Проблемы начальной школы

Проблемы начальной школы

Современный первоклассник. Психолого-социальные проблемы при обучении

Приход ребенка в школу связан с определенными трудностями привыкания к школьной жизни, одной из причин которых являются психологические особенности ребенка 6-7 лет. К ним относятся: несформированность произвольной деятельности, отсутствие навыков учебного труда и сотрудничества, недостаточно развитая саморегуляция поведения, большая эмоциональность в общении и другие.
Почему существуют проблемы в начальной школе?
Причин, по которым дети не успевают в начальной школе, очень много, они плавно перетекают одна в другую, да еще и встречаются, как правило, не изолированно, а в совокупности. Очень условно их можно разделить на биологические, социальные и психологические причины.
Одной из самых распространенных причин ранней неуспеваемости, является тот факт, что часть детей приходит в первый класс, не достигнув уровня школьной зрелости. Это могут быть шестилетние дети, которых родители не захотели больше «держать» в детском саду, или дети, достигшие календарных семи лет, но умственный возраст которых на момент поступления в первый класс слегка меньше.
Второй причиной школьной неуспеваемости в младших классах, тяготеющей к «биологической группе» является то, что в школу приходят соматически ослабленные дети. Их школьная зрелость несомненна, уровень интеллекта достаточно высок, календарный возраст соответствует обучению в первом классе, но… они часто болеют и пропускают занятия, быстро устают. Такие дети, разумеется, должны посещать школу, но нуждаются в специальном режиме и системе реабилитационно-закаливающих мероприятий. Сюда же можно отнести детей с врожденными или приобретенными нарушениями в развитии.
Следующая, биологическая причина неуспеваемости в начальной школе – это леворукостъ ребенка. «Правополушарные» люди обладают особым взглядом на мир, им зачастую присуще тонкое, художественное и интуитивное восприятие действительности.
Следующая «околобиологическая» причина – тот или иной неврологический диагноз. Задержка психического развития, легкая степень умственной отсталости, гипер- или гиподинамический синдром, последствия ММД. Здесь все коррекционные и лечебные мероприятия производятся в тесном контакте с лечащим специалистом.
Две причины могут быть условно отнесены к социальной группе. Одна из них – это педагогическая запущенность ребенка. Причем не обязательно речь здесь идет об опустившихся родителях-алкоголиках или детях, выросших в наркоманских притонах. Педагогически запущенные дети встречаются в совершенно нормальных, очень приличных и даже в очень обеспеченных семьях.
Вторая социальная причина – это плохое обучение в школе. Непрофессионализм педагога, его личные проблемы, проецирующиеся на детей. Конфликт между педагогом и родителями, опять же отражающийся на ребенке. Нездоровая атмосфера в классе, также замыкающаяся на педагоге.
Причиной плохой успеваемости может быть и неправильно выбранная программа для обучения. Например, ребенка с очень средними способностями пытаются обучать по программе для одаренных детей или откровенного, художественно одаренного «правополушарника» запихивают в престижную математическую школу.
Следующая социальная (и отчасти эмоциональная) причина плохой успеваемости – это конфликты ребенка с одноклассниками, неумение или нежелание строить с ними адекватные, дружеские отношения. Ребенок нелюдим или чрезмерно застенчив. Имеет какой-то недостаток внешности или слишком вспыльчив и агрессивен. Его дразнят или избегают, ему не дают проходу, у него нет друзей, он не хочет идти в школу, постоянно испытывает напряжение, переживает – в результате страдает успеваемость.
И последняя, чисто эмоциональная, но довольно часто встречающаяся причина – личный конфликт или просто непонимание между учителем и учеником. Иногда это просто несовпадение темпераментов.
Сейчас одна из наиболее часто встречающихся проблем, которую отмечают практически все учителя: поведенческие проблемы (агрессивные, тревожные, гиперактивные дети). На уроках эти дети невнимательны, часто не слушают объяснения учителя, отвлекаются на посторонние занятия и разговоры. На перемене происходит разрядка напряжения: они бегают, кричат, мешают другим ребятам. Все это постепенно приводит к их изоляции, все чаще в поведении проявляются вспышки гнева, злости по отношению к одноклассникам.
Портрет гиперактивного ребенка:

>
Психолого-социальные проблемы первоклассников статья (1 класс) на тему

Современный ребенок не тот, который был несколько лет, тем более несколько десятилетий тому назад. Современный первоклассник имеет следующие особенности:
1. У детей большие различия паспортного и физиологического развития. Сегодня нет ни одного класса, где был бы ровный контингент учащихся.
2. У детей обширная информированность практически по любым вопросам. Но она совершенно бессистемна.
3. У современных детей сильнее ощущение своего «Я» и более свободное независимое поведение, более высокая самооценка.
4. Наличие недоверчивости к словам и поступкам взрослых. Нет веры во всё сказанное ими. Нет авторитета.
5. У современных детей более слабое здоровье.
6. Они перестали играть в коллективные «дворовые» игры. Их заменили телевизоры, компьютеры. И как следствие – дети приходят в школу не обладая навыками общения со сверстниками, плохо понимают, как себя вести, какие существуют нормы поведения в обществе.
Приход ребенка в школу связан с определенными трудностями привыкания к школьной жизни, одной из причин которых являются психологические особенности ребенка 6-7 лет. К ним относятся: несформированность произвольной деятельности, отсутствие навыков учебного труда и сотрудничества, недостаточно развитая саморегуляция поведения, большая эмоциональность в общении и другие.
Почему существуют проблемы в начальной школе?
Причин, по которым дети не успевают в начальной школе, очень много, они плавно перетекают одна в другую, да еще и встречаются, как правило, не изолированно, а в совокупности. Очень условно их можно разделить на биологические, социальные и психологические причины.
Одной из самых распространенных причин ранней неуспеваемости, является тот факт, что часть детей приходит в первый класс, не достигнув уровня школьной зрелости. Это могут быть шестилетние дети, которых родители не захотели больше «держать» в детском саду, или дети, достигшие календарных семи лет, но умственный возраст которых на момент поступления в первый класс слегка меньше.
Второй причиной школьной неуспеваемости в младших классах, тяготеющей к «биологической группе» является то, что в школу приходят соматически ослабленные дети. Их школьная зрелость несомненна, уровень интеллекта достаточно высок, календарный возраст соответствует обучению в первом классе, но… они часто болеют и пропускают занятия, быстро устают. Такие дети, разумеется, должны посещать школу, но нуждаются в специальном режиме и системе реабилитационно-закаливающих мероприятий. Сюда же можно отнести детей с врожденными или приобретенными нарушениями в развитии.
Следующая, биологическая причина неуспеваемости в начальной школе – это леворукостъ ребенка. «Правополушарные» люди обладают особым взглядом на мир, им зачастую присуще тонкое, художественное и интуитивное восприятие действительности.
Следующая «околобиологическая» причина – тот или иной неврологический диагноз. Задержка психического развития, легкая степень умственной отсталости, гипер- или гиподинамический синдром, последствия ММД. Здесь все коррекционные и лечебные мероприятия производятся в тесном контакте с лечащим специалистом.
К социальной группе можно отнести педагогическую запущенность ребенка. Причем не обязательно речь здесь идет об опустившихся родителях-алкоголиках или детях, выросших в наркоманских притонах. Педагогически запущенные дети встречаются в совершенно нормальных, очень приличных и даже в очень обеспеченных семьях.
Причиной плохой успеваемости может быть и неправильно выбранная программа для обучения. Например, ребенка с очень средними способностями пытаются обучать по программе для одаренных детей или откровенного, художественно одаренного «правополушарника» запихивают в престижную математическую школу.
Следующая социальная (и отчасти эмоциональная) причина плохой успеваемости – это конфликты ребенка с одноклассниками, неумение или нежелание строить с ними адекватные, дружеские отношения. Ребенок нелюдим или чрезмерно застенчив. Имеет какой-то недостаток внешности или слишком вспыльчив и агрессивен. Его дразнят или избегают, ему не дают проходу, у него нет друзей, он не хочет идти в школу, постоянно испытывает напряжение, переживает – в результате страдает успеваемость.
Сейчас одна из наиболее часто встречающихся проблем, которую отмечают практически все учителя: поведенческие проблемы (агрессивные, тревожные, гиперактивные дети). На уроках эти дети невнимательны, часто не слушают объяснения учителя, отвлекаются на посторонние занятия и разговоры. На перемене происходит разрядка напряжения: они бегают, кричат, мешают другим ребятам. Все это постепенно приводит к их изоляции, все чаще в поведении проявляются вспышки гнева, злости по отношению к одноклассникам.
Портрет гиперактивного ребенка:
• Очень подвижен, вспыльчив, раздражителен и безответственен
• Ему трудно долго сидеть на одном месте, молчать
• У него плохая координация или недостаточный мышечный контроль
• Трудно концентрировать свое внимание, часто задает множество вопросов
Правила работы с гиперактивными детьми:
1. Работать с ребенком в начале дня. Уменьшить рабочую нагрузку ребенка
2. Делить работу на более короткие, но более частые периоды. Использовать физкультминутки
3. Быть драматичным, экспрессивным педагогом. Оставаться спокойным
4. Снизить требования к аккуратности в начале работы, чтобы сформировать чувство успеха
5. Посадить ребенка во время занятий рядом с взрослым
6. Использовать тактильный контакт (элементы массажа, прикосновения)
7. Договариваться с ребенком о тех или иных действиях заранее
8. Давать короткие, четкие и конкретные инструкции
9. Использовать гибкую систему поощрений и наказаний. Поощрять сразу же, не откладывая на будущее
Портрет агрессивного ребенка:
• Нападает на детей, обзывает и бьет их, отбирает и ломает игрушки
• Намеренно употребляет грубые выражения
• Ищет способы привлечения внимания взрослых и сверстников
• Очень подозрителен и насторожен
• Любит перекладывать вину за затеянную ими ссору на других
Правила работы с агрессивными детьми:
1. Быть внимательным к нуждам и потребностям ребенка
2. Демонстрировать модель неагрессивного поведения
3. Быть последовательным в наказаниях ребенка, наказывать за конкретные поступки
4. Наказания не должны унижать ребенка
5. Обучать приемлемым способам выражения гнева. Расширять поведенческий репертуар ребенка
6. Обучать распознаванию собственного эмоционального состояния и состояния окружающих людей. Развивать способность к эмпатии
7. Отрабатывать навык реагирования в конфликтных ситуациях
Портрет тревожного ребенка:
• Чрезмерное беспокойство
• Часто ожидают самого худшего
• Чувствуют себя беспомощными, опасаются играть в новые игры, приступать к новым видам деятельности
• Высокие требования к себе, они очень самокритичны. Уровень их самооценки низок
Правила работы с тревожными детьми:
1. Избегайте состязаний и работ, учитывающих скорость
2. Не сравнивайте ребенка с окружающими. Обращайтесь к ребенку по имени
3. Чаще используйте телесный контакт, упражнения на релаксацию
4. Способствуйте повышению самооценки ребенка, чаще хвалите его
5. Демонстрируйте образцы уверенного поведения
6. Не предъявляйте к ребенку завышенных требований
Будьте последовательны в воспитании ребенка. Не унижайте ребенка

>2.4. Проблемы младшего школьного возраста

2.4.1. Кризис семи лет и консультативные проблемы младшего школьного возраста

Переход от дошкольного к младшему школьному возрасту в литературе редко называют кризисом, а если и называют, то — малым кризисом. Это и понятно, так как кризисными периодами возрастного развития принято называть периоды жизни ребенка, когда в типичных условиях воспитания не учитываются изменившие­ся отношения ребенка к миру, к себе, его изменившаяся внутренняя позиция, когда нарушается соответствие между сложившимися и характерными для предыдущего этапа способами взаимоотношений ребенка с окружающими и развивающимися в течение этого перио­да возможностями детей. Для возраста вхождения в школу, на­оборот, как раз и характерна специальная нацеленная работа общества по подготовке ребенка к максимально безболезненно­му переходу в следующий возрастной период жизни, по макси­мальному учету его развившихся в предыдущем периоде способно­стей. Но и малый кризис — это тоже кризис. Кризис семи лет — это переломный, критический возраст, которым открывается весь период школьных возрастов . Таким образом, говоря о проблемах младшего школьного возраста как фазы онтогенеза, мы фактически должны иметь в виду проблемы двух возрастных отрезков: кризиса семи лет (критический возраст, по термино­логии Л. С. Выготского) и собственно младшего школьного возра­ста (литический возраст, по терминологии Л.С.Выготского) как периода онтогенеза.

Как у всякого возрастного периода, у кризиса семи лет есть начало и конец. Однако особенностью критических возрастов яв­ляется расплывчатость, нечеткость их границ. Это касается и воз­растной привязки критического возраста. С нашей точки зрения, было бы совершенно неверно определять начало кризиса семи лет с первого сентября того года, когда ребенок поступает в школу, или с седьмого (а может быть, и шестого) дня рождения в жизни ребенка. Покупка школьных принадлежностей, примерка школь­ной формы, запись в школу, которая ведется в апреле — мае пред-школьного года, выделение ребенку места для будущего выпол­нения домашних заданий, просто показ ему его будущей школы — все это реально уже начинает менять внутреннюю и внешнюю социальные позиции ребенка, входит в содержание новой соци­альной ситуации развития еще до фактического начала посеще­ния школы, а часто и до достижения ребенком семилетнего воз­раста.

Еще более искусственно было бы задавать возрастные границы начала кризиса семи лет с помощью критериев, почерпнутых из любых имеющихся процедур диагностики психологической готов­ности к обучению в школе — полная психологическая готовность к обучению в школе, измеренная тестом, может наступить и за­долго до и намного позже фактического начала посещения школы. Поэтому, говоря о кризисе семи лет, мы понимаем проблемность выделения его границ и имеем в виду только ту его часть, которая приходится на первые месяцы школьной жизни.

Но еще более трудно выделить критерии окончания кризиса семи лет. Можно ли сказать, что это момент, когда ребенок «адап­тировался к школе»? (Вернее, к поступлению в школу, так как термин «школьная дезадаптация» в настоящее время применяется по отношению к определенным проблемам школьника любого возраста — от первоклассника до подростка.) Или это момент, когда первоклассник впервые начинает получать оценки? Или когда (а когда?) у ребенка полностью формируется внутренняя позиция школьника ? Эти вопросы остаются открытыми.

С определенной точки зрения в качестве критерия окончания кризиса семи лет можно было бы принять появление у ребенка про­блем, связанных с особенностями формирования и функциониро­вания ведущей деятельности младшего школьного возраста — учеб­ной деятельности. Ведь конец критического периода — это начало литического. Это момент, когда на место проблем, связанных с самим фактом подготовки и поступления в школу, приходят про­блемы, связанные уже с собственно особенностями обучения в школе как новой деятельности.

К проблемам, или трудностям, связанным с самим фактом по­ступления в школу, обычно относят:

  1. трудности, связанные с новым режимом дня. Наиболее значимы они для детей, не посещавших детские дошкольные учреж­дения. И дело не в том, что таким детям трудно начать вовремя вставать, чтобы идти в школу, а в том, что у них чаще наблюдает­ся отставание в развитии уровня произвольной регуляции поведе­ния, организованности;

  1. трудности адаптации ребенка к классному коллективу. И в этом случае они наиболее выражены у детей, не имевших доста­точного опыта пребывания в детских коллективах;

  1. трудности, локализующиеся в области взаимоотношений ребенка с учителем;

  1. трудности, обусловленные изменением домашней ситуации ребенка.

Все эти трудности являются отражением постепенного вхож­дения ребенка в новую социальную ситуацию развития: у него появляются «режимные» обязанности — вовремя быть в школе, соблюдать расписание занятий, уделять время подготовке домаш­него задания (оно есть еще почти везде в первых классах) даже в ущерб естественным потребностям в игре и отдыхе. Идет процесс адаптации к новому коллективу сверстников. Завязываются дело­вые и личностные отношения с учителем. Наконец, изменяется социальная позиция ребенка в семье — ему, как правило, выде­ляют особое место для хранения школьных принадлежностей, школьной формы, для подготовки уроков; изменяется отноше­ние к нему членов семьи. Все это достаточно хорошо описано в литературе.

И хотя к началу школьного возраста как к никакому другому возрастному периоду родители (и общество в целом) специально готовят ребенка, наиболее полно стараясь «отследить» динамику смены его социальной позиции и социальной ситуации развития в Целом и даже управлять ею, указанные трудности порой достигают такой остроты, что встает вопрос о необходимости психологичес­кого консультирования. Как уже говорилось, последнее имеет ме­сто в случаях резко выраженной (чаще парциальной) неготовно­сти ребенка к обучению в школе. Это бывает, например, у детей, никогда не посещавших дошкольные детские учреждения (труд­ности контакта с коллективом детей, «режимные» трудности). Труд­ности будут иметь место и тогда, когда родители не успели приго­товиться к новым обязанностям и новым правам ребенка как уче­ника: например, как ни странно, это случается в многодетных семьях, где уже есть дети-школьники и где первокласснику совер­шенно необходимо сразу же выделить индивидуальное рабочее место, письменный стол или его часть и уравнять его в правах со старшими братьями и сестрами. К сожалению, это не всегда удает­ся на практике.

Таким образом, трудности «школьной части» кризиса семи лет являются продолжением трудностей подготовки ребенка к школьному обучению и следствием недостаточной работы взрос­лых (родителей) по оперативному изменению его семейной си­туации, формированию навыков самоорганизации деятельно­сти и т.д.

Психологические трудности собственно младшего школьного воз­раста — это уже трудности не критического, а литического пери­ода жизни.

Психологические особенности всякого литического, в том чис­ле и младшего школьного, возраста в литературе принято анали­зировать исключительно с позитивной, так сказать, стороны, за счет анализа становления системы деятельностей, специфичных для данного возраста, и психологических новообразований в по­знавательной и личностной сферах. Даже те стороны психического развития ребенка, которые выступают как утрата чего-то, харак­терного для предыдущей стадии развития (например, в терминах Л. С. Выготского, «утрата непосредственности» поведения в млад­шем школьном возрасте), всегда одновременно выступают и пре­подносятся как приобретение чего-то нового (в нашем случае — уровня произвольной регуляции поведения). Трудно назвать «отри­цательные» симптомы (в смысле проблемные, конституирующие для психологических трудностей ребенка), которые входили бы в объективную позитивную психологическую характеристику того или иного литического возраста. Если это и делается, например с дет­скими страхами как нормальной, хотя и отрицательной характе­ристикой дошкольного возраста, то лишь факультативно, т. е. как бы вне понятийного аппарата и рамок стандартного возрастно-психологического анализа, или в качестве его оборотной стороны (например, возрастные страхи как оборотная сторона формирова­ния воображения и внутреннего плана действия в дошкольном возрасте).

Нечто подобное происходит и с понятием школьной дезадап­тации. Психогенная школьная дезадаптация (ПШД) определяет­ся как «психогенное заболевание и психогенное формирование лич­ности ребенка, нарушающие его субъективный и объективный ста­тус в школе и семье и затрудняющие учебно-воспитательный про­цесс» . Поведенческие проявления ПШД — затрудне­ния в учебе вплоть до стойкой неуспеваемости, нарушения взаи­моотношений со сверстниками и учителем (например, описан­ный Л.С.Славиной так называемый «смысловой барьер» ), нарушения дисциплины, отказы ходить в школу или угрозы сделать это настолько общеизвестны и, к сожалению, часты, что с определенной точки зрения делают ПШД «нормальной», хотя и отрицательной, возрастно-психологической характери­стикой детей младшего школьного возраста. Об этом говорят и статистические данные: по мнению ряда детских патопсихоло­гов и психоневрологов (а они имеют не меньшую практику с детьми младшего школьного возраста, чем психологи), до 20% школьников нуждаются в психотерапевтической помощи в свя­зи с ПШД. Можно утверждать, что еще большее число детей нуждается в психологической помощи и профилактике в их доп-сихотерапевтических формах. Именно на этот контингент и долж­на быть ориентирована работа возрастных психологов-консуль­тантов.

Основные сферы проявления ПШД связаны с пространствен­но-временными отношениями (режим дня, так называемое «личное» пространство в семейной среде и пр.) и личностно-смысловыми характеристиками (место в коллективе сверстников, взаимоотно­шения с братьями и сестрами, отношения с преподавателем и родителями) деятельности и общения ребенка. Однако психологи­ческие проблемы этого возраста более тесно, хотя и более изощ­ренно, сложно, связаны с ведущей в этом возрасте — учебно-познавательной — деятельностью детей. Учебная деятельность, понимаемая, конечно, не как индивидуальная деятельность изо­лированного ученика, а как социальная деятельность, наиболее полно реализующая возрастно-специфическую систему социальных отношений ребенка, присутствует не столько как «страдающая» сторона в анализе причин и проявлений ПШД, но и как возмож­ный источник нарушений.

Существуют четыре основные точки зрения на причины ПШД, впрочем, дополняющие друг друга.

Сторонники первой точки зрения исходят из того, что психотравмирующим фактором признается сам процесс обучения, как бы хорошо он ни был организован. Вызванные им нарушения Называются дидактогениями.

Однако чаще (вторая точка зрения) говорят о своеоб­разной «конвергенции» дидактогений и конституциональной (т.е. индивидуальной) уязвимости организма ребенка и его центральной нерв­ной системы. По мнению В. Е. Кагана, в этом случае речь идет о «якобы изначально, фатально «больном» ребенке, дезадаптация которого обусловлена мозговым повреждением или отягощенной наследственностью» .

Если первая точка зрения представляется односторонней и не­верной в силу недостаточного учета индивидуальных особенно­стей ребенка и его социальной среды, то вторая — в силу снятия ответственности со школы и семьи и возложения ее исключитель­но на врача.

Более гибкой, по-видимому, является третья точка зре­ния, связывающая ПШД с дидаскалогениями, т. е. вариантами по­следствий неправильного отношения учителя к ученику, непра­вильной организации учебного процесса и учебной деятельности. Речь идет прежде всего о различных вариантах авторитарного сти­ля педагогического руководства классом . Практика воз-растно-психологического консультирования показывает, что жалобы на те или иные неправильные (с точки зрения родителей или даже объективно) действия учителя в качестве причины воз­никновения личностных и поведенческих нарушений у детей чрез­вычайно распространены. В теоретическом плане эти случаи также описаны достаточно полно.

Однако, как отмечают многие психологи, неправильно сводить ПШД к проблеме «плохого» или «злонамеренного» учителя. Ведь известно, например, что сензитивность детей к дидаскалогениям неодинакова; компенсационные и психозащитные возможности детей очень велики и во многом зависят от внешкольных влияний на них и прежде всего от семейной ситуации. Более того, специ­фические отношения к ребенку в семье, стиль родительского по­ведения, характерный — типичный и актуальный — семейный климат считаются рядом психологов едва ли не главной и един­ственной причиной возникновения ПШД или хотя бы некоторых ее форм (четвертая точка зрения). Правда, при этом не всегда принимается в расчет, что «среда определяет развитие ре­бенка через переживания среды» .

Еще более гибкой, комплексной, является гипотеза о проис­хождении ПШД, которая вместо одностороннего учета дидактоге-ний и «отягощенной» наследственности, с одной стороны, и ди-даскалогений и особенностей семейной среды — с другой, пыта­ется учесть все эти факторы и влияния в их системном единстве. Примером таких работ могут служить работы А.Л.Венгера и Е.В.Новиковой , обобщающие их опыт возрастно-психоло-гического консультирования детей младшего школьного возраста.

Так, Е.В.Новикова, основываясь на взглядах Л.С.Выготского, Л.И.Божович, Л.С.Славиной и других на проблему возраста, на классификацию форм ПШД по их связи с учебной деятельностью считает, что «причиной возникновения психогенных нарушений являются не сами по себе промахи в деятельно­сти младшеклассников, а их переживания по поводу этих прома­хов» . Переживания же ребенка в этом возрасте прямо зависят от его взаимоотношений со значимыми взрослыми (учи­телем, родителями). «Формой выражения этого отношения явля­ется стиль общения. Именно стиль общения взрослого с младшим школьником может затруднять овладение ребенком учебной дея­тельностью, а порой может приводить к тому, что реальные, а подчас и надуманные трудности, связанные с учебой, начнут вос­приниматься ребенком как неразрешимые, порожденные его не­исправимыми недостатками. Если же эти негативные переживания ребенка не компенсируются, если не находится значимых людей, которые были бы способны повысить самооценку школьника, у него могут возникать психогенные реакции на школьные пробле­мы, которые в случаях повторяемости или фиксации складывают­ся в картину синдрома, названного психогенной школьной дез­адаптацией» .

Подобного же рода попытку своеобразного «синдромного», целостного анализа (в пределах психологической нормы) описы­вает А.Л.Венгер, используя материал жалоб родителей психоло­гу-консультанту на низкую успешность деятельности их детей ше-сти-семи лет на занятиях в школе или в детском саду и на поведенче­ские нарушения . Общая схема такого анализа доста­точно отработана в психологии: первичные причины — первичные нарушения — неадекватная обратная связь со стороны значимого взрослого (родителей) — вторичные нарушения, подкрепляющие действия взрослого. Не имея возможности воспроизвести здесь ана­лиз А.Л.Венгера полностью, отметим, что проделанная им работа является одной из удачных попыток описать типичные варианты «нормального» (т. е. не выходящего в область патологии) возраст­ного развития (в описываемом случае — кризиса семи лет), харак­теризующиеся тем, что «недоразвитие какого-либо психологиче­ского процесса приводит к ущербности деятельности в целом и, следовательно, к нарушениям в формировании других психиче­ских процессов» . В дальнейшем А. Л. Венгер распрост­ранил свой «синдромный» анализ психологических трудностей ре­бенка и на подростковый возраст.

Проблемы младшего школьного возраста консультация на тему

ПРОБЛЕМЫ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

Кризис семи лет и вопросы психологической консультации

Переход от дошкольного возраста к младшему школьному довольно редко именуют кризисом, а если и именуют, то малым кризисом. Это и ясно, поскольку под кризисом, кризисным периодом возрастного развития принято понимать периоды жизни ребенка, где место имеют такие типичные условия воспитания, когда не принимаются во внимание изменившиеся отношения ребенка к себе, к миру, его изменившаяся внутренняя позиция, когда поколеблено соответствие между установившимися и характерными для более раннего этапа способами взаимоотношений ребенка с окружающими и развивающимися возможностями детей в течение этого периода. Для возраста прихода в школу, наоборот, присуща именно специальная направленная работа общества по подготовке ребенка к максимально удобному переходу в последующий возрастной период жизни, по наибольшему учету его резвившихся в более раннем периоде способностей. Но и малый кризис – это кризис. Кризис семи лет – это переломный, критический возраст, который открывает весь период школьных возрастов. Таким образом, говоря о проблемах младшего школьного возраста как фазы онтогенеза, фактически имеются в виду проблемы двух возрастных этапов: кризиса семи лет как критического возраста и собственно младшего школьного возраста как периода онтогенеза.

У кризиса семи лет, как у любого возрастного периода, имеются свои старт и финиш. Нечеткость и расплывчатость границ критических возрастов являются их особенностью. Это относится и к возрастной привязке критического возраста. Было бы абсолютно неправильно определять начало кризиса семи лет с первого сентября того года, когда ребенок поступает в школу, или с седьмого (возможно, и шестого) дня рождения в жизни ребенка. Примерка школьной формы, покупка школьных принадлежностей, выделение ребенку места для будущего выполнения домашних заданий, запись в школу, которая ведется в апреле-мае предшкольного года, просто показ ему его будущей школы – все это уже начинает менять внешнюю и внутреннюю социальные позиции ребенка, становится частью содержания новой социальной ситуации развития еще до начала посещения школы, а зачастую и до достижения семилетнего возраста ребенком.

Было бы еще более искусственно определять критерии старта кризиса семи лет посредством взятых из любых наличествующих процедур диагностики психологической готовности к обучению в школе критериев. Измеренная тестом полная психологическая готовность к обучению в школе может наступить и задолго до и много после начала посещения школы. Поэтому под кризисом семи лет имеется в виду проблемность выделения его границ и выделяется только та его часть, которая выпадает на первые месяцы школьной жизни.

Но еще более сложной задачей является выделение критериев окончания кризиса семи лет. Можно ли говорить, что это момент, когда ребенок «адаптировался к школе»? Вернее, к поступлению в школу, поскольку термин «школьная дезадаптация» применяется в настоящее время касательно определенных проблем школьников разных возрастов, от первоклассника до подростка. Или это момент, когда первоклассник начинает получать первые оценки? Или когда у ребенка формируется полностью внутренняя позиция школьника? Эти вопросы все еще остаются открытыми.

С конкретной точки зрения критерием финишной черты кризиса семи лет можно было бы считать появление у ребенка проблем, которые связаны с особенностями складывания и работой ведущей деятельности младшего школьного возраста – учебной деятельности. Поскольку конец критического периода является началом литического. Это момент, когда на место связанных с самим фактом подготовки и поступления в школу проблем приходят проблемы, которые связаны уже с конкретно особенностями обучения в школе как нового рода деятельности .

К трудностям или проблемам, которые связаны с фактом поступления в школу, относят обычно:

— связанные со сменившимся режимом дня трудности. Наиболее сильны они для детей, которые не посещали ДОУ. И суть не в том, что таким детям тяжело начать вставать вовремя, чтобы отправляться в школу, а в том, что у них зачастую присутствует опоздание в развитии степени произвольной регуляции поведения, организованности;

— проблемы адаптации ребенка к классному коллективу. И наиболее выражены в этом случае они у тех, кто не обладает опытом нахождения в детских коллективах;

— трудности, возникающие в сфере взаимоотношений с учителем;

— сложности, обусловленные переменами в домашней ситуации ребенка.

Все эти проблемы – отражение постепенного вникания ребенка в новую социальную ситуацию развития: у него появляются «режимные» обязанности — вовремя приходить в школу, придерживаться расписания уроков, выделять время для выполнения домашнего задания даже в ущерб естественным потребностям в отдыхе и игре. Совершается процесс привыкания к новому коллективу сверстников. Появляются личностные и деловые отношения с учителем. Наконец, претерпевает изменения социальная позиция в семье ребенка – ему, как правило, отводят отдельное место для хранения школьной формы, школьных принадлежностей, для подготовки уроков; отношение членов семьи к нему изменяется .

И хотя к началу школьного возраста родители (как, в целом, и общество) готовят ребенка специально, как можно больше стараются «отследить» ход смены его социальной ситуации и социальной позиции эволюции в целом и даже направлять ее, вышеупомянутые сложности временами приобретают такую остроту, что появляется вопрос о психологическом консультировании. К нему прибегают при выраженной резко (зачастую парциальной) неготовности к обучению в школе ребенка. Это происходит, к примеру, у детей, которые никогда не ходили в ДОУ («режимные» сложности, сложности контакта с коллективом детей). Сложности будут и в том случае, если родители не успели подготовиться к новым обязанностям ребенка в качестве учащегося и его новоявленным правам, в частности, как ни удивительно, в многодетных семьях, где уже имеются дети-школьники и где первокласснику требуется сразу же выделить отдельное рабочее место, письменный стол или его часть, и уравнять его в правах со старшими сестрами и братьями. К сожалению, на практике это удается не всегда.

Отсюда, сложности «школьной части» кризиса семи лет есть продолжением сложностей подготовки к обучению в школе и следствием недостаточной работы родителей по подготовке ребенка к обучению в школе, по срочному изменению его семейной ситуации, умению самоорганизовать деятельность и т. д.

Психологическое консультирование является одним из наиболее востребованных вариантов помощи детского психолога. Довольно часто родители прибегают к консультации, когда их что-то волнует в поведении, развитии ребенка, появляются вопросы по воспитанию или выстраиванию взаимоотношений с ребенком.

Кроме того, при обращении в первый раз за консультацией бывает неясно, как будет она проходить, что после посещения психолога изменится. Бывает, что родители думают, что психолог как-то повлияет на ребенка или скажет родителям специальные слова, после которых все наладится в семье и сразу разрешится сложная ситуация. На деле же работа получается не такой волшебной, она требует усилий от членов семьи, а не только от специалиста, и ее продолжительность может быть довольно различной – от единственной консультации до нескольких месяцев или даже лет работы .

Многие родители, которые впервые обращаются за психологической помощью, с самого начала настроены на то, что работа будет заключаться в единственной встрече. Иногда так и правда выходит, но не слишком часто. Гораздо более частой бывает ситуация когда необходима более-менее долгая работа с психологом – от 3-5 консультаций до нескольких месяцев (а иногда и нескольких лет) психотерапевтических занятий каждую неделю.

Что же случается на первой консультации? На ней психолог знакомится со своими клиентами – ребенком и взрослым, знакомится с их историей и запросом – что они ждут от этой консультации (понять, что происходит с ребенком, получить рекомендацию по воспитанию, диагностике развития ребенка, исправление нежелательного поведения и т.д.). Обычно психолог рассказывает, что он может из этого выполнить в ходе этой встречи, для чего может быть необходима дополнительная работа, а что он сделать не сможет в принципе (к примеру, повлиять на члена семьи, который отсутствует на приеме).

Психолог может на консультации, беседуя с ребенком и с родителями, наблюдать за непосредственным поведением ребенка или предложить специальные задания. Это могут быть обычные тесты на оценку эмоциональной и интеллектуальной сферы ребенка, а могут быть свободные творческие задания – совместные с родителями или только для ребенка. Наблюдая за ходом рисования или игры и задавая наводящие вопросы, психолог строит гипотезы о сути проблемы .

Какие же проблемы могут быть решены в ходе одной или нескольких встреч? Когда необходима более длительная психотерапевтическая работа?

В основном, консультирование носит информационный и исследовательский характер – ответ на вопрос «что происходит с ребенком, с нами и по какой причине?»

Это могут быть какие-то вопросы возрастного развития, адекватность возрастной норме поведения ребенка. К примеру, мама обращается с ребенком двух с половиной – трех лет, жалуется на негативизм и упрямство еще недавно вполне послушного ребенка и просит рекомендаций, как ей с ним себя вести. Здесь вероятное направление консультации – ознакомление мамы с особенностями протекания кризиса трехлетнего возраста, вырабатывания в этом возрасте самостоятельности. Часто этого вполне бывает достаточно. Многие родители, которые прибегают к помощи детского психолога, уже успели ознакомиться с литературой по воспитанию и развитию детей. Но при этом не всегда они бывают уверены, наблюдают ли они очередной этап возрастного развития в своем ребенке или это отклонение от нормы. И хотят обсудить данный вопрос со специалистом. По большей части здесь действительно хватает одной консультации, но иногда нужна дополнительная диагностика и несколько консультаций с психологом.

К примеру, наиболее частая жалоба родителей младших школьников – ребенок в школе плохо учится. По какой причине и что делать? На такой вопрос за одну консультацию сложно ответить. Может понадобиться диагностика интеллектуальных ресурсов ребенка – возможно, он просто не справляется в своем учебном заведении со сложной программой. Возможно, ребенок отправился в школу с несложившейся психологической готовностью и теперь у него проявляется школьная дезадаптация. Также может быть необходима диагностика эмоционального состояния школьника и прояснение семейной ситуации – может быть такое, что неуспехи ребенка находятся в эмоциональной плоскости. Для проведения подобной диагностики и обсуждения путей решения проблемы может потребоваться несколько (от трех до пяти или шести) консультаций психолога. Когда найден источник трудностей, пути их преодоления определяются .

Часто обращаются к психологу родители, которые желают подобрать подходящий стиль общения и воспитания ребенка, у которого есть поведенческие или эмоциональные особенности (гиперактивность, боязливость, замкнутость и т.д.). Здесь тоже вполне можно ограничиться одной или несколькими консультациями.

Иногда также поводом обращения к психологу бывают обнаруженные родителями перемены в поведении ребенка после случившегося в семье какого-то события – к примеру, смены учебного заведения, появления нового члена семьи, развода, переезда. Тогда, если реакция ребенка не очень явно выражена, психолог может остаться в рамках рекомендаций по возможности смягчения для ребенка произошедшего стресса.

То есть возможен в ходе одной консультации общий взгляд на ситуацию и на ребенка, определение – нужна ли тут дальнейшая работа или хватит рекомендаций родителям для решения проблемы самостоятельно. Родителям подобная консультация может стать опорой и внушить уверенность в их дальнейших действиях.

После одной или нескольких встреч с психологом родители при его содействии принимают решение насчет дальнейших шагов. Возможно, этой помощи будет достаточно и можно на этом закончить консультирование.

Но если запрос родителей подразумевает изменения – эмоционального состояния, нежелательного поведения ребенка, то тогда необходимо продолжить работу.

В этом случае возможны следующие варианты:

— родители занимаются самостоятельно с ребенком, опираясь на полученные рекомендации. При этом возможны периодические встречи с психологом для получения поддержки в процессе изменения ситуации;

— ребенку необходим курс индивидуальных или групповых психотерапевтических занятий;

— поступает запрос от родителей помощь психолога – либо психотерапевтическая помощь требуется одному из родителей;

— ребенку необходима консультация у смежных специалистов: невролога, дефектолога, логопеда для уточнения источников трудностей;

— комплексный подход — сочетание различных вариантов помощи.

Проблемы современной школы и пути их решения

Все мы в нашей жизни связаны со школой – все мы прошли через нее как ученики, у многих из нас есть дети, которые или уже учатся в школе, или скоро будут в ней учиться; многие из нас работают в школе, а многие хотели бы туда пойти. В нашей стране очень много разговоров об образовании, о школах, о формах выпускных экзаменов – школьная тема одна из важнейших в нашей жизни. А что важно в самой школе?

Чтобы там ни говорили, важнейшее в школе – это учащиеся, то есть те, для кого школа создана. Представим, что все школьники, следуя советам некоторых учителей, бросили учиться и пошли работать – школу можно будет закрывать, потому что она просто перестанет быть нужной. При этом многие учащиеся совершенно не хотят учиться, что, вполне закономерно, раздражает многих учителей. Но почему дети не хотят учиться? Причин этому много.

Во-первых, многие педагоги неправильно относятся к своей работе и к детям. Учителя считают, что как бы ни было ребенку неинтересно, его нужно заставить знать учебный предмет (при этом каждый учитель считает свой предмет самым важным). Но учителя часто совершенно не считаются с индивидуальными особенностями своих учеников, некоторые из которых, по причине личностного склада не в силах хорошо учиться по данному предмету. Учителя же делают обобщенный вывод – «этот ученик плохой», хотя по другим предметам он вполне может быть одним из лучших. Учителя могут обвинять учеников в том, что они не хотят учиться; говорить, что будут работать с этим учеником только тогда, когда он захочет научиться. Но если он в самом деле захочет научиться этому предмету – он сам сможет добыть нужную информацию, и учитель не будет ему нужен. Задача учителя – увлечь учащихся своим предметом, а не «вдолбить» его в них против их воли.

Во-вторых, школьное обучение сильно оторвано от жизни. В школе в ребенка вкладывается одно, но на улице и дома он сталкивается совсем с другим. Подавляющее число знаний, полученных в школе, не находят применения в жизни, и в том числе поэтому знания эти быстро забываются. Часто к ученикам предъявляются не соответствующие возможностям их возраста требования, поэтому их сложно выполнить. А домашние задания могут отнимать очень много времени, и у человека не останется времени на свободную жизнь, а она тоже нужна – нельзя замыкаться в школе. Обучение в школе очень формализовано, и не все могут уложиться в установленную форму, что тоже создает проблемы для учащихся, обладающих более стихийным складом личности. Все это вызывает ненависть учеников к школе, превращая ее в каторгу. И учиться в школе трудно и неинтересно, поэтому задача, если не облегчить, то хотя бы сделать обучение в школе интересным и соответствующим жизни.

В-третьих, у нас не совсем понятно, чем именно должна заниматься школа. Кто-то считает, что она должна учить (но не понятно, конкретно чему); кто-то считает, что она должна воспитывать (но не понятно, что именно), но точного ответа, что делает школа, никто не может дать. А школа – это фундамент жизни каждого человека; многие именно в школе получили то, что позволило им впоследствии выстроить на этой основе всю свою жизнь; но точно так же многие были сломлены школой и лишены возможности чего-либо добиться. Что же должна делать школа? На наш взгляд, задачи школы следующие:

  1. Показать учащимся мир во всем его многообразии и предложить интересы в этой жизни.
  2. Дать человеку шансы попробовать реализовать себя в том, что он нашел для себя интересным.
  3. Помочь человеку раскрутить себя в сфере своего интереса хотя бы на начальном уровне.

То есть школа должна помочь человеку найти и реализовать себя в жизни. Школа должна сделать так, чтобы ученику было интересно в ней учиться и интересно жить в целом. Но чтобы сделать это, нужна большая и системная работа по улучшению школы, как общественного института. Что же можно сделать в этой области?

Мы выдвигаем несколько предложений:

  1. Сократить число учебных предметов до 7 – 9. При этом сходные по содержанию предметы – объединить в один. Преподавать основы науки, постепенно углубляя сложность подачи материала. Нами предлагается следующий список учебных предметов:
    1. Физкультура.
    2. Русский язык.
    3. Иностранные языки (не менее двух).
    4. Точные науки (математика, физика, химия).
    5. Гуманитарные науки (история, литература и т.п.).
    6. Естественные науки (география, биология и т.п.).
    7. Искусства (музыка, МХК, рисование и т.п.).
    8. Прочие факультативные занятия.
  2. Каждый учебный предмет является обязательным. Каждый предмет может изучаться на одном из двух уровней – углубленном и стандартном. При этом один предмет обязательно изучать на углубленном уровне, и этот предмет ученик выбирает сам.
  3. По каждому предмету сдаются экзамены. Форм экзаменов несколько, и учащийся сам выбирает форму сдачи экзамена. В случае неудовлетворительной оценки – разрешается пересдача экзамена по другим формам, и учащемуся ставится лучшая оценка.
  4. Не допускается мучение учебой. Возможно, учеба длится 4 дня в неделю (в младших классах – обязательно). Количество уроков в день – не более 7 даже в старших классах. Длительность урока – 40 или 45 минут. Длительность осенних и весенних каникул – не менее 10 дней; длительность зимних каникул – не менее 16 дней; летние каникулы – с 26 мая по 1 сентября.
  5. Помимо основных школьных занятий обязательными являются занятия в художественной студии и занятия в спортивной секции. По каждому из этих направлений учащийся должен пройти не менее 53 недель занятий не менее 2 раз в неделю (всего 106 занятий по каждому направлению). Но в случае высоких результатов по одному из направлений, второе направление разрешается не проходить.

Эти преобразования, на наш взгляд, помогут улучшить качество обучения, работы школы, и дадут ученикам новые и широкие возможности для построения своей будущей жизни.

Итоги статьи:

  1. Главное в школе – учащиеся.
  2. Проблемы и зачади школы:
    1. Проблема: неправильное отношение учителей к работе. Задача: учитель должен увлекать учащиеся своим предметом.
    2. Проблема: оторванность обучения от требований жизни. Задача: сделать обучение в школе приближенным к реальной жизни.
    3. Проблема: неясность относительно направления деятельности школы. Задача: помочь учащимся найти себя в жизни.
  3. Основная задача школы – помочь человеку построить основу для своей будущей жизни, которая должна быть успешной и интересной одновременно. Школа не должна давать и заставлять – она должна помогать человеку самому находить себе интересы, занятия и знания.
  4. Нашей школе желательны некоторые преобразования, которые сделают обучение в ней более продуктивным, что поможет решить основную задачу школы. Предложения по этим преобразованиям в нашей статье представлены.

8 проблем ребенка в школе

Как сформировать у ребенка правильное восприятие процесса обучения? Помогать ли и как готовить домашние задания? Как проблемы с уроками могут повредить отношениям между ребенком и родителями? Все эти вопросы очень часто на консультациях слышит психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

От несделанных уроков к конфликтам в семье

Екатерина Бурмистрова

Базовая практика во времена нашего взросления была одна: «Ты сам сделаешь уроки, а если у тебя будут сложности — ты меня попросишь, и я тебе помогу». Сейчас вся система обучения в начальной школе рассчитана на то, что родители должны делать уроки вместе с ребенком.

И тут существует определенная дилемма: как сделать так, чтобы ребенок успешно осваивал школьную программу, при том, что:

  • Очень сильно изменились программы — даже по русскому, математике и чтению.
  • Очень сильно изменился исходный уровень знаний детей-первоклассников – многие школы ждут детей, уже умеющих читать.
  • Преподавание иностранного языка начинается с 1-2 класса, программы рассчитаны на то, что осваивать их ребенку будет помогать взрослый, но большинство из нас начинали изучение языка с 4-5 класса.
  • В России резко увеличилось количество неработающих мам, которые готовы все свое время посвятить ребенку, который стал школьником, в результате чего снизился уровень самостоятельности детей. Никто не ходит с ключом на шее и не разогревает сам себе обед.

На мой взгляд, эти изменения:

  • неудобны для родителей, так как делают их напрямую ответственными за успешность детей в обучении.
  • В долгосрочной перспективе очень неблагоприятно влияют на отношения между детьми и родителями.
  • Уменьшение самостоятельности в учебе в начальной школе замедляет волевое созревание детей, снижает мотивацию к обучению вплоть до полного нежелания учиться и невозможности это делать самостоятельно — без родительских понуканий и сидения мамы рядом.

Сейчас на первых родительских собраниях в первом классе учителя напрямую предупреждают родителей, что теперь им придется учиться вместе с детьми.

Учителя, по умолчанию, предполагают, что вы всю начальную школу будете отвечать за качество и количество приготовления домашних заданий. Если раньше задача учителя была – научить, то сейчас задача учителя – дать задание, а задача родителей (предположительно) — эти задания выполнить.

По иностранному языку программы вообще составлены так, что ребенок их в принципе не может сделать без взрослого. Грубо: «Не понял – сам дурак. Я объясняю материал, а если ребенок не понял – то либо идите на дополнительные занятия, либо объяснят родители». К такой ситуации нужно быть готовыми.

Значит, родители должны сесть и делать уроки с первоклассником, второклассником, третьеклассником, четвероклассником. Но сейчас созревание наступает довольно рано, и уже в 9-10 лет можно наблюдать всю симптоматику подросткового возраста. К 5-6 классу эта возможность – сидеть и делать уроки вместе с ребенком – у вас пропадет. Эта ситуация станет невозможной, а за четыре года ребенок привыкнет, что за уроки отвечает мама, и сам он эту ответственность взять не может и не умеет.

Вы можете ценой потери отношений продолжать его заставлять лет до 14-15, пока сил хватит. Конфликт будет отложен на несколько лет, а ребенок будет по-прежнему не в состоянии отвечать за свои задания. В 14-15 лет протест будет уже очень яркий — и с разрывом отношений.

Есть такие показатели, что дети, которые были чуть ли не отличниками в начальной школе, потому что за них все делали мама и папа, в средней школе резко снижают учебу, потому что помощь принимать уже не готовы, а умения и навыков учиться – нет.

Эта система, навязываемая многими педагогами начальной школы, – чтобы ребенок все делал дома идеально, то есть с помощью родителей.

Если ребенок отстает, то педагог может предъявить родителям претензию: недосматриваете! Только старые опытные педагоги придерживаются классической системы – чтобы ребенок все делал сам, пусть и с ошибками, и сами готовы научить и исправить.

Photosight.ru. Фото: petrovichbal

Формирование правильного учебного стереотипа

Нужно понять, с каким педагогом вам предстоит иметь дело, какая у него позиция. И, в зависимости от жесткости этой позиции, гнуть линию самостоятельности.

Самое важное, чему можно научить ребенка в начальной школе, — это ответственности, умению работать и возможности воспринимать задание, как свое.

Сначала, если вы движетесь в русле формирования самостоятельности учебной, у вас показатели успеваемости будут ниже. Особенно остро формируется несамостоятельность у единственных в семье детей, и здесь нужно быть особенно внимательными.

Ребенок пишет свои первые крючки – и сразу подвергается давлению родителей: «Не туда повел ручку! Ты над нами издеваешься! Ты будешь дворником!». Уровень мотивации у ребенка низкий – уровень мотивации у родителей зашкаливает.

А в школе педагог говорит: «Почему у ребенка не выходит соединение букв?». Не вы приходите к учителю, а он вас заставляет учиться вместе с ребенком. Объяснив материал в школе, он предполагает, что вы регулярно будете заниматься и советоваться, что и как делать. И формируется устойчивая лексическая связка «Как у нас дела?», говорящая о продолжающемся симбиозе матери и ребенка. Потом, классе в 9, ребенок говорит: «А я не знаю, кем я хочу быть», — у него не сложилось ощущение себя в учебе.

Если ребенка все время страховать, он вообще не научится делать что-либо самостоятельно, он знает, что «мама что-нибудь придумает», что в любой ситуации родители найдут выход.

Но у родителей часто существует страх: «Не выльется ли приучение к самостоятельности в конфронтацию ребенка с учителем, с системой?»

Сначала могут быть отставания, но потом ребенок достигает успехов. Идет первоначальная потеря, но нет этой потери в 4-5 классе. Если в этом периоде успеваемость искусственных отличников резко падает, то успеваемость таких детей резко возрастает.

Есть дети, которым все-таки нужно помогать. Это дети хронически рассеянные, ребенок «не здесь», в своих мыслях (хотя и в рамках нормы).

Таким детям нужно помогать чуть больше. Если у ребенка в принципе есть способности к самоорганизации, их нужно включить. Вопрос с уроками очень простой: либо он возьмет за них ответственность, либо не возьмет.

Картина складывается довольно рано, еще с «подготовки». Лучше создать условия для возникновения самостоятельности, и нужно формировать правильный учебный стереотип, связанный с уроками.

Photosight.ru. Фото: Siren1

Если педагогов много

Ребенку проще привыкнуть к одному педагогу, который ведет несколько предметов. Если преподаватели разные, нужно помочь ребенку сориентироваться, «как зовут какую тетю». Тети разные, у них есть отчества, а первоклашки с отчеством разбираются с трудом – его сложно запомнить, нелегко произнести.

Тут может быть нужен своего рода домашний тренинг: вырезаем фигурку тети такой-то – она ведет математику, зовут ее так-то.

Стоит также помочь ребенку выучить имена и фамилии одноклассников. Пока ребенок не знает, как зовут одноклассников и педагогов, он чувствует себя некомфортно.

Ориентируясь на способности ребенка, помочь запомнить «школьных персонажей» – детей и взрослых, – это важная родительская задача.

Школьнику нужно помочь организовать процесс обучения

Если у вас в семье существуют детские домашние обязанности, если у вас есть хотя бы какое-то подобие режима или ритма жизни, есть какая-то ежедневная цепочка событий, которая повторяется (примерно в одно время встаем, в одно время ложимся) — ребенку будет проще привыкнуть к школьному ритму.

Домашние обязанности приучают брать на себя ежедневную ответственность. И тут очень хороши цветы и домашние животные, вынос мусора – то, что необходимо делать регулярно. Цветы видимым образом засыхают, коты мяукают и просят пить, а мусорным ведром нельзя пользоваться. Взрослым надо не «спасать» ребенка и не выполнять обязанности вместо него.

К моменту попадания в школу у ребенка должны быть регулярные обязанности, то, что он делает ежедневно: чистит зубы, заправляет кровать, складывает одежду. На этом фоне к домашним обязанностям прибавляются другие ежедневные обязанности — школьные.

Школьнику полезно:

1. Самому уметь собрать вещи для занятий в секциях и сложить портфель. Это нужно начинать делать за год до школы – минимум. У мальчиков это в целом получается хуже, чем у девочек.

Сначала ребенок будет делать это с вашей помощью, с подсказкой последовательности. Пока ребенок не читает, можно повесить на стенку нарисованный список того, что должно быть в портфеле. Если ребенок забыл что-то, не нужно обязательно его поправлять: пусть он один раз окажется с недостающим предметом, зато сможет это запомнить.

2. Если вы знаете, что ребенок будет все равно забывать что-то дома, можно с ним проверять портфель. «Давай проверим, все ли ты собрал. Покажи мне, все ли есть в портфеле».

3. Знать, где лежит одежда и обувь для школы. Он должен оценить, чистая это одежда или грязная, грязную убрать в грязное белье. Тут тоже формируется ответственность: нет ничего сложного, посмотреть свою одежду на предмет пятен.

4. «Детский тайм-менеджмент»: не только собрать портфель, но еще собраться вовремя на занятия. Это базовый навык, без которого начало обучения в школе очень сложно. Формировать этот навык, который станет ступенечкой к следующему, также нужно не в 1 классе, а за год перед ним, когда занятия довольно расслабленные и не с самого утра.

5. Знать, в какие дни происходит какая подготовка. Для этого хорошо пользоваться календарями. Можно под днями написать, какие именно в этот день занятия, раскрасив их разными цветами, чтобы ребенок знал, что именно нужно собрать.

Если вы не успели дать своему ребенку все эти навыки до школы, делайте то же самое в 1 классе.

Школьный тайм-менеджмент

Для того чтобы делать уроки, должно быть определенное время. Нужно дневное расписание: встаем, умываемся, одеваемся — канва дня, и выделенное время – делаем домашнее задание. Ребенку проще, когда все ритмично. Возникает динамический стереотип (по Павлову) – система реакции на время: ребенок заранее готовится перейти к следующему действию.

Photosight.ru. Фото: yakshee

Такая система проще примерно для 85% детей, которые относятся к категории «ритмичных». Есть 15% безритмовых, с хаотическим временным устроением. Их видно с младенчества, они такими остаются и к школе.

После школы должен быть час покоя (это правило следует соблюдать), а дальше может наступать время уроков.

Ребенку можно показать расписание папы, мамы в еженедельнике, ежедневнике, и потом написать его расписание, объясняя, что такое у людей бывает, и это – атрибут взрослости. Все, что атрибут взрослости, — все предпочтительно.

Одна из болезней современности – уроки, растянутые на непомерное количество времени. Это значит, что люди не сделали простых действий, помогающих и ребенку и себе.

1.Надо знать, что ребенок не чувствует времени. 6-7 летний ребенок время так, как взрослые, не чувствует, он не знает, сколько прошло.

2.Чем дольше ребенок сидит за уроками, тем ниже у него КПД.

Норма делания уроков для первоклассника:

40 минут – 1 час.

2 класс – 1 час – 1,5 часа

3-4 класс – 1,5 – 2 часа (не 5 часов)

к 5-6 классу эта норма переходит к 2-3 часам,

но больше 3,5 часов не должно быть потрачено на уроки.

Если ребенок делает уроки дольше, то его не научили работать, либо он – хронический «тормоз», а их особенно хорошо нужно учить работать. Ребенок не чувствует время, и родители должны помочь ему время почувствовать.

Адекватный период делания уроков для первоклассника – 20-25 минут, для подготовишки еще меньше – минут 15, для детей истощаемых – может быть еще меньше.

Но если вы ребенка усаживаете на время большее, чем нужно, вы просто теряете время – и свое, и его. С уроками можно не помогать, но вот с «тайм-менеджментом» все-таки стоит.

Для того чтобы почувствовать время, есть разные способы помощи ребенку. Например, разного рода таймеры:

— могут быть песочные часы (не подходят для мечтателей – мечтатели будут смотреть, как сыпется песок);

— могут быть электронные устройства, которые будут пищать через определенное время;

— спортивные часы, в которых имеется секундомер, таймер, запрограммированные сигналы;

— кухонные таймеры;

— записанный на телефон звук школьного звонка.

При подготовке домашнего задания нужно составить план его выполнения. Обычно начинают с того урока, который дается довольно легко. Сначала делаются письменные задания, а потом устные. Начинаете с того, что полегче; ребенок вырабатывается – перерыв.

Чтобы ребенок активно работал, нужна смена видов деятельности, переменка: прибежал на кухню, выжал с вами сок и его выпил; намазал себе бутерброд; пять раз обежал вокруг стола; сделал несколько упражнений, — переключился.

Но рабочее место ребенка – не на кухне. У него должно быть определенное место, а на кухню можно прийти на «переменке». Нужно учить школьника содержать рабочее место в порядке. Хорошая экология учебного места – очень важное дело. Должно оставаться место для игрушек, место для сна, а для занятий место можно организовать даже с 4 лет.

Вы заранее договариваетесь, что если ребенок сделает уроки за отведенный час, то вы потом успеете много всего: почитаете книжку, поиграете в настольную игру, порисуете, что-то смастерите, посмотрите любимый фильм, погуляете, — все, что вам нравится. Ребенку должно быть интересно и выгодно сделать уроки за это время.

Время делания уроков – предпочтительнее, пока не стемнело. После школы, отдыха. Не оставлять уроки на после кружков, пока вы не сформируете навык. Чтобы успевать на дополнительные занятия (бассейн, танцы), нужно научиться делать уроки быстро и качественно. Если вы так сделаете, то не будет растягивания на весь остаток дня.

Если вечер безграничен, и уроки можно делать до отбоя, то возникает ситуация «ослика»: он встал, уперся, ничего хорошего не ждет, не ругают сильно – можно и не делать. Обычно дети соображают, что можно не весь день потратить на эту скучную миссию, а есть еще что-то в жизни. Важно, чтобы жизнь не кончалась походом в школу: первая часть дня – занятия, а вторая – уроки до ночи, и ребенок привык, что это все размазано, как манная каша по тарелке, и ничего другого придумать не может. Обычно временные границы и хорошие последствия работают великолепно.

Финальные последствия необходимо менять периодически: настольные игры заменить слушанием сказки или еще чем-то приятным. В графике дня идут сначала уроки, а потом – свободное время, т.е. начинается своя жизнь, и ее с уроками смешивать не надо.

Уроки с энтузиазмом?

Что же такое – домашнее задание? Продолжение того, что было в школе или отдельное дело дома?

Психологически – это тренировка навыка: в классе объяснили, а дома сами отработали. Если нет сильной неуспешности, то лучше отнестись к этому как к чему-то, после чего начинается жизнь. Ждать энтузиазма от ребенка не нужно (хотя есть отдельные дети – потенциальные отличники). Надо научить относиться к урокам, как к промежуточному этапу, даже весело – потрудился, а потом будет радость. Если не сформировался другой стереотип (уроки до самого поздна со слезами и руганью), то этого бывает достаточно.

Задания дублировать нельзя (добавлять сверх заданного) – они должны быть маленькие, чтобы сохранялось желание учиться, чтобы ребенок не перетрудился. Все «пере-» гораздо более опасные, чем «недо-«.

Обычно ребенок в состоянии удержать себя за столом 15-20 минут, и возникает навык делать уроки в темпе. Если ребенок не успевает за отведенное время, а мама сидит над ним, ловит и заставляет продолжать, то школьник получает негативный опыт. Наша задача не помучить ребенка, а дать ему понять, что он что-то упустил.

Если ребенок до школы сталкивался с ограничениями времени – на каких-то занятиях, сам собирался или занимался какой-то конкретной деятельностью в четко отведенных временных рамках, то у него уже сформирован некоторый навык.

Впервые сталкиваться в 1 классе с этими сложными временными навыками может быть большой проблемой. Начинать лучше с «подготовки», а еще лучше лет с 5 – 5,5.

Если задания в школе не задают, то нужно все равно предложить ребенку сделать какой-то объем заданий за определенное время самостоятельно.

Самим родителям тоже не нужно проявлять излишнего энтузиазма и сидеть над душой. Мы все очень переживаем за успехи нашего ребенка, и реакция на ошибки может быть неспокойной – а отношения портятся.

Нужно настроиться, что не все будет идеально, что будут ошибки, но постепенно их будет меньше.

Обнадеживает отсутствие оценок в 1 классе. Пока формируются навыки делания домашнего задания, ребенок сам подтягивается, во 2 классе включается, а система оценок сразу расставляет все по местам. Надо давать ошибаться. Перфектные ожидания, что сразу все будет на «отлично», нужно сдерживать.

При этом нужно очень хвалить, когда ребенок взял на себя самостоятельность, хвалить за то, что он делал сам, старался. Хвалите не результат, а старание. От любого родителя строгость к школьным успехам воспринимается как удар по самолюбию. В средней школе ребенок понимает уже, что если родитель ругает, то он хочет добра. Младший школьник воспринимает критику, как удар: «Я стараюсь, а ты тут что-то говоришь против…». Ориентируйте на старание.

Хорошо, если учитель тоже склонен оценивать старание, а не успех. Но, к сожалению, многие учителя считают, что порицание – это лучший способ продвинуть человека к большим успехам.

Особые ситуации

Photosight.ru. Фото: Андрей Козорог

1. Особая сложность, если у ребенка в 1 классе сразу начинается английский.

Если вы выбрали такую школу, то лучше начинать английский за год до школы. Это очень большая нагрузка – осваивается сразу две письменности и две грамматики одновременно. С приготовлением домашнего задания по английскому языку помогать нужно обязательно. Желательно, чтобы был репетитор, педагог. Если родителю хочется самому обучать ребенка, то надо стараться сохранять благодушное настроение, не сердиться, и если это не в ущерб семье в целом. Но лучше учителя собой не подменять.

2. Если в школе задают много, и ребенку непонятно, что делать? Помогать ли ему?

Желательно избегать такой ситуации. С ребенком уроки лучше не делать, но все-таки за происходящим следить: «Расскажи, что было в школе, что вы учили? Как ты решаешь задачи?». Такая ситуация возможна, если вы пошли в школу более сильную, чем вам показано. Обычно нормальный ребенок без особенностей в школе своего уровня все понимает, хотя может прослушать, заболтаться. Пользуйтесь помощью учительницы, прибегайте к дополнительным занятиям в школе. Настраивайте ребенка на то, что знания дает учитель, и, что не понял, нужно спросить у него. В ситуации непонимания нужно разбираться конкретно: говорить с ребенком, с учителем. Обычно, после дошкольной подготовки ребенок уже сформировал умение слышать и воспринимать в коллективе.

3. В 1 классе ребенок еще плохо умеет прочитать задание.

Определитесь, что сначала задание все равно читает он, потом читаете вы. Во 2 классе так не будет. В 1 классе объясните, что пока задание записываете вы, потому что он плохо умеет писать, а позже этого делать не будете. Ставьте временные ограничения, сколько будет длиться эта ситуация.

4. Ребенок много ошибается, делая уроки, а учителя требуют отличных чистовиков.

Проверка домашнего задания пока необходима, но если сдавать идеально выполненные вами задания, учителя не поймут, что ребенок в чем-то недотягивает.

Ваша позиция зависит от вменяемости учителя. Если учитель вменяем, то вы можете объяснить ему, что вы за самостоятельность, за возможность ошибаться. Этот вопрос можно поставить прямо на родительском собрании.

Если при проверке вы видите, что все сделано не так, то в следующий раз делайте карандашом, находите самую красивую букву и на нее ориентируйтесь. Задачи пусть ребенок делает сам на черновике и приносит вам проверить, если хочет. Если отказывается, тогда это будет его ошибка. Насколько может делать сам, пусть делает, пускай ошибается.

Если можно и учителю принести с ошибкой – радуйтесь. Но против системы образования не попрешь. Если наблюдается по всем предметам неуспешность, то лучше нанимать педагога, чем портить с учителем отношения.

Роль мамы – поддержка, забота, принятие. Роль учителя – контроль, строгость, взыскание. От мамы все учительские качества ребенок воспринимает, как оскорбительные, особенно в первых двух классах, пока позиция школьника формируется. Он не воспринимает исправление как исправление, а думает, что вы его ругаете.

Три фактора успешности в начальной школе

Главная задача ребенка в начальной школе – научиться учиться. Ему необходимо понять, что это его работа, за которую он отвечает.

Хороший первый педагог – выигрышный лотерейный билет. Авторитет первого учителя – очень важный момент. На каком-то этапе учительский авторитет его может быть выше родительского. Он (авторитет) очень сильно помогает ребенку в учебе. Если учитель делает что-то негативное: заводит любимчиков, груб, несправедлив, родителям надо поговорить с ребенком, объяснить так, чтобы школьник не потерял уважения к учителю.

Ключ к воспитанию ребенка – ваши личные воспоминания. Когда ваш ребенок приблизился к школе, надо оживить ваши воспоминания. Они, наверняка, у всех есть, с 5,5-6 лет они у всех хранятся. Полезно поспрашивать своих родителей, отыскать свои тетрадки.

Отправляя ребенка в школу, нужно обязательно сказать ему: «Если в школе с тобой или с кем-то произойдет что-то яркое, интересное необычное, расскажи мне обязательно – мне это очень интересно». Как пример, можно рассказать ему истории из семейного архива — истории бабушек, дедушек, родителей.

Негативные опыты и воспоминания можно и попридержать, не проецировать их на ребенка. Но идеализировать школу тоже не надо, если не запугивать, а объяснять, то можно с пользой делиться своим негативным опытом.

Крайне важны отношения с одноклассниками. Сейчас дети часто учатся далеко от школы, и их после уроков сразу разбирают и увозят. Контакты не заводятся. Родителям нужно завязывать контакты с детьми из класса, гулять вместе, приглашать домой.

Ну что ж, с наступающим Днем Знаний и в добрый путь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *