Послання апостола Павла

Послання апостола Павла

Брéве , вид краткого папского послания, по форме менее торжественного, чем булла. Его отличительный признак — «печать рыбака»: красная печать с изображением св. ап. Петра в лодке с сетью.

Б. восходят к т. н. малым буллам (tituli и mandamenta), к-рые издавались по насущным политическим и религ. вопросам. Со временем 2 вида этих «малых» папских посланий (litterae) стали больше различаться между собой по форме и содержанию. Вместо свинцовой они скреплялись восковой печатью с оттиском т. н. кольца рыбака. Впервые папа Римский Климент IV сообщает в послании от 7 марта 1265 г., что запечатывает его не свинцовой буллой, а печатью рыбака, к-рую Римские понтифики использовали для частных посланий (Potthast. Bibliotheca, N 19051). Первая сохранившаяся печать относится к понтификату Николая III (1277-1280), на ней св. Петр изображен с удочкой, а не с сетью, как в наст. время.

Понятие «Б.» появилось в период схизмы в католической Церкви (1378-1415) в Риме; у авиньонских пап этому типу документов соответствовали т. н. секретные послания (litterae secretae). Сходные формы корреспонденции существовали в XIV в. и в канцеляриях светских правителей: в Неаполитанском королевстве, во Франции, в Свящ. Римской империи. Древнейшее из сохранившихся Б. относится к понтификату Бонифация IX (от 7 окт. 1390, в наст. время в гос. архиве г. Мантуя). Первоначально Б. употреблялись только в политической корреспонденции и в адм. управлении Патримонием св. Петра (brevia de curia). С сер. XV в. по желанию ходатаев вместо папских посланий иногда выдавались т. н. общие Б. (brevia communia). Среди них различались Б. с вложенным прошением (brevia supplicatione introclusa), содержащим повеление удовлетворить прошение, на к-рое и ставилась печать, и Б. без вложенного прошения (brevia absque signatura или brevia extensa), где папское распоряжение указывалось непосредственно в тексте. Все Б. должны были подписываться папой или кардиналом, занимавшим должность секретаря или канцлера. С 1470 г. в папской канцелярии велся регистр общих Б., а с XVI в. и др. Б.

По форме Б. делятся на закрытые и открытые. Закрытые писались на небольших пергаменных листках. Их формуляр окончательно сформировался к сер. XV в. В центре листа, над текстом, стояло имя папы, написанное заглавными буквами (напр., PIUS PAPA II). Текст начинался с обращения в звательном падеже без упоминания имени собственного (Dilecte fili, Venerabilis frater), далее шла приветственная формула «Salutem et apostolicam benedictionem» (Приветствие и апостольское благословение). В преамбуле излагалось существо дела, и затем следовали инструкции и распоряжения без обычных для булл клаузул и формул. Заканчивались Б. указанием даты и места их издания, при этом обязательно упоминалось, что они запечатываются печатью рыбака (напр., Datum Romae apud Sanctum Petrum sub anulo piscatoris die XII Maii MCCCCLX pontificatus nostri anno secundo). Справа, под текстом, ставилась подпись выдавшего Б. секретаря; с нач. XVI в. в нек-рых указывается также имя составителя текста (scriptor brevium). На оборотной стороне листа помещалось имя адресата в дательном падеже (напр., Venerabili fratri Iohanni episcopo Herbipolensi). Закрытые Б. складывались неск. раз, в них делались 2 прорези, через к-рые протягивалась пергаменная лента. Ее концы крепились на Б. восковой красной печатью. С 1842 г. оттиск кольца рыбака на воске сменяет печать с красными чернилами.

Открытые Б. (brevia aperta) появились в кон. XV в., они не складывались, как закрытые, а печать помещалась на оборотной стороне листа. Этот тип употреблялся для папских посланий, касавшихся евреев (с особой приветственной формулой), индульгенций (вместо адресата в звательном падеже была написана формула «Universis Christi fidelibus praesentes litteras inspecturis» (Всех верных настоящим письмом во Христе уведомляем) и документов «на вечное памятование» (Ad perpetuam rei memoriam).

Обычно в Б. затрагивались менее важные вопросы, чем, напр., в торжественных папских посланиях, но этот обычай часто нарушался. Так, папа Юлий II, давая англ. кор. Генриху VIII диспенсацию на брак с вдовой своего брата Екатериной Арагонской, направил ему сначала Б., а затем буллу. Папа Римский Пий IX в 1850 г. выбрал форму Б. для декрета о восстановлении епископальной системы в католич. Церкви Англии, а папа Лев XIII издал буллу, восстанавливая католич. епископат в Шотландии (1878). Орден иезуитов был запрещен Б. папы Климента XIV в 1773 г., а восстановлен буллой Пия VII в 1814 г.

Совр. употребление Б. регламентируется конституцией папы Пия Х «Sapienti consilio» (29 июня 1908), определившей виды папских посланий. Ее положения были включены в Кодекс канонического права 1917 г. Папа Павел VI возложил подготовку и рассылку Б. на гос. секретариат Ватикана (апостольская конституция «Regimini Ecclesiae universae», 1967). Б. обязательно публикуются в Acta Apostolicae Sedis.

Лит.: Schmitz-KallenbergL. Practica cancellariae apostolicae saeculi XV exeuntis: Ein Handbuch f. den Verkehr mit der päpstlichen Kanzlei. Münster, 1904; idem. Die Lehre von den Papsturkunden // MeisterA. Grundriss der Geschichtswissenschaft. B., 1913. Bd. 1. T. 2. S. 56-116; FinkK. A. Die ältesten Breven und Brevenregister // QFIAB. 1933/34. Bd. 25. S. 292-307; idem. Untersuchungen über die päpstlichen Breven des 15. Jh. // RQS. 1935. Bd. 43. S. 55-86, 179; RabikauskasP. De significatione verborum «bulla», «breve» // Periodica de re morali, canonica, liturgica. 1966. T.

Общие Сведения

Четыре послания ап. Павла: к Ефесянам, к Филиппийцам, к Колоссянам и к Филимону, были написаны им в узах. Это ясно из повторных указаний на узы, которые встречаются в этих посланиях (ср. Ефес. 3:1; 4:1; 6:20; Филипп. 1:7, 12-17; Колосс. 4:3, 10; 18; Филим. 1:10, 13, 23). Группа посланий из уз разделяется на две неравные части. Три послания: Ефес., Колосс. и Филим., были посланы одновременно. Колоссы находились неподалеку от Ефеса, и послание к Колоссянам было отправлено с тем же Тихиком (ср. 4:7-8), который был подателем и послания к Ефесянам (ср. 6:21-22). С другой стороны, вместе с Тихиком ехал Онисим (ср. Кол. 4:9), ради которого было написано послание к Филимону (ср. Филим. 10 и слл.). Совпадают и другие имена, упоминаемые в этих двух посланиях. Таково имя Архиппа (Кол. 4:17 и Филим. 2), и имена тех, кто поручил Павлу передать их привет Колоссянам (ср. 4:10, 12, 14) и Филимону (ср. ст. 23). Мы приходим к неизбежному выводу, что Филимон был членом Колосской Церкви. Что же касается послания к Филиппийцам, то его подателем был Епафродит (ср. 2:25-30, где аористы в стт. 25-28 должны быть понимаемы, как эпистолярные аористы). Географически, Филиппы в Македонии были отделены большим расстоянием от Ефеса и Колосс в Малой Азии.

О том, что все четыре послания были написаны ап. Павлом в узах, было сказано выше. Но своего местопребывания он не называет ни в одном послании. Между тем, после недолгого заключения в Иерусалиме, Павел провел больше двух лет узником в Кесарии (Деян. 24:27 и слл.), а последнее слово Деян. (28:30-31) есть свидетельство о двухлетнем пребывании Апостола в римских узах. Спрашивается, к какому же моменту заключения ап. Павла относится составление посланий из уз, и не были ли написаны Филипп., с одной стороны, и прочие три послания, с другой стороны, не только в разное время, но и в разных местах? Во все времена преобладающим в науке мнением было, что все четыре послания были написаны в Риме. Тем не менее, отдельные голоса высказывались и высказываются в пользу Кесарии, — в частности, для послания к Филиппийцам: упоминание претории в Филипп. 1:13 сопоставляется с указанием Деян. 23, 35: Павел содержался в Кесарии в Иродовой претории. Решающего значения этому сопоставлению придавать нельзя: слово «претория» может иметь разный смысл: в Деян. (как и в Евангелии, ср. Мк. 15:16 и др.) оно обозначает резиденцию прокуратора, а в Филипп., по всей вероятности, — преторианскую гвардию. В самые последние годы была выдвинута новая теория, постулирующая узы ап. Павла в Ефесе во время его третьего путешествия. По мнению ее защитников, послания ап. Павла к Ефесянам, Филиппийцам, Колоссянам и Филимону были написаны им в Ефесских узах. В Деян. эти узы не упоминаются. Это одно еще не является возражением против упоминаемой нами теории: мы знаем, что повествование Дееписателя о третьем путешествии ап. Павла отличается пробелами, и если бы не отдельные намеки 2 Кор., трагедия, пережитая ап. Павлом в Коринфе, осталась бы нам неизвестной. Тем не менее, совокупность научных данных, которыми мы располагаем, говорит в пользу традиционного мнения о составлении посланий из уз в Риме. Эти данные следующие.

Во-первых, из Филипп. 1:25-26 и 2:24 и Филим., 22 с несомненностью вытекает, что ап. Павел, отправляя эти послания, ожидал скорого освобождения. По свидетельству Деян. 24-25, его заключение в Кесарии безнадежно затянулось. Не видя иного выхода, он апеллировал к Кесарю (25:11). В Риме ему и было естественно ожидать освобождения. Второе соображение: Онисим был обращен Павлом в узах (ср. Филим. 10). Онисим был раб, который сбежал от своего хозяина Филимона. Беглые рабы часто скрывались в Риме. Они бесследно исчезали в массе столичного пролетариата. И, наконец, последнее. Указание на узы в Филипп. 1:13 мы понимали буквально и под преторией разумели Римскую преторианскую гвардию. Это толкование заставляет думать о Риме. Правда, Иродова претория в Деян.

23:35 есть дворец, и если бы указания Филипп. 1:13 надо было толковать в этом же смысле, оно не было бы основанием в пользу написания послания в Риме. Равным образом, и указание Филипп. 4:22 на «Кесарев дом», которое надо понимать не в смысле императорской семьи, а, вероятно, в смысле императорской челяди, не обязательно относится к Риму: у Кесаря были рабы не только в Риме. Но первая мысль — о Риме. Два замечания: Филипп. 1:13 и 4:22, взятые вместе, взаимно друг друга подкрепляют. Приведенные основания представляются достаточными для того, чтобы считать все послания из уз написанными в Риме. Мы видим, что они относятся к Филипп, с одной стороны, и к Филим. с другой стороны, одновременно с которым были написаны Ефес. и Колосс. В каком порядке были написаны послания из уз, мы не знаем. Были ли сначала написаны Ефес., Колосс. и Филим., а затем Филипп., или наоборот, сказать трудно. В науке приводились основания в пользу того и другого порядка. Но этот вопрос не имеет большого значения. По внутренним особенностям, все четыре послания представляют собою одно целое.

Общею особенностью четырех посланий является не только упоминание, в каждом послании, уз, но и общее ударение на христологическом учении. В свое время будет показано, что даже личная записка к Филимону, в которой ап. Павел не имел повода касаться догматических тем, не представляет исключения из этого общего правила. Христологическое ударение посланий из уз объясняется условиями их написания: личный опыт ап. Павла встретился с объективными потребностями исторического момента. Как уже отмечалось, в страдании за Христа, ап. Павлу были открыты глубочайшие тайны веры, но этот новый опыт был дан ап. Павлу потому, что гностическим лжеучениям о Христе надо было противопоставить правое исповедание.

Особенности, общие для всех посланий из уз, не исключают своеобразия каждого послания.

Послание к Филиппийцам было отправлено ап. Павлом к одной из Македонских Церквей. Как уже было сказано, Македонские Церкви были связаны с ап. Павлом особенно тесными узами взаимной любви. И самой близкою к нему была именно Церковь Филиппийская. Неудивительно поэтому, что послание к Филиппийцам отличается очень личным характером. В еще большей мере, чем послания к Фессалоникийцам, оно является посланием общения. Оно богаче конкретно-историческим содержанием, чем остальные послания из уз, и потому их изучение удобно начинать с послания к Филиппийцам, даже если оно и не было написано раньше других. Личный характер, которым оно отличается, не остался без влияния и на плане послания. Обычное деление посланий Павла на часть догматическую и часть практическую к нему неприложимо. Вообще план Филипп. стройностью не отличается.

С посланием к Колоссянам ап. Павел обращается к Церкви, которую он никогда не посещал (ср. Кол. 2:1). Колоссы были расположены во Фригии в долине Лика, в небольшом расстоянии от Лаодикии и Иераполя. Три Церкви долины Лика жили общею жизнью (ср. 2:1, 13, 15, 16), Они были основаны, по всей вероятности, в дни третьего путешествия ал. Павла, кем-либо из его учеников или местными людьми (ср. указание Епафраса в Кол. 1:7 и его повторное упоминание в 4:12), которые могли войти в соприкосновение с Апостолом в Ефесе.

Возникновение послания к Ефесянам выдвигает историческую проблему. Либеральные исследователи долго отказывались признать его подлинность. В настоящее время это отрицание слышится все реже и реже. Но встает другой вопрос: кто были первые читатели Ефес.? Дело в том, что Ефес., в ряду посланий ап. Павла, отличается наименее личным характером. В частности, в нем совершенно отсутствуют поименные приветы. Это представляется тем более неожиданным, что ап. Павел пробыл в Ефесе, в дни своего третьего путешествия, более трех лет, и его общение с Ефесской Церковью было самым тесным. С другой стороны, известны некоторые рукописи послания, которые не имеют слов в Ефесе в 1:1. Эта форма текста была известна и некоторым древним писателям. И наконец, в каноне посланий ап. Павла, которое принимал известный еретик Маркион, Ефес. не упоминается вовсе, зато упоминается послание к Лаодикийцам. Отсюда возникает мнение, что Ефес. было известно ему, как послание к Лаодикийцам. Это мнение едва ли основательно. Тем не менее, очень многие исследователи склонны считать Ефес. циркулярным, писанным не только к Церкви Ефесской, но и к другим Церквам. При таком решении проблемы Ефес., его традиционное надписание, как послания к Ефесянам, объяснялось бы тем, что все последующие копии были сделаны с экземпляра Ефесской Церкви. Но возможно и другое. Ефес. не вовсе лишено личного характера (ср. 1:15, 3:13 и др.). Что же касается поименных приветствий, то они встречаются именно в тех посланиях ап. Павла, с которыми он обращается к Церквам, лично ему неизвестным, каковы, напр., Церковь Римская (ср. Римл. 16) или Церковь Колосская (ср. Кол. 4:15). Приветствуемые члены Церкви, знакомые Павлу лично, или понаслышке, были как бы живым мостом между ним и тою Церковью, к которой они принадлежали. Приветствовать поименно всех членов Ефесской Церкви с которою у Павла было теснейшее личное общение, было фактически невозможно: список имен мог бы оказаться длиннее самого послания. Но Ефесская Церковь очень рано заняла влиятельное положение в Христианском мире и прежде всего в Асии. Послание, обращенное к Церкви Ефесской, не могло не стать тотчас же известным и другим Церквам в Асии. Строго говоря, все послания ап. Павла были циркулярными. Это вытекает, напр., из указания Кол. 4:16. Апостол распоряжается, чтобы послание к Колоссянам было прочитано в Лаодикии, а послание к Лаодикийцам — в Колоссах. Послание, писанное к одной Церкви читалось и в других Церквах. Только таким образом и мог составиться сборник посланий ап. Павла и получить общецерковное значение. Если все послания ап. Павла были циркулярными, то послание, обращенное к Ефесской Церкви, не могло не быть им по преимуществу перед всеми другими. Это было неизбежным следствием того влияния, которым пользовалась Ефесская Церковь. Вполне допустимо, что на некоторых списках Ефес., обращавшихся среди других церквей, надписание «в Ефесе» и не было воспроизведено.

С Ефес. связан и другой вопрос. Ефес. не только по содержанию, но и по форме, обнаруживает теснейший параллелизм с Кол. Для многих критиков либерального направления, этот параллелизм был одним из оснований, которое заставляло их сомневаться в подлинности этих посланий: одного или даже обоих. Но трудность не надо преувеличивать. Колоссы находились в сфере влияния Ефеса, и ап. Павел, составляя это послание, имел в виду одну и ту же проблему: за положительным учением Ефес. мы улавливаем ту же полемику, которая составляет содержание Кол. При этом нельзя забывать, что оба послания были отправлены одновременно. Было бы неестественно, если бы, составляя одно за другим два послания и касаясь в них тех же вопросов, Апостол искал для второго новых формул, а не довольствовался теми, которые нашел его секретарь, когда писал первое.

Маленькое послание к Филимону, отправленное, как мы видели, тоже в Колоссы, отличается личным характером. Как таковое, оно и написано ап. Павлом от руки (ср. ст. 19). Апостол возвращает при нем Филимону сбежавшего от него раба Онисима, которого он, находясь в узах, обратил ко Христу. Но Церковь имела все основания дать этому посланию место в каноне священных книг. То решение частного случая, которое ап. Павел предлагает в этом послании, имеет глубокое принципиальное значение.

  1. Русский перевод «из Лаодикии» — буквальный и в своей буквальности неправильный. Правильный перевод был бы «Лаодикийское» (послание), что значило бы в контексте: «послание, отправленное в Лаодикию». ^

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *