Почему ребенок плохо учится

Почему ребенок плохо учится

Ребенок плохо учится – что делать? Нужно радоваться

«Я занимаюсь тем, что вытаскиваю детей из образовательной депрессии», – говорит о своей методике доктор психологических наук Александр Лобок

Фото с сайта allobok.ru, где размещена специальная съёмка онлайн-журнала psychologies.ru

Александр Лобок, кандидат философских наук, доктор психологических наук: «Для меня пространство сегодняшнего мира – с планшетами, интернетом, видеорядом – это роскошная среда, которую я могу побеждать».

– Неуспевающие дети – они существуют? Или на самом деле двоечники – это дети со своей образовательной траекторией, не похожие на своих одноклассников?

– Успеваемость происходит от слова «успевать». Успевание – это скорость. Успевающий ученик успевает освоить заданное учителем и уложиться в назначенный срок. Многие талантливые люди были неуспевающими учениками. Альберт Эйштейн плохо учился в школе. Андрей Дмитриевич Сахаров был, как известно, тугодумом, и все делал медленно. Это не значит, что всякий неуспевающий ребенок – будущий Эйнштейн или Сахаров. Но тот, кто не успевает освоить что-то одновременно со своим классом – часто бывает очень глубоким ребенком. А теперь представим: этот глубокий ребенок попадает в класс к учителю, для которого успевание – это и есть скорость. Такой учитель начинает нервничать из-за того, что ребенок не успевает. Из-за этого ученик испытывает двойной стресс. Хуже всего, когда нервничать из-за успеваемости ребенка начинают родители. Ребенок – существо интонационное. Ребенок по отношению к родителями – это мощное эмоциональное зеркало. Он воспринимает и усиливает все микро-детали, которые считывает со своих родителей. И мыслит при этом отнюдь не так, как мы думаем. Когда родители нервничают из-за детской неуспеваемости, у ребенка усиливается ощущение, что он – неполноценный, что он – хуже других. Он это видит во взглядах взрослых. Ему могут говорить: все замечательно, все хорошо, мы с тобой, мы в тебя верим. Но родители говорят это с такой интонацией, что ребенок видит: это – неправда! А вранье он чувствует сразу.

Есть такая проблема в педагогике – инфантильные дети (как бы странно ни звучало словосочетание «инфантильный ребенок»). Такой ребенок никогда не берется за сложные задачи. В такой ситуации он стремятся спрятаться и сказать: ой, мне это вовсе не интересно! Сейчас я занимаюсь в детском саду с подготовительной группой.

И есть дети, которые изо всех сил не включаются в работу, всем своим видом демонстрируя свою независимость. И я понимаю: они боятся включиться в неожиданное испытание, потому что не уверены в своих силах. Это – те дети, в которых не верят дома.

– Но быть неуверенным в своих силах – это для человека естественное состояние…

– Для маленького ребенка не верить в себя – неестественно. Если бы шестимесячный ребенок не верил в себя – он находился бы в состоянии постоянного страха перед окружающим миром. А он начинает осваивать этот мир, да еще так напористо. До пяти лет, заявляют психологи, ребенок эгоцентричен. Ситуация эгоцентричности – это ситуация безусловной веры в себя.

Ребенок — это существо, которое заряжено энергией подвига. Подвиг — это не когда что-то делают со мной, это когда я делаю что-то с собой. Я прыгаю выше своей головы, я совершаю усилия, которые я вчера не мог совершать. Я отважно вхожу в зону, которая мне неизвестна. И, совершая это, я чувствую себя героем. Детство – этот тот период, когда в жизни всегда есть место подвигу. И хорошо, если рядом есть взрослые, которые эти микро-подвиги видят и понимают. При искренней похвале взрослых ребенок приобретает все больше и больше сил. Усилия превращаются в силу. Подвиг — это усилие. Подвиг – это риск. Но если родители не повышают планку, не увеличивают пространства испытания, не ставят перед ребенком по-настоящему интригующих и сложных задач, которые развивали бы его внутреннюю силу, — значит, они не доверяют своему ребенку.

Зато те дети, в которых родители верят, будут с азартом включаться в любые незнакомые испытания. Они никогда не сбегут от них в уголок покатать тихонько машинку… Другое дело, что порою различные испытания ломают веру ребенка в самого себя.

– Мы говорим о том, что обычному ребенку требуется брать все новые и новые высоты. В российской школе, если говорить объективно, учиться трудно. Это – не скандинавская и не начальная японская школа… Почему же в России школьные высоты ломают детей?

– Школа – это не легкая прогулки по игровым помещением. Школа предполагает взятие трудных высот. Безусловно! Но есть трудности адекватные, есть неадекватные. Есть трудности дешевые, есть дорогие – то, что называется «трудности-бриллианты». И мы удивляемся: почему система обучения, которую мы создаем естественным образом, в семье, в кругу близких, имеет потенциал сделать ребенка во много раз сильнее? Почему школьная система обучения, созданная искусственным образом, зачастую ломает детскую способность быть сильным?

Представь себе: когда тебе было два месяца, тебя взяли на воспитание… дай-ка подумаю, кто – китайцы! Или нет, есть даже язык еще посложнее: тебя взяли на воспитание вьетнамцы. Отныне рядом с тобой говорят только на вьетнамском языке. Правда заключается в том, что ты этот безумно сложный вьетнамский язык с легкостью освоишь. Какой внутренней смелостью нужно обладать, чтобы это сделать! А ты сделаешь это с легкостью. Это и говорит о том, что ты в месяц, два, три, четыре, ты обладала уверенностью в себе. Ты обладала отвагой. В твоей жизни было место подвигу. Тебе и в голову не приходило отвергнуть этот вызов и отказаться учить вьетнамский язык. Ты естественно проникнешь в эти странные звукоряды и расшифровываешь их. И в два-три года начинаешь лопотать по-вьетнамски, более того: свободно овладеваешь этим языковым пространством. Эта задача оказывается тебе по силам.

Потрясающе, правда? Но вот – ты идешь в школу, где тебе даются учителя, которые начинают учить тебя по программе и ставить тебе учебные задачи. Тебя начинают учить родной речи, учат читать, писать – и ты вдруг начинаешь ломаться. Почему?

– Наверное, потому что школа заставляет делать то, что должно происходить само собой?

– Конечно. Когда ребенок осваивает устную речь, это происходи само собой. Если бы двухлетнему ребенку построили программу освоения устной речи, распределив учебный материал по урокам, и приставали бы к нему с утра до вечера: «Учись, учись, после того, как ты освоишь этот набор слов, мы перейдем к следующим словам»… Что было бы? Дети не осваивали бы язык. Ни китайский, ни вьетнамский, ни русский. Никогда. Но почему-то малыши овладевают родным языком.

Подчеркиваю, все они делают это по своим траекториям. Ни про одного ребенка нельзя заранее сказать, какие слова и фразы у него будут первыми, вторыми и т.п. Традиционные «мама и папа» – это сигнальные слова. То есть это даже не слова. Это – обращения. Слова – это те, у которых появляется индивидуальная семантика. Знаешь, насколько необычными могут быть первые слова ребенка? У одной моей знакомой двухлетней девочки самым первым самостоятельным словом стало слово «холодильник». Но произносила она его так: «ди». То есть вычленила из длиннющего слова некое несущее звукосочетание. И, конечно же, привела своих родителей в восторг: «Ура! Наша Дуся говорит слово «холодильник»!».

Естественно, что в такой ситуации ни одному вменяемому родителю не придет в голову ругать двухлетнего ребенка за «неправильное произношение». Совсем наоборот: ничего кроме искренней радости и искреннего восторга. И, само собой разумеется, проходит совсем немного времени, и Дуся начинает говорить и слово «холодильник», и множество других слов в гораздо более привычной для уха форме… Все дети поступают таким образом: вытаскивают какой-то звук или сумму звуков из слова и начинают этим пользоваться.

А взрослые вначале даже не понимают, что произносит ребенок. Но догадываются – и РАДУЮТСЯ. А в результате и для ребенка освоение языка становится огромной радостью…

У каждого ребенка – своя индивидуальная траектория овладения речью. А грамотность – это интуиция, которая формируется на кончике языка в процессе деятельности. Но вот ребенок, свободно и отважно овладевший языковым пространством, идет в школу и обнаруживает, что в школьных стенах грамотность – это нечто другое. Это – непрестанное давление, которое порождает у ребенка безумный страх совершить ошибку. И потому технологии обучения чтению, которые сегодня приняты в школе, у детей – за редким исключением — вызывают отторжение. Давай вспомним, на что чаще всего жалуются родители, когда речь заходит о школьных уроках чтения?

– «Мой ребенок знает буквы, но не умеет читать». Или: «Мой ребенок умеет читать, но не хочет…»

– Правильно! «Умеет читать, но не хочет». Это – точный диагноз. Я скажу, что стоит за этими словами: такой ребенок не умеет читать. Потому что уметь читать – это значит хотеть читать. Чтение – это не складывание слогов в слова, чтение – это порождение смыслов. Научиться читать – значит, научиться видеть то, что скрывается за текстом. Ребенок, который просто складывает буквы, не читает, то есть не порождает смыслы. Он просто озвучивает символы на странице книги. Если ребенок умеет читать, он всегда хочет читать.

И вот мы подходим к очень важному моменту. Дело в том, что в школе учится множество детей, которые не умеют реально читать и считать. Если ребенок не умеет читать, с каждым годом в школе его проблемы нарастают, как снежный ком. Он не может прочесть условие задачи. Он не может прочесть страницу учебника с домашним заданием. Он может прочесть символы на странице, но не может понять, какие смыслы скрываются за ними. Он не успевает за работой класса на уроке. А ему дают все новые и новые задания! Далее следуют недоверие учителей, недоверие родителей, разрушение самооценки… Мы стремимся вложить в детей в школе самое сложное и ради этого бесконечно перегружаем программы. А на самом деле эти дети тормозятся по отношению к элементарным вещам.

– Значит, все просто? Если ребенок не успевает в школе, надо попытаться научить его читать?

– Нет, это как раз сложно. Нельзя научить читать, показывая ребенку буквы. Это бесполезно. Надо, чтобы у него сформировалась смысловая и вообразительная мускулатура чтения, так же, как формируется мускулатура атлета. Чтобы ребенок научился ВООБРАЖАТЬ то, что он читает. Но именно этому школа не учит.

Про меня порой говорят, что я «работаю демократическим педагогом». Нет, когда я работаю с детьми – и успевающими, и неуспевающими – я вполне авторитарно провожу их через разного рода испытания. Только так можно научить настоящему чтению – чтению как порождению собственных образов и смыслов. Я создаю для каждого ребенка индивидуальные сложности, способные разжечь его азарт. Задача должна быть трудной, но при этом интересной, с реально работающей интригой. Тогда в ребенке пробуждается азарт встречи с трудностями.

– А может быть, дети не хотят учиться читать по другой причине? Они перестали воспринимать книги и чтение, живя в визуальном мире, среди компьютерных игр? Может быть, их уже нельзя увлечь чтением?

– Когда педагоги говорят: «Ой, как бы мы хорошо учили, если бы не было этих планшетов!» – это для меня диагноз педагогической несостоятельности. Как здорово, если бы у нас в деревне была бы одна черная тарелка, которая время от времени урчит и выпускает из себя немного информации. Тогда я, учитель, был бы кум королю, со своим чемоданом книжек, которые привез с собой в деревню, чтобы раскрывать детям миры. Действительно, чем беднее окружающая среда, тем легче задачи педагога. У него есть в запасе сумма готовых ходов, которые можно использовать в любых ситуациях. Когда же моим конкурентом является планшет с игрой, который ребенок держит в руках, не замечая ничего вокруг, – мне нужно ломать голову. Как мне стать более интересным для ребенка, чем этот планшет? Сегодня я занимаюсь с группой подготовишек в детсаде. Сколько разнообразных игрушек у этой группы! То и дело слышу жалобы: вот если бы половину этих игрушек убрать, насколько легче было бы заниматься с детьми. Слишком много искушений! Но эти искушения для меня – вызов. Я-то кто по отношению к ним? Я могу стать для детей настолько же интересным и даже более интересным, чем планшетная игра? Если не могу – грош мне цена как педагогу.

– Ты расскажешь, как можно сделать, чтобы чтение книги стало для ребенка интереснее, чем компьютерная игра?

– Конечно. Первое условие – надо взять книгу без картинок. К сожалению, на полках библиотеки детского сада, где мы с тобой беседуем, стоят только книги с картинками. Возьмем «Винни Пуха» и прикроем рукой картинку. Первое волшебство, которое могу сделать, посмотрев на эту страницу, превратить буковки – а это для ребенка это пока еще точки и штришки – в смыслы. Читаем: «Иногда, – сказал Иа, – когда люди забирают чей-нибудь дом, там остается кусочек-другой, который им не нужен, который они с удовольствием вернут бывшему хозяину». Я совершил техническое чудо: превратил символы в слова. Но когда я прочел буквы, они еще не одухотворились, потому что это – особая работа воображения, которая идет одновременно. «Иногда»… – прочитав это, я делаю паузу… и вдруг до тебя, именно в эту паузу, доходит, что значит «иногда». Иногда… скажи, что с тобой бывает иногда. Представь, что ты ребенок…

– Иногда мне хочется плакать…

— Вот! Иногда тебе хочется плакать. Еще!

– Иногда мне хочется слушать музыку.

– Супер! Ты предложила две фразы, и через эти фразы слово «иногда» одухотворилось, наполнилось смыслом. Мы читаем слово «иногда» – и у нас внутри сразу запускается цепь внутренних ассоциаций. Для тебя слово «иногда» является одухотворенным и реальным. Оно тебе явлено. Это – то, что никакой картинкой не изобразишь, это – твоя внутренняя работа. Есть шестилетние дети, которые до сих пор не чувствуют разницы между словами «иногда», «всегда», «никогда». Слово «иногда» не успело им явиться. И надо постараться его явить. Чем отличается читающий ребенок от нечитающего? Ему с каждым прочитанным словом видится вспышка образа. Это происходит молниеносно. И в этой вспышке ему является слово. Воображение ребенка – это спасительная вещь. Если мы научимся пользоваться его термоядерной энергией, многое станет возможно.

Ребенок в нашем мире спасает себя воображением. Но школа не научилась конвертировать энергию его воображения в учебные вещи. Она все время хочет дать детям что-то свое. И мы пока еще очень мало стремимся вслушиваться в детскую речь, мы не умеем ее возделывать. И вот поэтому книга феерически нужна в современном мире. Особенно – книга без картинок.

Потому что книга без картинок – единственное, что по-настоящему позволяет человеку развивать свое воображение. Читая ее, ты постоянно создаешь внутри себя героев, постоянно создаешь в себе визуальные образы. Другого настолько эффективного инструмента человечество еще не придумало.

То, что мы практиковали, я называю «дырчатым чтением». Что происходит с тобой в тот момент, когда я делаю паузу и предлагаю тебе продолжить предложение? Твое воображение пробуждается. Во время этих пауз ребенок начинает многомерно воспринимать слово. Он учится различать окончания слов и падежи. У него быстро начинает развиваться синтаксический, орфографический и смысловой слух. Так он начинает учиться читать. А когда дети начинают чувствовать текст, они понимают, что это – гораздо интереснее, чем смотреть кино. Чтение побеждает визуализацию, которой за последние тридцать-сорок лет в мире стало слишком много. Но я говорю спасибо компьютерным играм и визуальной культуре вообще за то, что они создали для нас этот уровень.

– Сейчас мы говорим о малышах. Можно ли научить читать неуспевающего старшеклассника? Иногда говорят, что подростки в этом возрасте уже испорчены школьной системой…

– Никто ничем не испорчен! В жизни каждый из нас сталкивается с разными практиками: среди них правильные, неправильные, сомнительные…И что? Разве мы говорим про себя, что мы ими испорчены? Я практикую «дырчатое чтение» и со старшеклассниками. Мы читаем с ними не «Винни Пуха», а – непонятнейший (а потому скучнейший) для них учебник физики. Самое интересное – содержание прочитанных глав усваивается ими накрепко, хотя о физике как таковой они в этот момент не думают.

– Двадцать лет назад вышла твоя книга «Другая математика», в которой ты объяснял, что многие дети заканчивают школу, так и не научившись простейшим арифметическим действиям. Чем можно помочь этим детям?

– Наблюдая, с какими мучениями дети вычитают, умножают и делят, учат таблицу умножения или стихи, я понимал, что так нельзя. Мне пришло в голову, что можно сделать игру, которая разовьет эти навыки и поможет им щелкать школьную программу – во всяком случае, программу начальной школы – как семечки. Игра предназначается для развлечения в кругу семьи. А в качестве побочных эффектов она позволяет ребенку научиться читать, писать, освоить всю сумму арифметических навыков, выучить таблицу умножения, запоминать стихи. Его никто этому не учит, это приходит во время игры само собой.

За двадцать лет работы с детьми и со взрослыми я напридумывал множество различных игр. И все это пока даже не инвентаризировано, что неплохо было бы сделать.

Наибольшей популярностью у детей и взрослых пользуются мои «Архикарды» – особые игральные карты, языковые или математические. Некоторые семьи уже берут «архикарды» с собой на отдых, как раньше брали игральные карты. Родители начинают играть в них: прежде они с таким азартом резались на пляже в подкидного дурака или играли в поезде «в города». «Архикард» не менее интересен, чем традиционные карточные игры, и играть в него можно часами, получая удовольствие и от игры, и от коммуникакции, которая в игру встроена. Но в отличие от обычных карт «Архикард» позволяет – как бы между прочим – освоить множество важнейших учебных навыков: научиться быстро и качественно складывать, вычитать, умножать и делить, научиться воображать и грамотно писать, научиться читать и создавать палитру авторских смыслов… И делает он это так, что интересно в равной степени и взрослым, и детям.

Я думаю сейчас о том, чтобы сделать для неравнодушных родителей видеоэнциклопедию этих игр. Описывать это в книжке слишком долго. Показать на живом примере, как можно играть в тот же «Архикард» – гораздо увлекательнее.

Иногда я получают от родителей письма, что ребенок начал играть в «Архикард» и забросил планшет. Вот это здорово! А потом я подумал: а что если сделать «архикард» для планшета? Может быть, тогда множество детей будет играть в него, а не в стрелялки и бегалки?

– Сегодня ты охотнее работаешь с родительскими сообществами, а не в системе образования?

– Если честно, двадцать лет назад, когда я делал то же самое в рамках своего вероятностного эксперимента, такого ажиотажа не было. Люди не понимали, что я делаю и зачем это нужно. Двадцать лет назад все хотели реформировать школу. А сейчас заявили о себе родительские сообщества, которые почувствовали ответственность за образование своих детей. Семейное образование – это то, что актуально для людей во всем мире. Поэтому меня приглашают не только российские родительские сообщества, но и сообщества родителей в разных странах…

– И последний вопрос: что делать родителям двоечников? Ждать чуда встречи с педагогом, который поможет их ребенку?

– Родителям нужно самим этому научиться. Очень многому им можно и нужно научиться самим. Как бы мы критически ни отзывались о школе, проблема двоечника – это, в большинстве случаев, проблема его родителей. Когда родители не уверены в себе, они начинают проецировать эту неуверенность на своих детей. Они говорят: «Мы не состоялись, но он-то должен состояться!» Все упирается в готовность самих родителей время от времени совершать подвиги. Тогда и у ребенка появится стремление пробиться, взять свою высоту.

– Для родителей двоечников самый большой подвиг – верить в своего ребенка…

– И он должен чувствовать родительскую веру во всем: в словах, интонациях, в наших взглядах. Худшее, что может быть – притворяться, что веришь в этого ребенка. Вера должна быть настоящей. Это главное.

С Александром Лобком, автором книг «Другая математика», «Вероятностный мир», «Антропология мифа», «Картография детства», «Наука ученичества» – мы беседуем в гостиной (одновременно библиотеке) детского сада. На нас смотрят куклы ручной работы, короли, королевы, принцы, кучера и даже впряженные в карету лошади. Каждая почти в рост ребенка. Это – персонаж истории о Золушке. Перед диваном на коврах расставлены японские столики с перламутровыми инкрустациями. За этими столиками родители читают детям старые детские книги. Книги стоят плотными рядами здесь же, на полках. Это – семейный читальный зал дошкольного отделения № 3 московской школы № 15. Проще говоря, детского сада. В гостиную доносились голоса огромных попугаев, которые живут среди пальм в стеклянном зимнем саду. Зимних садов – два. Их обитатели дремлют в московских сумерках. Только обезьянка приветливо тянет к гостям лапку через прутья клетки. «Не пытайтесь в ответ пожать ей лапу. Она просит у вас банан!» – объясняют мне сотрудники детского сада. И соискательнице тут же доставляется просимое. А за стеклянными стенами зимнего сада, на обычной пришкольной территории, окруженной многоэтажными домами, живут в теплых вольерах пони, которые катают детей. Что говорит по этому поводу санэпидстанция? Не знаю. Это – муниципальный детский сад. Таких тысячи. Просто нашлись люди, которые захотели, чтобы дети каждый день приходили в сказку…

Нередко родители задаются вопросом о том, что делать, если ребенок плохо учится в школе. И не менее часто возникают подобные вопросы и опасения еще даже не в связи с плохой учебой, а только с некоторой тенденцией к снижению успеваемости. Вполне естественно, что добросовестные родители хотели бы избежать подобного поворота событий или вовремя его исправить.

Согласно обобщенной статистике, около 20% школьников имеют неудовлетворительные отметки по нескольким предметам, причем иногда это сопровождается тем, что ребенок плохо ведет себя в школе. Кроме этого, не нужно изучать статистику, чтобы понимать, что у еще большего количества школьников снижено желание к учебе, будь то общеобразовательная, музыкальная или какая-либо другая школа. Только благодаря учителям, родителям или самодисциплине это нежелание учиться не влияет на сам процесс образования. И многим родителям хотелось бы достигать такого результата.

Но прежде чем действовать, важно понять, почему ребенок плохо учится, и какие факторы создают такое положение дел.

Факторы влияющие на развитие ребенка

У описанной выше ситуации несколько слагаемых, каждое из которых имеет на нее непосредственное влияние и может стать основной причиной ее ухудшения. Это такие факторы, как:

  • плохое здоровье ребенка;
  • отсутствие необходимого воспитания;
  • сложная обстановка дома;
  • сложные взаимоотношения со сверстниками;
  • низкая квалификация педагога;
  • нюансы самой системы образования;
  • индивидуальные особенности ребенка.

Плохое здоровье у ребенка на сегодняшний день довольно распространенное явление. В редких случаях это связано с наследственностью, чаще — с перенесенной болезнью, влиянием антибиотиков или прививок, если они были применены без учета противопоказаний. Большое влияние оказывает на здоровье ребенка качество питания — необходимые витамины и микроэлементы должны быть в рационе школьника в достаточном количестве. А пища при этом не должна быть зашлакованной, недопустимо в ней обилие вредных добавок и ингредиентов, что в современном обществе весьма распространено. Указанные факторы имеют прямое отношение к внимательности, памяти, жизненной активности и позитивному настрою ребенка и, как следствие, к способности воспринимать новую информацию.

Кроме этого, плохое здоровье может стать той причиной, по которой другие факторы, описанные ниже, будут проявлять себя в значительно большей степени.

Семья и социализация

Воспитание имеет огромное значение! Оно необходимо с малых лет и должно формировать в ребенке важные качества. Эти качества должны проявляться в нужное время и стать основой будущей, самостоятельной жизни взрослого человека. Среди этих качеств присутствует самодисциплина, что означает развитую волю, интерес к познанию окружающего мира, уважение к людям, умудренным жизнью, правильные жизненные ценности и другие факторы. Конечно, невозможно требовать появления этих достоинств у ребенка мгновенно, да и не нужно. Характер формируется постепенно, и это формирование невозможно без заинтересованного участия самого человека.

Сложная обстановка дома может сильно выбить ребенка из колеи, на которую ему будет трудно вернуться. Обстоятельства, имеющие отношение к такой обстановке, могут касаться развода родителей, смерти родного человека, разрушительного воздействия одного из родителей или других членов семьи и тому подобного. Еще одним обстоятельством может быть переходный возраст, и плохое поведение ребенка в школе — зачастую следствие таких изменений. В этот период происходит переоценка многих событий и ценностей, что может проходить довольно тяжело, если у ребенка отсутствует заложенный правильным воспитанием «иммунитет».

Трудные отношения со сверстниками могут возникнуть по нескольким обстоятельствам, среди которых присутствует и характер самого ребенка, и то, как он был воспитан, и смог ли адаптироваться к конкретному коллективу, как может держать себя среди других ребят. Часто сложности возникают по причине несовпадения уровней развития и воспитания у детей, например, когда в классе есть хулиганы, демонстрирующие плохое поведение в школе и тем самым отрицательно влияющие на других детей.

Особенности системы образования

Многие обстоятельства в процессе обучения зависят от педагога, и это естественно. Вполне вероятно, что конкретный учитель не имеет в себе высокого призвания быть тем, кто умеет доносить знания, и поэтому может, в силу субъективных причин, послужить камнем преткновения, который помешает ученику освоить предмет. А бывает так, что подобная ситуация навсегда отбивает у ребенка интерес к процессу обучения.

Нужно признать, что учитель это еще и представитель системы, которая далеко не идеальна. И если такой учитель ставит интересы этой системы выше вопросов воспитания и обучения детей, если не имеет чуткого сердца, не обладает умением подобрать индивидуальные ключики, то может оказаться обычным бюрократом со всеми «вытекающими» для детей последствиями.

Один из факторов системы современного обучения, имеющий отрицательный знак, заключается в мотивировании учеников не столько приобретать конкретные знания, сколько получать нужные оценки. И если вдуматься, то здесь можно увидеть большой «подводный камень», который может повлиять на процесс развития и обучения ребенка, познания им мира. В случае если школьника, который здоров, имеет необходимые качества и любознателен, будут заставлять получать только нужные оценки, которые при этом даются за действия, далекие от естественного процесса познания реального мира (например, заучивание дат или названий вымерших животных и т.п), то у этого ребенка закономерно снизится интерес к школьному обучению.

Особенности детских характеров

Психологам известно о 4-х психотипах человека. Эти психологические особенности заведомо присутствуют и у детей. Если все их обобщить, то ситуации могут выглядеть примерно следующим образом. Кто-то из ребят склонен к точным наукам, а кто-то тянется к гуманитарным. Некоторые быстро схватывают новое, и потом им становится скучно, а другим необходимо не раз вернуться к пройденному материалу. Это приводит к тому, что в результате индивидуальных особенностей кто-то из ребят перестает успевать по какому-либо предмету. Но это еще не значит, что ребенок не любит данный предмет или не желает учиться — он просто не успевает за скоростью подачи учителем информации и заданий по конкретному предмету.

Хуже, если родители начинают включаться и вести эту гонку, переживать за «успеваемость», считая ее основой хорошей оценки. Школьнику может передаться такое отношение родителей и закрепиться в сознании, а в результате — его индивидуальное отношение к освоению конкретного предмета или определенной сферы в жизни будет восприниматься им как «неправильное» и тормозить процесс получения знаний.

Конечно, все вышеперечисленные факторы редко проявляются ярко в одном человеке. Чаще всего на жизнь и характер школьника, включающий и индивидуальные особенности, и наработанные качества, накладываются также внешние по отношению к ребенку обстоятельства. В этой связи родителям иногда бывает непросто понять свое чадо, про которое они вроде бы все знали, а оно внезапно (для них) изменило свое поведение.

Что делать родителям

Первым делом каждому родителю, искренне переживающему за развитие своего ребенка, следует постараться внимательно разобраться в происходящем и в причинах сложившейся ситуации. Очень важно это сделать вместе с ребенком, но без какого-либо давления. Он должен быть заинтересованным участником, понимающим и принимающим искреннюю заботу родителя, чего, конечно же, достичь непросто. Родителям нужно постараться объективно взглянуть на ситуацию. Они должны понимать разницу между оценкой и знанием, иметь полное представление об одноклассниках и учителях в школе, уметь объективно смотреть на свою роль в воспитании. Действительное понимание каждого отрицательного фактора и всей ситуации в целом можно назвать половиной успеха в ее решении.

Кроме устранения отрицательных факторов, можно порекомендовать активные действия в позитивном ключе. Одним таким «волшебным ключиком», с помощью которого можно преобразить ребенка, является формирование в нем психологии успеха. Причем этот успех должен быть связан в первую очередь с радостью от процесса и достижения результата, и только во вторую — от оценки или награды, что никогда не должно быть самоцелью. И здесь важно то, верит ли в себя ребенок. Все малыши изначально верят в себя и свои возможности, именно благодаря этому им удается познавать мир, начиная это познание с первого шага. Более того, они каждый день преодолевают границу знакомого, переходя в зону неизвестного, что требует внутренней храбрости и обязательной уверенности в поддержке со стороны близких людей.

Практическим примером может быть следующая ситуация. У каждого школьника наверняка есть любимый предмет или сфера деятельности, которая ему интересна. Поощряя и развивая этот интерес, необходимо мотивировать ребенка выходить за границы предпочитаемого, показывая связи с другими сторонами жизни. Так, нелюбимый многими мальчишками русский язык, на самом деле очень логичен! Он красиво и строго отражает окружающую жизнь, каждую ее мелочь. Или например, такой вроде бы гуманитарный предмет, как география, имеет множество связей с любым техническим направлением. Таким образом каждый школьный предмет можно привязать к гармоничной системе реальности и найти нужные переходы в другие дисциплины. Найти эти мостики — интересная и трудная задача для учителя и для родителей.

Что не надо делать родителям

Естественно, что без самодисциплины и трудолюбия ребенку не обойтись. И здесь родителям очень важно не перейти грань, когда они, вместо того чтобы помогать в развитии способностей к обучению, жалеют своих детей или хотят быстро решить проблему с плохими оценками и начинают, к примеру, делать за них домашние задания. Обратной стороной медали является излишняя нагрузка, когда ежедневно на детей валятся всевозможные кружки и дополнительные курсы. Важно знать меру, которая всегда индивидуальна.

Мотивация является определяющим фактором в развитии каждого человека, и ребенка тем более. Но важно, чтобы дети эту мотивацию развивали внутри, а не снаружи. Поощрения в виде карманных денег, похода в кино или игры на приставке могут быть уместны, но только в некоторых случаях, и они не должны быть главным мотивирующим фактором. Внутренняя же радость от успеха, удовлетворенность от принесенной хорошим людям пользы и желание продолжить деятельность — вот лучшая мотивация для всех этапов жизни.

Метки:Поведение, Школа

5 причин, по которым дети не хотят учиться

Как помочь детям вернуть интерес к учебе? Рассказывает профессор психологии, коуч-консультант и автор книги «Отстаньте от ребенка! Простые правила мудрых родителей» Марина Мелия.

Ребенок слишком загружен

Современные дети, особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, загружены настолько, что у них абсолютно не остается свободного времени. Ребенок весь день чем-то занят: он ходит в сад или в школу, дополнительно изучает языки, занимается теннисом, гимнастикой, музыкой и так далее. Уроки он делает поздно вечером, уже плохо соображая и совершенно без желания.

Дети так сильно устают, что у них в принципе пропадает какая-либо мотивация к обучению, и они ищут любую возможность увильнуть от занятий. Особенно это проявляется в подростковом возрасте, когда они начинают понимать, что родителей можно не слушаться, и за это ничего не будет. Дошкольники и младшие школьники еще как-то пыхтят, стараются вынести сверхнагрузку, а потом в какой-то момент просто срываются и уже больше ничего не хотят, да и не делают.
Если у ребенка нет свободного времени, он не сможет побыть самим собой, осознать свое «я», что-то придумать или помечтать, лежа на диване. А в итоге он не станет креативным и самостоятельным человеком — он будет просто следовать по графику, составленному другими.Что делать родителям. В первую очередь, нужно снизить нагрузку, чтобы у ребенка появилось свободное время. Для дошкольника важно, чтобы ежедневно у него было три личных часа. Если ребенок ходит в сад, а потом на занятия, то все равно вечером у него должны быть эти часы отдыха. Для младшего школьника это минимум два часа свободного времени в день. Понятно, что эти цифры для ориентира, но к ним нужно стремиться.
Пусть ребенок в это время рисует, играет с кошкой, наряжается в мамино платье, лечит плюшевых зверей или просто наблюдает за полетом мухи. А иногда можно и на телефоне немного поиграть. Это тоже не страшно — гораздо страшнее, если у ребенка вообще нет свободного времени.
Также нужно посмотреть, есть ли перерывы между дополнительными занятиями: не получается ли так, что ребенок галопом несется из одного кружка в другой, а потом сразу в третий. Если занятия идут одно за другим, то придется их немного «проредить» — детство должно быть детством, а не бесконечной гонкой. И не стоит ждать результатов сразу. Ребенок отдохнет, восстановится, и тогда, скорее всего, у него вновь появится желание учиться и развиваться.

Ребенок запустил предмет

Следующая причина, по которой дети часто не хотят и даже не могут учиться, — это незнание. Это скорее характерно для детей старшего возраста, когда в школе начинаются более сложные предметы. Дети запускают математику, физику или химию, они уже фактически не понимают, что происходит на уроке и как надо делать домашнее задание.
Ребенок просто не знает, как подступиться к этому предмету, и тогда он перестает даже пытаться. Он может делать вид, что занимается, а на самом деле он будет смотреть в окно, тайком играть на телефоне и всячески саботировать работу и в классе, и дома.Что делать родителям. Надо четко понять, что ребенок сам не справится. И все эти «Давай учись», «Ты что, не понимаешь? Тебе экзамен сдавать» — совершенно бесполезны. Когда ребенок ничего не знает, никакие нравоучения и назидания не помогут.

Здесь надо идти, как я говорю, по «методике швейцарского сыра». Выделим ключевые моменты: например, подумаем, что конкретно нужно подтянуть в том предмете, по которому он «плавает».Если нам самим это сложно, можно на некоторое время нанять репетитора.
Как только ребенок начинает хоть что-то понимать, интерес, как правило, возвращается. Здесь очень важны позитивные эмоции, вера в свои силы, радость от первых, пусть и небольших, побед. Когда ребенок осваивает один предмет, можно переходить к следующему. Если подойти к вопросу грамотно и ответственно, то через полгода мы не узнаем своего «лентяя».

Плохой контакт с учителем

Учитель, который не входит в контакт, не любит ученика, — довольно массовая причина отсутствия мотивации к учебе. Это чаще всего особенность младшей школы, где критически важна личность учителя и контакт с ним.
Недавно одна мама мне рассказывала о том, как ее вызвали в школу, и учительница пожаловалась: «Я просто не могу работать с вашим ребенком, у меня язва открывается, когда я его вижу». А что, собственно, он делал? Он ниточки какие-то драл и наматывал на палец, а ее это так раздражало, что она уже не могла слушать его ответы. Может ли ребенок в такой ситуации хотеть учиться? Очевидно, нет.Что делать родителям. Нужно глобально быть на стороне ребенка, неважно — восемь лет ему или семнадцать. Ни в коем случае нельзя ставить его между молотом и наковальней: нападает учитель, а с другой стороны нападаем мы. В этом случае мы просто потеряем контакт с ребенком и тогда уже помочь ему будет трудно.
Если ситуация не сильно запущена, можно попытаться восстановить отношения, наладить общение с учителем, что-то объяснить ему, поговорить с ним. Но если мы видим, что это тщетно, значит, надо менять класс или школу. Не надо этого бояться — на кону образование ребенка и его самооценка.
Важно не просто защищать ребенка, а выяснить, что на самом деле происходит: понять конкретные причины неприязни, показать, почему учитель так реагирует на него.

Травля в классе

Если в классе плохая атмосфера, ребенка дразнят и обижают, то никакой учебы там, конечно, не будет. Причем плохие отношения со сверстниками могут возникнуть в любом возрасте. Частые признаки неблагополучия при этом — неожиданное заикание, нервные тики, нежелание идти в школу, плохой сон и так далее. Дети не всегда открыто говорят о своих проблемах, поэтому родителям нужно быть внимательными и чуткими.
Если же ребенок приходит с синяками, вдруг начинает слишком часто якобы терять свои вещи или у него пропадают деньги на обед, то, скорее всего, он столкнулся с настоящим буллингом, то есть травлей. В этом случае надо действовать незамедлительно.
Что делать родителям. Если мы заметили тревожные признаки, то сначала расспросим ребенка — возможно, он сам все расскажет. А потом нужно действовать активно, но аккуратно: нельзя сводить счеты с обидчиками, но нужно привлечь к ситуации максимальное внимание взрослых – поговорить с учителями, директором, завучем, родительским комитетом.
И параллельно нужно проводить работу с ребенком, рассказывать, как себя вести в этой неприятной ситуации, ссылаясь на свой опыт. Все мы бывали во всех трех ролях — агрессор, жертва и наблюдатель. Наш опыт поможет сыну или дочери справиться с ситуацией, переосмыслить ее. Ребенок не должен чувствовать, что он всегда жертва. Здесь самое важное — родительская работа и понимание того, что реально происходит в классе.
Если все методы не работают и ребенка продолжают травить, вы всегда можете его перевести в другой класс или школу. Иногда — это единственный способ сохранить психику и вернуть мотивацию к учебе.

Другие интересы

Возможно, ребенок потерял интерес к учебе, потому что все его мысли занимают другие вещи. У него вроде бы и сил полно, и учителя к нему прекрасно относятся, и с одноклассниками нет проблем — и вдруг все изменилось, ему уже ничего не надо. Например, подростковая влюбленность: ребенку ни до чего, он будет целыми днями сидеть и думать про эту девочку или мальчика. Или вдруг увлекается каким-нибудь экстремальным спортом, и все время занят этим.
Что делать родителям. В данном случае возможны разные варианты. Иногда достаточно просто переждать, и все проходит само собой. Но, к сожалению, так бывает не всегда.
Если увлечение серьезное, то можно попытаться найти точки пересечения личных интересов ребенка и учебы.Это могут быть совместные занятия с объектом подростковой влюбленности. Или если ребенок увлечен каким-то видом спорта, то можно ему показать книги по физике, которые объясняют законы движения, а книги по истории этого спорта вполне могут пересекаться с курсом общей истории.

Оценки — не главное

На самом деле причин, по которым дети не хотят учиться, гораздо больше — ровно столько, сколько и самих детей. Какие-то больше характерны для дошкольников и младших школьников, какие-то — для детей постарше. Но каждая из них может «выстрелить» в любом возрасте.
Важный момент: если ребенок справляется со сложными математическими задачами, говорит на трех языках, но не умеет управлять своими эмоциями или решать конфликты с одноклассниками, то ничего из вышеперечисленного не будет иметь значение для его успеха в жизни.Учеба — это важно, но эмоциональная устойчивость, самоконтроль, социальный интеллект, умение разговаривать с разными людьми — намного существеннее.
Часто разгильдяи-троечники в итоге добиваются большего успеха, чем примерные отличники. Если троечник не сделал домашнее задание, то он будет думать, как ему выкрутиться, у кого списать, как поговорить с учителем — а это все довольно ценные навыки. Если же родители во всем помогают: клеят гербарий, готовят слайды для доклада, собирают портфель, — хорошие оценки, которые ученик набирает, ничего ему не дадут для реальной жизни.
Безусловно, натаскать на пятерку проще. А развитие социальных и эмоциональных навыков требует большего терпения от родителей, большего спокойствия, включения в жизнь ребенка. Поэтому плохие оценки — это некие знаки неблагополучия, а вот что за ними стоит, надо разбираться.

О том, как быть, если школьник отстает от учебной программы, и что это может значить, рассказывает нейропсихолог международной школы Wunderpark International School Анастасия Алексеева.

Из-за чего возникают сложности с учебой

С точки зрения нейропсихологии, проблемы с учебой можно глобально поделить на две большие группы: «Не хочу» и «Не могу».

«Не хочу»

К первой относятся мотивационные трудности, когда в целом ребенок в состоянии выполнить работу, но в некоторых случаях предпочитает этого не делать. Данная проблема может быть связана с множеством причин: несформированной учебной мотивацией, эмоциональными переживаниями, отношением к учителю или к классу и т.п.

Чтобы грамотно помочь школьнику в такой ситуации, нужно обратиться к психологу – он определит, в чем состоит трудность, выработает систему работы с ребенком, проконсультирует родителей и учителей.

«Не могу»

Ко второй группе относятся сложности обучения, связанные с тем, что ученик не может справиться с отдельными заданиями, предметами или учебной программой в принципе.

Примеры трудностей обучения, которые становятся видны дома и на уроках:

  • с трудом может усидеть на стуле, вращается, вскакивает;
  • отвлекается на уроке, не может сосредоточиться на словах учителя;
  • пропускает буквы на письме или слепляет их;
  • пропускает заглавные буквы и точки;
  • трудности мелкой моторики, небрежный и крупный почерк, даже когда ребенок очень старается;
  • трудности выполнения рисунков и конструкций по образцу;
  • трудности счета и решения текстовых задач;
  • трудности чтения – медленный темп, послоговое чтение, пропуск букв, слов и строк.

В этом случае совершенно точно не помогут ни замечания, ни упреки, ни наказания: они только навредят, добавив эмоциональных проблем у ребенка.

Трудности обучения хоть и не являются заболеванием или серьезным отклонением, но связаны с развитием мозга и с его гармоничным функционированием, поэтому приуменьшать их важность не стоит. Естественно, в домашних условиях можно применять элементы двигательной, сенсомоторной терапии и сенсорной интеграции: различные виды ползаний, лазаний, балансирований, игр с мячом, конструирования. То есть, в целом больше двигаться и играть в дошкольном возрасте, придерживаться распорядка дня, общаться со сверстниками и родными.

Можно ориентироваться на игры из серии «Банда умников», «Бондибон». Использовать рабочие тетради Т.В. Ахутиной, Г.М. Зегебарт, А.В. Сунцовой и С.В. Курдюковой, тетради из серии «Найди и покажи».

Чем обусловлены систематические ошибки у ребенка

Когда родители и учителя отмечают у ребенка систематические ошибки – в письме, счете, чтении, рисовании и даже в движениях и поведении (неуклюжесть, излишняя суетливость и подвижность или, наоборот, медлительность, утомляемость), то стоит обратиться к специалисту. За этими ошибками чаще всего скрываются особенности развития высших психических функций: регуляции, памяти, внимания, логического мышления, пространственной ориентации. Они проходят определенные этапы формирования, но не всегда этот процесс протекает гармонично – отчасти, из-за биологических причин, но есть также психологические и социальные факторы.

Под биологическими причинами подразумевается влияние наследственности и генетики, над которыми мы не властны: например, ребенок может сталкиваться с трудностями, характерными и для его родителей. Психологические факторы связаны, в первую очередь, с периодами развития и созревания ребенка. Бывает, что он частично или полностью пропускает некоторые ключевые виды деятельности – например, мало двигается, конструирует, рисует, играет сам и с другими детьми. Или в его развитии делается упор на формирование каких-то определенных функций, в то время как остальные остаются в тени. Социальные аспекты связаны с особенностями воспитания: например, ребенок получает мало внимания от родителей, не сталкивается с ограничениями и правилами, воспитывается изолированно от других детей.

В современном мире, где дети стали меньше двигаться, конструировать, где снизился интерес к простым ролевым и дворовым подвижным играм, трудности обучения становятся все более распространенными. Нейропсихолог, применяя специальные диагностические материалы, поможет определить, что мешает ребенку успешно учиться, и предложит комплекс мер для решения проблемы.

Детский нейропсихолог занимается развитием высших функций мозга (память, внимание, мышление, регуляторные функции, способность следовать инструкции), которые лежат в основе обучения ребенка. Чтобы малыш без трудностей писал, считал, читать, изучал иностранные языки, мог сидеть на месте в течение урока и слушать учителя, воспринимал информацию, важно контролировать развитие этих функций.

В случае выявления трудностей врач дает рекомендации, которые помогут их скорректировать, а также проводит коррекционно-развивающие занятия, адаптированные под каждого ребенка и состоящие из двигательных методик, развивающих игр, упражнений из специализированных рабочих тетрадей.

Понимание основ развития ребенка и его мозга с точки зрения нейропсихологии позволяет вовремя выявить трудности и не дать им преобразоваться в сложные комплексы нарушений, выражающихся в поведенческих и личностных проблемах, а также в межличностных отношениях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *