Преподобноисповедник сергий сребрянский

Преподобноисповедник сергий сребрянский

СЕРГИЙ (СРЕБРЯНСКИЙ)

Присп. Сергий (Сребрянский), 1940-е годы.

Сергий (Сребрянский) (1870 — 1948), архимандрит, преподобноисповедник

Память 23 марта, 28 ноября (в день обретения мощей), в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской; Воронежских, Московских и Тверских святых

В миру Сребрянский Митрофан Васильевич, родился 1 августа 1870 года в селе Трехсвятское Воронежского уезда Воронежской губернии в семье священника Василия и Юлии Петровны (урожд. Голубятниковой, дочери священника) Сребрянских. Через год после рождения сына, отца Василия перевели в село Макарик в трех километрах от Трехсвятского. Родной брат священника Стефана, протоиерея Сергия, протоиерея Василия, Ольги (замужем за протоиереем Михаилом Петровым), Нимфодоры, Анны.

Дети воспитывались в большой строгости, так что к родителям обращались на «Вы». Когда ребенку исполнялось четыре года, отец приводил его к матери и торжественно объявлял, что с этого дня дитя может исполнять все посты.

В 1889 году окончил Воронежское духовное училище по II разряду и поступил сразу на IV курс Воронежской духовной семинарии, окончив семинарский курс обучения в 1892 году по II разряду .

Под влиянием народнических идей поступил в Варшавский ветеринарный институт. Оказавшись здесь среди равнодушных к вопросам веры студентов, во враждебной православию католической Польше, он начал усердно посещать православный храм. Здесь он познакомился со своей будущей женой, Ольгой, дочерью священника Владимира Исполатовского , служившего в Покровском храме в селе Владычня Тверской губернии. 29 января 1893 года они обвенчались.

Живя в Варшаве Митрофан Васильевич стал размышлять о правильности выбора своего жизненного пути и решил вступить на поприще служения священнического.

2 марта 1893 года был рукоположен во диакона епископом Воронежским Анастасием (Добрадиным) к Стефановской церкви слободы Лизиновки Острогожского уезда Воронежской губернии.

1 марта 1894 года был назначен священником 47-го драгунского Татарского полка (город Рыпин Полоцкой губернии) и 20 марта рукоположен во священника в Орле.

15 января 1896 года был назначен вторым священником Двинского военно-крепостного собора и 1 сентября того же года вступил в должность законоучителя Двинской начальной школы.

Служение в Орле

1 сентября 1897 года был перемещен в город Орел и назначен настоятелем Покровского храма 51-го драгунского Черниговского полка, шефом которого была великая княгиня Елизавета Федоровна .

Паства потянулась к искреннему и ревностному пастырю, образовался крепкий приход, и это позволило отцу Митрофану приняться за трудное дело постройки храма, которое он завершил с успехом. Он создал при приходе библиотеку и школу. Все получаемые от благотворителей средства отец Митрофан жертвовал на храм, школу и библиотеку.

«Бывало, кончишь давать крест после обедни, а народ все идет и идет. С одним побеседуешь, другой просит совета, третий спешит поделиться своим горем – и так тянутся часы… матушка ждет меня обедать, да только я раньше пяти часов вечера никак из церкви не выберусь», – вспоминал отец Митрофан.

Летом 1903 года присутствовал в Сарове на торжественном прославлении преподобного Серафима. Здесь он был представлен великой княгине Елизавете Федоровне и произвел на нее самое благоприятное впечатление – искренней верой, смирением, простотой и отсутствием какого-либо лукавства.

Участие в русской-японской войне

Свящ. Митрофан Сребрянский. Литургия у передовых позиций Русско-японской войны, 1904 — 1906 годы.

11 июня 1904 года вместе с 51-м драгунским Черниговским полком выступил в поход на Дальний Восток, в Маньчжурию. Везде, где представлялась возможность, со своими помощниками ставил походную церковь и служил. Вместе с полком участвовал в сражениях. В служебном формуляре отца Митрофана кратко записано: «Был в сражениях: Ляоянском… Шанхайском… в набегах на Инкоу… Мукденских… у деревни Санвайцзы… Во всех означенных сражениях под огнем неприятеля совершал богослужения, напутствовал раненых и погребал убитых» .

Во время служения в действующей армии отец Митрофан вел подробный дневник, который печатался в журнале «Вестник военного духовенства», а затем вышел отдельной книгой.

15 марта 1905 года был назначен благочинным 61-й пехотной дивизии и в этой должности прослужил до окончания войны.

2 июня 1906 года вместе с полком вернулся в Орел.

12 октября 1906 года был возведен в сан протоиерея.

Марфо-Мариинская обитель

В 1908 году подал свой проект по созданию Марфо-Мариинской обители. Проект настолько пришелся по душе великой княгине Елизавете Федоровне, что именно его она положила в основу устройства обители. Для его осуществления она пригласила протоиерея Митрофана на место духовника и настоятеля храма.

Он обещал подумать и дать свой ответ позже. На пути из Москвы в Орел он вспомнил родную, горячо его любящую паству и представил, как обоюдно тяжело будет расставание. От этих дум и воспоминаний его душа пришла в смятение, и он решил отказаться от предложения великой княгини. В тот момент, когда он это подумал, он почувствовал, что у него отнимается правая рука. Он попытался поднять руку, но безуспешно: ни пальцами пошевелить, ни согнуть руку в локте он не смог. Отец Митрофан понял, что это, видимо, Господь его наказывает за сопротивление Его святой воле, и тут же стал умолять Господа простить его и пообещал, если исцелится, переехать в Москву. Понемногу рука обрела чувствительность, и через два часа все прошло.

Он приехал домой совершенно здоровым и вынужден был объявить прихожанам, что покидает их и переезжает в Москву. Видя переживание паствы, добрый пастырь не смог ей отказать, и хотя его настоятельно звали в Москву, он стал откладывать с отъездом. Он даже решил про себя отказаться и остаться в Орле, тем более что вообще опасался, что не справится с новыми сложными обязанностями в обители, где от него потребуется духовный опыт, которого у него, как у священника семейного, может не быть.

Вскоре после этого он заметил, что у него без всякой видимой причины начала распухать правая рука, и это со временем стало приносить ему затруднения на службе. Он обратился за помощью к одному из своих родственников, доктору Николаю Яковлевичу Пясковскому. Врач, осмотрев руку, сказал, что никаких причин болезни нет и он не может дать в этом случае какого бы то ни было медицинского объяснения и, следовательно, помочь.

В это время из Москвы в Орел привезли чудотворную Иверскую икону Божией Матери. Отец Митрофан пошел помолиться и, стоя перед образом, пообещал, что все же примет бесповоротно предложение великой княгини и переедет в Москву. С благоговением и страхом он приложился к иконе и вскоре почувствовал, что руке стало лучше. Он понял, что на переезд его в Москву и поселение в Марфо-Мариинской обители есть благословение Божие и с этим нужно смириться.

Получив благословение от старцев Зосимовой пустыни, подал прошение о переводе в обитель, и 17 сентября 1908 года митрополит Московский Владимир (Богоявленский) назначил его настоятелем Покровской и Марфо-Мариинской церквей на Большой Ордынке, поскольку сама Марфо-Мариинская обитель начала свою деятельность только с 10 февраля 1909 года, когда великая княгиня Елизавета Федоровна переехала в дом, предназначавшийся под обительский.

«Господь благословил это наше дело через священника, – писала великая княгиня государю, – к которому в Орел издалека люди приезжали за утешением и поддержкой, – и вот оно мало-помалу начинается» .

Прот. Митрофан Сребрянский. Марфо-Мариинская обитель, 1910-е годы.

Отец Митрофан, поселившись в обители, сразу же принялся за новое дело, отдавшись ему всей душой. Он часто служил и, не жалея сил, наставлял тех, еще немногочисленных сестер, которые пришли жить в обитель. «Батюшкины лекции очень интересные, просто исключительно, так как он не только глубоко верующий, но еще безгранично начитанный человек. Он начинает из Библии, заканчивает церковной историей и все время показывает, как и что сестры смогут говорить и чем помочь тем, кто испытывает душевные страдания… Здесь многие приезжают издалека в нашу маленькую церковь и обретают силы в его прекрасных простых проповедях и в исповеди. Это широкий человек, в котором нет ничего от ограниченного фанатика, целиком основывающийся на безграничной любви о Господе и всепрощении, – истинно православный священник, строго придерживающийся нашей Церкви, для нашего дела – благословение Божие, так как он заложил основание, какое и должно быть. Скольких он вернул к вере, наставил на путь истинный, сколько людей благодарят меня за великое благо иметь возможность посещать его» .

Незадолго перед своим арестом в 1918 году великая княгиня Елизавета передала общину попечению отца Митрофана и сестры-казначеи.

В 1919 году отец Митрофан и его супруга Ольга по благословению патриарха Тихона приняли монашеский постриг. Отец Митрофан был пострижен с именем Сергий, а Ольга – с именем Елизавета. Вскоре после этого патриарх Тихон возвел отца Сергия в сан архимандрита.

Первый арест. Ссылка в Тобольск

Во время кампании по изъятию церковных ценностей, 23 марта 1923 года архимандрит Сергий был арестован за прочтение послания патриарха Тихона, касавшегося этого вопроса, хотя «изъятие» из храмов обители произошло без эксцессов. Пять месяцев он томился в тюрьме без предъявления обвинения, а затем по приказу ОГПУ от 24 августа 1923 года был выслан на один год в город Тобольск. Здесь он познакомился и близко сошелся с тобольским подвижником Феодором Ивановым, впоследствии принявшим мученическую кончину.

27 февраля 1925 года вернулся из ссылки в Москву и на следующий день, как бывший ссыльный, явился в ОГПУ, чтобы узнать решение властей относительно своей дальнейшей судьбы. Следователь, которая вела его дело, сказала, что священнику разрешается совершать церковные службы и говорить за богослужениями проповеди, но он не должен занимать никакой административной должности в приходе, и ему запрещено принимать участие в какой-либо деловой или административной приходской деятельности. Отец Сергий вернулся в Марфо-Мариинскую обитель.

Второй арест. Переезд в село Владычня

29 апреля 1925 года, на основании доноса об антисоветской агитации среди сестер обители, был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму.

Матушка Елизавета, узнав, в чем обвиняют отца Сергия, принялась хлопотать о его освобождении. Она написала заявление и подала Владимиру Черткову, возглавлявшему учреждение под названием «Осведомление и экспертиза по делам религиозных течений». Чертков поддержал просьбу и, сопроводив заявление своими пояснениями, направил его 25 июня 1925 года Петру Смидовичу, который в тот же день переправил все документы Тучкову. 30 июня дело было рассмотрено и принято решение освободить священника. 2 июля Коллегия ОГПУ прекратила дело, и отец Сергий был освобожден .

Архимандрит Сергий и монахиня Елизавета выехали на родину Елизаветы в село Владычня Тверской области и поселились в бревенчатом, покрытом дранкой родительском доме. Первое время отец Сергий не служил, но часто ходил молиться в Покровский храм, в котором стал служить с 1927 года. Отец Сергий продолжал подвизаться как духовник и проповедник. Духовные дети привозили ему продукты и одежду, большую их часть он раздавал нуждающимся.

Третий арест. Ссылка в Северный край

Архим. Сергий (Сребрянский). Село Владычня, 1928 год.

В феврале 1930 года снова был арестован. Из доносов (от 30 и 31 января 1930 года): «По своему общественному, умелому подходу к народу с религиозной стороны заслуживает особого внимания. Действует исключительно религиозным дурманом. Опирается на темноту, выгоняет бесов из человека. Особенно способен на проповеди, которые говорил по два часа. В своих выступлениях с амвона призывает на единение и поддержку Церкви, религиозных целей. Результаты таких проповедей налицо: деревня Гнездцы категорически отказалась от вступления в колхоз. Словом, священник Сребрянский является политически вредным элементом, который должен быть срочно изъят… Был случай, когда одного рабочего на станции Крючково зарезало поездом. Этим воспользовался Сребрянский, говоря, что тот не веровал в Бога и говорил, что «пусть меня накажет Бог, если Он есть», и за это его наказало…».

Обвинялся в том, что «являясь сторонником монархического порядка управления, систематически вел антисоветскую агитацию с целью срыва мероприятий, проводимых Советской властью в деревне, используя религиозные предрассудки масс…». Виновным в предъявленных обвинениях о. Сергий себя не признал.

7 апреля 1931 года был приговорен к пяти годам высылки в Северный край.

Архимандрита Сергия поселили в одной из деревень на реке Пинеге. Сюда к нему приехали монахиня Елизавета и Мария Петровна Заморина (впоследствии — монахиня Милица), знавшая отца Сергия еще в период его служения в Орле. Ссыльные священники работали на лесоразработках и сплаве леса. Архимандрит Сергий работал на ледянке – вел по ледяной колее лошадь, тащившую бревна. Благодаря своей подвижнической жизни, постоянной молитвенной настроенности, духовным советам и умению утешать страждущих в тяжелых для них обстоятельствах, вскоре стал известен как глубоко духовный старец, которому многие стали поверять свои беды, в молитвенное предстательство которого верили.

Возвращение в село Владычня. Старчество

Присп. Сергий (Сребрянский), икона нач. XXI века

В 1933 году отец Сергий был освобожден и вернулся в Москву, где пробыл всего один день – простился с закрытой и разоренной обителью и отправился с монахиней Елизаветой и Марией Петровной во Владычню. Покровский храм во Владычне был закрыт, и отец Сергий ходил молиться в соседнее село в Ильинский храм. Впоследствии власти стали выказывать неудовольствие по поводу его появления в храме, и он был вынужден молиться дома. Последний период жизни отца Сергия стал временем старческого окормления духовных детей и обращавшихся к нему страждущих православных людей, что было особенно насущно в то время, когда большинство храмов было закрыто, а священники арестованы.

Во время Великой Отечественной войны, когда немцы захватили Тверь, во Владычне расположилась русская воинская часть и предполагалось, что здесь будет тяжелый бой с немцами. Офицеры предлагали жителям отойти дальше от передовых позиций, кое-кто ушел, а отец Сергий и монахини Елизавета и Милица остались. Почти каждый день над расположением воинской части летали немецкие самолеты, но ни разу ни одна бомба не упала ни на храм, ни на село. Это отметили и военные, у которых возникло ощущение, что село находится под чьей-то сугубой молитвенной защитой.

За исповеднический подвиг, за праведную жизнь и глубокое смирение Господь наделил отца Сергия дарами прозорливости и исцеления.

В последние годы жизни архимандрита Сергия, начиная с 1945 года, его духовником стал протоиерей Квинтилиан Вершинский, служивший в Твери и часто приезжавший к старцу. Впоследствии он вспоминал об отце Сергии:

«Всякий раз, когда я беседовал с ним, слушал его проникновенное слово, передо мной из глубины веков вставал образ подвижника-пустынножителя… Он весь был объят божественным желанием… Это чувствовалось во всем, особенно – когда он говорил. Говорил он о молитве, о трезвении – излюбленные его темы. Говорил он просто, назидательно и убедительно. Когда он подходил к сущности темы, когда мысль его как бы касалась предельных высот христианского духа, он приходил в какое-то восторженно-созерцательное состояние и, видимо под влиянием охватившего его волнения, помыслы его облекались в форму глубоко-душевного лирического излияния… Он в миру вел жизнь пустынника. Несомненно, эта способность созерцания стояла в связи с его душевной чистотой. Его ангельская чистота и бесстрастие, которыми была проникнута последняя, предсмертная исповедь, которую я принимал от него, привели меня в какой-то священный ужас. Я после этого понял душевное состояние Петра, когда он воскликнул: “Господи, отойди от меня, ибо я человек грешный”.

Икона преподобноисповедника Сергия (Сребрянского)

Архим. Сергий скончался 5 апреля 1948 года в селе Владычня и был погребен на сельском кладбище. Местное почитание о. Сергия началось сразу же после его смерти.

Был реабилитирован по Указу Президиума ВС СССР от 16 января 1989 года.

19 сентября 1999 года был канонизирован Русской Православной Церковью как местночтимый святой Тверской епархии.

Мощи преподобноисповедника Сергия были обретены 11 декабря 2000 года, находятся в Воскресенском кафедральном соборе города Твери.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.

Молитвословия

Тропарь, гл.8

До́блий во́инов Росси́йских па́стырю,/ благоче́стия и ве́ры кре́пкий адама́нте,/ преподобному́ченицы Елисаве́ты бо́дренный сподви́жниче,/ му́дрый наста́вниче сесте́р оби́тели Милосе́рдия,/ незло́биво у́зы претерпе́вый за Христа́/ и ве́лиих даро́в Свята́го Ду́ха сподо́бльшийся,/ испове́дниче и равноа́нгельне подви́жниче Се́ргие,/ моли́ Христа́, Ему́же до́бре послужи́л еси́,/ смире́ние спаси́тельное// на́м дарова́ти.

Награды

  • золотой наперсный крест с украшениями (1900)
  • скуфия
  • камилавка
  • орден св. Анны 3 степени, орден св. Анны 2 степени, орден св. Владимира 4 степени (1904 — 1906)
  • наперсный крест на Георгиевской ленте (1906)
  • митра («за отлично-усердное служение его Святой Церкви, труды по обстоятельствам военного времени и полезную деятельность… в… обители» , 2 октября 1916)
  • благословение с грамотой и иконой Спасителя (от Святейшего Патриарха Тихона, 25 декабря 1919)

Сочинения

  • Дневник священника 51-го драгунского Черниговского Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны полка Митрофана Васильевича Сребрянского, с момента отправления его в Маньчжурию 11 июня 1904 года по день возвращения в г. Орел 2 июня 1906 года. СПб., 1906.

Литература

  • Дамаскин (Орловский), игум. Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Март. Тверь. 2006. С. 227-251
  • Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания, документы. М., 1995.
  • Сребрянский М., свящ. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. М., 1996.
  • «Яко мзда ваша многа на небесех…»// Московский Церковный вестник. 1999. N.17. С.3.

Использованные материалы

  • Дамаскин (Орловский), игум. Жития новомучеников и исповедников Российских XX века. Март. Тверь. 2006. С. 227-251
  • БД ПСТГУ «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века»
  • Фотографии и икона с сайта РОФ Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви
  • Дамаскин (Орловский), иеромонах. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Книга 3. Тверь: Булат, 1999. С. 59-102.
  • Тропарь преподобноисповеднику Сергию (Серебрянскому), сподвижнику Великой Княгини преподобномученицы Елисаветы // «Редкие тропари», страница сайта Благовещение. Библиотека православного христианина при храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке:

По другим данным 31 июля 1870 года или в 1871 году.

Так в Справочной книге духовенства Воронежской епархии на 1900 год.

«Разрядный список выпускников Воронежского духовного училища 1888/1889 гг.», Воронежские епархиальные ведомости, 1889, № 14, с. 271.

Переводятся в V класс — «Разрядный список студентов Воронежской духовной семинарии на 1889/90 гг.», Воронежские епархиальные ведомости, 1890, № 13, с. 228.

«Разрядный список выпускников Воронежской духовной семинарии 1891/92 гг.», Воронежские епархиальные ведомости, 1892, № 13, с. 287.

Духовенство Русской Православной Церкви в XX веке. Биографическая база данных, электронная библиотека, библиография,

24 октября 2013 года на Иверскую я поехала в храм святителя Николая в Толмачах, что при Государственной Третьяковской галерее в Москве. В этом храме в условиях особой сохранности находятся две великие наши святыни, чудотворные иконы:
– та самая Владимирская икона Божией Матери, которая пришла к нам из Царьграда и не единожды спасала Святую Русь от нашествия врагов, и
– та самая Иверская икона Божией Матери, написанная на Афоне для часовни у Воскресенских ворот на Красной площади, которую очень любили москвичи и все русские люди, которую почти постоянно носили по домам к тяжко болящим и страждущим, с верой и благодарностью зацелованная так, что в нижней ее части утрачен красочный слой.
О храме святителя Николая в Толмачах, Владимирской, Иверской и Смоленской иконах Божией Матери, находящихся в нем, постараемся написать. Да поможет нам Господь.

Собираясь в этот раз в Москву, у меня было внутреннее необъяснимое стремление обязательно попасть в Марфо-Мариинскую обитель милосердия (в фотоальбоме: ММОМ). Выйдя из храма, по намеченному заранее маршруту по улице Большая Ордынка я подошла ко святым вратам обители и вошла в них.
Скажу только, что попала в иной мир, который, наверняка, мне чуть приоткрылся. Чувствами, фотографиями и описанием увиденного по возвращении я поделилась с близкими, постараюсь рассказать и вам, в чем также прошу помощи Господа.
Но меня не оставлял вопрос, почему после встречи с чудотворными иконами и, казалось бы, максимальной внутренней наполненности, я все-таки пришла в Марфо-Мариинскую обитель милосердия и для меня состоялась еще одна чудотворная встреча – с Великой Княгиней Елизаветой Федоровной.
Почему чудотворная? Потому что через 2 дня – 27 октября – меня «прихватили» с собой во Владычню две подруги Ольга и Елена, отправившиеся на могилку отца Митрофана (преподобноисповедника Сергия (Сребрянского), духовника Марфо-Мариинской обители милосердия) почитать акафист и перед близкими холодами окатиться водичкой из освященного источника.
Так состоялась встреча с отцом Митрофаном.

Владычня – старинное село на землях, принадлежащих Тверским архиереям, село, где немногим менее 20 лет жил и служил отец Митрофан, где вокруг него собиралось много священства, в том числе архиереи, куда за своим духовником приехали сестры милосердия Марфо-Мариинской обители, от которых протянулась ниточка к сестрам милосердия наших дней – прихожанкам храмов Твери, где и сейчас живут родственники (непрямые) отца Митрофана и монахини Елизаветы, где на сельском кладбище находится могилка отца Митрофана.

Из жития отца Митрофана мы знаем, что батюшка говорил духовным чадам: «Не плачьте обо мне, когда я умру. Вы придете на мою могилку и скажете, что нужно, и я, если буду иметь дерзновение у Господа, помогу вам».
Удивительно, что батюшка не приглашал (приходите…), а провидел («Вы придете…») и по смирению добавлял: «…если буду иметь дерзновение у Господа…». Люди приходят на могилку к отцу Митрофану, и батюшка помогает им.

Батюшка, помолись о нас.

Впервые о преподобноисповеднике Сергии (Сребрянском) я услышала шесть лет назад от Крыловой Ольги Сергеевны, сестры милосердия. В память о наших почивших мамах мы вместе навещали больных.
Мы молились перед тем, как обходить палаты, и в молитве ко Господу Оля всегда призывала в помощь Великую Княгиню Елизавету Федоровну и инокиню Варвару, и преподобноисповедника Сергия (Сребрянского). Оля и подарила мне акафист Великой Княгине и просила хотя бы изредка его читать. О том, чтобы поехать во Владычню, я и не думала. Мне казалось это так далеко!!!
Сразу напишу для вас: СОВСЕМ БЛИЗКО!!! От Твери до Лихославля на электричке (ходят часто, удобна электричка из Твери в 6:56 – в 7:43 в Лихославле), от вокзала такси через ПЯТЬ минут (за час до службы) доставит вас к храму во Владычне или остановит не доезжая, у кладбища.

По возвращении из Владычни домой мне захотелось почитать акафист преподобномученице Великой Княгине Елизавете Федоровне, основательнице Марфо-Мариинской обители.
Кондак 11 стал ответом на мой вопрос:

«Пение молебное Божией Матери возносила еси, святая Елисавето, в день празднования Иверския иконы Ея, егда взяша тя нечестивии и в темницу ввергоша. Ты же благодарила еси Христа Бога нашего, давшаго тебе не точию в Него веровати, но и по Нем страдати, в узах темничных воспевающи Ему: Аллилуиа».

Да, конечно, я вспомнила, что на Иверскую – 24 октября (нов. ст.) 1917 года – была арестована Великая Княгиня Елизавета Федоровна. Сразу, как узелки на четках, потянулсь события:

Покров Владимирской иконы Божией Матери
во Владимирском храме Твери
v
стремление к встрече с чудотворной Владимирской иконой
Божией Матери в храме свт. Николая в Толмачах
v
стремление к встрече с чудотворной Иверской иконой
Божией Матери в этом же храме
v
поездка в храм свт. Николая именно
в праздник Иверской иконы Божией Матери
v
посещение Марфо-Мариинской обители в памятный день –
праздник Иверской иконы Божией Матери
v
поездка во Владычню к отцу Митрофану
(прписп. Сергию (Сребрянскому))
v

В этот же день Великая Княгиня Елизавета Федоровна вручила сестер Марфо-Мариинской обители попечению духовника обители милосердия – архимандриту Сергию (Сребрянскому), который после арестов и ссылок проживал в селе Владычня (Тверская область, Лихославльский район) на родине монахини Елизаветы (до принятия монашества – матушки Ольги Владимировны Сребрянской, в девичестве Исполатовской). Архимандрит Сергий мирно почил о Бозе 5.04.1948 и был похоронен на сельском кладбище. В одной могиле с ним (или рядом – ?) была похоронена монахиня Елизавета и в соседних могилах – сестры Марфо-Мариинской обители, которые также нашли приют во Владычне подле архимандрита Сергия.

+ + +

19 сентября 1999 года архимандрит Сергий (Сребрянский) был прославлен как преподобноисповедник – местночтимый святой Тверской епархии, было установлено праздновать его память 5.04 (нов. ст.) в день блаженной кончины (+ 1948).

По представлению Тверской епархии для общецерковного почитания преподобноисповедник Сергий (Сребрянский), архимандрит был прославлен 20.08.2000 Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, установлено праздновать его память в Соборе новомучеников и исповедников Российских в первое воскресенье, начиная с 07.02 (нов. ст.).

11 декабря 2000 года были обретены нетленные мощи преподобноисповедника Сергия (Сребрянского).
Празднование обретения мощей преподобноисповедника Сергия — 11.12 (нов. ст.) внесено в месяцеслов 28.11.2011 по благословению Святейшего Патриарха Кирилла. В этот день богослужение совершается в храме с. Владычня.

Рака с мощами преподобного Сергия исповедника пребывает в Воскресенском кафедральном соборе Твери. Праздничное богослужение перед святыми мощами совершается 5.04 (в день блаженной кончины, + 1948) и 28.12 (нов. ст.) в честь прославления и перенесения мощей.

+ + +

О преподобноисповеднике Сергии (Сребрянском) можно прочитать:
1). иконы, фотографии и объемное житие, составленное игуменом Дамаскиным (Орловским), на сайте Регионального общественного фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви»;
2). очень хорошо сгруппированная информация и подписанные фото Базы данных ПСТГУ «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века»;
3). более краткая и вследствие этого легче при первом знакомстве воспринимаяемя статья сайта Православной энциклопедии «Древо»;
4). Дневник из времен Русско-Японской войны священника 51-го драгунского (позднее 17-го гусарского) Черниговского Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны полка Митрофана Васильевича Сребрянского от момента отправления полка в Манчжурию 11 июня 1904 года и по день возвращения его в г. Орел 2 июня 1906 года. – Изд. 3-е, испр. и доп. – Марфо-Мариинская обитель милосердия – 336 с. (книга продается в лавке обители).
5). Подвижники Марфо-Мариинской обители милосердия. Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, 1864–1918. Преподобный Сергий Исповедник (протоиерей Митрофан Васильевич Сребрянский), 1871–1948. Монахиня Любовь (Евфросиния Никитична Журило), 1883–1956. Монахиня Надежда (Зинаида Александровна Бреннер), 1890–1983. / Под ред. протоиер. Александра Шаргунова. – Изд. 5-е. – Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра. – 2008. – 144 с. (книга продается в лавке обители).

Сергий (Сребрянский)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Сергий и фамилией Сребрянский. архимандрит Сергий (Сребрянский) в 1920-е годы

Архимандри́т Се́ргий (в миру Митрофа́н Васи́льевич Сребря́нский; 1 (13) августа 1870, село Трёхсвятское, Воронежский уезд, Воронежская губерния — 6 апреля 1948, село Владычня, Лихославльский район, Калининская область) — архимандрит Русской православной церкви.

Прославлен в лике святых Русской православной церкви в августе 2000 года. Память 23 марта (5 апреля), 28 ноября (11 декабря) (обретение мощей) и в Соборе Новомучеников.

Биография

До революции 1917 года

Родился 1 (13) августа 1870 года в семье священника. Окончил в Воронеже духовное училище (1889) и там же духовную семинарию (1892), учился в Варшавском ветеринарном институте.

В 1893 году женился на дочери священника села Владычня Тверской епархии Ольге Исполатовской.

С 2 (14) марта 1893 года — диакон Стефановской церкви Острогожского уезда, с 20 марта (1 апреля) 1896 года — священник 47-го драгунского Татарского полка.

С 1 (13) сентября 1897 года — настоятель Покровского храма 51-го драгунского Черниговского полка в городе Орле, шефом которого была великая княгиня Елизавета Фёдоровна. За время служения возглавил строительство храма, создал при приходе библиотеку и школу. Все получаемые от благотворителей средства отец Митрофан жертвовал на храм, школу и библиотеку.

В 1904—1905 годах вместе с полком был на русско-японской войне. Во время пребывания в действующей армии вёл подробный дневник, который печатался в журнале «Вестник военного духовенства», а затем вышел отдельной книгой.

С 1908 года — духовник Марфо-Мариинской обители (созданной под руководством великой княгини Елизаветы Фёдоровны), настоятель храма в обители. После ареста и гибели великой княгини продолжал духовно окормлять сестёр обители.

Будучи женатым священником, воспитал вместе с супругой трёх племянниц-сирот (в их числе Александру Мартыновну Хостник, дочь Мартина Хостика, автора Словинско-русского словаря) и желал иметь своих детей, но этого не случилось. Увидев в этом Божию волю, призывающую их к особому христианскому подвигу, супруги, переехав в обитель, дали обет воздержания от супружеской жизни.

25 декабря 1919 года патриарх Тихон, хорошо знавший отца Митрофана, благодаря его за многие труды, преподал ему первосвятительское благословение с грамотой и иконой Спасителя. В это время решился для отца Митрофана и его супруги Ольги вопрос о монашестве. Митрофан был пострижен с именем Сергий, а Ольга — с именем Елизавета. Вскоре после этого патриарх Тихон возвёл отца Сергия в сан архимандрита.

23 марта 1923 года был арестован, после чего пять месяцев томился в тюрьме без предъявления обвинения, а затем по приказу ОГПУ от 24 августа 1923 года был выслан на один год в город Тобольск.

После отбытия ссылки вернулся в Москву, был вновь арестован, но вскоре освобождён.

После закрытия Марфо-Мариинской обители в 1925 году уехал в село Владычня Тверской области, стал служить в местном храме. Был известен как молитвенник и человек святой жизни. Люди стали обращаться к нему за помощью, и некоторые по своей вере и молитвам праведника получали исцеления.

В 1930 году был арестован и приговорён к пяти годам ссылки в Северный край. Жил в деревне на реке Пинеге, куда к нему приехала монахиня Елисавета. Работал на лесоразработках. Через два года был досрочно освобождён (из-за преклонного возраста, болезней и за успешно выполняемую работу) и вновь жил во Владычне. Храм в селе был закрыт, и ему приходилось ходить молиться в соседнее село, а после того как власти выразили своё недовольство этим, он молился в своём доме. Тайно продолжал служить, несмотря на запрет властей: надевал на рясу мирскую одежду и ходил по домам, тайно совершая требы. Одним из таких домов был дом брата жены Полиевкта Исполатовского и Евгении Исполатовской (урождённой Фёдоровой) в деревне Крючково. С Полиевктом Исполатовским отец Сергий учился в Варшавском ветеринарном институте, затем вместе был на войне 1914 года.

Во время Великой Отечественной войны во Владычне расположилась советская воинская часть, село оказалось недалеко от передовой. Почти каждый день над расположением воинской части летали немецкие самолеты, но ни разу ни одна бомба не упала ни на храм, ни на село. Верующие связывали это с молитвами старца.

Почитание и канонизация

После кончины архимандрита Сергия его почитание как подвижника и молитвенника не только не уменьшилось, но со временем всё более возрастало. Многие верующие приходили на его могилу, находившуюся в селе Владычня, помолиться, получить духовное утешение и заступничество. Многие ходят на источник около села, из которого брал воду святой.

19 сентября 1999 года был канонизирован Русской Православной Церковью как местночтимый святой Тверской епархии.

В августе 2000 года был канонизирован на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в лике святых новомучеников и исповедников Российских.

11 декабря 2000 года мощи святого были перенесены в Воскресенский кафедральный соборе города Твери, где поставлены в левом приделе для всеобщего почитания.

> Труды

  • Дневник полкового священника. М., 1996

Библиография

  • Иеромонах Дамаскин (Орловский). Житие архимандрита Сергия (Сребрянского) // Журнал Московской Патриархии, 1999, № 3.
  • иеромонах Дамаскин (Орловский) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия» (кн. 3. — Тверь, 1999. С. 59-102

Ссылки

  • Сергий (Сребрянский) на сайте «Русское православие»
  • Духовник

Из народников — в новомученики: архимандрит Сергий (Сребрянский), духовник Марфо-Мариинской обители

5 апреля (23 марта ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память преподобноисповедника Сергия (Сребрянского). В молодости он отошел от Церкви, увлекся народничеством. Затем вернулся, стал священником. Духовник Марфо-Мариинской обители милосердия, ближайший сподвижник преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны, при советской власти он пережил многочисленные испытания, тюрьмы и ссылки. В 2013 году исполняется 65 лет его кончины.

Духовник Марфо-Мариинской обители протоиерей Митрофан (Сребрянский). Фото: korolev.msk.ru

Разве все это преступление?

1917 год, Москва. К воротам Марфо-Мариинской обители на Ордынке подъехал грузовик. С грузовика слезли несколько вооруженных солдат во главе с унтер-офицером, с ними был один студент. Студент, очевидно, не имел понятия, как обращаться с оружием — он все время держал в руке револьвер, направляя дуло на всякого говорящего с ним. Группа зашла в здание.

Великая княгиня Елизавета Феодоровна, настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия. Фото: korolev.msk.ru

— Мы пришли арестовать сестру императрицы, — заявил унтер-офицер.

Студент подступил к матушке-настоятельнице, направив на нее дуло своего револьвера. Матушка с обычным для нее спокойствием положила руку на протянутый к ней револьвер и сказала:

— Опустите свою руку, ведь я же женщина.

Студент был смущен. Он сразу же сник, опустил руку и тотчас же исчез из комнаты.

К непрошеным гостям подошел средних лет священник с густой окладистой бородой. Он спокойным доброжелательным голосом обратился к солдатам:

— Кого вы пришли арестовывать? Ведь здесь нет преступников! Все, что имела матушка Елизавета, — она все отдала народу. На ее средства построены обитель, церковь, богадельня, приют для безродных детей, больница. Разве все это преступление?

Возглавляющий отряд унтер, вглядевшись в батюшку, вдруг спросил его:

— Батюшка! Не вы ли отец Митрофан из Орла?

— Да, это я.

Лицо унтера мгновенно изменилось. Обращаясь к сопровождавшим его солдатам, он сказал:

— Вот что, ребята! Я остаюсь здесь и сам во всем распоряжусь. А вы поезжайте обратно.

Солдаты подчинились и уехали обратно на своем грузовике.

Впрочем, сочувствие офицера не помогло. Вскоре после этого представители «революционной власти» все же арестовали преподобномученицу великую княгиню Елизавету. Ее вывезли на Урал, в г. Алапаевск. Там, в июле 1918 года она приняла мученическую кончину. Глубокой ночью, 18 июля (н.ст.) Елизавету Феодоровну вместе с другими членами Императорского Дома бросили в шахту старого рудника.

Детище Елизаветы Феодоровны, знаменитая на всю Россию Марфо-Мариинская обитель спустя несколько лет, в 1925 году, была закрыта и разорена. А упомянутый священник, духовник обители протоиерей Митрофан Сребрянский(впоследствии — архимандрит Сергий) был изгнан из Москвы, и за свои «преступления» перед советским режимом получил годы тюрем, этапов и ссылок.

Несостоявшийся ветеринар

Митрофан Сребрянский, 1880-е годы. Фото: pstbi.ru

Как и большая часть новомучеников и исповедников Российских, он был по рождению поповичем, сыном сельского священника Василия Сребрянского из Воронежской губернии. В крещении был наречен Митрофаном. Закончил семинарию в Воронеже, — впрочем, идти по стопам отца первоначально не пожелал. В 1890-х годах молодой Митрофан Сребрянский был увлечен идеями народничества и, завершив духовное образование, поспешил влиться в светское общество и поступил в Варшавский ветеринарный институт. Отношение его к Церкви в те годы, по-видимому, было весьма критическим. Вероятно, что по выходе из семинарии он даже перестал посещать храм.

Однако, оказавшись в институте, среди равнодушных к вопросам веры студентов, да еще и в католической стране, он вдруг неожиданно для себя самого почувствовал потребность ходить в православную церковь. Часто так бывает — только в отрыве от родины и дома осознаешь, что на самом деле является твоими корнями… Ближе к храму заставляли быть и обстоятельства личной жизни — в Варшаве Митрофан Васильевич познакомился со своей будущей женой, Ольгой Владимировной Исполатовской, отец которой был священником (он служил в Покровском храме в селе Владычня Тверской губернии).

Ольга уже закончила гимназию в Твери, собиралась работать учительницей и приехала в Варшаву навестить родственников. 29 января 1893 года они обвенчались. Так ветеринарной карьере Митрофана Васильевича был положен конец. Буквально месяц спустя, 2 марта 1893 года епископ Воронежский Анастасий рукоположил его во диакона, а через год, 1 марта 1894 года — во иерея.

После краткого периода службы на сельских приходах, в 1897 году молодой отец Митрофан был перемещен в город Орел и назначен настоятелем Покровского храма 51-го драгунского Черниговского полка, шефом которого была великая княгиня Елизавета Федоровна.

Иерей Митрофан Сребрянский, Покровский храм, г. Орел. Фото: pstbi.ru

Под огнем неприятеля совершал богослужения…

За семь лет служения в Орле отец Митрофан стал любимцем горожан. «Бывало, кончишь давать крест после обедни, а народ все идет и идет. С одним побеседуешь, другой просит совета, третий спешит поделиться своим горем — и так тянутся часы… матушка ждет меня обедать, да только я раньше пяти часов вечера никак из церкви не выберусь», — вспоминал годы спустя отец Митрофан. «Народническая» закваска оказала положительное действие — священник большое внимание уделял социальной работе на приходе. При храме у отца Митрофана были школа, библиотека…

Русско-японская война. Отец Митрофан, Ксенофонт (сидит) и Михаил. Фото: pstbi.ru

В 1904 году грянула Русско-Японская война и приходское служение пришлось оставить. Вместе со своим полком отец Митрофан отправился капелланом в действующую армию. В служебном формуляре отца Митрофана кратко записано: «Был в сражениях: Ляоянском… Шанхайском… в набегах на Инкоу… Мукденских… у деревни Санвайцзы… Во всех означенных сражениях под огнем неприятеля совершал богослужения, напутствовал раненых и погребал убитых». Во время войны отец Митрофан вел подробный дневник, который печатался в журнале «Вестник военного духовенства», а затем вышел отдельной книгой.

В 1906 году отец Митрофан вместе с полком вернулся домой, в Орел. За героические труды был возведен в сан протоиерея и награжден наперсным крестом на георгиевской ленте.

Рука

Еще в 1903 году, во время торжеств, связанных с прославлением в лике святых преподобного Серафима Саровского, отца Митрофана впервые представили великой княгине Елизавете Феодоровне. Встреча положила начало особой духовной связи между ними.

В 1908 году, когда великая княгиня Елизавета трудилась над проектом по созданию Марфо-Мариинской обители, отец Митрофан предложил ей свой проект устава. Проект пришелся Елизавете Феодоровне по душе, и она пригласила отца Митрофана стать настоятелем храма и духовником обители.

Протоиерей Митрофан Сребрянский, 1906 год. Фото: pstbi.ru

Интересно, что сперва отец Митрофан думал отказаться — ему не хотелось оставлять свою общину в Орле и расставаться с любимыми прихожанами. Он уже решил для себя, что ответит великой княгине отказом. И вот, в тот момент, когда он это подумал, он почувствовал, что у него отнимается правая рука.

«Он попытался поднять руку, но безуспешно: ни пальцами пошевелить, ни согнуть руку в локте он не смог, — пишет автор жития отца Сергия (Сребрянского), игумен Дамаскин (Орловский), — Отец Митрофан понял, что это, видимо, Господь его наказывает за сопротивление Его святой воле, и тут же стал умолять Господа простить его и пообещал, если исцелится, переехать в Москву. Понемногу рука обрела чувствительность, и через два часа все прошло».

Впрочем, и после этого случая священник надеялся избежать переезда. Когда он объявил в храме, что вскоре переезжает в Москву, многие из прихожан начали плакать. Тогда отец Митрофан стал всеми силами оттягивать отъезд, находя всевозможные поводы для того, чтобы задержаться в Орле подольше. И вот, в один из дней, он заметил, что правая рука снова его не слушается. Он даже вынужденно прекратил совершать богослужения.

Протоиерей Митрофан Сребрянский. Фото: pstbi.ru

Отец Митрофан обратился за помощью к одному из своих родственников, доктору Николаю Яковлевичу Пясковскому. Врач, осмотрев руку, сказал, что никаких причин болезни нет и он не может дать в этом случае какого бы то ни было медицинского объяснения… В это время из Москвы в Орел привезли чудотворную Иверскую икону Божией Матери. Отец Митрофан отправился приложиться к святыне.

«Отец Митрофан пошел помолиться и, стоя перед образом, пообещал, что все же примет бесповоротно предложение великой княгини и переедет в Москву, — сообщает житие священноисповедника Сергия, — С благоговением и страхом он приложился к иконе и вскоре почувствовал, что руке стало лучше. Он понял, что на переезд его в Москву и поселение в Марфо-Мариинской обители есть благословение Божие, и с этим нужно смириться».

«Это широкий человек»

Так в 1908 году отец Митрофан прибыл в Москву и вместе с великой княгиней Елизаветой приступил к устройству Марфо-Мариинской обители. «Господь благословил это наше дело через священника, — писала Елизавета Феодоровна государю, — к которому в Орел издалека люди приезжали за утешением и поддержкой, — и вот оно мало-помалу начинается».

«Это широкий человек, — писала великая княгиня об отце Митрофане, — в котором нет ничего от ограниченного фанатика, целиком основывающийся на безграничной любви о Господе и всепрощении, — истинно православный священник, строго придерживающийся нашей Церкви, для нашего дела — благословение Божие»…

Напряженная духовная жизнь в сочетании с активной социальной позицией сближали Елизавету Феодоровну с отцом Митрофаном. С каждым годом их усилиями Марфо-Мариинская обитель крепла. К 1914 году в обители было уже 97 сестер, свои больница, амбулатория, приют для девочек, воскресная школа, библиотека, благотворительная столовая… Великая княгиня Елизавета целиком и полностью доверяла своему духовному отцу. Предчувствуя свой скорый арест, она перепоручила заботу о сестрах отцу Митрофану и сестре-казначее.

Сергий и Елизавета

Вскоре после ареста Елизаветы Феодоровны, в 1919 году отец Митрофан и его супруга Ольга Владимировна наконец решили для себя вопрос о монашестве. «Много лет живя в браке, — сообщает житие священноисповедника Сергия, — они воспитали трех племянниц-сирот и желали иметь своих детей, но Господь не дал исполниться их пожеланию. Увидев в этом Божию волю, призывающую их к особому христианскому подвигу, они, переехав в обитель, дали обет воздержания от супружеской жизни. Долгое время этот обет для всех был сокрыт, но когда произошла революция и наступило время всеобщего разрушения и гонений на Православную Церковь, они решили его обнаружить и принять монашеский постриг».

Архимандрит Сергий и монахиня Елизавета в саду Марфо-Мариинской обители. Фото: pstbi.ru

Отец Митрофан был пострижен с именем Сергий, а Ольга — с именем Елисавета. Вскоре после этого святой Патриарх Тихон возвел отца Сергия в сан архимандрита. А 23 марта 1923 года архимандрит Сергий был впервые арестован.

Арест был произведен в рамках большевистской кампании по изъятию церковных ценностей. Отец Сергий, вполне разделяя воззрения Патриарха Тихона и считая, что не следует во избежание кощунств сдавать властям священные сосуды, прочел в храме послание Святейшего по этому поводу, за что и был схвачен немедленно.

Архимандрит Сергий (Сребрянский), 1920-е годы. Фото: pstbi.ru

Пять месяцев он томился в тюрьме без предъявления обвинения, а затем по приказу ОГПУ от 24 августа 1923 года был выслан на один год в город Тобольск. Здесь он познакомился и близко сошелся с тобольским подвижником Феодором Ивановым, инвалидом с детства, впоследствии принявшим мученическую кончину.

В 1925 году закончился срок ссылки, отец Сергий возвратился в Москву и продолжил служить в Марфо-Мариинской обители. Однако вскоре власти приняли окончательное решение о ликвидации обители. Ликвидация происходила в форме передачи помещений общины городской поликлинике. Основанием для передачи (в частности, для отъема квартиры у отца Сергия), были доносы сотрудников поликлиники, поступившие в ОГПУ.

По словам доносителей, отец Сергий занимался антисоветской агитацией среди сестер обители, говоря, что советская власть преследует религию и духовенство. На этом основании29 апреля 1925 года отец Сергий был уже во второй раз арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. Он снова долго не знал о причинах своего ареста. Только 11 мая состоялся первый допрос, из которого он уяснил, в чем его обвиняют и узнал о доносах.

Архимандрит Сергий (Сребрянский) c прихожанами в селе Владычня, 1928 год. pstbi.ru

Матушка Елизавета, узнав, в чем обвиняют отца Сергия, принялась хлопотать о его освобождении, и — редкий случай в истории советской России — хлопоты были удачными. Матушка написала заявление и подала Владимиру Черткову, возглавлявшему учреждение под названием «Осведомление и экспертиза по делам религиозных течений».

Чертков поддержал просьбу и, сопроводив заявление своими пояснениями, направил его 25 июня 1925 года Петру Смидовичу, который в тот же день переправил все документы лично Тучкову. 30 июня дело было рассмотрено и принято решение освободить священника. 2 июля Коллегия ОГПУ прекратила дело, и отец Сергий был освобожден.

Однако выйдя на свободу, отец Сергий узнал страшные новости. За то время, пока он был в заключении, Марфо-Мариинская обитель была закрыта, а сестры арестованы. Некоторые из них были высланы в Тверскую область, но большинство было отправлено в Казахстан и Среднюю Азию.

Не имея более приюта в Москве, отец Сергий и матушка Елизавета выехали на родину Исполлатовых, всело Владычня Тверской области.

«Действует религиозным дурманом…»

Покровский храм в селе Владычня, 1940-е годы. Фото: pstbi.ru

Они поселились в бревенчатом, покрытом дранкой родительском доме. Первое время отец Сергий не служил, но часто ходил молиться в Покровский храм. С 1927 года ему разрешили совершать богослужения.

Узнав, где находится отец Сергий, из Москвы во Владычню стали приезжать его духовные дети. Они поддерживали пожилых отца Сергия с матушкой не только морально, но и материально — привозили продукты, одежду… Впрочем, большую часть привезенного отец Сергий тут же раздавал нуждающимся односельчанам.

Тем временем, началась коллективизация. Популярный священник на селе стал неприемлем для местного «актива». В начале 1931 года были написаны дежурные доносы, опрошены «свидетели». Последние дали подробный анализ «подрывной» деятельности архимандрита Сергия:

«По своему общественному, умелому подходу к народу с религиозной стороны заслуживает особого внимания. Действует исключительно религиозным дурманом. Опирается на темноту, выгоняет бесов из человека…»

«Особенно способен на проповеди… В своих выступлениях с амвона призывает на единение и поддержку Церкви… Результаты таких проповедей имеются налицо… деревня Гнездцы категорически отказалась от вступления в колхоз…»

«Священник Сребрянский является политически вредным элементом, который должен быть срочно изъят…»

На основании этих «показаний» отец Сергий был через несколько дней арестован. 7 апреля 1931 года «тройка» ОГПУ приговорила отца Сергия к пяти годам ссылки в Северный край. Священнику было тогда 60 лет.

«Чувствуется присутствие Господа Творца»

Архимандрит Сергий (Сребрянский), 1940-е годы. Фото: pstbi.ru

Пожилого архимандрита Сергия поселили в одной из деревень на реке Пинеге. Здесь жило тогда много сосланного духовенства. Сюда к нему приехали монахиня Елизавета и Мария Петровна Заморина, знавшая отца Сергия еще в период его служения в Орле (впоследствии она приняла монашество с именем Милица). Втроем они жили в маленьком домике как монашеская община.

Архимандрит Сергий трудился на лесозаготовках, он работал на ледянке — вел по ледяной колее лошадь, тащившую бревна. О тех временах он вспоминал с благоговением — так потрясла его природа русского Севера. «Огромные ели, закутанные снежными одеялами и засыпанные густым инеем, стоят как зачарованные, — вспоминал он, — такая красота — глаз не оторвешь, и кругом необыкновенная тишина… чувствуется присутствие Господа Творца, и хочется без конца молиться Ему и благодарить Его за все дары, за все, что Он нам посылает в жизни, молиться без конца…»

Вскоре ссыльные и местные жители узнали, что он священник. За молитвой и советами к нему стали обращаться как к старцу.

В 1933 году отец Сергий ввиду старости и слабого здоровья был освобожден досрочно и вернулся в Москву. В столице они с матушкой Елизаветой и Марией Петровной пробыли всего один день — простились с закрытой и разоренной обителью и отправились домой во Владычню.

На этот раз они поселились в доме, купленном духовными детьми отца Сергия. Это была небольшая изба с русской печью, кирпичной лежанкой и просторным двором. Здесь прошли последние годы жизни старца.

Покровский храм во Владычне к этому времени был уже закрыт, и отец Сергий ходил молиться в соседнее село в Ильинский храм. Впоследствии власти запретили ему появляться в храме, и он стал служить на дому. Иногда он надевал на рясу мирскую одежду и ходил по домам, тайно совершая требы. В годы гонений, повсеместного закрытия храмов он, рискуя жизнью, в любую погоду он шел выполнять свой пастырский долг.

Рака с мощами архимандрита Сергия в Воскресенском кафедральном соборе г. Твери. Фото: sobor-tver.ru

В деревне знали, что отец Сергий почти постоянно молится. Когда во время Великой Отечественной войны во Владычне расположилась советская воинская часть, село оказалось недалеко от передовой. Почти каждый день над расположением воинской части летали немецкие самолеты, но ни разу ни одна бомба не упала ни на храм, ни на село. Верующие связывали это с молитвами старца.

Он пережил революцию, коллективизацию; Русско-Японскую, Гражданскую и Великую Отечественную войны и скончался в далеком 1948 году, 5 апреля (23 марта ст.ст.).

В августе 2000 года архимандрит Сергий (Сребрянский) был канонизирован на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в лике святых новомучеников и исповедников Российских. Мощи преподобноисповедника Сергия были обретены 11 декабря 2000 года и в настоящее время находятся в Воскресенском кафедральном соборе города Твери.

См. житие преподобноисповедника Сергия (Сребрянского), составленное игуменом Дамаскином (Орловским)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *