Псалмы в переводе аверинцева

Псалмы в переводе аверинцева

Псалом 22

Господь – мой Пастырь,
нет мне нужды:
на пажитях щедрых
пасет Он меня,
к водопоям покоя
ведет Он меня,
обновляет душу мою,
пути правды
открывает Он мне, –
ради имени Своего.
Если в низине,
где смерти тень,
ляжет мой путь,
не убоюся зла!
Ты – со мною,
Твой жезл и Твой посох
защитят меня.
Ты устроил мне пир
у гонителей моих на виду,
умастил елеем главу мою,
и полна чаша моя.
Так!

благость и милость
провождают меня
во все дни жизни моей,
и несчетные дни
мне пребывать
в Господнем дому!

Псалом 116/117

Хвалите Господа, народы все,
славьте Его, все племена;
ибо крепка над нами милость Его,
и верность Господня стоит вовек.
Аллилуия!

Псалом 117/118

Славьте Господа, ибо Он – благ,
ибо вовеки милость Его!
Пусть же Израиль возгласит:
да, вовеки милость Его!
Пусть же возгласит Ааронов дом:
да, вовеки милость Его!
Пусть же возгласят благоговейные:
да, вовеки милость Его!
Воззвал я ко Господу, бедою тесним,
и услышал Господь, и дал мне простор.
Господь за меня, не устрашусь:
что сделает мне человек?
Господь со мною, Он – Защитник мой,
и воззрю я на врагов моих.
Лучше на Господа уповать,
чем надежду иметь на людей.
Лучше на Господа уповать,
чем надежду иметь на владык.
Все неверные окружили меня,
но именем Господним я их превозмог.
Обступили, окружили меня –
но именем Господним я их превозмог.
Окружили меня, как рой пчел,
полыхали, как в тернах огонь, –
но именем Господним я их превозмог.
С силою толкали, сбивали с ног, –
но Господь не дал мне упасть.
Господь – сила моя и песнь,
и Он – спасение мое.
Ликования, спасения вопль
у праведных по шатрам:
“Десница Господня являет мощь!
Десница Господня превознесена!
Десница Господня являет мощь!”
Не умру, но буду жить
и дела Господни возвещать.
Наказал, о, наказал Он меня,
но смерти не предал меня.
Отворите же мне правды врата,
войду в них и Господа восхвалю!
Вот Господни врата,
праведные ими войдут.
Хвалю Тебя, ибо Ты услышал меня
и был во спасение мне.
Камень, что строители кинули прочь,
соделался главою угла.
От Господа сии дела,
дивны они в наших очах.
Вот день, что сотворил Господь:
возликуем, возвеселимся о нём!
О, Господи, поспеши спасти!
О, Господи, поспеши помочь!
Благословен, кто во имя Господне грядет.
От дома Господня благословляем вас.
Бог – Господь, и воссиял Он нам!
Вяжите жертву на торжестве
у самых жертвенника рогов!
Ты – Бог мой, и восславлю Тебя,
Ты – Бог мой, и возвеличу Тебя.
Славьте Господа, ибо Он благ,
ибо вовек милость Его!

Псалом 120/121

Подниму взоры мои к горам –
оттуда придет помощь ко мне.
От Господа помощь мне,
от Создателя небес и земли!
Он не даст оступиться твоей стопе,
не забудется дремотой Хранитель твой;
о, не задремлет, не уснет,
Кто Израиля хранит!
Господь хранит тебя, от Господа тень
осенит десницу твою.
Не будет тебе днем от солнца вреда,
ни от луны в ночи.
Господь хранит тебя от всякого зла,
хранит душу твою.
Выходишь иль входишь – с тобою Господь,
отныне и вовек.

Псалом 148

Хвалите Господа с небес,
хвалите Его на высотах;
хвалите Его, все Ангелы Его,
хвалите Его, все Воинства Его!

Хвалите Его, солнце и луна,
хвалите Его, все светы звезд;
хвалите Его, небеса небес
и воды, что превыше небес!

Пусть имя Господне хвалят они,
ибо велением Его сотворены;
Он уставил их на веки веков,
непреступаемый даровал закон.

Хвалите Господа от земли,
чуда морские и бездны все,
огонь и град, снег и туман,
вихрь грозы, творящий слово Его,

горы и все холмы,
плодовые деревья и все леса,
дикие звери и все скоты,
пресмыкающиеся и пернатых род,

цари земли и народы все,
владыки и судьи земли,
отроки и девы в кругу,
старцы с юными заодно!

Имя Господне да восхвалят они,
что несравненно превознесено;
на земле и на небесах —
слава Его.

Он множит силу народа Своего,
хваление Ему от всех верных Его,
от Израилевых сынов,
от ближнего народа Его.

Псалом 150

Аллилуия!
Славьте Бога во Храме Его,
славьте Его на тверди небес,
где явлена сила Его!

Славьте Его в делах мощи Его,
славьте Его во многом величии Его!
Славьте Его гулом труб,
славьте Его звоном лютней и арф!

Да славит Его тимпан и пляс,
да славят Его струны и свирель,
да славит Его кимвала звон,
да славит Его кимвала зык!

Всё, что дышит, да славит Господа!
Аллилуия!

ПСАЛОМ 8

(глас 8. стихирный)

Господи, Господи наш,
Как чудно имя Твое по всей земле,
И превыше небес слава Твоя!

Из детских, из младенческих уст
Ты уготовал хвалу,
Твердыню на врагов Твоих,
Чтобы противников низложить.

Увижу я Твои небеса,
Дело Твоих перстов.
Увижу луну и звезды небес,
Которые Ты утвердил.

Что перед этим человек?
Но Ты помнишь его.
Что перед этим Адамов сын?
Но Ты посещаешь его.

Ненамного умалил Ты его
Перед жителями небес.
Славою и честию увенчал его,
Управителем поставил его
Над делами рук Твоих.

Все положил Ты под ноги его,
Господи, Господи наш.
Как чудно имя Твое по всей земле!

ПСАЛОМ 28

(глас 5)

Воздайте Господу, Божьи сыны,
Воздайте Господу царскую честь,
Воздайте Господу честь имени Его,
Поклонитесь Ему во святыне Его.

Голос Господа над водами,
Бог славы громами говорит.
Голос Господа над простором вод,
Голос Господа в силе Его,
Голос Господа во славе Его.

Голос Господа кедры крушит,
Кедры ливанские крушит Господь.
Голос Господа высекает огонь,
Голос Господа пустыню сотряс.

Превыше потопа обитает Господь,
И воцарится Господь во веки веков.
Господь народу Своему подаст мощь,
Одарит миром людей Своих.

Воздайте Господу, Божьи сыны,
Воздайте Господу царскую честь,
Воздайте Господу честь имени Его,
Поклонитесь Ему во святыне Его.

ГОДЫ УЧЕНИЙ
От жизни, ясной и таинственной,
Что тут осталось? Провидения
Орудья, как порядок истинный,
Он вроде Всенощного бдения.

Он вроде славного Виргилия,
В Аду вожатого иль брата,
Что проницает без усилия
Все времена живого Ада.

Тут всё не слитно, не раздельно,
И толкованьям нет веленья,
Фрагментами, но корабельными,
Находит, вроде избавленья.

Ты, юность, мгла средневековая,
О да, Фортуна пошутила,
Да вот дорога неготовая,
Как твердь, и ясно ощутима.

Всё не имеет основанья,
И смысла ровно никакого,
Но чудной бури завыванья
В тебе легко найдут Другого.

Куда пойдёшь? Да без ответа,
Но это как-то сотворится,
Всё — зрелище, и всё — беседа,
И видится, и говорится.

И мыслится без принужденья, —
И тут алмазная решётка
На страже, знак освобожденья,
А не бесовская разводка.…

Она — прекрасная соседка,
И мысль, и план, и направленье,
И прошумит цветущей веткой
Над этим варварским плененьем…

И вот рука из сферы звёздной
Протянута, — тебе в награду,
За то, что в бездне грандиозной
Тропой чудесной шёл по Саду…

НАЧЕРТАНИЕ МОСТА
Все изысканней и жесточе,
Крепкий лед погребает волна,
Всё дорога — прямей и короче, —
Это жизнь дорастает до сна.

До виденья растёт и выходит
Из живого и дивного сна,
И весёлые речи заводит,
Так издревле умеет она.

Это мощи укор несравненной, —
Как доселе скитался один?
Как доселе не тронул Вселенной
Навсегда погребаемых льдин?

Это воли твоей изнесенье
Из развилин земного пути;
Это чистое зло и везенье
В золотой и неполной горсти.

Это святость дороги и леса,
Одолевших змеиный клубок;
Это Ангел, не видящий беса,
Вельзевула не видящий Бог.

ГЕРАКЛИТОВО ДВИЖЕНИЕ
(подражание древним)

Утратив необъятное движенье,
Я снова в лабиринте удалом, —
Захваченный, — и Словом, и Числом,
И неизвестно — что за утешенье
Здесь и теперь, где выход — за углом.

Я истины хотел любой ценой.
И оказался там, где оказался,
И вновь иду на шум земли иной,
Так вот зачем в узилище касался
Столпа идей, что вырос надо мной.

Есть зеркало во мраке, в нём узреть
Намного легче тайное, земное,
Известное на четверть иль на треть
Вселенское, но страшное, родное,
Узнать внезапно, — чтоб не умереть.

И дивно угнездилось остальное,
Как ветвь цветущая, как дымные столпы
Библейских ливней. Так веди отсюда,
Мысль ясная, — на тёмный гул толпы,
На блеск и трепет, на дыханье чуда…

ФЛЕЙТА
Заболела ты моя головушка
Ни о ком да и ни о чём,
Услыхал я голос флейты,
Тут и начал горевать, —
Тут и начал помрачаться
Как последний из людей.

Услыхал я флейты грецкой
Дивный звук и строгий лад,
И не знаю, что тут мыслить
Про владенья Персефоны,
Про возлюбленный Царьград.
Нет, с великого похмелья
Я смотрю на белый свет,
Как на рог Единорога,
На плавник Левиафана,
Как на Критский лабиринт.

Заболела ты моя головушка
Ой да возле Царского Села,
Обочь града Питербурга
Ой да не в чухонской стороне,
Ой да не в германской стороне,
А в стране гиперборейской,
И вот не знаю, как мне быть.

Заболела ты моя головушка,
Ой да заболела голова,
Не с безумного похмелья
После рыцарских пиров,
Не со страсти безысходной,
Не со страсти роковой
К беломраморной статУе
Аль какой совсем другой.
К Сфинксу двинусь спозаранок,
Он, хранящий Русский Стикс,
И Харон, и дивный Цербер,
И Гермес, и мне собрат…

ПАМЯТИ ПОЭТА ВАЛАДИМИРА КОРОБОВА
Кто тут рыдает? Да это метель,
Крутится связкой мелодий,
Прялка роскошная и колыбель
Звёздных январских угодий.

Это Андроников монастырь,
Слёзы из Средневековья,
Сжатая мыслью великая ширь,
Камень другого зимовья.

Тут наособицу крутится снег,
Точно Очаг где-то рядом,
Так пресекается времени бег
Новым привольем и ладом.

Где тут Андрея Рублёва очаг?
Нет, Он бредёт за пределом,
Что ему здесь? А божественный мрак, —
Белым начертан на белом.

В ТОЛПЕ
Мир нетленный в образе ином
Этот град, объятый вещим сном.
Дым клубится, вот гремит кифара,
Это Невский, как явленье дара.
Вот старик, и в ризе вековой
Вдаль бредет, в грядущее, домой.
Там кифары, бубны и тимпаны
Вьют всё те же чудные туманы.

В тысяче великих городов,
Он живет заране, и готов, —
В круг войти таинственно-высокий,
Звук поднять, нечаянно-глубокий, –
С мраморных невероятных плит,
Вот как здесь. У Древа Мирового
Всё болит, как он сказал, и снова
Он идёт, и вечность шевелит…

***

Есть радости невероятный ход,
Она как будто, знать не зная,
Сюда явилась, и с другого края
Всемирной бездны, где она растёт.

Ты знаешь край, где яворы шумят?
Иль Сирины поют без перевода?
Он тут и там, но был удержан взгляд,
Чтоб радость чудом не имела хода.

Да тут очаг, да вот же, это Он,
Трилистник в этих радостных каменьях,
Да ты пришла! Неясная в виденьях,
А тайна — наяву, — и шум, и звон,
И слухом облюбованы, и зреньем,
Не стон Земли, но даже если Стон…

ЕЛЕНЕ
Есть в сумерках пресветлая черта
Она из графики чудесной
Выходит, — как живая красота, –
Земной, дорожной и небесной.

И сумерек неодолимый вождь,
Гробовщика обличие имея,
Меняет знак, и безупречный дождь
Вдруг сыплется, дымясь и пламенея.

И дьявол, совершенный богослов,
Тут поражён безмерным изумленьем,
Среди камней печален, — Бог помилуй,
Да он же, гром иль совершенный ум,
Тут сломлен красотой, как дикой силой….

Тут доблесть церкви деревенской в ней,
А там, над кладбищем великих скоморохов,
Трилистник пламени, как ход незримых дней,
А даль пространств, как храм Ильи-пророка…

ИСААКИЕВСКИЙ СОБОР
Всё только жизнь, но здесь и там
Как будто видится иное,
Да что за притча этот Храм, —
Скала, хоть мыслит неземное.

Всё кажется, что в некий миг
Из одного куска он создан,
Хоть волей творческой велик
И чьей-то школой грандиозной.

Что делать с ним? Да ничего
Он чина здешнего не емлет,
Другой мотор в его чело
Водвинут, и как будто дремлет.

Тут не видений час, тут — твердь
Но в гармоническом стяженьи,
И что тут милосердья Дверь,
Иль вещей скорби умноженье…

***
Когда закончится война,
А мир начаться не успеет,
В Аду издохнет сатана
И тёмный дуб зазеленеет.

О да, старинный этот Ад
Повсюду зыблется и зрится,
Нас ждёт готовая темница,
А рядом белоснежный сад.

На что он?

Но живая мысль
Явилась как предел цветенья,
А с ней — ужасные виденья,
Да тут же с миром разошлись.

С Костлявой в карты не играть,
А жить нездешними трудами, —
И мир нетленный собирать
В корзины, — зрелыми плодами…

ЗАГАДКА
Я не знал, что так бывает,
Правда, верил — неспроста,
Что чужбина — убывает,
Но приходит — красота.

Серафическим, звериным,
Следом, ходом бытия
А не то углом старинным,
Где другие — ты и я.

Мягкий снег средневековья,
Выше радостей и бед,
Что за мир — без предисловья —
Развернулся, как Ответ?

Что за город я увидел
В том пленительном году?
Эти стены, эти башни,
Точно горную гряду?

Как чужбина убывает,
Так-то вольно говорит,
Новым солнцем завывает,
Белым пламенем горит.

Вся земля звалась чужбиной
В этот год, но здесь, сейчас, —
Разрослась из мысли длинной
В точный, царственный рассказ.

Что я спрашивал? Откуда
Я пришел, чтоб разгадать
Начертанья тьмы и чуда,
Тайну, свет и благодать?

И, уверенный в незримом,
Тайну встретив наяву,
В мире этом обратимом
Без возврата я живу…

КРУГ
Все будет так или иначе,
Но безысходно ясен путь.
Душа моя! Давай заплачем
Когда-нибудь, когда-нибудь.

С полей вернувшись элизейских,
Вот так рыдала ты впотьмах,
В краях Московии злодейских,
На шумных призрачных холмах.

И снова горькими слезами
У Древа Жизни, там, в раю,
С тобой весна под небесами
Окликнет родину свою.

Как волшебство единой нивы
Огня и ветра тайных вздох.
И свет обратной перспективы
И взгляд, которым правит Бог….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *