Приковал к батарее

Приковал к батарее

Содержание

Как стать наркоманом

Жил-был паренек, который в свое время увяз в наркомании. Он встретил миленькую девочку 17 лет, в которую страстно влюбился, сумел вылечиться и сразу же женился на ней. Через 9 месяцев у молодых счастливых родителей родилась прелестная дочурка. Поверьте, это была счастливейшая из всех семейных пар. Ну, а через год молодой отец покончил с собой, потому что вновь стал садиться на героин. И оставил он девятнадцатилетнюю плачущую вдову с ребенком на руках. Такая картина. Не буду я ругать его, кто из нас не совершает ошибок? Но я задамся другим вопросом, который на самом деле волнует меня уже очень и очень давно.
С чего все начинается?
Все мы здраво рассуждаем, и в не зависимости от того, начитанны мы или нет, опытны или нет, хорошо знаем, что даже пробовать наркотики нельзя. Как же так получается, что многие и многие «садятся на систему»?
Итак, в этом совсем не художественном тексте я даю, если так можно выразиться, отчет, который получился после моих бесед с наркоманами и людьми, знающими толк в наркомании.
Вариант номер 1. Клуб
Этим способом пользуются все те сволочи, которые желают увеличить свою клиентуру и сажают на наркотики молодых людей.
Я расскажу на примере. Одна моя знакомая, имя ей Юля, которая за всю свою недолгую жизнь не употребила ни одного наркотического вещества, отправилась, как это с ней часто бывает, в клуб. Там она немного выпила, и у нее разболелась голова. К ней подошла какая-то девчонка, сердечно поздоровалась и спросила, что с ней, узнав, что у бедняжки болит голова, сердобольная девица предложила Юле таблетку от головной боли. Полчаса спустя моя знакомая уже находилась в машине «Скорой помощи». И вот уже неделю, бедняга отдыхает в институте Склифосовского. Дело в том, что таблетка была ни чем иным, как Экстези. У Юли вероятно такая аллергическая реакция на это вещество. Обычно же Экстези вызывает прилив активности и эйфорию. Дело в том, что Юля познакомилась с подлой девицей ранее в этом же клубе, а потому и приняла от нее таблетку без боязни.
На самом деле сюжет должен был развиваться совершенно по-другому. Юля употребляет таблетку, у нее проходит головная боль, и ей становится очень хорошо. В следующую встречу девица задает Юльке простой и незатейливый вопрос: «Понравилось?» На который получает такой же простой и незатейливый ответ. Далее, как по маслу, еще таблеточку, еще и еще, а там и кокаин на подхвате. Вот вам и весь маркетинг.
Довольно часто в различных злачных местах и в больших компаниях вам могут просто предложить попробовать какую-то веселую чепуху, а впоследствии что-то посерьезней, сажая человека, таким образом, на систему и делая его постоянным своим клиентом.
Вариант 2. Самостоятельно или гонка за кайфом.
Не следует думать, что причина наркомании в плохих компаниях, общении с дурными людьми и тому подобном. Так свойственно думать мамашам, которые считают, что их дитятко испортили те придурки, с которыми оно общалось, и вообще, «я же тебя предупреждала». Случается и такое, что этот дурной человек, с которым общается будущий наркоман, он сам и есть. Есть такие люди, которые гонятся за кайфом. Они могут быть даже не очень компанейские, они сами ищут, какой бы еще эксперимент над организмом устроить, чтобы было хорошо. Причем, крайне редко понимают это. Чаще всего такие люди начинают с курения травы. Они курят травку, но поскольку канабис не дает никакого безумного эффекта, человек, ободренный безвредностью этого вещества, начинает пробовать вещества посильнее, чаще всего опиум или героин.
Нужно отметить, что это одна из причин, по которой я против легализации конопли. Она станет чересчур доступна для таких людей. Хотя марихуана вызывает меньшую зависимость, чем зависимость от наркотиков, алкоголя, табака.
Вариант 3. Отличный план.
В конце 90-х появился довольно необычный гашиш. Обыкновенный гашиш, если говорить по-простому, представляет собой не что иное, как брусок утрамбованной пыльцы цветков марихуаны. Все тот же канабис. Новоявленный гашиш представлял собой такого же цвета и структуры вещество. Но через некоторое время этот гашиш начинал плесневеть, точнее, он приобретал беловатый налет. Многие предполагали, что налет — это кокаин. Дело в том, что это вещество требовало постоянного увеличения дозы. Когда мне рассказали об этом, меня это сразу поразило, так как мне известно, что марихуана не требует повышения дозы. Этот гашиш был химического происхождения. Я не могу утверждать, был ли использован в этом гашише канабис. Вероятнее всего, что был. Однако, производители этой гадости явно подмешивали в пыльцу какую-то дрянь, вполне вероятно, что именно кокаин. Происходило следующее. Молодые люди курили по 2-3 плюшки (т.е. небольшие кусочки), чего им вполне хватало. Через неделю постоянного курения, требовалось увеличить количество плюшек, так как это количество уже не производило никакого действия на организм. И так, больше и больше. В результате, молодые люди переходили на героин. Почти все, кто употреблял эту штуку, сейчас уже покойники. Я знаю только двоих живых. Один сообразил, что лучше с этой штукой завязать, пока не поздно, а второго посадили, и, когда он вышел, такого гашиша уже, слава богу, не было.
Вариант 4. Тюрьма, зона.
Совершенно противоречивое место.
Я знаю людей, которые попробовали наркотики именно в тюрьме. Также мне известны люди, которые в тюрьме завязали с этим развлечением (хотя никто не завязал насовсем). На зоне и в тюрьме можно достать наркотики. Однако, часто случается так, что наркомана сажают в карцер, где у него проходит период ломки. Часто впоследствии человек перестает употреблять наркотики, но через пару-тройку лет по выходе из тюрьмы снова принимается за старое.
Таким образом, заключение может хорошо влиять на людей. Например, помогает бросить наркотики, хоть и не навсегда. Часто в этих местах люди начинают верить в Бога. Многие начинают заниматься своим образованием. Например, один мой приятель, будучи в тюрьме прочел почти всего Тургенева и Желязны, а на зоне выучил английский язык, хотя там же попробовал героин, но не сел на него. А одна тетка, на зоне выучила латынь и написала исторический роман, которым собиралась заняться уже двадцать лет. Но там же, она сломалась, и из активного человека, превратилась в нервную тихоню.
Практически всегда, бывшие наркоманы по прошествии времени снова начинают колоться. Есть такое понятие, что бывших наркоманов не бывает. Не так давно я была уверена, что знаю троих (!) бывших наркоманов. Двое из них сейчас мертвы.
Я могла бы сказать, что вход в наркоманию стоит копеечку, а выход – рубль. Но это не так. Действительно, очень легко стать наркоманом, но перестать им быть лежит выше человеческих возможностей. Пожалуй, теперь я с уверенностью могу назвать только одного человека, который действительно распрощался с наркоманией уже 10 лет назад. И как это не высокопарно звучит, но спасла его Любовь. Все-таки существует в нашем мире пошлости такая Любовь, которая делает человека сверхчеловеком, а в данном случае, наркомана – человеком.

Откровенная беседа с наркоманом

Все мы периодически смотрим фильмы, читаем книги и журналы. Наблюдаем за людьми на улице, в кафе, на работе. Иногда подглядываем в окна и подслушиваем разговоры. Порой обсуждаем с друзьями общих знакомых и даже делимся слухами. Нами часто движет любопытство и интерес, а порой просто желание сравнить жизнь другого со своей или узнать, как бывает иначе. Иногда таким образом мы учимся. И не редко, узнавая об опыте других людей, мы что-то пересматриваем в собственной жизни…

Это интервью появилось спонтанно, но оно родило во мне идею создания цикла подобных статей. Поэтому, если у кого-то из вас возникнет желание рассказать о своей жизни или поделиться своим опытом, пишите мне, сделаем!

P.S. Осудить — легко. Понять, посочувствовать и поддержать — человечно.

Привет! Меня зовут Ирина, и я предлагаю тебе рассказать историю своей жизни. Для начала, скажи немного о себе, о своем детстве.

Привет! Меня зовут Александр, мне 30 лет. Я родился и вырос в г. Каменск-Уральский. В детстве я особо не отличался от своих сверстников, никак не выделялся. В школьные годы меня мало интересовала учеба, я всегда был невнимателен и плохо усваивал материал, был двоечником. Под влиянием друзей в 4 классе занялся конькобежным спортом, больших результатов я не добился, но годы в спорте были лучшими для меня. Я ездил на соревнования по разным городам, в то время как мои одноклассники уже начали курить и выпивать, а некоторые пробовали что-то посерьезней. В то время меня это совсем не интересовало, ведь я был занят спортом. Позже меня увлёк мотоспорт, и я начал увлекаться мотоциклами, стал пропадать в гараже и был счастлив. В принципе о своей юности ничего плохого я сказать не могу. Тогда я даже и не задумывался в серьез о своей жизни, о том кем я стану и чем буду заниматься. Я был доволен тем, что у меня есть! До 9-го класса я особо не отличался от других, был обычным ребенком из порядочной, среднеобеспеченной семьи.

Можешь рассказать о своей семье?

Воспитание у меня было хорошее, родителям я за это очень благодарен. Они сделали для меня все! Образцом для подражания для меня всегда был брат, он старше меня на шесть лет, я старался ровняться на него. В школе он учился хорошо, занимался спортом и был для меня идеальным братом. У меня полноценная семья, где есть мать, отец и старший брат.

А что произошло после 9 класса?

На летних каникулах я уехал отдыхать на юг со своей дальней родственницей, и с этого все началось… Тогда впервые в жизни я попробовал алкоголь, да не просто попробовал, а откровенно нажрался! Утром я проснулся на пляже, ничего не помня. Там же я начал баловаться сигаретами.

В 10-ый класс я пошел в другой школе. На тот момент меня уже перестал интересовать спорт и я забросил тренировки, а так как у меня появилось куча свободного времени, то я начал тусоваться с новыми друзьями из школы. Стал вести разгульный образ жизни, не ходил на уроки, вместо этого пропадал в спортзале, пялясь на девчонок, занимающихся физкультурой, а по вечерам сидел в подвале. Там я первый раз из интереса и попробовал покурить травку. Не смотря на то, что мне было очень страшно, я сделал это потому что мои друзья курили ее. Наркотики мне сразу понравились, я считал, что это именно то, что мне действительно надо, чтоб вызвать у себя радость и хорошее настроение. Мы стали курить и в школе, поднимая таким образом себе самооценку. Появлялась уверенность в себе и мне казалось, что я невероятно крут! Именно тогда я встретил свою первую любовь. Несмотря на то, что симпатия была взаимной, мой интерес к наркотикам был сильней. Деньги, которые я брал у родителей на шоколадки или цветы для любимой, я на самом деле тратил на травку. И с этого момента все начало рушиться. С таким отношением к учебе и поведением как у меня, в новой школе я задержался не надолго, и после 10-го класса меня выгнали за неуспеваемость и плохое поведение, (я успел затопить этаж, закрыть учителей, обокрасть столовую и т.д.). А девушка меня бросила.

На тот момент, когда я поступил в училище, я уже плотно курил травку и пил пиво. В «шараге» я обрел новых друзей. Мы с дружками считали себя настолько крутыми, что на первом же курсе начали забирать стипендию у третьего курса. Мы не боялись ни кого и ни чего. В тот период я заработал свою первую судимость за кражу мотоцикла — я был пойман в алкогольном опьянении и чуть не отчислен из училища. Мой друг уже тогда употреблял героин и в какой-то момент, глядя на него, я решил, что мне нельзя отставать, ведь как я мог оставаться крутым не «ширяясь». И я решился. С первого раза этот наркотик показался мне ужасным, потому что меня охватил очень сильный страх. И я думал, что никогда не стану наркоманом. Как же я ошибался! Время шло, и к третьему курсу я уже частенько употреблял алкоголь, анашу, и героин.

Ты говоришь о том, что ЧАСТЕНЬКО употреблял героин. Разве его употребление не становится постоянной (ежедневной) привычкой — как это представляется большинству людей?

Нет, на первой стадии употребления у меня не было сильной зависимости и я мог контролировать себя, но со временем это переросло в болезнь. Мне не очень нравился этот кайф, я употреблял изредка, по выходным. Я даже был против того, что мои друзья так часто кололись. Есть разные виды наркоманов, пристрастившиеся к разным наркотикам, у них разные вкусы, но болезнь одна — зависимость!

Слава богу, к окончанию третьего курса я еще не плотно «подсел на иглу» и мог контролировать свое употребление, но я уже был зависим. После окончания училища меня к себе забрал старший брат, на тот момент он жил в Екатеринбурге и работал в строительной фирме. Он устроил меня работать к себе. Я не знаю как бы повернулась моя судьба, если бы тогда я не уехал из города, но большинство из моих одногруппников скололись и сели в тюрьму, а кто-то и вовсе покинул этот мир. В Екатеринбурге я познакомился с хорошими ребятами, у которых были другие интересы и планы на жизнь. На их фоне я был деревенским гопником, но благодаря им позже я научился жить как нормальный человек. Я поступил в строительный техникум, так как мне нравилось работать настройке. Ну и как положено у многих студентов, я почти всегда был изрядно пьян. Здоровье на тот момент позволяло пить и гулять всю ночь, а утром идти работать как ни в чем не бывало! Сейчас понимаю, что тогда я просто заменил наркотики на алкоголь, но я тогда даже не подозревал, что у меня проблемы. В Екатеринбурге я прожил около 5-ти лет. Изредка я ездил в Каменск, и смотрел на своих бывших друзей с какой-то жалостью. Я считал, что я уже больше никогда не вернусь к наркотикам! Но так как я уже был зависим, мне всегда чего-то не хватало. Я напивался и попадал в нелепые ситуации: драки, воровство, травмы и множество переломов. Был такой промежуток времени, когда мне было страшно пить, я боялся, что опять что-то случится или я где-то накосячу. Тогда я снова начал покуривать травку. Но мне было мало, я стал курить постоянно, а когда было нечего курить я пил. Что и следовало ожидать, я вновь начал изредка употреблять героин. После окончания техникума мне пришлось вернуться в Каменск. А там ничего не поменялось — все те же наркоманы, только уже после нескольких сроков. Я стал пробовать новые наркотики потому, что героин мне не нравился, а травки уже было мало даже с алкоголем. Спустя какое-то время, я попробовал все опасные наркотики и выбрал для себя лучшие. В какой-то момент я попробовал амфетамин — танцевальный наркотик. И вот тогда мне показалось, что он именно то, что я искал.

Я создал для себя комфортный режим употребления: на работе я курил травку, в выходные веселился в клубах под амфетамином, а после, чтобы не мучиться, принимал героин, и все это разбавлялось алкоголем. Наркотики мешали мне жить, но я не хотел этого признавать, я убеждал себя, что я счастлив. Ни на одной работе я не задерживался дольше, чем на 3-4 месяца. Но меня это не тревожило, я думал что так и должно быть. Мне всегда хотелось новых ощущений, я стал пробовать наркотические грибы, таблетки и курительные смеси. Мне было без разницы с чего меня будет переть. Естественно, личная жизнь у меня не клеилась, подружек менял как работу и меня устраивало все это. Меня окружали так называемые «друзья соигольники», и все наши разговоры сводились к одному.

В какой-то момент я начал задумываться, что что-то в моей жизни не так. Я пытался бросить наркотики, но начинал пить, или еще хуже — пить и играть в автоматы. Я не мог остановиться, обманывал себя и всех окружающих, но ничего не мог с собой поделать. Вот тогда я осознал, что я зависим, и не важно от чего… я просто менял свои зависимости, одну на другую. На тот период времени у меня уже была девушка (будущая жена), была даже хорошая работа на руководящей должности. Но везде мне приходилось играть роли: на работе я был ответственным и трудолюбивым, но сразу после я бежал в игровые автоматы. Это настолько сильно затянуло меня, что я проигрывал все деньги. Проиграв зарплату, я шел домой и придумывал очередную историю, о том, как меня приняли менты или еще что-нибудь невероятное, в общем строил из себя жертву. Результат всегда был одинаков — если я выигрывал, то на эти деньги я брал наркоту и выпивку, считая, что все равно же халява; если проигрывал, то напивался с горя. И так продолжалось около двух лет. Я залез в огромные долги, от меня отвернулись друзья. Подруга, после очередного моего загула, тоже ушла от меня, она просто устала так жить. Но меня это совсем не волновало, я был одержим игрой, мне было наплевать на окружающих. Я всегда мечтал о выигрыше и даже не пытался завязать играть, мне это нравилось. И так я жил — играл в автоматы, периодически употреблял наркотики и практически всегда бухал. Из-за нехватки денег я заработал еще две судимости за воровство, но я всегда выходил сухим их воды. Мои родители постоянно оплачивали мои огромные штрафы и бесконечных адвокатов. Я с ужасом вспоминаю эти времена, тогда меня начали посещать мысли о самоубийстве. Я еще как то держался на работе, несмотря на то, что и там накопил кучу долгов, заслужив полное недоверие коллег. Родители не знали что со мной делать, да и я не видел выхода. Я просто не мог справиться со своей зависимостью. Моя подруга вернулась ко мне из-за сильной любви, да и я ее любил. Тогда я пообещал ей, что перестану играть. Но зависимость была сильней. Однажды, за месяц до нового года подруга взяла подработку. Целый месяц после работы она ездила на другой конец города и находилась там допоздна каждый день. За 3 дня до Нового Года она закончила проект и получила приличную сумму денег. Мы планировали на них отметить праздник и купить мне зимнюю одежду. Но пока подруга была на работе, я взял деньги и все их проиграл. Для нее это была просто трагедия, и мы были вынуждены отказаться от планов. Время шло, но ничего не менялось. Я умудрился заработать еще одну судимость — в пьяном состоянии разбился на мотоцикле, сломав обе руки и ключицу. И примерно тогда же вышел закон о запрете игровых автоматов. Да, я стал играть меньше, но временами тайком ходил играть в запрещенные клубы и по-прежнему много пил. Мы решили сыграть свадьбу, но и здесь я все испортил. За несколько недель до свадьбы мы с будущей женой поехали в Екатеринбург, чтоб купить мне одежду. Там мы навестили друзей и изрядно выпили, настолько, что я еле держался на ногах. В таком состоянии подруга потащила меня в магазин, а я засыпал на каждой лавке и продолжал пить пиво. Придя в магазин я, меряя джинсы оторвал с них бирки и пока подруга не видела, засунул вещь к ней в сумку. Купив обувь, мы стали выходить из магазина и охранник попросил показать сумку, подруга ни о чем не подозревая открыла её… Она была просто в шоке! Меня как обычно, арестовали. Суд был назначен на дату, предшествующую свадьбе. Это была уже пятая моя судимость и я не знал посадят меня или нет. Меня не посадили, и мы сыграли свадьбу. А на подаренные на свадьбу деньги я оплатил штрафы. Я точно знал, что если еще раз нарушу закон, то точно окажусь за решеткой. Но играть я не перестал. Позже, на работе мне дали немалую сумму денег наличкой, чтоб я заказать материалы, но я проиграл все деньги, напился с горя и просто не пошел на работу. С работы об этом сообщили моим родителям, родители решили отдать за меня эту сумму, чтобы меня не уволили. Но проявление моей зависимости опять дало о себе знать, я взял деньги у родителей, чтоб отнести на работу и решил отыграть те деньги которые проиграл ранее. Естественно, я проиграл и эти деньги. Я не знал куда себя девать от стыда и вины перед своими родными. Ко мне снова пришли мысли о самоубийстве. Родители были готовы выгнать меня из дома. Мне было страшно за самого себя. Но они в очередной раз дали мне последний шанс, сказав что мне нужно пройти курс лечения в психиатрической клинике или закодироваться от алкоголя. Терять мне уже было нечего, и я согласился. Так я попал на двухнедельный курс в клинику неврозов. Там я для себя взял много полезного, понял, что моя большая проблема — это алкоголь, потому что под ним я перестаю себя контролировать, а все остальное уже последствия. С работы меня, конечно же, уволили. Но, благодаря клинике, я перестал пить, и главное — перестал играть в автоматы. Конечно я не совсем отказался от алкоголя, но стал пить очень редко — несколько раз в году, правда если пил, то до того пока не упаду. После моего отказа от алкоголя и игры, зависимость продолжала управлять мною, мне нужна была замена, ведь трезвым я уже быть не мог. Я решил, что буду курить травку, мне казалось, что это не так страшно как алкоголь, да и в автоматы я больше не играю. Мой друг тоже отказался от алкоголя, и мы начали курить. Все началось с курения по выходным, потом плавно это переросло в ежедневное употребление. Изредка я начал употреблять амфетамин в выходные, а иногда и героин. И всем с гордостью говорил «Зато я не пью!». Потом я стал курить каждый день, причем с самого утра вместо обычной сигареты. А если у меня не было травки, то свое плохое настроение я вымещал на жену. Например, она с утра собирается на работу (я на тот момент был безработным), а я прошу налить мне кофе, она говорит что опаздывает. Я начинаю нервничать и кричать, она наливает кофе и ставит возле кровати кружку. Попробовав, я начинаю на нее орать, из-за того, что в кофе нет сахара и молока. Довожу жену до слез, а она терпит и спокойно отвечает, что молока дома нет, а сахар надо просто размешать, и уходит на работу. И такие ситуации происходили только потому, что у меня было нечего покурить.

Тебя устраивал такой образ жизни?

Я уже не представлял другой жизни, мне нравилось курить и не пить. Так жили все мои друзья, мой круг общения. Но как и любому наркоману, в какой-то момент мне стало этого мало. Я начал пробовать новые современные наркотики: «скорости», «соли» и «курительные смеси». Я был уверен, что могу контролировать свое употребление, но тут меня охватил ужас. Попробовав эту дрянь я просто не смог остановиться. Это сильнейший психотический наркотик, который разрушал мой ум! Под его эффектом я делал такие вещи, что сейчас трудно даже представить что это был я. Чтобы добыть очередную дозу я сдал в ломбард свое обручальное кольцо, в надежде что потом выкуплю, но этого не произошло. Все деньги, которые я зарабатывал, тратились на наркотики. В семью деньги практически не попадали. С близкими были натянутые отношения. А я был мерзким, наглым и аморальным типом. Моя наркотическая зависимость тянула меня на самое дно. Я рушил все вокруг себя, я портил жизнь себе, жене и родителям. Это очень сильный наркотик, приводящий человека сначала в сильную эйфорию, а потом в бесконечную пытку, вынуждающую доставать дозу за дозой. Длительность эйфорического состояния составляла около двух часов, а потом нужно было еще и это не заканчивалось никогда. Я не спал по трое суток, толком не ел, только колол, колол и колол. Меня охватил ужас и страх за свою жизнь. Я уже не мог работать, потому что я стал употреблять на работе, а раз длительность эффекта всего 2 часа нужно было бежать за очередной дозой. Я сам не понял, как я так быстро подсел на эту дрянь. Я боялся того, что будет дальше! И вновь появились мысли убить себя, чтоб перестать мучится. Тогда я закрылся дома и три дня не выходил, обдумывал что со мной происходит. Смотря в зеркало, я видел худого и бледного наркомана. На тот момент я весил 67кг, при росте183см, под глазами впадины, впавшие глаза и щеки, исколотые руки и ноги. Я спросил себя, эту ли жизнь я хотел? Но голос в голове твердил о другом, и я понимал, что не могу ему противостоять.

Был ли рядом кто-то, кого ты мог попросить о помощи?

Мой друг с которым мы когда то приняли решение не пить, а курить травку, тоже не смог долго протянуть так и начал колоться, только в отличии от меня он был героиновый наркоман и синтетику не употреблял. А когда он начал понимать, что в беде он пришел к родителя и все рассказал, его направили на реабилитацию в уже знакомый ему центр, в котором когда-то выздоравливал его друг, который на тот момент оставался трезвым уже три года, хотя до этого был неисправимым наркоманом. Спустя пол года, когда он вернулся из центра я предложил ему покурить со мной! Он отказался, объяснив, что больше ничего не употребляет. Я был сильно удивлен, ведь именно с ним мы 13 лет употребляли наркотики меняя один на другой, а сейчас он мне заявляет, что это все неправильно, что мы жили не по воле бога. Я считал это бредом. Я не хотел бросать все и сразу, я всегда искал способы как можно контролировать свое употребление, мне нравилось кайфовать и я не хотел от этого отказываться. Несмотря даже на то, что моя жизнь уже была практически разрушена. И в очередной раз, когда я не смог справиться, я взял наркоту и пошел к родителям, ведь только они могли вернуть мне здравомыслие. Употребив, я пришел и во всем признался им, я сказал, что я наркоман и больше не могу с этим бороться. На тот момент они уже все знали, им рассказала моя жена потому, что она тоже больше не могла так жить. Родители знали о примере моего друга, и, не долго думая, направили меня в цент реабилитации.

Пробыв в центре пол года, я осознал и переосмыслил свою жизнь. Мне помогли вернуть веру в бога и веру в жизнь. Я не перестаю благодарить бога за то, что дал мне еще один шанс в жизни! Я больше не употребляю наркотики и алкоголь, я живу правильной и честной жизнью. Теперь у меня есть престижная работа, на руководящей должности. Есть любимая жена, которой я тоже очень благодарен за то, что она перенесла весь этот ужас. У меня родился сын, и я точно знаю, что такое настоящая любовь и счастье! Я счастлив! Наконец-то у меня в жизни начало что-то получаться, я ставлю цели, строю планы на жизнь и постепенно добиваюсь всего. Я больше не хочу всего и сразу.

Как помогло тебе пребывание в реабилитационном центре?

Центр мне дал многое, он вернул меня к жизни. Получается так, что дожив до 30 лет, я не умел на самом деле жить, я не знал как это – жить, и что такое жизнь. Я приобрел что-то большее! Но я не виню себя за прожитые в пустую годы, я благодарен богу за то, что он открыл мне глаза, ведь если бы я не был наркоманом, я может быть и никогда не узнал бы что такое счастье! Программа учит меня жить, а не бороться с употреблением. Выздоровление — это процесс всей моей жизни, я больше никогда не смогу употреблять ничего, изменяющего сознание. Ведь болезнь, которой я болен — неизлечима, и мне придется жить всю жизнь с этим.

Зависимость — это болезнь первичная, прогрессирующая, неизлечимая и смертельная. Теперь я знаю одно: что бы оставаться счастливым я должен оставаться трезвым только сегодня, потому что каждый наркоман перестает употреблять, но лишь некоторым это удается при жизни.

Многие считают, что бывших наркоманов не бывает. А что ты думаешь по этому поводу?

Да конечно не бывает! Я знаю, что я зависим, и в любой момент могу употребить, но все начнется заново. Одна бутылка пива или одна затяжка травки может заново меня вернуть к тому с чего я начинал. Как бы у меня сейчас не было все хорошо, я не должен забывать кто я и от куда. Я и сейчас считаю себя наркоманом, алкоголиком и игроманом. Но я веду правильную жизнь и она мне нравиться. Я больше не хочу возвращаться в этот ужас употребления. Посещая собрания, я представляюсь следующим образом: «Здравствуйте, меня зовут Саша. Я наркоман.» Мне всю жизнь придется жить с этой болезнью, она не излечима. Вот так и говорят, что бывших наркоманов не бывает. Но наркоман может выздоравливать, а это процесс всей жизни!

Что бы ты посоветовал человеку, оказавшемуся в подобной ситуации?

Советов я не стану давать! Я просто делюсь своим опытом. Если наркоман захочет, он сам найдет выход, бог его направит.

Ты несколько раз упомянул бога. Существует мнение, что многие «бывшие» бросая наркотики, уходят в религию. Как это у тебя? Как изменилось твое отношение к богу, вере, религии?

Я не придерживаюсь никакой определенной веры. Я просто верю в то, что есть что-то сильней меня и это что-то мне помогает. И если я раньше обращался к богу только за помощью, то теперь я его всегда благодарю, а если надо прошу о помощи. Мое своеволие привело меня в употребление и своей жизнью я править не могу, поэтому я просто прошу бога наставить меня на путь истинный, вести по жизни и избавить меня от своеволия. Вот такая у меня теперь вера!

Поделись своими планами на будущее? Есть ли у тебя какие-то глобальные цели, давние желания, которые ты хочешь воплотить в жизнь?

Мои планы уже постепенно осуществляются. У меня есть замечательные родители, жена и ребенок — люди которых я очень люблю! Какой наркоман может мечтать о таком? Трезвость и правильный образ жизни дают свои плоды, в принципе у меня все есть! Теперь я стремлюсь обрести душевный покой, для этого я работаю по шагам! А чего пока не хватает в моей жизни — я уверен я этого добьюсь постепенно!

Саша, я выражадю тебе огромную благодарность за откровенность и твою открытость. Успехов тебе, веры в себя, силы и мужества!

Надеюсь мой рассказ кому-то поможет. И кто-то возьмет его себе на заметку. Я знаю точно, что пока сам с чем-то не столкнешься — бесполезно говорить, но вера остается. Я хочу помогать людям и если кого-то заинтересуется, я с радостью пообщаюсь с ним.

Они живы-это все героин-Оззи Озборн,Шура,Дельфин,Принцесса Лея из звездных воин,Линдси лохан,Братья Самойловы и мн др

Мертвы-Майкл Джексон-обезболивающие аптека,В.Цой-Черняшка(опиум сырец)втыкал в москвиче,В.Высоцкий-аптечный опиум обезболивающий для раковых больных,героин-Дженис Джоплин,Э́ми Джейд Уайнха́ус,Официальное заключение подтвердило, что смерть Мэрилин Монро была вызвана вследствие передозировки наркотическими веществами.

1955 Чарли Паркер, знаменитый саксофонист, сидел на героине, умер в 34. Врач, зафиксировавший смерть музыканта, решил, что ему 70.

I960 Кнуд Йенсен, велосипедист. Погиб от чрезмерного употребления амфетаминов.

I960 Дик Ховард, велосипедист. Погиб от чрезмерного употребления амфетаминов.

1967 Томми Симпсон, английский велогонщик. Умер от передозировки амфетаминов прямо во время велосипедного марафона Tour de France.

1967 Брайан Эпстайн, менеджер Beatles. Умер от избыточной дозы барбитуратов. 34 года.

1969 Брайн Джонс, гитарист группы Rolling Stones. Передозировка наркотиков. 27 лет.

1970 Джими Хендрикс, культовый музыкант конца 60-х, употреблял героин, умер по дороге в больницу. Официальная причина смерти — пеpедозиpовка снотворного. 27 лет.

1970 Дженис Джоплин, исполнительница блюзов. Умерла от чрезмерной дозы героина. 23 года.

1971 Джим Моррисон, лидер группы Doors. Сердечный приступ, вызванный чрезмерным употреблением наркотических препаратов. 27 лет.

1973 Грэм Парсонз, певец, композитор и гитарист группы Byrds. Умер от передозировки наркотиков.

1976 Томми Болин, гитаpист Deep Purple. Свеpхдоза геpоина. 25 лет.

1975 Тим Бакли. Сверхдоза героина. 28 лет.

1977 Элвис Пресли. Сердечный приступ, вызванный чрезмерной дозой баpбитуpатов. 42 года.

1978 Кейт Мун, барабанщик группы The Who. Героин и алкоголь. 31 год.

1979 Сид Вишес, бас-гитарист группы Sex Pistols. Передозировка героина. Находился под следствием за убийство жены Нэнси, зарезанной им в припадке наркотического безумия. 21 год.

1980 Джон Бонем, барабанщик группы Led Zeppelin. Чрезмерное употребление наркотических и алкогольных препаратов. Захлебнулся во сне в собственной блевотине. 33 года.

1980 Бон Скотт, вокалист группы AC/DC. Захлебнулся рвотными массами, злоупотребив алкоголем и героином. 33 года.

1980 Ян Кертис, вокалист группы Joy Division. Повесился в своем доме перед аккуратно фиксирующей события видеокамерой. 28 лет.

1982 Джеймс Ханнимен-Скотт, бас-гитарист, клавишник Pretenders. Передозировка героина. 25 лет.

1983 Питер Франдон, гитарист Pretenders. Передозировка героина. 30 лет.

1983 Билли Илвисакер, ватерполист. Скончался от употребления кокаина.

1984 Дэвид Кеннеди, сын сенатора Роберта Кеннеди. Умер от передозировки наркотиков.

1986 Лен Биас, баскетболист из Бостон Селтикс. Умер от кокаина. 22 года.

1986 Дон Роджерс, футболист из Кливленд Броунс. Умер от кокаина. 25 лет.

1988 Хиллель Словак, гитаpист «Rеd Hot Chilly Peppers». Умер от свеpхдозы героина. 26 лет.

1988 Нико, вокалистка группы Velvet Underground. Черепно-мозговая травма в состоянии наркотического опьянения.

1991 Стив Кларк, гитарист Def Leppard. Передозировка героина и кокаина. 30 лет.

1993 Джи Джи Эллин. Передозировка героина, смешанного с кокаином. 30 лет.

1993 Игоpь Чумычкин, гитаpист «Алисы». Выбросился из окна под влиянием наpкотиков.

1993 Ривер Феникс, актер. Погиб от передозировки. 23 года.

1994 Курт Кобейн, вокалист группы Nirvana. Самоубийство, вызванное героиновой депрессией. 26 лет.

1995 Кристин Пфаф, бас-гитаристка группы Hole. Передозировка. 25 лет.

1995 Ричард Шеннон Хун, вокалист группы Blind Melon. Умер от героиновой передозировки прямо на полу концертного автобуса. 28 лет.

1995 Дуэйн Гёттел, клавишник группы Skinny Puppy. Умер от передозировки героина в Эдмонтоне, Канада. 31 год.

1996 Ричи Джеймс, гитарист группы Manic Street Preacher. Пропал без вести. 25 лет.

1997 Анатолий Крупнов, основатель группы «Черный обелиск». Умер от остановки сердца после многолетнего употребления героина. 32 года.

1997 Крейг Скотт, английский пианист в группе Elastica. Умер от передозировки героина.

1997 Майкл Хатченс, лидер австралийской группы INXS. Повесился в номере отеля. В крови музыканта обнаружена гремучая смесь лекарств, наркотиков и алкоголя. 38 лет.

1998 Розз Уильямс, вокалист и басист Christian Death. Повесился в своей квартире в Лос-Анджелесе. 34 года.

1998 Роб Пилатус, один из участников поп-дуэта Milli Vanilli. Алкоголь и наркотики. 32 года.

1999 Махно, гитарист «Гражданской обороны». Упал из окна и разбился. 27 лет.

2000 Евгений (Джей) Назаров, член питерской рэп-группы «Кирпичи». 25 лет.

2000 Пола Йетс, подруга покойного лидера INXS Майкла Хатченса, найдена мертвой в своем лондонском доме. Передозировка героина. 40 лет.

2003 Вадим Покровский, вокалист группы «Два Самолета». Злоупотреблял героином, хронические заболевания, вызванные наркозависимостью, стали причиной его смерти. 36 лет.

Исповедь старого наркомана, или Путешествие по венам

Герой нашей сегодняшней публикации пожелал остаться неизвестным. И это более чем понятно: житель Симферополя Борис (назовем его так) — системный наркоман с 20-летним стажем. Свою жизнь Борис расценивает как преступление против самого себя, постоянное перешагивание через запреты — божеские и человеческие.

ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, «1К»

Беда от хорошей жизни

Впервые Борис попробовал уколоться, когда ему было пятнадцать. Произошло это случайно. Старший брат лучшего друга вернулся из Афганистана уже наркоманом — такими оттуда в то время возвращались многие русские парни. Брат привез из Афгана всю эту дрянь, которую потом украли и попробовали 15-летние пацаны. Им было любопытно. А еще употребление наркотиков тогда считалось крутым и престижным.

В начале 80-х алкашей в советском обществе называли «уксусниками» и глубоко презирали: мол, бычье и быдло. Другое дело — наркоманы. Ими тогда становились те, кто считал себя выше и лучше толпы, — творческая интеллигенция, золотая молодежь (исключение составляли лишь афганцы). «Это сейчас становятся наркоманами от плохой жизни, а тогда от хорошей», — рассказывает Борис.

Наркотики не просто понравились ему — он влюбился в них, что называется, с первого раза. Это был кайф, релаксация, счастье. Так подросток чувствовал себя взрослым и лучшим. И потом, если запах алкоголя родители чуяли и жестко за это наказывали, то о наркотиках они даже и подумать не могли. Они попросту ничего не знали об их существовании, как многие простые советские труженики. Жила тогда семья Бориса в Харькове, отец работал инженером, мать была домохозяйкой и занималась воспитанием сына. Жили, в общем-то, хорошо, даже очень.

В перестроечные годы глава семейства решился на рискованный шаг и занялся предпринимательской деятельностью — открыл цех по изготовлению модных платьев, джинсов, бижутерии. Потом все это продавалось в разных уголках Союза. Очень скоро в семье простого инженера, как тогда выражались, рублями можно было обклеивать туалет. Борис тоже был задействован в семейном бизнесе — в основном занимался продажами.

Вообще, у грустноглазого мальчика коммерческая жилка проявилась в самом детстве. Родители Бори на всю жизнь запомнили грандиозный школьный скандал, разразившийся, когда их сын учился в третьем классе, — мама давала любимому чаду в школу бутерброды с сухой колбасой (тогда это был дефицит), а смышленое дитя эти самые бутерброды продавало менее обеспеченным сверстникам. У Бориса даже список был, составленный на неделю вперед, — кому и сколько бутербродов, по какой цене. Когда список попал в руки завуча, с той случилась истерика…

Украсть у афганца героин у мальчишек получилось несколько раз, потом они попались. Сначала шокированный брат избил подростков, а потом понял, что бить их уже поздно — парни плотно сидели на игле. «У каждого наркомана есть любимый наркотик, — говорит Борис. — Я — опиодник. Люблю «медленные» наркотики, такие, как героин… Кокаин, экстази не для меня».

На этом самом «медленном» наркотике Борис просидел до 21 года. Это было счастливое и беззаботное время. Денег, чтобы покупать кайф, хватало с лихвой. Мать и отец ни о чем не догадывались. Да и милиция тогда несильно соображала во всех этих делах. Наркоманы были явлением редким и только по-настоящему зарождающимся. Как с ними бороться, никто тогда еще не знал. «Помню, варили мы на кухне у друга наркотики, и вдруг в дверь врывается участковый. Я тут же выливаю смесь в форточку — и все. Это сейчас провели бы экспертизу, определили, как говорится, характер вещества и завели уголовное дело. А тогда нас увезли в отделение, побили немножко и отпустили…» — рассказывает наш собеседник.

Америка, Америка…

Когда о наркотиках узнали родители, Борису уже было все равно. Системный наркоман с шестилетним стажем больше не испытывал ни страха, ни стыда, ни чувства вины. Шокированные отец и мать после неоднократных попыток вытащить сына из бездны поняли, что спасаться нужно только бегством — они решили эмигрировать в Америку. Это было, по большому счету, верное решение. Действительно, первый шаг к спасению наркомана — сменить среду обитания.

Борис до сих пор помнит тяжелый перелет сначала в Рим, оттуда в Нью-Йорк. Это была его первая ломка. «Сравнить можно разве что с сильной зубной болью, только во всем теле», — пытается объяснить он. Тем не менее свою первую ломку 21-летний наркоман пережил благодаря крепкому от природы здоровью довольно-таки легко. Кстати, Борис и сейчас, в 43 года, к своему счастью, не имеет свойственных для наркоманов гепатитов, ВИЧ-инфекций, туберкулеза и прочих тяжелых заболеваний.

По приезде в Америку беженцев поселили в скромную гостиницу, дали деньги на трудоустройство, обучение английскому языку. Борис без наркотиков продержался почти две недели, пока случайно не забрел в «крак-хауз» («крак» — английское название одного из вида наркотиков). Это был грязный дешевый отель в пять этажей, куда толпами стекались наркоманы. Здесь покупали, варили, кололись, переживали ломку, умирали…

Повсюду были расставлены двухъярусные кровати с прожженными и гниющими от испражнений матрацами. В «крак-хаузе» Борис провел больше недели. Он просто ушел из дому и даже не сообщил родителям, где находился все это время. Хотя они и так все поняли. Подтвердило их страшные догадки внезапное появление сына — он пришел изможденный, с характерными черными кругами под глазами.

Без слов упал на кровать и провалился в сон. Когда проснулся (или ему так тогда казалось — до сих пор Борис не знает, сон это был или явь), по телевизору показывали сюжет из криминальной хроники: из того самого «крак-хауза» работники ФБР выводили наркоманов, закованных в наручники. И тогда страх пересилил тягу к наркотикам — Борис завязал.

Началась новая — интересная, наполненная событиями жизнь. Наш герой всерьез занялся спортом, устроился на работу. Сначала был водителем лимузина, потом строителем небоскреба. Кстати, за эту опасную высотную работу тогда платили по 25 долларов в час. У родителей к тому времени был свой частный бизнес в Нью-Йорке, Борис тоже накопил денег на личное предпринимательство.

Планы у него были грандиозные — мечтал открыть шикарный ресторан высокого уровня, пока же только получился мини-маркет. Пусть маленький, но этот магазин давал Борису хорошую прибыль. Деньги в Америке были кругом — достаточно только протянуть руку. Кругом были и наркотики — намного больше, чем в Харькове. Но Борис тогда ловил особенный кайф от жизни без них. Она была наполнена и работой, и друзьями, и девушками, и вечеринками, в общем, всем, что свойственно любому молодому человеку.

Начало конца

На одной из таких вечеринок «жизнь в кайф» для Бориса закончилась. Было выпито много алкоголя, началась драка, причем массовая. В потасовке Борис сильно ударил человека, тот упал и уже не встал. За неумышленное убийство эмигранту дали 4 года.

Американская тюрьма запомнилась нашему герою на всю жизнь. «Тюрьма — это по определению плохое место, и неважно, в какой стране она находится, — делится Борис. — Но что есть, то есть: их тюрьмы от наших отличаются сильно. В американских летом кондиционеры, зимой отопление. Камера-одиночка с горячей водой, туалетом и душем. На территории тюрьмы есть магазин, где любой заключенный может купить продукты и одежду. В холле телевизоры и холодильники…

Отношение охранников к заключенным уважительное, человеческое. В общем, американцы попросту изолируют преступника от общества на какое-то определенное время. У нас же холод, голод, по три человека на койку, болезни, вши, издевательство, унижение…» Что интересно, у американских заключенных не существует «понятий», воровских каст и званий. Тамошним зекам глубоко наплевать, с кем они сидят — с насильниками, ворами или убийцами. Единственное, что может вызвать конфликт, если рядом вдруг окажутся араб с евреем, или скинхед с чернокожим.

Именно в американской тюрьме Борис получил два высших экономических образования. Выйдя из заключения, он знал, как раскрутить любой бизнес и успешно управлять им. Нужно сказать, интеллект у Бориса всегда был мощный, еще в школе ему пророчили большое будущее. В Америке его способности развивались с неимоверной скоростью. Он освоил английский, итальянский, немецкий, французский языки. В тюрьме прочел много книг о том, как строить не только бизнес, но и отношения. Все эти знания вскоре Борису очень пригодились.

К тридцати годам Борис открыл ресторан, который по американским стандартам был одним из лучших, супермаркет, салон красоты и… женился. В одесситку Елену он влюбился с первого взгляда. «Я сразу понял, что она будет моей женой», — вспоминает Борис. Через год у них родилась дочь. А еще через полгода Бориса… депортировали. Его с позором вернули на родину из-за одной очень крупной экономической аферы, которую тот с блеском провернул в Америке.

Обобрал Америку на $8 миллионов

Напомним, к 30 годам, после освобождения из американской тюрьмы за неумышленное убийство, Борис открыл ресторан, супермаркет, салон красоты и… женился. В одесситку Елену он влюбился с первого взгляда. Через год у них родилась дочь. А еще через полгода Бориса… депортировали. Его с позором вернули на родину из-за одной очень крупной экономической аферы, которую тот с блеском провернул в Америке.

Об этом наш герой рассказывает так: «Мы с компаньонами построили медицинский центр, где лечили людей по страховкам. Оформлено все это было на подставного американца, имеющего медицинское образование, потому как ни у меня, ни у моих товарищей соответствующего образования не было.

По американским законам каждый, кто садится за руль, должен иметь страховку — так там было всегда. Мы воспользовались этим и стали организовывать легкие автомобильные аварии, предварительно усаживая в машину по 3 — 4 человека. Этим людям мы платили по $2 — 3 тыс. просто за то, чтобы они сели в машину. Потом на каком-нибудь перекрестке инсценировали небольшую аварию, чтобы трудно было определить, кто прав, кто виноват.

После ДТП мы везли пострадавших в наш медцентр, где люди заполняли документы и подписывались под тем, что они, якобы пострадав от дорожно-транспортного происшествия, в течение месяца проходили у нас лечение. Затем наши доктора оформляли на них документы, и эти бумаги направлялись в страховую компанию. На каждом «пострадавшем» мы зарабатывали по $50 тыс. В месяц таких человек было около шестидесяти. В итоге за год американские страховщики обеднели приблизительно на $8 млн.».

Но вскоре страховщики заподозрили неладное, и делом занялась полиция, но доказать аферу не смогла. Тем не менее Бориса арестовали, продержали несколько месяцев в тюрьме и депортировали в Украину.

Падение в пропасть

«Мне очень не хотелось покидать США — это страна счастливых людей, мечты которых легко становятся реальностью. По крайней мере, так было в то время, — говорит Борис. — Но даже не это было ужасно. Страшнее всего было покидать жену, ребенка и родителей. Они не могли последовать за мной, не могли оставить бизнес и ту замечательную жизнь, которую дала моей семье Америка. Но я надеялся вернуться к ним».

А пока Бориса ждала родина. Прилетевшего в Киев изгнанного эмигранта в аэропорту Борисполь встречали украинские правоохранители. Как только Борис сошел с трапа самолета, на его руках застегнули наручники. «Меня привели в кабинет, начали задавать странные для меня вопросы: не агент ли я ЦРУ, ФБР? Я ответил, что нет. Правоохранители спросили, есть ли у меня деньги. Я кивнул. Давай 200 долларов — и свободен, сказали они и отпустили. Вот так меня встретила родная милиция».

Борис поселился в одной из киевских гостиниц. Чтобы как-то развеяться, вечером пошел в казино (Борис очень азартный человек), просидел там до утра, проиграл немного… Потом затосковал, не знал, куда себя деть, чем заняться, и решил позвонить старым харьковским друзьям. Этот звонок был, наверное, его самой большой ошибкой. Услышав знакомый голос в телефонной трубке, друзья обрадовались, тут же выслали машину за Борисом и уже через несколько часов встречали его в Харькове большой шумной компанией.

Вечер, вернее, вечеринка была по-настоящему мужской: много водки, много музыки, много женщин… «Я помню, что переборщил со спиртным, сильно напился, — рассказывает Борис. — Чем все закончилось, не знаю, потому как отключился на диване. Еще подумал, что завтра будет очень тяжелое похмелье». Но его опасения развеялись, как только наступило утро. Борис проснулся без головной боли и тошноты, наоборот, чувствовал себя непривычно хорошо.

Друзья, похоже, так и не спали, веселье продолжалось. Все были радостные, энергичные, как будто водка вчера не лилась рекой. «А что происходит?» — спросил Борис у друзей и вдруг увидел шприцы на столе. Немного болело плечо — на нем он обнаружил маленький след от укола… С ужасом Борис понял, что его укололи. «Я рассказывал им, что завязал, что 14 лет не притрагивался к наркотикам. Они поздравляли меня, хвалили, восхищались. А потом взяли и враз все это перечеркнули… Оказались не друзьями и даже не товарищами…»

С того дня началась у Бориса новая жизнь. Она была яркой, но с привкусом вины, стыда и страха. Сначала кололся раз в месяц, потом раз в неделю, затем каждый день. «Я хотел побыстрее уехать в Америку, очень скучал по родным, тосковал. Но нужно было ждать. И сколько, неизвестно. Возможно, годы. От этих мыслей становилось тошно. Была белая полоса, потом черная… Я хотел выкрасить все в один цвет. Это творили наркотики. Теперь я понимаю, что они не делают людей счастливыми, все это только иллюзия. Они убивают в человеке человека. Со всеми его эмоциями, чувствами, переживаниями — и плохими, и хорошими. Они делают из людей даже не животных — растение. Полили его водой — растет, не полили — вянет».

Метадон как спасение

В Харькове Борис задержался на год. Оттуда он уехал системным наркоманом, плотно «сидящим на игле». В начале 2000-х годов Борис переехал в Крым — узнал, что в Ялте есть врач, который успешно лечит от наркотической зависимости сначала медикаментозным способом, а потом гипнозом. На Бориса гипноз не подействовал, он продолжал колоться. В его случае это было легко и безболезненно, потому что были деньги — американская жизнь обеспечила Борису безбедное существование до самой старости.

Много раз он пытался «соскочить с иглы», потом опять покупал наркотики, опять кололся, затем опять завязывал, но все было бесполезно. «Я не знаю, возможно, и есть люди, которые могут бросить наркотики раз и навсегда. Слышал, таких только 5% из 100, остальные 95% не могут это сделать при всем их бешеном желании. А бросить хотят все наркоманы, без исключения». Потом Борис переехал в Симферополь. Сделал он это из-за метадоновой заместительной терапии, которую проходят здесь крымские наркоманы в Республиканском наркологическом диспансере.

Как рассказывает «1К» врач-нарколог, заведующий дневным стационаром Крымского республиканского наркологического диспансера, член крымского отделения Международной полицейской ассоциации Михаил Тульчин, в программах заместительной терапии, как правило, метадон используют в виде таблеток, наркоман принимает их перорально. По словам Тульчина, метадон хорош по многим параметрам.

Во-первых, несмотря на то, что метадон является опиоидным (содержащим опий) наркотиком, у него существует так называемый порог плато, то есть его доза, в отличие от героина, не растет до бесконечности.

Во-вторых, действие его длится до 36 часов, что выгодно выделяет его из группы остальных опиоидных препаратов. При назначении препарата примерно в течение недели врач регулирует дозу, при приеме которой пациент будет чувствовать себя комфортно, избавится от ломки и не станет «залипать», «виснуть», засыпать в непредсказуемых местах. «Конечно, никто не отрицает, что метадон, так же, как и героин, вызывает у человека физическую зависимость, — рассказывает нарколог.

— Но при приеме метадона нет эйфории, голова больного остается ясной, он может работать, жить в семье, то есть интегрируется в общество. При этом у наркомана не ухудшается здоровье, он не совершает преступления, чтобы добыть деньги на героин, и не подвергает ни себя, ни окружающих риску заразиться, например, СПИДом. Началась выдача метадона на базе нашего наркологического диспансера около 5 лет назад. Тогда сюда приходили 20 наркоманов. Теперь же в программе участвуют более 200 человек. Заместительная терапия проводится ежедневно, без праздников и выходных, с 8 утра».

Несмотря на то, что метадоновая заместительная терапия вроде как прижилась в нашей стране, споры вокруг нее не утихают по сей день. Добро это или зло? Для кого добро и для кого зло? Противники применения метадона считают, что сама концепция замены одного наркотика другим в корне неприемлема, поскольку наличие подобной заместительной терапии фактически навсегда консервирует наркоманию в обществе. Якобы это уже не борьба с ней, а смирение.

У наркоманов же об этом совсем другое мнение. «У каждого человека есть свои маленькие и большие зависимости, — рассуждает Борис. — Один — игрок, другой — алкоголик, третий — сексоголик, четвертый помешан на еде, пятый на наркотиках… Кто во что «вскочил». Да, сами виноваты, но так уж произошло.

Очень хочется все вернуть на круги своя и не повторить ошибку. Но это невозможно. Как невозможно на сегодняшний день полностью излечить наркомана. Ну не придумали еще, как это сделать! И что остается? Убивать нас, сажать в тюрьмы, просто бросать умирать? Я очень хочу излечиться, но пока не знаю, как это сделать. И метадон в этом случае позволяет мне и таким, как я, продолжать жить и надеяться на лучшее».

Побег от самого себя

Сейчас Борис живет именно надеждой на лучшее. Общается с родителями, женой и дочерью, которой уже 11 лет, через Интернет, они все понимают и принимают его таким, какой он есть. С нетерпением ждут его возвращения в Америку, чтобы там помочь. А Борис предпринимает попытки попасть туда… нелегально. «Два года назад я по турпутевке уехал во Францию, оттуда на Кубу. Нанял катер с намерением пересечь нейтральные воды и вплыть на территорию Америки. Почти получилось.

И нейтральные воды пересек, и уже берега Америки были видны, но вдруг появился патрульный катер, и мне пришлось развернуться и бежать. Это мне удалось, меня не арестовали. Сейчас хочу опять попытаться. Вот наберусь сил, лягу в больницу, переживу ломку, подлечусь и опять в Америку»… — мечтает Борис и с горечью добавляет: «А пока очередной, еще один гнусный, тяжелый, потерянный, никому не нужный день. Который я потерял вчера, позавчера, месяц назад, год назад… Годы».

От редакции. Современная наркомания приобретает «интеллигентное лицо». Согласно результатам социологических исследований, нынешние начинающие наркоманы в большинстве своем грамотные, образованные, воспитанные молодые люди из благополучных и обеспеченных семей. Сейчас среди молодежи опять становится модным употребление не алкоголя, а наркотиков, как это было в 80-е годы. В результате опросов молодых крымчан выяснилось, что впервые они попробовали «танцевальный» наркотик типа экстези, бутирата на дискотеках и в ночных клубах. Со слов посетителей этих увеселительных заведений журналистам нашей газеты стало известно, что в одном из дискоклубов Симферополя клиентам тайно подмешивают в коктейли наркотик бутират. Название дискоклуба мы откроем правоохранителям, если их заинтересует эта информация.

«Я хотел приковать себя наручниками к батарее» — история бывшего наркомана

Я родился в маленьком военном городке и всегда знал, что из него уеду. В военное училище поступать не собирался, отца быстро отправили на пенсию, он поступил работать на завод, а я уехал учиться в Москву. Сначала жил у родственников, потом стал подрабатывать и снимать квартиру. Почему-то запомнил, что перед отъездом отец сказал: «смотри там, колоться не начни». Колоться я не начал.

Я думал, что, если марихуана опасна, никто не станет о ней шутить

Первым, что я попробовал была марихуана. В студенческой компании «дурь» предлагали просто так, как сигареты. Я не стал отказываться. Я попробовал не потому что «меня не понимали дома» или были трудные жизненные обстоятельства. Не потому что я был каким-то неблагополучным подростком. Просто решил начать и всё. Я не боялся: тогда были модными серьги в виде марихуаны, рисунки на футболках, шапки как у растаманов… Я думал, если это так опасно, никто не станет над этим шутить.

Эффект у всех бывает разный, но в основном, как от легкого алкоголя — становится веселее. Усиливаются все чувства. Если ты голоден — ты будешь хотеть есть так, как будто не ел неделю, а, поев, испытаешь огромное наслаждение. Если ты хочешь пить, будешь счастлив стакану воды. Все идеи, даже самые глупые, кажутся гениальными. Я их записывал, а потом удивлялся своим записям! «Завести кур, которые будут нести пшено», — мы читали и смеялись над этим. Марихуана считается безобидной, потому что редко вызывает привыкание. Это правда, я к ней не привык, меня не ломало, физически я вполне мог обойтись, доставалась она мне часто бесплатно — угощали, но морально это было сравнимо с желанием выпить, которое посещает алкоголика. В обычной жизни я уже не мог так развлечься. Мне хотелось испытать эйфорию снова и снова.

Я установил себе график — каждую пятницу. Потом подумал «почему бы и не в выходной, ведь на работу не надо». Я видел людей, которые могли «скуриться», — они «дули» каждый день, становились полными дураками, но себя считал другим. Надеялся на свою силу воли. Думал, что в малых дозах — лекарство, а в больших — яд. Иногда, если попадалась некачественная марихуана, у меня появлялись язвы во рту, начинался стоматит. Я стал замечать, что у меня ухудшается память, мне стало трудно учиться… Но к здоровью я относился тогда беспечно, считал себя молодым, сильным. Один парень из нашей компании потом умер от рака легких. Ничего, кроме «травы» он не употреблял. Даже не пил!

Люди, которые не употребляли, казались мне занудами

На третьем курсе у меня появилась новая работа и деньги. Работал я барменом в клубе, зарабатывал прилично. И тогда, так же в компании, мне однажды предложили таблетки. Я специально не хочу их называть. Их названия должны стереться из памяти, не звучать, чтобы никто не решил «просто попробовать», проверить себя на прочность, ведь «от одного раза ничего не будет».

К тому времени я уже снисходительно относился к позиции «наркотики — это кошмар». Я считал, что кошмар — это героин. Героин — верная смерть, я видел, как люди скатывались до животного состояния в считанные недели, даже не месяцы! На героинщиков, как и на тех, кто совсем не употреблял наркотики, я смотрел свысока. «Чистые» люди казались мне занудами. Такой была и моя девушка. Я посмеивался над ней. Она была из другого мира, не знаю, почему она вообще стала со мной общаться! Отличница, очень домашняя, тихая. Мы редко говорили о том, что я покуриваю. Иногда она просила «перестань», и я обещал, что, когда закончу универ, мы поженимся, будем рожать детей. Тогда я обязательно брошу, а пока можно погулять. Она терпела. Пока я не сел на таблетки.

В отличие от марихуаны на таблетки можно именно «сесть». Они делятся на два типа: одни вызывают эйфорию, только в разы большую, чем от более легких наркотиков, а другие — галлюцинации. Мы называли это «визуалить»: весь мир становится более четким, ярким интересным. Иногда у тебя рябит в глазах, ты видишь несуществующие вещи, людей, фигуры. Как будто ты попал в волшебный мир, интересное кино. Страшно в этом кино то, что из него можно не выйти. Сойти с ума, навсегда остаться в этом мире. Я видел, как люди сходили с ума, своими глазами, видел тех, кто «скурился» и «скололся», но снова не думал, что это может произойти и со мной.

Я сильный здоровый спортивный парень… В отличие от марихуаны, таблетки стали сказываться на учебе, на работе. Человека под таблетками легко отличить. Однажды ко мне приехала Катя, моя девушка. Она посмотрела на меня и сразу сказала «у тебя зрачки по пять копеек». Развернулась и ушла. Тогда я не мог ее остановить. Под таблетками все кажется неважным, ты просто не понимаешь, что происходит вокруг. Первое время от них нет никакого «отходняка», потом начинается физическое привыкание. Тебе плохо без таблеток. Пару раз я решал «завязать», сидел в горячей ванной, думал, что смогу, а потом хватался за телефон и звонил продавцу.

Я часто видел в кино, что продавцы начинают сами преследовать, предлагать покупателю наркотики. В реальности, им даже не надо никого искать, наркоманы сами «висят», как они говорят о своих клиентах. Ищут, где достать. Одна таблетка стоит от 500 рублей до бесконечности, поэтому покупать могут и подростки на карманные деньги, и студенты. Чтобы сесть на них, необязательно «вынести и продать весь дом».

Ты можешь выпрыгнуть из окна, уверенный, что летаешь

Сначала я жил в двух мирах: Катя, институт, работа, где я все чаще оставался угрюмым, раздражительным злым и мир, где я «визуалил», был сильным, важным… А потом первый мир пропал. Катя ушла, а я заметил это только через неделю. Мне рассказали «друзья». На самом деле, настоящих друзей, кроме Кати, у меня уже не было. Были только пацаны, один из которых всегда оставался «чистым», чтобы проследить за теми, кто употреблял. Под таблетками ты можешь выпрыгнуть из окна, уверенный, что умеешь летать или сжечь дом, чтобы посмотреть, как горит спичка.

Возможно, это прозвучит как в романах, но меня спасла любовь. Только в этом я еще оставался прежним собой, человеком. Катя ушла, и мне стало страшно. Я выгнал всех со «вписки» и решил, что на этот раз точно завяжу. Я оглядел квартиру: катина расческа, катина вышивка… Мне в груди все сдавила такая тоска. Я запер в дверь в квартиру.

Я переламывался два дня. Хотел приковать себя наручниками к батарее, где-то читал, что так делают, но побоялся, что не смогу освободиться. Не знал, чего от себя ждать. На второй день я как будто заново увидел квартиру, которую снимал. Везде была грязь, немытые тарелки, остатки еды, стаканы. Но следы пребывания моей девушки тоже оставались. Занавески, которые она подшивала для меня. Скатерть, которую она постелила на кухне. За неделю до этого девушка от меня ушла.

Два дня меня страшно «коматозило». Это не героиновая ломка, я видел, как ломает героинщиков, как они кричат, кидаются на стены. Но тебя лихорадит, временное облегчение приносит только горячая ванна, ты становишься злым. Страшно злым. Люди, которые никогда не употребляли не поймут, что это за злость. Ты готов убить. Злишься на все, что мешает тебе вернуться в то состояние эйфории. Человека, который долго употреблял, не радуют обычные вещи. Невозможность испытывать радость от чего-то другого, иногда эта возможность уже не возвращается. У тебя просто не вырабатывается гормон радости, — так мне потом объяснял врач.

Тогда я злился на Катю, на себя. Думал «да пошла она…», шел к телефону. К счастью, я успел перерезать провод, мобильного у меня тогда не было, а из дома я твердо решил не выходить. Дал себе неделю, но меня «отпустило» через два дня. На третье утро я встал и почувствовал, что успокоился, мне легче. Мне повезло, я знаю тех, кому не хватало недели. Тех, кто возвращался снова и снова. Наверное, у меня действительно были хороший запас здоровья и сила воли.

Меня спасла любовь

Я вышел из дома и сразу поехал к Кате. Сейчас Катя — моя жена, у нас растет сын. Каждый день я говорю ей о том, что ее любовь спасла меня. Это была не та любовь, при которой она готова была «все терпеть», но я не считаю, что Катя меня бросила. Она бросила не меня, она ушла от человека, которым я стал в надежде, что прежний я могу к ней вернуться. Так и вышло. Психотерапевт, к которому я обратился, сразу сказал мне, что бывших наркоманов не бывает. Поэтому с тех пор я не пью, не курю. Даже в компьютерные игры не играю! Знаю, что во все могу втянуться. Моя страсть — это моя семья. Больше всего беспокоюсь за сына. Пытаюсь сделать все, чтобы он чувствовал себя значимым нужным и важным дома. Чтобы ему не захотелось в другой компании стать «крутым» и «своим». Про наркотики ему пока не рассказывал, надеюсь, что и не придется.

В те дни, когда я «ломался», я попытался запомнить, мысленно «сфотографировать» свою комнату. Я запомнил ее очень хорошо: пустой, грязной. Теперь, когда я возвращаюсь с работы, ко мне бежит сын, жена готовит что-то вкусное и зовет ужинать, я всегда помню о том, что мог остаться в той комнате, сойти в ней с ума и, в конце концов умереть. Если бы не Катя.

Михаил Зобин, Автор оригинальных подходов к лечению наркотической и алкогольной зависимости, кандидат медицинских наук:

Михаил Зобин

Легкие наркотики действительно имеют минимальную статистику по привыканию. По научным данным зависимость от марихуаны возникает с той же частотой, что и алкогольная зависимость. При этом каждый десятый мужчина, регулярно употребляющий алкоголь или «легкие» наркотики не может самостоятельно от них отказаться.

Любые наркотики опасны, при этом одни все же опаснее других, а возглавляет статистику всех «легких» веществ — алкоголь.

С точки зрения реабилитации и психотерапии методы работы с героиновым наркоманом ничем не отличается от метода работы с человеком, сидящим на «легких» наркотиках. За тем исключением, что «легкие» наркотики, как правило, не вызывают физического привыкания. В отношении алкоголя и опиоидных наркотиков, «синдром отмены» может угрожать жизни. Особенно это касается алкоголя. Даже «синдром отмены» героина не вызывает таких судорожных припадков, «белой горячки» и тяжелой энцефалопатии. В случае с героином подобные осложнения можно получить непосредственно при употреблении, но не при отмене вещества.

Алкоголь, как психоактивное вещество, имеет самые тяжелые последствия для окружающих. Вся противоправная деятельность по статистике совершается в состоянии алкогольного опьянения, по «легким» наркотикам такие данные минимальны.

Признаки регулярного употребления наркотиков:

  • Смена интересов;
  • Снижение успеваемости в школе, в университете или снижение работоспособности;
  • Тайные разговоры, новые компании;
  • Агрессивное поведение, раздражительность;
  • Следы инъекций на руках.

Если есть сомнения, вы можете приобрести тест в аптеке, которые показывают наличие наркотических веществ в моче. Обычно подростки долго отрицают употребление наркотиков. После положительного теста, они вынужденно признают проблему.

Если тест оказался положительным, лучше всего убедить человека обратиться к профессионалу. Родители часто делают ошибки: требуют немедленно прекратить употреблять наркотики. Это приводит только к напряжению в семейных отношениях, к попытке тщательнее скрывать свою зависимость. Иногда пациенту требуется медикаментозная терапия. Скандалить и требовать — самый неправильный путь. Надо обсуждать проблему зависимости с профессионалами.

Взрослый человек может отказаться от наркотиков сам. Без помощи профессионалов справится тот, кто не страдает физической зависимостью. Для этого придется обратиться к временной надежной изоляции, при которой у пациента не будет доступа к наркотикам. В остальных случаях помочь может только врач-нарколог.

В Калининграде завели уголовное дело о халатности в отношении полицейских из-за гибели задержанного, обварившегося кипятком в отделе полиции. В СК считают, что сотрудники полиции не обеспечили должного контроля за задержанным, который, по версии полиции, был пьян и вел себя агрессивно.

«Полицейские должным образом контроль за его безопасным содержанием не осуществляли, что привело к получению калининградцем обширного термического ожога, не совместимого с жизнью», ― в заявлении СК.

36-летний житель Калининграда Иван Вшивков, игрок местного футбольного клуба «Прогресс», оказался в отделении полиции в ночь с 19 но 20 октября 2019 года за административное правонарушение ― полиция задержала его в состоянии алкогольного опьянения, когда он возвращался со дня рождения мужа своей сестры.

По официальной калининградского управления СК, при задержании Вшивков вел себя буйно. В камере он умышленно повредил батарею, а также систему видеонаблюдения, установленную в помещении. Из прорванной трубы начала хлестать горячая вода, и в результате мужчина получил ожоги 70% тела. После этого пострадавшего доставили в больницу, где он скончался.

Родственники погибшего в официальную версию его смерти не верят, «Новая газета». Они считают, что полицейские специально пристегнули Ивана наручниками к батарее, чтобы он не буянил. По их версии, Иван пытался освободиться и начал дергать рукой, в результате чего пластиковая труба лопнула и хлынул кипяток. Отойти в сторону или залезть на кровать у него не было возможности из-за наручников.

В больнице родственникам сообщили, что такие ожоги невозможно получить за несколько минут. «Сколько же он там мучился в кипятке, что вся кожа была лоскутами?» ― отмечает мать Ивана.

Также женщина утверждает, что была на связи с сыном, пока его везли в отдел, и проявлений агрессии с его стороны не заметила. Полицейские, по ее словам, «тоже говорили с ним нормально».

Как отмечает «Новая газета», в деле есть несколько неясных моментов. Если Иван не был прикован наручниками к батарее, как утверждают полицейские, то почему он не запрыгнул на кровать, когда начала хлестать вода, и не стал звать на помощь? Как утверждают калининградские правозащитники, между камерой Ивана и сотрудниками полиции был предбанник длиной всего метров пять и полийцеские вполне могли услышать его крики.

В СК заверили, что сейчас уже назначен ряд судебных экспертиз и выполняется комплекс следственных действий, направленных на детальное установление всех обстоятельств расследуемого преступления.

Накануне Следственный комитет прекратил уголовное дело о халатности в отношении полицейских, по недосмотру которых в 23-м отделе полиции Невского района Санкт-Петербурга покончил с собой 34-летний петербуржец Рустам Клычев.

СК прекратил дело о халатности в отношении петербургских полицейских. Во время их дежурства в ОВД покончил с собой мужчина

В Кировской области полицейский насмерть сбил шестилетнего мальчика. В крови ребенка нашли алкоголь

Записки трезвеющего наркомана. История безумия: «Мне казалось, что наркотики помогут развиться духовно»

Мы продолжаем публиковать дневники наркомана с 15-летним стажем, который начал трезветь полтора месяца назад. Это не первая попытка Олега бросить употреблять наркотики, но только сейчас, по его собственным словам, он делает это осознанно.

В прошлой публикации молодой человек рассказал о том, какие предпринимает шаги на пути выздоровления:
Дневник трезвеющего наркомана. На волоске от срыва: «При виде спайсов бешено заколотилось сердце» >>>

Вчера я случайно узнал, что один наркоман был очень близок к срыву после некоторой ремиссии – уже шел употреблять. Но вдруг на глаза ему попался первый выпуск моего дневника. После прочтения он смог остановиться и обратился за помощью к специалистам. Не описать словами, как сильно это меня вдохновило! Все сомнения в том, стоит ли писать дальше и не занимаюсь ли я нездоровым самолюбованием, ушли. Появилось желание продолжать, будучи при этом откровенным настолько, насколько смогу.
Сегодня я расскажу историю своей зависимости.

Мне казалось, что наркотики помогут развиться духовно

Я родился Минске в благополучной семье. Никто из родственников не страдал алкоголизмом и тем более — наркоманией. Первые 4 года в школе учился лучше всех в классе. Хорошо помню, что прочитал в первом классе больше 100 слов в минуту! Но поведение у меня всегда было неважным: хотелось самовыражаться, утвердить свое превосходство.
После четырех классов родители поспособствовали переводу меня в гимназию, где я быстро понял — здесь быть умнее в плане учебы не выйдет. Тогда я выбрал противоположный путь — стал «забивать» на учебу, попал в компанию к неформалам, отрастил длинные волосы… Вся моя жизнь в том периоде проходила под знаменем отрицания всего и вся, для меня не существовало авторитетов, кроме любимых музыкантов. Я слушал Nirvana и мечтал умереть в 27 лет, как Курт Кобейн. Тогда же я начал активно курить и выпивать в компании. Алкоголь мне никогда особо не нравился, так как организм его не принимал — стоило выпить чуть больше, и появлялось мучительное чувство тошноты.
Сколько себя помню в подростковом возрасте, у меня всегда было очень большое желание попробовать наркотики. Хотелось попробовать то, что, как мне тогда казалось, поможет развиться духовно и выйти за границы «обреченного мира», как я тогда считал. Я читал Кастанеду, Пелевина и выделил для себя совершенно не то, что следовало бы. Представления о наркотиках у меня были совершенно романтичные. Я хотел попробовать «психоделики», хотя слабо понимал, что это вообще такое.
Кроме того, как я сейчас понимаю, у меня всегда было очень много внутреннего напряжения. С детства был страх перед отношениями с девушками, я боялся, что у меня что-то не получится в сексуальном плане. При этом желание было сильным и даже порой навязчивым. Это противоречие я только сейчас начинаю анализировать.

Жизнь разделилась на «до» и «после»

В своей тусовке я начал активно искать, где можно достать наркотики. Это был конец 90-х. В отличие от многих, у меня была довольно обеспеченная семья. Отец занимался бизнесом, у него с партнером своя небольшая туристическая фирма. Я всегда в компании был спонсором, за счет родителей, конечно.
В итоге первое, что удалось достать, – это средство для наркоза, имеющее очень сильное психотропное действие. Это был целый ритуал, мы собрались у меня дома, купили шприцы для внутривенного употребления. Мне было страшно колоться первый раз, даже хотелось отказаться, но после первого укола этот страх полностью ушел. Эйфории я не получил, только кратковременное сильное изменение сознания – меня просто «вырубило» и унесло. Я бы сказал, что это даже было неприятно. Но почти сразу появилось ощущение какой-то избранности. Я считал, что примкнул к «психонавтам», которые исследуют глубины своего сознания. На тот момент мне было без малого 15 лет…
Потом был гашиш – как я считал, он помогал раскрыться. С детства мне было трудно танцевать, были всякие комплексы. С травой многие барьеры снимались. Я стал курить постоянно, практически сразу стал воровать и брать под надуманными предлогами у родителей деньги. Жизнь довольно быстро разделилась на состояние «до» – стадию подготовки, неполноценной жизни – и «после» – якобы полноценную жизнь в употреблении. Довольно быстро что-то делать в трезвом состоянии мне стало неинтересно. Чтобы пойти в кино, на концерт, съездить на природу или даже просто погулять с друзьями, обязательно нужно было «курнуть», иначе это казалось бессмысленным.
О будущем в то время я особенно не думал, о родителях – тем более. Единственное, что я тогда замечал, это то, как у меня полностью перестраивалась модель восприятия мира. Появилось ощущение, что все в этом мире равнозначно, и нет никакой разницы, чем ты будешь заниматься. Я испытывал некое состояние отстраненности от мира – мне казалось, что это великое прозрение. Но в будущем это очень сильно сыграло против меня. Человеческие чувства, ценности, близкие – все это обесценилось. Я называл все это иллюзией, игрой – и потом мог себя этим оправдывать.

Попробовал винт и научился его варить

Достаточно быстро травы для меня стало мало, она стала привычным «фоном», и я продолжил экспериментировать с наркотиками. Примеров сильно опустившихся наркоманов перед глазами у меня не было – я общался с довольно узким кругом людей. Преодолев страх, попробовал героин. Когда употребил его в нормальной дозе, мне стало очень плохо, тошнило. Я понял, что это вообще не мое, и решил, что никогда к этому не вернусь. Как же я ошибался!
В 16 лет я попробовал винт – кустарно изготовленный препарат, классический психостимулятор. У нас его делали с 80-х годов. Мне понравился винт с первого укола. Как я сейчас понимаю, в то время мне очень не хватало откровенного общения. С винтом психологические барьеры снимались, можно было сутками говорить на откровенные темы, все было интересно. Так можно было проводить по несколько дней без сна и еды, после чего наступал «выход» – мучительное чувство опустошения, усталости, тревоги и сильнейшее желание вернуть первоначальное состояние опьянения.
Я стал учиться варить винт. Мы подделывали рецепты, печатали их на принтерах или брали у знакомых врачей, покупали нужные ингредиенты в аптеке. У варщиков старого поколения, с которыми я начинал, даже был определенный устав: они сами определяют всем дозу, не продают наркотики, не подсаживают новых людей, особенно из корыстных целей. Это старая «школа» – потом это все деградировало. Я стремился принять эти правила, чем очень гордился, и никогда за деньги ничего не продавал, а «угощал» бесплатно, что еще хуже, как сейчас осознаю.

Ощущения, от которых тяжело отказаться

Винт употреблял марафонами – по 2-3 суток. В перерывах отсыпался и отъедался. Еще срабатывал инстинкт самосохранения, ведь когда не спишь несколько ночей подряд, развивается острое состояние психоза. Тем более, чтобы добывать наркотик, приходилось прилагать какие-то усилия. Я помню, что у меня в голове иногда возникали мысли, что надо бы прекратить. Я пытался остановиться, но наркотик дает очень сильные ощущения, от которых тяжело отказаться. Даже сейчас, если я закрываю глаза и представляю укол, у меня начинают бегать мурашки по коже.
Однажды в состоянии психоза я разбил о стенку пейджер, отец это увидел и заставил меня показать руки. Когда он увидел дырки, у него был шок. После этого родители закрыли меня дома, думая, что у меня ломки. Я полежал дома дня три, выспался, мне это было очень в тему. И пошел дальше употреблять.
Зависимость от родителей в дальнейшем я старался тщательно скрывать, и у меня это получалось довольно хорошо (о взаимоотношениях с близкими более подробно Олег расскажет в следующих публикациях. – TUT.BY). Старался колоться в более скрытые вены, конечно, не в шею и не в паховую область, как в то время делали уже некоторые мои знакомые. Тогда уже я увидел настоящую наркоманию и все ее ужасы, но у меня все равно сохранялась еще какая-то идеалистическая картинка… Ведь это были героиновые наркоманы, «конченые», как мы говорили. Мне казалось, что есть низшая каста – героиновые «опиушники», а есть высшая – психостимуляторщики, как мы.

Неизлечимое заболевание в 16 лет

Тогда же у меня появились первые серьезные проблемы из-за наркотиков. Начался псориаз, все тело покрылось отвратительными красными пятнами. Это неизлечимая болезнь на нервной почве. А еще мне сделали анализы и сказали, что у меня проблемы с печенью и, вероятнее всего, вирусный гепатит. Гепатита, к счастью, не оказалось. На первом этапе я был очень брезглив в отношении использованных шприцев. Если я варил винт, для меня тогда было принципиально, чтобы люди кололись только своими шприцами. Для меня это была своеобразная защита: «Я не наркоман, я все контролирую».
Неизлечимое заболевание в 16 лет хорошенько меня испугало. Я стал употреблять винт реже и искать какую-то альтернативу наркотикам, начал прыгать с парашютом. Через друга познакомился с кришнаитами и их идеями. Мне понравилась индийская культура, появилось ощущение заботы. Дело в том, что у меня с детства было сильное чувство одиночества. Там я почувствовал, что меня принимают, мне стало легко и комфортно. Одним из принципов у кришнаитов было не употреблять никаких веществ, изменяющих сознание. У меня появилось вдохновение и желание следовать этому правилу. Тогда я уже почти не употреблял винт, но курил траву, из-за чего испытывал чувство вины. Дело в том, что трава для меня была уже как воздух. Это был минимально необходимый ингредиент для восприятия жизни.

От кришнаитов я попал к другим людям, тоже исповедующим индуизм, но более ортодоксальный. Общение с ними затронуло мою душу, после долгих лет жесткого отрицания я первый раз принял идею существования Бога. Моментами приходило состояние откровения, благодати, дающей возможность быть по-настоящему открытым и честным перед собой и другими – для меня было очень важно понять, что это можно получить и без наркотиков. У меня наступила первая серьезная ремиссия, почти полгода я вообще ничего не употреблял. И тогда я решил, что окончательно выздоровел.

С одного косяка полностью утратил контроль

А потом почему-то выдумал, что мне нужно съездить автостопом в Амстердам. Меня спрашивали духовные собратья: зачем ты туда едешь? Я отвечал: просто посмотреть город. Приехал и увидел кофешоп, где продают и курят марихуану. Думаю, дай зайду-посмотрю, что он вообще собой представляет. Зашел в один, зашел в другой, надышался этим воздухом. Зашел в третий, купил косяк и выкурил. За ночь я прокурил практически все деньги, которые мне дали с собой родители, полностью утратив над собой контроль. Это было очень похоже на запой алкоголика, который решает выпить одну рюмку после многолетней трезвости, остановиться было практически невозможно.
В итоге я даже не смог найти себе хостел для ночлега, утром спал на вокзале, рюкзак с вещами у меня украли. Потом поехал к родственникам в соседнюю страну, взял у них денег, и снова поехал в Амстердам, употребляя там все, что мог найти. В общем толком ничего в Западной Европе я так и не увидел. Мне было очень тяжело психологически осознавать, что я снова утратил контроль над своей жизнью, поэтому я про это старался не думать, что, собственно, неплохо получалось.
После возвращения я снова стал колоться. Дело в том, что когда я начинаю курить, у меня возникает навязчивое желание употребить что-то еще, снимается барьер к тяжелым наркотикам. Я прервал общение с людьми из духовного сообщества, которые мне очень были дороги, из чувства сильного стыда. Должен был ехать в Москву к учителю из Индии, а в итоге сел на другой поезд и поехал в Крым развлекаться, никому об этом не сказав. Мои родители неделю или две сходили с ума, думая, что меня убили где-то по дороге. А я спокойно курил коноплю на берегу моря и старался не думать о плохом…

Бросил учебу, жил за счет родителей

По возвращении домой я надумал себе разных историй, что вскоре эмигрирую в Европу. Пришел в сентябре на учебу, посидел 10 минут на паре, сказал, что еще вернусь, и ушел. Больше туда я уже не возвращался. По факту я проучился в техникуме два года из четырех. Сейчас у меня так и осталось базовое образование 9 классов.
Жил с родителями практически за их счет. Были какие-то подработки у отца и его друзей, но все деньги я спускал на развлечения, в семейном бюджете не участвовал. Шифровался, играл на том, что у меня есть девушка и мне нужно вести ее на свидание – родители давали денег. Наркоман становится настолько хитрым, настолько пронырливым, что даже опытные психологи могут обмануться. Зависимый только другого зависимого не может обмануть, особенно трезвого, потому что он сам уже через все это прошел.
Я продолжал употреблять винт, периодически останавливаясь, когда уж совсем невыносимо становилось, чтобы отдохнуть. Отходняки становились все сильнее, и я начал снимать их опиатами и транквилизаторами. Периодически мне удавалось остановиться на несколько недель, и на тот момент мне казалось, что я все-таки контролирую ситуацию. Сейчас понимаю, что это по сути просто разные типы употребления, как с алкоголем. Кто-то пьет каждый день, кто-то раз в неделю, но очень сильно.
Типичный день из той моей жизни: 5 утра, ко мне приезжает мой друг, который уже достал наркотик за мои деньги. Я выхожу в подъезд, мы с ним колемся и впадаем в экзистенциальную грусть, понимаем, что опять в этом дерьме по уши, а что делать? Потом едем к старшим друзьям, догоняемся и часами говорим что-то про всемирную обреченность , «невыносимую легкость бытия» и творчество. Тогда мы еще не были на том этапе, когда употребляешь наркотики ради наркотиков. Я читал книги, даже стихи пытался писать. Но интересов становилось все меньше и меньше, основной установкой в голове становилось употребление ради употребления, вытесняя все остальные человеческие чувства и стремления.

Самая продолжительная ремиссия в жизни – 9 месяцев

Спустя некоторое время у меня началось отторжение от винта на физическом уровне. При виде шприца с готовым наркотиком начинало тошнить. Полчаса рвало, но потом я все равно шел и кололся. Умом понимал, что это, грубо говоря, уже полная задница, надо что-то делать. Мне посчастливилось снова вернуться к вере в Бога и я принял духовное посвящение, понимая, что это мой единственный шанс спастись из кошмара и безысходности. И около 9 месяцев оставался трезвым – это самая продолжительная ремиссия в моей жизни на текущий момент.
И тут я совершил большую ошибку. Сам себя накрутил, что мой духовный путь – это поиск благодатных состояний, которые приходили ко мне время от времени, то есть по сути по привычной схеме решил «торчать» на религии. А еще я рационализировал свой страх перед возможной несостоятельностью в сексе и придумал, якобы хочу быть выше этого, вести монашеский образ жизни. Сейчас я понимаю, что по сути пытался притворяться святым – это для меня была такая защита от собственных страхов.
При этом подавляемое влечение было очень сильным. В итоге, когда у меня произошел первый полноценный сексуальный опыт и оказалось, что детские страхи были безосновательны, возникло подсознательное чувство вины – а для наркомана это один из любимых поводов для того, чтобы продолжить употребление. Я был уже на грани срыва и лишь ждал повода для него. Помню, как ехал на скутере и размышлял, стоит ли выкурить мне один косяк, чтобы расслабиться. В итоге нескольких затяжек хватило, чтобы на много лет выпасть из трезвой жизни.

Когда закончилась еда, брал сахар и переплавлял его на леденцы

У меня начался первый опыт совместной жизни с девушкой. Она была не настолько зависимой, как я, но курила траву и периодически употребляла наркотическое обезболивающее, вызывающее физическую и психическую зависимость, синтетический аналог героина. Я тоже подсел на него, но все еще старался не попадать в сильную систему: 3 дня поем таблетки, потом сделаю себе стоп на 3 дня и так далее по кругу.
Поскольку мы жили вместе, я устроился на первую серьезную работу в сфере информационных технологий, благо, с детства возился с компьютерами, даже программировать учился с репетитором еще в начальной школе. Работа мне нравилась, было приятно чувствовать себя полезным и состоятельным в чем-то. Но вскоре я все же уволился – работать с этим наркотиком было возможно, лишь употребляя его непрерывно, а этого мне не позволяло здоровье и страх попасть под сильную физическую зависимость – ломки. К тому же под наркотиками я становился совершенно необязательным.
Даже не помню, где на том этапе брал деньги. Поверьте, наркоманы их всегда находят. Но хорошо запомнился момент, когда дома закончилась еда, а мне было настолько все равно, что я брал сахар и переплавлял его на леденцы, абсолютно не беспокоясь о том, что моей девушке элементарно нечего есть. Понятное дело, мы начали сильно ругаться. В итоге, я «заторчал» еще больше, причем начал колоться «бубками» (кустарно изготовленным грязным раствором алкалоидов опия. – TUT.BY), хотя еще совсем незадолго до этого относился к «бубочникам» с большим презрением. Как правило, все психостимуляторщики рано или поздно приходят к опиатам, потому что они на время действия неплохо снимают боль, усталость и чувство вины.
Когда дома идет варка бубок (а в процессе используется растворитель), то это реальная жесть, дышать просто невозможно. Я помню, как моя девушка пришла с работы, а в квартире стоит этот зловонный чад. В итоге она меня бросила, и я переехал к родителям и продолжил на них паразитировать.

В самолет с марихуаной – одержимость сильнее страха

В 2006 году мне стало совсем тяжко, и по собственному желанию я лег в платное отделение неврозов, где провалялся 17 дней. Там у меня был первый опыт общения с психотерапевтами. Помню, что после разговора с ними я почувствовал сильное облегчение. После выписки устроился системным администратором в большую международную компанию. Жизнь немного наладилась, даже девушка ко мне вернулась. Работать было реально интересно, особенно общаться с людьми, обучать их.
Но спустя какое-то время мне стало скучно, чего-то не хватало. Сначала я снова начал курить траву, потом – есть таблетки. Помню, как меня отправили в командировку в наш филиал и я приехал в аэропорт с пакетом марихуаны в кармане. Это было полное безумие! Страх попасть за решетку был, но одержимость наркотиками оказалась сильнее. Во время прохождения таможенного осмотра у меня начали трястись руки, я был уверен, что сотрудники службы безопасности все поймут. К счастью, у меня тогда ничего не нашли.
Все пошло по привычной схеме — работать становилось все сложнее и ленивее. Когда я в очередной раз не вышел на работу (а от меня напрямую зависела связь между филиалами), генеральный директор нашей фирмы даже приезжал ко мне домой. Мне же было настолько страшно и стыдно смотреть ему в глаза, что я сбежал в тапочках вниз и спрятался в подъезде. Потом я уже просто перестал ходить в офис, все поняли, что с этим человеком не стоит иметь дело, и уволили меня по статье.

Обвинял в своих бедах все что угодно, только не наркотики

Жутко устав от употребления, в какой-то момент я решил бросить все и поехать автостопом в Украину, где познакомился с ребятами-бродягами, которые играли музыку на улице. С детства я играл немного на гитаре и барабанах и присоединился к ним. Долгое время это был мой единственный реальный источник дохода, что меня в принципе устраивало. Перемена места освежила меня, придала оптимизма – мне удавалось какое-то время жить без тяжелых наркотиков. Я влюбился в девушку из Крыма и всерьез задумался о том, чтобы еще раз попробовать создать семью.
Много путешествовал, особенно по Сибири. Там познакомился с мастерами, которые делают аутентичные музыкальные инструменты, начал их продавать оптом, одолжив у отца денег на старт. Получалось хорошо, но как только у меня в руках появились деньги – все закрутилось снова. В отношениях я хотел только брать, ничего не давая взамен, и конечно же, это не могло продолжаться долго. В итоге спустя несколько лет я снова оказался дома в очень прискорбном состоянии. При этом я абсолютно не понимал, что я болен зависимостью, обвиняя во всем «творческий кризис», «боль расставания» и все что угодно…

Из-за наркотиков у меня развивалось биполярное аффективное расстройство, о котором я упоминал в предыдущей статье, также известное как маниакально-депрессивный психоз. В период мании я чувствовал себя сверхчеловеком, выдумывал всякие безумные проекты. Как пример: увлекся благотворительностью, решил, что это и есть моя цель – помогать людям, трудясь в благотворительной организации. А потом почему-то решил, что там работают нехорошие люди и мне нужно было с ними бороться. Однажды Новый год я встретил в Питере в психиатрической лечебнице – пришел туда сам, в состоянии сильного психоза. Выйдя оттуда, я выкинул в мусорный бак припрятанные наркотики и пообещал себе больше никогда не возвращаться к этому кошмару. На тот раз я продержался около двух месяцев…

Любимое занятие – мошенничество

Денег нужно было все больше, и в 2011 году я нашел себе новое занятие – кредитное мошенничество. Я оформлял кредиты на себя, помогал брать кредиты другим, подделывая справки о доходах, и многое другое. Легкие деньги приходили часто и помногу, и я в прямом смысле подсел на «халяву», не задумываясь о последствиях. А потом у меня началась депрессия, и меня объявили в розыск судебные исполнители. Долгов было очень много как перед банками, так и перед людьми – несколько десятков тысяч долларов. Какое-то время я скрывался в России, потом все-таки вернулся, и меня поймали. Но, к моему большому удивлению, меня не посадили в тюрьму, дав возможность рассчитаться.
Чтобы раздать долги, я предложил отцу продать 1-комнатную квартиру, которая мне осталась в наследство от бабушки. Квартиру продали, и я таки вернул большую часть долгов, но значимую часть денег прокурил – примерно тогда появились спайсы, и я сразу активно переключился на них. Удивительно, что удовольствия от них не так уж и много, но зависимость сильнее, чем от большинства наркотиков, которые я пробовал раньше.
Также я начал употреблять современные китайские психостимуляторы, часто называемые в наркоманской среде «шизостимами». На самом деле, слово очень меткое. В отличие от стимуляторов старого поколения от новых сразу или вскоре после употребления приходит состояние сильнейшего психоза и паранойи, которую невозможно контролировать.
В тот период я первый раз посетил собрание «Анонимных наркоманов» и краешком сознания понял, что болен химической зависимостью. Меня поразили старые знакомые, которых я там встретил. Они много лет употребляли наркотики еще жестче, чем я, причем без перерывов. Удивительно было то, что в момент встречи они были трезвыми уже довольно долго, и я поверил, что это может помочь и мне. Но тяга употреблять была сильнее, и я предпочел выбрать ее. Впервые попытался тогда лечь в государственный реабилитационный центр, но меня туда не взяли. На тот момент я решил, что это означает, что я не такой, как все, особенный, и в лечении не нуждаюсь. Теперь же понимаю, что психологи-профессионалы просто не увидели у меня положительной мотивации отказаться от употребления.

Получил приговор за поступок, который обычно совершают подростки

Находясь на очередной волне маниакального психоза, я решил, что надо бороться с наркоторговлей (при этом сам находился в системе!), и принялся кидать наркоторговцев, что приносило немалые деньги. В какой-то момент я снимал дорогую квартиру в самом центре города и шиковал. Но никакой радости мне это не доставило. Кроме наркотиков, практически все мне было безразлично на тот момент. От меня ушла девушка, очень добрый и чистый душой человек. На тот момент мы встречались около двух лет, причем она никогда ничего не употребляла и была в ужасе от того, что со мной происходит.
В расстроенных чувствах я взял несколько дорогих вещей напрокат, немедленно продал их, купил несколько граммов спайсов и билет на первый попавшийся самолет. Я понимал, что совершенное мной приведет снова к розыску (как и произошло вскоре) и на этот раз, вероятнее всего, к лишению свободы. Но в тот момент голова у меня была полностью отключена, и все это не имело значения. Около года я жил в другой стране. Когда же удалось узнать по своим каналам, что я больше не в розыске, решил вернуться домой. Понимая, что уголовное дело закрыть не могли и рано или поздно меня поймают, я собрался с духом и явился с повинной. Благодаря этому мне вынесли мягкий приговор в виде исправительных работ, хотя могли посадить. Это моя вторая судимость, первый раз судили 10 лет назад – за хранение наркотиков без цели сбыта.

Я долго считал себя настоящим моральным уродом

После многократных, в течение долгих лет, попыток завязать я перестал верить самому себе. Перед тем как лечь на реабилитацию в 21-е отделение в Новинки, находясь в состоянии психоза, я пришел к соседу-милиционеру, отдал ему свои аккаунты на сайтах и форумах, где продают наркотики, и попросил, если продолжу употреблять, посадить меня в тюрьму. Таким образом я хотел обрезать себе все концы, поскольку жить дальше, употребляя, стало совсем уж невыносимо.
В заключение своей истории хочу сказать, что очень долго считал себя настоящим моральным уродом. Когда же мне объяснили, что все наркоманы на определенной стадии заболевания так себя ведут, мне стало легче. Я не снимаю с себя ответственности за все, что натворил! Но теперь понимаю, что это моя зависимая часть личности, болезнь, и вижу на примерах знакомых наркоманов, остающихся трезвыми в течение длительного периода времени, что даже пав на самое дно, вернуться к нормальной человеческой жизни реально, хоть и нелегко. В этом моя надежда и желание поделиться ею с другими страдающими от химической зависимости людьми.
Если у вас есть какие-то конкретные вопросы или пожелания — пишите в комментариях или в личных сообщениях. Мой ник на tut.by — oleg.rehab, email – oleg.rehab@tut.by
И огромное спасибо всем за поддержку!
***
В следующем выпуске Олег вспомнит самые ужасные ситуации из своего наркоманского прошлого: как едва не потерял руку, чуть не сгорел заживо в лесополосе и был готов уколоться шприцем от ВИЧ-инфицированных наркоманов.

Записки наркомана

«На зло, на подлость и обман
способен гнусный наркоман!»
Утро…
8:45
День начинался хорошо, из головы еще не выветрились остатки вчерашней дозы,
и зрачки размером с булавочную головку пытались лениво расширится когда
солнце уходило за облака. Он закурил… конечно курить на пустой желудок
вредно, но курить до завтрака вошло в привычку.
Модем отчаянно мигал лампочками отдавая остатки почты последнему поинту,
а может и линку. Запустив ГолДед он не быстро просмотрел почти все эхи,
и наконец его туманный взгляд остановился на Ru.Drugs…
прочитав несколько месаг адресованных ему он сполз со стула и понял,
что отвечать сейчас не в состоянии. Блин, а еще кто-то просил пароль
сменить… ничего, пароль — не волк, в лес не убежит.
В мыслях посмеявшись над удачно перефразированной пословией он пошел
на кухню. Ревизия холодильника ни к чему не привела… есть не хотелось.
А поесть надо, т.к. он не жрал уже три дня, от чего его лицо было похоже
на засохший плод.
После стакана воды стало лучше, и он нашел в себе силы одеться и пойти
в магазин, как назло Фанта кончилась, и на прилавке в гордом одиночестве
красовалась бутылка Пепси с дурацкой надписью «Поколение NEXT»
Пришлось взять Пепси…
Вернувшись домой он опять сел за компьютер, за те 10 минут пока он
ходил в магазин появилось несколько новых писем.
Но с пустым желудком читать почту не охота, какой бы свежести она не была.
После повторной ревизии холодильника, были обнаружены остатки плова,
немного красной икры и пол бутылки Абсолюта. «Ха… очень даже не плохо» —
подумал он.
Он пинками загнал плов в желудок который сопротивляется любой
инородной пище, сотворил не хитрый бутербродик с икрой и снаслаждением
начал наливать в стакан водку.
После 150 грам стало легче, алкоголь разливался по венам и с каждой
минутой становилось все лучше и луше…
Медленной походкой он вернулся в свою комнату, где его ждал верный
Голдед со свежими письмами. Ответив на всю почту он покачнулся на стуле…
Кайф… как приятно утром, вот так сидеть и любоватся десктопом НТ
с пестрыми иконками…, «Надо провести ревизию карманов» — подумал он
— «Вдруг что полезное найдется..». Он снял с себя кожанную жилетку и
начал последовательно рытся во всех ее карманах. На свет начали появлятся
очень интересные вещи: телефонная карточка — сильно потертая от использования
не по назначению, 100$ — оставшиеся после вчерашнего похода за мебелью,
календарик, зажигалка и куча всякой мелочи. Сунув руку в последний карман
он нащупал маленький сверток, неотошеший мозг еще не понимал что это такое.
Это была аккуратно сложенная фольга от сигарет davidoff… Его сердце
бешенно забилось, выкинув мышку с ее пластикового коврика он медленно
развернул сверток… там был героин, примерно 0.15 грамма.
Он высыпал его на коврик и резкими движениями сделал дорожку толщиной
в пару спичек, не менее резкими движениями скрутил трубочку из 100 долларовой
купюры. Порошек, разьедая нос и горло начал постепенно впитыватся в кровь.
В голове помутнело, он сделал глоток воды и закурил….
9:45
вот теперь день начался…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *