Почему современные дети такие тупые

Почему современные дети такие тупые

Почему для артиста лейбл выгоднее агрегатора

В телеграм-канале Bahh Tee (Zhara Music) появился новый текст о преимуществах лейблов над простыми агрегаторами. В нем продюсер по пунктам разбирает, почему работа нормального лейбла всегда будет приносить артисту больше.
1. Маркетинг и SMM. Агрегаторы на занимаются продвижением песен: SMM, PR и, тем более, радио/ТВ. Лейбл должен этим заниматься — это в его же интересах.
2. Авторские вознаграждения. В одной из статей мы писали, что примерно 90% денег в диджитале выплачиваются за смежные права, а 10% — за авторские. Агрегаторы собирают только смежные права. Собрать оставшиеся 10% — гораздо сложнее, чем собрать эти 90%. Я не знаю ни одного артиста, который бы заморочился и получал вознаграждения за авторскую долю. Лейбл же заморочит и получит.
3. Сбор публички. Агрегаторы не занимаются сбором вознаграждений за публичное исполнение. Лейблы же имеют контракты с РАО, ВОиС, РСП.
4. Мобильный контент. Агрегаторы не отгрузят ваши треки в виде рингтонов и гудков к сотовым операторам, а этот рынок все еще жив и работает.
5. Монетизация всех площадок. Лейбл не ограничится списком площадок, которые предоставит агрегатор — он заключит контракты со всеми и вся, лишь бы каталог получил максимально широкий охват. У лейблов тоже имеются свои прямые контракты с некоторыми площадками.
6. Синхронизация. Лейбл предоставит ваши песни в рамках своего каталога на телешоу, в кинокомпании, караоке-системы. Хотите, чтобы ваша песня звучала в «Танцах на ТНТ» или в титрах «Полицейского с Рублевки» — это к лейблу.
7. Промо на витринах. Агрегатор собирает все треки, которые ему прислали лейблы, выбирает лучшие из них (на свое усмотрение) и отправляет по ним промо-запросы на площадки. Площадка, получив список треков от агрегатора, высекает оттуда еще часть. Лейбл отправляет запросы на промо в большинство магазинов напрямую, не отсекая треки, или контролируя процесс, чтобы все артисты были довольны.
8. Конкуренция между релизами. Агрегатор выпустит все релизы тогда, когда вы пришлете. Лейбл тоже может так, но будет советовать вам оптимальную дату. Например, чтобы в один день не вышли альбомы похожих по жанру/конкурирующих артистов, например, Газировки и Братьев Гаязовых.
9. Концерты. Не знаю ни одного агрегатора с концертным отделом. Очень круто, когда лейбл умеет пользоваться статистикой и социальными сетями артиста — это помогает с концертной историей.
10. Приоритетный рынок. Россия — не самый приоритетный рынок для мировой музыкальной индустрии. Локальные лейблы работают только в пределах России. Сюда же можно отнести то, что локальные лейблы умеют решать вопросы «по-русски», тогда как агрегаторы работают больше по западной модели. Хорошо ли это? Исключительно.
11. Качество контента. Агрегатор выпустит все, что вы предоставите. Лейбл будет готов помочь улучшить качество музыкального материала. Это не всегда хорошо, конечно, но профессиональные советы не бывают лишними.
12. Медиа-ресурс. У лейблов, в отличии от агрегаторов, всегда есть какой-то – серьезный или не очень – медиаресурс: радиостанция, телеканал, мощный паблик, онлайн-портал, YouTube-шоу, собственный фестиваль и т.д.
13. Продакшн. У лейблов, как правило, есть какой-то актив: студия, съемочная команда, репетиционная база, оборудование, команда авторов. Этим можно и нужно пользоваться.
14. Зависимость. Работая с агрегатором, вы всегда будете привязаны к ним. Бывает так, что Apple временно увеличивает срок доставки для конкретного агрегатора с 1 дня до 5 дней. Обычно это происходит, если агрегатор вносит много правок в выпущенные релизы. Это своего рода мера воздействия. В таких случаях все треки, выпускающиеся через этого агрегатора, ждут 5 дней, пока трек доставится в Apple. У лейблов, как правило, есть контракты с несколькими агрегаторами: не работает этот — сработает другой. У вас всегда будет альтернатива.
15. Продюсирование. Речь не о полном продюсировании «360», хотя оно тоже имеет место быть, а о стратегическом продвижении артиста. Лейбл может помочь вам решить любые вопросы. Артист не должен заниматься менеджментом, организацией базовых процессов и остальным. Прозвучит банально, но артист должен писать песни. Остальное оставьте профессионалам. Хотите крутой фит или клип у крутого режиссера? Лейбл поможет.
16. Формирование музыкальных трендов. Агрегатор не участвует в созидательных процессах. Лейбл гораздо тоньше чувствует происходящее в музыкальной индустрии и имеет возможность влиять на это. Конечно, всегда побеждают артисты и крутая музыка, но лейбл может оказать огромную помощь в этом.
17. Юридическая защищенность. Во-первых, вы всегда можете обратиться к юристам лейбла по любым, связанным с музыкой вопросам, и они вам помогут. Во-вторых, при наличии претензий со стороны третьих лиц агрегатор просто снимет ваши треки и никакого участия в решении вопроса принимать не будет. Лейбл предоставит юристов, посоветует, как быть, и будет выигрывать или проигрывать вместе с вами.
18. Ну и главное: финансовая сторона. Почему-то артисты уверены, что работая с агрегатором они заработают больше. Не встречал ни одного артиста, который, уйдя от хорошего лейбла, стал зарабатывать больше.
Давайте придумаем такую историю: каталог артиста зарабатывает 100 рублей. У него есть контракт с агрегатором на условиях 75/25 в его пользу и контракт с лейблом 70/30 в его пользу. Рассмотрим распределение этих денег через агрегатора и через лейбл.
Как это видит артист:
1. «Работая через агрегатора я получу 75 рублей». Это правда.
2. «Работая через лейбл я получу 52,5 рублей, так как лейбл сам от агрегатора получит 75 рублей и заплатит мне 70% от 75 рублей, а не от 100». Это неправда.
Как все обстоит на самом деле с лейблом:
1. Контракт лейбл-агрегатор не будет на тех же условиях, что артист агрегатор. Лейбл не отдаст агрегатору 25%, а отдаст в пределах 10%. То есть, лейбл получит от агрегатора со 100 рублей 90, а не 75. С 90 рублей артисту достанется 63 рубля (контракт 70/30). Но это пока все равно меньше, чем 75 рублей.
2. Лейбл соберет авторские. Это, примерно, +10% к общему валу. Вычитаем долю паблишера и лейбла и получаем еще +6 рублей к доле артиста. У него уже 69 рублей. Все еще меньше прямых агрегаторских 75.
3. Лейбл собрал вознаграждения с ОКУП, мобильных операторов и всех «незначительных» площадок. Лейбл имеет так же прямые контракты с некоторыми площадками и монетизирует их не через агрегатора, а напрямую. Лейбл продал трек в сериал или в рекламу. Представим, что это прибавит вам еще 3-5%. Возьмем нижний предел — это еще +2 рубля к деньгам артиста. Уже 71 рубль.
4. А теперь главное — SMM и продвижение. Поверьте мне, мы сотни раз проходили это: продвижение важно и оно работает. Грамотный SMM увеличивает стриминг в разы. Ваш трек может выстрелить и быть в десятке, но с первого места он будет зарабатывать в два раза больше. Это все очень индивидуально, но, на мой взгляд, лейбл должен умножать популярность артиста, как минимум, на два. А это уже условные 142 рубля, получаемых от лейбла, вместо 75, что вы получите от агрегатора. Но это еще не все: что происходит с артистом, когда он в два раза популярнее? Его концерты, контракты и рекламные интеграции стоят в два раза дороже. Не будем считать это в прибыль от лейбла, но просто будем иметь ввиду.
Лейблов, работающих на уровне самодеятельности — множество. Я понимаю недоверие артистов к ним. Но есть и положительные примеры. Я абсолютно понимаю артистов, желающих без лишней головоломки работать с агрегатором. Там все автоматизировано, ничего не надо придумывать, всё считают машины и меньше человеческий фактор. Но не бывает большого успеха без человеческого фактора.

Напиши мне код. Почему для программиста не важен пол

И это несмотря на то, что ученые выяснили: из-за отличий в метаболизме женский мозг сохраняет когнитивные функции дольше мужского. Женщины активно работают, и мы можем видеть, что многие из них нашли применение своим способностям в других сферах, ведь математическая составляющая нужна не только для написания кодов. Способность женщин анализировать информацию, работать с цифрами и предсказывать результат делают их ценными сотрудниками. Поднятие продаж и введение новых маркетинговых активностей, составление грамотного бизнес-плана, оценка рисков и выгоды от следующего шага компании — все это строится на постоянных подсчетах и планах, которые сотрудники проводят частично в специальных программах, а частично — в собственной голове.

Женское дело

Любопытно, что в середине ХХ века программирование считалось «женской» профессией. С начала 40-х годов женщины в Великобритании и многих других странах работали на огромных электромеханических вычислительных машинах размером с комнату, производя баллистические расчеты, расшифровывая шифры, разрабатывая военную логистику. После окончания войны они перешли на госслужбу, где стали заниматься обработкой статистических данных.

Написание кода считалось неквалифицированной, кропотливой, типично «женской» работой — работой, которая была критически важной, но при этом постоянно обесценивалась, рассказывает автор книги «Запрограммированное неравенство» Мари Хикс. Руководители стремились нанимать на связанные с компьютерами должности именно женщин, так как считали, что будущим (и настоящим) женам и матерям не понадобится продвижение по службе. «Ожидалось, что карьера женщины будет короткой из-за брака и детей — а значит, сотрудница не будет расстраиваться и требовать повышения заработной платы», — рассказывала Хиггс в интервью The Guardian.

Тем не менее сегодня женщины составляют только 30% кадров в сфере tech в США. По словам специалиста по подбору персонала компании Knightsbridge Вирджинии Кларк, эта доля — идеальный баланс для многих технологических компаний, так как создается видимость достаточного разнообразия. Тем не менее при этом большая часть коллектива все же состоит из людей, которые мыслят и действуют одинаково.

Основная причина нежелания компаний увеличивать долю женщин на всех уровнях — стереотипы. Не будем перечислять их все: вы и так слышали о «неприспособленности» женщин к работе с техникой, об «излишней женской эмоциональности», о том, что женский мозг коренным образом отличается от мужского (что, кстати, категорически опровергают актуальные исследования).

Из-за этих факторов на протяжении длительного периода времени мы видели, что женщины были на вторых ролях не только в tech, но и в бизнесе в принципе.

Равноправный мир

К счастью, сейчас мир меняется: крупнейшие компании берут курс на равноправие, а женщины организовывают свои бизнес-сообщества, такие как Women’s Leadership Forum и European Women in Technology. Исследовательские институты годами призывают включать в состав IT-команд больше женщин, так как это приносит в команду разнообразие и новые творческие подходы, что, в свою очередь, повышает шансы создать интересный продукт. К призывам прислушиваются и гиганты IT-сферы. Так, сотрудника Google, который выразил сомнение, что женщины могут работать в tech, уволили, а дело получило большой общественный резонанс.

По данным PwC, более полная реализация потенциала женщин приносит значимые экономические преимущества, кстати, по статистике хотя бы одна женщина входит в совет директоров 57% крупнейших компаний РФ, а Россия находится среди стран-лидеров по числу женщин-предпринимателей.

Есть и другая интересная статистика, доказывающая, что бизнес нуждается в женщинах-сотрудницах. Дело в том, что компания Ipsos выяснила: именно женщины — вне зависимости от возраста — являются главными пользователями мобильных приложений. Казалось бы, при чем здесь это? Все просто: современным компаниям недостаточно иметь официальный сайт в интернете. В борьбе за клиентов различные организации соревнуются за популярность своих соцсетей. На этом многие компании не останавливаются и идут дальше. Так в стремлении выделиться они создают собственные приложения. И вот здесь в игру вступают женщины. Если женщины — это ядро целевой аудитории, значит, никто лучше них самих не ответит на вопрос, как правильно продвигать ваши digital-разработки. Конечно, можно проводить специальные опросы, но еще лучше иметь такие фокус-группы внутри команды.

Благодаря общественной поддержке сегодня мы можем наблюдать, что женщины в tech-индустрии больше не редкость, а воспринимаются как норма. Речь идет не только о разработке, но и о смежных областях — маркетинге, PR технологических компаний, компьютерной графике, digital-рекламе.

редакция рекомендует

«Дети стали намного хуже, чем раньше»

Когда мы смотрим очередное видео, в котором ученики избивают учителя или учитель выбрасывает из класса ученика, нам кажется, что раньше в школах такого не было. Что нынешним школьникам ничего не нужно, кроме гаджетов, они наглые и непочтительные и с начальной школы думают только о деньгах. Но фраза «нынешние дети совсем испортились» была актуальной во все времена. О том, чем нынешние школьники отличаются от предыдущих поколений, рассуждает преподаватель истории в московской гимназии № 1567, заслуженный учитель России Тамара Эйдельман.

Первый класс. Рассылка Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

Много-много лет назад, так много, что даже и не верится, я пришла работать в школу. Важная информация, которую старшие коллеги сообщили мне чуть ли не в первый день, заключалась в том, что «сейчас дети стали намного хуже, чем раньше». И для того чтобы с ними справиться, «надо их забить тройками». Подчеркивалось, что лучше тройками, чем двойками. Наверное, дело в том, что из-за двоек дети обижаются, родители волнуются, а отчётность ухудшается. А так тройка — вроде бы неприятно, но не трагично.

С тех пор утекло много воды. Я уже учила детей тех учеников, с которых начиналась моя учительская карьера. Но мысль о том, что «дети теперь не такие» по-прежнему регулярно возникает в самых разных разговорах. Точно так же, как и вопрос о том, насколько сильно изменились школьники «в последнее время». Кажется, что-то в этом роде писал не то Аристотель, не то Платон.

Ну что я могу сказать? Конечно, дети меняются. Они всегда меняются. Теперь это те, кто с младых ногтей имеют доступ в интернет, кто узнаёт огромный объем информации из соцсетей. Это те, кто чуть ли не с начальной школы думает о том, где и (увы) за какие деньги им придётся работать. Это те, кто не приучены вставать при появлении учителя. Это более самостоятельные, очень сильно, хотя и совершенно хаотично информированные и довольно прагматичные люди.

Хорошо это или плохо? Я не знаю. Вернее, я вижу и множество хороших, и множество плохих черт. Мне не нравится, как мои ученики постоянно сидят на переменах, уткнувшись в свои мобильники. И мне неприятно перед началом каждого урока изымать их, но что делать — в противном случае урок будет просто невозможно проводить. Зато мне нравится, как быстро мы можем с ними обмениваться большим количеством информации. И вообще то, что они имеют свободный доступ к огромному количеству книг, статей, рисунков и так далее, о существовании которых я в их возрасте даже не подозревала. Мне, кстати, нравится, что это даёт большие возможности мне как учителю для того, чтобы развивать у моих учеников навыки работы с информацией.

Мне не нравится, что многие из моих учеников выбирают вузы по принципу «чьим выпускникам больше платят»

Тем более что такой выбор обычно вообще не связан с реальной ситуацией на рынке труда. Он связан с их фантастическими представлениями о нём — «ты юрист, на тебе Мерседес». Меня очень расстраивает, что так много моих учеников хотят уехать учиться за границу, хотя я и понимаю, что вызывает у них такое желание. Меня огорчает, как часто, намного чаще, чем раньше, они на втором или третьем курсе (а иногда и на первом) вдруг понимают, что «это не моё» — и бросают учёбу.

Фото: iStockphoto / RimDream

Но с другой стороны, меня радует, что для них открыты разные варианты учёбы, что они (благодаря ЕГЭ, уж извините) могут подавать аттестаты сразу в несколько вузов. Что они не держатся мучительно за единственный вариант учёбы, единственный вариант развития своей профессиональной жизни. И что не боятся искать и идти вперёд методом проб и ошибок.

Меня огорчает прагматичность и расчётливость многих из них. То, как они отбирают только «непосредственно» необходимое в школьном обучении

Часто не понимая, что предметы, темы, задания, которые, как им кажется, не имеют отношения к их поступлению, могут иметь отношение к их жизни, их общему развитию, развитию их души. А с другой стороны, я вижу, как часто мои ученики откликаются на предложение совершить доброе дело, принять участие в благотворительной акции, помочь другим.

Я не вижу того одичания и отупения, о котором всё время читаю в СМИ. Правда, я учу хороших деток в гуманитарных классах хорошей московской гимназии. Но всё-таки почему-то мне кажется, что наша школа всегда плодила достаточно большое количество диких и необразованных выпускников. А рядом с ними пусть меньшее, но всё равно достаточное количество прекрасно развитых, умных и хорошо подготовленных. Во всяком случае, я вижу вокруг себя много представителей как раз второго типа, и это внушает мне оптимизм.

Я не вижу никаких проявлений неуправляемости, о которых тоже часто читаю в соцсетях. Может быть, опять же, дело в том, что у меня хорошие ученики

А может быть, разговоры о непослушных и грубых детях во многом порождены тем, что молодое поколение уже привыкло к новому, более свободному типу отношений. А старшее пока что не перестроилось. Дикие видео, на которых показывают, как ученики бьют старую учительницу или, наоборот, как учитель вышвыривает ученика из класса, конечно, ужасают. Но можем ли мы быть уверены, что такого не было в предыдущих поколениях? Может быть, дело в том, что раньше не было ютьюба?

Фото: iStockphoto / RimDream

Я думаю, что с любым классом можно найти общий язык. В каком-то случае это совсем просто, а в каком-то требуются огромные усилия. Но в принципе всё возможно, было бы желание со стороны учителя. Тогда постепенно и отклик появится, может быть, сначала слабый или только от нескольких человек, но появится.

А вообще, стоит вспомнить слова Воланда: «Люди как люди. И милосердие иногда стучится в их сердца. Квартирный вопрос только испортил их».

— Должна ли быть другой начальная школа?
— Что касается того, должна ли быть другой начальная школа, то это несколько другая тема. Но и здесь ответ очевиден. Разумеется, начальная школа должна быть другой, потому что другими стали запросы общества к выпускникам школы вообще и, следовательно, начальной школы в первую очередь. Стране нужны люди, которые завтра будут работать в условиях инновационной экономики.
Будущее бросает нам серьезный вызов! Поэтому сегодня начальной школе прежде всего нужно ориентироваться на те возможности, склонности и интересы ребенка, которые делают более развитыми его мышление и память, внимание и речь.
Да, по своему содержанию, формам и методам организации обучения начальная школа просто обязана стать другой, обеспечивая и синхронизируя психическое и умственное развитие детей в соответствии с социальными запросами и требованиями времени. Без серьезных, может быть, радикальных реформ начальной школы нам, полагаю, не обойтись.
— Как современная начальная школа должна учитывать достижения отечественной психолого-педагогической науки, в частности культурно-исторический подход?
— Я должен сказать, что стандарт общего начального образования (а в целом и весь стандарт) основан на деятельностном подходе, на выдающихся достижениях отечественной психолого-педагогической науки, на трудах наших учителей — Льва Выготского, Алексея Леонтьева, Александра Лурия, их замечательных учеников и последователей. Именно культурно-историческая методология стала базой для разработки стандарта общего начального образования.
Чем новый стандарт отличается от предыдущего?
Во-первых, он ориентирован на важнейшие психологические особенности развития детей данного возраста, то есть младшеклассников. Стандарт начальной школы учитывает деятельность, связанную с постановкой и решением учебных задач; учебные действия, вызванные специфическими формами обобщения материала; процессы становления теоретического мышления и теоретического обобщения; особенности, связанные с рефлексивным поведением и действием, когда ребенок учится планировать свою деятельность и предвидеть ее результаты.
Во-вторых, отталкиваясь от лучших достижений психолого-педагогической науки (и конечно же, культурно-исторической традиции), стандарт нацеливает на такое развитие детей, которое соответствует данному возрасту, то есть предполагает особую форму деятельности детей и взрослых, особую форму организации их совместной учебной работы.
— Какова роль школьного психолога в «Нашей новой школе»?
— Вопрос о роли школьного психолога в «Нашей новой школе», школе, которая должна возводиться в соответствии с новым стандартом, это вопрос принципиальный.
Ведь как можно квалифицировать работу сегодняшнего психолога? Как работу, конечная цель которой — определить, как развивается ребенок. Речь идет по преимуществу о диагностике — системе методов и процедур, позволяющих оценивать состояние, уровень развития ребенка. После чего следуют те или иные заключения с дальнейшими рекомендациями учителю. При таком подходе психолог просто отстранен от реальных форм организации учебно-воспитательного процесса.
Новый стандарт предусматривает психолого-педагогическое обеспечение непосредственно учебно-воспитательного процесса, а это существенно меняет функционал школьного психолога.
Что такое психолого-педагогическое обеспечение образования в той же начальной школе? Отныне психолог должен уже уметь оценивать не вообще развитие ребенка (этим сейчас повсеместно и занимаются), а то, как осуществляется процесс организации учебной работы этого ребенка в классной ситуации. Как выстроено общение ребенка со взрослыми и другими детьми. Как взрослый, в данном случае учитель, структурирует свою работу с ребенком.
Таким образом, с одной стороны, психолог наряду с педагогом начинает отвечать (в меру своей психологической ответственности) за организацию самого учебного процесса. А с другой стороны, он занимается оценкой качества обучения этого ребенка в соответствии с результатами той деятельности, которая осуществляется во время урока.
Как видим, психолог в системе психологической службы «Новой школы» закономерно (а вовсе не случайно!) становится ответственным за оценку так называемых метапредметных компетенций и личностных образовательных результатов учащихся.
Системы оценки развития детей в условиях учебной деятельности не создано. Есть разные исследовательские группы, ученые и специалисты, которые работают в этом направлении. Впереди еще много дел, но уже ясно, чем работа психолога в рамках нового стандарта должна отличаться от работы традиционного психолога.
— Как Московский городской психолого-педагогический университет отражает модели начального образования в подготовке своих магистров и бакалавров?
— Во-первых, фундаментальная наука у нас тесно интегрирована с образованием и практикой, и наши студенты получают базовую систему научных школ и направлений.
Вторая особенность МГППУ заключается в том, что студенты уже с третьего курса погружаются в практику. Тут мы, не побоюсь сказать, работаем системно. С одной стороны, наши ребята получают фундаментальную научную базу, а с другой — «крутятся», набираются опыта в системе образовательных учреждений, входящих в Университетский округ МГППУ, — это и детские сады, и лекотеки, многочисленные школы и гимназии различных видов и типов, а также лаборатории и экспериментальные площадки. При этом наука и практика охватывают самые разные категории детей: одаренных, девиантных, детей с ограниченными возможностями, детей, у которых есть трудности с зависимостями, и др.
Таким образом, наш университет — это прежде всего современный педагогический центр интеграции науки, образования и практики, обеспечивающий подготовку бакалавров и магистров, знающих детскую психологию и способных работать с разными категориями детей и детством в целом.

Муниципальное дошкольное учреждение»Детский сад № 15″ города Ярославля

Современный ребенок – какой он?*

Сегодня уже не вызывает сомнений тот факт, что современный ребенок не такой, каким был его сверстник несколько десятилетий назад. и не потому, что изменилась природа самого ребенка или закономерности его развития. Принципиально изменилась жизнь, предметный и социальный мир, ожидания взрослых и детей, воспитательные модели в семье, педагогические требования в детском саду.

Социальные изменения привели к изменениям психологическим. По данным психологов, в настоящее время произошли сдвиги в наступлении кризисов 7 лет и подросткового. Так, кризис, который детипрошлого века проходили перед поступлением в школу ( в подготовительной группе детского сада) сейчас переживают младшие школьники (в 7-8 лет). а это влечет за собой пересмотр методов обучения в младшей школе. Пубертатный кризис девочки минуют теперь тремя годами позже, а мальчики – четырмя. В настоящее время дети растут и развиваются в условиях постиндустриального информационного общества. С самого рождения они сталкиваются с современными высокотехнологичными достижениями. все технические новшества становятся бытием подрастающего поколения. Компьютерные игры, интерактивные игрушки и музейные экспозиции, рекламные ролики и новинки кинематогрофа. Как влияет технический прогресс на психику ребенка? Каков современный ребенок? Педагоги дошкольных учреждений «нарисовали» портрет современного ребенка исходя из собственных наблюдений: развитый, любознательный, умный, эрудированный, раскрепощенный, свободный, импульсивный, капризный, плаксивый, драчливый, агрессивный, педагогически запущеный, воспитываемый телевизором.

Дети хорошо информированы. Они рассуждают на «взрослые» темы, смотрят сериалы, разбираются в хитросплетениях сюжетный линий, хорошо запоминают все происходящее с героями страстей и подробно пересказывают серии бабушкам и мамам. Дошкольники иногда делают такие неожиданные выводы и умозаключения в недетских ситуациях, что взрослые всерьёз начинают думать о преждевременном взрослении современных детей. По нашему мнению, это «наслушанность», под которой, к сожалению или к счастью, нет опыта.

У большой информируемости есть оборотная сторона. Современные дети в развитии мышления и умственных способностей отнюдь не опережают возраст. Более того, в связи с проблемами со здоровьем многие имеют задержку психического и речевого развития. Большинство детей 5 лет нуждаются в помощи логопеда. Современный ребенок дошкольник говорит много (если говорит), но плохо. Педагоги бъют тревогу. Самые низкие показатели выполнения программ обучения и воспитания чаще всего относятся к разделу «Развитие речи». Страдает не только раздел «Связная речь», но и «Словарь». Информированность детей не ведет к увеличению словарного запаса. По данным ЮНЕСКО 93% современных детей от 3 до 5 лет смотрят телевизор 28 часов в неделю. Известный психолог Е.О. Смирнова делает неутешительные выводы о влиянии просмотра телевизионных передач на психическое развитие детей.

Наблюдения за детьми показывают, что в детских садах стало встречаться такое явление, как отсутствие так называемых «середнячков». Дети в группе делятся на успевающих и неуспевающих, на усваивающих и не усваювающих программу обучения.

Современные дети часто не могут сконцентрироваться на каком-либо занятии, рассеянны, не проявляют интереса. Они находятся в постоянном, непрерывном движени, их трудно удержать на одном месте. Ребенок может одновременно слушать сказку и строить из конструктора. Подрастающее поколение обладает «клиповым сознанием», вскормленным рекламой и музыкальными роликами.

Личностное развитие детей во все времена непосредственно связано с героями, на которых они равняются. Но герои книжек, мультфильмов в современном культурном пространстве резко отличаются от тех красивых, добрых, заботливых, любящих, ценящих дружбу, неагрессивных персонажей, на которых выросли родители нынешних дошкольников, их бабушки и дедушки. Чаще всего героями для дошкольников становятся персонажи западных мультфильмов с супер-способностями, которые далеко не всегда являются носителями духовных ценностей.

У современных детей резко снижена фантазия, творческая активность. Дети нацелены на получение быстрого и готового результата нажатием одной кнопки. Хотя современные дошкольники технически «подкованы», легко управляются с телевизором, электронными и компьютерными играми, но строят из конструктора так же, как их сверстники прошлых лет, ни в чем их не опережая.

Для современного ребенка, особенно жителя большого города, природа выступает чуждой, неизвестной средой. Исчезло естественное детское «дворовое» сообщество: дети теперь реже свободно играют и общаются со сверстниками. Игровая культура детства как основное условие развития личности ребенка искажена.

Серъезную проблему вызывает «уход» сюжетно-ролевой игры из жизни современного ребенка. Экспериментальные исследования сюжетно-ролевой игры у дошкольников 6-7 лет показали, что наивысшего уровня развития (по Д.Б. Эльконину игра не достигает. Следовательно, не формируются на должном уровне школьная мотивация, обобщение, умение планировать, строить свои взаимоотношения со сверстниками. Результат – снижение показателей готовности к оьучениюю в начальной школе.

Среди факторов, влияющих на психические и личностные изменения современного ребенка, Д.И. Фельдштейн называет ориентацию общества, и соответственно, детей на потребление, маргинализацию, рост девиаций, ограничение детской самостоятельности родителями. Итог – «омоложение» болезней, лечащихся антидепрессантами, повышение тревожности и агрессивности, снижение контроля поведения и развитие зависимостей. Появились дети, не желающие взрослеть. иследования показали, что это происходит, из-за «наследования опыта семейных неудач», происходящего вследствии переживания детьми родительских проблем в семейной и профессиональной сферах, привнесенных в повседневный быт ребенка.

Обобщив фундоментальные исследования последних лет, академик Д.И. Фельдштейн, обозначил круг значимых изменений у современных детей:

— резкое снижение когнитивного развития детей дошкольного возраста;

— рост эмоционального дискомфорта и снижение желания активных действий;

– уход из жизни ребенка сюжетно-ролевой игры и, как следствие, снижение произвольности и мотивационно-потребностной сферы;

— снижение любознательности и воображения у дошкольников, неразвитость внутреннего плана действий;

— недостаточная сформированность мелкой моторики и, следовательно, графических навыков у детей дошкольного возраста указывают на неразвитость соответствующих мозговых стрруктур, в том числе отвечающих за произвольность;

– значительное снижение социальной компетентности и самостоятельности в принятии решений;

— рост «экранной» зависимости;

— ограничение общения со сверстниками, появление чувства одиночества, растерянности, неверия в себя;

— увеличение числа детей с эмоциональными проблемами;

— снижение избирательности внимания и оценки информации, уменьшение объема рабочей памяти у подростков;

— астенизация телосложения и снижение мышечной силы;

— рост каждые 10 лет на 10-15% основных форм психических заболеваний;

— рост числа детей с ограниченными возможностями здоровья;

— увеличение численности одаренных детей.

Итак, современный дошкольник достаточно противоречив. При этом поляризация проявления индивидуальных особенностей развития сейчас, пожалуй, становятся все более выраженными.

Основная проблема современного дошкольника – это то, что культурная среда, в которой он развивается, эксплуатация огромного потенциала его памяти происходит в ущерб жизненно необходимому в этом возрасте личностному становлению, основанному на любви, душевном тепле и внимании к его личности. В результате страдает развитие его самостоятельности и инициативности, произвольности, становления творческих потенциалов, воображения и фантазии.

Вот почему основной задачей воспитания дошкольников сегодня становится сохранение (и/или возрождение) условий, в которых ребенок играет со сверстниками, сотрудничает с другими детьми в решении разнообразных познавательных задач, проявляет познавательную инициативу, удовлетворяет собственное любопытство, развивает собственное воображение и творческие способности. Где он экспериментирует, фантазирует, обсуждает, учитс выстраивать отношения с людьми, сопереживать и находиьь свое место в коллективе, чувствует заботу о себе и пытается заботиться о других.

Сегодня важно обеспечить каждому ребенку внимание и заботу о его психическом и физическом здоровье и для этого совместными усилиями детского сада и семьи важно сформировать у малышей чувство эмоционального благополучия и психологического комфорта, чтоб он смог радостно и полноценно прожить самый, пожалуй, трудный и ответственный период своей жизни – детство. именно «здеь и сейчас» закладываются основы личности Человека будущего. И если мы, взрослые, не осознаем этого, нам не на что рассчитывать в будущем.

Особенности развития современного ребенка

Современный мир непрерывно меняется. Скорость, с которой наша жизнь претерпевает трансформации, намного выше, чем двадцать или тридцать лет назад. В недавно ушедшем ХХ веке ребенок развивался в условиях малого социума (семьи, дворовой компании, пионерской организации) с четкой привязкой к конкретному взрослому. Сегодня ребенок поставлен в ситуацию разорванных связей и хаотичного потока информации без структурно-логических связей. Современные дети сильно отличаются не только от тех, кого описывали в своих сочинениях И. Г. Песталоцци, Я. А. Коменский и В. А. Сухомлинский, но и от своих сверстников последнего десятилетия ХХ века. Социальные изменения привели к изменениям психологическим. По данным психологов, в настоящее время произошли сдвиги в наступлении кризисов 7 лет и подросткового. Так, кризис, который дети прошлого века проходили перед поступлением в школу (в подготовительной группе детского сада) сейчас переживают младшие школьники (в 7–8 лет). А это влечет за собой пересмотр методов обучения в младшей школе. Пубертатный кризис девочки минуют теперь тремя годами позже, а мальчики – четырьмя .
В настоящее время дети растут и развиваются в условиях постиндустриального информационного общества. С самого рождения они сталкиваются с современными высокотехнологичными достижениями. Все технические новшества становятся бытием подрастающего поколения. Компьютерные игры, интерактивные игрушки и музейные экспозиции, рекламные ролики и новинки кинематографа. Как влияет технический прогресс на психику ребенка? Каков современный ребенок? Сегодня этим вопросом всерьез озадачены ученые.
В данный период предпринимаются попытки комплексного изучения современного дошкольника . Во внимание принимаются и мнения педагогов-практиков. В 2001 г. прошел Круглый стол, на котором педагоги московских дошкольных учреждений «нарисовали» портрет современного ребенка исходя из собственных наблюдений. Из положительных характеристик: развитый, любознательный, умный, эрудированный, раскрепощенный, свободный. Из отрицательных: импульсивный, капризный, плаксивый, драчливый, агрессивный, педагогически запущенный, воспитываемый телевизором .
Специалист в области раннего языкового развития Н. А. Горлова называет следующие особенности современных детей дошкольного возраста: преобладание системно-смыслового сознания над системно-структурным; повышение тонуса организма, настойчивости, требовательности, чувствительности, эмоциональности, потребности к восприятию информации; возбудимость, гиперактивность, тревожность, агрессивность.
Дети хорошо информированы. Они рассуждают на «взрослые» темы, смотрят сериалы, разбираются в хитросплетениях любовных линий, хорошо запоминают всѐ происходящее с героями страстей и подробно пересказывают серии бабушкам и мамам. Дошкольники иногда делают такие неожиданные выводы и умозаключения в недетских ситуациях, что взрослые всерьѐз начинают думать о преждевременном взрослении современных детей. Данный вопрос спорный. Скорее, это «наслушанность», под которой, к сожалению или к счастью, нет опыта.
У большой информированности есть оборотная сторона. Современные дети в развитии мышления и умственных способностей отнюдь не опережают возраст. Более того, в связи с проблемами со здоровьем многие имеют задержку психического и речевого развития. Большинство детей 5 лет нуждаются в помощи логопеда. Современный ребенок-дошкольник говорит много (если говорит), но плохо. Педагоги бьют тревогу. Самые низкие показатели выполнения программы обучения и воспитания чаще всего относятся к разделу «Развитие речи». Страдает не только раздел «Связная речь», но и «Словарь». Информированность детей не ведет к увеличению словарного запаса. В данной ситуации вспоминается проблема, описанная в одном из старых учебников по детской психологии. Ребенок под влиянием родителей рассуждает о теории ядра, но не может выполнить элементарной речевой инструкции педагога.
Известный психолог Е. О. Смирнова приводит данные ЮНЕСКО о том, что 93% современных детей от 3 до5 лет смотрят телевизор 28 часов в неделю: «Подрастает первое поколение “экранных детей”» . Она делает неутешительные выводы о влиянии просмотра телевизионных передач на психическое развитие детей. Первое и самое плачевное – задержка речевого развития. Отмечается примитивность и бедность речи.
«Речь, исходящая с экрана, остаѐтся малоосмысленным набором чужих звуков, она не становится своей. Поэтому дети предпочитают молчать, а изъясняются криками или жестами» .
Неконтролируемый информационный поток ведет к недостаточности эмоционально-личностного и эмоционально-делового общения с матерью в младенчестве и раннем детстве, что приводит к увеличению количества детей, не усваивающих программы обучения в детском саду и школе. Нейропсихолог Т. В. Ахутина видит основную причину неуспеваемости в снижении произвольности внимания (наряду с плохой экологией и стрессами). Яркая игрушка долго привлекает внимание ребенка не сама по себе, а во взаимодействии с матерью, при возникновении положительных эмоциональных реакций, комплекса оживления. Ученый пишет: «Для формирования устойчивого внимания надо, чтобы глубинные отделы работали достаточно хорошо, а они-то как раз больше всего страдают от неблагополучия в период пре- и перинатального развития. Зрелость глубинных отделов влияет на активность ребенка, его возможности в поддержании бодрствования. Другой “составляющей” внимания являются лобные отделы… Эти отделы выступают организаторами и дирижерами поведения: они должны слаженно взаимодействовать с другими отделами мозга… Дело в том, что мозг “достраивается” в ходе активной работы и количество нервных клеток увеличивается в процессе развития ребенка от рождения до года… Если ребенок в период своего раннего развития не получает достаточно информации извне, если нервные клетки не работают, то происходит их физиологическая гибель. Прежде всего имеется в виду идущая от матери тактильная и зрительная информация» .
Наблюдения за детьми показывают, что в детских садах стало встречаться такое явление, как отсутствие так называемых «середнячков». Дети в группе делятся на успевающих и неуспевающих, на усваивающих и не усваивающих программу обучения. Является это наблюдение закономерностью или особенностью отдельного дошкольного учреждения, необходимо проверять на большей выборке.
Следующий вывод О. Е. Смирновой о влиянии просмотра телевизионных программ на детей – «неспособность к самоуглублению, к концентрации на каком-либо занятии, отсутствие заинтересованности делом. Этот вид заболевания особенно ярко проявляется в обучении и характеризуется гиперактивностью, ситуативностью поведения, повышенной рассеянностью» . Современные дети находятся в постоянном, непрерывном движении, их трудно удержать на одном месте. Во время концертов, в кинотеатрах они свободно перемещаются в незнакомом пространстве. Ребенок может одновременно слушать сказку и строить из конструктора. Дети гиперактивны. В организованных видах деятельности зачастую не могут сосредоточиться, им по-прежнему нужны игровые и заинтересовывающие моменты. Время произвольной концентрации внимания, характерное для возраста, не увеличилось. Подрастающее поколение обладает «клиповым сознанием», вскормленным рекламой и музыкальными роликами. Действительно, фильмы культовых режиссеров, от которых невозможно оградить детское восприятие, отличает прерывистость, резкие переходы от одной сюжетной линии к другой, когда зритель должен удерживать в памяти картинки, чтобы не потерять понимания смысла происходящего. А может быть, как раз на это и направлено творчество режиссѐра? Эстетика и средства выражения нового кино отвечают современным веяниям, иначе оно не было бы востребовано.
И, наконец, третий вывод О. Е. Смирновой – «резкое снижение фантазии и творческой активности детей. Дети теряют способность и желание чем-то занять себя. Они не прилагают усилий для изобретения новых игр, для сочинения сказок, для создания собственного воображаемого мира. Им скучно рисовать, конструировать, придумывать новые сюжеты. Их ничего не интересует и не увлекает. Отсутствие собственного содержания отражается на отношениях детей. Им неинтересно общаться друг с другом. Замечено, что общение со сверстниками стало более поверхностным и формальным: детям не о чѐм разговаривать, нечего обсуждать или спорить. Они предпочитают нажать кнопку и ждать новых готовых развлечений» . Хотя современные дошкольники технически «подкованы», легко управляются с телевизорами, CD, электронными и компьютерными играми, но строят из конструктора так же, как их сверстники прошлых лет, ни в чем их не опережая.
Серьезную проблему вызывает «уход» сюжетно-ролевой игры из жизни современного ребенка. Экспериментальные исследования сюжетно-ролевой игры у дошкольников 6–7 лет показали, что наивысшего уровня развития (по Д. Б. Эльконину) игра не достигает. Следовательно, не формируются на должном уровне школьная мотивация, обобщение, умение планировать, строить взаимоотношения со сверстниками. Результат – снижение показателей готовности к обучению в начальной школе. Несмотря на то, что у исследователей и практиков возникают размышления о необходимости сюжетно-ролевой игры для современного дошкольника, положительный ответ безусловен. Более того, Федеральные государственные требования к структуре основной общеобразовательной программы дошкольного образования вновь выдвигают игру как основу организации всех видов деятельности детей, посещающих детской сад.
Среди факторов, влияющих на психические и личностные изменения современного ребенка, Д. И. Фельдштейн называет ориентацию общества и, соответственно, детей на потребление, маргинализацию, рост девиаций, ограничение детской самостоятельности родителями. Итог – «омоложение» болезней, лечащихся антидепрессантами, повышение тревожности и агрессивности, снижение контроля поведения и развитие зависимостей. Появились дети, не желающие взрослеть. Исследования показали, что это происходит из-за «наследования опыта семейных неудач», происходящего вследствие переживания детьми родительских проблем в семейной и профессиональной сферах, привнесенных в повседневный быт ребенка .
Обобщив фундаментальные академические исследования последних лет, академик Д. И. Фельдштейн, обозначил круг из 16 значимых изменений у современных детей и подростков :
1. Резкое снижение когнитивного развития детей дошкольного возраста.
2. Рост эмоционального дискомфорта и снижение желания активных действий.
3. Уход из жизни ребенка сюжетно-ролевой игры и, как следствие, снижение произвольности и мотивационно-потребностной сферы.
4. Снижение любознательности и воображения у дошкольников, неразвитость внутреннего плана действий.
5. Недостаточная сформированность мелкой моторики и, следовательно, графических навыков у детей дошкольного возраста указывают на неразвитость соответствующих мозговых структур, в том числе отвечающих за произвольность.
6. Значительное снижение социальной компетентности и самостоятельности в принятии решений.
7. Рост «экранной» зависимости.
8. Ограничение общения со сверстниками, появление чувства одиночества, растерянности, неверия в себя.
9. Увеличение числа детей с эмоциональными проблемами.
10. Снижение избирательности внимания и оценки информации, уменьшение объема рабочей памяти у подростков.
11. Астенизация телосложения и снижение мышечной силы.
12. Рост каждые десять лет на 10–15% основных форм психических заболеваний.
13. Рост числа детей с ограниченными возможностями здоровья.
14. Увеличение численности одаренных детей.
15. В подростковом возрасте – рост индивидуализации, критичности по отношению к взрослым, поиск смысла жизни и утверждение своей уникальности.
16. Изменения в ценностных ориентациях подростков (I место – интеллектуальные: образованность; II – волевые: настойчивость, ориентированность на достижения; III – соматические: хорошее здоровье, презентабельная внешность). В иерархии ценностей последние места занимают нравственные, эмоциональные, культурные и общественные.
Интересно увидеть, каким станет повзрослевший современный дошкольник. Это возможно сделать, проанализировав ценностные ориентации современных подростков и молодых людей (т. е. будущих родителей). В 2005 году были опубликованы исследования, проведенные научным коллективом под руководством Л. В. Кашириной . Ученые составили психологический портрет молодых жителей Хабаровска на рубеже XX и XXI веков. Выявлялись ценностные ориентации молодых людей в возрасте 17, 24 и 29 лет. Для лонгитюдного опроса была составлена шкала из 18 ценностей. Одни и те же вопросы задавались респондентам по достижении определенного возраста.
Результаты опроса показали существенные изменения ценностных ориентаций молодежи Хабаровска. В частности, значительно снизилось количество молодых людей, считающих себя свободными и материально обеспеченными. На одно из первых мест поставлено здоровье как ценность, при одновременном снижении количества опрошенных, считающих себя здоровыми и предпринимающих усилия для сохранения своего здоровья. Серьѐзные трансформации претерпело отношение к браку как институту семьи. Многие признали свои семьи неустойчивыми, возросло количество гражданских браков, снизилось число желающих иметь детей.
Ценности, получившие наименьшее число выборов, – «познание», «творчество», «счастье других».
Ведущими ценностями 17-летних стали здоровье, любовь и хорошие друзья. Ученые отмечают повышение состояния напряжения в связи с ожиданием будущего и препятствий, которые придется преодолевать. Для 29-летних важны материальная обеспеченность и счастье в семье. Вместе с тем у них выявлены несовпадение жизненных планов с достижениями, рост индивидуализма на фоне снижения коллективизма и альтруизма.
Современная молодежь выбирает высшее образование (часто ради диплома), успех, материальное благополучие, хорошую специальность. Выявились профессии, от которых высоки ожидания достойного материального вознаграждения, – бизнесмен, экономист, юрист. Профессии, не вызывающие интереса, – учитель, ученый, фермер, артист. Молодых людей не смущает то, что существует переизбыток специалистов в экономических и юридических отраслях и, следовательно, высок риск безработицы. По данным агентств по набору персонала, спрос есть на рабочие и инженерно-технические специальности. Респонденты-хабаровчане в большинстве ответов предъявили следующие требования к работе: высокая заработная плата, престижность фирмы, комфортные условия труда и «интересность» выполняемой работы. Наряду с повышением спроса на обеспеченную жизнь молодые люди показали рост терпимости к возможному нарушению закона и осуждаемым формам поведения: браку по расчету, проезду без билета в общественном транспорте, нецензурным выражениям, получению взятки и уклонению от уплаты налогов. А также к таким «мелочам», как взять то, что «плохо лежит», добыть силой или хитростью. Молодые люди не скрывают своего положительного отношения к осуждаемым в обществе действиям и уверены в собственной правоте. Налицо искажение нравственных ценностей.
Досуг молодые люди посвящают компьютеру и прослушиванию музыки. И сну… Видимо, современные нагрузки, в том числе информационные, и высокий темп жизни влияют на выносливость молодого организма.
Из положительных тенденций хабаровские ученые выявили повышение патриотизма и гордости за историю Отечества и демократические преобразования .
В 2007 году стартовал Всероссийский исследовательский проект «Психологический портрет поколения». Социально-психологическое исследование охватило около 5000 детей с первого по одиннадцатый классы. Предпринята попытка выяснить представления детей о целях на ближайшее будущее, о мечте о взрослой жизни и деле, которому хотят посвятить жизнь. По результатам ответов дети были распределены на группы в зависимости от жизненных целей, мировосприятия, представления о себе. «Цельными личностями» названы 15% выборки. Это те, кто видит свою жизнь как «единую стратегию», реализуемую даже в изменяющихся условиях, и для кого мечта выступает компасом в решении жизненных задач. Наибольшую группу (до 50%) составили «эффективные функционеры». Это дети, ставящие перед собой конкретные профессиональные и карьерные цели, позволяющие хорошо зарабатывать, содержать семью и детей, открыть свое дело, стать влиятельными и богатыми. Отмечено, что уменьшилось количество детей – «общественных деятелей» и «домохозяек», то есть тех, кто хочет приносить пользу обществу, помогать людям, и тех, кто ставит своей целью создание хорошей семьи .
Таким образом, проблема развития современного ребенка остается актуальной. Необходимы серьѐзные междисциплинарные исследования на стыке психологии, педагогики, социологии, физиологии. Структурирование информационного потока, его «педагогическое» переориентирование позволит решить ряд проблем воспитания. Выявление особенностей современных детей дошкольного возраста является важным материалом для обновления содержания и организации учебно-воспитательного процесса, направления педагогической деятельности в русло формирования личности Человека будущего.
Литература
1. Гобова Е., Игнатова О. Психологический портрет поколения. Типология представлений о себе // Школьный психолог. 2007. № 6. URL: http://psy.1september.ru/article.php?ID=200700612.
2. Горлова Н. А. Современные дошкольники: какие они? // Обруч: образование, ребенок, ученик. 2009. № 1. С. 3–6.
3. Поколение в памперсах или коллективный портрет современного дошкольника. Круглый стол // Дошкольное образование. 2001. № 9. URL: http://dob.1september.ru/2001/09/1.htm.
4. Поколение невнимательных. Интервью с Т. Ахутиной // «Школьный психолог». URL: http://psy.1september.ru/article.php?ID=200201810.
5. Смирнова Е. О., Лаврентьева Т. В. Дошкольник в современном мире. М.: Дрофа. 2008. 270 с.
6. Степура И. Племя молодое. Незнакомое // Российская газета – Дальний Восток. 2005. № 3912. 28 октября.
7. Фельдштейн Д. И. Приоритетные направления психолого-педагогических исследований в условиях значимых изменений ребенка и ситуации его развития // Бюллетень Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации. 2010. № 4. С. 20–32.
8. Школяр Л. В. О состоянии и перспективах развития научных исследований Учреждения Российской академии образования «Институт художественного образования» // Педагогика искусства: электронный научный журнал. 2010. № 4. URL: http://www.art-education.ru/AE-magazine/archive/nomer-4-2010/shkolyar12-12-2010.pdf.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *