Поллианна о чем

Поллианна о чем

Поллианна Текст

Моей кузине Белле

Eleanor H. Porter

First published in the U.S.A. 1913

© Магомет С.А., перевод, 2014

© Коверзнева В.О., иллюстрации, 2014

© Оформление, вступительная статья.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2014

Machaon®

Книга с секретом

Как часто про какую-нибудь книгу говорят, что она удивительная, необыкновенная, что другой такой не найти! А на самом деле оказывается, что книга самая обыкновенная и никакого открытия в ней нет. Что же удивительного в «Поллианне», романе о маленькой девочке, знакомство с которой захватывает уже не одно поколение юных и взрослых читателей?

Жизнь самой писательницы внешне небогата событиями, которые могли бы послужить созданию яркой биографии. Но, с другой стороны, главное событие жизни писателя – это его внутренний мир, а точнее, художественное пространство его произведений.

Элинор Портер родилась в небольшом городке Литтлтоне, что в Новой Англии, так похожем на описанный в «Поллианне» городок Белдингвилль. В девичестве Портер получила музыкальное образование, училась пению, потом вышла замуж, переехала в город побольше и занялась литературой.

Даты жизни Элинор Портер: 1868–1920. То есть она – современница Марка Твена, и нет сомнений, что великий американский писатель – её литературный кумир, а его знаменитый персонаж Том Сойер – предмет подражания. Вероятно, Поллианна, девочка с тонкими пшеничными косичками, мечтающая о «шикарных чёрных кудрях», изначально задумывалась как «девчоночий» аналог Тома: та же соломенная шляпка, те же веснушки-конопушки. Её тётушку тоже зовут тётя Полли. Всё это прямые метки-отсылки к книгам Твена. Однако на этом сходство персонажей и повествования заканчивается.

Перед нами провинциальная Америка начала века. Здесь уже гудят паровозы и автомобили, звонят телефоны и играют граммофоны. После смерти мамы девочка Поллианна живёт с отцом, бедным священником. Единственный источник пропитания и жизни – благотворительная помощь местного дамского комитета. Через некоторое время умирает и отец, и девочку отправляют через всю страну к чёрствой, одинокой тётке. В этой, казалось бы, беспросветной обстановке, не предвещающей ничего, кроме бесконечной череды горестей и унижений, вдруг пробивается яркий луч света.

Если в книгах о Томе Сойере дети «выживают» в опасной близости жестокого мира взрослых благодаря детским проказам, фантазиям, жажде приключений, мечте о кладе и богатстве (и в конечном счёте его находят), то у Портер заветный ключ к миру взрослых не деньги, а нечто действительно необыкновенное – это игра в поиски радости.

Игра Поллианны – краеугольный камень, на котором строится весь сюжет. Её секрет достался девочке от папы, бедного священника, для которого христианский идеал и христианские заповеди, судя по всему, не были отвлечёнными понятиями, а составляли основу его повседневной жизни. Для маленькой Поллианны это обстоятельство стало главным уроком и примером, которому девочка будет следовать, а повзрослев, пронесёт через всю жизнь.

Критики и читатели справедливо отмечают, что в книге Портер прослеживается элемент протестантизма. Да иначе и быть не могло, ведь писательница родом из глубинки, и её мир – это жизнь американской провинции, известной своими крепкими религиозными устоями и пуританской моралью. Подобный пример духовной жизни без пафоса и навязчивости понятен даже детям. А словосочетание «пуританская мораль» в данном случае употреблено в самом положительном смысле, поскольку речь идёт об искреннем стремлении вести жизнь чистую в нравственном отношении, без лицемерных нравоучений.

Благодаря игре маленькая Поллианна не только противостоит взрослым, но и решительно вмешивается в их жизнь. Более того, преобразует и исправляет несчастливые обстоятельства взрослого мира. В этом смысле книга Портер, пожалуй, единственный в литературе прецедент – пример такой непосредственной, реальной возможности, когда ребёнок и правда может что-то изменить.

И что особенно замечательно, история девочки Поллианны – в высшей степени реалистическая книга, почти практическое руководство, которое состоит из множества эпизодов-примеров, так или иначе иллюстрирующих мысль о том, что пропасть между миром взрослых и миром детей не такая уж бездонная. И преодолеть её можно не столько силой и хитростью, сколько добрым словом, искренней улыбкой.

Можно порадоваться за тех ребятишек, кому посчастливится раскрыть эту удивительную книгу. Они узнают секрет успеха взаимоотношений со взрослыми, узнают, как добиться того, чтобы взрослые тебя услышали, поняли, пошли навстречу. Каждому ребёнку хочется владеть этим секретом. И, конечно, словно палочку-выручалочку, он возьмёт его с собой в будущую взрослую жизнь – не выдуманную, а настоящую – со всеми трудностями, подводными камнями…

Вот почему книгу о Поллианне дети и взрослые читают уже целых сто лет!

Сергей Магомет,

писатель, литератор, переводчик

Глава I
Мисс Полли

Походку мисс Полли Харрингтон отличала горделивая неторопливость. Как и подобает уважающей себя хозяйке. Но этим июньским утром – небывалое дело! – мисс Полли влетела в кухню как ракета. Если не сказать, как фурия.

Нэнси, кухарка, как раз протирала посуду перед раковиной. Нэнси служила у мисс Полли почти два месяца, но ни разу не видела госпожу в таком нетерпении.

– Эй, Нэнси!

– Да, мэм? – робко отозвалась девушка, поднимая глаза на госпожу и продолжая протирать кувшин тряпкой.

– Сколько раз повторять, – раздражённо сказала мисс Полли, – когда к тебе обращаются, не хлюпай тряпкой, а слушай, что тебе говорят!

Покраснев от смущения, Нэнси замерла на месте как вкопанная, прижав к себе кувшин и полотенце.

– Да, мэм. Понятно, мэм, – пробормотала она, боясь вздохнуть от страха, неловко перехватывая кувшин из одной руки в другую. – Я что, я ничего… Вы же сами с утра приказали, чтоб я побыстрее закончила с посудой…

Хозяйка сдвинула брови.

– Поговори ещё! Мне твоих объяснений не требуется. Ты должна молчать и слушать.

– Как угодно, мэм, – пролепетала Нэнси.

«Чёрту угодить легче, чем ей!» – подумала она в отчаянии.

Прежде Нэнси никогда нигде не служила, да нужда заставила: мать-вдова тяжко занедужила, а кроме Нэнси в семье ещё четверо маленьких детей. Бедная девушка была на седьмом небе от счастья, когда её взяли помощницей на кухню в шикарный дом на горе. К тому же Нэнси была нездешняя, из захолустного местечка, за шесть миль отсюда. Понятия не имела, кто такая эта мисс Полли. Слышала лишь, что та заправляет всем хозяйством старика Харрингтона, известного богача. Но это было два месяца назад. Теперь-то девушка узнала, что это за мисс: вечно недовольная, лицо как у мымры. Стоит звякнуть ложкой или ножом или скрипнуть дверью, зеленеет от злости. А если тебя не видно, не слышно, даже не улыбнётся. Не то что похвалить.

– Когда доделаешь здесь, – продолжала мисс Полли, – поднимись наверх, приберись в маленькой комнате на чердаке, приготовь постель. Да не забудь хорошенько подмести пол. Но сначала, конечно, протри все коробки и чемоданы.

– Слушаюсь, мэм. А куда положить вещи из чемоданов?

– Сложи рядом на чердаке… – Мисс Полли задумчиво покачала головой. – Да, вот ещё что, Нэнси! Тебе следует знать. Сегодня приезжает моя племянница, мисс Поллианна Уиттиер. Ей одиннадцать лет. Теперь она будет жить здесь. В комнате на чердаке.

Кухарка обрадовалась, сразу вспомнив о своих собственных младших сестрёнках, с которыми ей пришлось разлучиться.

– Так у нас будет жить маленькая девочка, мисс Харрингтон? – вырвалось у неё. – Вот здорово!

– Гм-м. Я бы так не сказала, – сухо заметила мисс Полли. – Но что поделаешь! Такое у меня доброе сердце. Кроме того, это как-никак мой долг.

– Конечно, мэм, – восторженно подхватила Нэнси. – Только подумайте: маленькая хорошенькая девочка будет жить с вами! Так и жить веселее… – Но, взглянув на госпожу, решила не продолжать.

– Тоже мне веселье! – поджала губы мисс Полли. – Одна обуза. Я и без неё не скучала.

– Оно, конечно, так, – кивнула Нэнси. – Всё-таки это ваша племянница, дочка вашей родной сестры… – набравшись духу, прибавила она. Ей от души хотелось, чтобы девочку в этом доме встретили как можно приветливее.

– Ну и что, что родной! – фыркнула мисс Полли. – Много ты понимаешь! Если она моя сестра, это не значит, что она наплодит детей, а мне потом за ними ухаживать! С какой такой радости, я тебя спрашиваю?.. – Мисс Полли направилась к двери. – И не забудь хорошенько вымести сор из всех углов! Слышишь, Нэнси! – проворчала она, выходя из кухни.

– Само собой, мэм, – кивнула ей вслед девушка.

Вода в раковине успела остыть, и кувшин пришлось ополаскивать ещё раз.

Вернувшись в свою комнату, мисс Полли снова достала это неприятное письмо, которое получила два дня тому назад. На конверте стоял штамп захолустного городишки на востоке страны. Письмо было адресовано лично госпоже Полли Харрингтон, город Белдингвилль, Вермонт, и начиналось так:

«Уважаемая госпожа! С прискорбием вынужден сообщить, что преподобный Джон Уиттиер скончался две недели тому назад, оставив после себя сироту-девочку одиннадцати лет. Кроме нескольких книг, у него не было никакой собственности. Как Вам должно быть известно, он служил простым пастором в маленьком приходе с мизерным жалованьем.

Смею предположить, покойный являлся мужем Вашей сестры, также умершей. Сам он, ввиду каких-то семейных обстоятельств, не любил об этом распространяться. Тем не менее выражал надежду, что Вы, быть может, по-родственному соизволите взять на себя заботу о сироте-девочке, устроите жить в своих краях.

Именно поэтому я Вам и пишу.

Когда Вы получите это письмо, всё будет готово к отправке сироты. Если Вы соблаговолите её принять, пожалуйста, сразу подтвердите это ответным письмом. Времени у нас в обрез, так как супруги, которые отправляются в Ваши края и согласились взять девочку с собой, долго ждать не могут. Они довезут девочку до Бостона, а там посадят на поезд до Белдингвилля. Само собой, они сообщат Вам номер поезда и день прибытия.

Надеюсь на Ваш скорый и благоприятный ответ.

С уважением,

Иеремия О. Уайт».

Мисс Полли нахмурилась, сложила письмо и сунула обратно в конверт. Ответное письмо она отправила ещё накануне. О да, она имеет представление о долге и порядочности и, конечно, приютит сироту. Даже если для этого потребуется пожертвовать собственным спокойствием.

Ещё некоторое время мисс Полли сидела с письмом в руках и вспоминала сестру Дженни. Как давно это было! Двадцатилетняя девушка огорошила семейство, заявив, что выходит замуж за молодого священника. Родители, естественно, были против. У них на примете имелся куда более подходящий жених для дочери – к тому же и богатый. Но Дженни слышать ничего не хотела. Не пойдёт за старика, хоть и при деньгах, и всё тут. Другое дело молодой пастор – энтузиаст, подающий надежды. Золотое сердце, полное любви. Естественно, Дженни выбрала его и отправилась на далёкий Юг в качестве верной миссионерской жены.

Потом произошёл разрыв. Мисс Полли, младшая в семье, прекрасно помнила, как случился этот разрыв, хотя тогда ей было не больше пятнадцати. Обиженное семейство решило вычеркнуть Дженни, жену нищего миссионера, из памяти. Какое-то время Дженни писала родителям. В частности, о том, что у неё опять родилась девочка, которую она назвала Поллианна. Двойное имя – в память о двух сестричках, умерших в младенчестве, – Полли и Анне. Это было её последнее письмо. Затем, спустя несколько лет, пришло короткое известие о её смерти. Об этом написал сам пастор. На этот раз на конверте стоял штамп этого самого захолустного городишки на далёком Западе.

Между тем для самих обитателей богатого дома на горе время как будто остановилось. Вот и сейчас, глядя из окна на простиравшуюся перед ней сколько хватало глаз долину, мисс Полли думала: вот прошло четверть века, а ничего не изменилось. Правда, теперь ей было не пятнадцать, а сорок. Одна-одинёшенька на целом свете. Мать, отец, сёстры – все давным-давно в могиле. Вот уже много лет она была хозяйкой этого громадного дома и приличного состояния.

Некоторые знакомые пытались её жалеть. Даже подыскивали кого-нибудь – просто для компании, – чтобы не коротать век в одиночестве. Но мисс Полли не нуждалась ни в жалости, ни в советах. Да и не чувствовала себя одинокой. Так и заявила. Это даже лучше – жить спокойной жизнью, ни от кого не зависеть.

И вот теперь…

Мисс Полли поднялась с места. С поджатыми губами, всё ещё продолжая хмуриться. Что бы там ни говорили, она не какая-нибудь бессердечная особа, не знающая, что такое чувство долга. Но и не размазня, позволяющая собой помыкать, однако…

И вот теперь… Поллианна!

Надо же было так назвать! До чего нелепое имя!

Глава II
Старик Том и Нэнси

Уж как Нэнси её скребла и мыла, эту комнатку на чердаке, особенно по углам. Не за страх, а за совесть. Наводила порядок с таким рвением, словно боролась не с пылью и паутиной, а с самой злючей хозяйкой. Даже на душе полегчало.

– На́ тебе, паутина! Получай, пыль! – весело приговаривала девушка, орудуя шваброй. – Прочь, моль и плесень! Полетят клочки по закоулочкам!

От одной мысли, что она устроит в этой комнатке уютное гнёздышко для славной маленькой девочки, у неё на душе звучала музыка. Подумать только: «одна обуза»! Надо же такое сказать! Ну уж нет!

Закончив уборку, Нэнси окинула критическим взглядом жалкую комнатёнку, ободранные стены.

– Ну что ж, – вздохнула она, – хотя бы чисто. Жаль, что малышке, да ещё сиротке, придётся жить в эдакой норе, да ничего не поделаешь!

Выходя из комнаты, девушка в сердцах так громко хлопнула дверью, что сама испуганно вздрогнула. Потом отчаянно махнула рукой:

– Ну и хорошо! Пусть слышит!

Днём в саду Нэнси сумела улучить минутку, чтобы перекинуться словечком со стариком Томом. Садовник, согнувшись в три погибели, пропалывал многолетний бурьян.

– Вы слышали, Том, – обратилась к нему девушка, опасливо оглядываясь, не подслушивает ли хозяйка, – к нам приезжает маленькая девочка? Она теперь будет жить с мисс Полли!

– А? Что? – пробормотал глуховатый старик, с трудом распрямляясь.

– Девочка! Она приезжает жить к мисс Полли!

– Быть того не может! – недоверчиво хмыкнул Том. – Скорее эта гора стронется с места!

– Правда, правда! – заверила его Нэнси. – Госпожа мне сама сказала. Это её племянница. Ей всего одиннадцать лет.

У старика от удивления отвисла челюсть.

– Ну и дела! – пробормотал он. В его пожухлых глазах заблестел тёплый огонёк. – Неужели это дочурка мисс Дженни?! Дженни – единственная, кому посчастливилось выйти замуж и вырваться отсюда… Вот радость-то, слава тебе Господи! Никак не думал дожить до этого!

– А кто такая эта мисс Дженни?

– О! Это был чистый ангел, спустившийся с Небес! – с жаром выдохнул старик. – Хотя старые господин и госпожа думали, что она их старшая дочь. В двадцать лет она вышла замуж и уехала отсюда навсегда. Давно это было… У неё были ещё дети, – печально продолжал Том, – но все они поумирали. Кроме одной дочки. Она-то, должно быть, и приезжает…

– Ей одиннадцать лет.

– Ну да. Похоже на то, – кивнул старик.

– И её поселят в комнатке на чердаке! Вот ужас-то! – воскликнула Нэнси, бросив негодующий взгляд в сторону громадного дома.

Старик неодобрительно тряхнул головой. Потом недоуменно приподнял брови.

– Чудеса! – вырвалось у него. – Я имею в виду, что девочка будет жить здесь, у мисс Полли. Не представляю себе.

– Я тем более, – вздохнула Нэнси.

Старик усмехнулся.

– Кажется, ты не в восторге от нашей госпожи?

– Можно подумать, вы в восторге! – в свою очередь проворчала девушка.

Старик неопределённо покачал головой и вновь взялся за тяпку.

– Похоже, – негромко проговорил он, – ты одна ничего не слышала о том романе, который был у мисс Полли…

– Романе?! У мисс Полли? Разве такое возможно? – изумилась Нэнси.

– Представь себе, да, – кивнул старик. – И предмет её любви до сих пор живёт в нашем городе.

– Неужели? А кто он?

Старик снова оторвался от работы и выпрямился.

– Нет, этого я не могу тебе сказать. – Было видно, что в душе старика ещё живёт преданность старым хозяевам. – Никак не могу!

– Вот бы никогда не подумала! – недоверчиво сказала Нэнси. – Чтобы у неё был возлюбленный!

Старик снова покачал головой.

– Я-то знаю хозяйку получше тебя, – сказал он. – В молодости она была хорошенькой. Да и сейчас могла бы… если бы хотела…

– Кто? Мисс Полли?!

– Ну да, она. Если бы ей распустить волосы, вплести в них ленты да цветы, одеть в кружева, и всякое такое… Она была бы настоящей красавицей!.. Она ведь ещё не старуха, Нэнси!

– Вот бы никогда не подумала, глядя на неё, – фыркнув, повторила Нэнси.

– Всё началось с той любовной истории, – сказал Том. – С тех пор она сама не своя – сплошь колючки и шипы. Как засохший терновник.

– Вот это больше похоже на правду, – согласилась девушка. – На неё никак не угодишь! Я бы здесь и дня не осталась, если бы так не нуждалась в деньгах. Ну ничего, когда-нибудь вырвусь с этой каторги, ноги моей здесь не будет!

– Может, и так. Это и понятно, – кивнул старик. – Но… не суди её строго.

Он вздохнул и снова принялся за работу.

– Эй, Нэнси! – раздался резкий голос.

– Иду, мэм! – откликнулась Нэнси и поспешила к дому.

Глава III
Приезд Поллианны

Мисс Полли держала в руках телеграмму, в которой сообщалось, что Поллианна приезжает в Белдингвилль на следующий день, то есть двадцать пятого июня, в четыре часа пополудни.

Сдвинув брови, хозяйка оглядела комнату.

Из мебели в комнате были лишь кроватка, два стула с прямыми спинками, рукомойник, крохотный комод без зеркала и столик. На слуховом окошке никаких занавесок. На стене ни одной картины. Целый день солнце припекало крышу, и в комнате было жарко, как в духовке. Рамы были закрыты наглухо, жалюзи отсутствовали. Большая муха тупо билась в стекло, то поднимаясь, то опускаясь, не находя выхода.

Мисс Полли прихлопнула муху и, чуть-чуть приподняв раму, выбросила на улицу. Потом переставила один из стульев и, недовольно покачав головой, вышла из комнаты.

– Эй, Нэнси! – снова крикнула она уже несколько минут спустя, просовывая голову в кухню. – Я обнаружила в комнате у мисс Поллианны громадную муху. Комнату нужно время от времени проветривать. Я уже заказала сетки на окна, но пока их не привезли, окно не открывай. Моя племянница приезжает завтра в четыре часа. Я не поеду на станцию встречать её. Тимоти приготовит открытую коляску и заедет за тобой. В телеграмме говорится, что у девочки светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье. Больше ничего не сказано. Думаю, этого вполне достаточно, чтобы ты её узнала…

– Слушаюсь, мэм, но разве вы…

– Нет! – резко оборвала её хозяйка, снова грозно сдвинув брови. – Сказано тебе, я не поеду. В этом нет никакой необходимости.

И отвернулась, давая понять, что не собирается менять своего решения.

Этим и ограничились все приготовления к приезду Поллианны.

На кухне, чтобы дать выход своему возмущению, Нэнси рьяно схватилась за утюг и принялась гладить кухонное полотенце.

«Светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье…» Прямо скажем, не много, чтобы отыскать девочку в толпе. Да как у госпожи только язык повернулся! Если к тому же учесть, что маленькой девочке пришлось ехать сюда чуть ли не через полстраны.

На следующий день двадцать минут четвёртого пополудни Тимоти и Нэнси погрузились в открытую коляску и отправились встречать гостью.

Тимоти был сыном старика Тома. В городе старика считали «правой рукой» хозяйки, а Тимоти – её «левой рукой». Симпатичный паренёк доброго нрава. Когда Нэнси поступила на службу, они быстро подружились.

По дороге на станцию, вся в мыслях о предстоящей встрече, обычно разговорчивая Нэнси была погружена в себя. А на станции даже вылезла из коляски, чтобы дожидаться поезда на перроне. В голове у неё вертелось одно и то же: «Светлые волосы, соломенная шляпка и клетчатое платье…» Она пыталась представить себе, как выглядит девочка Поллианна, и не могла.

– Очень надеюсь, что девочка тихая и воспитанная, – со вздохом сказала она подошедшему Тимоти. – Не будет бряцать ножами и вилками. Или, упаси Боже, хлопать дверью…

– Да уж, – усмехнулся паренёк, – иначе нам всем несдобровать! Могу себе представить, что будет с мисс Полли, если Поллианна окажется шумным ребёнком… Слышишь? – встрепенулся он. – Паровозный гудок!

– Знаешь, Тимоти, – воскликнула Нэнси, вытягивая шею, – мне кажется, что сам Господь послал нам эту малышку!

Девушка торопливо подошла к маленькому перрону, чтобы лучше видеть выходящих из вагонов пассажиров.

И сразу увидела девочку. Такую маленькую, хрупкую, в платье в красно-белую клетку, с двумя толстыми косами, отброшенными за спину. Под соломенной шляпкой виднелось веснушчатое личико. Девочка беспокойно оглядывалась по сторонам, явно высматривая кого-то.

Нэнси сразу поняла, что это Поллианна, и у неё у самой от волнения задрожали коленки. Она не сразу решилась подойти. Люди вокруг уже начали расходиться, когда она наконец поборола застенчивость и подошла.

– Вы, случайно, не… мисс Поллианна? – начала она.

В ту же секунду девочка бросилась к Нэнси, крепко обнимая её своими тоненькими ручонками.

– Как я рада! Как я рада! Здравствуйте! – восклицала малышка. – Ну конечно, я Поллианна! Кто же ещё! Как я рада, что вы меня встретили! Я так об этом мечтала!

– Мечтала? – удивилась Нэнси. Ведь они даже не были знакомы. – Как это «мечтала»? – пробормотала она, поправляя шляпку.

– Ну конечно! Ещё бы! Я всю дорогу пыталась представить, – воскликнула девочка, пританцовывая от радости, – какая вы из себя, как выглядите! Только о вас и думала! Надо же, вы точно такая, как я себе представляла! Как я рада!

Маленькие ладошки ласково гладили оторопевшую Нэнси по плечам, рукам.

Подошёл Тимоти. Нэнси смущённо представила его:

– Его зовут Тимоти… У тебя есть чемодан? – спросила она Поллианну.

– Конечно, есть, – с важным видом кивнула девочка. – Совершенно новый. Дамский! Как у настоящей леди! Его купили мои благодетельницы. Они такие добрые. Даже не знаю, сколько может стоить такой прекрасный чемодан. Наверное, целое состояние. Они ведь копили на красную ковровую дорожку в церковь, хоть до половины прохода… Постойте! – спохватилась она. – Тут у меня какая-то квитанция. Мистер Грей сказал, что этот чек нужно отдать вам, прежде чем я смогу забрать мой чемодан. Мистер Грей – муж миссис Грей. Они родня жене пастора Карра. Я ехала с ними. Они такие замечательные!.. А, вот она! – Девочка протянула Нэнси мятую бумажку.

Удивлённая этой энергичной речью, Нэнси смущённо посмотрела на Тимоти. Тот понимающе кивнул.

Наконец все трое двинулись с перрона. Поллианна шла между Нэнси и Тимоти и ни на секунду не закрывала рот. Вопросы, восклицания, замечания лились из неё таким бурным, нескончаемым потоком, что изумлённая Нэнси отчаялась за ними уследить.

Когда уселись в коляску, устроив рядом чемодан, Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну вот, слава Богу! – Коляска тронулась с места. – А нам далеко ехать? – поинтересовалась девочка. – Если далеко, то и ладно. Я обожаю путешествовать! Только, конечно, если не слишком далеко. Просто потому, что хочется побыстрее приехать домой. Ой, смотрите! – продолжала щебетать она. – Какая красивая улица! Я так и знала! Папа рассказывал мне, что здесь очень красиво… – Тут она запнулась и умолкла.

Нэнси заметила, что у малышки горестно задрожал подбородок. Девушка и сама была готова расплакаться. Но уже в следующую секунду девочка справилась с собой и продолжала щебетать:

– Ну да, папа мне рассказывал… Ах да, забыла! Миссис Грей сказала мне, чтобы я обязательно объяснила, почему на мне не траурное чёрное платье, а это – в красно-белую клетку. Чтобы вы чего не подумали про меня. Просто там у них не было других вещей. А бархатная накидка жены пастора Карра оказалась мне слишком велика. К тому же эта накидка всё равно была вся в белых пятнах и немножко рваная. На выделенные деньги благодетельницы сначала хотели купить мне чёрное платье. Потом решили купить этот замечательный чемодан. Всё равно денег на ковровую дорожку не хватало. Миссис Уайт сказала, что не любит детей в чёрном. То есть детей-то она, конечно, любит. Но просто не любит, когда их одевают в чёрные платья…

Поллианна умолкла, чтобы немножко перевести дыхание. Воспользовавшись паузой, Нэнси вставила:

– Ну да. Это правильно…

– Ещё бы! Конечно, правильно! – с жаром подхватила Поллианна. – Как я рада, что вы такого же мнения! Если носить чёрное, труднее радоваться!

– Как это – труднее? – удивлённо переспросила Нэнси.

– Конечно, труднее! Когда папочка отправлялся на Небеса к мамочке, чтобы оттуда смотреть на нас, он сказал, что я должна этому радоваться! Он так сказал!.. Но, к сожалению, мне трудно радоваться. Даже в таком весёленьком красно-белом платьице. Я так скучаю по папочке! Так скучаю! Ничего не могу с собой поделать! Конечно, он сейчас там с мамочкой – у Бога с ангелами… А я совсем одна. Нет, конечно, у меня есть благодетельницы, но… хотя… – Малышка радостно встрепенулась. – Теперь у меня есть вы, моя милая, милая тётушка Полли! Как я рада, что вы у меня есть!

От жалости и смущения у Нэнси чуть сердце не оборвалось.

– Погоди, миленькая! – пробормотала она, чуть не плача. – Ты ошиблась. Я совсем не твоя тётя Полли…

– Как не моя?.. – в ужасе пролепетала малышка. – А кто же вы тогда?!

– Я всего лишь Нэнси. Мне и в голову не могло прийти, что ты примешь меня за хозяйку… Я ведь совершенно не… не похожа на неё!

Тимоти подмигнул Нэнси, чтобы та перевела разговор на что-нибудь более весёлое. Однако Нэнси была слишком расстроена.

– Кто же вы? – всхлипнула девочка. – Вы не похожи на даму из благотворительного комитета.

Тимоти весело рассмеялся.

– Говорю же, – пробормотала Нэнси, – я просто служанка. Кухарка. Делаю всю работу. Кроме большой глажки. Ею занимается мисс Дерджин…

– А как же тётушка Полли? Она вообще существует? Жива? – нетерпеливо прервала её девочка.

– Ещё как существует и жива! – усмехнулся Тимоти. – Можешь не сомневаться!

Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну, слава Богу! – воскликнула она и после небольшой паузы продолжала: – Вы знаете, это даже хорошо, что не она, а вы приехали меня встречать. Как здорово, что я с вами познакомилась! Вы мне так нравитесь! А с ней познакомлюсь немножко попозже. И тогда буду совершенно счастлива, – радостно прибавила она.

Нэнси немного покраснела.

– Юная леди очень добра к тебе, – промолвил Тимоти, подмигнув Нэнси. – Поблагодари её за доброту, Нэнси!

– Конечно… Но мисс Полли…

– Мне уже не терпится с ней познакомиться, – заверила её Поллианна. – Я её заранее люблю. Она ведь моя тётушка. Единственный родной человек, который у меня остался. Раньше я даже не знала, что она у меня есть. Но потом папа рассказал… рассказал, что она живёт в таком большом, красивом доме на горе.

– Так и есть. Скоро сама увидишь, – кивнула Нэнси. – Большой, белый. С зелёными ставнями. Издалека видно. Да вон он!

– Какой красивый! Сколько вокруг зелени, деревьев! Никогда в жизни не видела таких зелёных лужаек. Наверное, она богатая, моя тётушка Полли?

– Так точно, мисс!

– Как я рада! Когда деньги есть, как это хорошо! Никогда не видела таких богатых. Ну разве что Уайты. Они точно не бедные. В каждой комнате по ковру, а по воскресеньям подают мороженое. А у тётушки Полли по воскресеньям подают мороженое?

Нэнси покачала головой, её губы чуть дрогнули. Она посмотрела на Тимоти.

– Нет, мисс. Ваша тётя не любит мороженого. Так мне кажется. Я, по крайней мере, ни разу не видела, чтоб она его ела.

Девочка заметно огорчилась.

– Неужели? Как жалко… Удивляюсь, как это можно не любить мороженого! Ну что же, может быть, это даже хорошо. А то от этого мороженого ещё живот заболит, как у миссис Уайт. Хотя я ела его у неё в гостях. Даже много раз… Ну а ковры у неё есть?

– Ковров хватает.

– В каждой комнате?

– Почти, – смутилась Нэнси, вспомнив про голый пол в комнатке на чердаке.

– Замечательно! – обрадовалась Поллианна. – Я очень люблю, когда ковры. У нас их вообще не было. Только два половичка прислали благотворители. Причём один весь в чернильных пятнах… А ещё у миссис Уайт полным-полно картин. Все такие великолепные! На них розы, маленькие девочки, овечки, лев… Прямо как в Библии написано, – продолжала она. – Когда они однажды все вместе соберутся. Мирно-дружно. Я не про картины миссис Уайт… А вы любите картины?

– Даже не знаю… – промолвила Нэнси.

– А я обожаю! Правда, у нас-то и картин не было. Что-то их благодетели вовсе не присылали… А, нет! Однажды парочку передали. Одна была такая ценная, что папа решил её продать, чтобы купить мне ботиночки. Ну а другая какая-то совсем ветхая от старости. Повесили её на стену, а она и рухнула. Стекло вдребезги, картина вся разорвалась… Как я плакала, как плакала!.. Впрочем, это даже хорошо, что у нас ничего этого не было. Я не выросла избалованной. Ну что ж, значит, тем больше мне понравится у тётушки Полли. Как однажды, когда вместо обыкновенных резинок для волос тебе вдруг дарят красивые ленты!.. Вы только посмотрите! – воскликнула Поллианна. – Какой замечательный дом!

Коляска вырулила на широкую главную аллею.

Пока Тимоти сгружал чемодан, Нэнси успела шепнуть ему на ухо:

– Эй, Тимоти! Попробуй теперь ещё хоть раз заикнуться, что собираешься уволиться отсюда!

– Вообще-то я не нанимался на всю жизнь, – усмехнулся юноша. – Впрочем, теперь-то, когда здесь этот чудесный ребёнок, я даже рад. И не собираюсь никуда уходить. Теперь здесь будет веселее, чем в кино!

– Всё бы тебе веселиться! – проворчала Нэнси. – Я серьёзно говорю. Ума не приложу, как они уживутся вместе – госпожа и эта милая малышка!.. Я теперь её не брошу! Надо, чтобы у девочки был хоть кто-то, кто смог бы её морально поддержать!

Нэнси и Поллианна стали подниматься на широкое крыльцо.

Краткое содержание Портер Поллианна для читательского дневника

  • Краткие содержания
  • /

  • Разные
  • /

  • Портер — Поллианна

Год: 1913 Жанр: роман

Главные герои: девочка Поллианна, тетя Полли и служанка Нэнси

Полианна — 12-летняя девочка, у которой умерли родители. На всем свете у нее осталась только тетя Полли. Кстати имя девочки составлено из имен двух сестер: той самой тети и имени матери — Анны. Мама маленькой героини умерла несколько лет назад, а отец — совсем недавно, и теперь девочке предстоит жить у тети — сухой, чопорной дамы, которая воспринимает воспитание племянницы как выполнение долга. Тетя Полли переживает, что ребенок может испортить убранство комнат и поселяет девочку на чердаке.

Поллианна приезжает поездом, с собой у нее чемодан, правда, полупустой. Основной багаж девочки — книги доставшиеся в наследство от отца. Поллианна знакомится с тетей, а потом поднимается в свою новую комнату. Служанка Нэнси, помогающая девочке разобрать вещи, удивлена тем, что девочка восхищается своим чердаком.

Весь дом в целом имеет роскошную отделку и уютен, а в помещении, где будет жить маленькая сирота, конечно, есть все необходимое: кровать, комод, шкаф, стулья, но нет ни картин, ни ковров, которыми Поллианна восхищалась внизу, ни даже зеркала. Девочка поясняет, что с таким видом из окна не нужны картины, а в зеркале она бы видела свои веснушки и расстраивалась. И даже то, что у нее так немного вещей — тоже хорошо, ведь для того, чтобы разложить их по шкафам нужно совсем немного времени.

Время идет и оказывается, что Поллианна всегда такая — радуется каждой мелочи, и даже в неприятностях умеет находить что-то хорошее. Оказалось, что это такая игра. Ей научил девочку ее отец. Однажды Поллианне на Рождество достались в подарок костыли, и папа сказал, что это очень хорошо, что они им не нужны. С тех пор она так и играет, стремясь находить повод для радости даже в самых грустных вещах.

Через несколько месяцев случается несчастье. Переходя дорогу, Поллианна попадает под машину. Доктора говорят, что ходить она никогда не будет. Девочка больше не может играть в свою игру. И тут все жители городка, узнавшие и полюбившие маленькую сироту за ее жизнелюбие, начинают приходить в дом и рассказывают как они сами изменились благодаря ее игре. Это поддерживает девочку. Даже ее тетя сильно изменилась, став куда мягче характером. Теперь она сильно переживает за свою племянницу и вовсе не из чувства долга. Ее желание помочь девочке так велико, что она даже согласна помириться с бывшим женихом, за которого так и не вышла замуж. Теперь он — врач. И только он может помочь Полианне снова начать ходить.

Конец у повести радостный, как его главная героиня. Тетя Полли выходит замуж за доктора, а ее племянница преодолевает свой недуг. А еще девочка нашла чему порадоваться даже в этой болезни. Если бы она не попала, в аварию тетя не помирилась бы со своим женихом. Замечательная повесть американской писательницы Элинор Портер и ее главная героиня учат нас тому, что в жизни нельзя отчаиваться, чтобы не случилось. Потому что для радости всегда есть повод, надо только его найти.

Оцените произведение:

  • 4.29
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Голосов: 413

Читать краткое содержание Портер — Поллианна. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

>Картинка или рисунок Портер — Поллианна

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Кто виноват? Герцен

    Произведение классика состоит из двух частей и представляет собой один из первых русских романов социально-психологической тематики.

  • Краткое содержание Андреев Баргамот и Гараська

    Главный герой — Иван Акиндинович Бергамотов по кличке «Баргамот» — городовой, которого уважали жители окраины «Орла». Этого высокого, толстого и в то же время сильного человека знали как серьёзного и солидного мужичка.

  • Краткое содержание Бианки Лесная газета

    Каждая газета отражает особенности месяца. Например, в ноябрьском выпуске поясняется, почему люди называют этот месяц «пегим» — то белый снег, то серый дождь. И даже приводится поясняющая сказка

  • Краткое содержание Мой Марс Шмелева

    По жанровой направленности произведение является рассказом о животных, главным героем которого является двухгодовалый сеттер по кличке Марс, представленный автором в виде рыжего пса с ласковыми глазами, преданного друга писателя.

  • Краткое содержание Яхина Зулейха открывает глаза

    Действие романа начинается в 1930-м году. В то время, когда процветала коллективизация. Когда у зажиточных крестьян, так называемых кулаков, отбирали всё, что они нажили своим непосильным трудом.

«Поллианна» — роман-бестселлер американской писательницы Элинор Портер, опубликованный в 1913 году.

«Поллианна» краткое содержание

Одиннадцатилетняя Поллианна Уиттиер приезжает к своей тёте мисс Полли Харрингтон в штат Вермонт. Отец Поллианны Джон Уиттиер скончался, не оставив практически никакого наследства: будучи бедным пастором в маленькой церкви и получая небольшое жалованье, он оставил после себя лишь несколько книг. Так как мать Поллианны давно умерла, а других родственников у неё нет, она вынуждена переехать к тёте Полли, которая всё это время не поддерживала никаких контактов с семьей Поллианны. Старшая сестра тёти Полли в своё время вышла за Джона Уиттиера вопреки желанию родителей, настаивавших на свадьбе с богатым человеком. Но мать Поллианны стала женой миссионера и отправилась с ним на юг, с тех пор семья разорвала с ней всякие отношения.

Теперь, двадцать пять лет спустя, тётя Полли живёт одна в огромном доме, унаследовав крупное состояние после смерти всех её близких. Она педантична, строга и принимает племянницу исключительно из чувства долга. Поллианне она выделяет комнату на чердаке, без зеркала, с голыми стенами и практически без мебели, потому что «ей хотелось по возможности отдалиться от общества ребенка и, одновременно, уберечь богатую обстановку: уж она-то была наслышана, как плохо обращаются дети с хорошими вещами».

Поллианна же является полной противоположностью Полли: очень живая, говорливая и жизнерадостная. Она учит окружающих игре «в радость». Играть начали они с отцом давным-давно, когда им среди пожертвований достались костыли: «Мне тогда ужасно хотелось куклу, вот папа и попросил женщину, которая собирала пожертвования. А та леди ответила, что кукол никто не жертвовал, поэтому вместо куклы посылает маленькие костыли». Тогда отец объяснил Поллианне, что нужно радоваться, раз костыли им не нужны. С тех пор они всегда играли «в радость», находя повод для оптимизма в каждом событии.

В первый же день после приезда Поллианны тётя Полли оставляет её без ужина, велев ужинать хлебом с молоком на кухне, вместе со служанкой Нэнси, на что Поллианна отвечает: «Что вы, тетя, я очень рада. Я люблю хлеб с молоком, и Нэнси мне очень нравится. Мы так хорошо поужинали вместе». Полли наказала племяницу за то, что та вылезла из окна. Все нравоучения и наказания тёти Полли её племянница воспринимает с восторгом и благодарностью, чем приводит мисс Полли в замешательство. Постепенно тётя Полли привязывается к Поллианне.

Нэнси начинает играть в «Радостную игру» в своей собственной жизни. Поллианна не может рассказать тете Полли о радостной игре, потому что тетя Полли, все еще держащая старые обиды, не позволяет Поллианне упомянуть своего отца.

Поллианна начинает учить играть в свою игру всех в ближайших окрестности. Она приносит угощения миссис Сноу, делает ее прическу и вдохновляет ее на возобновление интереса к жизни.

Поллианна даже знакомится с пожилым мужчиной, которого она видит на улице. Нэнси говорит Поллианне, что этот человек — Джон Пендлтон, богатый и одинокий джентльмен.

Хотя тетя Полли отказывается слышать о радостной игре, Поллианна использует ее, чтобы найти способы порадоваться своей бедной комнате на чердаке. Невинная радость Поллианны стыдит тетю Полли и она разрешает ей жить в более удобной комнате внизу. Поллианна также невинно предполагает, что тетя Полли будет рада принять несчастного котенка и бездомную собаку, и убеждает ее сделать это. Затем Поллианна знакомиться с сиротой Джимми Бином. Поллианна уверена, что тетя Полли тоже будет рада принять его, но тетя Полли отвергает его и теряет самообладание.

Поллианна придумывает новый план помощи Джимми Бину, обращаясь к обществу помощи женщинам в церкви. Однако она считает, что члены общества больше заинтересованы в помощи детям в Индии, чем в городе, потому что помощь индийским детям принесет им видное место в ежегодном отчете общества. Полианна не понимает этих женщин, но надеется как-то помочь Джимми Бину.

На прогулке Поллианна встречает Джона Пендлтона, который упал и сломал ногу. Она бежит к нему домой и звонит его доктору Чилтону. Пока они ждут, она разговаривает с Пендлтоном и говорит, что видит, что он не такой грубый изнутри, как он снаружи. Она поддерживает его пока не приезжает доктор Чилтон и спасатели.

Через несколько дней Поллианна спрашивает тетю Полли, может ли она взять угощения не только для миссис Сноу, но и для другого инвалида. Тетя Полли соглашается, но сердится, когда узнает, что получателем является Джон Пендлтон. Наконец, она смягчается при условии, что Поллианна не скажет Пендлтону, что бульон пришел от тети Полли. Поллианна доставляет бульон Пендлтону, который поражен, узнав, что она племянница тети Полли. Поллианна сообщает Пендлтону, что тетя Полли не посылала бульон, что вызывает у него смех.

Поллианна уговаривает тетю Полли сделать прическу и накинуть на плечи симпатичную шаль, но тетя Полли приходит в ярость, когда доктор Чилтон неожиданно приезжает к ней домой и видит в таком виде. Доктор Чилтон пришел, чтобы попросить Поллианну помочь взбодрить Пендлтона. Служанка Ненси и Полианна не понимая такой реакции тети Полли думают, что в молодости Пендлтон был любовью тети Полли.

Пендлтон настолько вдохновлен ​​Поллианной, что спрашивает ее, может ли он усыновить ее. Поллианна невольно предполагает, что он хочет жениться на тете Полли, и это радует ее. Но Пендлтон сообщает, что он никогда не был женихом тети Полли. Он был влюблен в мать Поллианны и был огорчен, когда она вышла замуж за другого мужчину. Озлобленный, он вернулся к жизни только после того, как познакомился с жизнерадостной Поллианной.

Но Поллианна не может согласиться на предложения мистера Пендлтона. Она понимает, что тетя Полли беспокоится о ней и заботится о ней, а ее уход расстроит ее. Поллианна говорит Пендлтону, что не может жить с ним, но предлагает ему усыновить Джимми Бина.

Как-то доктор Чилтон рассказывает Поллиане, что у него есть собственная несчастная любовь.

Однажды, когда Полианна гуляла, ее сбивает машина. Она сильно пострадала, все очень переживали за нее. Даже Пендлтон приходит навестить и поддержать ее. Пендлтон рассказывает тете Полли, что он хотел усыновить Поллианну и что Поллианна решила остаться с тетей Полли.

Поллианна не может ходить, и тетя Полли настаивает на том, чтобы вызвать специалиста, а не доктора Чилтона. Поллианна подслушивает, что, возможно, она больше никогда не сможет ходить. Поллианна огорчена, она больше не видит причин для радости. Пендлтон сообщает ей, что решил усыновить Джимми Бина. Это немного радует Поллианну. Узнав о несчастье с Поллианной, жители городка приходят навестить ее. Они рассказывают тете Полли, как изменилась их жизнь, после того, как Поллианна научила их играть в радостную игру. Тетя Полли не понимает, в чем состоит суть игры, поэтому Нэнси рассказывает ей о радостной игре.

Проходит несколько недель… Поллианна так и лежит в кровати. Доктор Чилтон говорит Пендлтону, что хотел бы увидеть Поллианну. Доктор Чилтон думает, что знает как вылечить Полианну, но из-за его отношений с тетей Полли он не может явиться в ее дом (в молодости доктор Чилтон и тетя Полли любили друг друга, но расстались по непонятным причинам). Джимми Бин подслушивает разговор и сам идет к тете Полли. Когда она слышит, что у доктора Чилтона может быть лекарство, она немедленно отправляет за ним.

Поллианну отправляют ​​в больницу. Она пишет письмо тете Полли и «дяде Тому» Чилтону, сообщая им, что она уже смогла сделать свои первые шаги. Она восхищена тем, что тетя Полли и доктор Чилтон поженились у ее постели. Поллианна радуется, что не могла ходить, так как теперь она ценит эту способность намного больше.

Поллианна (отрывок из книги Элионор Портер «Поллианна»)

Глава 5. Игра

— Ах ты Господи! Поллианна, ну и нагнала же ты на меня страху, — пыхтела Ненси, взбираясь на вершину холма к большой скале, откуда Поллианна только что с сожалением соскользнула.

— Страху? О, мне очень жаль, но ты не должна была бояться за меня, Ненси. Папа и дамы из комитета обычно тоже боялись, пока не убедились, что я всегда благополучно возвращаюсь.

— Но я даже не знала, что ты вышла из дома! — воскликнула Ненси, засунув руку девочки себе под локоть и торопливо спускаясь вместе с ней с горы.- Я не видела, как ты ушла, да и никто не видел. Я думала, ты вылетела прямо вверх, через крышу, не иначе, не иначе…

Поллианна подпрыгнула от радости:

— Да, я вылетела… только не вверх, а вниз. Я спустилась по дереву. Ненси остановилась как вкопанная.

— Что ты сделала?

— Спустилась по дереву из окна.

— Боже мой! — задохнулась Ненси, снова поспешая к дому.- Интересно, что сказала бы на это твоя тетка.

— Тебе интересно? Хорошо, я скажу ей, и ты сможешь узнать,- охотно пообещала девочка.

— Спаси и помилуй! — еле выдавила из себя Ненси. — Нет, нет!

— Почему? Ты думаешь, ее это огорчило бы? — воскликнула Поллианна с беспокойством.

— Нет… э… да… ну, впрочем, все равно. Я… я не так уж сильно хочу знать, что она сказала бы, — запинаясь, вымолвила Ненси, которой теперь было важно одно: отвратить от Поллианны гнев, если не нечто худшее. — Но знаешь, нам лучше поспешить, а то у меня еще посуда не вымыта.

— Я помогу,- с готовностью пообещала Поллианна.

— Ох, что ты, что ты! — запротестовала Ненси.

Некоторое время они бежали молча. Небо быстро темнело. Поллианна крепче схватилась за руку своей новой подруги.

— И все-таки я рада, что немножко тебя напугала, ведь из-за этого ты пришла за мной. -Девочка вздрогнула при этих словах.

— Бедный мой ягненочек! Ты к тому же, должно быть, и голодна. Я… я боюсь, тебе придется поесть только хлеба и молока со мной в кухне. Твоя тетка разгневалась, понимаешь, из-за того, что ты не спустилась к ужину.

— Но я не могла. Я была слишком высоко.

— Да, но она-то ведь не знала об этом, — подавив смех, заметила Ненси сухо. — Мне очень неприятно, что будет только хлеб и молоко, очень, очень!

— А мне нет. Я рада.

— Рада! Чему?

— Я люблю хлеб и молоко, и мне приятнее будет есть вместе с тобой. Мне совсем не трудно этому радоваться.

— Похоже, что тебе ничему не трудно радоваться, — заметила Ненси прерывающимся от волнения голосом, вспомнив о мужественных попытках Поллианны полюбить жалкую голую комнату на чердаке. Поллианна негромко рассмеялась.

— Потому что это такая игра.

— Игра?

— Да, игра в то, чтобы просто радоваться.

— Да что ты такое говоришь?

— Говорю тебе, что это — игра! Папа меня научил. И игра просто замечательная,- объяснила Поллианна. — Мы всегда в нее играли, даже когда я была еще совсем-совсем маленькая. Я рассказала про нее дамам из комитета, и они тоже играли… некоторые из них.

— Да что за игра? Я не очень разбираюсь в играх.

Поллианна опять рассмеялась, но и вздохнула при этом, а в сгущающихся сумерках лицо ее выглядело худеньким и печальным.

— Мы начали играть, когда в церковных пожертвованиях нам прислали пару детских деревянных костылей.

— Костылей?!

— Да. Понимаешь, я очень хотела куклу, и папа написал об этом в церковный комитет, но ему ответили, что кукол в пожертвованиях не оказалось, а оказались детские костыли, и их прислали нам, потому что они могли пригодиться какому-нибудь увечному ребенку. И тогда мы стали играть.

— Ну, должна открыто сказать, я не вижу никакой игры, что могла бы быть с этим связана, никакой, никакой! — заявила Ненси почти с раздражением.

— А вот есть такая! Игра в том, чтобы во всем всегда находить что-то такое, чему можно радоваться неважно, что это будет, — продолжила Поллианна серьезно. — И мы начали сразу… прямо с этих костылей.

— Господи помилуй! Я не вижу тут ничего, чему можно радоваться: получить пару костылей, когда хочешь куклу!

Поллианна хлопнула в ладоши.

— А вот можно… можно! — торжествовала она и тут же чистосердечно добавила: — Но я тоже не видела сначала, и папе пришлось мне подсказать.

— Ну, тогда, может быть, ты подскажешь мне? — с гневом почти рявкнула Ненси.

— Да очень просто! Просто радоваться тому, что они тебе… не нужны! — воскликнула Поллианна. — Видишь, это так легко… если знаешь как!

— Ну, пожалуй, нелепее и не придумаешь! -шепнула Ненси, глядя на Поллианну чуть ли не с испугом.

— О, но тут совсем нет ничего нелепого… Это замечательная игра, — настаивала Поллианна с энтузиазмом. — И мы все время играли в нее, с тех самых пор. И чем труднее, тем потом веселее, когда, наконец, догадаешься только, только… иногда бывает уж очень трудно… как когда папа ушел на небеса, а у тебя нет никого, кроме дам из благотворительного комитета.

— Да, или когда тебя поселят в неуютной маленькой комнате под самой крышей и вдобавок почти пустой, — проворчала Ненси.

Поллианна вздохнула.

— Конечно, это было трудно сначала, — призналась она. — Особенно потому, что мне было так одиноко. Я даже забыла про игру. И я так надеялась, что у меня будут красивые вещи! Но потом я подумала, что мне не придется разглядывать в зеркале мои веснушки, и увидела эту прекрасную картину — вид из окна. И тогда я поняла, что нашла, чему здесь можно радоваться. Понимаешь, когда ищешь, чему радоваться, вроде как забываешь о том, чего тебе хотелось… ну вот как с куклой.

— Хм! — поперхнулась Ненси, пытаясь проглотить комок, вставший в горле.

— Но обычно это не занимает много времени,- заверила Поллианна — И теперь я по большей части нахожу, чему радоваться, без труда, даже не задумываясь, понимаешь? Я так привыкла играть. Это великолепная игра. Мы с папой очень ее любили, — запнулась она. — Хотя я думаю, что мне будет немножко труднее теперь, потому что мне не с кем играть. Может быть, тетя Полли захочет, — предположила она, подумав.

— Боже мой! — прошептала Ненси, потом, уже вслух, добавила решительно: — Слушай, я не обещаю, что буду играть очень хорошо, и не утверждаю, что знаю, как в это играть, но я буду играть с тобой, как сумею, буду, буду!

— О, Ненси! — возликовала Поллианна и с восторгом обняла ее. — Просто замечательно! Нам будет так весело, правда?

— Хм… может быть, — решилась допустить Ненси, не скрывая сомнения. — Но не очень на меня рассчитывай. Я в играх никогда особенно не отличалась, но на этот раз я приложу самые отчаянные усилия. Зато у тебя будет с кем играть, — заключила она, когда они вместе уже входили в кухню.

Поллианна с аппетитом съела хлеб, напилась молока и по совету Ненси пошла в гостиную, где тетка читала книгу, сидя в кресле. Мисс Полли взглянула на нее холодно.

— Ты поужинала, Поллианна? — спросила она.

— Да, тетя Полли.

— Мне очень неприятно, Поллианна, что я с самого начала была вынуждена послать тебя есть хлеб и молоко в кухне.

— Но я была очень рада, тетя, что ты так поступила. Я люблю хлеб и молоко, и Ненси тоже люблю. Тебе не должно быть ни капельки неприятно.

Мисс Полли от неожиданности еще сильнее выпрямилась в своем кресле.

— Поллианна, тебе пора в постель. У тебя был утомительный день, а завтра мы должны будем составить расписание твоих ежедневных занятий и просмотреть твой гардероб, чтобы выяснить, что нужно купить.
Ненси даст тебе свечку. Будь осторожна с огнем. Завтрак — в половине восьмого. Приходи вовремя. Доброй ночи.

Так, как будто это было нечто само собой разумеющееся, Поллианна подбежала прямо к тетке и сердечно обняла ее.

— Я так чудесно провела этот день, — счастливо вздохнула она. — Я знаю, что мне будет очень хорошо с тобой… Я знала, что так и будет, еще до того, как приехала сюда… Доброй ночи! — крикнула она радостно, выбегая из комнаты.

— Да что же это такое? Ну и ну! Какой странный ребенок! — воскликнула мисс Полли почти вслух и сдвинула брови. — Она «рада», что я ее наказала, и мне «не должно быть ни капельки неприятно», и ей «будет очень хорошо со мной!»

— И, удивившись еще раз, мисс Полли снова взялась за книгу.

Пятнадцать минут спустя в комнатке на чердаке одинокая маленькая девочка рыдала в подушку:

— Я знаю, папочка, я совсем не играю сейчас в игру… ничуточки. Но даже ты не смог бы найти ничего, чему можно радоваться, когда спишь совсем одна в такой темноте, как здесь. Если бы я была рядом с Ненси или тетей Полли… или даже с кем-нибудь из благотворительного комитета, мне было бы легче.

А внизу, в кухне, Ненси спешила управиться со своей недоделанной работой и яростно тыкая ершиком в кувшин из-под молока, бормотала отрывисто:

— Если, играя в эту дурацкую игру… чтобы радоваться костылям, когда хочешь куклу… я смогу стать для нее… той самой скалой спасения… то я буду играть… буду, буду!

Рисунки Ксении Кабановой

Перевод с англ. М.Ю. Батищевой

Источник: Журнал «Православный Вестник» №8 (97) / 20 сентября ‘10

Пожертвовать

Подробности Категория: Книги – лучшее для детей

“Поллианна”, Элинор Портер

Книга и фильм для каждого!

Смотреть фильм онлайн:

***

Скачать книгу «Поллианна»

“Поллианна” – давно признанная классика детской литературы. Книгу несколько раз экранизировали в США и других странах.

Эта увлекательная книга, полная приключений, является практическим руководством, как сделать наш мир лучше. Она полна доброты, любви и достойных примеров, как справляться с непостыми жизненными ситуациями.

Поллианне Уиттиер всего 11 лет. Её отец умер, не оставив наследства. А поскольку её мама умерла так давно, что девочка её почти не помнит, ей приходится переехать к единственной родственнице, тёте Полли – педантичной, строгой и принимающей племянницу только из чувства долга.

Она дает племяннице комнату на чердаке, с голыми стенами и почти без мебели.

Поллианна же – полная противоположность тёти Полли: говорливая, живая и жизнерадостная. Она легко учит окружающих ее людей игре «в радость», которой стоит научиться каждому из нас.

Полианна умеет при любых обстоятельствах видеть только хорошее, радоваться жизни, что постепенно полностью меняет жизнь всех окружающих ее людей.

Повороты сюжета почти детективные, а образы героев описаны с удивительной достоверностью и психологической точностью. Всё это многие десятилетия привлекает к книге внимание читателей самых разных возрастов.

Эта исключительная книга меняет мироощущение, рождая желание включаться в игру Поллианны и начинать жить по-новому. Эта книга меняет людей.

Прочитав её хоть раз, вы неприменно рано или поздно вернетесь к ней и залпом прочитаете заново.

Отрывок из книги:

“ …

— Домик мой с палисадником! Как же ты меня напугала, мисс Поллианна! — задыхаясь от бега, проговорила Нэнси, добравшись, наконец, до вершины большой скалы.

— Испугала? — удивилась Поллианна, с явной неохотой спускаясь вниз. — Простите меня, пожалуйста, но я и не думала вас пугать. Правда, папа и Женская помощь тоже сначала пугались, когда я делала что-то такое, но потом они привыкли. Они поняли, что со мной всегда все в порядке, и больше не волновались.

— Но я даже не знала, что ты ушла, — сказала Нэнси; она покрепче взяла ее за руку, боясь, что девочка опять куда-нибудь исчезнет. — Понимаешь, — продолжала она, быстро спускаясь с горы, — я ведь не видела, как ты ушла. И мне показалось, что ты улетела сквозь крышу. Вот так мне и показалось. Так и показалось, — несколько раз пробубнила она.

Поллианна запрыгала от радости.

— А я так и сделала! — с гордостью воскликнула она. — Только я улетела не вверх, а вниз. Я спустилась по дереву.

Нэнси остолбенела.

— Что ты сделала? — переспросила она.

— Спустилась по дереву, которое растет возле моего окна.

— Ах, чулочки вы мои, панталончики! — всплеснула руками Нэнси. — Ну и дела! Она снова поспешила вперед.

— Хотела бы я послушать, что сказала бы на это твоя тетя, мисс Поллианна.

— Вы правда хотели бы? — с готовностью отозвалась Поллианна. — Ну, тогда давайте я ей все расскажу, как только мы вернемся домой. Вот вы и услышите, что она мне скажет.

— Да ты что! — воскликнула Нэнси. — Нет, нет, умоляю тебя, не делай этого.

— Вы думаете, тете Полли это не понравится? — спросила Поллианна, явно расстроенная таким оборотом дела.

— Нет, то есть, да, — замялась Нэнси, — дело в том, что я пошутила. Мне, понимаешь, совсем не хочется знать, что скажет на это твоя тетя.

Нэнси стало стыдно: ведь она же сама решила по мере сил не давать Поллианну в обиду.

— Нам надо торопиться, — постаралась она перевести разговор. — Мне ведь еще нужно помыть тарелки.

— Я помогу вам, — тут же предложила Поллианна.

— Ну, что ты, мисс Поллианна! — смутилась Нэнси.

Какое-то время они шли молча. Солнце зашло, и небо начало быстро темнеть. Поллианна покрепче прижалась к Нэнси.

— Знаете, мне кажется, я все-таки рада, что вы немного испугались. Потому что иначе вы бы за мной не пришли.

И Поллианна зябко передернула плечами — она очень боялась ходить одна в темноте.

— Ягненочек мой! Бедненькая моя! — запричитала Нэнси. — Да ты, наверное, голодна! Боюсь, я не смогу тебя сегодня ничем порадовать. На ужин для тебя ничего нет, кроме хлеба с молоком, и есть тебе придется вместе со мной, на кухне. И все потому, что твоя тетя рассердилась, когда ты не пришла ужинать вовремя.

— Но я не могла прийти. Ведь я была здесь!

— Верно. Но она-то об этом не знала, — справедливо заметила Нэнси, которой стоило большого труда удержаться от смеха. — Конечно же, это не повод заставлять тебя есть хлеб с молоком. Как жаль, что все так получилось!

— А мне не жаль. Я рада.

— Рада? Чему ты рада?

— Я люблю хлеб с молоком, и мне будет очень приятно поесть вместе с вами. Видите, мне совсем не трудно радоваться.

— Ну, сдается мне, тебе ничему не трудно радоваться, — пробормотала совершенно ошеломленная Нэнси, вспоминая, как Поллианна пыталась полюбить свою комнатку на чердаке.

Поллианна тихонько засмеялась:

— В этом-то вся и трудность нашей игры.

— Игры?

— Ну, да. Игры в то, чтобы все время радоваться.

— С тобой как, все в порядке? — сварливо осведомилась Нэнси.

— Конечно. Просто это такая игра. Мой папа научил меня играть в нее, и это очень здорово, — ответила Поллианна. — Мы начали играть в нее, когда я была еще совсем маленькой. Потом я рассказала о нашей игре в Женской помощи, и они тоже стали играть. Ну, не все, а некоторые.

— А как это? Я, конечно, не мастак на всякие игры, но все-таки расскажи. Никогда еще не слышала, чтобы играли в радость.

Поллианна засмеялась, потом вздохнула, и ее худое личико погрустнело.

— Это началось, когда нам среди пожертвований достались костыли, — торжественно изрекла она.

— Костыли?

— Да. Мне тогда ужасно хотелось куклу, вот папа и попросил женщину, которая собирала пожертвования. А та леди ответила, что кукол никто не жертвовал, поэтому вместо куклы посылает маленькие костыли. Она писала, что они могут тоже пригодиться.

— Ну, пока я не вижу ничего забавного, — сказала Нэнси. — Что же это за игра, просто глупость какая-то.

— Да вы не поняли. Наша игра в том и заключалась, чтобы радоваться, несмотря на то, что радоваться вроде бы нечему. Вот мы с этих костылей и начали.

— Домик мой с палисадником! Да как же можно радоваться, когда ты ждешь куклу, а тебе присылают костыли!

Поллианна от радости даже в ладоши захлопала.

— Можно! Можно радоваться! Можно! Можно! — восклицала она. — Я тоже сначала подумала так же, как вы, — честно призналась она, — но потом папа мне все объяснил.

— Может, поделишься, окажешь милость? — обиженно спросила Нэнси, ибо ей показалось, что девочка просто смеется над ней.

— А вот слушайте дальше, — как ни в чем не бывало принялась объяснять Поллианна, — именно потому и надо радоваться, что костыли мне не нужны! Вот и вся хитрость! — с победоносным видом завершила она. — Надо только знать, как к этому подступиться, и тогда играть не так уж трудно.

— Просто бред какой-то! — буркнула Нэнси и с тревогой посмотрела на Поллианну.

— Никакой не бред, а очень умная игра, — горячо запротестовала та. — Мы с тех пор в нее все время с папой играли. Вот только… Только… Все-таки в нее иногда очень трудно играть. Например, когда твой отец уходит в лучший мир и у тебя не остается никого, кроме Женской помощи.

— Вот именно! — с жаром поддержала ее Нэнси. — И когда тебя любимая родственница запихивает в каморку на чердаке, в которой даже мебели-то пристойной нет.

Поллианна тяжело вздохнула.

— Вообще-то я сначала расстроилась, — призналась она. — Особенно потому, что мне было очень одиноко. А потом, мне так хотелось жить среди всех этих красивых вещей… Знаете, Нэнси, я вдруг почувствовала, что просто не могу играть в свою игру. Но потом я вспомнила, что ненавижу глядеть на свои веснушки, и тут же порадовалась, что у меня нет зеркала. Ну, а когда я взглянула в окно, и мне из него вид так понравился… И стало совсем хорошо. Понимаете, Нэнси, когда ищешь, чему бы порадоваться, обо всем остальном как-то меньше думаешь. Это то же, что с куклой.

У Нэнси к горлу подступили слезы, и она смогла лишь хмыкнуть в ответ.

— Обычно мне не приходится тратить на это слишком много времени. А иногда это вообще происходит само собой. Ведь я уже столько лет играю в эту игру, и хорошо натренировалась. Но все равно, чем больше я играю, тем больше увлекаюсь. Па… — голос ее дрогнул, — папа тоже очень любил играть. А теперь мне, наверное, будет труднее. Ведь папы-то нет, а одной играть не так легко. Я вот надеюсь… — она замялась, потом решительно выпалила: — Может быть, тетя Полли согласится играть со мной?

— Ах, чулочки вы мои, панталончики! — пробормотала Нэнси себе под нос. Затем, повысив голос, обратилась к девочке:

— Сдается мне, мисс Поллианна, что я не больно-то хорошо смогу играть. Но все-таки я постараюсь. Вот так я тебе и скажу. Постараюсь. Постараюсь, так вот тебе и скажу.

— О! Нэнси! — воскликнула Поллианна и изо всех сил обхватила ее шею руками. — Я уверена, у нас отлично получится! И вы тоже так думаете, правда?

— М-может быть, — неуверенно ответила Нэнси, — но все-таки ты не очень-то на меня надейся. Я не больно умелая до всех этих игр. Но постараться-то я постараюсь. Вот так я тебе и скажу: постараюсь. А тебе будет все-таки с кем играть. Будет, с кем играть, вот так я тебе и скажу, — завершила она, когда они переступали порог кухни.

После того, как Поллианна с удовольствием поужинала хлебом и молоком, Нэнси велела ей зайти к тете. Девочка послушно отправилась в гостиную. Тетя Полли сидела с книгой в руках. Заметив племянницу, она отрешилась от чтения ч окинула ее холодным взглядом.

— Ты уже поужинала, Поллианна?

— Да, тетя Полли.

— Мне очень жаль, Поллианна, что все так вышло. Конечно, мне не хотелось в первый день заставлять тебя есть хлеб с молоком.

— Что вы, тетя, я очень рада. Я люблю хлеб с молоком, и Нэнси мне очень нравится. Мы так хорошо поужинали вместе.

Тетя Полли резко выпрямилась на стуле.

— Тебе пора ложиться спать, Поллианна. Тебе выдался сегодня нелегкий день. Завтра мы составим с тобой расписание, а заодно и выясним, что тебе надо купить из одежды. А теперь пойди к Нэнси и попроси у нее свечу. Только смотри, будь со свечой осторожна. Завтрак в половине восьмого. Надеюсь, ты постараешься и успеешь к столу. Ну, спокойной ночи.

Поллианна подошла к тете и обняла ее так нежно, словно была с ней знакома всю жизнь.

— До чего же мне у вас хорошо! — тихо воскликнула она, и вид у нее был совершенно счастливый. Я знаю, мне будет очень хорошо жить с вами. Я знала это уже тогда, когда ехала к вам.

Она повернулась и пошла к двери.

— Доброй вам ночи, тетя, — сказала она, выходя из гостиной.

— Н-да, — задумчиво протянула мисс Полли, когда дверь за племянницей закрылась. — Да это просто необычайный ребенок.

Она хмуро уставилась куда-то в угол.

— Она, видите ли, рада, что я ее наказала и оставила без ужина, — продолжала мисс Полли тихую беседу сама с собой, — и она просит меня не переживать по этому поводу. И ей будет хорошо со мной жить. Чудеса, да и только! — подивилась мисс Полли и снова взялась за чтение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *