Православие в Беларуси история

Православие в Беларуси история

Принятие христианства на Белорусских землях

Христианство пришло на белорусскую землю вместе с крещением всей Руси в конце X в. Это было начало сложного и долговременного процесса христианизации огромного Древнерусского государства, государственного объединения восточно-славянских племен.

Однако древнерусские предания связывают начало распространения слова Божия на Руси, в том числе и Белой, с апостолом Андреем. Не исключено, что задолго до официального принятия новой религии, уже во второй половине IX — середине X в. христианство было известно на белорусской земле. Участвуя вместе с дружинами русских князей в походах на Константинополь, ее воины не только знакомились с византийской цивилизацией, но и одновременно усваивали основы Православия. Источником знакомства населения древней Беларуси с христианством могла быть и Западная Европа, в том числе Скандинавия, с которой она находилось в оживленных торговых сношениях.

Можно предположить, что христианская община в Полоцке возникла в результате проповеди, с которой приходила сюда равноапостольная княгиня Ольга. При раскопках на месте возведенного в XI в. каменного Софийского собора было обнаружено большое пожарище. Вполне вероятно, это были остатки деревянного храма, сгоревшего еще во время пожара 975 г., при взятии Полоцка войсками князя Владимира. О первых шагах христианства на полотчине повествует и скандинавская «Сага о крещении», рассказывающая о святом Торвальде, крестившем в 1000 г. исландские земли. Возвращаясь из паломничества в Иерусалим и Константинополь, он скончался неподалеку от Полоцка, в монастыре, где и был погребен при храме святого Иоанна Предтечи.

Для укрепления новокрещеного населения в вере, для организации церковной жизни и дальнейшего распространения христианства в крупнейших княжеских центрах древней Беларуси были учреждены епископства, которые, как правило, совпадали с границами княжеств. Летописи называют такие древнейшие центры — Полоцкую и Туровскую епархии.

Если время основания Полоцкой епархии — 992 г. — не вызывает особых разногласий у историков, то обстоятельства возникновения Туровской епархии не совсем ясны. Предположение историка П.Ф. Лысенко, относящего возникновение епархии к 992 г., а не к 1005 г., как это принято, заслуживает внимания. Исследователь строит свое предположение, основываясь на особенностях геополитического положения Туровского княжества, дающего возможность удобного выхода в Западную Европу. Поэтому киевский князь после принятия христианства в 988 г. присылает на туровский престол своего старшего сына Святополка. Вполне вероятно, что Святополк еще не мог самостоятельно управлять княжеством (ему было не более 10-12 лет) и при нем находился епископ — Владыка, имя которого не сохранилось, но при котором и была создана Туровская епархия. Можно предположить также, что христианство не сразу утвердилось на Туровской земле. Сохранилась легенда о том, что по Припяти к Турову приплыли каменные кресты из Киева, и река была красна от крови. Кресты и сегодня есть в Турове, являясь одной из его достопримечательностей.

Однако с полной уверенностью можно говорить, что учреждение епископской кафедры в Турове не было актом случайным. Город со времени своего возникновения был не просто важным политическим, но и сакральным центром. Это отличало его от большинства других городов древней Беларуси, которые возникли благодаря развитию торговли, ремесел, как Полоцк и Витебск, либо выполнению функций военных фортпостов, как Заславль или Новогородок.

Говоря о причинах принятия христианства по православному обряду, нельзя забывать, что Византийская империя в IX-XI вв. находилась в зените духовной жизни не только Востока, но и Запада. Ни один из городов не мог соперничать с Константинополем. Его блеск оказывал сильное влияние на народы, живущие не только у границ империи, но и далеко за ее пределами, в том числе и на славян, которые считали Царьград центром мира. Рассказ летописца Нестора о том впечатлении, которое произвело на послов киевского князя Владимира великолепие Православной литургии в константинопольском храме св. Софии, объективно передает превосходство византийской культуры.

Значительную роль в выборе веры сыграло использование константинопольскими миссионерами для проповедей и богослужения славянского языка. Русь (Западная, Восточная и Южная) воспринимала христианство не просто от наиболее просвещенной страны, но и на своем родном языке.

Вместе с христианством Константинополь заложил сильный унифицирующий фактор. До принятия христианства не было Руси единой политически и духовно. Русь обрела в христианстве элементы общности: общие догматы, общее литургическое предание, общий церковный язык и литературу, общее письменное право, социальные реформы, основанные на общих заповедях человеколюбия. Единство политического и церковного управления во главе с Великим князем и митрополитом способствовали единению русского народа. Племенное самосознание постепенно утрачивалось (этноним «дреговичи» последний раз упоминается в летописи 1149 г., «кривичи» — 1162 г., «радимичи» — 1169 г.) и возникало единое этническое самосознание, общее для всех восточных славян — Русь, Русская земля с общим названием ее населения — русские.

Важнейшей основой этого процесса стало не только образование молодого государства, объединенного династией Рюриковичей, но и духовного, культурного единства, главная заслуга в создании которого принадлежит Русской Православной Церкви. Полочанин и Киевлянин, Новгородец и Мозырянин, житель Владимиро-Суздальской и Галицко-Волынской Руси, приходя в православный храм на молитву и слушая поминовение митрополита Киевского и всея Руси на родном языке, безусловно, проникались чувством национального самосознания, принадлежности к единой культуре.

Общими для всей Руси были и те глубокие внутренние процессы духовного возрождения, которые произошли в связи с обращением к Православию. В сознании народа вырабатывались новые представления о жизни, новые идеи и понятия. В этом духовном самоусовершенствовании особенно выделялись религиозно настроенные люди, которые оставляли свои дома и уходили в уединенные места для молитвы и подвижнической жизни. Они становились монахами. В числе их были как знатные, так и простолюдины. Монашеская жизнь привлекала многих своею нравственной строгостью и молитвенным подвигом, чего не было в мирской жизни.

Белорусский народ сохранил имена подвижников, прославившихся своей святостью, передавая память о них из поколения в поколение. Все они причислены Русской Православной Церковью к лику святых. Это — святые Евфросиния Полоцкая, Полоцкие епископы: Мина, Дионисий и Симеон, епископы Туровские — Кирилл и Лаврентий. В Туровском Борисоглебском монастыре подвизался преподобный Мартин. В Смоленске прославились святостью своей жизни преподобные Авраамий и Евфрем, святой Андрей, князь Смоленский.

Большую роль в духовно-нравственном становлении белорусского народа играли монастыри. В каждом епископском городе был монастырь или даже несколько. Первым монастырем на территории Беларуси следует считать монастырь в Изяславле, построенный княгиней Рогнедой, в котором она и приняла иночество под именем Анастасии. Почти при каждом монастыре размещались школы и библиотеки, велось летописание, составлялись жития святых. С монастырями древней туровской епархии были связаны и первое на Руси «Туровское Евангелие» и «Поучения» св. Кирилла Туровского. Неподалеку от Полоцка, в Спасском монастыре, в котором совершала свой молитвенный и просветительский подвиг преподобная Евфросиния, переписывались книги, в монастырской школе обучались дети.

Православие определило сущность средневековой культуры Беларуси, связав ее с культурным миром всего славянства и других христианских народов Востока и Запада.

Распространение христианства и учреждение первых епархий

Распространение христианства в пределах современной Беларуси началось довольно рано. Этому способствовало то, что еще в 9 – 10 вв. предки белорусов: кривичи, дреговичи и радимичи входили в соприкосновение с варягами, а также с торговыми людьми, использовавшими знаменитый путь «из варяг в греки», по рекам Западная Двина и Днепр. Среди этих людей встречались христиане, которые несли сведения о Воскресшем Господе нашем и Спасителе Иисусе Христе.

Заслуживает также упоминания тот факт, что в 865 г. (по др. свед. 867-м) Полоцк, являвшийся племенным центром кривичей, подвергся нападению со стороны киевских князей Аскольда и Дира, принявших святое крещение в бытность Константинопольского Патриарха Фотия (где-то в 60-е гг. 9 ст.). В дальнейшем знакомству с христианством могло способствовать также и то, что в 907 г. дружина полоцких кривичей участвовала в походе киевского князя Олега (+ после 911 г.) на Константинополь. В 944 г. полочане совершили аналогичный поход в составе войск князя Игоря (+ ок. 945 г.). Согласно «Саге о крещении», ок. 1000 г. Полоцк посетил варяжский миссионер Торвальд Кодрансон, выходец из Исландии, до этого побывавший в Иерусалиме, основавший недалеко от Полоцка монастырь св. Иоанна Предтечи, одноименная церковь которого, по-видимому, упоминается в позднейших актовых грамотах 14 ст. (Полоцкие грамоты 13 – нач. 16 вв. М., 1977. С. 42).

Среди полоцких кривичей одной из первых приняла веру Христову и постриглась в монахини бывшая супруга Вел. кн. Владимира Киевского полоцкая княжна Рогнеда-Анастасия (+ 1000 г.). Ее старший сын Изяслав (+ 1001 г.), по сообщению Никоновской летописи, отличался особой набожностью. «Бысть же… тих и кроток, и смирен, и милостив, и любя зело и почитая священнический чин иноческий, и прилежаще прочитанию Божественных Писаний, и отвращаяся от суетных глумлений, и слезен, и умилен, и долготерпелив» (ПСРЛ. Т. 9. С. 68). Вместе с ним Рогнеда-Анастасия, скорее всего, участвовала в учреждении, первой на белорусских землях, епископской кафедры в Полоцке, которое произошло в 992 году, то есть, еще при жизни святого равноапостольного великого князя Владимира —Крестителя Руси.

Первые епископы на белорусские земли поставлялись митрополитами Киевскими, бывшими в каноническом подчинении у Патриархов Константинопольских (Цареоградских). Посредством Православной Церкви осуществлялась духовная и культурная связь с центром христианской цивилизации того времени — Византией. что в значительной степени предопределило тот духовный и культурный подъем, которым были отмечены 11 – 12 столетия отечественной истории.

В 1005 г. епископская кафедра была учреждена в Турове, объединявшем вокруг себя дреговичей. Об открытии кафедры сообщается в статье (уставной грамоте), содержащейся в Киевском Патерике 17 ст. редакции архимандрита Иосифа Тризны под названием «Туровской епископии завет блаженного Владимира Среди городов, первоначально входивших в пределы Туровской епархии, называются: Пинск, Брест, Гродно, Волковыск, Здитов, Новогрудок, Слуцк и некоторые др.

Памятником раннего принятия христианства в Турове является отчасти уцелевшее Туровское евангелие 11 ст. (10 листов), найденное в 1865 г. Это – древнейшая рукопись из обнаруженных в Беларуси..

По мере утверждения веры Христовой в Полоцкой и Туровской землях возводились православные храмы, становившиеся центрами церковной жизни. Древнейшим каменным храмом Западной Руси стал Софийский собор в Полоцке, построенный в сер. 11 в. при жизни кн. Всеслава Брячиславича (1044 — 1101 гг. ). По мнению археологов раньше на его месте находилась деревянная церковь, срубленная в кон. 10 – нач. 11 вв.

В 1001 г. одна из первых церквей в Полоцкой земле была построена в Друцке, в 12 в. превратившегося в столичный город удельного княжества. В Друцком евангелии (14 ст.) читаем: «В лето 6509 (1001) сотворена бысть церкви сия святая Богородица в граде во Дрютьсце..» (Друцк старажытны. Мн., 2000. С. 120).

В конце 11 в. был заложен каменный храм в Минске, фундаменты которого археологи обнаружили в 1949 г.

В 12 столетии в Полоцкой и Туровской землях, как и в других областях Древней Руси, быстро утвердилось почитание святых мучеников Бориса и Глеба, во святом крещении Романа и Давида (+ 1015). В Полоцке в их честь основывается Бельчицкий монастырь. Одноименная обитель вырастает в Турове. В Гродно, Новогрудке, ряде других мест в память свв. Бориса и Глеба строятся приходские храмы. Об их почитании свидетельствуют данные археологии, например, фрески святых, украшавшие церковь святой Параскевы Пятницы в Полоцком Борисоглебском (Бельчицком) монастыре. Их же изображения сохранились на фресках Спасо-Преображенской церкви Полоцкого Спасо — Евфросиниевского монастыря. В Минске при археологических раскопках была найдена вислая печать, с вытиснутым на ней обликом св. Глеба. В Копыси обнаружена бронзовая иконка св. мучеников Бориса и Глеба. В Мстиславле найден медальон с их изображением. Все предметы датируются 12 ст. По замечанию М.О. Кояловича, «в Полоцкой земле, и вообще в белорусской стране, эти мученики даже больше помнились, чем в других областях Руси». (М. Коялович. Чтения по истории Западной России. СПБ. 1884. С. 63). Гродненский князь Всеволодко Давидович (1116 – 1132 гг.) дал в честь свв. Бориса и Глеба имена двоим своим сыновьям. Князь, владевший в сер. 13 ст. Волковыском, также носил имя Глеба.

Интересным памятником являются так назывемые «Борисовы камни», по началу служившие языческими фетишами, затем превращенные в своеобразные христианские святыни. По указанию кн. Бориса Всеславича (1102 – 1106-? гг.) на них высекались кресты и надписи, чаще всего следующего содержания: «Господи, помози рабу Твоему Борису».

В 12 столетии в Полоцкой и Туровской землях совершали свой иноческий подвиг святые, позднее канонизированные Русской Православной Церковью. Среди них наиболее известны имена: святителя Кирилла, епископа Туровского (ок. 1159 – 80 – е гг. 12 в.) и преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой (1101 – 1173 гг.).

Св. Кирилл обладал редким литературным даром. Его творения пользовались известностью в Русской земле и за ее пределами. Наряду с произведениями известных византийских проповедников, они включались в состав различных сборников (в т.ч. Торжественника). Не случайно, современники прозвали святителя Кирилла «Златоустом, паче всех возсиявшим нам на Руси».

Преподобная Евфросиния вошла в церковную историю Беларуси, как неутомимая труженица на ниве христианского просвещения. С ее именем связано возведение в Полоцке Спасо-Преображенского храма и основание при нем женского монастыря, существующего до сих пор. В нем она подвизалась, занимаясь переписыванием богослужебных книг. В 1161 г. по заказу преподобной местный ювелир Лазарь Богша изготовил крест-ковчег, в котором были помещены величайшие христианские святыни: частица Древа Креста Господня с каплей крови Спасителя. Частицы камней Гроба Господня и Гроба Божией Матери; частицы мощей св. архидиакона Стефана, св. вмч. Пантелеимона и крови св. вмч. Димитрия Солунского.

Византийский император Мануил I Комнин (1143 – 1180) передал в дар Полоцкой игумении список чудотворной иконы Эфесской Божией Матери. В конце жизни преподобная Евфросиния совершила паломничество в Иерусалим, где и преставилась. После захвата в 1189 г. Иерусалима войсками султана Саладина ее честные останки были перенесены в Киево-Печерскую Лавру. В 1910 г. их возвратили в Полоцк. В Житии препеподобной Ефросинии (16 в.) говорится о том, что она была «яко луча солнечная, просветившая землю Полотскую».

Современниками той же эпохи, что св. Кирилл и преп. Евфросиния были: святитель Мина (1105 – 1116 гг.) и святитель Дионисий (+ 1182), епископы Полоцкие, происходившие из числа насельников Киево-Печерской обители. Тогда же свой путь служения Господу совершали: преподобный Мартин, затворник Туровский (+ 1150 г.) и святитель Лаврентий, в 1184 г. сменивший на Туровской кафедре святителя Кирилла, до поставления на нее, как и полоцкие владыки, подвизавшийся в Киево-Печерском монастыре.

В 12 веке в Западной Руси наблюдалось особенно интенсивное строительство православных храмов. В Полоцке в указанное время было возведено не менее 10-ти монументальных каменных церквей. В Гродно – 3 храма. Церковное каменное зодчество развивалось в Турове, Минске, Витебске, Новогрудке, Волковыске. Во многих селениях возводились деревянные церкви. С того времени до наших дней уцелели храмы: Спасо-Преображенский в Полоцке, свв. Бориса и Глеба (Коложский) в Гродно, Благовещения Пресв. Богородицы в Витебске (восстановлен в кон. 90-х гг. 20 ст.).Частично сохранились фундаменты и три апсиды Полоцкого Софийского собора 11 века. В Турове, на замчище, археологи открыли основания каменного храма 12 ст., название которого неизвестно. По своим размерам он уступал в Древней Руси лишь Софии Киевской и Софии Новгородской (П.Ф. Лысенко. Туровская земля 9 – 13 вв. Мн., 1999. С. 225). Многие церкви тех лет были украшены фресками, мозаиками, иконами. Примерно к 1182 г. относится обретение под Пинском Купятичской иконы Божией Матери, которая является древнейшим чудотворным образом Беларуси. С конца 12 столетия сохранились: Полоцкое и Оршанское евангелия-апракосы. Оршанское обращает на себя внимание тем, что в нем находим более 300-т красочных инициалов. Надо полагать, что в 12 в., а возможно и раньше, наряду с развитием храмового зодчества, и других церковных искусств, в наиболее крупных городах Западной Руси, таких как: Полоцк, Туров, Минск, Новогрудок, зародилось летописание, отразившее духовный подъем, проявившийся в это время в жизни местного общества. О широком распространении письменности после принятия христианства, свидетельствуют многочисленные находки писал и отдельных надписей, обнаруженных на различных предметах и носящих бытовой характер

Утверждению веры Христовой в западнорусских землях не мало способствовали представители правящего класса местного общества. Известно, что кн. Всеслав Брячиславич (1044 – 1101 гг.) поддерживал тесные связи с Киево-Печерским монастырем. Супруга минского князя Глеба Всеславича (1104 – 1119 гг.) Анастасия жертвовала золотые и серебряные гривны на строительство трапезной в Киево-Печерской лавре, и, может, за это ее муж, кн. Глеб, был поминаем черниговским игуменом Даниилом во время “хождения” во Святую землю в 1106 – 1108 гг. Туровский князь Святополк II Изяславич (с 1093 г. Вел. кн. Киевский) “читатель был книг и вельми памятен, за многие бо лета бывшее мог сказать, яко написанное” (А. Мельников. Путь непечален. Мн., 1992. С. 49). По преданию, его жена гречанка Варвара основала в Турове женский монастырь в честь св. вмч. Варвары.

Если учесть, что в 11 – 12 вв. в пределах нынешней Б. существовало, по меньшей мере, около 30-ти городов, в каждом из которых действовал православный храм, а в отдельных и несколько церквей (и это не считая сельской местности), то не будет преувеличением сказать, что учреждение епископских кафедр в Полоцкой и Туровской землях на рубеже 10 – 11 стст. принесло действительно богатые плоды. Несмотря на сильные пережитки язычества, вера Христова достаточно глубоко проникла в жизнь восточнославянского населения этих земель, благодаря принятию христианства превратившегося в 12 ст. из отдельных племенных образований в часть единой древнерусской народности, характеризовавшейся общностью языка, культуры и этнического самосознания. Огромную роль в этом интеграционном процессе сыграла Православная Церковь.

При удельной раздробленности и политической вражде, периодически волновавших социальную жизнь Древней Руси 12 ст., все ее области, включая западные, вошли в ареал единой духовной традиции, неразрывно связанной со свидетельством о Господе Иисусе Христе, которое благовествовала Святая Православная Церковь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *