Питание по библии

Питание по библии

Чем люди должны питаться согласно Библии

  1. Бытие 1:29 «И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу».
  2. Как Господь относиться к тем кто убивает животных:
    Исаии 66:3 «(Беззаконник же,) заколающий вола — то же, что убивающий человека; приносящий агнца в жертву — то же, что задушающий пса; приносящий семидал — то же, что приносящий свиную кровь; воскуряющий фимиам (в память) — то же, что молящийся идолу; и как они избрали собственные свои пути, и душа их находит удовольствие в мерзостях их — 4 так и Я употреблю их обольщение и наведу на них ужасное для них: потому что Я звал, и не было отвечающего, говорил, и они не слушали, а делали злое в очах Моих и избирали то, что неугодно Мне.»
  3. От Матфея 3:4 «Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих; а пищею его были акриды и дикий мёд».
    К сожалению, современные христиане считают, что акриды – это саранча. Но это не так. Высоконравственный человек, каким был Иоанн Креститель, никогда не нарушал естественных заповедей – таких, как «не убий», «не сотвори другому то, чего себе не желаешь». И если обратиться к первоисточникам, то легко обнаруживается подмена. В греческом языке слова «саранча» и «лепёшки» имеют схожее звучание: «акриды» – саранча; «еккриды» – лепёшки, которые приготавливались на меду и масле.
  4. Первые христиане относились к убойной пище крайне отрицательно: «…я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с такими даже и не есть вместе” 1 Кор. 5.11. В отличие от современных христиан, которые, стараясь оправдать свою кровожадность, поясняют текстом Библии, что «человекохищник – это клеветник, скотоложник» (1 Тим. 1.10), истинные христиане говорят: «Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои» (Деян. 11.8) , «…не буду есть мяса вовек…» (Кор. 8.13), ибо «…хищники – Царства Божия не наследуют» (Кор. 6.10) и «…кровожадного и коварного гнушается Господь» (Пс. 5.7).
  5. Христианский Господь говорит: «Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов?» (Пс. 49.131); «Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота; и крови тельцов, и агнцев, и козлов не хочу. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло. Научитесь делать добро» (Исайи. 1.11, 15, 162). Если христианский Господь считает злом убиение животных для жертвоприношения, то неужели он будет считать добром убийство животных ради чревоугодия?

А вот Моисей, получив инструкции от прилетавшей НЛО (на горе Синай) интерпретирует уже законы так (вторая речь Моисея):

Второзаконие 14:3-20 «Не ешь никакой мерзости. Вот скот, который вам можно есть: волы, овцы, козы, олень и серна, и буйвол, и лань, и зубр, и орикс, и камелопард. Всякий скот, у которого раздвоены копыта и на обоих копытах глубокий разрез, и который скот жует жвачку, тот ешьте; только сих не ешьте из жующих жвачку и имеющих раздвоенные копыта с глубоким разрезом: верблюда, зайца и тушканчика, потому что, хотя они жуют жвачку, но копыта у них не раздвоены: нечисты они для вас; и свиньи, потому что копыта у нее раздвоены, но не жует жвачки: нечиста она для вас; не ешьте мяса их, и к трупам их не прикасайтесь.

Из всех животных, которые в воде, ешьте всех, у которых есть перья и чешуя; а всех тех, у которых нет перьев и чешуи, не ешьте: нечисто это для вас Всякую птицу чистую ешьте; но сих не должно вам есть из них: орла, грифа и морского орла, и коршуна, и сокола, и кречета с породою их, и всякого ворона с породою его, и страуса, и совы, и чайки, и ястреба с породою его, и филина, и ибиса, и лебедя, и пеликана, и сипа, и рыболова, и цапли, и зуя с породою его, и удода, и нетопыря. Все крылатые пресмыкающиеся нечисты для вас, не ешьте (их). Всякую птицу чистую ешьте.»

Ну и их стиле с чужеземцами, т.е. с нами:

Второзаконие 14:21 «Не ешьте никакой мертвечины; иноземцу, который случится в жилищах твоих, отдай ее, он пусть ест ее, или продай ему, ибо ты народ святой у Господа Бога твоего. Не вари козленка в молоке матери его.»

В апокрифе Евангелие от Марии Магдалины (3.4-8) Иисус Христос говорит: «Вначале Лукавый изменил старое писание, написав: «Змий искусил Еву яблоком». Я же говорю вам: «Нет, Бог дал Еве яблоко, чтобы она имела вечную жизнь!». Сатана зачеркнул слова и скрыл, что Змий дал ей мясо животного. И вспыхнуло в Еве зло, и возлегши, она похотствовала с Дьяволом. И зачала Ева от Дьявола и родила в своём сердце смертный грех – родила стыд Божественного.»

Из книги «Кощуны финиста»

Руническая мастерская. Посмотреть весь каталог

Христианская диета

Николай Честнов

(«шуточно-серьёзные» рифмы)
Среди диет умнее нету,
Чем христианская диета.
Бог инструкцию оставил
В постах к здоровью, там свод правил.
Все циклы очищенья тела
В ней предусмотрены для дела,
Чтобы здоровеньким
до старости творить,
Всегда быть новеньким
и долго-долго жить.
А в современном мире
возможности другие:
И бытие в квартире,
и кошельки тугие.
Динамику очистки
можно изменить,
Чтобы быть плечистым
и подольше жить.
И первый шаг диеты –
голодная еда.
Всю зелень без котлеты,
без масла, молока.
Зелень свежу больше ту,
чтобы чистить поры
По каналам, где еду
тормозят заторы.
То жиры накоксовались
от мясной еды,
А клетки так истосковались,
по белкам живым…
Мясо мясу не дает
пробираться к цели,
Значит, следует вперед
чистить эти щели.
Масло с зеленью впусти
очередным этапом,
Чтобы вывести куски
грязи, кокса с ядом.
А вот третьим то этапом
надо пользу запускать,
Витамины с минералом,
они не будут засорять.
Рыбку свежу не забудь,
и икорку пропусти,
Всю полезную еду
с моря и реки.
Вот и очередь дошла
мясоедом чуть побыть,
Норма тоже здесь нужна –
не переборщить.
А то поры так забьются
от коксующих жиров,
Что так сразу не пробьются…
Долго чистить будь готов.
Средь этапов шаг очистки
чаще может быть включён,
Если тело как сосиска,
если сильно удручён.
В баньку лучше бы сходить
приоткрыть все поры,
Чистке путь освободить,
увеличить скорость.
Эффективность чтоб была
в жизненном продлении –
Режим питания всегда
сочетать с движением.
По возможности очистку
ускорять массажем,
В мясоедовый этап –
подкачаться, скажем.
Бегом легкие развить,
чтобы масса кислорода
Не давала бы коптить,
жир сжигала, углеводы.
Надо циклы соблюдать
умного питания,
Не бояться, раскрывать
секреты мироздания.
август 2012

© Copyright: Николай Честнов, 2012
Свидетельство о публикации №112080703158

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Николай Честнов

Рецензии

Написать рецензию

Прежде чем лезть на ГС надобно научиться грамотно писать стихи, а не выставлять всякую хрень.
Олег Боголюбов 08.02.2013 09:23 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Я много видел настоящей «хрени», на которые написаны кучи хвалебных рецензий. Поэтому на любые рецензии реагирую спокойно. Это всего лишь Ваше мнение. А если обвиняете в безграмотности, то будьте добры, конкретнее и с примерами.
Николай Честнов 10.02.2013 15:11 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Николай Честнов

Поиск Лекций

Пищевые обряды и традиции в православии. Пища и питание в праздники и посты.

Праздники в православии занимают важное место, их общее количество превышает число дней в году. Поэтому на многие дни приходится по нескольку праздничных событий, связанных с именем Иисуса Христа, Богородицы, святых или чудотворных икон.

Важнейшим праздником в православии является Светлое Воскресение Христово – Святая Пасха. Далее идут 12 Великих, так называемых двунадесятых праздников: Рождество Христово; Сретение Господне; Крещение Господне (Богоявление); Преображение Господне; Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье); Вознесение Господне; Сошествие Святого Духа на апостолов (Пятидесятница), или день Святой Троицы; Воздвижение креста Господня; Рождество Пресвятой Богородицы; Введение во храм Пресвятой Богородицы; Благовещение Пресвятой Богородицы; Успение Пресвятой Богородицы.

Из этих праздников девять имеют постоянные даты, а три – переходные, выпадающие каждый год на разные числа в зависимости от дня празднования Пасхи, не имеющей закрепленной даты в церковном календаре.

Так, Вербное воскресенье отмечается в последнее воскресенье перед Пасхой, а Вознесение Господне и Святая Троица – соответственно в 40-й и 50-й день после Пасхи.

За двунадесятыми праздниками по своей значимости следуют 5 Великих праздников: Обрезание Господне; Рождество Иоанна Предтечи (Крестителя); Усекновение главы Иоанна Предтечи; Святых первоверховных апостолов Петра и Павла; Покров Пресвятой Богородицы (является Великим праздником только в Русской православной церкви).

Многочисленны праздники, посвященные святым. Особенно почитаются в православии Николай Чудотворец (2 праздника в году – Никола вешний и Никола зимний), Илья Пророк (Ильин день), Георгий Победоносец (Егорьев день) и др.

Особо выделяются престольные праздники, посвященные событиям священной истории, святым и чудотворным иконам, в честь которых воздвигнут храм или его престол – особый стол у алтаря. Возле престола проводятся богослужения. В храме может быть несколько престолов в отдельных приделах, освященных в честь разных событий или святых, но весь храм называется по центральному престолу. Придел – это особая пристройка в храме со своим престолом и алтарем.

Приделы имеют свои престольные праздники, которых в одном храме может быть несколько: от любого из общецерковных (Благовещение, Успение Богородицы и т. д.) до праздников в честь святого, объявленного покровителем общины верующих этого храма. Престольные праздники популярны среди жителей данной местности. На Руси эти праздники вошли в быт народа с XIII в., когда Русь была раздроблена на множество княжеств, каждое из которых стремилось обрести своего святого покровителя. Одни святые почитаются лишь в отдельных местностях, другим поклоняются повсеместно, и в их честь воздвигнуты сотни храмов и престолов.

Степень значимости того или иного праздника не находится в прямой зависимости от его места в церковной «табели о рангах». Такие праздники, как Николин день и Ильин день или Спасы, почитаются верующими несравненно больше, чем, например, Обрезание Господне, установленный в память совершения иудейского обряда обрезания у младенца Иисуса. Обряд этот не был воспринят христианами. А потому и праздник остался чужд им. Широко отмечались, особенно в селах, престольные праздники. Обычно они праздновались по нескольку дней кряду, сопровождались застольем с обильной едой и выпивкой.

Еженедельный христианский праздник – воскресенье. Первоначально христиане, как и иудеи, праздновали субботу – последний день недели. По Ветхому Завету, это соответствовало четвертой заповеди Закона Божьего: «Помни день субботний… шесть дней работай и делай, в продолжении их, все дела твои, а день седьмой – день покоя посвящай Господу Богу твоему».

Суббота – это день после сотворения мира, когда Бог «почил в день седьмой от всех дел своих». По Новому Завету, Иисус Христос воскрес на следующий после субботы день, который христиане назвали воскресением и стали считать праздником. Так произошло одно из размежеваний с иудаизмом.

Пищевые обряды и традиции праздников в православии сформировались за счет предписаний церкви, многовековых, обусловленных житейской практикой, народных обычаев в питании и дохристианских пищевых ритуалов. Православие, перенесенное из Византии в Киевскую Русь, не только видоизменило питание славян, но и впитало в себя некоторые их национальные и ритуальные традиции. Неслучайно, что даже у православных русских и украинцев имеются небольшие, но характерные пищевые различия в Пасху, Рождество и другие праздники. Более того, в разных регионах России и Украины в праздничное питание привнесен и сугубо местный национальный колорит.

Далеко не все религиозные праздники имеют пищевую обрядность. Общим для большинства праздников является просто торжественная трапеза, не имеющая пищевых предписаний и зависящая от достатка и вкусов верующих. Разумеется, праздничная трапеза более обильна и разнообразна сравнительно с обыденным питанием, особенно после многодневных постов. Заметим, что первоначально словом «трапеза» называлось не застолье с угощением, а столик, которым пользовались древние греки. Во время пиршества столик подвигали к ложу типа кушетки и на него выставляли кушанье и напитки. После окончания еды столик задвигали под ложе. Раннехристианские общины устраивали совместный ужин, когда все сидели за одним столом – трапезой. Потом в монастырях стали выделять отдельные помещения или здания для совместного приема пищи – трапезные.

Великий пост составляет сорок дней, так называемую Великую четыредесятницу.

Он является образом сорокадневного поста Иисуса Христа в пустыне. Следующие восемь дней — Лазарева суббота, Вербное воскресенье и шесть дней Страстной седмицы — посвящены воспоминанию Страстей Спасителя и событий, которые им предшествовали.

По церковному уставу запрещается употребление в пищу продуктов животного происхождения — мяса, молока, яиц, рыбы. С понедельника по пятницу, если на эти дни не приходится какой-либо праздник, не употребляется и растительное масло. Рыба разрешается всего два раза: на Благовещение Пресвятой Богородицы (7 апреля) и на Вербное Воскресенье. В Лазареву субботу разрешается икра. В остальные субботы и воскресенья поста, Великий Четверток (Страстной Четверг) и в дни некоторых особо чтимых святых (например, сорока Севастийских мучеников — 22 марта, святителя Григория Двоеслова — 25 марта) разрешается растительное масло. Первый день поста — Чистый понедельник — и предпоследний — Великий Пяток (Страстную Пятницу) — рекомендуется проводить без пищи.

Разумное воздержание полезно. Наоборот, неумеренность — причина болезней. Церковь облегчает тяготы поста для беременных женщин, больных, престарелых, людей, занятых тяжелым трудом. Чтобы пост служил укреплению, мало лишь отказа от «тяжелой» для пищеварения пищи — мяса, жиров. Нужно исключить любые злоупотребления — пряностями, острой, соленой, кислой, сладкой, жареной пищей.

«Истинный пост, — учит святитель Иоанн Златоуст, — есть удаление от зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение похотей, прекращение клеветы, лжи и клятвопреступления. Пост — уничтожение смерти и освобождение от гнева. Пост и тело сохраняет здоровым: не отягощаясь пищей, оно не принимает болезней, но, становясь легким, укрепляется для принятия даров. Постящиеся знают, как пост укрощает пожелания. (…) смягчает нрав, подавляет гнев, сдерживает порывы сердца, бодрит ум, приносит спокойствие душе, облегчает тело, устраняет невоздержание…».

Рекомендуемые страницы:

<<< БИБЛИОТЕКА >>>

Сокровищница духовной мудрости

Пища

…Храни относительно пищи такую меру, чтобы тело имело потребное, и чрез это было способно к отправлению Божией службы (прп. авва Исаия, 59, 25).

***

…Ничего не ешь с услаждением и вожделением, хорошо ли то, или не хорошо (прп. авва Исаия, 59, 25).

***

Горе нам, что мы, употребляя пищу и питие, не предусматриваем, что от излишества их воздвигается в нас брань (прп. авва Исаия, 59, 190).

***

Во всяком же роде снедей надобно предпочитать те, которые легче достать, чтобы, под предлогом воздержания, не хлопотать о яствах более любимых и дорогих, приправляя снеди дорогостоящими сладостями (свт. Василий Великий, 9, 121).

***

Подвижник никак не должен домогаться разнообразия и снедях и, даже под видом воздержания, перемены предлагаемых яств (свт. Василий Великий, 9, 381).

***

Пищу вкушать должно, не выказывая бешеной жадности, но во всем соблюдая твердость, кротость и воздержанность от удовольствий, даже в это самое время имея ум непраздный от мысли о Боге; напротив же того, самое свойство снедей и устройство приемлющего их тела надобно обращать в предлог к славословию Домостроителя вселенной, Которым промышленны различные роды снедей, приспособленные к свойству тел (свт. Василий Великий, 10, 13—14).

***

Лучше есть о Господе и благодарить Господа, нежели не есть и осуждать идущих и благодарящих Господа (прп.Ефрем Сирин, 30, 151—152).

***

Снеди употребляй простые и необильные, чтобы ум твой не огрубел в объядении, пьянстве и печалях житейских (см.: Лк. 21, 34). Ибо одержимые страстью и блуд ставят не в блуд, и прелюбодеяние не в прелюбодеяние, но вес это совершают небоязненно, ничем не отличаясь от свиней в грязи; не памятуют ни о законе, ни о пророках, ни о самом Господе, вочеловечившемся на один образ благочестия, хвалятся они этим, потому что покоряемые владычеству ума, по нерадению и небогобоязненности помрачаются, делая противное (прп. Ефрем Сирин, 30, 443).

***

Не часто ешь, чтобы не омрачить тебе своего ума, и не помногу принимай пищи, чтобы плоть свою не обратить и грязь (прп. Ефрем Сирин, 31, 631).

***

Воздерживайся от желания наслаждаться трапезой, что бы не стать тебе угодником порока (прп. Ефрем Сирин, 31, 632).

***

Кроме нёба во рту разность влагаемого в гортань ничем не различима; потому что естеством одинаково изменяется все в зловоние. Видишь ли конец поваренного искусства? Видишь ли последствие поваренных ухищрений? Проси хлеба для жизненной потребности; в этом природа сделала тебя должником телу. А что сверх этого изобретено изнеженностию роскошных, то из числа привсеянных плевел (свт. Григорий Нисский, 18, 441—442).

***

…Если желательно тебе усладить ощущение гортани, то пусть приправою у тебя будет скудость, пусть не прилагается сытость к сытости, побуждение к принятию пищи не притупляется пьянством, но вкушению оной да предшествует у тебя по заповеди пролитие пота (свт. Григорий Нисский, 18, 445).

***

Рцы, да камение сие хлебы будут (ср.: Мф. 4, 3), — сие и доныне говорит он тем, которые искушаются собственным своим пожеланием, и говоря так, всего чаще взирающих на него убеждает уготовлять себе пищу из камней. Ибо когда пожелание выходит из необходимых пределов потребности; что это иное, как не совет дьявола, запрещающий тогда пищу из семян и вызывающий пожелание неестественного? Из камней едят хлебы предлагающие их от любостяжательности, приготовляющие себе дорогие и пышные трапезы из неправд. У них и приготовление вечери — какое-то торжество, ухищренно устроенное на изумление всем, выходящее за пределы необходимого для жизни. Ибо что общего с естественною потребностию имеет не употребляемое в пищу вещество серебра, выставляемое в тяжеловесных и с трудом переносимых приборах? Что такое ощущение голода? Не желание ли восполнить недостаток в необходимом? Поелику сила утратилась, недостающее снова восполняется приличным прибавлением. Хлеба, или иного чего, годного в снедь, желает естество. А кто вместо хлеба подносит ко рту золото, тот удовлетворяет ли нужде? Посему, когда вместо годного в снедь ищет кто вещества, неупотребляемого в пищу, тогда он прямо заботится о камнях, потому что иного требует естество, а иным занят он. Естество ощущением голода, как бы внятным голосом, едва не говорит, что теперь потребна снедь, потому что должно возвратить снова телу утраченную силу. А ты не слушаешь естества; даешь ему не то, чего просит. Напротив того, заботишься, чтобы на столе у тебя было большее бремя серебра, приискиваешь ковачей этого вещества, любопытствуешь узнать историю чеканимых на веществах изображений, чтобы они в точности передали искусством страсти и нравы, и тебе можно было узнать раздражение воина, когда заносит меч на заклание, и страдание раненого, когда, пораженный смертельно, показывает вид готового заплакать, и рьяность зверолова, и свирепость зверя, и все иное, что с такою изысканностию эти суетные люди искусно изображают на настольных приборах. Естество требует пития; а ты приготовляешь дорогие треножники, лохани, чаши, большие сосуды и тысячи других приборов, не имеющих ничего общего с требуемою нуждою. Ужели в том, что делаешь, не слышишь явно советующего тебе обратить взор на камень? А что, если кто опишет тебе, чем сопровождается эта каменистая пища, эти гнусные зрелища, страстные услаждения слуха, которыми пролагают в себя путь ряду зол приправляющие пищу тем, что разжигает к распутству? Вот совет со противника о пище! Это именно, обращая твой взор к камням, предлагает он тебе вместо законного употребления хлеба! (свт. Григорий Нисский, 19, 407—409).

***

…Приучимся употреблять пищи столько, сколько необходимо только для поддержания жизни, а не для пресыщения и отягощения (свт. Иоанн Златоуст, 44, 791).

***

Не жизнь для пищи, но пища для жизни дарована от начала. А мы, как будто для ядения пришли в мир, так все проживаем на это (свт. Иоанн Златоуст, 44, 791).

***

…Ничто не доставляет такого удовольствия и здоровья, как то, чтобы приниматься за пищу и питье при голоде и жажде, сытость измерять одной нуждою, не переступать ее пределов и не обременять тела сверх его силы (свт. Иоанн Златоуст, 46, 484).

***

…Если некоторые из приходящих сюда <в церковь> чувствуют телесную слабость и не могут оставаться без нищи, таким советую, чтобы они и телесную слабость свою подкрепляли, и не лишали себя этого духовного поучения, а о нем тем более заботились (свт. Иоанн Златоуст, 47, 74).

***

Если употребляем пищу с умеренностью, не будем стыдиться, потому что Господь соединил нас с таким телом, которое не может существовать иначе, как принимая пищу; только пусть не будет неумеренности; это весьма много способствует здоровью и крепости нашего тела (свт. Иоанн Златоуст, 47, 75—76).

***

Не видите ли каждый день, что от роскошных столов и неумеренного насыщения происходят бесчисленные болезни? Откуда болезни в ногах? Откуда болезни головные? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 76).

***

Как тело нуждается в чувственной пище, так и душа требует ежедневного наставления и пищи духовной, дабы, укрепляясь ею, могла противиться восстаниям плоти и вы держивать постоянную брань… (свт. Иоанн Златоуст, 47, 83).

***

Когда велишь подавать на стол, принимайся за пищу г воспоминанием о посте, и никогда не впадешь в невоздержание (свт. Иоанн Златоуст, 47, 778).

***

Стол, начинающийся и оканчивающийся молитвой, ни когда не оскудеет, но обильнее источника принесет нам все блага (свт. Иоанн Златоуст, 47, 798).

***

…Должно и при начале, и при конце (стола) блат дарить Бога, в особенности потому… что, если мы приобретем этот навык, нелегко впадем в пьянство (свт. Иоанн Златоуст, 47, 799).

***

…Мы созданы не для того, чтобы только есть, пить и одеваться, а чтобы избегать порока и держаться добродетели, руководясь божественным любомудрием (свт. Иоанн Златоуст, 49, 448).

***

…Не все то, что принимается в чрево, обращается в пищу, потому что и в самом существе пищи не все питательно, есть в ней часть, поступающая на извержение, а другая на питание. Поэтому, кто, приняв ее в меру, даст ей совершенно перевариться, с тем это и делается, и она достигает своего назначения; все здоровое и полезное занимает свое место, а излишнее и бесполезное отделяется и извергается; если же она принята чрез меру, тогда и то, что в ней есть питательного, становится вредным (свт. Иоанн Златоуст, 52, 160—161).

***

…Лучше умеренная пища, способствующая здоровью, нежели роскошная, причиняющая вред; та питает гораздо больше этой; та — пища, а эта — болезнь (свт. Иоанн Златоуст, 52, 231).

***

Природа знает меру, и то, что превосходит ее, уже не нища, а скорее нечистота и помет. Питай тело, не умерщвляй его. Потому она и называется пищей, чтобы мы питали тело, а не погубляли его (свт. Иоанн Златоуст, 54, 713).

***

…Не по природе своей чисты или нечисты (яства), но по произволению принимающего их (свт. Иоанн Златоуст, 54, 857).

***

Ты хочешь питать тело? Оставь же лишнее, давай ему необходимое… не нагружай его слишком, чтобы не потопить (свт. Иоанн Златоуст, 55, 246).

***

…Принимаемое в потребном количестве служит и к питанию, и к удовольствию, и к здоровью, а излишнее — ко вреду, к неприятностям и болезням (свт. Иоанн Златоуст, 55, 246).

***

Питает нас только то, что принимается в потребном количестве и может перевариться; а лишнее сверх необходимого не только не питает, но еще приносит вред (свт Иоанн Златоуст, 55, 246).

***

Лучше кусочек с солью безмолвия и беззаботности, чем запас драгоценных яств в искушениях и заботах (свт. Иоанн Златоуст, 55, 450—451).

***

Есть по потребности значит, когда кто-нибудь определит себе, сколько принимать пищи в день; и если видит, что это определенное им количество пищи отяготило его, и нужно оное несколько уменьшить, то он и уменьшает его. Или, если оно не отяготило его, но и недостаточно для тела, так что надобно прибавить немного, он прибавляет несколько. И таким образом, хорошо испытав свою потребность, следует потом определенно (мере), и вкушает пищу не для услаждения (вкуса), но желая поддерживать силу своего тела. Однако и то немногое, употребляемое кем-либо в пищу, должно принимать с молитвою и осуждать себя в помысле своем, как недостойного никакой пищи и утешения (прп. авва Дорофей, 29, 172—173).

***

…Множество брашен иссушает источники слез (прп. Иоанн Лествичник, 57, 73).

***

Время веселия и утешение пищею для совершенного есть отложение всякого попечения: для подвижника — время борьбы; а для страстного — праздник праздников и торжество торжеств (прп. Иоанн Лествичник, 57, 108).

***

Приготовление трапезы обнаруживает чревоугодников; а молитвенный подвиг показывает боголюбивых; первые, увидевши трапезу, радуются, а последние — сетуют (прп. Иоанн Лествичник, 57, 139).

***

По естеству желаем мы пищи, но для того, чтобы поддерживать жизнь, а не для сластолюбия (прп. Иоанн Лествичник, 57, 204).

***

Пища создана для двух причин — для питания и врачевания. Посему приемлющие оную не в том намерении, и не как следует <…> осуждаются яко сластолюбцы. И в отношении ко всем вещам неправильное их употребление есть грех (прп. Максим Исповедник, 91, 210—211).

***

Подвизающемуся необходимо знать, когда и какими яствами следует питать тело, как врага, и когда следует утешать его и подкреплять, как друга изнемогшего; чтоб но ошибке не предложить ему дружеского питания, когда оно враг, и вражеского, когда оно друг, и, раздражив его тем и другим, не найти его, во время искушения, на стороне борющих врагов (прп. Илия Екдик, 91, 427).

***

Определи также себе правилом — никогда не наедаться досыта, но есть гораздо меньше потребного, — и выдерживай положенное; равно определи и меру воды для питья, — одну или две чаши, и пей в один определенный час дня (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 215).

***

Однажды старцы пришли в Александрию, куда пригла сил их архиепископ Феофил, чтобы совершить молитву и разрушить храмы языческие. Когда они вкушали пищу за одним столом с архиепископом, подано было телячье мясо; они ели его, не рассуждая. Архиепископ, взяв кусок мяса, подал старцу, возлежащему подле него, говоря: «Этот кусок хорош, кушай, авва». Старцы отвечали: «До сих пор мы думали, что едим овощи, если же это мясо, то мяса не можем есть» — и не стали есть предложенной им пищи (106, 498).

***

При императоре Феодосии Младшем близ Царьграда поселился монах, вышедший из пустыни Египетской. Однажды Феодосий, проходя мимо его хижины, вздумал зайти и толкнул дверь. Инок отворил и, не зная, кто его гость, принял императора за простого воина. Сотворивши молитву, тот сел и повел беседу с иноком. «Как живут, — спросил, — отцы Египетские?» «Слава Богу, — отвечал старец, — просят о всеобщем спасении». Затем в свою очередь спросил: «Не хочешь ли есть что-нибудь?» «Хочу», — был ответ. Инок поставил хлеб, масло, соль и воду. Гость пил и ел. После трапезы он сказал старцу: «Знаешь ли, кто я?» «Бог тебя знает», — отвечал монах. «Я Феодосий, царь». Инок поклонился ему.

Тот продолжал: «О, как блаженны вы, иноки, свободные от суеты мирской! Вот я рожден от царя, но, поверь мне, во всю жизнь мою не вкушал я пищи с таким наслаждением, с каким сегодня вкусил у тебя». — «А знаешь ли, отчего это?», — «Отчего?» — «Оттого, что мы, монахи, с молитвой и благословением приготовляем пищу, потому сладким делается и худое брашно; у вас же много труда несут, изготовляя ее, но благословения не испрашивают, и вкусная пища становится невкусною».

Свидание окончилось, но после оного царь стал оказывать старцу особое уважение. Последний же, не терпя славы человеческой, вскоре снова удалился в Египет (112, 294).

***

Рассказывали об одном старце Фиваидском, авве Антиане: в юности своей он много подвизался, но в старости ослабел и ослеп. По причине его болезни братия много доставляли ему утешения и даже клали ему в рот пищу. Однажды спросили они авву Аио: «Что будет за это многое утешение?» Он отвечал им: «Уверяю вас, если сердце его желает сего утешения и охотно принимает, то, если он съест и один финик, Бог уменьшает за оный награду за труд его. Если же сердце его не желает утешения и он неохотно принимает его, то Бог сохраняет труд его целым, потому что его принуждают против воли. А братия получат награду» (97, 49).

***

Был некто великий старец прозорливый, и случилось ему вкушать со многими братиями, и, когда они ели, старец, сидя за трапезой, молился духом и увидел, что одни едят мед, другие хлеб, а иные сено. Удивился он и просил Бога: «Господи! Открой мне сие таинство, как одна и та же пища, всем предложенная на трапезе для вкушения, представляется так разнообразной и одни едят мед, другие хлеб, а иные сено?» И пришел голос свыше, говоря: «Вкушающие мед — те, которые со страхом, и трепетом, и духовной радостью сидят за трапезой и непрерывно молятся, и молитва их, как фимиам, восходит к Богу, потому они и вкушают мед. А вкушающие хлеб — те, которые благо дарят за дарованное от Бога. Ядущие же сено — те, которые ропщут и говорят: «Это хорошо, а это худо». Не должно так рассуждать, а паче славословить Бога и песнопения воссылать Всевышнему, чтоб и в нас исполнилось сказанное: «Аще ясте, аще пиете или иное что творите, вся во славу Божию творити» (98, 415—416).

***

Некоторые отцы спросили авву Мегефия: «Если останется кашица к другому дню, то присоветуешь ли братии есть ее?» Старец отвечал: «Если она испортится, нехорошо принуждать братию есть ее с вредом для своего здоровья. Ее должно бросить. Если же она хороша, то нехорошо бросать ее из одной прихоти и варить другую» (97, 172).

***

Авва Пиор ел на ходу. Кто-то спросил его: «Для чего ты так ешь? Авва отвечал: «Я не хочу заниматься пищей, как делом; потому ем между делом». Еще кто-то спросил его о том же. Старец отвечал: «Так делаю для того, чтобы, когда ем я, душа моя не чувствовала телесного удовольствия» (97, 231).

***

Один брат пришел к авве Силуану в гору Синайскую. Увидев, что братия работают, он сказал старцу: «Старайтесь не о нище тленной (Ин. 6, 21); Мария же благую часть избрала» (ср.: Лк. 10, 42). Старец сказал своему ученику: «Захария! Подай брату книгу и отведи его в пустую келью». Когда наступил девятый час, брат прислушивался у двери, не посылают ли звать его к трапезе. Но как никто его не звал, он сам, встав, пошел к старцу и говорит ему: «Авва! Неужели братия сегодня не ели?» «Ели», — отвечал старец. «Почему же не позвали меня?» — опять спросил брат. «Потому, — отвечал старец, — что ты человек духовный и не имеешь нужду в такой пище; а мы, как плотские, хотим есть и потому работаем. Ты избрал благую часть, читая целый день, и не хочешь вкушать плотской пищи». Брат, выслушав это, поклонился старцу и сказал: «Прости меня, авва!» Тогда старец ему говорит: «Так и Мария имеет нужду в Марфе, ибо и Мария похваляется из-за Марфы» (97, 260—261).

***

Говорил авва Иоанн: «Скитские отцы вкушали хлеб с солью и говорили: «Не должно нам обременять себя хлебом с солью». Потому они и были сильны в деле Божием» (97, 106).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *