Преподобный Максим исповедник

Преподобный Максим исповедник

ПРЕПОДОБНЫЙ МАКСИМ ИСПОВЕДНИК

«Ничто в обожении не есть произведение природы, — писал преподобный Максим в письме к своему другу Фалассию, — ибо природа не может понять Бога. Единственно лишь милость Божья обладает способностью давать обожение существам… Человек (образ Божий) в обожении уподобляется Богу, он радуется изобилию всего, что принадлежит ему по природе, потому что благодать Духа торжествует в нем и потому что Бог действует в нем…»

Дни памяти: Январь 21, Август 13

Житие преподобного отца нашего Максима Исповедника

Преподобный Максим Исповедник родился в Константинополе около 580 года и вырос в благочестивой христианской семье. В юности он получил разностороннее образование: изучил философию, грамматику, риторику, был начитан в древних авторах и в совершенстве владел Богословской диалектикой. Когда преподобный Максим поступил на государственную службу, знания и добросовестность позволили ему стать первым секретарем императора Ираклия (611 — 641). Но придворная жизнь тяготила его и он удалился в Хрисопольскую обитель (на противоположном берегу Босфора — ныне Скутари), где принял иноческий постриг. Своим смиренномудрием он вскоре приобрел любовь братии и был избран игуменом монастыря, но и в этом сане, по своей необыкновенной скромности, он, по собственным его словам, «оставался простым монахом». В 633 году по просьбе одного богослова, будущего святителя Иерусалимского Патриарха Софрония (память 11 марта), преподобный Максим оставил обитель и уехал в Александрию.

Святой Софроний стал известен к тому времени как непримиримый противник монофелитской ереси. После того, как IV Вселенский Собор (451 г.) осудил монофизитов, исповедовавших одну (Божественную) природу в Господе Иисусе Христе, еретиками-монофелитами было введено понятие единой Божественной воли и единого (Божественного) действования, что приводило к признанию отвергнутого монофизитского лжеучения. Монофелитство нашло многочисленных сторонников в Армении, Сирии, Египте. Ересь, усиливаемая национальной враждой, стала серьезной угрозой церковному единству Востока. Борьба Православия с ересями особенно осложнилась тем, что к 630 году три патриарших престола на Православном Востоке оказались занятыми монофизитами: Константинопольский — Сергием. Антиохийский — Афанасием, Александрийский — Киром.

Путь преподобного Максима из Константинополя в Александрию лежал через Крит, где и началась его проповедническая деятельность. Там он столкнулся с епископатом, придерживавшимся еретических взглядов Севера и Нестория. В Александрии и ее окрестностях преподобный провел около 6 лет. В 638 году император Ираклий вместе с патриархом Сергием, стремясь уменьшить вероисповедные разногласия, издал указ, так называемый «Экфесис» — «Изложение веры», который окончательно повелевал исповедовать учение об одной воле при двух природах Спасителя. Защищая Православие, преподобный Максим обращался к людям различных званий и сословий, и беседы эти имели успех. «Не только клир и все епископы, но и народ, и все мирские начальники ощущали в себе какое-то неодолимое влечение к нему», — свидетельствует его житие.

В конце 638 года умер патриарх Сергий, а в 641 году — император Ираклий. Императорский престол занял жестокий и грубый Констанс II (642 — 668), откровенный сторонник монофелитов. Усилились нападки еретиков на Православие. Преподобный Максим ушел в Карфаген и проповедовал в нем и окрестностях еще 5 лет. Когда туда прибыл преемник патриарха Сергия патриарх Пирр, покинувший Константинополь из-за придворных интриг, по убеждениям монофелит, между ним и преподобным Максимом в июне 645 года произошел открытый диспут, на котором Пирр всенародно признал свои заблуждения и пожелал даже вручить папе Феодору письменное отречение от них. Преподобный Максим вместе с Пирром отправились в Рим, где папа Феодор принял покаяние бывшего патриарха и восстановил его в сане.

В 647 году преподобный Максим вернулся в Африку. Там на соборах епископов монофелитство осуждалось как ересь. В 648 г. вместо «Экфесиса» вышел новый указ, составленный, по поручению Константина, константинопольским патриархом Павлом — «Типос» — «Образец веры», который запрещал всякие рассуждения равно как об одной воле, так и о двух волях при признании двух природ Господа Иисуса Христа. Тогда преподобный Максим обратился к сменившему папу Феодора Римскому папе Мартину I (649 — 654) с просьбой вынести вопрос о монофелитстве на соборное обсуждение всей Церкви. В октябре 649 года был собран Латеранский Собор, на котором присутствовало 150 западных епископов и 37 представителей Православного Востока, среди которых находился и преподобный Максим Исповедник. Собор осудил монофелитство, а его защитники. Константинопольские патриархи Сергий, Павел и Пирр, были преданы анафеме.

Когда Констанс II получил определение Собора, он приказал схватить и папу Мартина, и преподобного Максима. Этот приказ был выполнен через пять лет, в 654 году. Преподобного Максима обвинили в измене отечеству и заключили в тюрьму.

В 656 году он был сослан во Фракию, а затем снова привезен в Константинопольскую тюрьму. Преподобного вместе с двумя его учениками подвергли жесточайшим пыткам: каждому отрезали язык и усекли правую руку. Затем их сослали в Колхиду. Но тут Господь явил неизреченное чудо: все они обрели способность говорить и писать. Преподобный Максим предсказал свою кончину (+ 13 августа 662 года). В греческих прологах 13 августа указывается перенесение его мощей в Константинополь; оно могло быть приурочено к кончине преподобного. Возможно, что установление памяти на 21 января связано с тем, что 13 августа празднуется отдание праздника Преображения Господня. Над могилой преподобного Максима ночами возжигались три чудесно явленных светильника и совершалось множество исцелений. Преподобный Максим Исповедник оставил Церкви большое Богословское наследие. Его экзегетические труды содержат объяснения трудных мест из Священного Писания, толкования молитвы Господней и 59-го псалма, схолии к сочинениям священномученика Дионисия Ареопагита (+ 96; память 3 октября) и святителя Григория Богослова (+ 389, память 25 января). К экзегетике относится также объяснение Богослужения, озаглавленное «Мистагогия» («Введение о таинстве»).

К догматическим трудам преподобного относятся: изложение его диспута с Пирром, несколько трактатов и письма к разным лицам. В них содержится изложение Православного учения о Божественной сущности и ипостаси, о Боговоплощении и об обожении человеческой природы.

«Ничто в обожении не есть произведение природы, — писал преподобный Максим в письме к своему другу Фалассию, — ибо природа не может понять Бога. Единственно лишь милость Божья обладает способностью давать обожение существам… Человек (образ Божий) в обожении уподобляется Богу, он радуется изобилию всего, что принадлежит ему по природе, потому что благодать Духа торжествует в нем и потому что Бог действует в нем» (письмо 22). Преподобному Максиму принадлежат и антропологические труды. Он рассматривает природу души и ее сознательно-личное существование после смерти человека. Среди нравственных сочинений особенно важны «Главы о любви». Преподобный Максим написал также три гимна в лучших традициях церковной гимнографии, ведущих начало от святителя Григория Богослова.

Протоиерей Георгий Флоровский

Восточные Отцы V-VIII веков

Глава VII

Преподобный Максим Исповедник

1. Житие и творения
2. Откровение
3. Богочеловек
4. Путь человека

Житие и творения 1. О мирской жизни Максима мы знаем немногое. Происходил он из старинного и знатного рода и был, кажется, в родстве с имп. Ираклием. Родился в Константинополе около 580-го года. Получил хорошее образование и с особой любовью изучал философию. Позже в спорах с монофелитами сказалось большое диалектическое дарование преподобного и его формально-логическая культура. Но кроме того и большая начитанность, и не только в церковной, но и в светской литературе. От юности Максим отличался не только любомудрием, но ещё и смиренномудрием. В молодые годы он служил при дворе, в царской канцелярии. Вряд ли могла удовлетворить врожденного созерцателя шумная и мутная жизнь двора, в особенности среди начинавшихся тогда монофелитских интриг. И очень скоро он оставляет мир, уходит в уединённую Хризопольскую обитель, вблизи Халкидона, «где процветало тогда любомудрие». Его смиренный подвиг стяжал ему уважение братии и против воли он был избран игуменом. По смирению он не принял священного сана и оставался только монахом. Хронология этих уединённых лет его жизни остаётся неясной. Во всяком случае, в 30-х годах VII-го века он уже не в своём монастыре. И с этих пор его жизнь неразрывно связана с историей догматической борьбы против монофелитов.

2. Из Константинополя, охваченного ересью, Максим направляется на Запад. Но путь его был долог и труден. Одно время он был на Крите, где спорил с севирианами. В конце 30-х годов он жил в Александрии или, во всяком случае, где-то в Египте. Только в начале 40-х годов он уже в латинской Африке, куда в это время перекидывается монофелитская смута. Здесь Максим организует православное противодействие. По свидетельству жития, «все жители не только Африки, но и близлежащих островов, почитали Максима, как своего наставника и вождя». По-видимому, преподобный много путешествовал по стране, вступал в сношения с епископами, вёл обширную переписку. Главным осбытием этого африканского периода жизни преп. Максима был его диспут с низложенным монофелитским Константинопольским патриархом Пирром, в июне 645 года. Сохранилась подробная запись этого спора, сделанная, вероятно, присутствовавшими нотариями. Под натиском Максима Пирр сдался. Отправился вместе с Максимом в Рим и здесь публично отрёкся от ереси, после чего был признан в сане и принят в общение. Однако не надолго. На соборе 648 года в Риме он снова был отлучён, как вновь отпавший в ересь. В Риме Максим пользовался большим влиянием и авторитетом. Ещё в 646 году под его влиянием монофелитство было осуждено на поместном соборе в Африке. В 649 году, снова по совету преподобного, вновь избранный папа Мартин созвал большой собор в Риме (известен под именем Латеранского). Кроме 150 западных епископов на нём присутствовало 37 греческих авв, пребывавших тогда в Риме. Собор вынес чёткое и решительное догматическое постановление о неслитном двойстве естественных волений и действий во Христе. Это был резкий ответ на требование подписать присланный из Константинополя «Типос веры». «Типос» был на соборе отвергнут (как и прежний Ектесис Ираклия), монофелитские патриархи Кир, Сергий, Пирр и Павел отлучены и преданы анафеме. Акты собора вместе с сопроводителным папским посланием были разосланы всюду, «ко всем верным». Защитников православия, как ослушников царской воли, вскоре постигла суровая кара. В 653 году военной силой был схвачен папа Мартин, отвезён в Константинополь, и после торопливого суда сослан. Одновременно был взят и Максим. В Константинополе его судили, как государственного преступника, как возмутителя мира церковного и гражданского. Суд был убийственным и неистовым. В житии сохранился о нём подробный и яркий рассказ со слов одного из учеников преподобного (Анастасия), взятых вместе с ним. Политические обвинения не были только предлогом. В преподобном Максиме светских защитников ереси всего больше раздражала его духовная независимость и твёрдое отрицание прав царя в вопросах веры, отрицание церковного авторитета царской власти. Раздражало и то, что в спокойном сознании своей правоты он противоборствовал целому сонму соглашателей иерархического сана. Это казалось самомнением, точно волю свою он ставил выше всего. Ибо говорил: «я думаю не об единении или разделении римлян и греков, но о том, чтобы мне не отступить от правой веры»… «Не дело царей, но дело священников исследовать и определять спасительные догматы кафолической церкви»… Царь христиан не священник, не предстоит алтарю, не совершает таинств, не носит знаков священства… С преподобным долго и настойчиво спорили; и, когда он всё-таки оказался непреклонным, был вынесен приговор о ссылке, — в крепость Бизию (кажется, во Фракии). В заточении его продолжали убеждать и преводили из одного места заключения в другое. В 662 году преподобного снова привезли в Константинополь. Здесь он подвергся кровавым истязаниям, вместе со своими учениками. Затем исповедников отправили в дальнюю ссылку, в землю Лазов. Преп. Максим был заключён в крепости Схимарис и здесь вскоре скончался, 13 августа 662 (или 663) года.

3. О жизни преп. Максима сохранилось много сказаний. Очень скоро после его смерти было составлено его житие или похвальное слово. Затем «Памятная Запись» Феодосия Гангрского, священноинока из Иерусалима (м. б., он был и составителем жития). Кроме того сохранились записи ученика Максима, Анастасия апокрисария, и его письмо к Феодосию — о суде и последних годах жизни преподобного. Много говорит о Максиме и Феофан в своей «Хронографии» (близко к житию). Видно, что страдания и подвиг непреклонного защитника веры произвели сильное впечатление на современников. На месте кончины преподобного, на Кавказе, о нём сохранилась живая и благоговейная память. С победою над монофелитством и с торжеством православия на VI-м вселенском соборе был оценён великий и мученический подвиг Максима, и его высоко чтили в Византии, как великого учителя и проповедника о Христе, сожигавшего своим огненосным словом наглоязычие еретиков. Его чтили и как писателя, особенно как мистика и аскета. Его книги были любимым чтением и мирян, и монахов (срв. любопытный рассказ Анны Комниной: «я помню, как моя мать, когда подавали обед, часто приносила в руках книгу и толковала догматические места святых отцов, в собенности философа и мученика Максима»…). Сочинения Максима сохранились во многочисленных списках (издано не всё). Его влияние чувствуется во всех областях позднейшей византийской письменности. Он был типическим выразителем преданий и стремлений византийской старины.

4. Бурная и страдальческая жизнь не помешала преп. Максиму много писать. «Даже и на малое время не переставал он составлять сочинения», говорит о нем житие. С догматической твёрдостью он соединял умозрительное вдохновение. Он был не только богословом, но и мистиком, учителем созерцательного подвига и любви. И его богословие питается прежде всего из глубин духовного опыта. Он не строил богословской системы. всего больше любил он «писать главы в виде наставлений». Большинство его творений именно богословские отрывки, «главы», заметки. Он любил писать отрывочно. Только по нужде и в спорах он рассуждает. Чаще всего он объясняет. Предпочитает уходить вглубь, обнажать глубины каждой темы, — а не вширь, чтобы развернуть диалектические ткани умозаключений.

Умозрения у него больше, чем умозаключений… Максим был большим эрудитом. Но не был только хранителем отеческих преданий. Он жил в них и они творчески оживали в его претворяющем синтезе. Всего сильнее чувствуется у него влияние Каппадокийцев, особенно Григория Богослова. В аскетике и мистике он исходит из Евагрия и примыкает к Ареопагитикам. Он продолжает идти по пути древних Александрийцев… Для Максима характерно, что строит он не столько систему догматики, сколько систему аскетики.. Ритм духовной жизни, а не логическая связь идей, определяет архитектонику его мировозрения. И можно сказать, его система имеет скорее музыкальный, чем архитектурный строй. Это скорее симфония, чем система, — симфония духовного опыта… Читать Максима нелегко. На бессвязность изложения и трудность языка очень жаловался ещё Фотий, который прибавлял, однако, — «повсюду светится его благочестие и чистая, искренняя любовь ко Христу». Действительно, язык Максима грузен и вязок, обременён иносказанием, запутан риторическими фигурами. А вместе с тем всё время чувствуется напряжённость и сгущённость мысли: «говорят, что отрешённость мысли и глубина этого мужа доводят читателя до изступления», замечает Анна Комнина… Читатель должен разгадывать систему Максима в его эскизах. И тогда открывается внутренний доступ в целостный мир его вдохновенного опыта.

5. В ряду творений преп. Максима прежде всего нужно назвать его экзегетические очерки. Это именно очерки и заметки, не связный комментарий. И даже не толкование, скорее размышления по поводу отдельных «трудных мест» (или «апорий»). Таковы «Вопросоответы» к Фалласию, ещё особые Вопросоответы, посланные к Феопемпту схоластику, объяснение 59-го псалма, краткое изложение Молитвы Господней и др. (срв. фрагменты в катенах). Преп. Максим в объяснении текстов всегда пользуется иносказанием и «возвышением» («аналогический» метод), что так раздражало патр. Фотия: «решения вопросов он придумывает далёкие от прямого смысла и известной истории, и даже от самих вопросов». Это сказано слишком резко. Но к Писанию, действительно, Максим подходит, как истый александриец, и часто заставляет вспоминать об Оригене. Такой-же характер имеют схолии Максима к Ареопагитикам (как уже было сказано, их нелегко выделить из позднейших сводов) и особый трактат о трудных местах у Ареопагита и у Григория Богослова. — Много писал Максим по вопросам духовной жизни, — «Слово подвижническое» прежде всего и затем ряд сборников афоризмов или «глав» разного содержания: «четыре сотницы глав о любви», 243 «иных главы», двести «глав богословскихи домостроительных» и др. Эти сборники до сих пор ещё не вполне изучены. Сюда же примыкает обширный сборник «Общих мест», — выборки из Писания, из отцов, из внешних, — вероятно, известен нам он в позднейшей обработке. — Особо нужно назвать «Тайноводство» («Мистагогия»), мистико-аллегорическое объяснение таинственного смысла священнодействий, — в духе Ареопагитик. Эта книга имела исключительное влияние в позднейшей литургической письменности в Византии. Здесь тот-же метод символического тайнозрения, что и в толковании Писания. — Строго говоря, все эти творения Максима суть своего рода «схолии», заметки и рассуждения «по поводу».

6. Особый характер имеют догматико-полемические сочинения преп. Максима. В одних он спорит с монофизитами вообще и раскрывает учение о двух природах (преимущественно письма или «послания», — к некоему «знаменитому» Петру, к александрийскому диакону Косьме, одно из писем к Иоанну Кубикуларию, письма к Юлиану, схоластику александрийскому, и к отшельницам, отпавшим от веры). В других он развивает учение о двух волях и действиях. Это, прежде всего, знаменитый «Диспут с Пирром» (современная запись); и затем — ряд догматических посланий: «О двух волях Христа, Бога нашего» (м. б., к Стефану, впосл. епископу Дарскому), другое послание к Стефану, ряд писем к кипрскому пресвитеру Марину и к другим лицам. В этих письмах Максим начинает с анализа монофелитских определений и доводов и в противовес раскрывает систему правых христологических понятий, в их соотношениях и связи. Здесь он больше всего «схоластик». При этом он подробно останавливается на объяснении трудных и спорных текстов Писания и отеческих свидетельств. Отеческий материал собран и объяснён с боьшой полнотою… Систематического изложения христологии Максим не даёт. Он высказывался в письмах и в устных спорах, всегда по поводу. И всегда стремился только раскрыть и утвердить предание веры. Всего чаще он говорит о Воплощении. Но не только по обстоятельствам времени. В его внутреннем опыте этот догмат был основным… Других догматических тем он касается бегло. О Троическом догмате говорит в объяснениях к Григорию Богослову, в диалогах «о Святой Троице», в одном из писем к Марину (об Исхождении Св. Духа). Нужно отметить ещё письма к архиеп. Иосифу о безтелесности души и к пресвитеру Иоанну о загробной жизни. Антропологические вопросы естественно подымались в то время, — и в связи христологических споров, и в связи с затухавшим, но ещё не изжитым до конца, оригенизмом, и в связи с обоснованием мистического аскетизма… Неверно думать, что у преп. Максима не было богословской системы. В его набросках чувствуется большая цельность. Говорит он всегда по частным случаям. Но слова его всего менее случайны. Они выкованы в долгом и молчаливом раздумьи, в мистическом молчании вдохновенного опыта…

Православные христиане особо почитают святых, которые жили и прославлялись своими чудесами на территории их места жительства. Таких подвижников благочестия называют еще местночтимыми святыми. Однако часто случается, что из уважаемых лишь ограниченным кругом людей служители Божьи становятся известны всему христианскому миру. А бывает и наоборот: почитаемые в масштабах Церкви святые к концу жизни заслуживают особенное отношение со стороны жителей конкретной области по той или иной причине. Вот, например, преподобный Максим Исповедник особо почитаем Абхазской Церковью, так как по одной из версий был сослан на Кавказ и там же окончил свои дни. Вспоминают его верующие 3 февраля.

Детство и юность святого

Будущий подвижник благочестия Максим Исповедник родился в городе Константинополе в 580 г. Семья его принадлежала к аристократическому роду, к которому имел самое прямое отношение император Ираклий. Родители преподобного Максима Исповедника воспитали сына благочестивым человеком, в соответствии с догматами веры, будучи рьяными православными христианами. Он рано начал учиться грамоте, чему способствовала вполне спокойная в тот момент обстановка в Византийской империи.

Юношей преподобный Максим Исповедник изучал философию, риторику, грамматику, овладел богословской диалектикой. Молодой человек был весьма начитан, и внимание свое обращал не только на произведения духовного содержания, но и на светскую литературу. Преподобного Максима Исповедника отличали такие ценные для православного христианина качества, как смиренномудрие и любомудрие.

К 21-летнему возрасту будущий подвижник благочестия получил блестящее образование. Что касается работы, благородное происхождение позволило ему занять должность личного царского секретаря. Но не только это сыграло роль в определении направления профессиональной деятельности молодого человека. Пытливый ум, рассудительность, грамотность, жажда знаний, как следствие – широкий кругозор, а также умение рассуждать, излагать свои мысли четко и ясно, умение давать советы, быстро фиксировать на бумаге полученную информацию и соображать помогли будущему подвижнику благочестия оказаться в столь выгодном положении — Максима Исповедника заметил сам император Ираклий. В дальнейшем последний проникся к своему подчиненному большим уважением, созерцая изо дня в день высокое качество его работы.

Начало духовной деятельности

Преподобный Максим Исповедник мог бы всю жизнь провести, наслаждаясь блеском императорского двора и почестями, вполне заслуженными к тому же, вот только такой порядок его не устраивал и даже тяготил. Душа юноши просила уединения, тишины и духовного созерцания. Не смея противиться зову сердца, преподобный Максим Исповедник отправился около 614 года в монастырь св. Филиппика в Хрисополе, без сожаления оставив царскую службу. В обители он принял монашеский постриг и стал жить в смирении, строгости, практически аскетизме.

Этим своим образом жизни и мыслей византийский монах очень быстро завоевал доверие и любовь братии, которая избрала позже преподобного Максима Исповедника после отхода в Царствие Небесное настоятеля обители ее игуменом. Не помешало исполниться решению монахов даже то, что у подвижника благочестия не было соответствующего священнического сана.

В 633 году произошли резкие перемены в укладе жизни преподобного Максима Исповедника.

К нему обратился будущий Иерусалимский Патриарх Софроний – тогда святитель – с просьбой оставить прежнюю должность и переехать в его вотчину. Так византийский монах очутился в Карфагене (Африка).

Борьба с еретичеством

Святой Софроний по всей видимости, неспроста изъявил желание видеть в своем монастыре смиренномудрого подвижника. Святитель видел в данной личности возможного единомышленника, способного помочь ему в его борьбе в еретичеством. Софроний являлся непримиримым противником монофелитского лжеучения. Приверженцы этой ереси указывали в Сыне Божьем лишь на одну, Божественную природу, человеческую же отрицали, и находили многочисленных сторонников в Египте, Армении, Сирии. Их необходимо было остановить.

Вот это обстоятельство и повлияло на выбор преподобного Максима Исповедника, откликнувшегося на просьбу св. Софрония: из монаха-отшельника подвижник благочестия превратился в проповедника, ратующего за чистоту христианского вероучения.

Со своей миссией преподобный Максим Исповедник отправился в Александрию, где провел шесть лет. Его речи имели колоссальный успех, причем как среди представителей простого клира, епископов, так и среди светских начальников. В 638 г. отошел ко Господу способствовавший по одной из версий развитию еретичества Патриарх Сергий, а вслед за ним в 641 г. попавший под влияние последнего император Ираклий. Место царя занял жестокий Констанс II, отстаивающий интересы монофелитов. И при нем, разумеется, положение православных усугубилось.

Преподобному Максиму Исповеднику не оставалось ничего другого, как удалиться в Карфаген. Там он прожил, проповедуя, пять лет. В 645 г. монаху нанес визит преемник Сергия Пирр, и между ними произошел диспут. В ходе диалога новый владыка доказывал правильность лжеучения монофелитов, а благочестивый проповедник настаивал на обратном, приводя весомые аргументы.

В результате победил Максим Исповедник, Пирр же всенародно признал собственное поражение и покаялся в заблуждениях.

Преподобный Максим продолжил проповедническую миссию в Карфагене. Положение Православия в тех краях становилось все более плачевным. В отчаянии преподобный воззвал к папе Мартину, написав тому письмо с просьбой организовать Собор и решить данную проблему. Осенью 649 г. на Латеранском соборе, где присутствовали как католические, так и православные епископы, монофелитство было осуждено, а его защитников Патриархи Константинопольские отлучили от Церкви.

Императору Констансу II не понравилось такое решение. Он отдал приказ бросить в тюрьму преподобного Максима Исповедника и папу Мартина. Правда, привести в исполнение царскую волю удалось лишь спустя пять лет, в 654 году. Преподобный Максим Исповедник был схвачен и обвинен в госизмене. Его заточили в Константинопольскую тюрьму, через 23 года перевели во Фракию, а потом – вновь вернули в столичную темницу. И преподобного Максима Исповедника, и двух его учеников жестоко пытали: отрубили правую руку, отрезали языки. Однако по милости Божьей случилось чудо – узники продолжали говорить и писать. Максим Исповедник получил особый дар: он увидел дату своей смерти и огласил ее.

Преподобный скончался 13 августа 662 г., как и предсказывал. Над его могилой появились ниоткуда три горящих светильника, по молитвам верующих стали происходить многочисленные чудеса. Кроме того, сохранилось большое количество богословских трудов, написанных святым. Жизнь преподобного Максима Исповедника, полная страданий и несправедливости людской, не прошла даром – это очевидно. Его имя останется всегда на устах и в сердцах верующих.

Пономаренко Надежда
Статья защищена законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке материала активная ссылка на женский сайт www.inmoment.ru обязательна!

Теги: праздник 3 февраля, преподобный Максим Исповедник

Название: Преподобный Максим Исповедник.

Собрание творений.
Авторы: преподобный Максим Исповедник
Форматы: doc
Год издания: 1993
Сейчас, кажется, уже и нет такого аспекта богословия Православной Церкви, который не был бы отражен в трудах преподобного Максима Исповедника. Его фигура, как мистика и созерцателя неизреченных таинств Воплощенного Логоса, богослова и исповедника высоко возвышается в истории христианства. Я верю, что по молитвам преподобного Максима, как и всех Св. Отцов – тайнозрителей Несотворенного Божественного Света, которые уже здесь на земле сподобились стать насельниками сияющего неба, и стало возможным изучение его сложного богословия, являющегося вернейшим руководством и путеводителем для всех «обладающих зрением, (для которых) весь умопостигаемый мир представляется таинственно отпечатленным во всем чувственном мире посредством символических образов. А весь чувственный мир при духовном умозрении представляется содержащимся во всем умопостигаемом мире, познаваясь благодаря своим логосам». И еще в богословии Преп. Максима Исповедника все, постигающие тaинственное богословие, находят источник к постижению Премудрости, в Которой пребывает истинное знание о том первоучреждающем логосе каждой вещи, и всего творения, и таинственного бытия Пресвятой Троицы, где уже и прекращается всякое человеческое знание, а пребывает только всеблаженное ведение в созерцании. «И насколько это возможно для человека здесь на земле, он соединяется в тaинственном богословии с Молчанием незримой и неведомой велеречивости Божества, делаясь таким, каким поистине должен быть тот, кто удостоился пребывания с Богом и запечатлен Его всесветлыми лучами».
+ Содержание:
Амбигвы к Иоанну.doc
Амбигвы к Фоме.doc
Беседа о покаянии.doc
Вопросоответы к Фалассию.doc
Главы о богословии и о домостроительстве воплощения Сына Божия.doc
Главы о любви.doc
Десять глав о добродетеле и пороке.doc
Диспут с Пирром .doc
К Ионну Кубикуларию.doc
К Феопемпту слоластику.doc
Комментарии прп. Максима Исповедника на книгу святого Дионисия Ареопагита «О таинственном богословии»
Мистагогия.doc
Письмо 10 Иоанну Кубикуларию.doc
Письмо Иоанну постельничему о печали по Боге.doc
Послание XV к Косьме, диакону из Александрии.doc
Послание к Фоме.doc
Различные богословские и домостроительные главы.doc
Слово о подвижнической жизни.doc
Старец и ученик.doc
Толкование на молитву

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *