться собеседования с ним и сопребывания, прикосновения даже к одежде его и обоняния его. Не хранящийся во всем этом совершает страсть, и любодействует помыслами в сердце своем, сказали Отцы. Таковой сам возжигает в себе пещь страстей, и вводит в себя, как зверей, лукавые помыслы».

1) Исаак Сирский, Слово 53, по переводу старца Паисия.

2) По толкованию Макария Великого, Слово 2, гл. 3.

3) В алфавитном Патерике читается следующее изречение преподобного Иоанна Колова: «Врата Божии – смирение. Отцы наши взошли, радуясь, в храм Божий путем многих уничижений».

4) Святогорца письмо 16-е.

5) Преподобный Нил Сорский.

Поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Псалом 18

Волков Юрий

Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь. День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум. Не суть речи, ниже словеса, ихже не слышатся гласи их. Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их. В солнце положи селение Свое. И Той, яко Жених исходяй от чертога Своего, возрадуется, яко Исполин тещи путь. От края небесе исход Его, и сретение Его до края небесе, и несть иже укрыется теплоты Его. Закон Господень непорочен, обращаяй душы, свидетельство Господне верно, умудряющее младенцы. Оправдания Господня права, веселящая сердце, заповедь Господня светла, просвещающая очи.

Страх Господень чист, пребываяй в век века: судьбы Господни истинны, оправданы вкупе, вожделенны паче злата и камене честна многа и слаждша паче меда и сота. Ибо раб твой хранит я, внегда сохранити я, воздаяние много. Грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего, аще не обладают мною, тогда непорочен буду и очищуся от греха велика. И будут во благоволение словеса уст моих, и поучение сердца моего пред Тобою выну, Господи, Помощниче мой и Избавителю мой.
* * *
Поют о славе Бога небеса.
И если есть в душе твоей сомненье
В том, что весь мир не Божие творенье,
Ты к звёздам подними свои глаза
И убедись — что нет прекрасней слога,
Чем голос неба, славящего Бога.
Взгляни, как плавно день идёт за днём,
Как жар дневной сменяет сумрак ночи,
Как свет зари нам новый день пророчит.
Кто в мире правит мраком и огнём,
Сияньем звёзд и шествием планет?
Всё от Него – и мир, и жизнь, и свет!
Когда мы смотрим на прекрасный храм
Нас поражает зодчего искусство,
И те же мы испытываем чувства
Когда внимаем Господа дарам.
Все от младенца и до мудреца
Поражены величием Творца.
Все, кто постиг творенье Божества
Трепещут, от восторга замирая.
И вся земля от края и до края
Несёт небесной истины слова,
Нам говоря о Божьих чудесах.
Как солнце, что живёт на небесах,
Что с каждою зарёй, прервав свой сон,
Выходит к людям по веленью Бога,
Словно жених из брачного чертога
И, обходя лазурный небосклон,
Всем щедро дарит и тепло, и свет,
И щедрости конца и края нет.
Всё то, что создал в мире наш Творец
Всё превосходно, праведно и прочно.
Заветы Бога столь же непорочны,
Как Господа сияющий венец.
Они, бесценны, святы и чисты,
Нам истину вещают с высоты.
Блажен не тот, кого закон гнетёт
А тот, кто в нём увидел совершенство,
И ощущает высшее блаженство
От мысли, что Господь его ведёт,
Чей дух способен радость обрести
От праведного выбора пути.
Страх праведника чист как Божий глас
Не тем, что наказание пророчит,
А тем, что просто огорчить не хочет
Того, кто беспокоится о нас.
И мне за святость похвалы не надо,
Завет — уже великая награда.
Пусть иногда глаза мне застит тьма,
Я правое с неправедным мешаю.
Дай знать мне Боже — что я совершаю
От недостатка своего ума?
Свои грехи я в тайне не храню.
Я их безжалостно искореню.
А те, что призовут меня грешить,
Уверенные — будто знают сами,
Как строить этот мир под небесами,
Как правильно на белом свете жить…
Так я не их, а Господа спрошу,
И с Божьей помощью не согрешу.
От сердца говорят мои уста.
Слова летят в небесную обитель,
Прими их, о Всевышний Избавитель.
В душе моей любовь и чистота.
Она стремится к истому пути
В желанье Богу славу принести.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *